УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


МВД и ОКЖ

 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


Рейтинг SIMPLETOP.NET


Яндекс.Метрика




Рассказов В.Л. Уголовный сыск на Кубани: вторая половина XIX в. - 1917 г. (историко-правовое исследование).

Дис. ... кандидата юридических наук: 12.00.01 / Саратовская государственная юридическая академия.- Саратов, 2016

 

Введение
Глава I. Становление и развитие сыскной полиции в Российской империи
Глава II. Полиция Кубани в борьбе с преступностью
§ 1. Организация деятельности полиции по борьбе с уголовной преступностью (вторая половина XIX в. - 1908 г.)
§ 2. Осуществление правовых и административно-полицейских мер по борьбе с преступностью в условиях обострения криминогенной обстановки (на примере Армавира)
Глава III. Организационно-правовые основы функционирования сыскной полиции Кубани (1908-1917 гг.)
§ 1. Правовые основы организации и деятельности сыскной полиции
§ 2. Екатеринодарское сыскное отделение: структура, функции и формы деятельности
Заключение
Список использованных источников и литературы

 

Введение

 

Актуальность темы исследования. В настоящее время органы криминальной полиции Министерства внутренних дел Российской Федерации, занимая доминирующее место в системе правоохранительного ведомства, функционируют в условиях довольно сложной оперативной обстановки, обусловленной ростом преступности, миграционными процессами, социальноэкономическими факторами. Для достижения стабилизации положения, реального прогресса в сфере борьбы с преступностью и взятия ситуации под контроль, необходимо дальнейшее совершенствование оперативно-розыскной деятельности, поиски новых путей повышения эффективности использования ее непроцессуальных форм и негласных методов, разработка и внедрение новейших методик регистрации преступников на основе достижений фундаментальной и прикладной науки, оптимизация структуры и кадрового состава субъектов оперативно-розыскной деятельности, в первую очередь МВД, включая и профессиональную подготовку сотрудников уголовного розыска, корректура основ взаимодействия с другими правоохранительными органами и спецслужбами России, а также иностранными коллегами в системе международного партнерства.
Успешное разрешение этих задач предполагает, в том числе, и кропотливый анализ исторического опыта организационно-правовых основ деятельности сыскной полиции Российской империи в целом и их специфики в некоторых регионах, с исторически сложившимися геополитическими, социально-экономическими и этническими особенностями в частности. Изучение практики функционирования сыскной полиции в «казачьих» регионах, к каковым относится и Кубань, имеет сегодня не только теоретическую, но и практическую значимость в свете привлечения администрацией Краснодарского края к участию в охране общественного порядка, профилактике и пресечению преступлений особо на то уполномоченных подразделений Кубанского казачьего войска. -3-

В этой связи, обращение к истории организационно-правового строительства органов уголовного сыска в России и их особенностям на Кубани, изучение и объективная оценка их деятельности приобретает особую актуальность, научную и общественную значимость.
Хронологические рамки исследования определены периодом с 1866 по 1917 гг. Выбор начальной даты исследования связан с учреждением Петербургской сыскной полиции как первого специализированного органа уголовного сыска. Конечная дата явилась моментом крушения монархии в России и расформированием уголовно-сыскных структур «старого» режима.
Объектом исследования является государственная политика в сфере уголовного сыска в Российской империи.
Предмет исследования составляют органы полиции Кубани, занимающиеся уголовным сыском и соответствующая нормативная база, регламентирующая структуру и деятельность органов сыскной полиции по предотвращению, пресечению и раскрытию уголовных преступлений, процесс их формирования, становления и развития.
Методологической основой исследования являются различные методы изучения государственно-правовых явлений и процессов. В диссертации используется принцип историзма, предусматривающий логически последовательный и всесторонний анализ исторических событий в их взаимосвязи и взаимообусловленности. Комплекс методов научных познаний, используемых в диссертации, включает: диалектический, системный, статистический, логический и формально-юридический. Помимо этого, автор привержен принципу объективности, избавленного от идеологических догм и конъюнктуры.
Источниковую базу исследования составили опубликованные и неопубликованные источники. Среди открытых публикаций следует выделить, прежде всего, корпус правовых документов: Полное собрание законов Российской империи, Собрание узаконений и распоряжений Правительства, положения, инструкции, правила, отчеты и другие внутриведомственные -4- документы, а также опубликованные в дореволюционное и постсоветское время, материалы, систематизированные в специальных тематических сборниках1. Нельзя обойти вниманием статистические сборники и такие источники, как еженедельник «Вестник полиции», а также газеты«Кубанский край», «Кубанский курьер», «Кубанские областные ведомости». Определенный интерес представляют мемуары, записки современников, в первую очередь тех, чья служебная деятельность была связана со структурами сыскной полиции.
Основу неопубликованной источниковой базы составили архивные материалы фондов Государственного архива Российской Федерации(Ф. 102. «Департамент полиции Министерства внутренних дел. 1880-1917»; Ф. 117. «Русский народный союз имени Михаила Архангела. 1908-1917»), Российского государственного исторического архива (Ф. 1276. «Совет Министров. 1905-1917»), Государственного архива Краснодарского края (Ф. 249.«Канцелярия наказного атамана Кубанского казачьего войска (бывшая канцелярия кошевых и войсковых атаманов Черноморского казачьего войска). 1783 - 1870»; Ф. 318. «1-е и 2-е казачьи отделения Кубанского казачьего войска. 1820-1917»; Ф. 449. «Кубанское областное правление. 1870-1917»; Ф. 454. «Канцелярия начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска. 18701917»; Ф. 468. «Канцелярия Черноморского губернатора. 1896-1917»; Ф. 583. «Кубанское областное жандармское управление. 1880-1917»; Ф. 584. «Канцелярия помощника начальника Кубанского областного жандармского управления. 1881-1917»; Ф. 585.«Екатеринодарское отделение жандармскополицейского управления Владикавказской железной дороги. 1904-1917»; Ф. 586.«Екатеринодарский охранный пункт. 1907-1914»; Ф. 723.«Пристав Таманского полуострова. 1872-1887»; Ф. Р-1547. «Коллекция документальных материалов по истории Кубани, собранная П.В. Мироновым»; Ф. Р-1700. «Управление по делам архивов Краснодарского края и ГУКК -5- «Государственный архив Краснодарского края») и Новороссийского филиала Государственного архива Краснодарского края (Ф. 2.«Новороссийская городская управа. 1893-1920»).
Цель исследования состоят в том, чтобы на основе изучения нормативных актов, архивных материалов и документов, теоретических подходов и выводов историко-правовой науки проанализировать процесс становления и развития уголовного сыска на Кубани, рассмотреть организационно-правовые основы деятельности сыскной полиции по предотвращению, пресечению и раскрытию уголовных преступлений.
Сформированная цель может быть конкретизирована и реализована в следующих задачах:
1) осуществить анализ общего состояния системы уголовного сыска в Российской Империи, исследовать общие вопросы формирования и функционирования органов сыскной полиции в исследуемый период;
2) рассмотреть процесс организации деятельности полиции Кубани по борьбе с уголовной преступностью;
3) выявить особенности осуществления правовых и административно-полицейских мер по борьбе с преступностью в условиях обострения криминогенной обстановки на примере Армавира;
4) проанализировать предпосылки для создания в Кубанской области сыскной полиции, ее финансовое и кадровое обеспечение;
5) рассмотреть особенности оперативно-розыскной деятельности Екатеринодарского сыскного отделения и его взаимодействия с административно-полицейскими органами на местах в сфере уголовного розыска;
6) выявить роль администраций Кубанской области и Кавказского наместничества по оптимизации борьбы с преступностью и раскрытию преступлений.
Степень научной разработанности проблемы. Историко-правовая и историческая науки уделяли определенное внимание проблемам уголовного -6- сыска России. Помимо корпуса нормативных актов и архивных фондов, информация о них содержится в различного рода открытых источниках, которые условно можно разделить на дореволюционный, советский и постсоветский периоды.
В дореволюционной историографии специальных исследований, посвященных историко-правовому анализу органов уголовного сыска, нами не выявлено, поскольку общегосударственная система органов сыскной полиции была сформирована только в 1908 г. В этой связи отдельные аспекты сыскной деятельности были отражены в различного рода служебных сборниках и справочниках, предназначенных для чинов полиции2,и в работах, в контексте исследований по истории полиции России второй половиныХ1Х -началаХХвв.3 В ряде публикаций, связанных с анализом эффективности судебно-полицейских реформ 1860-х гг., раскрывались вопросы о месте и роли пореформенных органов уголовного сыска4.
Особо следует выделить мемуары видных руководителей сыскной полиции: Петербурга - И.Д. Путилина5, Москвы - А.Ф. Кошко6, Харькова и Одессы - В.В. фон Ланге7. Небезынтересны и воспоминания чинов полицейского и судебного ведомств, в которых содержатся сведения об уголовном сыске второй половины XIX века8. Заметим, что в Советском Союзе -7- указанные мемуары сыщиков не издавались; только в новейшей истории России и Украины им была возвращена вторая жизнь, и они неоднократно переиздавались9.
Советский период историографии сыскной полиции крайне беден: вплоть до 1960-х годов труды по данной проблематике отсутствовали. Новый подход к освещению истории полиции и структур, ее составляющих, происходит в1960-1980-х годах, когда впервые публикуются труды по истории государственных учреждений дореволюционной России, включая общую полицию, в которых затрагиваются отдельные стороны становления и развития уголовного сыска10. Однако крайне незначительное количество привлеченных архивных источников и ранее опубликованных нормативно-правовых материалов, с использованием, главным образом, основных законов и подзаконных актов, регулирующих организацию и деятельность сыскной полиции, приводило к недостаточному объему и узости содержания работ. Так, в работе Д.И. Шинджикашвили, состоящей из пяти глав и с «говорящим» за себя названием, только одна глава непосредственно посвящена истории органов уголовного сыска11. Аналогичный подход прослеживается и в работе И.Ф. Крылова и А.И. -8- Быстрова, где лишь в одном параграфе раскрывается история российской сыскной полиции XIX-начала ХХ веков12.
Следует подчеркнуть, что фактически во всей советской историографии сыскная полиция, ровно как и все государственные институты самодержавной России в целом, рассматривалась с крайне негативной стороны, с акцентом на ее «классовый, антинародный характер» и «реакционную сущность», в рамках установленных идеологических догм, что, в конечном счете, выразилось в утрате объективности и искажении истины13.
Постсоветский период историографии характеризуется практически полным отказом от жестко установленных идеологических установок, что позитивно повлекло за собой как новый вектор в развитии исторической и историко-правовой наук в целом, так и объективное освещение рассматриваемой проблемы в частности. В этот период публикуются работы, в которых хотя и фрагментарно, но затрагиваются проблемы сыскной полиции России в историческом и историко-правовом аспектах, с учетом нового концептуального подхода14. В сфере исследования деятельности органов уголовного сыска значительный вклад был привнесен Р.С. Мулукаевым, в работах которого на новом уровне был исследован институт уголовного сыска с момента его возникновения до упразднения в 1917 г. и рассмотрены организационно-правовые основы деятельности органов уголовного сыска в контексте функционирования и реформирования общей полиции15. Дальнейшее развитие эта проблема получила в работе В.И. Власова и Н.Ф. Гончарова, -9- которые расширили круг использованных источников и разнообразили ее вновь установленными фактами из области использования оперативно-розыскных методик из арсенала сыскной полиции16. Такую же оценку вполне заслуживает и исследование В.И. Елинского17.
В постсоветский период впервые в историографии появляются публикации, посвященные деятельности руководителей сыскной полиции России - И.Д. Путилина18, А.Ф. Кошко19, В.В. фон Ланге20, а также В.Г. Филиппова и А.А. Кирпичникова21, возглавлявших Петроградское сыскное отделение.
Представляет интерес и три сборника «Полиция Российской империи», «Русская полиция» и «Полиция России», посвященные 175-летию И.Д. Путилина и 140-летию учреждения сыскной полиции Петербурга, в которые вошли воспоминания, документы и статьи по истории Петербургской и российской полиции, в том числе и сыскной, второй половины XIX - начала ХХ веков, ранее опубликованные в различных дореволюционных -10- периодических изданиях, включая официальный еженедельник МВД «Вестник полиции»22.
Небезынтересны и работы в историко-публицистическом жанре, основанные на архивных материалах, и освещающие, главным образом, уголовный сыск Петербурга и Москвы23.
Современный этап постсоветского периода историографии знаменуется появлением достаточно разноплановых направлений в исследованиях деятельности сыскной полиции. Так, например, ряд авторов анализируют источники по истории создания и функционирования полиции, в том числе и сыскной: С.Н. Токарева классифицирует и характеризует различные группы источников - от фондов ГАРФ до региональных госархивов Центрального Черноземья24, а М.В. Тушемилов раскрывает структуру и деятельность полиции на основе нормативно-правовых актов, опубликованных в ПСЗРИ25. Другие авторы рассматривают историю уголовного сыска России в целом26.Третьи -дают анализ организационно-правовым основам деятельности сыскной полиции27. -11-

