УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Глава IV. Стратегия и тактика шведской армии. Полководческая деятельность Карла XII и его генералов в начальный период Северной войны (1700-1709 гг.).
Карл XII: король — воин, стратег и тактик.

 

Говоря о Северной войне (1700-1721 гг.) и армии Швеции, мы не можем упустить роль 1 Карла XII, короля-полководца. Карл XII Ваза-Пфальц-Цвейбрюккен король шведов, Готов - и Вандалов родился 16/17 июня 1682 г. Карл XI, отец принца, делал все возможное для систематизации воспитания и образования сына. Принц Карл владел тремя иностранными языками (латинский, французский, немецкий), великолепно фехтовал, хорошо знал фортификацию, тактику, стратегию, математику. Кумиром юного принца был Юлий Цезарь. Его книга «Записки о Гэльской войне» стала для принца настольной.
Вообще в отечественной литературе личность короля Карла XII освещена крайне мало и однобоко. Из советских и русских историков наиболее полно личность и характер этого монарха даны академиком Е.В.Тарле в работе «Северная война и шведское нашествие на Россию». Карл XII и его жизнь намного лучше исследована иностранными историками и в первую очередь шведскими. Даже их мнение об этом короле крайне различное — от восторженных панегириков (Адлерфельд, Нордберг, Стилле, Фриксель) до критических исследований (Карлсон, Шёнгрен, Кильх).
Однако мы должны воздать должное человеку, которого Петр I назвал своим достойным противником. Все исследователи жизни короля сходятся в том, что он был крайне скрытен и никому не открывал своих мыслей и планов. Это естественно. Рано оставшись без отца Карл столкнулся со всеми низменными проявлениями характеров окружавших его людей. Как никто до него, он осознавал всю тяжесть ответственности, возложенной на его плечи.
По своему характеру он был человеком вспыльчивым, скрытным и очень упрямым. К мнению окружающих его людей он прислушивался очень редко. К тому же король был полностью лишен дипломатического и политического чутья, что впоследствии сыграло роковую роль в судьбе Карла и королевства.
С другой стороны он был очень силен как тактик, находчив в бою, быстр, необычайно решителен, особенно в минуту опасности, когда внезапно приходилось менять план атаки, под огнем противника. Способности короля, как стратега очень серьезно оспаривались. Например известный русский историк Леер в своем труде «Основы стратегии» так отзывался о стратегических способностях короля: «Вообще стратегия не была делом Карла XII».24
Подобного мнения придерживаются Тарле, Павленко, Молчанов, Тельпуховский и другие исследователи истории Северной войны (1700-1721 гг.).
С другой стороны А.Стилле в своей работе «Карл XII как стратег и тактик» придерживается абсолютно другого мнения.
Мы же постараемся изложить наше мнение в ходе написания этой главы.
Король был очень вынослив физически, крайне воздержан в еде и пил только воду.

«Его воздержанность, суровый спартанский образ жизни, недоступность соблазнам, свойственным молодости (а ведь он убит был сравнительно молодым, тридцатипяти с небольшим лет) — все это внушало к нему уважение среди окружающих»25.
К тому же король был во многом искателем приключений (авантюристом). Человек необычайной гордости и отваги он часто, не задумываясь о последствиях, принимал самые необычные решения и очертя голову бросался в атаку во главе своих солдат в самых трудных и опасных местах боя. Для солдат и офицеров своей армии он стал символом победы. Рискуя своей жизнью, король требовал того же самого и от своих подданных. По отношению к пленным солдатам, в первую очередь русским и местному населению (польскому, саксонскому, русскому) он был безжалостен. Русских пленных либо увечили, либо убивали. Местное население, оказывавшее малейшее сопротивление шведам, также подвергалось репрессиям со стороны короля. Однако, отмечая такой факт, как безжалостность и жестокость не следует забывать о подобном поведении русских войск в отношении пленных шведов и населения шведских прибалтийских провинций и Карелии.
Из вышеизложенного мы можем сделать вывод, что великолепную шведскую армию возглавлял «огромный военный талант»26 Карл XII. «Воевал Карл XII, вопреки многим линейным шаблонам, предписывавшим выигрывать войну маневрированием с целью защиты кордонных линий и коммуникаций. Магазины, обозы, артиллерия — все бросалось им ради внезапности»27.
Намного раньше Румянцева, Суворова, Фридриха II и Морица Саксонского шведский король стал действовать по принципу, впоследствии сформулированным Наполеоном I «Сила армии, как в механике, измеряется массой, умноженной на скорость». Под стать своему монарху были его генералы и старшие офицеры.
Фельдмаршал К. Реншильд (1651-1722 гг.) учился в Лундском университете, помимо немецкого знал французский и латынь, длительное время воевал в составе войск Голландских штатов. Именно ему Швеция была обязана великолепной победой при Фрауштадте (2 февраля 1706 г.) над русско-саксонской армией фельдмаршала Шуленбурга.
«Карл Густав Реншёльд был бесцветный блондин с повелительной внешностью: заостреный нос, маленький рот и холодный взгляд. Умелый и бывалый военный, сурово и усердно служащий королю и короне, сдержанный, сильный, холерического темперамента. По отношению к сослуживцам и подчиненным высказывал недружелюбное высокомерие. Пятидесяти семи лет, родом из Штральзунда в шведской Передней Померании, где его отец был членом государственного суда... Во время Сконской войны в 70-е годы XVII в. с полнотой проявил способность командовать и бесстрашие в бою. По службе продвигался быстро. Подполковником стал в 26 лет. Он был в высшей степени компетентен как полководец»28. Вместе с тем он был очень жесток и именно по его приказу шведы после битвы при Фрауштадте перебили всех русских пленных.
Генерал А.Л.Левенгаупт (1659-1719 гг.), потомок древнего аристократического рода, по материнской линии приходился Карлу XII дальним родственником. Его мать из рода князей Гогенлоэ-Нойштайн Унд Гляйхен приходилась троюродной сестрой королю Карлу X Густаву (1654-166,0 г.). Рано осиротев он воспитывался у своих родственников-— Делагарди и Врангель. Левенгаупт учился в трех университетах — Лундском, Уппсальском и Ростокском, причем в последнем защитил диссертацию. Не надеясь найти себе достойное место на королевской службе он поступил в войска курфюрста Баварского и воевал против турок. Затем, вступив в голландские войска, принял участие в войне против Франции (1688-1697 гг.). В 1700 г. принял командование одним из резервных полков шведской королевской армии, носившего его имя. «Очень искусный и храбрый воин, знающий, уверенный в себе, непривычно образованный для вояки (прежде у него было прозвище «полковник-латинист»), чем он гордился. Генералу было присуще от природы большое личное мужество: во время боя он всегда вел себя хладнокровно и спокойно и всегда без колебаний бросался туда, где пули роились гуще всего. И все же личностью он был сложной. У него был мрачный взгляд на жизнь и явная склонность к пессимизму... Он олицетворял образ «отца-командира», характерный для его времени, и часто высказывал искреннюю заботу о своих солдатах и офицерах, а его подчиненные, как правило, тоже относились к нему хорошо... На войне он был осторожен — качество, которое в этих обстоятельствах часто, хотя и не всегда, было положительным. Эта осторожность иногда переходила в нечто, похожее на апатию»29.
Командуя полком, а затем корпусом в Лифляндии Левенгаупт проявил себя как очень талантливый военачальник. Он одержал победу над русскими войсками при Гемауэртгофе в июле 1705 г.
Многие другие генералы и офицеры шведской армии имели большой боевой опыт, что так-же положительно сказывалось на уровне подготовки королевской армии.

