УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Урусов С.П. История 4-го лейб-драгунского Псковского Ее Величества полка. 1701-1883 гг.

 2-е изд., СПб., 1886

 

Предисловие
Источники и документы, послужившее материалом для составления «Истории Псковского полка»

Глава I. Важнейшие моменты в истории военных сил Русского государства. —«Дружина» удельно-вечевого периода. —«Служилые люди» Московского государства. —Влияние поместной системы на характер русского военного сословия.—Свидетельство Посошкова. — Образование наемных дружин в западной Европе и в России. — Рейтарские и драгунские полки—Военные поселения. — Городовые казаки. —Стрельцы. — Преобразования русской армии при Петре I-м.—Усиленная мобилизация и сформирование новых военных сил в начале Великой Северной войны. —Царский Указ от 11 декабря 1700 года на имя Б. А. Голицына о сформировании 10-ти драгунских полков. — «Полк Новикова», получивший впоследствии наименование «Псковского». —Список его первых офицеров. — Состав, обмундирование и вооружение полка. — Общие замечания о коннице того времени. —Прибытие полка в Новгород. —Движение армии Шереметева в Лифляндию — Первый подвиг «Новикова полка» 4-го сентября 1701 года при столкновении со шведскими войсками майора Росса. — Аверкиев и Кобяков первые офицеры полка, павшие на поле брани. —Возвращение полка во Псков. —Деятельность Шереметева по организации и обучению войска. —Отношение к этому делу самого Петра и характерный указ его, относящийся к боевой дисциплине. —Выступление армии Шереметева 21 декабря 1701 года против ген. Шлиппенбаха. — Столкновение 29 декабря с драгунами Ливена.—Сражение при Эрестефере и первая крупная победа Русских над Шведами.—Степень участия в этой победе «полка Новикова».— Значение Эрестеферской победы.
Глава II. Великан Северная война. — Цели Петра, преследуемые ею. — Свидание Петра с Августом. — Паткуль и Ливонское рыцарство. —Деятельность Паткуля при дворе Августа и Петра 1-го. —Наступательный союз трех держав против Швеции. —Первые движения Августа и Фридриха датского.—Карл ХII в Дании и мир с Фридрихом. — Объявление войны Петром и движение русских войск к Нарве. —Осада Нарвы.—Появление Карла ХII пред Нарвой и вторжение его в русский лагерь — Причины неблагоприятного исхода битвы под Нарвою.—Сдача Нарвы Карлу и торжественный вход его в город. — Энергичная деятельность Петра после Нарвского поражения. — Наступательные движения Шереметевской армии в начале 1701 года. — Свидание Петра I-го с Августом I в мест. Биржах. — Договор, здесь заключенный, и его выполнение. —Неожиданное нападение Карла на Саксонцев при Риге и вторичная победа Карла. —Первые успехи русского оружия в течении 1701 года.—Армия Шереметева и полк Новикова в начале 1702 года.—Новый план наступательного движения русской армии. — Личность Ф. А. Новикова. —Столкновение отряда Шереметева с отрядом Шлиппенбаха близ Гуммельсгофа.—Геройский подпит капитана Шубина.—Потери отряда Шереметева и полка Новикова
Глава III. Опустошение Лифляндии, произведенное войсками Шереметева после сражения при Гуммельсгофе.—Отъезд из полка Ф.А. Новикова и прибытие нового командира, князя Вадбольского.—Действия полка Вадбольского при осаде Мензы.— Взятие г. Вольмара полками Вадбольского и других под общим предводительством ген. Вердина.—Осада и штурм Мариенбурга 25 августа 1702 г.—Возвращение армии Шереметева к Пскову.—План действий Петра в Ингрии и Лифляндии.— Движение русских войск к Нотебургу.—Осада и штурм Нотебурга.—Борьба Карла с Августом в течении 1702 г.— Заботы Петра об укреплении Ингерманландии.—Укрепление г. Ямбурга под непрерывным огнем неприятеля.—Вылазки полка Вадбольского из Ямбургских укреплений.—Геройская смерть Вадбольского под Иванем близ Ревеля.—Месть полка за смерть своего командира.—Князь Н. Ф. Мещерский, временный командир полка.—Положение дел в Польше в течении 1703 года и общий ход войны в течении этого времени.
Глава IV. Новый командир полка Н. Н). Ифлонт.—Шведские силы противопоставленные армии Шереметева. — Назначение армии Шереметева для осады Дерпта,—Фельдмаршал Огильви у Нарвы. Приказ Шереметева своей армии о выступлении.—Путь к Дерпту. — Деятельность полка Ифлонта во время приготовлений к осаде Дернта.—Укрепления и силы этого города.—Начало осады.—Схватка командира 3-й роты, Соколова, с отрядом Брандта у ворот св. Якова.—Прибытие к Дерпту государя и ход осады и его присутствие.—Ночь 12 июля и геройство Андрея Воейкова. —Сдачи Дерпта.—Потери полка при взятии Дерпта.—Бивуак близ Нарвы.—Ход борьбы поляков со шведами. — Пополнение русской армии новобранцами и присоединение к полку новой гренадерской роты под командой кн. Мещерского.—Общее положение дел в начале 1705 года.—Совет в Полоцке и его постановление.
Глава V. Генерал Баур и полк Ифлонта в Митаве. Дело под Мур-Мызою или Гемауерсгофом. Действие Ифлонта против Штакельберга. Геройская гибель Мещерского, Тютчева, Блудова, Кускова и Павлова. Пагубная добыча. Исход сражения под Мур-Мызою и потери полка в этой битве. Русские в Митаве. Армия Шереметева под Ригой. Нападение Ифлонта на Лоренца и хитрость Ифлонта. Отъезд Шереметева из вверенной ему армии и распадение его армии.  Баур - начальник кавалерии. Общий очерк хода войны в течении 1705 года. Зимовка полка под Ригою
Глава VI. Движение Карла XII к главной русской армии. Образцовая быстрота передвижения армии. Военный совет в Гродно. Гродненские укрепления. Шведы у Гродно. Отступление. Петр в Дубровне. Распоряжения Августа. Бедственное положение Огильви. Приказ г. Бауру. Прибытие полка Ифлонта в Могилев и ремонтировка полка. Царский смотр и Монаршая милость Ифлонту. Прибытие в Киев. Возвращение Шереметева к армии. Кавалерийский корпус под командой Меньшикова. Движение Меньшикова в Польшу и соединение его с Августом. Встреча Ренне с Потоцким при м. Алькинаки. Корпус Меньшикова и наш полк при Налиме. Мардефельд в роли Фомы Неверного. Король в положении «хуже губернаторского». Расположение войск н ход битвы при Калише. Орел с крыльями мокрой курицы. Капитан Самуил Соколов. Потери полка в битве под Калишем. Несчастное счастье короля польского. Альтраншатский мирный договор. Русские у Выборга. Общее положение дел к концу 1706 года