Помимо общих вопросов, затрагивались и более узкие темы: проблемы подготовки полицейских кадров28, финансирования сыскной полиции и использование секретной агентуры29, применения полицейской фотографии при регистрации и розыске преступников30; взаимодействия сыскных отделений с другими правоохранительными органами31, нарушения законности при исполнении функциональных обязанностей32. -12-
Отдельно выделим публикации, рассматривающие деятельность сыскных отделений: Петербургского33, Московского34, Киевского35, Владимирского36, Пензенского37, Псковского38, Самарского39, Тамбовского40, Уфимского41, органов уголовного сыска, дислоцировавшихся на Урале и в Сибири42, а также на Дальнем Востоке43.
Из последних значительных работ особо отметим монографии Т.Л. Матиенко «Российский сыск в IX - первой половине XIX века. Генезис и становление» (М., 2010), А.Ю. Шаламова «Российский «фараон»: Сыскная полиция Российской империи во второй половине XIX - начале ХХ в.» (М., 2013) и Р.С. Мулукаева, А.В. Борисова и А.Я. Малыгина «Полиция Российской империи» (М., 2013). Первый из авторов - Т.Л. Матиенко - обозревает особенности развития и методы уголовно-сыскной деятельности в IX - первой половине XIX вв. На основе анализа широкого круга нормативно-правовых актов, архивных материалов и других источников она рассматривает природу и -12- сущность сыска как вида правоохранительной деятельности, выявляет организационно-правовые принципы розыскной деятельности в различных исторических условиях. В свою очередь, А.Ю. Шаламов привлекает ранее неизвестные архивные материалы, на основе которых анализирует отдельные аспекты повседневной деятельности чинов сыскной полиции второй половины XIX - начала ХХ веков. Наконец, Р.С. Мулукаев, А.В. Борисов и А.Я. Малыгин обобщают имеющиеся научные достижения в изучении истории полиции, в том числе сыскной, в дореволюционной России, а также проводят анализ реформы полицейских учреждений, определяют роль и место полиции в государственном механизме, выявляют ее функции и организационно-правовые основы деятельности.
Проблемам деятельности сыскной полиции России посвящено достаточное количество диссертационных исследований как историков, так и юристов. Условно их можно разделить на две группы: 1) общий анализ деятельности органов уголовного сыска в России, основные этапы их становления и пределы компетенции, и 2) проблемы функционирования сыскных отделений в столице, крупных городах России, а также на региональном уровне.
К первой группе можно отнести диссертации Р.В. Нарбутова, О.Я Лядова, Ю.А. Ершова, В.В. Гибова, Т.Л. Матиенко, Д.С. Рыжова, Е.Г. Юдина, Ю.А. Реента, Е.А. Ивановой44.
Ко второй группе - А.В. Кокшарова, Г.Г. Небратенко, А.М. Назаренко, Ю.Б. Сысуева, М.В. Макаричева, А.А. Сысоева, Ю.Н. Москвитина, Д.В. -13- Захватова, Е.П. Сичинского, С.И. Калашниковой, С.В. Коротковой, А.С. Гусенкова, А.А. Помигалова, В.И. Гурьева, С.А. Гомоновой45.
Вместе с тем, проблемы сыскной полиции исследователи, за редким исключением, рассматривают достаточно узко, с незначительным или фрагментарным использованием архивных сведений и пренебрегая полицейскими статистическими материалами в опубликованных источниках второй половины XIX - начала ХХ вв.
Нелишне отметить и тот факт, что до настоящего времени фактически не исследована деятельность сыскной полиции на Кубани, с учетом административно-территориальной специфики этого казачьего региона. Если в диссертациях А.В. Тарасова и А.В. Карякина сыскная полиция эпизодически затрагивается в контексте взаимодействия с органами предварительного следствия и прокуратуры46, то в исследованиях В.А. Карлебы и А.Б. Канцева сыскная полиция Кубани едва упоминается47. Крайне ограниченные сведения о Екатеринодарском сыскном отделении содержатся в юбилейном издании, посвященном 200-летию МВД России «Очерки истории органов внутренних -15- дел Кубани (1793-1917 гг.)» (Краснодар, 2002) и статье В.Н. Ратушняка48. Все это явно недостаточно для комплексного исследования функционирования одной из ведущих служб по борьбе с уголовной преступностью в Кубанской области.
Научная новизна исследования и основные положения, выносимые на защиту. Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые в историко-правовой науке предпринята попытка комплексного исследования уголовного сыска на Кубани во второй половине XIX - начале ХХ вв., который ранее в таких историко-временных рамках не исследовался.
На основании выполненных соискателем исследований:
- с новых позиций рассмотрен процесс организационно-правового строительства и модернизации сыскной олиции в Российской Империи, ее компетенция, формы деятельности;
- по-новому исследованы общие вопросы формирования и функционирования органов полиции Кубани, выявлена особенность их служебной деятельности по борьбе с преступностью, показана специфика борьбы с преступностью в некоторых районах области.
Впервые автором:
- определена специфика для создания в Кубанской области сыскной полиции, охарактеризовано ее финансовое и кадровое обеспечение;
- охарактеризована практическая деятельность Екатеринодарского сыскного отделения и его взаимодействие с административно-полицейскими органами на местах в сфере уголовного розыска;
- раскрыт механизм реализации правотворческих, исполнительно-распорядительных функций администраций Кубанской области и Кавказского наместничества по оптимизации борьбы с преступностью и раскрытию преступлений. -16-
В результате исследования разработаны основные положения, которые выносятся автором на защиту:
1. Во второй половине XIX - начале ХХ вв. уголовный сыск в России осуществлялся территориальными органами общей полиции, за исключением Петербурга и Москвы, а также ряда крупнейших губернских городов, в которых были учреждены специализированные подразделения сыскной полиции. Исходя из источников финансирования (государственного и местного) они подразделялись на постоянные штатные и временные (или «внештатные») подразделения. С принятием закона «Об организации сыскной части» от 6 июля 1908 г. и последовавшей в его развитие «Инструкции чинам сыскных отделений» от 10 августа 1910 г., уголовный сыск выделяется из функций полиции и сосредоточивается в специально на то уполномоченных сыскных отделениях при полициях 89-ти губернских и иных городов, имевших стратегическое значение в связи с их геополитической дислокацией. Таким образом, в Российской Империи в начале XX века была создана нормативная база деятельности сыскных отделений. Соответствующие органы на Кубани вносили свою лепту в ее имплементацию применительно к региональным особенностям. Руководство Кубанской области было прекрасно осведомлено о прохождении через Государственную Думу проекта закона «Об организации сыскной части», с причислением штатного Екатеринодарского СО к 3-му разряду. Поэтому, после принятия закона и вступления его в силу, процесс учреждения СО в Екатеринодаре прошел гладко и быстро, в отличие от других городов, где они были сформированы только спустя 4-5 месяцев после вступления закона в силу.
2. В процессе становления и развития уголовного сыска в Кубанской области выделяются три этапа: 1) вторая половина XIX в. - 1908 г. На этом этапе полиция в городах и отделах (уездах) осуществляла розыск преступников и раскрытие преступлений наряду с иными, достаточно многообразными функциями; 2) 1908 - 1914 гг. С учреждением Екатеринорского сыскного отделения вырабатываются формы и методы его деятельности, в том числе и за -17-  пределами областного центра; 3) 1914 - 1917 гг. В условиях военного времени и обострения оперативной обстановки происходит совершенствование функционирования сыскного отделения, модернизируется специализация работы сыщиков по видам преступлений, на новый уровень выходит организация агентурной деятельности, штат пополняется за счет прикомандированных к отделению полицейских чинов.
3. В начале ХХ в. на Кубани осложнилась криминогенная обстановка.
Вместе с тем выявились слабые стороны органов охраны общественного порядка: стремительное отставание штатной численности полиции от реалий жизненной необходимости; крайне низкое материальное содержание полицейских, в особенности нижних чинов; их недостаточная профессиональная подготовка; слабое техническое оснащение полиции; недостаточное финансирование уголовного сыска из бюджета местных властей (областной, городских, отдельских, станичных и т.д.) и Департамента полиции МВД.
4. На Кубани в исследуемый период особой спецификой в сфере охраны правопорядка и общественной безопасности отличалось селение Армавир, которое из небольшого аула черкесских горских армян (черкесо-гаев) превратилось в конце XIX начале XX вв. в крупный торгово-промышленный центр. В истории не только Кубани, но и Северного Кавказа, Армавир в это время занимает особое место, играющим важную роль в социально-экономической и культурной жизни региона, представляющим собой феномен геополитических устремлений Российской империи на Кавказе. В условиях существования в Армавире острой проблемы специфических национальных отношений, при том, что он являлся крупным промышленно-экономическим центром и транспортным железнодорожным узлом не только на Кубани, но и в Кавказском наместничестве, этот фактор не мог не сказаться на состоянии оперативной обстановки, особенно обострившейся в период Первой русской революции. В связи с этим заслуживает внимания опыт содержания временного штата Армавирской полиции за счет финансирования сельским обществом и -18- организация сыскной части в период нахождения Кубанской области на военном положении, позволившим достичь стабилизации в борьбе с уголовной преступностью.
5. Екатеринодарское сыскное отделение в сфере оперативно-розыскной деятельности было абсолютно самостоятельным и полицмейстеру не подчинялось, несмотря на то, что состояло при городской полиции областного центра, являясь ее структурным подразделением. С полицией сыскное отделение объединяли общие задачи борьбы с уголовной преступностью. Однако формы и методы реализации задач были различны: у полиции -гласные, процессуальные, у сыскного отделения - негласные, непроцессуальные. Это приводило, на первых порах, к недопониманию и неправильному истолкованию своих функциональных обязанностей руководства полицией, не обладавших специальной уголовно-розыскной подготовкой.
6. При небольшом постоянном штате Екатеринодарское сыскное отделение добилось стабильно положительной динамики в раскрытии преступлений и розыске лиц, их совершивших. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий им использовались процессуальные и не процессуальные формы деятельности, осуществление розыска по зональному и линейному принципам. При совершении особо тяжких преступлений по области, на места командировались сыщики, которые способствовали их раскрытию. Однако они не всегда в полной мере находили взаимопонимание по вопросам взаимодействия в раскрытии преступлений со стороны станичных и сельских административно-полицейских властей.
7. В целях широкомасштабной оптимизации розыска преступников и раскрытия преступлений на всей территории региона, администрация Кубанской области предложила создать Кубанскую областную сыскную полицию, финансируемую из средств Кубанского казачьего войска и предназначенную для обслуживания всех отделов (уездов) области в сфере уголовного сыска. Екатеринодарское сыскное отделение, финансируемое из -19- казны, органично вливалось в структуру областного органа, а его начальник получал статус помощника руководителя сыскной полиции Кубани. Однако инициатива не нашла поддержки у МВД, исповедавшего консерватизм в вопросах структурно-полицейского реформирования.
8. Предпринятые руководством Кубани меры в сфере реорганизации уголовного сыска на ее территории получили поддержку Кавказского наместничества, в военно-административном ведении которого состояла Кубанская область. С начала 1914 г. Кавказская администрация начинает прорабатывать осуществление комплекса реформ, направленных на оптимизацию борьбы с уголовной преступностью и взаимодействия сыскных отделений с общей полицией в губерниях и областях, подведомственных Кавказскому наместничеству, в целях упорядочения уголовного сыска на местах. Однако реформирование института уголовного сыска на Кавказе в силу военного времени затормозилось и не было доведено до своего логического завершения в связи с крахом монархии в России.Теоретическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные выводы и положения, а также архивные материалы, большей частью впервые вводимые в научный оборот, в определенной мере развивают и дополняют раздел историко-правовой науки исследуемого периода.
Практическая значимость диссертации заключается в том, что собранные и проанализированные материалы исследования могут представлять несомненный интерес для сотрудников криминальной полиции МВД РФ и других субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г., в плане совершенствования их нормативно-правовой базы, в том числе внутриведомственной, и практической деятельности, включая специфику форм и методов работы. Помимо этого, материалы исследования могут быть использованы преподавателями и студентами юридических факультетов и вузов при преподавании и изучении -20-
истории государства и права, правоохранительных органов, основ оперативно-розыскной деятельности, уголовного процесса и других дисциплин.
Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в публикациях по теме диссертации и выступлениях диссертанта на научно-практических конференциях.
Структура диссертации определена с учетом характера и специфики темы, а также степени научной разработанности затрагиваемых в ней проблем. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих пять параграфов. заключения, списка использованных источников и литературы. -21-

 

Глава I. Становление и развитие сыскной полиции в Российской империи

 