 

От Копенгагена до Нарвы и Двины (1700-1701 гг.)

 

То, что война будет очень тяжелой, длительной и кровопролитной вскоре выявилось на полях сражений Северной войны (1700-1721 гг.).
Согласно заключенного договора, союзники должны были приступить к боевым действиям против шведов сразу после его заключения и согласованно. Однако сроки выступления против неприятеля были сорваны. Так, если Август II, согласно договора от 11.11.1699 г., должен был вступить в войну со шведами с момента его подписания, то на поверку саксонцы вступили в войну лишь -38- 12.02.1700 г. В этот день саксонские войска без объявления войны вторглись в Лифляндию и осадили Ригу.
Август II рассчитывал на помощь лифляндского дворянства, недовольного правлением Карла XII и восстание рижских горожан., Однако этого не произошло. Командовавший саксонскими войсками генерал Флеминг, вместо ведения боевых действий, увлекся полькой из знатного рода и увез ее в Дрезден справлять свадьбу, передав командование генералу Пайкулю. Король Август II Сильный вместо того, чтобы находиться при своих войсках, развлекался охотой, а затем, прибыв в середине марта в Варшаву, продолжал устраивать балы и потехи. Время было упущено. Саксонцы добились лишь незначительных успехов. Губернатор Риги — Дальберг привел город в оборонительное положение и беспрепятственно получал подкрепления из Швеции морем.
Август II убыл к армии из Варшавы 22 июня. Прибыв к городу, король попытался исправить положение, но к этому времени у него не было ни достаточно войск, ни денег. В полках царило уныние. Выросло количество дезертиров. Солдаты грабили обывателей в Лифляндии и Курляндии, добывая средства к существованию. Вся надежда была лишь на помощь русских. Петр I не вступал в войну, ожидая заключения мира с Турцией, ибо вести войну на два фронта Россия не могла.
Датский король Фредерик IV вступил в войну против Швеции в марте 1700 г. Датская армия (16 тысяч человек) вступила на территорию герцогства Гольштейн-Готторп, где находился шведский гарнизон. При этом датчане, как, впрочем и все их союзники, рассчитывали на нейтралитет морских держав и Франции. И просчитались. Столица Дании — Копенгаген осталась почти беззащитной. Этим обстоятельством не замедлил воспользоваться Карл XII.
«Король отправился на первую войну свою 8 мая 1700 г»30. Шведский король, несмотря на юный возраст, проявил недюжинные полководческие способности. Собрав свою небольшую армию в Карлскруна, Карл приступил к посадке на корабли. К шведскому флоту присоединилась и англо-голландская эскадра. Подойдя к Копенгагену шведы приступили к высадке десанта у Гумблебека. Датчане собрали в это место всю имевшуюся кавалерию, артиллерию и несколько пехотных частей.
Шведы во главе с королем, под прикрытием огня своего флота, высадились на берег и штыковой атакой выбили датчан из укреплений. Началась осада Копенгагена. Фредерик IV был вынужден просить о немедленном заключении мира.
Датско-шведский договор в Травендале (недалеко от Любека) был заключен 8 августа 1700 г. Шведы под нажимом Англии, Голландии и Франции были вынуждены отказаться от своих амбициозных планов.
Согласно условиям договора Фредерик IV разрывал союз с Саксонией и выплачивал шведам контрибуцию в 200 тыс. талеров. «Поскольку Травендальский трактат был заключен до открытия военных действий России против Швеции, то Фредерик IV никаких обязательств относительно прекращения договора с Петром не давал»31.
Однако датский монарх вплоть до второй половины 1709 г. не предпринимал никаких попыток продолжить войну на стороне России. Не лучшим образом поступил и Август II. Узнав о том, что шведский король скоро прибудет с армией в Прибалтику, он снял 15 сентября осаду с Риги и отступил на винтер-квартиры.
Таким образом мы можем видеть, что еще до вступления России в войну, положение союзников было очень тяжелым, тем более, что они лишились хорошей датской армии и великолепного флота.
Русское государство вступило в войну против Швеции 19 августа 1700 г. Одной из главных причин вступления России в войну с Швецией царь мотивировал неуважительным отношением к его персоне во время пребывания в Риге «Великого посольства» в 1697 г. На самом деле русские, длительное время готовившиеся к войне, стремились вернуть себе утраченные ранее земли — Ингерманландию и Карелию. 22 августа 1700 г. царь выехал из Москвы, а 24-го в поход двинулась русская армия. Цель похода — Нарва, древнерусская крепость Ругодев, которой Петр собирался овладеть в первую очередь.
Русская армия была разделена на три «генеральства» (дивизии): Автонома Ивановича Головина с десятью пехотными полками и одним драгуновским, общей численностью в 14726 человек; Адама Адамовича Вейде с 9 пехотными полками и одним драгунским полком — 11222 человека и дивизии Аникиты Ивановича Репнина: 9 пехотных полков, насчитывающих около 11000 человек. -39-
Общее командование армией было возложено на Головина, произведенного в фельдмаршалы. Головин лишь номинально являлся старшим военачальником, так как всеми действиями армии руководил сам Петр.
Кроме выше перечисленных частей в состав армии входило дворянское ополчение — 11533 человека. В Новгороде к армии должны были присоединиться два солдатских и пять стрелецких полков — 4700 человек. С Украины под Нарву были отряжены 10500 казаков во главе с наказным гетманом Обидовским. Таким образом под Нарву было снаряжено 63515 человек. Однако Репнин и казаки Обидовского к Нарве не поспели.
Следовательно, русская армия под Нарвой насчитывала 32-35 тыс. человек при 184 орудиях.