Глава VII. Затруднения - начало славы. Приготовления Карла ХII к походу в Россию. Совет в Жолкиеве и система медления и опустошения. Бутурлин и Облов в Новосильске. Обучение сквозным атакам с опасностью для жизни. Высочайшие награды полку. Капитан Раевский у Праги. Осада Выхова и важнейшие события кампании 1707 года. Движение Карла XII от Вислы к г. Гродно. Три дороги. Тайная и явная опасность для Петра. Александр не нашедший своего Дария. Приказ от 10 марта 1708 года; полк впервые получает наименование "Псковского". Гольц - начальник кавалерийского корпуса. Дело у Головчина. Крус и Бутковский. Карл переходит непроходимое болото и за это выигрывает сражение. Псковичи под Головчинымь. Псковский полк у М. Чирикова. Переход полка в отряд Баура. Столкновение Баура со Шведами у Раевки. Псковичи переходят в особый отряд своего бывшего командира Ифлонта. Ифлонть предупреждает Карла в Стародубе. Попытка помешать Левенгаупту. Шествие шведской армии под конвоем Русских. Мороз - русский союзник
ГЛАВА VIII.
Поворот счастья оть Шведов в сторону Русских. — Псковской полк переходить в отряд Гольца и отнрав- ляется в Польшу на помощь Синявскому.—Дело при Бе- логородке.—Встреча с Сапегою при Подкамене.—Стоянка в Бродах.— Смерть генерала Ифлонта.—Весть о полтав¬ской победе. — Высочайший смотр в Люблине. — Новый командир полка А. А. Эшхов. — Укомплектования полка новыми офицерами. — Отделение от Псковского полка гре- иадерской роты и начало 13-го Драгунского Военного Ордена полка.—Реставрация Августа. — Карл XII при дворе Сул¬тана.—Пребывание полка в Люблине.—Переход полка от Гольца к Меньшикову.—Год отдыха.—Встреча Псковичей с Поляками у Шкаламок. — На рубеже двух воин. — Приготовления к походу в Турцию .... Стр. 151 —164
ГЛАВА IX.
Интриги Бендерской кампании.—Обявление войны Турцией.— Псковской ПОЛК В отряде Гольца.—Эшхов передает Пско¬вичей Бозону. — Обновление офицерского состава полка. — Столкновение с Потоцким.—Петр п Екатерина в Яс¬сах.—Бранковаио и Кантемир не оправдывают надежды.—
9-ть тысяч против 100. — Мясная диэта. —Совещание о продовольствии. — Отчаянная командировка Ренна с драгу¬нами.—Отставка Бозона.—П. II. Лачииов.—Поход Пско-вичей к Браилову в отряде Рена. — Русская армия у Сто- лешти. — Критическая минута.—Мирные переговоры.—Рен под Браиловым.—Участие Псковского полка в знаменитой Браиловской битве. — Взятие Браилова Русскими. — Потери полка в битве.—Награды героям Браилова.—Влияние Браи¬лова на турецкое умозрение. — Статьи мирного договора. — Возвращение русской армии на родину. . . . Стр. 165—179
ГЛАВА X.
Киевская ремонтировка. — 9 месяцев в Путивле.— Пере¬ход полка в Ригу.—I. II. Роланд. — В Дишшпнде.—
Характерные приказы но полку. — Офицерство Петровского времени.—1715—1719 годы в Риге и Ревеле.—Между Ко- порьем и Нарвой.—Ништадский мир. — Работы в Петер¬гофе. — Переход полка в Украйну. — Строгость.— Форпо¬сты на польской границе.—Кончина Петра Великого.—Ека¬терина 1 и Петр 11,—Временное переименование полка из <Псковского» в «Шацкий». — Усмирение казаков. —Анна Иоанновна.—Миних президент Военной Коллегии и его ре¬формы в русской армии, вообще, и в кавалерии в част¬ности.—Уравнение окладов.—Переобмундироваиие драгун.— Охранительная деятельность полка в Украйне.—Роланд, Коррет и Горюшкин.—Война с Польшею.—Татарские на¬беги под Турецким покровительством. —Юрлов.—Стен¬ной поход полка в отряде Леонтьева. — Лошадиный мор.
10-ти тысячная жертва степи.—Приготовления к турецкой войне, —Копья, рогатки и повозки для раненых. Стр. 180—197
ГЛАВА XI.
■Начало Турецкой кампаиин 1736 — 1740. — Назначение Лева- шева командиром Псковского полка. — Псковичи под Азо¬вым. — Отражение Псковским полком турецкой вылазки 14 апреля 1736 г. — Вылазка 14 июля. — Взятие Азова.— Возвращение в Украйну,—Охрана пограиичиой линии.—По¬ход отряда Ласси в Крым в 1737 г! — *По морю аки по суху». — Ласси и Снигель.— Первая схватка у Карас- Базара,—Взятие п разрушение Карас-Вазара.—Возвращение к Крымским границам. — Зимовка 1737 — 1738 г. в Украйне.—Из генералов в солдаты.—Поход 1738 г.— Морской ветер блогоприятный для пехоты и конницы. — Штурм н взятие Перекопа 8-го июля 1738 г.—Дальнейшее движение в Крым.—Схватка Спигеля с татарами 20 июля 1738 года. — Шестикратная атака. — Возвращение к Перекопу и в Украйну. — Год выжидания. — Белградский мир Стр. 198—215
ГЛАВА XII.