В различные исторические эпохи охрана общественного порядка и борьба с уголовной преступностью издревле неизменно являлись важнейшими функциями Русского государства. Формы, методы и субъекты противостояния преступности видоизменялись в зависимости от общественно-политического и социально-экономического развития государства, однако, как совершенно справедливо отмечал начальник Главного управления уголовного розыска МВД СССР (1969-1979), генерал-лейтенант милиции, доктор юридических наук, профессор И.И. Карпец, «...сыск, розыск, уголовный розыск, криминальная полиция существовали и будут существовать всегда и во всех системах, и в их работе, методах, приемах было и всегда будет много общего»49. Вместе с тем, как пишут Р.С. Мулукаев, А.В. Борисов и А.Я. Малыгин, «история полиции в отличие от истории армии, флота, государственных учреждений находились на периферии интересов дореволюционной отечественной исторической и историко-правовой науки»50, что не способствовало развитию и распространению положительного практического опыта полицейской деятельности.
На всех этапах исторического развития термин «сыск» и его производные используются в юридическом языке для определения деятельности, направленной на борьбу с преступностью, имеющей организационно-упорядоченную форму, регулируемой и регламентированной нормами права. Совершенно права Т.Л. Матиенко, говоря что «сыск - это исторически обусловленный вид государственной деятельности, направленной на защиту государства, общества и частных лиц от преступных посягательств, имеющей организационно и структурно упорядоченную форму, урегулированной -23- нормами права, реализуемой специальными средствами и методами»51. Видный деятель уголовного сыска Российской империи В.И. Лебедев писал: «...главнейшею мерою уголовного сыска является умелое систематическое негласное расследование преступления, ведущее к выяснению его виновников, собиранию данных для их изобличения и, наконец, отыскание, задержание и передача их в руки судебной власти»52. Из этого вытекает, что уголовный сыск - регулируемая нормами права специальная функция соответствующих правоохранительных органов по предупреждению, пресечению и раскрытию преступных посягательств на охраняемые законом интересы государства, общества и физических лиц. Мы сознательно оставили за рамками настоящего исследования проблематику функционирования органов политической полиции, поскольку специализация в сфере борьбы с преступностью посредством уголовного сыска (розыска), осуществлением оперативно-розыскных мероприятий по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений против личности, собственности, общественного порядка и безопасности к их компетенции не относилась.
Термин «сыскная полиция» прочно закрепился в обиходной речи и литературе, начиная со второй половины XIX в., после того, как 31 декабря 1866 г. (12 января 1867 г. по новому стилю) приказом № 266 по Санкт-Петербургской полиции был утвержден штат сыскной части - специализированного подразделения по борьбе с уголовной преступностью. По определению Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, «сыскная полиция - в крупных городах отделение общей полиции для розыска преступников (преимущественно воров и убийц)»53. К функциям сыскной полиции были отнесены: «.1) производство дознаний по требованию судебных властей и административных учреждений, 2) розыск, по сообщениям участковых -24- приставов, о кражах, грабежах и убийствах и 3) исполнение приказаний градоначальника по предупреждению и пресечению преступлений»54.
С момента учреждения полиции в начале XVIII в., уголовно-розыскная деятельность постепенно сосредотачивается в ее руках. Однако вплоть до второй половины XIX в. в структуре полиции отсутствовали специализированные подразделения по розыску преступников. Необходимость создания сыскной полиции возникает в ходе общедемократических преобразований в России в 1860-х годах, в том числе и судебно-полицейской реформы.
Образованию сыскной полиции в Петербурге предшествовала реформа в сфере административно-полицейского управления столицы и губернии. 4 мая 1866 г. по Именному указу императора Александра II должность Петербургского военного генерал-губернатора была упразднена. В указе особо подчеркивалось: «Признав нужным, для предоставления полицейскому управлению в городе Петербурге большей самостоятельности и упрощения нынешнего порядка производства дел этого управления, преобразовать оное на новых основаниях». Все дела военного ведомства были переданы под начало Командующего войсками Петербургского военного округа, общее управление губернией и административная часть городского управления отошло к Петербургскому губернатору, а дела полицейской сферы в столице - в ведение управления Петербургского обер-полицмейстера, «с подчинением его по делам охранения общественной безопасности и общественного порядка III Отделению Собственной [Его Императорского Величества] Канцелярии, а по делам полиции исполнительной - Министерству Внутренних Дел»55. Несомненно, подобное двойное подчинение руководителя столичной полиции двум силовым ведомствам, да и сама реорганизация административно-полицейского управления столицы, были связаны с терактом 4 апреля 1866 г. в отношении Александра II, впрочем, благополучно завершившимся для императора. Однако -25- сам факт покушения на государя показал всю слабость и несостоятельность оперативных позиций, занимаемых всесильным III Отделением - спецслужбой политического розыска, особенно если принимать во внимание тот казус, что злоумышленник Д.В. Каракозов был задержан городовым при попытке скрыться с места совершения преступления56.
Реформирование Петербургской полиции было возложено на столичного обер-полицмейстера (1866-1873) генерал-лейтенанта Ф.Ф. Трепова, о котором А. Иконников-Галицкий писал: «...Трепов - фигура двойственная. Прекрасный организатор, добивавшийся на всех занимаемых им постах высокой эффективности работы подчиненных ему полицейских и жандармских структур, создатель сыскной полиции и охранного отделения, человек безусловно честный, простой и доступный в общении. В то же время грубый солдафон, малообразованный и малограмотный.»57. Именно Ф.Ф. Трепов осуществил «переустройство Санкт-Петербургской полиции» по нескольким направлениям, взяв за основу следующие критерии: 1) более правильное и соразмерное разделение столицы в полицейском отношении; 2) упразднение излишних инстанций и образование новых специальных частей полицейского управления; 3) правильное и точное определение отношений и круга деятельности всех лиц и мест управления; 4) сокращение и упрощение делопроизводства; 5) возможное уменьшение личного состава полиции; 6) предварительная подготовка к полицейской службе и строгая затем разборчивость при определении на должности; 7) обеспечение служащих достаточным содержанием58. Последующие события показали правомерность избранного Ф.Ф. Треповым стратегического курса, в частности, относительно образования службы, специально предназначенной для борьбы с уголовными преступлениями. -26-
Некоторые авторы заблуждаются и относительно даты учреждения столичной сыскной полиции. Так, например, А. Иконников-Галицкий пишет, что «в 1868 году при градоначальнике Петербурга было сформировано Отделение сыскной полиции»59. Ему практически вторит В.М. Курицын: «...в 1868 г. при петербургском градоначальстве создается сыскное отделение как специализированный орган уголовного розыска»60. И.Ф. Крылов и А.И. Бастрыкин заявляют, что сыскная часть при канцелярии Петербургского градоначальника образована в 1873 г., со штатом - начальник, его помощник, 4 чиновника, 20 полицейских надзирателей, сыскной делопроизводитель, его помощник и архивариус61. Полагаем, такие дискуссионные расхождения в выводах исследователей стали возможными или в виду различного истолкования хронологии «первоначального этапа» становления столичной сыскной полиции, который фактически занял почти полгода, или в связи с использованием недостоверных источников.
Между тем, столичная сыскная полиция фактически функционировала еще до ее официальной организации. Об этом свидетельствует документ из фондов Центрального государственного исторического архива Петербурга, который приводит В.Ю. Пиотровский, обнаруживший черновик письма столичного обер-полицмейстера Ф.Ф. Трепова руководителю III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии П.А. Шувалову, написанного в феврале 1867 г. В нем, излагая процедуру раскрытия убийства некого «мещанина Суслова», совершенного 25 января 1867 г. в Петербурге, Ф.Ф. Трепов подчеркивает, что «успех этого дела принадлежит начальнику Сыскной полиции Титулярному Советнику Путилину и действовавшему под руководством его чиновнику для поручений при Сыскной Полиции Коллежскому Регистратору Блоку». Далее Ф.Ф. Трепов «покорнейше просит» -27- П.А. Шувалова «повергнуть на всемилостивейшее Государя Императора воззрение ходатайство» о награждении сыщиков орденами.62 При этом обер-полицмейстер отмечает полный успех «деятельности Сыскной Полиции, начавшей официальное свое существование лишь с 1-го Января сего [1867] года, но занимавшейся уже производством розысков в составе одного начальника и двух чиновников с Октября прошлого [1866] года». Особо Ф.Ф. Трепов выделяет роль руководителя столичного уголовного сыска: «Благодаря редким дарованиям, неутомимому трудолюбию и опытности Начальника Сыскной Полиции Титулярного Советника Путилина, вверенная ему часть преобразованного Полицейского Управления доказала в столь короткое время своего существования всю пользу и необходимость такого учреждения в столице»63.
Следует сказать, что овеянная легендами незаурядная личность Ивана Дмитриевича Путилина, руководившего сыскной полицией Петербурга с первого дня образования в 1866 и по 1889 гг. (с перерывом в 1875-1878 и 18811883 гг. по болезни) и вышедшего в отставку в чине действительного тайного советника, что соответствует армейскому званию полного генерала по «Табели о рангах»64, и сегодня привлекает внимание многих исследователей65. Видный русский юрист А.Ф. Кони вспоминал: «По природе своей Путилин был чрезвычайно даровит и как бы создан для своей должности. Необыкновенно тонкое внимание и чрезвычайная наблюдательность... соединялись в нем со спокойной сдержанностью, большим юмором и своеобразным лукавым добродушием. .К этому присоединялись крайняя находчивость в -28- затруднительных случаях»66. По свидетельству А.Я. Гуркина, «еще при жизни И.Д. Путилина сравнивали с великими литературными сыщиками Леккоком, Пинкертоном, Шерлоком Холмсом. Переодевшись и загримировавшись, он проникал в преступную среду, в которой завел многочисленных осведомителей»67. После выхода в отставку, И.Д. Путилин писал мемуары, опубликованные лишь после его смерти68.
Обосновывая образование сыскной полиции в Петербурге, Ф.Ф. Трепов писал: «Существенный пробел в учреждении столичной полиции до 1866 года составляло отсутствие особой части с специальной целью производства исследований для раскрытия преступлений и изыскания общих мер к предупреждению и пресечению преступлений. Обязанности эти лежали на чинах наружной полиции, которая, неся на себе всю тяжесть полицейской службы, не имела ни средств, ни возможности действовать с успехом в указанном отношении. Для устранения этого недостатка и учреждена Сыскная полиция»69. В задачи сыскного ведомства И.Д. Путилина, помимо «обнаружения преступлений в связи с предупреждением и пресечением их», входили: «справочная часть о лицах, задерживаемых участковою полициею за безписьменность или по обвинению в каких-либо преступлениях»; «высылка из столицы лиц предосудительного поведений»; «вообще сыскная  деятельность»70.
В первый же год функционирования сыскной полиции (1867), как следует из Всеподданнейшего отчета, «из 719 розысков с успехом закончено 319». В контексте задач, поставленных перед сыскной полицией, под «розыском» понимался комплекс оперативно-розыскных мероприятий, направленных, кроме обнаружения похищенного имущества, на выявление, установление и -29- задержание следующих категорий лиц: совершивших преступление; скрывающихся от исполнения обязательств или от последствий решения судебной власти, либо административных органов; совершивших побег или пропавших без вести; проживающих без соответствующих, либо с фальшивыми документами или под вымышленными фамилиями; незаконно проживающих в Петербурге евреев; владельцев изъятых у преступников или найденных вещей; родителей подкинутых младенцев или заблудившихся детей. В процессе «розысков» были раскрыты преступления: убийств - 6, грабежей - 4, краж - 72, контрабанда - 2. За совершение преступлений были задержаны: убийцы и их «подельники» - 15, воры - 95, фальшивомонетчики - 18, совершившие другие преступления - 206, беглые арестанты - 13, бродяги - 682. Предотвращено: убийств - 2, краж - 10. Помимо этого, осуществлялись дознания о причинах самоубийств и скоропостижных смертей; собиралась информация о лицах, занимающихся незаконными промыслами, шулерством, мошенничеством, а также ведущих «предосудительный» или «подозрительный» образ жизни; принимались меры к предупреждению преступлений, посредством наблюдения за лицами, освобожденными из мест заключения по отбытии срока наказания, а также надзоре за местами сбора «людей сомнительной честности» и в общественных местах71. Учитывая штатную численность личного состава сыскной полиции Петербурга и фактор начального периода становления вновь созданной службы, а также количество населения Петербурга - более полумиллиона человек72, можно признать ее деятельность вполне успешной (44% раскрытых «розысков». - авт.). Однако, еще в 1903 г. чиновник особых поручений при столичном градоначальнике И.П. Высоцкий достаточно критично оценивал роль сыскной полиции в борьбе с уголовной преступностью в Петербурге: «В виду своего ограниченного состава чины Сыскной полиции не могли быть прикреплены к известному району и приурочены к участкам, где они  могли бы действовать совместно с чинами наружной полиции, -30- сосредоточение же всего личного состава в центральном Управлении не отвечало нуждам такого обширного города, как Петербург, и создало таким образом формальные, чисто канцелярские отношения чинов Сыскной полиции к своим обязанностям... Исключением были лишь некоторые случаи более важных преступлений, как например убийства и другие из ряда выходящие происшествия, когда чины Сыскной полиции, по сообщению наружной полиции или по требованию судебных властей, являлись на место преступления»73.
В 1867 г. при сыскной полиции создается специальное фотоателье, -«фотография», в котором осуществлялось фотографирование наиболее опасных преступников. Известно, что в 1868 г. было сфотографировано 564 человека74. По мнению Н.А. Крыловой, оно было создано на базе бывшей «фотографии» городской полиции при Тюремном замке, существовавшей с 1864 г.
В соответствии с Именным указом «О преобразовании Петербургского столичного управления» от 17 июля 1871 г., Петербург «в пределах городской черты» был выведен из состава губернии, с образованием в нем «особого градоначальства». Главой столичной полиции становится градоначальник, должности обер-полицмейстера и его помощника упразднялись, министру внутренних дел совместно с шефом жандармов предписывалось предоставить градоначальнику «инструкцию по делам об охране общественной безопасности и общественного порядка в столице»75. 20 марта 1873 г., в контексте административно-полицейских реформ в столице, было Высочайше утверждено «Положение о Петербургском Градоначальстве», включая штаты «состоящих при оном отдельных частей полицейского управления». Градоначальник получил право непосредственного доклада императору «как о наиболее важных преступлениях в столице, так равно о главнейших предметах полицейского управления в оной». При этом, он подчинялся министру внутренних дел и -31- шефу жандармов «по принадлежности предметов полицейского управления»76. Между тем, штаты сыскной полиции, а также расходы на канцелярские нужды и «по полицейским розыскам» остались прежними77. Не мудрено, что должность градоначальника автоматически занял бывший обер-полицмейстер Ф.Ф. Трепов, остававшийся на своем посту вплоть до 1878 г., когда его тяжело ранила во время приема в градоначальстве небезызвестная Вера Засулич, и он был вынужден завершить свою многолетнюю службу78.