Вместе с армией двигался огромный обоз, примерно в 10000 телег, который вез 12 тыс. пудов пороха, 5018 пудов свинца, 6 тыс. пудов ядер, 11337 пудов бомб и 11500 ручных гранат. Лето и осень 1700 г. были очень дождливыми. Телеги вязли в грязи, ломались. От плохой кормежки начался падеж лошадей. Колонны на марше сильно растянулись. Уже на походе солдат стали кормить очень плохо. Обмундирование истрепалось и расползлось по швам. Войска собирались под Нарвой очень медленно. 9 сентября прибыл отряд князя Трубецкого, а 23-го — отряд Бутурлина во главе с Петром I. И только 14 октября подошли отряд Головина и дворянская поместная конница Шереметева. К 25 октября русская армия, за исключением дивизии Репнина и казаков Обидовского сосредоточилась под Нарвой и обложила ее.
Чем же руководствовался Петр I, вступая в войну с Швецией, зная при этом о выходе из Северного союза Дании и тяжелого положения Саксонии?
Прежде всего он считал, что уровень боевой подготовки русской армии достаточно высок. В этом мнении его всячески поддерживали датский и саксонский посланники Гейнс и Ланг, а также ближайшее окружение.
Швеция, как уже указывалось выше, в преддверии войны за Испанское наследство, оставалась без союзников, что делало шансы русских на победу очень высокими. Кроме того, русский царь не желал остаться монархом не умеющим держать свое слово в глазах европейских союзников.
Неоднократно приводимое мнение Петра о состоянии русской армии под Нарвой в «Гистории Свейской войны», было написано им двадцать лет спустя после Нарвского сражения, когда Россия победила в Северной войне (1700-1721 гг.), и как говорится: «Победителя не судят».
И русские и советские историки ставили признание Петра о плохом состоянии армии под Нарвой во главу угла, однако на самом деле в начале войны и осады мнение Петра I было абсолютно противоположным, высказанному впоследствии.
Крепость Нарва, расположенная на левом берегу реки Наровы, в 15 км от ее устья, была сильно укреплена, причем предмостным укреплением на правом берегу являлся замок Иван-город, построенный русскими при Иване III. Иван-город и Нарва были связаны постоянным мостом. Для овладения Нарвой требовалось разрушить мост и овладеть ивангородскими укреплениями, в противном случае гарнизон Нарвы мог уйти в Иван-город, поэтому пришлось осаждать обе крепости.
Петр I, прибыв к крепости с иностранными специалистами и генералами — герцогом де Кроа и бароном Аллартом, в тот же день произвел рекогносцировку крепости и ее окрестностей. Недовольный медлительностью Алларта, царь лично составил план осады. Он заключался в том, что одновременно с обеих сторон реки Наровы захватить подступы к крепости. Опасаясь прибытия подкреплений и подхода шведских войск для деблокады гарнизона Нарвы, на левом берегу реки Наровы было решено возвести двойные линии непрерывного вала, упирающегося флангами в реку. Расстояние между этими линия' ми было неодинаково, на крайнем правом фланге оно достигало 600 сажен, в центре 120 сажен, на левом фланге не более 41-50 -41- сажен. Узость полосы между линиями укреплений, особенно на левом фланге, и бараки для размещения войск, отстроенные по всей линии, стесняли маневренность войск.
Русская армия была расположена в следующем порядке с правого фланга на левый: лейб-гвардии Преображенский, лейб-гвардии Семеновский, Фливерка, Шневенса, Иваницкого, Мевса, Бильца, Больмана, Трейдена, Вертова, Брюса, Алферова, Кульма, Девсена, Байшева, Стрекалова, Елчанинова, Сухарева, Лима, Гордона, Трейдена, Вердена, фон Балка, Шведена, Юнгера, Н.Балка, В.Дельдена, И.Дельдена пехотные полки. Войска составляли три группы — генерала А.Головина (14 тыс. чел.) на правом фланге; в центре на горе Германсберг — группа князя Трубецкого (6 тыс.чел.); на левом фланге дивизия Вейде (3 тыс. чел.); левее ее между укрепленными линиями левого фланга, упираясь в берег Наровы, конница дворянского ополчения Шереметева в составе 5 тысяч человек.32
Осадный парк в количестве 146 орудий частно был рассредоточен по линии укреплений (22 пушки и 17 мортир), а вся остальная артиллерия действовала с позиций устроенных против Иван-города.
Главная квартира русской армии находилась на правом фланге на о-ве Кампергольм.
Шведский гарнизон в Нарве под командованием полковника Горна был немногочисленным и состоял из 1300 пехотинцев, 200 кавалеристов и 400 вооруженных жителей.
Установив батареи, русские 18 октября сделали первый пробный выстрел. С 20 октября батареи начали регулярный обстрел крепости. Снарядов хватило ровно на две недели. Эффективность бомбардировки была ничтожной. Именно в этот период начинают сказываться крупные недочеты в лагере осаждавших. Катастрофически не хватало осадных орудий крупного калибра. Эффективность огня имеющихся орудий снижалась плохим качеством пороха. Низкое качество отливки приводило к разрыву артиллерийских стволов. Провиантская часть в армии находилась в катастрофическом состоянии и не могла обеспечить войска всем необходимым. Накануне Нарвского сражения солдаты многих полков сутки ничего не ели. Выучка солдат и офицеров была на плачевно низком уровне. Все это порождало недоверие в солдатской среде по отношению к офицерам-иностранцам. Отсутствие необходимых сведений о планах и передвижениях противника, лишали русское командование необходимой информации. Шереметев, командовавший дворянской кавалерией подошел 3 октября к Везенбергу где и остановился, не предпринимая никаких действий. 25 октября к Везенбергу приблизился отряд шведского генерала Веллинга. Шереметев, опасаясь за свой левый фланг, который можно было обойти, отступил без боя к деревне Пуртц (36 верст от Везенберга). Численность шведских войск не была выявлена. Воспользовавшись оплошностью Шереметева, Веллинг выдвинул авангард своего отряда к Пуртцу и внезапно 26 октября у деревни Вергле атаковал русское прикрытие, солдаты которого беспечно стояли по домам, без должных мер охранения. Русские были вынуждены обороняться по одиночке. Шведы зажгли селение, что еще более осложнило положение русских. Некоторым солдатам русского отряда удалось вырваться из окружения и сообщить о происшедшем Шереметеву, стоявшему с главными силами отряда у Повинда. Шереметев выслал на помощь окруженным 21 эскадрон кавалерии. Малочисленный шведский отряд, был окружен и был вынужден пробиваться из окружения. Вместо того, чтобы развить успех, Шереметев в спешке отступил к деревне Пихайоги. Петр был крайне недоволен действиями Шереметева у Пуртца и приказал ему держаться до последней крайности у Пихайоги. Пихайоги находились в 32 верстах от Нарвы. Место было крайне выгодно для обороны даже незначительными силами.