Указ об отставке. — Кейт начальник Украйны. — Пско¬вичи под командой Штофеля. — Тучки иа шведском гори¬зонте. — Бироновщина. — Трон и ссылка. —Анна Леополь¬довна и Елизавета Петровна. — Василий Потресов. — Опала на Немцев.—Конец шведской войны.—Персидская экспе¬диция для конвоирования шаха. — Разнузданность армии в мирное время.—Неуместная самобытность.—Потери русской армии.—Псковской полк и Шацкоии п Алатырской провин¬циях.—Безденежное довольствие. — В Нежинской провин¬ции.— Разбросанный постой. — Герман фои-Брин.— Фор¬посты на польской границе.—Зубов и Ренкер,—Отмена обязательной службы дворянства.—Екатерина II.—Указ от 14-го января 1763 г., в силу.которого полк был на¬зван Псковским Карабинерным. — Багратион. — Перемена полковников и дислокация полков.— Ежемесячные отчеты и полковыя ученья. — Первая война с Турцией 1768 —
1774 год. — Псковичи в армии Румянцева, в корпусе Берга.—Начало воениых действий полка с июля 1769 г.— Поход к р. Сивати. — Под Бендерами. — 14-е сентября 1770 г.— Штурм и взятие Бендер.—Мастафнн и Десор- нет. — ИИИток. — Снова под Перекопом. — Геройский под¬виг ротмистра Давыдова. — Первый Георгиевский кавалер полка.— Встреча с Турками у Кефу. — Неудачные мирные переговоры.—В Елизаветградской провинции.—Кучук-Кай- парджийский мир 1774 года Стр. 216—237
ГЛАВА XIII.
Расформирование армии и присоединение к нашему полку одного эскадрона из Новгородского полка. — Потемкин во главе воеииой коллегии. — Мнение Потемкина о драгунах и карабинерах. — Одежда и вооружение драгун Екатериннн-
ского времени.—Провиант и фураж.—Лошади.—Ремоитеры и ремонтировка.—Сформирование армии Голицына.—Коман¬дировка на берега Балтийского моря. — Барклай-де-Толли ка¬пралом Псковского волка. — Кноринг. — Жизнь полка в Фелине 1778—1786 г.—Улучшение фронтовой выправки.— Образование русских офицеров. — Первый полковник с высшим военным образованием.—Сокращение армии Голи¬цина п передача ея Салтыкову. — Васильчиков и Мамон¬тов.— Переформирование полка из карабинерного опять в драгунский.—Шведская война 1788—1790 г,—Расположение русских войск в 1789 г. — Псковичи в отряде гене¬рала Денисова. — Сражение при дсревие Кири. — Поручик Толь и полковник Анреп герои этого сражения. — Дело под С. Михелем.—Корнет Фадеев и подполковник Тре¬губов.—Зимовка 1789—1790 года,—Голод и болезни.— Маркитанты. — Дело при Севатайполе. — Курсель, Остен- Сакен, Баранов и Сибирский. — Рекогносцировка пору¬чика Безелли.— Верельский мир. — Возвращение иолка в Ямбург Стр. ^38 257
ГЛАВА X1Y.
Польския дела в конце XVIII столетия. — Пагубное покро¬вительство и гибельная свобода. — Псковской полк во 2-й Литовской армии в Ковне.—Разездная служба.—Схватка цремьер-маиора Вестфалена с польской шайкой 15-го мая 1792 года.—Поручик Молотков и вахмистр Давыдов.—
13-го и 14-го июля 1792 г. при д. Кремни. — А. Д. Тол¬стой.—Польская кампания 1794 года.—Встреча Псковичей с польским отрядом у деревни Вицель 7-го июня. — Пе¬рестрелка 12-го июня при м. Кобылышках и Поставах.— Толстой и Остеи-Сакен при Свенцяиах и Ольшанах 8-го июля 1794 года. — Псковской полк в армии Ферзена.— Встреча с Костюшкой.—Вахмистр Трубников и премьер- маиор Белищев. — Предсмертное каре Костюшки tipn Ма-
циовицах.—Полковник Гу риель и секунд-маиор Винтер.— Высочайшия награды. — Движение на Варшаву в корпус Кноринга.—Штурм и взятие Праги.—Finis I’oloniae.— Псков¬ской полк в окрестностях Гродно. — Назначение ше¬фом полка графа Н. И. Салтыкова. — Полк в Вилен¬ском воеводстве и в Полоцком наместничестве.—Смерть графа Толстого Стр. 258—277
ГЛАВА XV.
На рубеже двух веков.
Эпоха реакции и неопределенной политики.—Отражение этой политики на судьбе полка. — Скитание полка из угла в угол России.— Перетасовки вверху и внизу.—Калейдоскоп дивизионных и корпусных командиров,—В три года три командира: Остен-Сакен, Блюм и Гуриель. — Псковской полк под наименованиями: полка барона Остен-Сакена и затем полка принца Евгения Внртембергского. — Состояние русской кавалерии в конце XYI11 столетия.—Подразделения полка. — Конный строй екатерининского времени. — Влияпие Потемкина, Румянцева и Суворова на дух и образование кавалерии.—Устройство кавалерийских полков в царство¬вание Екатерины П.— Времена Павла 1.—Перемены, произ¬веденныя им в драгунских полках.—Обмундироваиие, снаряжение и вооружение драгунского полка в царствование Павла I. — Влияние прусской системы. — Головоломныя по¬строения конницы на ученьях. — Характер нового воин¬ского устава Стр. 278—298
ГЛАВА XVI.
Новый век, новое царствование и новые порядки. — Новое наименование н новая обмундировка и вооружение полка.—
Строй драгунских полков александровского времени.—с Алек¬сандровская колонна».—Влияние гвардии.—Печальныя послед-
ствия неудачного подражания ей.— Положение политических дел в Европе. — Приготовления России к войне с На¬полеоном. — Выступление полка пз Вязьмы на западную границу.—Первая война.—Почему полк не участвовал в ней.—Приготовлении наши к новой войне.—Вторичное вступ¬ление полка за-границу. — Сражения при Пултуске и Голи- мине.—Результаты последней битвы.—Отличившиеся «Пско¬вичи». — Передвижения нашей армии. — Отступление ея от Пиково.—Арриергардныя стычки с неприятелем,—Выдаю¬щиеся эпизоды их. — Полученныя полком награды,— Дви¬жение к Прейсиш-Эйлау. — Двухдневный бой на полях его.—Итоги боя.—Битва под Гейльсбергом.—Подвиги Го¬лощапова и Пушкарева. — Фридландское сражение. — Мнения о нем иностранцев Стр. 299—325