Административно-полицейские реформы в столице не отразились на работе сыскной полиции, которая, по словам вновь назначенного градоначальника, «продолжала свою деятельность с тем же рвением и успехом, о которых мною было засвидетельствовано в прежних Всеподданнейших отчетах»79. Как следует из отчета за истекший 1873 г., было «произведено чинами Сыскной Полиции розысков по особым поручениям - 1851. Из них окончено с успехом - 1050 (раскрываемость 57% - авт.). В том числе открыто: а) убийств - 2; б) краж - 360; в) случаев подделки разного рода документов и денежных бумаг - 3». Помимо этого, было задержано 2 убийц, 352 воров и «лиц с крадеными вещами», 3 «делателей фальшивых документов», 26 дезертиров, 1197 лиц, «укрывающихся без прописки», 486 бродяг, а также 335 «задержано и выслано из столицы по неимению письменных видов». В рассматриваемый период «фотография» сыскной полиции изготовила 7500 фотографических карточек. Помимо этого, сыскная полиция располагала сведениями, аккумулированными в «алфавитной» картотеке: о лицах,
содержащихся в местах заключения; о лицах, разыскиваемых по требованиям присутственных мест и должностных лиц; о лицах подозрительных; о евреях, прибывших в столицу; о выбывших из столицы евреях. Всего 45 тыс. «листков с этими сведениями»80. В сравнении с раскрываемостью шестилетней давности («из 719 розысков с успехом закончено 319»), итоги деятельности сыскной -32- полиции выглядят достаточно убедительными, особенно если принимать во внимание, что количество личного состава оставалось неизменным, а численность населения Петербурга возросла до 700 тыс. человек81.
Статистические данные о работе сыскной полиции за последние три года, предшествовавшие учреждению столичного градоначальства, также свидетельствуют о положительной динамике: в 1870 г. было «произведено розысков» 1420, из них «успешно» - 890 (раскрываемость 63%. - авт.); в 1871 г. - 1120 и 740 (66%); в 1872 г. - 1564 и 980 (63%). Задержано «подозрительных лиц и преступников»: в 1870 г. - 1232; в 1871 г. - 1577; в 1872 г. - 1613. Составлено «листков, со сведениями о подозрительных лицах вообще»: в 1870 г. - 30086; в 1871 г. - 30000; в 1872 г. - 37000. «Снято фотографических карточек с преступников»: в 1870 г. - 6084; в 1871 г. - 6112; в 1872 г. - 823082. Следует обратить внимание на последние цифры: они не должны вводить в заблуждение - безусловно, здесь речь идет не о количестве сфотографированных преступников, а о количестве изготовленных фотографий.
В течение десяти лет с момента учреждения столичной сыскной полиции возросло не только количество уголовных преступлений, но и численность населения Петербурга, а штат личного состава ведомства уголовного розыска оставался по-прежнему небольшим и настоятельно нуждался в увеличении. Необходимо было принимать кардинальные меры, направленные на оптимизацию сложившейся ситуации в сфере борьбы с преступностью. Первый шаг в этом направлении был предпринят 30 декабря 1876 г., когда Александр II утвердил мнение Государственного Совета «По проекту штатов Петербургского Градоначальства и Петербургской городской полиции»83. Власти впервые системно озаботились как штатным, так и материальным состоянием столичной сыскной полиции: добавилась должность помощника начальника сыскной полиции, а количество штатных полицейских -33- надзирателей увеличилось до 20-ти. Возросло содержание «чиновникам сыскной полиции» (бывшие «чиновники для поручений») и полицейским надзирателям, а на канцелярские расходы и «полицейский розыск» теперь выделялось по 3800 руб. и 20000 руб. ежегодно. По решению градоначальника в канцелярию, при необходимости, можно было добавить еще двух чиновников84. Помимо этого, к утвержденному штату были прикомандированы на постоянной основе полицейский чиновник, полицейский надзиратель и околоточный надзиратель, а также имелась возможность содержать еще 9 вольнонаемных писцов в канцелярии и 4 сторожей85.
12 августа 1881 г. по указу вступившего на престол императора Александра III «Об упразднении должности Петербургского Градоначальника с возложением тех обязанностей на Обер-Полицеймейстера» было признано необходимым «предоставить Полицейскому Управлению Петербургской столицы большую возможность сосредоточить свою деятельность на охранении общественного спокойствия и порядка». Должность градоначальника была упразднена, а все функции по «административному заведыванию городом» были переданы столичному губернатору. Управление столицей в «полицейском отношении» было возложено на обер-полицмейстера86. Такая «обратная рокировка» фактически никак не отразилась на организационно-правовых аспектах деятельности сыскной полиции.
Конец XIX в. знаменуется привлечением последних научных достижений и разработок, как прикладного инструментария, в сферу борьбы с преступностью, и первым из них стала специальная методика описания признаков внешности человека87. Ее «отцом» стал письмоводитель 1-го отделения полицейской префектуры Парижа (французской уголовной полиции Сюртэ) Альфонс Бертильон, который разработал антропометрический метод измерения и фиксации отдельный частей тела преступника специальными инструментами по 11-ти параметрам, получивший название «бертильонаж». -34-
20 февраля 1883 г. им впервые была установлена личность преступника, доставленного в полицию, который ранее уже совершал преступления, по регистрационной карточке с результатами измерений, находящейся в картотеке А. Бертильона, к тому времени насчитывавшей около 1800 карточек88. Через семь лет французский опыт был адаптирован в России, а точнее - в Петербурге. 1 июня 1890 г., «в видах пресечения рецидивистам возможности скрывать свою прежнюю судимость, а также с целью установления личности бродяг, беспаспортных и всякого рода людей, скрывающих свое действительное звание», при столичной сыскной полиции было учреждено «особое измерительное (антропометрическое) отделение, организованное по системе французского антрополога Бертильона». За 7 месяцев деятельности отделение провело измерение 2375 человек, «из числа которых 8 оказались умышленно сообщившими первоначально ложные данные о своей личности»89. Как отмечалось в еженедельнике «Вестник полиции», в 1915 г. состоялся «25-летний юбилей русской научной полиции», ведущей свой отчет с учреждения в 1890 г. «первой в России станции для антропологического измерения преступников при столичной полиции... под непосредственным руководством специально для этого приглашенного инженер-полковника Н.А. Козлова, автора многих трудов по опытной криминалистике»90.
Не остается без внимания и совершенствование оперативно-розыскной деятельности сыскной полиции. По распоряжению градоначальника (18951904), генерал-майора Н.В. Клейгельса, с 1896 г. внедряется территориальный метод работы, суть которого заключалась в распределении чиновников сыскной полиции по отделениям Петербурга, а полицейских надзирателей - по участкам; каждый из чинов отвечал за приданный им район ответственности. Таким образом, вся столица находилась под контролем и надзором сыскной полиции91. Подобное новшество в организации деятельности сыщиков сразу же принесло свои положительные плоды: в течение 1896 г. «по требованиям -35- судебных властей» и «сообщениям подлежащих участковых приставов» было осуществлено 3244 «розысков»; задержано 5 убийц и 27626 «других преступников, дезертиров, бродяг и укрывавшихся от прописки». Антропометрическое отделение оказало «важные, по обыкновению, услуги»: в период с 1 июня 1890 г. по 1 января 1897 г. оно подвергло измерению 27316 человек, в результате чего было выявлено 89 рецидивистов. Помимо этого, было составлено 11039 «алфавитных листков» и произведено 444 фотографических снимков. По всем другим показателям были также достигнуты высокие результаты92 - лучшие, с момента учреждения столичной сыскной полиции.
В начале ХХ в. деятельность столичной сыскной полиции продолжает совершенствоваться: устанавливаются «постоянные сношения с Сыскными отделениями других городов Империи, а также с полицией иностранных государств» для взаимодействия в сфере борьбы с «гастролерами» как на всероссийском уровне, так и межгосударственном. Такие меры значительно снизили уголовную преступность в столице. Так, в 1901 г. сыскная полиция провела 2943 дознаний и розысков (на 300 меньше, чем пять лет назад. - авт.), задержано 22 убийц и 25648 других преступников. «Фотографией» при сыскной полиции изготовлено 729 снимков; по лицам, представляющим оперативный интерес, составлено и влито в картотеку 15860 «алфавитных листков». В антропометрическом отделении к рассматриваемому времени было оформлено 47437 «измерительных листовок» по столичным жителям и 10453 - по провинциальным93. В следующем, 1902 г. в производстве сыскной полиции было 3094 дознаний и розысков; антропометрическое отделение измерило 4083 лица и обнаружило 117 рецидивистов, к 1 января 1903 г. в его картотеке содержалось 51520 «измерительных листков»94. При этом необходимо иметь в -36- виду регулярный рост населения Петербурга, которое к концу XIX в. составляло около 1 млн. 300 тыс. человек95.
В октябре 1902 г. при сыскной полиции был учрежден «Стол о дворниках и швейцарах», в котором сосредоточилась информация о благонадежности, помимо лиц указанных профессий, также о служащих в питейных заведениях и извозчиках. К началу 1904 г. в алфавитную картотеку было влито около 30 тыс. листков с подробными сведениями о каждом, из названной категории лиц96. Полагаем, подобные меры были предприняты в целях более эффективного привлечения к конфиденциальному сотрудничеству с сыщиками лиц из этих слоев петербургского общества, могущих систематически предоставлять оперативно значимую информацию для использования при раскрытии преступлений.
И без того хорошо отлаженный механизм функционирования столичной сыскной полиции начинает набирать обороты с приходом в феврале 1903 г. на должность начальника Петербургской сыскной полиции (1903-1915) Владимира Григорьевича Филиппова, который перестроил и интенсифицировал работу сыщиков. Главными инновационными формами деятельности сыскной полиции, которые он привнес, являлись: организация систематического контроля за деятельностью каждого чина уголовного сыска; ведение широкомасштабных оперативно-розыскных мероприятий по профилактике преступлений; учреждение в своем ведомстве дежурной части для максимально оперативного реагирования на совершенные преступления; широкое внедрение научных методов уголовного сыска (регистрация преступников, оперативная фотография, фотоэкспертиза)97. По словам Г. Зуева, главный столичный сыщик «особое внимание уделял внедрению в работу уголовного розыска новейших достижений криминалистики. При нем российская сыскная полиция одна из первых в мире стала широко применять дактилоскопию и фотографирование -37- преступников... По его инициативе и при содействии его ближайшего помощника Л.К. Петровского в практику работы полиции были впервые внедрены «летучие отряды»»98.
С 1903 г. активизируется и деятельность городских властей по формированию нового штата столичной сыскной полиции. По проекту градоначальника Н.В. Клейгельса предусматривалось увеличить вдвое полицейских надзирателей - с 50-ти до 100. Помимо этого, предлагалось учредить еще одну должность чиновника сыскной полиции, который бы заведовал арестантской частью. Дело в том, что в течение года через столичную сыскную полицию проходило порядка 30 тыс. арестантов, а все дела по ним находились в ведении помощника начальника сыскной полиции, на которого, помимо этого, возлагались и другие функции: производство дознаний по важнейшим делам, надзор и контроль за деятельностью личного состава сыскной полиции, замещение начальника в его отсутствие и проч. Кроме этого предлагалось ввести штатные должности фотографа и фельдшера, а также увеличить на одну единицу состав канцелярии, разделив обязанности журналиста и архивариуса. Планировалось поднять расходы на розыск с 15 до 30 тыс. руб., а на канцелярские надобности - с 7 до 12 тыс. руб. Увеличение на розыск аргументировалось выездами сыщиков в другие губернии России и за границу по делам, в том числе и общегосударственного значения, а также на создание разветвленной сети секретной агентуры во всех слоях столичного общества, в первую очередь среди прислуги увеселительных заведений, трактиров, ресторанов, гостиниц, постоялых дворов, общественных и частных учреждений и т.п. В число канцелярских расходов предполагалось включить деятельность антропометрического бюро, издержки на фотографию и наем
писцов99.
2 февраля 1904 г. император Николай II утвердил мнение Государственного Совета «Об усилении штата сыскной полиции города С.- -38- Петербурга»: к штату, утвержденному 12 мая 1887 г., были добавлены должности чиновника сыскной полиции, фельдшера и 25 полицейских надзирателей 3-го разряда. Практически всем чинам были повышены оклады содержания, на разъезды полицейским надзирателям ежегодно отпускалось 7000 руб., канцелярские расходы увеличились на 3000 руб. и на наем фотографа - 100 руб. ежегодно100. Как видим, не все важные аспекты реализованного проекта нашли свое окончательное утверждение. По всей видимости, это было связано с началом русско-японской войны 1904-1905 гг., потребовавшей больших финансовых вливаний из государственной казны на военные нужды.
Увеличение штата сыскной полиции, как следует из ежегодного отчета, «дало возможность некоторым образом реорганизовать деятельность сыскной полиции и уже к 1-му июля отчетного года был сформирован в целях принятия более энергичных мер к охранению общественной безопасности и предупреждению преступлений так называемый «Летучий отряд» сыскной полиции из одного чиновника для поручений и 12 постоянных полицейских надзирателей...»101. В задачи вновь образованной структуры входило: 1) «Принимать все зависящие меры к удалению из Петербурга порочного элемента и предупреждению и пресечению преступлений.»; 2) Наблюдать: за злачными местами и «накрывать азартные игры»; «за правильной пропиской и ведением книг в домах, меблированных комнатах и гостиницах»; 3) Пресекать хулиганские проявления; 4) «Вести фотографические альбомы преступников»; 5) «Исполнять поручения по расследованию преступлений». Результатом деятельности Летучего отряда в период с 1 июля по 31 декабря 1904 г. стало задержание 1652 лиц, представлявших оперативных интерес102. Говоря современным языком, Летучий отряд Петербургской сыскной полиции стал своеобразным отрядом быстрого реагирования по предотвращению и раскрытию преступлений. -39-
7 мая 1907 г. градоначальник Петербурга генерал-майор Д.В. Драчевский вошел с ходатайством к министру внутренних дел П.А. Столыпину о переименовании столичной сыскной полиции, подобно аналогичным западноевропейским службам, в «уголовную полицию»103. В качестве аргумента он ссылался на то, что термин «сыск» ассоциировался у обывателей и даже у государственных чиновников с политическим сыском (розыском) -«охранкой». (В скобках заметим, что американский историк Чарльз Рууд и его российский коллега С.А. Степанов, занимавшиеся исследованием органов политического розыска России, отмечают, что под охранкой в то время подразумевалась вся политическая полиция, и предполагают, что слово «охранка» лучше всего характеризовало главную задачу тайной полиции - «охранять, защищать государственный строй»104). Градоначальник обращал внимание министра на два фактора: 1) в годы революционных волнений 1905-1907 гг. общество относилось к охранке достаточно настороженно, если не сказать враждебно, и смена названия должна была способствовать укреплению авторитета учреждения уголовного розыска; 2) в столичную сыскную полицию по ошибке направлялось значительное количество материалов (заявлений, документов и т.п.), касавшихся государственных преступлений и отнесенных законом к компетенции Петербургского охранного отделения, что обременяло сыщиков излишней перепиской. Однако директор Департамента полиции МВД М.И. Трусевич в удовлетворении ходатайства отказал, сославшись на то, что наименование «сыскная полиция» установлено в законодательной форме и «изменение названия не избавит от указанных в ходатайстве затруднений»105.