Шереметев в оправдание своих действий у Пуртца писал царю: «Там не стоял для того: болота и топи несказанные и леса привеликие. И из лесу подкрадчи один человек и зажег бы деревню и учинил бы великие беды, а паче того был опасен, чтобы обошли нас около к Ругодиву (Нарвы)».33
Таким образом, вплоть до начала сражения, русское командование пребывало в неведении относительно действий и планов шведского короля. Карл XII, посадив армию на корабли, 16 октября 1700 г. высадился в Ревеле и Пярну.
Зная о тяжелом положении малочисленного гарнизона и опасаясь его капитуляции, Карл XII выступил из Ревеля 4 ноября и форсированным маршем с частью войск двинулся к Нарве. Для ускорения движения было приказано оставить обоз. В поход двинулись пехотинцы и кавалеристы, нагруженные продовольствием и боеприпасами, а также запряжки артиллерийских орудий.
Одной из главных причин движения к Нарве было то обстоятельство, что саксонские войска сняв осаду с Риги отступили, оставив своего русского союзника один на один со шведами.
После удачного для русских боя у Пурт-ца, в котором шведский конный отряд потерпел поражение, были взяты в плен майор Паткуль, ротмистр Адеркас и несколько рейтаров. От них были получены сведения о приближении к Нарве тридцатитысячной шведской армии во главе с королем и о том, что в Раквере находится передовой отряд в 5000 человек. 12/13 ноября шведский корпус под командованием Карл XII из Раквере двинулся к Нарве. Шереметев, вместо выполнения приказа царя Петра I об удержании позиций у Пихайогй, при приближении шведского корпуса 16/17 ноября отступил к Нарве.
Русские войска к этому времени недостаточно укрепили западную сторону своих позиций. Шведские войска теперь беспрепятственно двигались к Нарве.
В этой ситуации Петр I передал командование армией герцогу де Кроа и в ночь с 18' на 19 ноября отбыл в Новгород. Официальной версией отъезда из армии накануне сражения послужило то, что Петр I пояснил его необходимостью поторопить резервы, обозы и встретиться с Августом II. Так как русского царя нельзя обвинить в малодушии и трусости, ибо на протяжении всей своей военной карьеры Петр действовал в самых опасных местах и не раз рисковал своей жизнью, то это можно пояснить двумя обстоятельствами. Первое состояло в явной недооценке угрозы русской армии со стороны шведов и переоценкой ее возможностей. Несмотря на множество явных просчетов и недостатков, выявленных в ходе осады, Петр уповал на то, что его армия способна дать шведам победоносное сражение. Вторым обстоятельством послужило то, -что Петр I прекрасно осознавал всю катастрофичность и шаткость своего положения. В случае его гибели или плена, реформы начатые с таким трудом, сошли бы на нет, так как оппозиция, противившихся нововведениям бояр, дворян и части купечества была очень сильна. Безусловно Петр Великий это прекрасно осознавал, поэтому он никогда не рисковал там, где по его мнению успех мог быть минимален.
Шведская армия 18 ноября прибыла в Легены. Гарнизон крепости был оповещен двумя залпами о прибытии помощи.
Какова же была численность шведской армии в Нарвском сражении? В русской и советской историографии цифра количественного состава шведской армии варьируется от 12 тыс. до 32 тыс. человек при 37 орудиях. Советский историк Тельпуховский, описывая ход Нарвского сражения, вообще не указывает численности шведских войск.
Наиболее точные сведения в отечественной историографии приводятся Н.Павленко в его работе «27 июня 1709 г.» — 8430 человек при 37 орудиях. Шведские историки Карлссон, Норденсван и эстонский историк Сепп указывают численность армии короля в 10537 человек при 37 пушках. Однако по данным Густава Адлерфельта, армия шведского короля на последней стоянке в 10 верстах от Нарвы состояла из 5300 пехотинцев и 3130 кавалеристов при 37 орудиях, то есть 8430 человек.
Шведская армия состояла из 21 батальона пехоты и 47 эскадронов кавалерии. -42-
Прибытие 18 ноября в лагерь осаждающих кавалерии Шереметева, усилило разброд и сумятицу среди русского командования. Герцог де Кроа приказал привести войска в боевую готовность и поставить их в одну линию между внешней и внутренней линией укреплений.. Таким образом, русские войска, растянувшись на семь верст по длине укрепления в тонкую линию без резерва должны были ждать противника. Было приказано от каждого полка выставить боевое охранение для «бережения от шведов». Однако это распоряжение было проигнорированно командирами многих русских полков, что дало возможность шведской разведке беспрепятственно измерить глубину рвов и высоту валов русских укреплений.
Ночью 19 ноября шведская армия, соблюдая полную тишину, выступила к русскому лагерю. Около 10 часов утра день прояснился и русские увидели ряды шведов. «При звуках труб и литавр, двумя пушечными выстрелами шведы предложили сражение».34
Русское командование не ответило на вызов шведов, а собрало военный совет у фельдмаршала де Кроа. Шереметев, указывая на растянутость оборонительных позиций и отсутствие резервов, предложил оставить часть войск в лагере для наблюдения за гарнизоном, а остальные войска вывести в поле и дать сражение.
