УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Хлопов М.Д. 52-й пехотный Виленский Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича полк. 1811-1911, Феодосия: "Типография Натковича и Виниковича", 1911

 

I.
 

В начале прошлого, девятнадцатого века России пришлось вести много войн. Воевали то с турками, то с персами, то со шведами. Особенно долгая и упорная борьба велась с Французским Императором Наполеоном I-м, знаменитым полководцем своего времени. Владея прекрасной, закаленной в беспрерывных войнах, армией, солдаты которой слепо верили в счастливую звезду своего Вождя-Императора, он победоносно прошел по всей Европе и покорил своей власти почти все европейские государства. Более-же значительные из них: Австрия и Пруссия, разбитые и побеждённые Наполеоном, вынуждены были заключить с ним союзы и обязались отдавать свои войска в его распоряжение. Оставались нетронутыми только Англия, отделенная от Франции морем, да великая могущественная Россия.
Русский Император Александр I несколько раз посылал на помощь Пруссии и Австрии свою армию против Наполеона. Последний не мог этого забыть и, наконец, решив сломить могущество России, стал усиленно готовиться к войне. Он знал, что борьба предстоит трудная, что Россия не Пруссия или Австрия, с которыми ему удалось так легко справиться — и потому на подготовку к войне ушло у него несколько лет.
В то время, как грозные тучи собирались над Россией, в первопрестольной столице русской Москве-Матушке зарождалась новая часть нашей доблестной армии — 27-я пехотная дивизия.
8-го Октября 1811 года Император Александр I повелел Главнокомандующему в Москве Генерал-Фельдмаршалу -1- графу Гудовичу. приступить к формированию 27-й пехотной дивизии. В состав ее, по тогдашнему положению, должны были войти шесть полков: четыре пехотных и два егерских. Полки были названы Одесским, Тарнопольским, Виленским и Симбирским пехотными, а егерские по №№ 49 и 50. Каждые два полка составляли бригаду.
Таким образом, наш родной Виленский полк был третьим в дивизии и входил в состав 2-ой бригады. Наружным отличием полка были белые погоны. Первым днем жизни полка приказано было считать 29-е Октября 1811 г. Пехотные полки делились на три батальона, в которых первые роты назывались гренадерскими, а остальные три — мушкатерскими.
Для сформирования дивизии были выделены части из одного егерского, одного пехотного и трех гарнизонных полков. В состав нашего полка вошли три роты Московского и одна рота Казанского гарнизонных полков и прибывшие с далекого севера — из гор. Архангельска две роты Углицкого пехотного и две Архангелогородского гарнизонного полков. Всего в полк поступило старых солдат более 1100 человек да к ним добавлено еще около 600 рекрут, уроженцев Смоленской губ.
Полковым командиром был назначен (11 Ноября) Полковник Александр Яковлевич Губерти*), а бригадным командиром 2-ой бригады Полковник Княжнин, который до приезда Ген.-Майора Неверовского, назначенного дивизионным командиром, и был ближайшим помощником гр. Гудовича в трудном деле формирование шести полков. А работа была действительно трудная: нужно было обмундировать людей, снабдить их аммуницией и оружием, -2-


*) Бывший до того команд, С.-Петербурского гренад. п.


построить обоз, заготовить запасы продовольствие и патронов, которые тогда снаряжались при полках.
Люди тоже требовали над собой большой работы. Многие из них, особенно прибывшие из гарнизонных полков, были довольно почтенных лет, из-за которых их и перевели из полевых полков на более легкую службу в гарнизоны, где они сильно отставали от строя. Рекрут также нужно было обучить трудному в то время фронтовому делу.
Каждая рота делилась на два взвода и строилась в три шеренги. Задняя шеренга заряжала ружья и передавала их двум передним. Делалось это потому, что заряжание требовало много времени. Ружья были тяжелые, калибром в 7 1/2 и 8 линий, стреляли недалеко, и бой всегда непременно сводился к штыковому удару.
В начале Февраля 1812 г. в Москву прибыл Ген.—Майор Неверовский и вступил в командование дивизией. В Апреле полки были окончательно укомплектованы рекрутами и готовы к походу. Состав нашего полка был доведен до 6 шт.-офицеров, 58 об.-офицеров и 2300 нижних чинов.
За отличное устройство новой дивизии и за усердие и старание при формировании ее 27 Апреля было объявлено Высочайшее благоволение Ген.-М. Неверовскому, бригадным и полковым командирам, которые при этом были назначены шефами своих полков*). Благоволение получили и батальонные командиры нашего полка: 1-го Майор Федоров, 2-го Майор Полосков**) и 3-го— Майор Сытин. -3-