Отдельно отметим, что 1907 г. стал последним годом, накануне образования общероссийской структуры уголовно-сыскной полиции в соответствии с законом «Об организации сыскной части» от 6 июля 1908 г., и Петербургская сыскная полиция эффективно закончила 1907 г., осуществив 8726 дознаний, причем «все выдающиеся преступления были открыты и -40- преступника задержаны». Неплохо сработал и Летучий отряд, задержавший 2114 человек. Антропометрическое бюро зафиксировало 19418 лиц, сфотографировав 2138106.
Таким образом, за сорок лет своей деятельности столичная сыскная полиция трансформировалась из небольшого по штату подразделения в эффективную специальную полицейскую службу уголовного сыска, оснащенную последними научным разработками и методиками, располагавшую действенной внутриведомственной организацией и достаточным финансированием. Петербургская сыскная полиция стала своеобразным эталоном для учреждения аналогичных служб в других крупных городах Российской империи. Именно по примеру столичной сыскной полиции стали организовываться органы уголовного розыска: в 1874 г. - сыскное отделение Варшавской полиции, в 1880 г. - сыскная часть Киевской городской полиции, в 1881 г. - Московская сыскная полиция, в 1888 г. - Рижское сыскное отделение, в 1898 г. - временное сыскное отделение при канцелярии Одесского полицейского управления, в 1902 г. - сыскное отделение при Харьковской городской полиции, в 1906 г. - Ростово-Нахичеванская и Бакинская сыскные части.
Так, 17 марта 1874 г. Александр II утвердил положение Комитета по делам Царства Польского, рассмотренного по представлению МВД, «О новом штате Варшавской городской полиции», которым преобразовывалось Управление Варшавского обер-полицмейстера и его канцелярия107. В соответствии с новыми штатами при канцелярии учреждалось сыскное отделение в составе: начальник; делопроизводители - 2; помощники - 2; канцелярские чиновники -5. На розыски полагалось 2030 руб. в год. Помимо сыскного отделения к канцелярии обер-полицмейстера были придан адресный стол108. По мнению А.Ю. Шаламова, Варшавское сыскное отделение было создано на базе действовавшего с 1868 г. следственного отделения Варшавской полиции под -41- началом опытного Карла Игнатьевича Витвицкого, который и стал руководить уголовным сыском (1873-1881)109. Подобная метаморфоза достаточно парадоксальна с юридической точки зрения: функции следователей и сыщиков, как представителей полиции, в уголовном процессе существенно различались в соответствии с Уставом уголовного судопроизводства110, Высочайше утвержденным 20 ноября 1864 г. и действовавшим на всей территории Российской империи, в которую входило и Царство Польское. Со временем не мог не возникнуть вопрос об усилении штатов сыскного отделения. 3 июня 1892 г. Александр III утвердил мнение Государственного Совета «О дополнительном штате Варшавской городской полиции»111, которым на содержание полицейских надзирателей сыскного отделения ежегодно отпускалось по 18300 рублей112. Характерно, что количество штатных сыщиков конкретно не указывалось, но если взять за основу денежное содержание за тот же период полицейских надзирателей столичной сыскной полиции, то в указанную сумму вполне укладывалось ежегодное содержание от 20 до 30 полицейских надзирателей в Варшаве.
В марте 1873 г., в порядке эксперимента, была создана Киевская сыскная полиция в самом «ограниченном составе». Отчет о ее работе обнадеживал, однако недостаточное финансирование и дефицит желающих служить в уголовном сыске не давали возможности своевременно раскрывать тяжкие преступления. Уже в следующем году эксперимент свернули113. Вероятно, о нем не позабыли, поскольку по предписанию Киевского губернатора от 14 июня 1880 г. была образована сыскная часть при Киевской городской полиции114. В 1902 г. при ней были учреждены антропометрическое бюро и «фотография», а в январе 1904 г. - дактилоскопическое бюро. Только за первый год своего существования в Киеве было подвергнуто дактилоскопированию -42- 2987 лиц, представлявших оперативный интерес для сыщиков115. К началу ХХ в. личный состав сыскной части состоял из: заведующего; околоточные надзиратели - 2; городовые - 20. Фактически они были откомандированы из общей полиции и занимались деятельностью, не во всем им присущей, в связи с отсутствием профессиональных сыщиков и канцелярских чинов. Так, например, один городовой ведал делопроизводством сыскной полиции, другой заведовал задержанными, третий - справками, четвертый - регистрацией происшествий, пятый - антропометрическим бюро, шестой - фотографией. Еще четверо городовых, совместно с околоточными надзирателями, осуществляли производство дознаний, а остальные десять - проводили оперативно-розыскные мероприятия по предотвращению и раскрытию преступлений. Ежегодно содержание Киевской сыскной части обходилось в 5676 руб., в том числе на канцелярские расходы и розыски116.
Вторая столица - Москва - стала четвертым по хронологии городом Российской империи, где была учреждена сыскная полиция. Однако, еще в 1868 г. Московский обер-полицмейстер, генерал-майор Н.У. Арапов подготовил проект реформирования Московской городской полиции, в котором, по аналогии с Петербургом, предусматривалось учреждение специализированного подразделения уголовного розыска - сыскной полиции117. На деле вышло, что проект более 10 лет «рассматривался», и только 5 мая 1881 г. Александр III утвердил мнение Государственного Совета «О преобразовании Московской городской полиции», которым вводилось в действие «Положение о Московской городской полиции»118. В нем прямо указывалось, что при обер-полицмейстере Москвы, помимо других подразделений (канцелярии, адресного стола, полицейского архива и т.п.), состоит сыскная часть119. В п. 23 Положения особо подчеркивалось, что «начальник сыскной полиции и чиновники, при нем -43- состоящие, находятся в полном распоряжении Обер-Полициймейстера». Штат Московской сыскной полиции составили: начальник; чиновники - 2; полицейские надзиратели - 12; делопроизводитель; помощник его120.
Как указывает известный бытописатель Москвы В.А. Гиляровский, «настоящих сыщиков до 1881 года не было, потому что сыскная полиция как учреждение образовалась только в 1881 году. До тех пор сыщиками считались только два пристава - Замайский и Муравьев, имевшие своих помощников из числа воров, которым мироволили в мелких кражах, а крупные преступления они должны были раскрывать и важных преступников ловить»121. Позднее, в 1882-1886 гг. полковник Константин Гаврилович Муравьев состоял в должности начальника Московской сыскной полиции122. Первым же начальником Московской сыскной полиции 1 июля 1881 г. был назначен Николай Никифорович Струков, начинавший свою карьеру в 1862 г. с должности судебного следователя Малоярославского уезда Калужской губернии. В 1868 г. по собственному прошению он был переведен в Московскую полицию, где с 1870 г. занимал должность частного пристава123.
Особую роль в развитии уголовного сыска Москвы сыграл Аркадий Францевич Кошко, назначенного начальником сыскной полиции (1908-1915). Ранее он занимал посты начальника Рижского сыскного отделения и помощника начальника Петербургской сыскной полиции. В Москве он начал с того, что лично осуществлял набор личного состава в штат. При этом его требованиями были не только «безусловная честность, трезвость, грамотность, способность к розыску, сообразительность, скромность, но и чистота платья, предупредительность и безусловная вежливость в обращении с публикой, недопущение каких-либо физических воздействий по отношению к задержанным, крепость здоровья, ловкость при задержаниях и негласных наблюдениях». На должность своего помощника А.Ф. Кошко взял Пензенского -44- полицмейстера В.Е. Андреева, ранее служившего с ним в Риге124. Характерно, что А.Ф. Кошко лично обучал вновь набранных в штат сыщиков методике и тактике наружного и внутреннего наблюдения. Так, в приказе по сыскной полиции № 3 от 1 марта 1908 г. указывалось: «Замечено, что надзиратели и агенты не имеют никакого понятия о ведении всяких наблюдений, главным образом за лицами, почему предлагаю собраться 2 сего Марта к 11 часам утра всем Г.г. чиновникам, надзирателям и агентам, им будет мною преподано указание как следует вести наблюдение»125.
В основу организации деятельности сыскного отделения А.Ф. Кошко ввел территориальный принцип: к каждому полицейскому участку Москвы был прикреплен полицейский надзиратель, который вел учет совершенных преступлений на «своем» участке и осуществлял оперативно-розыскные мероприятия, направленные на их раскрытие. К нему в помощь прикомандировывались городовые наружной полиции. Вся территория города была разделена на 4 района, по 12 полицейских участков в каждом. Руководить уголовным сыском в каждый район был поставлен чиновник особых поручений сыскной полиции, контролировавший работу надзирателей «своих» участков и непосредственно проводивший оперативно-розыскную работу по наиболее сложным делам. Ежемесячно надзиратели представляли отчетные ведомости о раскрытых и нераскрытых преступлениях, на основании которых чиновник составлял «общую картограмму». Еще один чиновник возглавлял Летучий отряд, состоявший из полицейских надзирателей и городовых, не закрепленных на участках126. Как резюмировал В.И. Гурьев, со временем Московская сыскная полиция превратилась в серьезную структуру: ее сотрудники занимались раскрытием наиболее опасных уголовных преступлений, «применяя новейшие методы криминалистики того времени (антропометрия, дактилоскопия)»127. -45-
За год руководства А.Ф. Кошко сыскной полиции Москвы она стала одной из самых профессиональных учреждений уголовного сыска в России: процент раскрываемости преступлений вырос в 3,5 раза, были полностью ликвидированы организованные воровские сообщества, действовавшие на Московском железнодорожном узле, благодаря системному контролю за подчиненными удалось свести уровень коррупции в уголовном сыске фактически к нулю128.
Необходимо отметить, что А.Ф. Кошко вводил и довольно любопытные, новаторские методы работы. Так, еженедельник «Вестник полиции» анонсировал, что 3 марта 1908 г. «новый начальник Московской сыскной полиции А.Ф. Кошко» в помещении сыскной полиции устраивает организованную выставку «из отобранных у воров и разных подозрительных лиц вещей, собственники которых не обнаружены». Всем обывателям предоставлялась возможность посетить данное мероприятие и тем, «кто признает себя владельцами вещей», необходимо было «представить доказательства на право собственности», после чего вещи были бы возвращены «по принадлежности»129. Забегая вперед, заметим, что в 1913 г. Московская сыскная полиция, во главе с А.Ф. Кошко, была признана лучшей в Европе среди подобных учреждений130. Между тем, некоторые авторы приписывают ему мифические заслуги. Так, В.И. Власов и Н.Ф. Гончаров утверждают, что А.Ф. Кошко впервые в мировой сыскной практике начал применять для идентификации, регистрации и розыска преступников дактилоскопию и антропометрический метод131, что явно не соответствует историческим фактам. Антропометрический метод первым разработал чиновник Парижской уголовной полиции «Сюртэ» Альфонс Бертильон, который 20 февраля 1883 г. впервые установил личность преступника. Что же касается дактилоскопии, то ее ввел в практику сыскной работы генеральный инспектор полиции Бенгалии -46- (провинции Британской Индии) Эдвард Генри 12 июля 1897 г. При помощи дактилоскопии в 1898 г. по всей Бенгалии были идентифицированы 345, а в 1898 г. - 569 преступников, причем две трети из них с помощью «бертильонажа» идентифицировать не удалось132.
Как правильно отмечает Т.Л. Матиенко, «к середине XIX в., а именно к моменту буржуазных реформ 60-х годов, российский сыск приобретает все атрибутивные признаки особого вида правоохранительной деятельности, институализация которого завершается уже в первом десятилетии ХХ в.»133. Отметим, что 12 марта 1908 г. по приказу директора Департамента полиции М.И. Трусевича, в нем был образован «Отдел уголовно-сыскной части», в котором сосредоточивались: «общее наблюдение за деятельностью сыскных отделений в Империи, руководство сформированием новых отделений, снабжение их необходимыми пособиями, сосредоточение регистрации преступности, издание инструкций и циркуляров»134. Учреждение в Департаменте полиции такого структурного подразделения положило начало «упорядочению сыскной части, остававшейся до сего времени без всякого общего руководства и наблюдения, и лишенной какой-либо объединенности»135. По мнению Е.П. Сичинского, руководство Департамента полиции оставило решение вопросов о структуре сыскных отделений и организации их деятельности в компетенции местных руководителей полиции (обер-полицмейстеров и полицмейстеров), что и определило их разнообразие форм функционирования136. Как указывалось в «Вестнике полиции», «почти все западно-европейские государства давно обратили внимание на это дело (уголовный сыск. - авт.) свое внимание и сформировали в среде полиции особые органы, ведающие дело уголовного розыска. Деятельность таких -47- учреждений, существующих в России в очень ограниченном количестве, с несомненностью подтверждает их целесообразность, т.к. по отзыву прокурорского надзора, в городах, где сформированы сыскные отделения, количество необнаруженных преступников значительно менее, чем в местностях, где борьбу с преступностью ведет одна наружная полиция. ...одновременное введение в действие целой сети сыскных отделений даст возможность устроить их по однородной системе работы и регистрации, держать личный состав их по указаниям из центра в курсе усовершенствований сыскного дела, а главное - связать органически их работу установлением правильного взаимодействия, каковое условие особенно важно при преследовании подвижных профессиональных шаек, причиняющих огромный ущерб населению и остающихся неуловимыми из-за отсутствия связи между органами, производящими уголовный розыск»137. Говоря о проблемах противостояния криминалу, П.А. Пачин отмечает, что «отсутствие специального аппарата борьбы с уголовной преступностью не могло не отражаться на оперативной обстановке в стране. Необходимо было создание такого аппарата, который бы мог эффективно бороться исключительно с уголовной преступностью»138. И такая структура было создана в Российской империи 6 июля 1908 г. в соответствии с законом «Об организации сыскной части».
С учетом изложенного, необходимо отметить, что, по большому счету, уголовный сыск в России во второй половине XIX - начале ХХ вв. по-прежнему проводился местными органами общей (наружной) полиции на значительных территориях страны, за исключением обоих столиц и крупных губернских городов, в которых учреждались специальные подразделения сыскной полиции. Причем, имели место две формы их финансирования: 1) на уровне законов, издаваемых высшей государственной властью, функционировали постоянные штатные подразделения (Петербургская сыскная -48- полиция, сыскное отделение Варшавской полиции, Московская сыскная полиция, Рижское сыскное отделение, сыскное отделение Одесской городской полиции, Ростово-Нахичеванская сыскная часть и Бакинская сыскная часть), и 2) на уровне распоряжений местных территориальных (губернских или городских) властей - «временные» или «внештатные» (сыскная часть Киевской городской полиции, сыскное отделение при Харьковской городской полиции и др.). Положительный опыт и практика функционирования первых органов сыскной полиции впоследствии были взяты за основу при образовании общероссийской системы уголовного сыска в 1908 г. Этот опыт использовался и в органах уголовного сыска Кубани.
 