ГЛАВА XVII.
Мирная стоянка в Лиде.—Неприятныя воспоминания о «вто¬ром Аустерлице».—«Военная прогулка» в Австрию в 1809 г. Стоянка в Видзе,—Полковник Засс.—Поли¬
тическия события, породившия «отечественную войну».—
Наши приготовления к ней,—Вступление в Россию наполео¬новских полчищ.—Псковской драгунский полк отступает к Москве в арриергарде армии Кутузова.—Бой его с не¬приятельским авангардом при Кочержншках.—Награды полку.—Дальнейшее отступление.—Битва при Бородине.— Подвиг Псковского драгунского полка.—Обилие полученных им наград.—Движение через Москву на рязанскую и ка¬лужскую дорогу.—Дело при д. Винковой и награды за него полку. —Тарутинское сражение.—Усиленный переход к Малоярославцу.—Движение к Вильно.—Лихое преследование отрядов маршала Даву и вице-короля Евгения.—Полк по¬лучает в подарок французския кпрассы.—Счет нашим потерям.—Меры к пополнению их,—Проводы маршала Нея русской кавалерией.—Преобразование Псковских драгун
в кирассир.—Назначение полка для удаления австро-саксон¬ского отряда кн. Шварценберга из пределов России.— Добровольное удаление его.—Вступление Псковских кнрасснр в герцогство Варшавское Стр. 326—350
ГЛАВА XVIII.
Мотивы нродолниения борьбы с Наполеоном.—Приготовления к ией русской кавалерии.—Поход заграницу.—Люценское сражение.—Недоразумение по поводу пассивной роли Псков¬ского кнрассирского полка во время битвы 20 апреля 1813 г.—Отступление к Вауцену.—Перемирие.—Швеция и Авст¬рия присоединяются к русско-прусской коалиции.— Дввгкенив союзных армий к Дрездену н отступление в Богемию. —
Бой при Кульме.—Награды Псковичам.—Погром наполео¬новской армии под Лейпцигом. — Новыя награды полку.— Вриеннская победа.—Бар-сюр-Обское сражение. — Странное шатание псковских кирассир вокруг поля этого сражения.—
За мост при Даланкуре полковник Пушкарев награждается прусским орденом.—Кирассирския дела цри ЛажюсселцТруа, Арсис, Су-Сен-Круа и Фер-Шампенуаз. — Опять награды Псковичам.—Сражение под Парижем и капитуляция его.— Триумфальное шествие кирассир по улицам Парижа.—Возвра¬щение их на родину.—Вторичное посещение полком Парижа в 1815 г. — Убитые и раненые Псковичи в наполеонов¬ских войсках. — Мирное десятилетие. . . Стр. 351—376
ГЛАВА XIX.
Присяга новому Императору. — Отношения Псковского полка к зоговору <декабристов».—Верность основанная на убеж¬дении.—Мирное пятилетие.—Реформы и нововведения.—Пре¬бывание полка в Воронежской губернии.—Новый командир полка.—Личность Н. II. Петрищева. —Передвижение полка в г. Гадяч.—Высочайший смотр в Козельце и награда А. Г.
Сомову.—Возвращении в Гадяч.—Слухи о польском воз¬стании.—Подготовление и возникновение польского возстания.—
Партии в Польше.—Лелевел и Чарторыжский.—17 ноября 1830 года в Варшаве. — Ход польской войны до смерти Дибича.—Организация русской армии в Литве под командой гр. Толстого.—2-й резервный кавалерийский корпус Ники¬тина.—Положение дел в Литве и план графа Толстого.— Гельгуд и его отряды.—Исход борьбы с ними.—Уничто¬жение партизанского отряда Заливского частью нашего кор¬пуса,—Роль нашего полка в кампании 1831 года. — Рот¬мистр Филатьев.—Возвращение с похода.—А. Г. Сомов и его деятельность по полку. — Преемники Сомова: Чере¬мисов, Стунеев, Де-Росси и Арсеньев. — Конец 3-го полустолетия и юбилей нолуторовекового существования полка ^ТР- ^77 ^08
ГЛАВА XX.
Печальные дни начала четвертого полустолетия. — Крымская кампания. —Передвижение нашего полка в зависимости от хода военных действий.—Царствование реформ. — Работы Инспекторского Департамента н отражение их па судьбе иа- шего полка. — Кирассирский и Лейб-Кирассирский ЕяВеличе- ства полк.—Начало Елисаветградского Драгунского полка.—
Его связь с Московским Драгунским Его Величества пол¬ком.—Возвращеииенашему полку наименования Псковского.— Присоединение к названию нашего полка слова «кадровый».—
14-го мая 1860 года: возникновение Лейб-Драгунского Псков¬ского Ея Величества полка.—Военныя реформы, прерванныя польским возстанием.—Ход возстания 1863 года в Се¬веро-Западном крае.—Дкишение и разгром польских шаек в Поневежеком и Шавельском уездах Ковенской губер¬нии.—Роль нашего полка в усмирении польского возстания.—Дело под Бельвеншикамп; капитан Малиновский и вахмистр Красильщиков.—Разгром польской шайки близ Новой Де- ревин; прапорщик Комар и юнкер Золотницкий.— Скобе¬лев и М. Г. Улан; пх влияние на свой полк. —Несчаст¬ный случай с полковником Уланом в начале польского возстания.—Краткий очерк жизни и быта нашего полка за последние 20 лет его существования.—Заключение.