*) В то время в полках, кроме командиров, были еще и шефы, которые и начальствовали полками. Полковые командиры являлись их помощниками.
**) Прикомандированный.


 

II
 

Между тем война надвигалась. Наполеон собрал огромную армию в 600 тысяч человек, в числе которых были представители всех подвластных ему народов. Кроме французов, в ней были немцы, итальянцы, испанцы, поляки, венгры, румыны и др. народности. Недаром назвали у нас войну с Наполеоном „нашествием дванадесяти языков".
У нас было всего 200 тысяч, которые могли быть выставлены к западной границе для встречи грозного врага. Войска были разделены на две армии. Одна, под начальством графа Барклая-де-Толли, защищала путь на Петербург и Москву, другая, которой командовал князь Багратион, расположена была южнее и прикрывала дорогу в Малороссию.
В начале Мая выступила из Москвы 27-я пех. дивизия и направилась к западной границе. Перед выступлением из полков были выделены вторые батальоны (в составе трех мушкатерских рот) и названы запасными. 2-й батальон нашего полка, под командою подполковника Коллена, вышел 14 Мая и направился к г. Бобруйску, а полк, в составе 1-го и 3-го (действующих) батальонов и 2-й гренадерской роты, выступил 5 Мая. При выходе из Москвы в полку находилось в строю 35 штаб и обер-офицеров и около 1500 нижних чинов. Сперва дивизия была направлена на г. Слоним, но затем ей приказано было свернуть к г. Новогрудку, куда она и прибыла 22 Июня. Здесь дивизия вошла в состав 8-го корпуса (Ген.-лейт. Бороздина 1-го) второй армии (Князя Багратиона).
7-го Июля из дивизии были выделены сводные гренадерские батальоны, составленные из вторых гренадерских рот. Батальоны поступили в сводную гренадерскую дивизию (графа Воронцова). -4-
В Июле же дивизия перешла временно в корпус ген. Раевского.
12-го Июня Наполеон с своей огромной армией перешел границу России. Против него находилась одна армия Барклая-де-Толли. Чтобы не подвергать обе армии отдельному поражению порознь, решено было соединить их. Местом соединения был выбран г. Смоленск, для чего армиям пришлось отступать к нему.
Делая большие переходы, 2-я армия успела к 22-му Июля подойти к Смоленску, где и произошло соединение ее с I-й.
26-го Июля наш полк был отделен от дивизии для несения в Смоленске гарнизонной службы; но не долго пришлось Виленцам нести службу мирного характера. Здесь у древних стен города, служивших в старину оплотом Московского государства против западных соседей, полк впервые пролил кровь свою за Отечество.
4-го Августа Наполеон направил огромные массы на Смоленск — и загорелся жаркий бой за обладание городом. 27-я дивизия, вместе с корпусом Ген. Раевского, весь день дралась у стен города, а на другой день, когда на смену Раевского пришел корпус Дохтурова, дивизия оставалась без смены и до поздней ночи сражалась на стенах города — от Никольских ворот до Днепра.
Виленский полк с честью вынес свое первое боевое испытание; потери его были больше, чем в остальных полках дивизии. Полк потерял убитыми Подпоручика Бирюкова и 112 нижних чинов и ранеными Майора Безобразова и Прапорщика Сухова. Нижних чинов ранеными и пропавшими без вести выбыло из строя 311 человек.
Особенно отличились Майор Безобразов, с двумя ротами защищавший закрытый путь у Никольских -5- ворот, где метким огнем нанес противнику огромные потери. Здесь же Безобразов был ранен осколками разорвавшейся бомбы*). Подпоручики Волков и Ярославов во время боя рвались вперед, служа нижним чинам примером доблести и отваги. Кроме того, Ярославов, не смотря на явную опасность, успешно исполнил данное ему поручение - зажечь форштат.
Из Смоленска полк вышел в составе 32 офицеров и 679 нижних чинов, потеряв при защите его более 400 человек.
Армия наша продолжала отступление, увлекая за собою французов в глубину России. Война становилась народной. Помещики и крестьяне оставляли свои деревни и уходили в леса, предварительно увезя или уничтожив все жизненные припасы. Французы шли по опустошенной стране, видя перед собой одни лишь горящие деревни. Знаменитая Наполеоновская армия начала терпеть лишения и приходить в расстройство. Начались грабежи, усилились болезни, армия растягивалась и сильно уменьшалась в числе.