Примечания
 

1 Алфавитный указатель к приказам по С.-Петербургской полиции / Сост. К. Бахмутов. - СПб, 1870; Инструкция чинам полиции округа С.-Петербургской судебной палаты по обнаружению и исследованию преступлений. В 2х частях / Сост. прокурор С.-Петербургской судебной палаты Н.В. Муравьев. - СПб., 1882; Сборник циркуляров МВД за период март - апрель 1917 г. - Пг., 1917; История полиции России: Краткий исторический очерк и основные документы / Под ред. В.М. Курицына. - М., 1998.
2 См., например: Изложение обязанностей полиции по уголовным делам на основании Устава Уголовного Судопроизводства 20-го ноября 1864 года. - Одесса, 1869; Фукс В. Суд и полиция. В 2-х частях. - М., 1889; Генсиор И.П. Заметки об уголовном розыске и регистрации преступников. - Ревель, 1914 и др.
3 Высоцкий И.П. С.-Петербургская столичная полиция и градоначальство. 1703-1903: Краткий исторический очерк. - СПб., 1903; Лопухин А.А. Настоящее и будущее русской полиции. Из итогов служебного опыта. - М., 1907; Исторический очерк образования и развития полицейских учреждений в России. - СПб., 1913.
4 Исторический обзор развития административно-полицейских учреждений в России, с Учреждения о губерниях 1775 г. до последнего времени / Сост. по распоряжению Министра внутренних дел, Чиновником особых поручений при Министре Е. Анучиным. - СПб., 1872; Тарасов И.Т. Полиция в эпоху реформ. - М., 1885; Бразоль Б.П. Очерки по следственной части: история, практика. - Пг. 1916.
5 [Путилин И.Д.] Преступления, раскрытые начальником С.-Петербургской сыскной полиции И.Д. Путилиным. - СПб., 1904; Путилин И.Д. Сорок лет среди убийц и грабителей: Записки первого начальника Петроградской сыскной полиции. Т. 1-2. - Пг.; М., 1916.
6 Кошко А.Ф. Очерки уголовного мира царской России. Т. 1-3. - Париж, 1929.
7 Ланге, фон В.В. Преступный мир. Мои воспоминания об Одессе и Харькове. - Одесса, 1908; Он же. Истина о «Золотой ручке». - Одесса, 1913.
8 Максимов М. Московские тайны, рассказ сыщика. - М., 1862; Соколовский Н.М. Острог и жизнь: Из записок следователя. - СПб., 1866; Селезнев В.П. Воспоминания старого исправника. - Верхнеднепровск, 1902; Чулицкий М. Петербургские бродяги. Из записной книжки бывшего судебного деятеля. - СПб., 1904; Кони А.Ф. Иван Дмитриевич Путилин. Из записок и воспоминаний судебного деятеля // Русская старина. - 1907. - № 12. - С. 507-512.
9 См., например: Иван Путилин. Гений русского сыска / Сост. Г. Беляев. М., 2002; Шеф столичной полиции Санкт-Петербурга Иван Дмитриевич Путилин: Собрание сочинений в 2 т. / Сост. Л. Беляева, Д. Нечевин. - М., 2012; Кошко А.Ф. Очерки уголовного мира царской России: В 3 т. - М., 2001; Кошко А.Ф. Король сыска: Рассказы. - М., 2002; Ланге, фон В.В. Преступный мир. Мои воспоминания об Одессе и Харькове / Публикация и предисловие В. Чисникова // Именем закона: издание МВД Украины. - 1997. - № 27-28; Он же. Преступный мир. Мои воспоминания об Одессе и Харькове. - М., 2013; Максимов М. Записки сыщика. - М., 2000; Он же. Проделки аферистов. Рассказы сыщика. - М., 2010.
10 Мулукаев Р.С. Полиция и тюремные учреждения дореволюционной России. - М., 1964; Он же. Система государственных учреждений дореволюционной России. - М., 1974; Он же. Общеуголовная полиция дореволюционной России, ее классовый характер. - М., 1979; Он же. История полиции дореволюционной России. - М., 1981; Ерошкин Н.П., Куликов Ю.В., Чернов Ю.В. История государственных учреждений России до Великой Октябрьской социалистической революции. - М., 1965; Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. - М., 1968; Он же. История государственных учреждений дореволюционной России. - М., 1983; Воробейкова Т.У., Дубровина А.Б. Преобразование административно-полицейского аппарата, суда и тюремной системы России во второй половине XIX века. - Киев, 1973; Шинджикашвили Д.И. Министерство внутренних дел царской России в период империализма. - Омск, 1974; Федоров К.Г., Ярмыш А.Н. История полиции дореволюционной России. - Ростов-на-Дону, 1976; История полиции дореволюционной России (сборник документов) / Под ред. В.М. Курицына. - М., 1981; Оржеховский И.В. Самодержавие против революционной России: 1826-1880 гг. - М., 1982.
11 Шинджикашвили Д.И. Сыскная полиция царской России в период империализма. - Омск, 1973.