 

Предисловие

 

Нужно-ли доказывать интерес, необходимость и важность полковой истории для однополчан? Нам кажется, что — нет. И если это можно сказать вообще о всяком полке, то о нашем — в особенности. Наш полк насчитывает в своем прошлом слишком сто восемьдесят лет славного существования; он был видным участником истории нашего государства; пред ним прошли важнейшие события в жизни нашей родины; на его глазах не одно поколение сменило собою другое; в глубине его прошлого хранятся предания почти двух веков, — от славных дел Петра до незабвенных дней в Бозе почившего монарха... Разве все это не может составить собою интересный и достойный предмет истории?!
Но помимо того, знание полковой истории является нравственным долгом однополчан. Под сению знамен нашего полка легли ряды героев-богатырей, павших на поле брани. Смело встречали они в бою свою смерть, прямо смотрели -VII- ей в глаза: они знали, что умирают, исполняя свой священный долг пред Престолом и Отечеством, они надеялись, они твердо верили в то, что с их смертию еще не все для них прекратится, что там впереди, в будущем еще долго, долго будет жить на земле намять о их славных подвигах, долго будет переходить она из уст в уста среди однополчан, доколе самый полк не сделается достоянием прошлого. Эта надежда облегчала их предсмертные страдания.
И не одни павшие в бою герои были проникнуты этой животворящей надеждой, ею жили и все выдающиеся, честные и наиболее энергичные личности полка и в мирное время его существования. Их безкорыстное и верное служение на пользу своего полка достойно памяти однополчан на ряду с прочими.
Итак, на однополчанах современниках лежит священная нравственная обязанность хранить намять об их предшественниках.
Таково нравственное обоснование полковой истории, но кроме этого, существует еще и . другое ея обоснование, если можно так выразиться, утилитарное. Жизнь полка, как и жизнь всякого организованного целого, подлежит -VIII- развитию, прогрессу и улучшению. Это улучшение строится, главным образом, на указаниях опыта прошлого. Но, конечно, нужно предварительно узнать, изучить это прошлое во всех необходимых подробностях, чтобы воспользоваться указаниями его поучительного опыта.
Таково наше убеждение в настоящую минуту, таким же оно было и два года тому назад, когда мы получили лестное поручение составить историю нашего полка. Мы приступили к возложенному на нас труду, прежде всего, с сознанием всей важности порученной нам задачи. Но первые же шаги в попытках к ее разрешению привели нас еще к другому сознанию, к сознанию ее, почти непреоборимой, трудности...
Сущность предстоявшей нам задачи мы формулировали себе таким образом: нужно очертить внешние действия и подвиги, как целого полка, так и отдельных его членов, и кроме того, ярко охарактеризовать внутренний его быт в разные эпохи его существования, останавливаясь на более замечательных годах и личностях. Сформулировав задачу, мы перешли затем к данным для ее решения, — -IX- мы занялись источниками. Прежде всего, конечно, нам пришлось взяться за архив полка. Мы знали о существовании 913 ст. свод. в. и., на основании 2-го приложения, которой ко всегдашнему хранению в полковых архивах подлежат: 1) Высочайшие грамоты и рескрипты; 2) приказы но полку и те из приказов по армии корпусу и дивизии, которые служат для руководства: 3) входящие и исходящие журналы; 4) описи делам; 5) штрафные журналы и военно-судные дела об офицерах; 6) алфавиты и послужные списки, и 7) дела, имеющие важность в историческом отношении. Помня о существовании подобной статьи, мы вошли в полковой архив с большими надеждами, но... вышли — с самым прискорбным разочарованием...
Прежде всего оказалось, что все данные полкового архива не идут глубже 1843 года, а между тем, наш полк был основан в 1701 г. Таким образом всей полуторавековой истории полка для полкового архива не существовало, она была безпощадно им похерена... Но чем же могли мы воспользоваться из того, что сохранилось? Высочайших грамот и рескриптов оказалось не много; приказы по полку, -X- штрафные журналы и военно-судные дела, сохранившиеся в архиве, не заключали в себе ничего характерного, что могло бы послужить для исторических выводов и обобщений; алфавитные и послужные списки в большинстве случаев не заключали в себе никаких данных, кроме имени, отчества, фамилии и времени производства в чин, т. е. данных мало поучительных в историческом смысле, к тому же и эти данные имелись лишь с 1858 года, а кто был в полку раньше, об этом не сохранилось ровно никаких сведений; входящие и исходящие журналы и описи дедам, по своей безграмотности, оказались более поучительны в грамматическом, чем в историческом смысле... Наконец, так называемые, «дела имеющие важность в историческом отношении», оказались лишь злой насмешкой над собственным названием...
Таким образом, когда мы подвели общий итог всему добытому нами в полковом архиве и полученный результат сопоставили с рубриками вышеупомянутой 913 ст. св. в. пост., мы испытали то ощущение, какое испытывает голодный человек, которому подали роскошное меню и совершенно не подали обеда... -XI-
Оставя полковой архив и получив командировку в Петербург, мы отправились сюда, чтобы приступить к занятиям в архивах Интендантского Музея и Ученого Комитета Главного Штаба. Здесь нас встретило любезное и внимательное отношение заведующих архивами, которые открыли нам доступ к драгоценным сокровищам этих замечательных учреждений.
Войдя в залы архива и взглянув на громадные высокие шкафы его, наполненные сверху до низу безчисленными рукописями, мы были поражены этой грандиозной картиной. Она, должны сознаться, поселила в нас, на первых порах, грустное убеждение в том, что одного разрешения или приказания начальства далеко еще недостаточно для того, чтобы сделаться полковым историком... В первое время, мы робко смотрели на эти архивные сокровища и не знали, с какой стороны к ним подойти, как за них взяться. Эго было своего рода «embarras de richesse»...
Но вот кое-как мы осмотрелись, ориентировались и приступили к розысканию материалов, пригодных для составления нашей истории. Тут мы вскоре заметили, что, придав, -XII- так сказать, внешнее достоинство хранимому материалу, архив ничего не мог сделать дли улучшения внутреннего содержания этого материала. Архив собирал и тщательно хранил вытребованные отовсюду и в разные времена ответы на известные вопросы истории и быта полков, но составление, а следовательно и достоинство внутреннего содержания этих ответов от архива уже не зависело. В этом обстоятельстве кроется причина того грустного факта, что мы в столь богатых и образцовых архивах, как архивы Интендантского Музея, Библиотеки Ученого Комитета Главного Штаба, Лефортовского дворца, Министерства Иностранных Дел и Румянцевского Музея, не смотря на все обилие представленного нам материала, могли воспользоваться, сравнительно, весьма немногим. Мало того, некоторые из попадавшихся нам под руки документов не только не были нам полезны, но даже напротив приводили нас в отчаяние и сбивали с толку. Переворачивая, например, кипы бумаг, хранящихся в архивах, мы встречаем рукопись, на первой странице которой старинным почерком начертано следующее заглавие: -XIII-

ЖУРНАЛ

 

По Указу Государственной Военной Коллегии, 1804 года к июне месяце последовавшему, сделанный в Псковском драгунском полку из имеющихся при оном документов, с описанием бытия в походах и сражениях против неприятели, случающихся в полку перемен, равно, почему именно и чего описать невозможно, обо всем явствует в последующем.


Только что приступающий к исследованиям полковой истории, встретись с таким многообещающим заглавием, должен, конечно, необыкновенно обрадоваться, полагая найти под этим заглавием ту руководящую спасительную нить, которая вывела бы его из лабиринта туманного прошлого. Так было и с нами. Мы с необычайной поспешностью принялись за разбор и чтение названного документа, но первые же строки его привели нас к полнейшему отчаянию! Вот что гласили первые строки этого манускрипта:


С начала формировании сего полка, к 1701 году, именовался по шефам, а после того Псковским драгунским до 1763 года, по где находился в походах, по неимению при полку документов, неизвестно...
 

Сюрприз, положительно, неожиданный! Полк возник в тяжелую и бурную годину раннего начала прошлого столетия, он родился под -XIV- грозные звуки пушечной и ружейной боевой пальбы, и только что увидел свет, кок двинулся в битву и в бою со врагом воспринял свое кровавое крещение. До 1763 года полк уже пережил три продолжительные кампании, имел более десятка кровавых схваток с неприятелем, положил целые сотни своих храбрых сынов на поле битвы; и вдруг, все это славное 62-х-летнее прошлое предано самому легко-мысленному забвению! И кем-же? Не более не менее, как самими однополчанами... Цитируемый нами «Журнал» подписан в 1812 году полковым командиром Зассом, следовательно, документ этот вышел из таких источников, откуда можно было бы ожидать самых обстоятельных сведений и где таковые сведения должны были бы непременно находиться. Нам приходилось собственными силами произвести нелегкую работу откапывания и спасения заживо погребенного шестидесятидвухлетнего прошлого полка. Читатель увидит, что, до некоторой степени, нам удалось это сделать. По «Сказкам полка» и другим архивным материалам мы старались, хотя в общих чертах восстановить историю первых 62-х лет нашего прошлого. Правда, это далось нам -XV- с не малыми трудностями. Сказки полка времен Петра I-го и его преемников написаны таким замысловатым для простого смертного почерком, что мы должны были обратиться к содействию специалиста по разбору древних актов, который за известное вознаграждение должен был читать рукописи, а мы записывали то, что считали подходящим для наших целей.
Как ни трудно разбирать древние рукописи, тем не менее, не только их, но даже египетские иероглифы мы предпочли бы безграмотности и невежеству наших военных писарей. Этот камень преткновения полагает подчас такие препятствия, на преодолевание которых уходит не мало времени. В подтверждение и пояснение сказанного, мы могли бы привести массу примеров. Ограничимся первыми подвернувшимися под руку. В одном из попавшихся нам документов мы читаем, например, что такой-то офицер получил орден Георгия 4-й степени «за примерную храбрость, выказанную им в битве при Ферманштадте»... Сколько бы вы пи ломали головы, сколько бы вы не рылись в военно-исторических и географических сочинениях, сколько бы не слепили глаз, водя -XVI- пальцем по самым подробнейшим картам, по веки веков вы не отыщете «Ферманштадта», по той простой причине, что подобная местность существует только в пылком воображении военного писаря и есть, на самом деле, ни что иное, как... что бы выдумали?—"Фер- шампенуаз". А вот еще другой офицер получает награду за битву «под Барнаобом». Вы, конечно, полагаете, что подобная местность должна быть где-нибудь на Кавказе или в Крыму; но напрасно стали бы искать ее там: она — во Франции и есть ни что иное, как — Барсюроб...
Не мало времени нужно потратить на то, чтобы уяснить себе эти недоразумения и устранить все их последствия. А последствия могут быть самые неожиданные: например, вместо Французской кампании или Отечественной войны, вы можете заставить героя вести войну с кавказскими горцами или с крымскими татарами, с которыми герой, может быть, и во сне не встречался.
Много времени и также непроизводительно ушло у нас на разъезды по разным местностям России, в которых перебывал наш полк в течении своего многолетнего существования. -XVII- В надежде отыскать указания на быт и историю нашего полка в местных архивах Воинских Начальников мы решились затратить деньги и время и предпринять поездку в Брянск, Орел, Курск, Харьков и Елисаветград. Приобретения, совершенные в эти поездки, не соответствовали произведенным на них затратам, тем не менее, при воспоминании об этих поездках, мы не можем не вспомнить о том любезном приеме, который был сделан нам в Елисаветграде местным Воинским Начальником. Благодаря его содействию, нам удалось добыть некоторые сведения о времени Военных Поселений, и мы считаем своею приятной обязанностью высказать здесь свою искреннюю признательность.
В общем итоге, поездки по провинциальным архивам дали нам очень мало, а времени отняли порядочно. Вообще время уходило быстро и незаметно. Уходило оно на медленный и кропотливый разбор старинных документов, уходило на просмотр и чтение специальных военно-исторических сочинений, обыкновенно отличающихся чрезвычайно обширными -XVIII- размерами*; уходило время на переписку и разъезды, и в общем, незаметно прошли те два года, которые даны нам были на всю нашу работу. Требовалось уже оканчивать ее, тогда как, в сущности, мы только подготовлены были к ее началу. Мы едва успели разобраться среди массы прошедшего чрез наши руки материала, отнестись к нему с осмысленной критикой, собрать пригодное для наших целей и расположить его по определенной системе.
Оставалось сделать еще очень многое: нужно было написать и отпечатать «Историю», как законченное целое и сделать это необходимо было в каких-нибудь 3—4 месяца. Пришлось спешить, писать и печатать одновременно, и это обстоятельство, неизбежно, должно было неблагоприятно отозваться на нашей работе. Читатель, без сомнения, с первых же страниц заметит крупные недостатки к тщательности, правильности изложения и в аккуратности издания: но мы надеемся, что эти недостатки будут нам прощены, не только из одной снисходительности, но и по чувству справедливости. -XIX-


* Так, например, для ознакомления с войнами Александра І-го необходимо прочитать, по крайней мере, сочинения Богдановича, а эти сочинения занимают около 5000 страниц!