III
 

Вскоре после оставления Смоленска главнокомандующим нашими армиями назначен был граф Кутузов. Прибыв к армии, он решил прекратить отступление и дать Наполеону генеральное сражение.
Недалеко от Москвы, у села Бородина русская армия остановилась на выбранной позиции. В 2-х верстах от нее, у дер. Шевардино, на кургане был построен редут с целью затруднить наступление французов на главную Бородинскую позицию. -6-


*) За отличие, оказанное при защите Смоленска, Майор Безобразов был награжден золотой шпагой с надписью „за храбрость".


Для защиты редута и прилежащей позиции была назначена 27-я пех. дивизия и несколько полков кавалерии.
24-го Августа, после полудня, дивизия расположилась следующим образом: батальон Симбирского полка занял редут, сзади которого стали, под командой Полковника Княжнина весь Виленский и батальон Симбирского полка. 1-я бригада с 6-ю орудиями стала влево от редута. 50-й егерский полк занял рощу левее и впереди позиции, а 49-й — еще левее для наблюдения дорог. Впереди позиции, в двух деревнях и в кустарниках правого берега речки Колочи находились стрелки из арриергарда ген. Коновницына, отступавшего перед Наполеоном. Стрелки эти и орудийный огонь редута сильно вредили наступавшим французским колоннам.
По приказанию Наполеона, пехотная дивизия ген. Компана выдвинулась вперед и вытеснила стрелков из одной деревни.
В то-же время наша артиллерия была усилена еще 12-ю конными орудиями, и огонь ее стал еще убийственнее. Видя это, Наполеон приказал Компану двинуться вперед и овладеть редутом.
После жаркой схватки, под напором французов, к которым подходили большие подкрепления, 50-й егерский полк отошел назад и присоединился к 1-й бригаде, бывшей на нашем левом фланге.
Заметив в 350 шагах перед редутом небольшой бугор, Компан занял его стрелками. Под прикрытием огня их на бугре было поставлено 8 пушек, а за бугром скрыт 61-й линейный полк. Французы тотчас-же открыли сильный орудийный огонь по редуту и по 1-й бригаде, расположенной рядом с редутом. В 5 час. вечера 61-й полк, построенный в колонны, внезапно бросился вперед и захватил редут.-7-
Но не успели французы устроиться, как Полк. Княжнин с Виленским полком и батальоном Симбирского был уж в редуте. Заработал трехгранный штык, французы были отброшены и редут снова был занят нашими.
Потерпев неудачу, ген. Компан развернул на линии бугра, занятого его батареей, всю дивизию и завязал жаркую перестрелку с 1-й бригадой и 50-м егерским полком. Противников разделяло небольшое возвышение, и с расстояния в 60 шагов они осыпали друг друга пулями и картечью.
Приближалась ночь. Компан снова двинул 61-й полк на редут и овладел им. Но на этот раз французам пришлось еще хуже. Шеф Симбирского полка Полк. Лошкарев атаковал редут и штыками истребил в нем целый батальон 61-го полка.
Дальнейшие попытки Компана были также напрасны. Во время новой атаки его колонны были смяты нашими кирасирами, которые при этом захватили французскую батарею. Драгуны от них не отставали и, атаковав другие французские колонны, также смяли их и взяли две пушки.
Наступила ночь, но свет от пожара дер. Шевардино, зажженной снарядами, освещал поле битвы.
Считая Шевардинский редут вполне использованным, Кутузов прислал приказание оставить его и отойти на главную позицию.
В 10 час. вечера наши, подобрав всех раненых, спокойно отошли назад. Кроме 7 пушек, взятых кавалерией, нами было захвачено несколько сот пленных. Французы потеряли более тысячи человек, большею частью убитыми.
Велики были и наши потери. Полковник Княжнин был ранен. Из офицеров полка Поручик -8- Фокт, Подпоручик Ярославов и Прапорщики Сыровчиков и Ловинецкий пали смертью героев. Оба батальонные командиры Майоры Губерти 2-й и Сытин, Поручик Некрасов, Подпоручик Муравский, Прапорщики Савков 2-й и Кн. Одоевский были ранены.
В бою полк потерял и своего шефа Полковника Губерти 1-го, который получил смертельную рану, от которой чрез несколько дней скончался.
Нижних чинов было убито 140, ранено 175 и пропало без вести 30. Более половины Виленцев выбыло из строя. Из 4-х штаб-офицеров остался один Майор Стремоухов, который и принял командование над остатками полка.
В приказе по армиям 25-го Августа Кутузов изъявил величайшую похвалу и благодарность за мужество и храбрость, оказанные войсками у Шевардина.
Не смотря на огромные потери, понесенные 27-й дивизией, через день, 26 Августа она приняла участие в знаменитом Бородинском сражении. В этом сражении полки дивизии были расположены на левом фланге позиции, у села Семеновского, где были устроены „флеши" (батареи). Французы вели яростные атаки на флеши, занятия сводными гренадерскими батальонами, которые 27-я дивизия подкрепляла.
Наш полк, во главе с Майором Стремоуховым, несколько раз ходил в штыки на французов, завладевших флешами и опрокидывал их. К вечеру дивизия была рассыпана в стрелковую цепь впереди гвардейских полков.
В этот день в нашем полку были ранены: Капитан Чеплевский, Поручик Слепцов, Подпоручик Маркьянович, Прапорщики Волков и Русанов; из них Чеплевский и Слепцов получили смертельные -9- раны. Кроме того, пропал без вести Поручик Александрович и ранен капитан Острежковский, бывший с своей 2-й гренадерской ротой в сводных гренадерских батальонах.
В Бородинском сражении обе армии, русская и французская потеряли половину своего состава. К вечеру 26-го, когда сражение затихло, русские сохранили за собою все свои позиции и были готовы на следующий день снова стать грудью против врага. Но граф Кутузов нашел более лучшим отступить, чтобы пополнить армию людьми и боевыми припасами и тогда с свежими силами обрушиться на французскую армию. Последняя же была в худших условиях: получать подкрепления и припасы ей было неоткуда.
Тяжело было русским продолжать отступление и отдавать Наполеону без боя первопрестольную столицу, но все верили, что Кутузов знает, что делает.
За отличия, оказанные Виленским полком 24-го и 26-го Августа, были награждены: Майор Сытин золотой шпагой с надписью "за храбрость", Майоры Губерти 2-й и Стремоухов — орденом Св. Владимира 4-й ст. с бантом, 19 об.-офицеров получили другие ордена. Фельдфебеля Дурашин и Васильев, подпрапорщик Вязьмитинов и портупей-прапорщик Аленин произведены в офицеры и 10 нижних чинов получили Георгиевские кресты*). Всем-же нижним чинам было пожаловано по 5 руб. на человека. Подпоручик Декастр и Прапорщик Жданов, бывшие ординарцами — первый у Кн. Багратиона и второй у Кн. Горчакова -и отличившиеся в бою, также получили награды.


*) Приводим фамилии первых Георгиевских кавалеров полка: унт,- офицеры Максим Прокофьев, Федор Васильев, Данило Халтурин; рядовые Михаил Яковлев, Данило Федотов, Кузьма Матвеев, Терентий Федотов, Никита Григорьев, Иван Власюк и Мартемьян Боровнев. -10-



 

 

 



return_links();?>
 

2004-2019 ©РегиментЪ.RU