Это единственно правильное решение было отвергнуто другими генералами во главе с де Кроа, который мотивировал тем, что русские не смогут противостоять шведам в открытом бою. На совете было решено оставаться на месте. Пассивное поведение русского командования полностью передало инициативу в руки шведского короля.
Карл XII, в отличии от русских генералов, обладал всеми необходимыми данными о численности и расположении войск противника, его укреплениях и количестве артиллерийских орудий. Проведя рекогносцировку, король установил, что наиболее сильно был укреплен центр русской позиции. Поэтому главный удар решено было направить против флангов русских войск. Карл стремился прижать русских к крепости и сбросить их в Нарову.
По данным Густава Адлерфельта шведская армия состояла из следующих частей кавалерии и пехоты: корпуса Лейб-драбантов, Абосского рейтарского полка, Граттен-фельда драгунского полка, рейтарского полка Ребинга, драгунского полка Гастфера, финского дворянского эскадрона, Делакарлийского пехотного полка, лифляндского полка Тизенгауза, Вестманладского пехотного полка, эстляндского эскадрона дворянского знамени, Нёрке-Вермландского пехотного полка, Нюландского и Карельского рейтарского полков, Лейб-гвардии пешего полка. Хельсингенского и Нюландского пехотных полков и лейб-регимента.
Подразделения шведской армии из-за отставших и заболевших были малочисленны.
Русское командование, да и шведские генералы, не ожидали, что Карл XII, не дав отдохнуть своим солдатам и не дождавшись подхода основных сил, бросит свои войска в атаку. Шведская артиллерия под командованием генерал-фельдцейхмейстера барона Ю.Шёблада заняла позиции на холме Германесберг, напротив центра русской позиции.
Для атаки правого фланга русских была выделена колонна генерала Веллинга в составе 11 батальонов пехоты и 24 эскадронов кавалерии. На левом фланге, должны были наступать части генерала Реншильда, разделенные на три колонны в составе 10 батальонов. Впереди каждой колонны шли 500 гренадер с фашинами. При особе короля находился корпус лейб-драбантов.
Король предусмотрел выделение резерва силой в 12 эскадронов.
Артиллерия была разделена на две части, согласно двум объектам атаки.
Русское командование, передав инициативу в руки энергичного шведского короля по сути дела предрешило исход сражения.
В два часа пополудни шведы под прикрытием артиллерийского огня и начавшегося снегопада, бившего в лицо русским, ринулись в атаку. Гренадеры, шедшие в голове колонн забросали ров фашинами и взойдя на вал вступили в схватку с русскими солдатами. Быстрота, натиск и слаженность действий шведских солдат сделали свое дело — им удалось ворваться в русский лагерь. В русских полках началась паника. Конница Шереметева обратилась в бегство, бросившись в реку Нарову. Сам Шереметев спасся, но более 1000 человек из состава его отряда потонули в реке. Русская пехота, вместо оказания сопротивления, искала спасение в бегстве. Крики «Немцы — изменники!» еще более усилили панику. Началось избиение офицеров-иностранцев. Солдаты бросились к единственному понтонному мосту у острова Кампергольм. Мост от большого скопления народа рухнул, солдаты стали тонуть.
Офицеры-иностранцы во главе с герцогом де Кроа, спасаясь от солдатского возмущения, сдались в плен.
В тыл русской армии нанес удар и гарнизон Нарвы.
Не все полки бежали в беспорядке с поля боя. На правом фланге гвардейские полки с присоединившимися к ним солдатами ряда полков дивизии Головина, огородившись повозками и рогатками, оказали ожесточеннейшее сопротивление наступающим шведским частям.
На левом фланге дивизия Вейде также стойко отбивала все атаки шведов. Колонна шведских войск под командованием генерала Реншильда была расстроена метким огнем русских гвардейцев. К месту боя прибыл Карл XII, но он не мог сломить силу сопротивления русской гвардии, несмотря на то, что «ободренные присутствием государя, шведы несколько раз бросались в атаку; но тщетно: огородив себя повозками артиллерийского парка, русские были непоколебимы и отразили все усилия неприятеля. Наступившая ночь прекратила битву».35
Русские историки, говоря о Нарвском сражении указывают, что именно эта победа короля определила его пренебрежительное отношение к русским.
Это не так, ибо эпизод боя русских гвардейских полков отмечен в историографии знаменитой фразой Карла XII, обращенной к генералу Реншильду: «Каковы мужики!».
Наступившая ночь усугубила беспорядок как в рядах русских так и шведских войск. Некоторые части шведской пехоты, ворвавшись в русский обоз перепились, а два батальона в темноте приняв друг друга за врагов вступили между собой в бой.
Карл XII прекрасно понимал, что победа может ускользнуть у него из рук, т.к. силы армии были слишком малы. Русские войска, даже не считая убитых, раненых, пленных и бежавших с поля боя, по своей численности превосходили шведов. Правда связь между правым и левым флангом русских войск отсутствовала.
При сложившихся обстоятельствах оставшиеся представители русского генералитета — Л.Ф.Долгоруков, А.И.Головин, И.И.Бутурлин, царевич Александр Имеретинский приняли решение о капитуляции.
Генерал Вейде также послал парламентера к генералу Веллингу с предложением о сдаче на разумных условиях.
Генерал Долгоруков выговорил свободный отход русских войск на правый берег с оружием, знаменами, но без артиллерии и обоза. Дивизия Вейде капитулировала лишь утром 20/21 ноября после двукратного приказа князя Долгорукова сдаться, на условиях свободного прохода на свой берег без оружия и знамен. Шведские саперы всю ночь с 19/20 на 20/21 ноября помогали русским наводить мост. Утром 20/21 ноября русские войска покинули шведский берег реки Наровы. В нарушение условий капитуляции Карл XII удержал в плену 700 русских офицеров, из них 10 генералов. Шведам достались богатые трофеи: 145 орудий, обоз и множество знамен. Потери русской армии составили около 6-7 тыс. человек убитыми, ранеными и утонувшими. Потери шведов составили около 1700 человек убитыми и ранеными. Не следует забывать что часть русских солдат дезертировала и погибла от голода и холода.
21 ноября король вступил в Нарву, где тотчас пожаловал полковнику Горну звание генерал-майора.
Таким образом русская армия потерпела тяжелое поражение, показавшее ее неподготовленность к ведению войны с регулярными европейскими войсками — шведами.
Русские северо-западные границы оказались под угрозой вторжения.
Почему же Карл XII не воспользовался сложившейся для него благоприятной ситуацией?
Как указывают русские и шведские историки, король был готов к продолжению русского похода, однако его генералы указали Карлу XII на трудности похода и сильную усталость войск.
Другой причиной, которую стараются не упоминать отечественные историки были последствия голода и неурожая 1695-1697 гг. в Прибалтике. Эстляндия не могла прокормить королевскую армию и обеспечить ее необходимыми запасами фуража и провианта.
Правда 21/22 ноября 1700 г. Карлу XII удалось захватить на реке Нарове транспорт русских судов со значительным запасом провианта, а в Ямах большой русский магазин с зерном, но этого было явно недостаточно. Карл XII 2/3 декабря 1700 г. опубликовал грамоту -43- на русском языке, в которой он призывал русских крестьян привозить нужные товары в шведский лагерь. Однако это обращение должного эффекта не имело.
Три недели стояла армия Швеции под Нарвой. Карл XII исходя из невозможности продолжить русский поход, 12/13 декабря, перейдя реку Нарову направился по ее восточному берегу к югу.
Шведская армия расположилась на винтер-квартирах в уезде. Тартумаа. Главная квартира Карл XII находилась в замке Лайузе, куда он прибыл 18/19 декабря 1700 г. Вокруг главной квартиры расположилась пехота, дальше, по направлению к Ревелю — кавалерия и драгуны. Часть полков (например М.А. Нирота) расположились в Эстляндии, а корпус Спенса у Отепя.
Уезд Тартумаа был одним из самых богатых в Лифляндии. Король великолепно расположил свою армию. Этот район был крайне удобен для переброски армии. Отсюда одна дорога вела к Нарве, другая к Печорам и третья — к Риге. Но армия короля, находясь в Лайузе, больше тяготела к северу, к Нарве. Она не могла угрожать коммуникациям, связывающим саксонскую армию в Курляндии с русской армией у Пскова и Новгорода, не могла помешать соединению союзных армий и их совместным действиям.
Третьей причиной послужило наличие в тылу шведской армии боеспособной и прекрасно подготовленной саксонской армии короля Августа II.
Карл XII не мог продолжать поход на Россию, не обеспечив стратегический тыл своей немногочисленной армии.
Поэтому главной причиной польского периода Северной войны (1701-1707 гг.) послужила борьба Швеции с Польско-саксонским государством за обладание стратегическим пространством, для обеспечения тыловых коммуникаций в предстоящем Русском походе.
Поражение под Нарвой крайне ухудшило как военное, так и внешнеполитическое положение России.
Неоднократные попытки Петра I при помощи австрийских и французских посредников заключить мир остались без ответа шведского короля. Все это привело к установлению более тесных русско-саксонских отношений. Хотя саксонская армия Августа II и ушла за Западную Двину, но представляла собой крупную силу.
Правда Август II в течение зимы 1700/1701 гг. предпринимал попытки заключить мир или перемирие с Швецией. Несмотря на уговоры своих министров, в том числе и графа Пипера, король отверг выгодные для Швеции предложения. Здесь впервые проявляется политическая близорукость короля, уповавшего на явное превосходство открытой военной силы его армии.
Августу II ничего не оставалось делать, как договариваться с Россией о более тесном союзе. Попытки польского короля привлечь на свою сторону магнатов Речи Посполитой ни к чему не привели. Война не пользовалась популярностью в широких слоях польско-литовского дворянства и населения. Часть польского дворянства вынашивала планы войны с Россией за возврат ранее утерянных земель в союзе с Швецией. Августа поддерживала лишь шляхта двух воеводств — Сандомирского и Краковского.
15/16 февраля 1701 г. в Биржах состоялась встреча польского и русского монархов. 26/27 февраля 1701 г. переговоры завершились заключением Биржайского договора. Условия договора были следующими:
1. Союзники взаимно обязались не заключать сепаратного мира.
2. Петр I должен был послать в распоряжение Августа И вспомогательный корпус силой в 15-20 тыс. человек при 40 пушках.
3. Петр I обещал давать ежегодно польскому королю денежную субсидию в размере 100 тыс. рублей.
Более точный план военных действий был согласован на военном совете 28/29 февраля, (11 марта по нашему стилю).
Август II при помощи русского корпуса обязывался в начале августа осадить Ригу. Русские иррегулярные войска должны были делать набеги на территорию Финляндии, а главные силы Русских войск должны были отвлечь шведов действиями у Печор или Нарвы. После падения Риги Август должен был помочь Петру I взять Нарву. В случае выступления шведов к Москве, Август II обязывался -44- послать на помощь русской армии саксонские войска.
Планы шведского командования в предстоящей компании были более реальны. Король считал необходимым разбить саксонские войска у Риги, а затем выступить против русских.
К маю 1701 г. планы шведской стороны стали более конкретными. Главная шведская армия должна была выступить против саксонской армии Августа II. Планом предусматривалось взятие крепостей Даугавгривы, Коброна и Кокнеса, а также занятие Курляндии.
Генерал Кронгиорт, командующий войсками в Ингрии, получил приказ напасть на русские войска со стороны Ладоги, а Нарвский комендант Горн — предпринять поход к Гдову. После занятия Курляндии войска Карла XII должны были взять Псков. Саксонская армия в Курляндии насчитывала всего около 12-15 тыс. человек. 25/26 июня 1701 г. к саксонской армии Штейнау присоединился русский корпус генерала Репнина, силой в 17-20 тысяч человек. После соединения войск союзников угроза Риге возросла.
К весне 1701 г. в Эстляндии, Лифляндии и Ингерманландии насчитывалось 29 тысяч шведских солдат. Из них 10500 (включая всю рижскую группировку — 4500 человек) приходилось на гарнизоны городов-крепостей. На территории современной Эстонии находилось 19300 человек. Хотя армия Карла XII насчитывала почти 15 тысяч человек, король не мог полностью использовать их против саксонской армии — часть сил необходимо было оставить для сдерживания русских на востоке. Вместе с тем, король в сложившейся ситуации, мог использовать часть войск рижской группировки, особенно на южном фланге.
К маю 1701 г. король получил значительные подкрепления из Швеции и Финляндии. Подкрепления стали пребывать 17 мая 1701 г. Пополнения составили 9350 человек. Численность армии Карла XII достигла 24 тысяч человек, а всех шведских войск в Остзейских провинциях — около 39 тыс. человек.
Холодная зима и сильное весеннее половодье, задерживали выступление королевских войск. Лишь в конце мая армия Карла XII была готова к новому походу.
21/22 мая 1701 г. король во главе лейб-гвардии выступил в поход. Затем к нему присоединились другие полки. Войска сосредоточились в окрестностях Дерпта.
К началу июля шведы подошли к реке Даугава (Западная Двина). Штейнау, командовавший саксонскиии войсками, разбросал их по берегу Двины не зная, в каком месте шведы попытаются переправиться. Карл XII не замедлил воспользоваться ошибкой саксонского командующего. По приказу короля были сколочены плоты с высокими бортами. Для обмана противника шведы заготовили большое количество сена. Утром 8/9 июля 1701 г. шведы приступили к переправе у Спильве, предварительно зажгя большое количество костров из мокрой соломы. Дым от костров застлал реку и дезориентировал саксонцев.
К началу сражения саксонская армия насчитывала до 12 тысяч человек с мощной артиллерией — 36 орудий. Они располагались в две линии: в первой линии 5Иева направо были построены кирасирскии полк Королевы, полк пешей гвардии саксонского курфюршества, полк Наследного принца, полк Королевы, полк польской коронной пешей гвардии и кирасирский полк курляндского герцога Электора. Во второй линии были построены слева-направо: кирасирский полк Штейнау, пехотные полки Сакена, Штейнау, Тейлау, кирасиры курляндского герцога Электора, драгунский полк Мюльхау. Всего силы саксонцев состояли из 14 пехотных батальонов и 30 кавалерийских эскадронов (около 6200 пехотинцев и 7500 кавалеристов).
Шведский король располагал всего лишь 7000 человек (1400 кавалеристами и 5600 пехотинцами) — 15 батальонов пехоты и 11 рот кавалерии. Шведские части располагались в следующем боевом порядке слева — направо: Вестманландский пехотный полк (два батальона) вел генерал Левенгаупт; во главе 1-го батальона Уппландского полка, 1-го батальона полка Хельсинген и 1-го батальона лейб-гвардии пешего полка шел генерал-майор Поссе; генерал Ливен вел 2-й батальон лейб-гвардии пешего полка, батальон гвардейских гренадеров и 1-й батальон Нёрке-Вермландского полка; генерал Стенбок возглавлял 4-й батальон Лейб-гвардии пешего полка и 2-й батальон Уппландского полка; генерал Спенс командовал двумя батальонами Делакарлийского полка; генерал Горн стоял во главе гренадеров Уппландского полка и 10 рот конного лейб-регимента; король вел роту лейб-драбантов, а генерал Стюарт Вестерботтенский пехотный полк (два батальона). Шведская артиллерия была сосредоточена на берегу и поддерживала огнем переправляющиеся части шведской армии.
Шведские генералы и французский посол граф Гискар указывали королю на опасность переправы под огнем саксонских пушек, но Карл XII, прекрасно знавший, что Штейнау позволит шведам высадиться на берег, для того, чтобы попытаться их разбить, приказал переправляться. Шведы под прикрытием дыма высадились на берег и стали выстраиваться в боевом порядке. Штейнау бросил в атаку на не успевшие построиться батальоны противника своих кирасир. Королевская пехота была смята и опрокинута в реку. Обнажив шпагу, Карл XII остановил своих солдат. Шведы сомкнули свои ряды и встретили саксонцев огнем и штыками. Отбив атаку саксонской Кавалерии, каролинцы вышли на берег. Штейнау отступил к главной позиции своих войск, прикрытых с одной стороны болотом, а с другой лесом. Саксонская пехота под прикрытием огня своей артиллерии трижды пыталась опрокинуть шведов, но безуспешно. Устроив свои войска должным образом, король атаковал саксонцев. Дав один ружейный залп, шведы ринулись в штыковую атаку. Саксонцы не выдержали атаки и обратились в бегство. Курляндские кирасиры оказали наиболее ожесточенное сопротивление, но после ранения своего герцога й они обратились в бегство. Саксонцы потеряли 900 человек убитыми, 500 пленными, 3 штандарта, одно знамя и 36 пушек. Шведы потеряли до 300 человек.
Корпус генерала Репнина не принимал участия' в сражении. После поражения саксонцев, русский корпус отступил к Пскову.
Шведские войска, преследуя саксонцев заняли всю Курляндию и захватили в Елгаве саксонские магазины, склады оружия, архив, библиотеку и имущество курляндского герцога.
Саксонские войска отступили в Западную Пруссию.
Шведы наложили на Курляндию контрибуцию: 60 тысяч риксталеров, 90 тысяч лис-фунтов сухарей, 60 тысяч лисфунтов копченого мяса, 30 тысяч бочек пива, 40 тысяч бочек овса, 100 тысяч стогов сена, 1 тысяча бочек водки.
Несмотря на одержанную победу, Карл XII не смог разгромить саксонские войска и не добился низложения Августа II.
Планы разгрома союзников поодиночке не удались. Предстояла война на два фронта. 45