Уже из предшествующего читатель мог видеть, что на неуспешность нашей работы влияли, до некоторой степени, обстоятельства, от нас независящие. Но мы не упомянули еще об одном из таких обстоятельств, самом важном и самом прискорбном для нас по своей сущности и по своим последствиям. Чтобы уяснить всю важность этого обстоятельства, мы позволим себе сделать некоторое теоретическое отступление.
Полковая история, вообще, — дело новое, за которое принялись у нас только в недавнее время. Большинство наших полков еще совершенно не имеет своей писанной или печатной истории, для других полков совершены только первые попытки к составлению их истории и лишь весьма немногие видели вторичное ее издание*. Мы не будем доказывать здесь необходимость полковой истории: это было бы повторением отчасти того, что было сказано выше нами самими, отчасти—того, что говорилось уже неоднократно другими**. Напомним только, что полная история, сохраняя традиции  -XX-


* Кажется, только Л.-Гв. Преображенский да Семеновский полки.
** См. напр., «Историю Ямбургского полка», Крестовского. Предисловие.


полка, делает его знамя из простого куска материи, прибитого к древку,—красноречивым символом славы полка, тесной связи его настоящего с его прошедшим и будущим; она осмысливает жизнь и деятельность каждого члена полка и говорит ему, что его кратковременное существование на земле тесно связано с вековым существованием полка, вместе с ним оно давно уже зародилось в прошлом и вместе с ним еще долго будет жить в будущем...
Вопрос о необходимости полковой истории,— вопрос уже решенный и решенный категорически. Но мы желали бы остановиться па другом вопросе, а именно: как и из каких материалов составляется эта история?
По содержанию своему полковую историю можно разделить на внешнюю и внутреннюю. Первая представляет жизнь полка, по преимуществу, в боевое военное время, вторая, главным образом, — в мирное. Для составления первой, как такой, которая тесно связана с историею всего государства, имеется еще довольно значительное количество материалов, и эти материалы возможно собрать и сгруппировать отдельному лицу, взявшемуся за составление такой -XXI- истории. Что же касается истории второго рода, внутренней,—то она может быть составлена только коллективными, общими, совместными усилиями всех однополчан; для нее нет других материалов и источников, кроме воспоминаний, записок, очерков и дневников лиц, состоящих или состоявших в полку или имевших близкое к нему отношение. Тот, кому поручено составление истории полка, может, но нашему глубокому убеждению, своими личными усилиями воспроизвести лишь внешнюю историю полка; что же касается внутренней, то он в состоянии лишь пригласить к ее составлению всех вышеназванных нами лиц и, собрав их труды, сгруппировать доставленный ему материал в одно, более или менее, связное целое.
В таком положении находились и мы в отношении к предпринятому нами труду. Получив лестное для нас поручение, мы принялись за работу, о которой выше упомянули в подробности и тотчас же в «Русском Инвалиде» и в «Новом Времени» поместили троекратное печатное объявление, в котором приглашали всех служащих и служивших в полку к содействию нам в смысле только -XXII- что указанном. Зная, что высказанные нами взгляды на важность и значение полковой истории отнюдь не составляют исключительно только нашего достояния, мы вполне были уверены, что нам не откажут в просимом содействии. Прошел год. Мы не получили ни от кого ни единой строчки. Не теряя еще надежды, мы в тех же газетах повторили приглашение и одновременно направили в полк тоже приглашение служебным порядком. Но вот и второй год на исходе, пора уже приступить к окончательной отделке и печатанию, а на приглашение наше никто не отозвался ни единым словом. Положение наше было критическое. Известно, что в течении последних 70-ти лет, т. е. с 1815 года, наш полк, почти непрерывно, находился в условиях мирной обстановки. В войне 1831 года (с поляками) Псковской полк принимал самое незначительное участие*; что же касается усмирения восстания 1863 года, то его даже трудно назвать войною. Итак, за исключением каких-нибудь двух-трех годов, полк все это время жил совершенно мирною жизнию. Нет


* Он состоял в резервном кавалерийском корпусе генерала Никитина в Литовских губерниях. -XXIII-


никакого сомнения, что в этой жизни происходили свои особые, полные интереса, явления. Но нет также никакого сомнения, что сведений об этих явлениях мы не могли бы отыскать ни в каких сочинениях, ни в каких архивах. Они могли быть только присланы нам в ответ на наши приглашения и просьбы, но они не были нам присланы*. Скрепи сердце мы принялись за печатание того, что имелось у нас добытым нашими собственными усилиями. Мы превосходно понимаем, что указать на переименования, переформирования, расформирования, назначения, перемещения, переобмундирования полка и т. под. предметы еще не значит написать историю полка. Но что же делать?! Относительно упомянутого нами новейшего, да и вообще мирного, периода мы только и располагали подобными материалами.
Льстим себя надеждою, что наш труд, если и не вполне заслуживает названия «Истории


* Считаем приятным долгом сделать здесь некоторую оговорку. Когда мы приступили уже к печатанию своей «Истории» и отправили оттиск первого листа ее в полк, то через две недели получили от полковника Д. З. Якубовского несколько страничек из его воспоминаний о польском восстании и о полковник Улане; воспоминания эти и помещены нами в последней главе «Истории». Ми, тем более, признательны многоуважаемому Давиду Захаровичу, что он явился единственным из наших однополчан, который не отказал нам в просимом нами содѣйствіи.-XXIV-


полка», все-таки облегчит в будущем составлении таковой более счастливому нашему преемнику, которому, может быть, удастся встретить большее сочувствие и большую поддержку. За нами же останется право защитить себя словами древнего поэта: "Feci quod potui, feciant meliora potentes"... -XXV-
 



return_links();?>
 

2004-2019 ©РегиментЪ.RU