12 Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие: Учебное пособие. - Л., 1984.
13 Рассказов В.Л., Гучетль А.А. - Историография специальных служб императорской охраны России. / Философия права. 2014 г. № 3 (64), С. 113-116.
14 Сизиков М.И. Становление и развитие общей регулярной полиции в России XVIII в. - М., 1992; Борисов А.В., Дугин А.Н., Малыгин А.Я. и др. Полиция и милиция России: страницы истории. - М., 1995; Борисов А.В., Детков М.Г., Кузьмин С.И., Малыгин А.Я., и др. Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. -М., 1996; Лысенко В.В., Сальников В.П., Сизиков М.И., Филиппов С.В. Нравственно-правовые проблемы деятельности полиции дореволюционной России. - СПб., 1996; История полиции России. Краткий исторический очерк и основные документы: Учебное пособие / Под ред. В.М. Курицына. - М., 1998.
15 Мулукаев Р.С. Из истории борьбы с профессиональной преступностью в России (вторая половина XIX -начало ХХ вв.) // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России. Материалы научно-практической конференции (17-18 мая 1994 г.). Вып. I. - М., 1994. - С. 55-62; Он же. Полиция в России (IX в. - нач.ХХ в.). - Н.-Новгород, 1993;Мулукаев Р.С., Полубинский В.И. Сказ о сыске // Советская милиция. - 1990. - № 1-12; Мулукаев Р.С., Малыгин А.Я., Епифанов А.Е. История отечественный органов внутренних дел. - М., 2005.
16 Власов В.И., Гончаров Н.Ф. Организация розыска преступников в России в IX-ХХ вв. (историко-правовое исследование). - Домодедово, 1997.
17 Елинский В.И. Становление и развитие уголовного сыска в России (Х - начало ХХ вв.). - М., 1997.
18 Хлысталов Э.А. Он служил отечеству (К 100-летию кончины известного русского сыщика И.Д. Путилина) //Записки криминалистов: Правовой общественно-политический и научно-популярный альманах. - 1993. - № 1. - С. 258-264; Пазин М. Маэстро сыска // Секретные материалы 20 века: Криминальный отдел. - 2005. - № 3. -С. 93-96; Энтина О. Гений русского сыска // Секретные материалы 20 века: Досье. - 2005. - № 6. - С. 55-62; Логинов О. Легенды русского сыска // Секретные материалы 20 века. - 2005. - № 25. - С. 18-19.
19 Хлысталов Э.А. Аркадий Кошко (Невыдуманный Шерлок Холмс России) //Записки криминалистов: Правовой общественно-политический и научно-популярный альманах. - 1993. - № 2. - С. 190-197; Руднев П.И. Начальник Московской сыскной полиции А.Ф. Кошко // Вопросы истории. - 1999 - № 4/5. - С. 136-143; Михайлов М.А. Аркадий Францевич Кошко и его «Очерки уголовного мира царской России» // Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. - 2010. - Т. 23. - № 2. - С. 44-51; Жаров С.Н. А.Ф. Кошко и его подчиненные в воспоминаниях и документах // Вестник Удмуртского университета. - 2011. -№ 4. - С. 110-113.
20 Файтельберг-Бланк В.Р., Шестаченко В.В. В «клещах» знаменитого сыщика / Бандитская Одесса. «Двойное дно» Южной Пальмиры. - Одесса, 1999. - С. 268-277; Любвин Р. Он сажал Соньку Золотую ручку // Милиция. - 2000. - № 3. - С. 47-49; Чисников В.Н. Забытые имена (о царском сыщике фон Ланге) // Оперативник (сыщик). - 2005. - № 1. - С. 7-9; Он же. Три портрета мастеров сыска / Антология сыска: От полиции к внешней разведке. Т. 2. Сыск, сыщики и преступный мир. - Киев, 2006. - С. 249-310; Он же. В.В. фон Ланге -сыскных дел мастер // Юго-Запад. Одессика: Историко-краеведческий научный альманах. Вып. 7. - Одесса, 2009. - С. 229-337
21 Зуев Г. Съезжий дом второй Адмиралтейской части // Нева. - 2003. - № 11. - С. 246-250; Зуев А.В. Петербургская Коломна. - СПб., 2013.
22 Полиция Российской империи / Сост. В. Пиотровский, Д. Кудрявцев, Р. Очкур. - М.; СПб., 2005; Русская полиция / Сост. В. Пиотровский, Д. Кудрявцев, Р. Очкур. - М.; СПб., 2007; Полиция России / Сост. В. Пиотровский, Д. Кудрявцев, Р. Очкур. - М.; СПб., 2010.
23 Ярхо В. Байки русского сыска. - М., 2004; Иконников-Галицкий А. Хроники петербургских преступлений: Блистательный и преступный криминальный Петербург. 1861-1917. - СПб., 2007; Москва криминала и сыска. -М., 2009; Руга А., Кокорев А. Московский городовой, или Очерки уличной жизни. - М., 2012; Они же. Сыщики и воры // Наш современник. - 2013. - № 2. - С. 240-263; Курукин И. Полиция старой России: будочники, жандармы, «фараоны» // Отечественные записки. - 2013. - № 2;
24 Токарева С.Н. Источники по исследованию деятельности полиции Российской империи начала ХХ в.: По материалам федеральных архивов и архивов Центрального Черноземья // Вестник архивиста. - 2012. - № 1. - С. 18-37.
25 Тушемилов М.В. Организация и деятельность полиции России в XIX - начале ХХ в. в документах Полного собрания законов Российской империи // Власть. - 2010. - № 5. - С. 135-138.
26 Власов В.И., Гончаров Н.Ф. История розыскного процесса в России (законодательство и практика): Монография. - Домодедово, 1997; Сичинский Е.П. Уголовный сыск России в X - начале XX вв.: Учебное пособие. - Челябинск, 2002; Паталашко С.В. История возникновения оперативно-розыскной деятельности и ее развитие в дореволюционной России // Вестник Волгоградской Академии МВД России. - 2008. - № 2. - С. 121125; Пачин П.А. Становление и развитие сыска в дореволюционной России // Вестник Тамбовского государственного университета. - 2009. - № 8. - С. 361-365; Матиенко Т.Л. «Сыск» как специальное научное понятие: историко-правовые доводы // Журнал российского права. - 2009. - № 2. - С. 121-127; Кудин В.А. От полиции Российской империи к полиции Российской Федерации: два века истории // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. - 2011. - № 2. - С. 4-11; Говоров И.В. «Полиция не была приучена к какой-либо активной службе»: Письмо московского градоначальника А.А. Рейнбота сенатору Н.П. Гарину // Исторический архив. - 2011. - № 4. - С. 140-149.
27 Полубинский В.И. Сыскная полиция царской России // Журнал российского права. - 2000. - № 5/6. - С. 202208; Рыжов Д.С., Горожанин А.В., Малыгин А.Я. Борьба полиции России с профессиональной преступностью. - Самара, 2001; Шаламов А.Ю. Развитие организационной структуры сыскной полиции Российской империи: (вторая половина XIX - начало XX в.) // Вестник Московского университета. - 2001. - № 4. - С. 39-62; Кравченко С.А. Организационно-правовая основа сыскной полиции в пореформенной России второй половины XIX - начала ХХ века // Современные проблемы государства и права: Сборник научных трудов Нижегородской Академии МВД РФ. - 2003. - № 1. - С. 113-129; Петров А.В. Проблемы организации общей полиции в Российской Империи в начале ХХ века // Вестник Оренбургского государственного университета. - 2004. - № 3. - С. 134-137; Фролов В.В. Организация и деятельность сыскных отделений // История государства и права. -2004. - № 3. - С. 26-28; Матиенко Т.Л. Организационно-структурные особенности сыскной полиции Российской империи (1908-1917) // Проблемы истории, филологии, культуры. - 2007. - № 18. - С. 31-41;Жилина Ю.А. Создание сыскной полиции в России // Проблемы правоохранительной деятельности и образования: Сборник научных трудов докторантов, адъюнктов, аспирантов, соискателей Белгородского юридического института МВД России. - 2008. - № 5. - С. 3-5; Лясович Т.Г., Фролов В.В. Особенности правовой регламентации деятельности сыскных полицейских подразделений в начале ХХ века в Российской империи / Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. В 4-х ч. Ч. III. - Тамбов, 2011. - C. 134-136; Петров А.В., Девятов В.Ю. К вопросу о системе органов охраны общественного порядка в дореволюционной России // Актуальные проблемы формирования правового государства в Российской Федерации: материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Уфа, 2011. - С. 108-114; Голдинов В.Ю. Обеспечение правопорядка и особенности борьбы с уголовной преступностью в предреволюционной России (1901-1904 гг.) // Историческая и социально-образовательная мысль. - 2012. - № 1. - С. 242-244; Жаров С.Н., Спришевский Н.С. О создании системы правового регулирования политического и уголовного сыска России в XIX - начале XX веков // Вестник Южно-Уральского государственного университета. - 2012. - № 20. - С. 9-12; Невский С.А. Создание сыскных отделения в Российской империи // Историческая и социально-образовательная мысль. - 2012. - № 1. - С. 257-262; Огурцов А.Е. Становление и развитие оперативно-поисковых подразделений в полиции МВД России: исторический аспект // Учёные труды Российской академии адвокатуры и нотариата. - 2013. - № 1. - С. 111-114; Луговин С.М. Правовой статус сыщика общеуголовной полиции в дореволюционный период (историко-правовой аспект) / Осуществление и защита прав граждан в современном обществе: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов, соискателей и студентов. - Омск, 2013. - С. 3-5.
28 Борисов А.В., Колодкин Л.М. Становление и развитие юридического образования в дореволюционной России. - М., 1994; Байкиева С.Е. Правовое регулирование подготовки кадров в специализированных учебных заведениях МВД царской России // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. - 2007. - № 3. -С. 37-42; Жилина Ю.А. Профессиональная подготовка чинов сыскной полиции России в начале ХХ века: цели, средства и результаты // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. - 2011. - № 5. - С. 112-115.
29 Жилина Ю.А. Вопросы финансирования сыскной полиции России в начале ХХ века / Проблемы права. -2011. - № 1. - С. 115-118; Она же. Использование секретного агентурного аппарата в деятельности чинов сыскного отделения // Проблемы правоохранительной деятельности. - 2013. - № 2. - С. 138-141.
30 Крылова Н.А. Из истории полицейской фотографии в России второй половины XIX - начала ХХ столетия // Исторический вестник. - 2013. - Т. 6. - С. 270-295.
31 Панько И.В. Нормативно-правовые и организационные основы взаимодействия сыскной полиции и судебных следователей в дореволюционной России (историко-правовой аспект): Монография. - СПб., 2007; Невский С.А. Взаимоотношения сыскных отделений и общей полиции Российской империи // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. - 2012. - № 1/2. - С. 83-90; Жилина Ю.А. Участие чинов сыскных отделений в производстве дознания и предварительного следствия // Проблемы правоохранительной деятельности. - 2011. - № 1. - С. 131-135.
32 Масалимов А.С., Масалимов Т.С. Нарушение законности полицией Российской империи при осуществлении полномочий по охране общественного порядка (1900-1917 гг.) // Вестник Академии Восточного экономико-юридического государственного университета. - 2008. - № 5. - С. 112-120; Жилина Ю.А. Коррупция в сыскной полиции в России в начале ХХ века // Вестник Белгородского юридического института. - 2011. - № 1. - С. 4346; Говоров И.В. Проблемы коррупции в российской полиции на рубеже XIX - ХХ вв. // Новейшая история России. - 2011. - № 2. - С. 122-140.
33 Сидоренко В.П., Говоров И.В., Николаенко П.Ф., Ремнева С.В. Полиция в событиях февраля 1917 года // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. - 2010. - № 3. - С. 27-30; Гуркин Я.А. Как создавалась Санкт-Петербургская сыскная полиция // История Петербурга. - 2011. - № 3. - С. 42-45; Он же. Санкт-Петербургская сыскная полиция: совершенствование структуры и методов работы в начале ХХ в. // Клио. - 2012. - № 7. - С. 87-92; Очкур Р.В. «По своей выдающейся служебной деятельности обращает на себя особое внимание» // Военно-исторический журнал. - 2014. - № 1. - С. 69-70.
34 Гурьев В.И. Организация и кадровый состав Московской полиции в 1898 г. // Вестник Московского государственного областного университета. - 2010. - № 3. - С. 47-53; Он же. Московская сыскная полиция // Российская история. - 2011. - № 6. - С. 87-97.
35 Самойленко Е.А. Киевская городская полиция. - Киев, 2000; Пиджаренко А. Криминальный сыск Киева во II половине XIX - начале ХХ вв. - Киев, 2006.
36 Кокшаров А.В. Полицейские органы Владимирской губернии во второй половине XIX - начале XX вв.: Дис. ... канд. ист. наук. - Иваново, 1999.
37 Кладов В.Ю. Организация службы Пензенской городской полиции в начале ХХ века // Известия Пензенского государственного университета им. В.Г. Белинского. - 2007. - № 3. - С. 108-112.
38 Седунов А.В. История Псковской городской полиции в ХУШ-начале ХХ вв. - Псков, 2004.
39 Короткова С.В. Сыскное отделение Самары (К истории вопроса) // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. - 2007. - Т. 9. - № 2. - С. 353-357.
40 Политов В.Е. Тамбовская криминальная полиция в конце XIX - начале XX вв. // Вестник Тамбовского университета. - 2007. - № 1. - С. 123-127.
41 Сичинский Е.П., Хакимов С.Х. Из истории формирования органов полиции г. Уфы в XVIII- начале ХХ вв. // Вестник Башкирского университета. - 2007. - Т. 12. - № 4. - С. 125-127.
42 Петров А.В. К вопросу о функциях полиции Урала и Западной Сибири в начале XX века: историко-правовой аспект // Вестник Южно-Уральского государственного университета. - 2012. - № 7. - С. 20-24; Коновалов И.А. Организационно-правовое развитие полиции Сибири в конце XIX - начале ХХ в. // Вестник Омского государственного университета. - 2013. - № 4. - С. 24-37.
43 Гамерман Е.В. Сыскные отделения дореволюционной России: уголовный мир на службе дальневосточной полиции / Полиция России: прошлое, настоящее, будущее. Сборник материалов Всероссийской научно -практической конференции 28-29 июня 2012 г. - Хабаровск, 2012. - С. 40-43.

44 Нарбутов Р.В. Полиция дореволюционной России (историко-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1992; Лядов А.О. Уголовный сыск в дореволюционной России (историко-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. - СПб., 1997; Ершов Ю.А. Полиция России в пореформенный период: комплектование, профессиональная подготовка и социальная защищенность (историко-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. - СПб., 1998; Гибов В.В. Сыскная полиция в механизме Российского государства. (Теоретический и историко-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. - СПб., 1998; Матиенко Т.Л. Организация сыска в России в IX - начале XX вв.: генезис, закономерности, исторический опыт: Дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 2010; Рыжов Д.С. Борьба полиции России с профессиональной преступностью 1866-1917 гг.: Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2000; Юдин Е.Г. Организационно-правовые основы развития уголовного сыска в системе МВД России в 1866-1917 гг.: Дис. ... канд. юрид. наук. - Н.Новгород, 2001; Реент Ю.А. Полицейская система Российской империи начала ХХ в., 1900-1917 гг.: Дис. ... д-ра ист. наук. - М., 2002; Иванова Е.А. Правовые основы организации и деятельности общей полиции России (XVIII - начало ХХ вв.): Дис. ... канд. юрид. наук. - Краснодар, 2003.