 

Примечания

 

1. В. Пашуто «Александр Невский», М., 1995, стр. 60.
2. А.С.Кан «История Скандинавских стран», М., 1971, стр. 36.
3. «История Норвегии», М., 1984, стр. 187.
4. «История Норвегии», М., 1984, стр. 188.
5. А.С.Кан «История Скандинавских стран», М., 1971, стр. 67.
6. Петер Энглунд «Полтава. Рассказ о гибели одной армии», М., 1995, стр. 32.
7. Петер Энглунд «Полтава. Рассказ о гибели одной армии», М., 1995, стр. 32.
8. К.Маркс, Ф.Энгельс, В.И.Ленин «О войне и армии», М., Воениздат, 1982, стр. 85.
9. А.Кан «История Швеции», М., 1973, стр. 161.
10. А.Кан «История Швеции», М., 1973, стр. 161.
11. А.Кан «История Швеции», М., 1973, стр. 161.
12. Е.А.Разин «История военного искусства», т.3, СПб, 1994, стр. 203.
13. Е.А.Разин «История военного искусства», т.3, СПб, 1994, стр. 388.
14. Е.А.Разин «История военного искусства», т.3, СПб, 1994, стр. 388.
15. Рюстов «История пехоты», т.2, СПб, 1976, стр. 4.
16. К.Маркс и Ф.Энгельс. Собрание сочинений, т.14, М., 1983, стр. 369.
17. Е.А.Разин «История военного искусства», т.3, СПб, 1994, стр. 382.
18. Х.Паали «Между двумя боями за Нарву», Таллин, 1966, стр. 67.
19. Х.Паали «Между двумя боями за Нарву», Таллин, 1966, стр. 69.
20. Сведения о цветах штандартов и знамен получены из списков трофеев.
21. К.Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин «О войне и армии», М., Воениздат, 1982, стр. 85.
22. Вольтер «История Карла XII короля шведского», М., 4.2, 1803, стр. 169.
23. Вольтер «История Карла XII короля шведского», М., 4.2, 1803, стр. 171. .
24. Г.А.Леер «Стратегия» СпБ, 1898, стр. 36.
25. Е.В.Тарле «Северная война и шведское нашествие на Россию», «Феникс», 1994, т.3, стр. 43.
26. К.Маркс, Ф.Энгельс. Собрание сочинений, Издание 2, М., 1958, т.11, стр. 501. .
27. Н.Павленко, В.Артамонов «27 июня 1709», М., 1989, стр. 151.
28. Петер Энглунд. «Полтава. Рассказ о гибели одной армии», М., 1995, стр. 73.
29. Петер Энглунд «Полтава. Рассказ о гибели одной армии», М., 1995, стр. 62-63.
30. Ф.А.Вольтер «История Карла XII короля шведского», ч.2, СПб, стр. 111.
31. Н.Павленко, В.Артамонов «27 июня 1709», М., 1989, стр. 51.
32. Тельпуховский Б. «Северная война (1700-1721). Полководческая деятельность Петра I», М., Воениздат, 1946, стр. 34.
33. «Письма и бумаги Петра Великого», т.1, СПб, 1887, стр. 841. -
34. Яков де Санглен «Подвиги русских под Нарвой в 1700 г.», СПб, 1831, стр. 22.
35. Н.Г.Устрялов «История царствования Петра Великого»,T.IV, СПб, 1863, стр. 47-48.
 

Иллюстрации

 

1. Шведская армия. 1. Ротное знамя Ёнчёпинского полка 1697 г. 2. Ротное знамя Лифляндского вербованного полка графа Делагарди 1701 г. 3. Полковое знамя Крунубергского пехотного полка 1696 г. 4. Ротное знамя Абосского потного полка (Финляндия) 1698 г. 5. Ротное знамя Кальмарского пехотного полка 1696 г. 6. Габоист и барабанщик Лейб-гвардии пешего полка 1700 г. 7. Гренадёр Уппландского пехотного полка 1701 г. 8. Канонир и офицер Артиллерийского полка 1706 г.
2. Шведская армия. 1. Ротное знамя Уппландского пехотного полка 1696 г. 2. Ротное знамя Лейб-гвардии пешего полка 1698 г. 3. Ротное знамя Далекарлийского пехотного полка 1696 г. 4. Гренадер и штаб-офицер Лейб-гвардии пешего полка 1700 г. 5. Рейтар Лейб-регимента 1701 г. 6. Драбант корпуса Лейб-драбантов Его Королевского Величества 1700 г.
3. Шведская армия. 1. Ротное знамя Эзельского (Эстляндского) пехотного батальона графа фон дер Остен-Сакена 1708 г. 2. Ротный штандарт Смоландского рейтарского полка 1700 г. 3. Ротное драгунское знамя немецкого вербованного полка графа Нильса Юлленшерны 1708 г. 4. Драгун немецкого вербованного полка Майерфельта 1708 г. 5. Офицер Лифляндских полков 1700 г. 6. Драгун Лифляндского вербованного полка Шлиппенбаха 1701 г. 7. Мушкетер Лифляндского пехотного полка графа Нирота 1702 г.
4. Саксонская армия. 1. Знамя пехотного полка дю Кэля. 2. Штандарт Конной Гвардии. 3. Мушкетер, капрал-мушкетер и гренадер полка Наследного принца. 4. Кавалерист корпуса Гран-мушкетеров. 5. Драбант швейцарской гвардии. 6. Музыкант пехотного полка Лёвендаля.
5. Саксонская армия. 1. Гренадер, штаб-офицер и мушкетер полка дю Кэля. 2. Кирасир полка фон Поленца. 3. Фанен-юнкер драгунского полка Кавалеров Саксонии. 4. Фейерверкер пешей артиллерии.
6. Русская армия. 1. Знамя драгунского полка 1700 г. 2. Знамя пехотного полка 1700 г. 3. Гренадер Бутырского пехотного полка 1702 г. 4. 3-фунтовая пушка. 5. Фузилер и фейерверкер артиллерийского полка 1702 г. 6. Рядовой драгунского полка 1702 г.
7. Русская армия. 1. Цветное знамя Лейб-гвардии Преображенского полка 1706 г. 2. Цветное знамя Лейб-гвардии Семеновского полка 1706 г. 3. Барабанщик и штаб-офицер Лейб-гвардии Преображенского полка 1702 г. 4. Фузилер Лейб-регимента князя А.Д.Меньшикова в конном строю 1702 г. 5. Фузилер Лейб-гвардии Семеновского полка.

8. Армия Речи Посполитой. 1. Хоругвь королевская Августа II 1698 г. 2. Хоругвь гусарская князя Любомирского 1701 г. 3. Кавалерист легкой хоругви Браницких 1703 г. 4. Крылатый гусар королевской гвардии конец XVII - начало XVIII вв. 5. Барабанщик и гренадер 4-го пешего полка Великой булавы коронной 1707 г. 6. Обер-офицер 4-го пешего полка Великой булавы коронной 1707 г.



return_links();?>
 

2004-2019 ©РегиментЪ.RU