45 Кокшаров А.В. Полицейские органы Владимирской губернии во второй половине XIX - начале XX вв.: Дис. ... канд. ист. наук. - Иваново, 1999; Небратенко Г.Г. Организационно-правовое становление и развитие общей полиции на территории Донского казачьего войска (середина XVIII - начало ХХ вв.): Дис. ... канд. юрид. наук. - Волгоград, 2001; Назаренко А.М. Санкт-Петербургская столичная полиция, 1906-1913 гг.: Дис. ... ист. наук. -СПб., 2000; Сысуев Ю.Б. Полиция Симбирской губернии во второй половине XIX века: Дис. ... канд. ист. наук. - Саранск, 2002; Макаричев М.В. Политический и уголовный сыск в конце XIX - начале ХХ века (по материалам Нижегородской губернии): Дис. ... канд. ист. наук. - Саранск, 2003; Сысоев А.А. Уголовный сыск в Восточной Сибири в 1730-х - 1917 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. - Иркутск, 2004; Москвитин Ю.Н. Полиция в Томской губернии в 1867-1917 гг. (Устройство, численность и материальное обеспечение служащих): Дис. ... канд. ист. наук. - Барнаул, 2004; Захватов Д.В. Сыскная полиция Нижегородской губернии во второй половине XIX - начале ХХ века: Историко-правовое исследование: Дис. ... канд. юрид. наук. - Владимир, 2005; Сичинский Е.П. Становление полиции на Южном Урале (последняя четверть XVIII - начало XX вв.): Дис. ... д-ра.ист. наук. - Челябинск, 2006; Калашникова С.И. История уголовного сыска в России в конце XIX - начале XX вв.: на материалах Забайкальской области: Дис. ... канд. ист. наук. - Улан-Удэ, 2007; Короткова С.В. Уголовная полиция в системе органов охраны общественного порядка Российской империи в начале ХХ века: по материалам Самарской, Саратовской и Пензенской губерний: Дис. . канд. ист. наук. - Самара, 2008; Гусенков А.С. Полиция Новгородской губернии и борьба с преступностью во второй половине XIX - начале ХХ века (историко-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. - Новгород, 2009; Помигалов А.А. Санкт-Петербургская полиция в XIX в.: структура, организация, деятельность: Дис. . канд. ист. наук. - СПб., 2009; Гурьев В.И. Московская полиция в конце XIX - начале ХХ вв.: организация, структура, состав: Дис. ... канд. ист. наук. - М., 2012; Гомонова С.А. Полицейские учреждения Самарской губернии в 1851 - 1917 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. - Самара, 2012.
46 Тарасов А.В. Институт судебных следователей по реформам середины XIX века (историко-правовой анализ): Дис. ... канд. юрид. наук. - СПб., 2001; Карякин А.В. Становление и развитие органов прокуратуры на Кубани в 1801-1924 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. - Краснодар, 2013.
47 Карлеба В.А. Исторический опыт формирования и деятельности органов полиции в Кубанской области: 1860-1917 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. - М., 2006; Канцев А.Б. Формирование органов полиции Черноморской губернии во второй половине XIX - начале ХХ века: Дис. ... канд. юрид. наук. - СПб., 2009.
48 Ратушняк В.Н. Об организации сыскной полиции на Кубани в начале ХХ в. // Историческая и социально-образовательная мысль. - 2014. - № 3 - С. 90-95.

49 Карпец И.И. Сыск: Записки начальника уголовного розыска. - М., 1994. - С. 8.
50 Мулукаев Р.С., Борисов А.В., Малыгин А.Я. Полиция Российской империи: Монография. - М., 2013. - С. 6.
51 Матиенко Т.Л. «Сыск» как специальное научное понятие: историко-правовые доводы // Журнал российского права. - 2009. - № 2. - С. 126.
52 Лебедев В.И. Искусство раскрытия преступлений. - СПб., 1909. - С. Х.
53 Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь: Общество и государство. Правители и полководцы, Народы и страны. - М., 2003. - С.716.
54 Они же. Энциклопедический словарь. В 86 т. Т. 24. - СПб., 1898. - С. 333.
55 ПСЗ. - Собр. 2. - Т. 41. - № 43262.
56 Рассказов Л.П., Сирица И.В. Спецслужбы монархической России: Монография. - Краснодар, 2003. - С. 110.
57 Иконников-Галицкий А. Хроники петербургских преступлений: Криминальный Петербург. 1861-1917. -СПб., 2007. - С.53-54.
58 Очкур Р. О полицейской реформе 1866-1867 гг. и учреждении Сыскной полиции / Полиция Российской Империи. - М.; СПб., 2005. - С. 48.
59 Иконников-Галицкий А. Указ.соч. - С. 56.
60 История полиции России. Краткий исторический очерк и основные документы / Под ред. В.М. Курицына. -М., 1998. - С. 36.
61 Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. - Л.. 1984. - С. 92.
62 Рассказов В.Л. - Учреждение Санкт-Петербургской сыскной полиции. / Гуманитарные и социальноэкономические науки. 2015 г. № 3 (82), С. 106-110.
63 Пиотровский В.Ю. Легенда русской полиции / Полиция Российской Империи. - М.; СПб., 2005. - С. 70-72.
64 Мурашев Г.А. Титулы, чины, награды. - СПб., 2002. - С. 82.
65 См., например: Хлысталов Э.А. Он служил отечеству (К 100-летию кончины известного русского сыщика И.Д. Путилина) //Записки криминалистов: Правовой общественно-политический и научно-популярный альманах. - 1993. - № 1. - С. 258-264; Пазин М. Маэстро сыска // Секретные материалы 20 века: Криминальный отдел. - 2005. - № 3. - С. 93-96; Энтина О. Гений русского сыска // Секретные материалы 20 века: Досье. -2005. - № 6. - С. 55-62; Логинов О. Легенды русского сыска // Секретные материалы 20 века. - 2005. - № 25. -С. 18-19.
66Кони А.Ф. Иван Дмитриевич Путилин. Из записок и воспоминаний судебного деятеля // Русская старина. -1907. - № 12. - С. 508.
67 Гуркин А.Я. Как создавалась санкт-петербургская сыскная полиция // История Петербурга. - 2011. - № 3. -С. 44.
68[Путилин И.Д.] Преступления, раскрытые начальником С.-Петербургской сыскной полиции И.Д. Путилиным. - СПб., 1904; Путилин И.Д. Сорок лет среди убийц и грабителей: Записки первого начальника Петроградской сыскной полиции. Т. 1-2. - Пг.; М., 1916.
69 Всеподданнейший отчет о деятельности Санкт-Петербургской городской полиции за 1867 год. - С. 25.
70 Высоцкий И.П. Указ.соч. - С. 287.
71 Всеподданнейший отчет о деятельности Санкт-Петербургской городской полиции за 1867 год. - С. 133-135.
72 Статистический временник Российской Империи. Т. 1. - СПб., 1866. - С. 13.
73 Высоцкий И.П. Указ.соч. - С. 287-288.
74 Всеподданнейший отчет о деятельности Санкт-Петербургской полиции за 1868 год. - СПб., 1869. - С 104.
75 ПСЗ. - Собр. 2. - Т. 46. - № 49833.
76 ПСЗ. - Собр. 2. - Т. 48. - Отделение 1. - № 52032.
77 ПСЗ. - Собр. 2. - Т. 48. - Отделение 3. - Штаты и табели. - к № 52032.
78 Очкур Р. Венок на могилу первого градоначальника Санкт-Петербурга / Русская полиция. - М.; СПб., 2007. -С. 235-236.
79 Всеподданнейший отчет С.-Петербургского градоначальника за 1873 год. - СПб., 1874. - С. 137.
80 Там же. - С. 59-60.
81 Петербург весь на ладони: Настольно-справочная книга / Сост. Вл. Михневич. - СПб., 1874. - С. 269.
82 Петербург весь на ладони ... - С. 335.
83 ПСЗ. - Собр. 2. - Т. 51. - Отд. 2. - № 56784.
84 ПСЗ. - Собр. 2. - Т. 51. - Отд. 3. - Штаты и табели. - к № 56784.
85 Обозрение настоящего состояния и деятельности Санкт-Петербургской полиции. - СПб., 1883. - С. 103-113.
86 ПСЗ. - Собр. 3. - Т. 1. - № 347.
87 Криминалистика / Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. - М., 1984. - С. 216.
88 Торвальд Ю. Век криминалистики / Пер. с нем. И.С. Власова, Л.А. Пэк. - М., 1984. - С. 38-39.
89 Всеподданнейший отчет С.-Петербургского градоначальника за 1890 год. - СПб., 1891. - С. 45.
90 Вестник полиции. - 1915. - № 23. - С. 726.
91 Высоцкий И.П. - Указ.соч. - С. 289.
92 Обзор деятельности С.-Петербургского градоначальства и столичной полиции за 1896 год. - СПб., 1897. -С. 62.
93 Приложение к Всеподданнейшему отчету по С.-Петербургскому градоначальству за 1901 год. - СПб., 1902. -С. 25-26.
94 Приложение к Всеподданнейшему отчету по С.-Петербургскому градоначальству за 1902 год. - СПб., 1903. -С. 31.
95 Население городов С.-Петербурга, Москвы, Варшавы и Одессы по переписи 28-го января 1897 года / Сост. Центр.стат. ком. на основании подсчетов местных особых комиссий. - СПб., 1898. - С. 8.
96 Приложение к Всеподданнейшему отчету по С.-Петербургскому градоначальству за 1903 год. - СПб., 1904. -С. 13.
97 Шаламов А.Ю. Российский «фараон»: Сыскная полиция Российской империи во второй половине XIX -начале ХХ в. / Под ред. В.Л. Телицына. - М., 2013. - С. 50.
98 Зуев Г. Указ.соч. - С. 247.
99 Шаламов А.Ю. Указ.соч. - С. 52-53.
100 ПСЗ. - Собр. 3. - Т. 24. - № 23974.
101 Приложение к Всеподданнейшему отчету по С.-Петербургскому градоначальству за 1904 год. - СПб., 1905. - С. 40.
102 Там же. - С. 41-42.
103 Рассказов В.Л. - Деятельность сыскной полиции Петербурга в начале XX века. // Общество и право.
2015г. № 3 (53) С. 40-43
104 Рууд Ч., Степанов С.А. Фонтанка, 16: Политический сыск при царях. - М., 1993. - С. 5.
105 Шаламов А.Ю. Указ.соч. - С. 55.
106 Приложение к Всеподданнейшему отчету по С.-Петербургскому градоначальству за 1907 год. - СПб., 1908. - С. 20-22.
107 ПСЗ. - Собр. 2. - Т. 49. - Отд. 1. - № 53274.
108 ПСЗ. - Собр. 2. - Т. 49. - Отд. 3. - Штаты и табели. - к № 53274.
109 Шаламов А.Ю. Указ.соч. - С. 56.
110 ПСЗ. - Собр. 2. - Т. 39. - № 41476.
111 ПСЗ. - Собр. 3. - Т. 12. - № 8661.
112 ПСЗ. - Собр. 3. - Т. 12. - Штаты и табели. - к № 8661.
113 См.: Пиджаренко А. Криминальный сыск Киева во II пол. XIX - нач. ХХ вв. - Киев, 2006.
114 Рыжов Д.С. Борьба полиции России с профессиональной преступностью (1866-1917 гг.): Монография / Под общ.ред. А.В. Горожанина, А.Я. Малыгина. - Самара, 2001. - С. 9.
115 Самойленко Е.А. Киевская городская полиция. - Киев, 2000. - С. 91.
116 Отчет о деятельности сыскного отделения Киевской городской полиции за 1906 год. - Киев, 1907. - С. 3-5.
117 Руга В., Кокорев А. Сыщики и воры // Наш современник. - 2013. - № 2. - С. 250.
118 ПСЗ. - Собр. 3. - Т. 1. - № 131.
119 Рассказов В.Л. - Московская сыскная полиция в конце XIX - начале XX в.: организация, функции, штаты. / Гуманитарные и социально-экономические науки. 2015 г. № 2 (81). С. 118-122
120 ПСЗ. - Собр. 3. - Т. 1. - Штаты и табели. - к № 131.
121 Гиляровский В.А. Москва и москвичи. - М., 2001. - С. 56.
122 Шаханов А. Московские обер-полицмейстеры и начальники сыскной полиции // Московский журнал: История государства Российского. - 2005 - № 2. (Электронный ресурс http://mj.rusk.ru/show.php?idar=801021).
123 Шаламов А.Ю. Указ.соч. - С. 58.
124 Шаламов А.Ю. Указ.соч. - С. 83-84.
125 Жаров С.Н. А.Ф. Кошко и его подчиненные в воспоминаниях и документах // Вестник Удмуртского университета. - 2011. - № 4. - С. 110.
126 Шаламов А.Ю. Указ.соч. - С. 85.
127 Гурьев В.И. Московская полиция в конце XIX - начале ХХ вв.: организация, структура, состав: Автореферат дис. ... канд. ист. наук. - М., 2012. - С. 18.
28 Рыжов Д.С. Указ.соч. - С. 67.
129 Вестник полиции. - 1908. - № 13. - С. 4.
130 Руднев П.И. Начальник сыскной полиции А.Ф. Кошко // Вопросы истории. - 1999. - № 4-5. - С. 137.
131 Власов В.И., Гончаров Н.Ф. Организация розыска преступников в России в IX-ХХ вв.: Историко-правовое исследование. - Домодедово, 1997. - С. 53.
132 Торвальд Ю. Указ.соч. - С. 70-73.
133 Матиенко Т.Л. Российский сыск в IX- первой половине XIX века. Генезис и становление: Монография. - М., 2010. - С. 8.
134 Рассказов В.Л. - Закон «Об организации сыскной части» от 6 июля 1908 года: недостатки и достоинства в регламентации деятельности сыскных отделений в системе общероссийского уголовного розыска. / Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015 г. , № 107. С. 259-271.
135 Вестник полиции. - 1908. - № 15. - С. 4.
136 Сичинский Е.П. Указ.соч. - С. 67.
137 Вестник полиции. - 1908. - № 20. - С. 11.
138 Пачин П.А. Становление и развитие сыска в дореволюционной России // Вестник Тамбовского государственного университета. - 2009. - № 8. - С. 363.

 

далее



 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU