УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Осипов К. Разгром шведских интервентов войсками Петра I.
 

– М.: Военное издательство Военного министерства Союза ССР, 1951.

 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru
 

Глава I. Русь и Прибалтика
Глава II. Приготовления Петра I к войне со шведами
Глава III. Начало Северной войны
Глава IV. Неудачная осада Нарвы
Глава V. Военная и политическая обстановка после поражения под Нарвой
Глава VI. Первые победы над шведами
Глава VII. Перед шведским нашествием
Глава VIII. Нашествие Карла XII на Россию
Глава IX. Сражение у Лесной
Глава X. Вторжение шведов на Украину
Глава XI. Зима 1708/09 года
Глава XII. Осада Полтавы
Глава XIII. Накануне Полтавского боя
Глава XIV. Полтавский бой
Глава XV. Победа
Глава XVI. Капитуляция шведской армии
Глава XVII. Радость победы
Глава XVIII. Ништадтский мир
Заключение

 

Глава I. Русь и Прибалтика
 

Двести пятьдесят лет назад, в августе 1700 года, началась война между Россией и. Швецией, известная под названием Северной войны.
Более двадцати лет длилась эта война, в которой русские войска проявили мужество, упорство и непоколебимую решимость в борьбе с врагом. Эта война закончилась полной победой нашего народа над сильным и опасным врагом.
Воспоминания о нашествии шведов и их разгроме поныне живут в народной памяти. В преданиях, поговорках и песнях, в произведениях классиков литературы и искусства рассказывается о борьбе русских войск и их победе.
Причины, вызвавшие Северную войну, многообразны.
Еще в древние времена славянские племена появились в Прибалтике. Между ними и обитавшими там племенами – эстами, ливами, курами и другими – установились дружеские отношения. В IX веке эсты вместе с русскими племенами словенов и кривичей боролись против норманнов, любивших поживиться на чужой стороне. В XI веке при князьях Владимире и Ярославе Мудром часть Прибалтики входила в состав Киевского государства. Ярослав Мудрый основал город Юрьев (Тарту), названный так в его честь (Юрий – христианское имя Ярослава). В этих краях возникли русские города и княжества (Герцике, Кукенойс и другие). -3-
Русские принесли в Прибалтику христианство, а с ним вместе письменность; они способствовали завязыванию торговых связей Прибалтики с Востоком и Западом.
При этом русские не прибегали к силе. Они не стремились подчинить себе местное население, не грабили его, не заставляли перенимать русские обычаи. Прибалтийские племена сами охотно приобщались к более высокой русской культуре. В их верованиях, быте, даже в языке стало отчетливо проявляться влияние России. И поныне в эстонском языке сохранилось много слов русского происхождения.
Неудивительно, что дружба между русскими и племенами, обитавшими в Прибалтике, росла и крепла, Когда в этих краях появились немецкие «псы-рыцари», то русские, эсты, ливы и летты объединились для борьбы с ними.
Но литовские племена были обессилены внутренними раздорами. Население Прибалтики подпало под власть Ливонского ордена, образовавшегося в начале XIII века.
Германские «псы-рыцари», чью культуру Маркс назвал «скотской», принесли с собой нищету и бесправие народам Прибалтики.
Стонавшие под игом немецких захватчиков народы Прибалтики вели постоянную борьбу с ними. Они с надеждой взирали на своего великого соседа. В их сердцах жила уверенность, что русский народ окажет им помощь в борьбе с ненавистным врагом. И русский народ, действительно, пришел к ним на помощь. Так, в 1234 г. рать новгородского князя Ярослава Всеволодовича поддержала восставших против немцев эстов и помогла им разгромить врага. В 1236 г. меченосцы потерпели решительное поражение при Шавлях в Литве, и орден оказался на краю гибели.
Кроме немцев, набеги на территорию Прибалтики совершали и шведы.
В 1240 г. новгородский князь Александр Ярославович нанес поражение шведским захватчикам, высадившимся на побережье Финского залива в устье Невы.
В начале XIV столетия рать московского князя Юрия Даниловича перенесла войну на шведскую территорию. Напуганные шведы заключили с князем мир, отдав Новгороду Карельский перешеек. Чтобы воспрепятствовать -4- вторжениям шведов, русские построили у истоков Невы крепость Орешек.
Через Прибалтику издавна шли лучшие, удобнейшие пути в Европу. Через нее пролегал «великий водный путь из варяг в греки»: из Балтийского в Черное море. Через Прибалтику вели торговлю новгородские и псковские купцы: скупали у прибывавших из-за моря иноземцев оружие, дорогие ткани, предметы княжеского обихода и продавали им меха, воск, мед и т. д. Когда началось усиление Москвы, русские купцы везли свои товары по тем же издавна знакомым путям.
Еще великий князь московский Иван III пытался возвратить России земли в Прибалтике, некогда входившие в состав Киевского государства. Он понимал, что без выхода к Балтийскому морю торговля Руси захиреет, а экономические и культурные связи с Западом не смогут развиваться.
В 1501 г., в сражении у Гельмеда, войска Ивана III разгромили Ливонский орден. Орден обязался платить дань московскому государству, но он не был добит и продолжал вредить русским. Ливонские рыцари не пропускали через Прибалтику купцов и мастеровых людей, направлявшихся в Россию или из России в Европу. Россия задыхалась в блокаде.
Внук Ивана III , Иван Грозный, главные усилия направлял на то, чтобы ликвидировать эту блокаду. Двадцать пять лет, с 1558 до 1583 года, длилась война с Ливонией, война за выходы к Балтийскому морю. Вначале она развивалась успешно для России. Потерпевший тяжелые поражения Ливонский орден прекратил свое существование. Однако на его бывшие владения предъявили права Литва и Швеция. Литовско-польские и шведские войска вынудили русскую рать покинуть Прибалтику.
В конце XVI века России удалось отвоевать у шведов выходы к Финскому заливу – те земли, на которых еще Александр Невский бил шведских захватчиков. В это время были завоеваны города Ям, Копорье, Ивангород и другие.
В начале XVII века Русь оказалась в тяжелом положении. Ослабленная внутренними раздорами, она не могла оказать должного сопротивления польско-литовским войскам, вторгшимся на ее территорию. Воспользовавшись тяжелым положением России, шведы в 1611 г. захватили Новгород и крепости на побережье Финского -5- залива – Ям, Копорье, Ивангород, Орешек и другие. Вскоре шведские войска предпочли очистить Новгород, в котором чувствовали себя очень непрочно. Но остальные крепости они сохранили в своих руках, Россия не имела еще достаточно сил для борьбы со шведами и вынуждена была в 1617 г. заключить мир со Швецией (Столбовский мир), закреплявший переход финского побережья к шведам.
С потерей крепостей на берегу Финского залива, Россия вновь лишилась выходов к морю.
Шведский король Густав-Адольф говорил тогда:
– Русские совершенно отрезаны от Балтийского моря, так что на волны его они не могут спустить даже лодки.
В другой раз он сказал так:
– Нелегко будет России перепрыгнуть тот ручеек, который стал отделять ее от Балтийского моря.
Русские государственные деятели понимали всю тяжесть понесенной потери. «Ближний боярин» царя Алексея Михайловича, Ордын-Нащокин, дальновидный и тонкий политик, считал жизненной задачей России отвоевание выходов к морю. Началась война, русские войска вышли на Неву. Но так как одновременно приходилось вести войну и с панской Польшей, то нанести шведам решительное поражение не удалось, и условия Столбовского мира остались в силе.
Итак, обширное и сильное Русское государство имело выход только к Белому морю. Могло ли удовлетворить нужды русской торговли это далекое море, лишь 5 месяцев в году свободное ото льда? Разумеется, нет.
К концу XVII века Россия вывозила уже много товаров: лес, меха, кожу, пеньку, воск, зерно и т. п. Одной только паюсной икры вывозилось ежегодно до 20 тысяч пудов. Немало товаров и ввозилось в Россию. В Архангельск прибывало ежегодно около 150 судов, но их не хватало для перевозки всех грузов.
В таком положении была страна, когда на историческую арену вступил сын Алексея Михайловича молодой царь Петр I . Выходы к морям (кроме Белого) были закрыты, устья великих рек – Днепра, Дона, Западной Двины – также находились в руках врагов.
Петр понимал, что обширному и сильному Русскому государству необходимо как можно скорее возвратить выходы к морю. Впоследствии он писал своему сыну, царевичу -6- Алексею: «Всем известно есть... как наш народ утеснен был от шведов, которые не толико ограбили толь нужными отеческими пристаньми, но и разумным очам... добрый задернули завес и со всем светом коммуникацию пресекли».
Для того чтобы решить, наконец, вековую проблему: возвратить России исконные земли, дать ей свободный выход в Балтийское море, обеспечить возможность быстрого экономического и культурного развития страны, Петр I вступил в войну со Швецией.
Много лет спустя Карл Маркс писал об этой войне: «Ни одна великая нация никогда не существовала и не могла существовать в таком удаленном от морей положении, в каком находилось первоначально государство Петра Великого». Таким образом, война со Швецией являлась исторически прогрессивной справедливой войной за удовлетворение жизненных нужд России.

 

Глава II. Приготовления Петра I к войне со шведами
 

Царевич Петр – будущий император Петр I – рано осиротел: его отец, царь Алексей Михайлович, умер в 1676 г., когда маленькому Петру было всего 4 года. Петр жил со своей матерью в подмосковном селе Преображенском. Чувствуя с детских лет влечение к военному делу, он устраивал со своими сверстниками военные игры. К этим играм Петр относился очень серьезно, того же требовал и от других ребят. Участников этих игр стали называть «потешными». Петр еще в ранние годы изучил на практике солдатский строй, ознакомился с зачатками артиллерийского дела и мореходства. В «потешные» он принимал и родовитых и неродовитых людей. Все они начинали службу простыми рядовыми. Право на повышение в чине давала не родовитость (как то было в московском войске), а хорошая служба.
В 1687 г. из «потешных» были сформированы два полка: Преображенский и Семеновский. Вскоре после этого в 1689 г. семнадцатилетний Петр стал фактически главою государства, и с этой поры дело устроения армии -7- быстро двинулось вперед. Близ подмосковного села Кожухова впервые в России состоялись маневры, на которых Преображенский и Семеновский полки убедительно доказали свое превосходство над старой армией.
Вскоре пришлось перейти от маневров к настоящей войне: началась война между Россией и Турцией.
В 1695 г. русское войско осадило город Азов. Азовская крепость запирала выход в Азовское море. Она была сильно укреплена. Ее окружали каменные стены, рвы с палисадами; на обоих берегах Дона стояли высокие каменные башни (или, как их называли, каланчи). Между каланчами были протянуты три железные цепи, препятствовавшие движению судов по реке. Крепость снабжалась всем необходимым со стороны моря.
Взять крепость войскам Петра не удалось, но он понял, что требуется для достижения успеха. Всю зиму на корабельных верфях в Воронеже стучали молотки, визжали пилы – строились военные корабли. Весной 1696 г. новая русская армия явилась под стены Азова в сопровождении 29 гребных судов. Стоявшая в Азове турецкая эскадра была сильнее, но казаки отважно подплыли к ней в лодках и сожгли ее.
Теперь дело пошло успешнее; блокированная с моря крепость не могла получать подкреплений и в июле 1696 г. сдалась.
Петр I учел опыт осады Азова. Опыт этот свидетельствовал о технической отсталости России. Для того чтобы занять подобающее ей место, стать в первый ряд европейских держав, Россия, – это ясно понял Петр, – должна была построить свои заводы, создать мощную армию и флот, развить свою культуру, создать условия для более тесных политических и культурных связей с Западной Европой.
В Западную Европу было снаряжено «великое посольство» для того, чтобы организовать коалицию России, Англии, Дании, Пруссии, Австрии и Венеции против турок и ознакомиться с достижениями тамошней науки и техники. Петр сам участвовал, в качестве неофициального лица, в этом посольстве, посетившем Пруссию, Голландию, Англию и Австрию. Сначала он поселился в голландском городе Саардаме, затем в главном городе Голландии – Амстердаме. Петр работал на верфях простым плотником, чтобы изучить кораблестроительное дело. -8-
В письме к патриарху Петр так объяснял цель своих трудов: «Трудимся, что чиним не от нужды, но доброго ради приобретения морского пути».
В 1698 г. Петр вернулся в Россию и вскоре начал проводить реформы. Он старался внедрить многое из виденного за границей, но слепым подражателем он не был. В большинстве случаев он учитывал национальные особенности России и критически относился к заимствуемым порядкам, видоизменяя их применительно к русским условиям.
Армия стала строиться на новых началах. Допетровское русское войско не имело того, что составляет силу регулярной армии, что цементирует ее и придает устойчивость: единообразного вооружения, единообразных методов обучения, единого устава. В ноябре 1699 г. было сформировано 27 пеших полков и 2 драгунских полка. Во всех западноевропейских армиях (кроме шведской) значительную часть армии составляли наемные отряды, состоявшие из искателей наживы, людей без родины, готовых служить всякому, кто хорошо заплатит. Петр же решил обойтись без наемных войск. Он установил порядок, по которому солдатами являлись только русские крестьяне. И на Западе понимали, что подобные солдаты будут сражаться более самоотверженно и храбро, чем головорезы из наемных отрядов, «в ряды которых, – как писал француз Роган еще до Петра, – идут все мошенники и негодяи, способные жить только воровством». Но отказаться от наемных отрядов, заменить их солдатами своей национальности на Западе еще не могли. Большая заслуга Петра состоит в том, что он осуществил эту реформу.
Петр вооружил солдат ружьями со штыками. Это было нововведением, так как раньше ружья не имели штыков, из ружей только стреляли, а в атаку ходили лишь пикинеры, то есть солдаты, вооруженные пиками. Таким образом, в бою участвовала не вся пехота, а только часть ее. Соединение ружья со штыком дало возможность пехотинцам и стрелять и вести рукопашный бой. Поэтому боевое значение русской пехоты сильно возросло.
Полки делились на 8 рот по 150 человек в каждой; кроме того, в каждом полку имелась рота отборных солдат-гренадер. У гренадер, кроме ружья, была сумка с ручными гранатами. -9-
Много еще было сделано Петром и его сподвижниками для правильного устроения армии. Их деятельность коснулась артиллерии, инженерного дела, кавалерии и т. д. Русская армия быстро усиливалась. Опираясь на нее, Петр решил начать борьбу за возвращение исконных русских земель, за побережье Рижского и Финского заливов – за выходы к Балтийскому морю.

 

Глава III. Начало Северной войны
 

Момент был выбран правильно: те державы, в союзе с которыми Петр воевал против Турции – Франция и Австрия, – начали войну между собою и поспешили заключить мир с Турцией. Сражаться с Турцией один на один было для молодой России очень трудно. А для войны со Швецией Петр мог найти союзников.
Швеция, ведя в XVII веке захватнические войны, овладела большей частью побережья Балтийского моря. Укрепившись в Северной Германии, она начала угрожать даже странам Центральной Европы и в первую очередь своим непосредственным соседям – Польше и Дании. С Данией Швеция вела стародавнюю борьбу за господство на Балтийском море и возбуждала против нее герцогства Шлезвигское и Голштинское; у Польши шведы захватили Ливонию, Померанию и Бремен. С этими-то странами Петр и постарался заключить союз.
В августе 1698 г., возвращаясь из-за границы, он встретился в Галиции, в местечке Рава, с Августом
II – курфюрстом саксонским (с 1694 г.) и королем польским (с 1697 г.). На этом свидании Петр предложил ему план совместной борьбы против шведских захватчиков.
В октябре 1699 г. он составил для Августа
II записку, в которой прямо просил помочь ему «занять те шведские области, которые по божией милости и по праву, в сущности, принадлежат России, и были потеряны вследствие смуты в начале этого века».
В августе 1699 г. Россия заключила тайный союз с Данией, а в ноябре того же года – с Польшей.
Швеция была небольшим государством, она имела всего 2 миллиона жителей, а территория ее равнялась 16 000 квадратных миль. Швеция не освоила завоеванных -10- ею у России, Дании и Польши обширных земель. Они были связаны тесными узами с утратившими их государствами, и узы эти не порывались. Швеции же было трудно установить надежные связи с новыми своими владениями еще и потому, что она была отделена от них морем, которое зимой замерзало. Жители завоеванных земель не хотели признавать власть шведов и подчиняться им. Они ждали лишь удобного момента, чтобы выступить против захватчиков. Можно было с уверенностью полагать, что во время войны они помогут противникам Швеции.
Союзники решили начать военные действия в следующем же году.
Действительно, в начале 1700 г. Август
II объявил шведам войну. Но действовал он очень медлительно и только в июле осадил Ригу.
Датчане в марте ввели войска в Шлезвиг.
Что касается Петра, то он пока не объявлял войны, желая раньше заключить мир с Турцией.
Таким образом, одновременно нанести удары по Швеции союзникам не удалось, что привело к тяжелым последствиям.
В то время в Швеции правил совсем еще юный король Карл
XII. В 1700 г. ему было только 18 лет.
Карл
XII являлся выразителем интересов верхушки реакционного шведского феодального дворянства. Опираясь на шовинистически настроенных феодалов, Карл поставил перед собой ничем не оправданную цель завоевать всю Европу.
Увидев однажды план Риги, захваченной шведами около 100 лет назад, Карл написал на нем:
– Бог мне дал; дьявол у меня не отнимет.
Карл стал упорно готовиться к войне. Решив прежде всего нанести удар датчанам, он, быстро собрав армию, снарядил флот и поплыл к берегам Дании.
Большую услугу Карлу оказали английский и голландский флоты, которые помогли перевезти шведские войска из Скандинавии в Данию.
Когда шведская армия неожиданно появилась под Копенгагеном, главные силы датчан находились в Шлезвиг-Гольштейне -12- . Датская столица оказалась беззащитной. В мае Карл
XII занял Копенгаген, а 8 августа Дания принуждена была объявить о расторжении союза с Россией и Польшей и о прекращении войны против Швеции.
Весть об этом прибыла уже после объявления Петром
I войны Швеции. 18 августа в Москве было получено сообщение о подписании мира между Россией и Турцией. Петр чрезвычайно обрадовался этому известию: заключение мира с Турцией давало ему возможность собрать все силы для борьбы со шведами. На следующий же день, 19 августа, он объявил войну Швеции.
Русскому послу в Стокгольме князю Хилкову было приказано объявить шведам войну «за многие их свейские неправды и нашим царского величества подданным за учиненные обиды». Хотя было ясно, что причиной войны было законное стремление России возвратить захваченные шведами земли «отчич и дедов», для объявления войны нужен был непосредственный предлог. Таким предлогом Петр выставил неуважительное отношение к русскому посольству со стороны шведских властей в Риге. В качестве удовлетворения за оскорбление посольства он потребовал передачи России крепости Нарвы.
Карл отказал и в гневе приказал заключить в тюрьму всех проживающих в Стокгольме русских.
Так началась Северная война.

 

Глава IV. Неудачная осада Нарвы
 

22 августа 1700 г. русские войска под начальством боярина Ф.А. Головина выступили из Москвы. Их путь лежал к Нарве – крепости, имевшей очень большое стратегическое значение.
Петр рассчитывал, что внезапность выступления будет способствовать успеху похода. Кроме того, он возлагал надежды на враждебное отношение жителей Эстлян-дии и Лифляндии к шведам. -13-
Но расчеты Петра не оправдались. Шведы оказались сильнее, чем можно было предположить, и русские войска на первых порах потерпели поражение.
Медленно стягивались они к Нарве. Прошло больше месяца, пока подошли все отряды. Под Нарвой собралась 35-тысячная русская армия. Петр доверил руководящие посты иностранным генералам: герцогу де-Круа, барону Алларту и другим. Но они не оправдали доверия. Так, Алларт, который должен был ведать инженерными работами, вместо того, чтобы лично провести рекогносцировку и выбрать пункты для возведения батарей, передоверил это дело другим. Петр сам принялся изучать подступы к Нарве и наметил места для батарей.
20 октября началась бомбардировка крепости, но она не дала желаемых результатов: пушки при стрельбе разрывались на части, ядра и порох оказывались непригодными. Хотя комендант Нарвы Горн располагал лишь полутора тысячами солдат и несколькими сотнями вооруженных обывателей, неумелые действия осаждавших и наличие сильных крепостных укреплений позволяли ему успешно сопротивляться.
Между тем Карл перебросил свою армию из Дании в Эстонию. Едва король Август узнал об этом, он прекратил осаду Риги (которая и без того велась очень вяло) и ушел в Польшу. Тогда шведский король обрушился всеми своими силами на русских.
О приближении главных шведских сил и о том, что с ними находится сам Карл, Петр не знал, потому что разведка в русской армии была организована плохо. 18 ноября Петр уехал из-под Нарвы в Новгород, чтобы ускорить прибытие под Нарву подкреплений. С его отъездом командование принял герцог де-Круа. А спустя несколько часов, утром 19 ноября, под Нарвой появилась шведская армия.
Была сильная метель, но это не остановило Карла. Под прикрытием метели и тумана он незаметно для русских приблизился к самой Парне. Погода все ухудшалась. На расстоянии 50 шагов нельзя было ничего разглядеть. Шведские солдаты, не нарушая порядка, продвигались вперед.
Около 10 часов утра немного прояснилось, и русские увидели врага. -14-
У герцога де-Круа собрался военный совет. Граф Борис Шереметев предложил вывести войска в поле, но де-Круа настоял на том, чтобы остаться в укрепленном лагере и отражать атаки шведов. Такое решение было наруку шведам, потому что оно предоставляло им полную инициативу. Произведя разведку, Карл установил, что центральная часть лагеря сильно укреплена, но фланги слабее. Он решил атаковать оба фланга.
В 2 часа дня шведы во главе с королем ринулись на штурм лагеря. На левом фланге русских шведы вскоре прорвались в лагерь. Конница Шереметева начала вплавь переправляться через бурную Нарову. Часть конницы пыталась отступить по единственному мосту, но под тяжестью скопившихся здесь людей мост рухнул. Это еще больше увеличило смятение. Положение осложнялось и тем, что русским приходилось сражаться одновременно и против гарнизона крепости, предпринявшего вылазку.
Быть может, если бы в этот критический момент нашлись хладнокровные командиры, пользовавшиеся доверием солдат, им удалось бы восстановить порядок. Но занимавшие высокие командные посты иностранцы вели себя недостойно. Герцог де-Круа сдался в плен. Многие иностранные офицеры тотчас последовали его примеру. После этого возмущенные солдаты отказались повиноваться иноземным офицерам и даже убили нескольких из них. В таких условиях организовать сопротивление было невозможно.
Только на правом фланге дело сложилось иначе. Стоявшие там Преображенский и Семеновский полки построили каре, о которое разбивались все атаки шведов. Карл лично явился сюда и взял на себя руководство войсками, но и ему не удалось ничего добиться. Полки неколебимо стояли, смыкая ряды над падающими. Земля вокруг покрылась телами павших шведов.
– Каковы мужики, – с почтительным удивлением говорил Карл XII своим генералам.
Спустившаяся ночная мгла положила конец сражению.
Героическое сопротивление преображенцев и семеновцев и потери шведских войск побудили Карла искать выгодной развязки битвы, исход которой, в случае продолжения ее, был неясен. В русской армии сказывалась капитуляция де-Круа и других генералов, что подорвало -15- моральный дух войск. В результате было достигнуто соглашение: русские должны были уйти из-под Нарвы, отдав артиллерию шведам, но сохранив за собой остальное оружие и знамена.
Опасаясь, как бы русские не передумали, шведы сами помогали им восстанавливать мост. Преображенцы и семеновцы пропустили мимо себя угрюмо шедшие войска и затем с распущенными знаменами, под дробь барабанов, отошли последними. Левофланговые полки вынуждены были при отступлении сложить оружие.
Нарушив условия перемирия, Карл выделил из отступавших войск часть генералов и офицеров (около 700 человек) и держал их у себя в плену.
Оставшиеся без начальников солдаты побрели к Новгороду. В этот день был жестокий мороз, и многие из беспорядочно шедших людей замерзли на дорогах.
Таким образом, в первой битве со шведами петровские войска потерпели поражение, хотя шведов было гораздо меньше (по одним сведениям – 8000, по другим – 12 000). Потери русских убитыми и пленными составили 7000; потери шведов составляли около 2000 человек. Карл решил, что Россия слаба и что он легко с ней справится. Он недооценил силы России и переоценил свои силы.
Иначе думал Петр. Он понимал, что поражение явилось результатом того, что русские войска были плохо обучены и слабо организованы, а командиры не проявляли должной распорядительности. Пример Преображенского и Семеновского полков, успешно отбивших все атаки шведов, подтверждал это. Петр знал, как хорошо может сражаться русский солдат, и не сомневался в том, что русская армия сможет победить шведов, если она будет правильно обучена и хорошо вооружена. Об этом он и писал генералам, ободряя их. Шереметеву он говорил, что надо готовиться к продолжению войны, «понеже не-лепь есть при несчастьи всего лишаться».
О нарвском сражении Петр отозвался так:
«Все это дело яко младенческое играние было, а искусство ниже вида».
В противоположность шведскому королю, полагавшему, что Россия никогда не оправится от нарвского поражения, Петр и его ближайшие помощники считали, что настоящая борьба впереди. -16-
Впоследствии Фридрих Энгельс так писал о значении нарвской битвы: «Нарва была первой большой неудачей подымающейся нации, умевшей даже поражения превращать в орудия победы».
Спустя девять лет Карл
XII понял свою ошибку. Вспомнил он тогда один случай, происшедший под Нарвой. В числе плененных им русских офицеров был грузинский царевич Арчелу. Узнав о его пленении, Карл приказал отправить Арчелу в Стокгольм (где он через несколько лет умер). При этом шведский король высказал несколько глубокомысленных замечаний относительно необычайной судьбы Арчелу, родившегося на знойном юге и отправленного в плен так далеко на север.
– Это все равно, – сказал Карл, – как если бы я очутился в плену у крымских татар.
Впоследствии король действительно оказался в сходном положении.

 

Глава V. Военная и политическая обстановка после поражения под Нарвой
 

Одним из крупных недостатков Карла XII, как государственного деятеля, было чрезмерное преувеличение своей роли в истории, своего личного влияния на ход событий. Так, например, победу при Нарве он приписал собственному военному «гению». Русских он считал слабыми противниками.
Решив, что силы русских навсегда подорваны и что главным его врагом остается Август
II, Карл двинулся в Польшу. Несмотря на то, что шведы одерживали победу за победой, Август II, получавший подкрепления из Саксонии, продолжал военные действия. Карл XII исходил вдоль и поперек Польшу, гоняясь за армией Августа.
Шведский король не выделял войск для закрепления завоеванных крепостей; он стремительно бросался на противника, не давая ему собраться с силами, но, одержав победу, двигался дальше, не думая о прочности завоеванных позиций. -17-
В июле 1704 г. часть польских магнатов, которых Карл
XII склонил на свою сторону, объявила Августа низложенным и провозгласила польским королем воеводу познанского Станислава Лещииского. Однако некоторые магнаты продолжали поддерживать Августа, который не прекратил борьбы. В Польше оказалось, таким образом, два короля и две партии.
В конце 1704 г. Карлу удалось отрезать Августа от его главной базы – Саксонии.
Боясь потерять свою коренную вотчину – Саксонию, Август решил капитулировать и даже послал к Карлу гонца с предложением заключить союз.
Но тут в дело вмешался Петр: он прислал на помощь королю Августу 60-тысячное войско. Пока Карл гонялся по Польше за Августом, в России была проделана огромная работа.
Сейчас же после нарвского поражения Петр
I стал железной рукой наводить порядок, изгоняя исконную боярскую медлительность, насаждая дисциплину, требуя от каждого радения за порученное ему государственное дело.
Так как под Нарвой было утеряно много орудий, Петр решил увеличить производство артиллерии. Дело это было поручено думному дьяку Андрею Виниусу, именовавшемуся «надзирателем артиллерии». Петр всячески торопил его. «Как возможно для бога, поспешайте артиллерией», – писал он Виниусу.
По распоряжению Петра с части церквей были сняты колокола и отданы в переплавку. Лучшие русские мастера – Маторпн, Леонтьев, Жихарев – отливали из них новые пушки. Кроме медных, производились пушки и из уральского чугуна. В 1702 г. была отлита первая такая пушка, «Чаю, не нлоше, если не лучше медной будет», – писал Виниус царю по этому поводу. В 1701 г. уже было изготовлено 268 пушек; производство орудий возрастало с каждым годом. К концу царствования Петра (1725 г.) русская артиллерия насчитывала 9000 пушек.
Петр снабдил армию первоклассным по тому времени вооружением. Кроме штыка, он ввел новый тип ружей – кремневые штуцеры, представлявшие собой один из первых образцов нарезного оружия. -18-
Но мало было снабдить армию оружием. Еще важнее было обучить ее правильно и с наибольшей пользой употреблять это оружие. Тут-то и сказалось во всей полноте выдающееся военное дарование Петра
I,
Петр готовил войска и к оборонительным, и к наступательным действиям. Он обучал войска так называемому линейному боевому порядку; войска строились в несколько длинных шеренг (линий) и наступали, ведя огонь по противнику. Введенный Петром линейный порядок был более гибким и подвижным, чем порядок, существовавший в тогдашних европейских армиях. В армии, в бригадах и в полках введены были должности квартирмейстеров – это положило начало образованию штабов.
Петр
I принял меры и к развитию полковой конной артиллерии, на 50 лет опередив Европу.
Под Нарвой обнаружилось, что иностранные офицеры весьма ненадежны, да к тому же не очень искусны. Петр провел ряд мероприятий, чтобы создать кадры своих, русских офицеров – пехотинцев, артиллеристов, военных инженеров. В 1701 г. в Москве была организована первая военно-инженерная школа. «Для учения инженеров и минеров надлежит, кроме бумаги, на земле практиковать», – писал Петр, требуя практических занятий слушателей.
Большое внимание было уделено питанию солдат. Верный своему правилу лично во все входить, Петр регулярно проверял, как поставлено дело снабжения армии.
Словом, военные реформы, проводимые Петром, успешно осуществлялись. За 4 года армия стала неузнаваема. Английский резидент в Москве Витворт писал про Петра, что он «мощью собственного гения, почти без посторонней помощи, в 1705 году достиг успехов, превосходящих всякие ожидания, и вскоре, конечно, возведет свое государство на степень могущества, грозную для соседей».
Для того чтобы оценить громадную работу, проделанную за эти короткие годы Петром и его помощниками, нужно иметь в виду исключительно трудную обстановку, в которой находилась тогда Россия.
Битва под Нарвой очень повысила международный авторитет Швеции и еще в большей мере уронила авторитет России. Никто не верил в победу России, а многие -19- государства не желали ее. Немецкий ученый Лейбниц открыто заявлял:
– Надо, чтобы Карл
XII завладел, в интересах культуры, Россией до Амура.
В европейских столицах русских дипломатов встречали холодно и пренебрежительно. Один из петровских дипломатов князь П. Голицын сообщал из Вены: «Главный министр, граф Кауниц, и говорить со мной не хочет», и замечал, что нужна «хоть малая виктория», чтобы с Россией вновь стали считаться. «А теперь войскам нашим и управлению войсковому только смеются», – горестно заключал Голицын.
В 1703 г. в Париж был отправлен русский дипломат Постников. Он сообщал в своих донесениях, что во Франции не расположены к России. «Здешний двор оказывает лестное внимание шведам, а не нам», – писал Постников. Один из лучших петровских дипломатов Андрей Матвеев, прибывший еще до начала Северной войны в Гравенгагу, писал в том же 1703 году, что Голландия и Англия не окажут помощи России, потому что они боятся ее. «Так могут ли стараться о вашем интересе или прибыточном мире, – писал Матвеев царю,— и сами отворить дверь вам ко входу в Балтийское море, чего неусыпно остерегаются, трепещут великой силы вашей не меньше, как французы?»
Матвеев доносил, что Англия и Голландия отговаривали Данию заключать союз с Россией, уверяя датчан, что для них опасно усиление России на Балтике.
Таково было отношение западноевропейских держав к России после Нарвской битвы.
Еще более открыто проявляли свою неприязнь южные соседи России – Турция и Крым. Турки стали требовать возвращения Азова и уничтожения русского флота на Черном море. Крымские татары вновь стали совершать набеги на русские земли.
Но русское правительство пресекало все враждебные выпады Турции и Крымского ханства против России.
В такой сложной, напряженной обстановке осуществлялись реформы Петра, строились заводы, изготовлялось оружие, производился набор рекрутов и создавалась регулярная, обученная армия.

 

Глава VI. Первые победы над шведами
 

Государство росло и крепло, но то было государство дворян, государство помещиков и купцов. «Петр Великий, – говорил товарищ Сталин, – сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса. Петр сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев. Надо сказать также, что возвышение класса помещиков, содействие нарождавшемуся классу торговцев и укрепление национального государства этих классов происходило за счет крепостного крестьянства, с которого драли три шкуры».
Народ находился в чрезвычайно тяжелом положении День ото дня возрастали налоги. То и дело издавались указы о новых и новых сборах: корабельный, уздечный, седельный, сбор за бороду, за бани, топоры, погреба, за дубовые гробы...
И все-таки денег не хватало. Особенно много расходовалось средств на армию и флот. России приходилось сражаться не только со своими врагами, но и помогать союзникам. Петру нужно было поддерживать в короле Августе решимость продолжать войну. В феврале 1701 г. Петр I встретился с Августом II в местечке Биржах (недалеко от города Динабурга). Польские дипломаты полагали, что Россия пойдет на любые условия, лишь бы Польша продолжала войну. Они потребовали часть Украины с Киевом. Однако Петр категорически отказал, а взамен того обещал послать в помощь Августу 15-20 тысяч пехоты и выдавать Польше ежегодную денежную субсидию.
Посланный под начальством генерала Репнина отряд значительно усилил польскую армию, и ее сопротивление шведам усилилось.
Между тем военные приготовления в России начали давать свои плоды. В последних числах декабря 1701 г. у селения Эрестфер в 50 километрах от города Дерпта (ныне Тарту) произошло сражение между русскими и шведами. Русским отрядом командовал Борис Петрович Шереметев, шведским – один из лучших генералов -21- Карла
XII – Шлиппенбах. Сражение это закончилось полной победой русских. Шведы потеряли около 3000 человек, русские – около 1000. Петр I сказал:
«Мы дошли до того, что шведов побеждать можем; пока – сражаясь двое против одного, но скоро начнем побеждать их и равным числом».
Шереметева произвели в фельдмаршалы за эту первую победу над мнившими себя «непобедимыми» шведами После Эрестфера русские стали действовать смелее. В июле 1702 г. Шереметев вторично нанес поражение Шлиппенбаху (при мызе Гуммельсгоф). В этой битве была уничтожена почти вся пехота шведов: из 6000 человек осталось лишь 500. Шлиппенбах потерял всю артиллерию и все знамена.
Месяцем позже другой русский отряд, под начальством Апраксина, разбил шведского генерала Кронгиорта у реки Ижоры.
Однако эти отдельные победы не дали русским существенных преимуществ. Очередная задача состояла в том, чтобы разъединить шведские войска в Лифляндии и Карелии. Для этого нужно было завладеть устьем Невы.
Оно прикрывалось двумя крепостями: Нотебургом (у истока Невы из Ладожского озера) и Ниеншанцем – на реке Охте.
В конце сентября 1702 г. крупные силы русских осадили Нотебург. Крепость была расположена на острове; комендантом ее был Шлиппенбах. Гарнизон был незначителен – всего 400 человек, но укрепления были очень сильны. День и ночь гремели русские орудия; они до того накалились, что трудно было стрелять из них. 11 октября начался штурм. Он длился 13 часов, шведы упорно сопротивлялись. Князь Голицын приказал оттолкнуть от берега лодки, на которых переправлялись атакующие.
– Обратного пути нам нет,- заявил он.
Вскоре над крепостью взвился белый флаг.
Сильная крепость у истоков Невы была взята русскими войсками.
Нотебург – старинная новгородская крепость Орешек – находилась много лет в руках шведов; теперь она -22- снова стала русской. Петр назвал освобожденный город Шлиссельбургом.
На пути русских стояла еще одна крепость – Ниеншанц. Но это была менее сильная крепость.
В конце апреля 1703 г. Петр осадил крепость Ниеншанц, а 1 мая гарнизон крепости капитулировал.
Спустя 5 дней после этого в устье Невы вошли два шведских корабля, торопившиеся на помощь осажденному Ниеншанцу. Русские гвардейцы подплыли на лодках к кораблям, пошли на абордаж и захватили оба корабля.
День 6 мая 1703 г. считается днем первой победы русского военно-морского флота,
Петр решил соорудить в устье Невы более мощную крепость, чем Ниеншанц. Изучив местность, он решил строить крепость на острове, носившем название «Люст-Эланд» (веселый остров).
16 мая 1703 г. Петр
I заложил крепость с шестью бастионами. На строительстве ее работали 20 000 рабочих. «И тое крепость, – писалось в Первых русских ведомостях, – (царь) на свое государское именование прозванием Петербургом обновите указал».
Так была заложена новая столица России.
«Петр воздвиг новую столицу на первом завоеванном им куске Балтийского побережья, – писал Карл Маркс, – почти на расстоянии одного пушечного выстрела от границы... Таким образом, не одно завоевание прибалтийских провинций отличает политику Петра Великого от политики его предков, а истинный смысл его балтийских завоеваний объясняется переносом столицы».
Узнав о закладке Петербурга, Карл
XII с усмешкой заявил:
– Пускай сосед Петр строит города, которые будут взяты шведами
Но его самонадеянность не оправдалась.
Осенью 1703 г. на острове Котлин была заложена новая крепость Кроншлот (потом – Кронштадт). Вскоре у причалов строящегося города ошвартовалось первое иностранное судно: голландский корабль, доставивший вино и соль. -23-
В следующем, 1704 году был взят город Дерпт – старинный русский город Юрьев, основанный в 1030 г. Ярославом Мудрым.
«Сей славный отечественный град паки получен», – писал Петр,
Таким образом, пока Карл тратил годы на бесплодную войну с Польшей, русские пробились к Балтийскому морю, завладели рядом важных опорных пунктов в Лиф-ляндии и Ижорской земле, лишив противника его продовольственных баз. Некоторые шведские генералы понимали уже тогда стратегическую ошибку Карла. Они говорили:
– Наш король, кажется, нарочно оставил нас здесь с малыми силами, чтобы научить русских бить нас.
А Петр вел свою линию: с одной стороны, энергично отвоевывал у шведов прибалтийские крепости, с другой – принимал меры к тому, чтобы сковать силы Карла
XII в Польше. С этой целью он послал в Польшу на помощь Августу II новое подкрепление (60 000 человек под командованием Шереметева и фельдмаршала Огильви).
Одновременно Петр нанес сильный удар неприятелю, завладев Нарвой – стратегически важной крепостью, под стенами которой русские понесли столь тяжкое поражение в 1700 г.
На этот раз Нарва была быстро взята. Шведский гарнизон под начальством генерал-майора Горна упорно защищался, но обновленная, приобретшая больший опыт русская армия сломила сопротивление шведов.
Петр еще до штурма писал Горну, что сопротивление бессмысленно, и рекомендовал сдаться во избежание ненужных жертв. Однако Горн отказался. Штурм был непродолжительным, но кровопролитным.
Об этой победе Петр писал Меншикову: «По правде, есть победа знаменита, что у Варяжского озера такова крепкаго и славного города взятие».
Великий русский поэт Пушкин хотел написать исторический роман о Петре
I. Сохранились его черновые наброски к этому роману В одном из них говорится, что -24- после взятия Нарвы генерала Горна и других пленных шведов провели по улицам Москвы. «Ведены были генерал-майор Горн и 159 офицеров, – писал Пушкин, – несено 40 знамен и 14 морских флагов, везено 80 пушек... Знатнейшие люди всех сословий поздравляли государя. Народ смотрел с изумлением и любопытством на пленных шведов, на их оружие, влекомое с презрением, на торжествующих своих соотечественников».

 

Глава VII. Перед шведским нашествием
 

В результате кампании 1700-1705 гг. русские пробились к морю и осуществили свой стратегический замысел: шведские войска, находившиеся в Финляндии, были совершенно изолированы, они не имели связи ни с войсками, находящимися в Эстляндии, ни с главными силами Карла, действовавшими в Польше.
Не все, конечно, проходило гладко. Наряду с удачами бывали и неудачи, так как шведы были еще очень сильны, у них было первоклассное вооружение, опытные офицеры и борьба с ними была нелегким делом. Так, в июле 1705 г. один из лучших полководцев Карла Левенгаупт разбил у Мур-мызы отряд фельдмаршала Шереметева. Эта неудача не смутила русских, Петр писал Шереметеву: «Не извольте о бывшем несчастии печальным быть, понеже всегдашняя удача много людей ввела на пагубу. Забудьте и паче людей ободряйте».
Петр понимал, что отдельные поражения не могут оказать решающего влияния на положение дел, если упорно продолжать борьбу. Вскоре русские войска заняли Митаву. В городе Гродно был устроен большой укрепленный лагерь, в котором расположились не только русские, но и саксонские, и польские войска.
Осенью 1705 г. в Гродно состоялось свидание Петра с Августом II. Незадачливый союзник России доставлял ей гораздо больше хлопот, чем пользы. Но бросить его на произвол судьбы Петр не считал возможным.
1705 г. ознаменовался крупными волнениями в России. Война тяжким бременем ложилась на крестьян и работных людей. Они сражались со шведами, строили новые города, заводы и фабрики, работали на металлургических -25- заводах и мануфактурах, в соляных копях и на золотых приисках. Семьи их бедствовали из-за тяжких налогов. В 1705 г. в городе Астрахани вспыхнуло народное восстание. Оно длилось около 9 месяцев и охватило весь юго-восточный район России. К городской бедноте и работным людям примкнули казаки и стрельцы. Восставшие создали в Астрахани свое управление.
Петр послал в Астрахань Шереметева с крупными соединениями регулярных войск. Шереметев подавил восстание и жестоко расправился с его участниками.
В этот же период происходило восстание башкиров. В такой обстановке начался 1706 год. В самом начале этого года над русской армией нависла грозная опасность. Карл
XII неожиданно и стремительно приблизился к Гродно и отрезал находившиеся там 45 русских батальонов. Однако Петр, находясь неподалеку от Гродно, руководил действиями осажденных. Следуя его указаниям, они в момент начавшегося ледохода переправились через Неман. Шведы не смогли организовать своевременное преследование отходивших войск, построенный ими мост был разрушен ледоходом, и они сумели переправиться через Неман только 3 апреля, спустя 12 дней после русских. Разумеется, они не смогли нагнать отступивших.
К этому времени шведы стали остро ощущать силу-русской армии. Бороться с Россией становилось им все более трудно. Чем яснее они понимали это, тем с большей ненавистью относились они к русским. А.С. Пушкин отметил в своих набросках, что после сражения, происшедшего в феврале 1706 г., шведский фельдмаршал Рейншильд приказал умертвить русских пленных: «Их клали одного на другого и кололи штыками и ножами. Таково было повеление Карла».
Шведский король пришел к выводу, что нужно любой ценой покончить с Августом, чтобы бросить все свои силы против русских. Известно, что Карл
XII не закреплял завоеванную территорию. По выражению одного историка, он проходил по стране, «как корабль по воде, не оставляя следа». Он водил армию дорогами кратчайшими, но не самыми удобными, выигрывал много битв, но не мог выиграть войны. -26-
Теперь шведский король решил исправить свой стратегический промах. Он направился в Саксонию и в сентябре (1706 г.) подступил к главному городу этой страны Дрездену.
Август
II не выдержал: 24 сентября он подписал в городе Альтранштадте мирный договор с Карлом. Предательски нарушив свои обязательства по отношению к Петру, он обязался прекратить военные действия против шведов и расторгнуть союз с Россией.
Итак, Россия осталась без союзников. Конечно, ее успехи в Прибалтике были велики, Россия стала сильнее, но опасность увеличилась: было очевидно, что Карл обрушится всеми своими силами на Россию, он использует войска Станислава Лещинского, а, может быть, на его стороне выступит и Турция. России неоткуда было ждать помощи.
Петр не хотел рисковать, не хотел все ставить на карту. Он попытался заключить мир с Карлом, соглашаясь отказаться от части сделанных в Прибалтике завоеваний. Русский посол в Англии Андрей Матвеев просил английское правительство о посредничестве в мирных переговорах. Но англичане ответили отказом.
Так же недоброжелательно относились к России и правительства некоторых других стран. Французский король Людовик
XIV приказал своему послу в Константинополе всеми средствами добиваться разрыва Турции с Россией. Пруссия и Ганновер лихорадочно сколачивали коалицию против России и требовали поддержать Швецию.
Россия должна была одна воевать со шведами.
«Сия война над одними нами осталась», – писал Петр Апраксину.
Положение России осложнилось.
Известно было, что шведский король, желая надолго обессилить Россию, намерен раздробить ее на отдельные княжества, а на московский престол посадить польского магната Яна Собесского. Август
II, который хотя и капитулировал перед Швецией, но продолжал тяготеть к России и тайно поддерживал связь с Петром, известил о своем секретном разговоре с Карлом XII. Он сообщил, что Карл XII «прямым путем пойдет в Московское государство -27- и как скоро вступит в столицу, созовет всех бояр и господ, разделит им царство на воеводства, обяжет их покинуть иноземное ружье и учредит войско по-старому». Карл хотел видеть своим соседом слабую, отсталую Россию. Он хотел задержать ее политический и экономический рост, превратить ее в свою колонию.
В 1707 г. шведский королевский секретарь Седергельм говорил австрийскому посланнику Цинцендорфу, что Карл
XII желает вознаградить себя за счет Москвы за все понесенные в этой войне убытки.
Первый министр Карла Пипер заявлял тому же Цинцендорфу: «Главнейшее и наиважнейшее для шведской короны – это сломить и разрушить московскую мощь... Со временем эта мощь может сделаться еще более опасной... если она не будет уничтожена и задушена в своем возникновении. Поэтому нигде не может быть заключен мир выгоднее и надежнее, как только в самой Москве». Сам Цинцендорф писал в одном из донесений своему правительству: «Король… хочет... слышать и говорить о мире не раньше, чем достигнет столицы Московии, или только тогда, когда новая московская военная мощь будет совершенно уничтожена и государство и военная дисциплина снова вернутся к тому состоянию, в котором находилась Москва раньше».
Есть свидетельство, что Карл хотел по взятии Москвы добиться признания за шведами Пскова и Новгорода; Украину и Смоленщину он намеревался отдать Станиславу Лешинскому. а остальную Россию разделить на вассальные княжества.
Таким образом, создалась серьезная угроза национальной независимости Русского государства.
Карл
XII деятельно готовился к походу в Россию. Численность его армии к этому времени достигла 115 000 человек. В Познани была организована огромная продовольственная база.
Черная туча нависла над Россией. Петр и его помощники делали все возможное, чтобы оттянуть начало войны. В 1706 г. русская регулярная армия насчитывала 96 000 человек, в 1708 г. – уже 130 000. Вооружение армии год от году улучшалось, причем Петр лично следил за всеми усовершенствованиями в этой области и тотчас применял их. В 1708 г. -28- было введено усовершенствование, позволившее ускорить темп стрельбы из легких орудий. А когда русский посол во Франции сообщил, что там изобретена пушка с клиновым затвором, Петр ответил ему: «Пушки, у которых клин снизу входит и выходит, сия инвенция нам давно знакома, но не употребляли для того, что когда раза два или три выстрелить, то от селитры нагорит, что клина нельзя отделить».
Таким образом, русская техническая мысль во многом опережала европейскую. В русской армии заведены были многоствольные пушки, осветительные и зажигательные снаряды, картечь и другие новинки.
Вооружение и снаряжение для армии изготовлялось уже на русских – частных и казенных – заводах и фабриках. Русская продукция по качеству не уступала заграничной, а стоила гораздо дешевле. Привезенное из Голландии ружье обходилось в 15 рублей, а заводчик Демидов поставлял ружья по 1 р. 80 к. (к тому же после неудачной битвы под Нарвой в 1700 г. Голландия, опасаясь недовольства Швеции, Прекратила продажу оружия России).
К этому времени улучшается качество офицерских кадров. Иностранцев заменяли русскими офицерами. С 1706 г. в русскую армию брали на службу иностранных офицеров только при представлении ими хорошего аттестата и давали им тот же чин, в котором они служили ранее.
При армии учреждались госпитали и аптеки.
Одновременно с устроением армии Петр и его соратники разработали план действий на случай шведского вторжения. В конце 17
Q6 г. в местечке Жолкиеве был созван генеральный совет высших военных начальников. На нем был обсужден и принят план, составленный фельдмаршалом Шереметевым. План этот сводился к тому, чтобы отходить с боями, изнурять силы противника, а решительное сражение дать шведам на своей границе; отходя к границе, уничтожать продовольствие и тревожить шведов малыми отрядами («томить неприятеля»).
В тех условиях это был самый разумный план борьбы с сильной армией Карла
XII. -29-
После совещания в Жолкиеве Петр приказал: «Дабы в начале весны, от границы на 200 верст между Псковом, Смоленском и Черкасскими (украинскими. – К.О.) городами ни у кого явно хлеб и сено ни в житницах, ни в гумнах не стояли и спрятаны были в лесах». Далее Петр пояснял цель этого мероприятия; если неприятель, обойдя русскую армию, вторгнется в русскую землю, то «нигде ничего не найдет и, захваченный войском сзади, сам не рад будет своему начинанию».
Западные границы России спешно укреплялись. От Пскова до Брянска создавалась оборонительная линия. В открытых местах сооружали земляные валы. Засеками были перекрыты все дороги. Для проезда оставлено было только несколько больших дорог; на них соорудили люнеты с палисадами. Вдоль всей оборонительной линии была проложена широкая дорога.
Укреплялась не только пограничная полоса. Петр приказал усилить укрепления Пскова, Новгорода, Смоленска и даже Москвы, ибо «шведы, как дьяволы, верить им невозможно». Велено было сказать москвичам, чтобы «в нужный случай готовы были все».
Узнав, что сооружение укреплений вокруг Москвы вызвало панику среди жителей, Петр успокаивал их: «что у вас крепят города, то можно рассудить, что лучше – осторожность или оплошность».
Как видим, в России велись приготовления к встрече незваных гостей. Россия переживала трудное время. Три четверти всех поступавших в казну доходов шли на военные нужды. Особенно тяжело приходилось широким народным массам: крестьянству, рабочему люду, городским низам. В дворянско-крепостнической России на их плечи всегда ложилась основная тяжесть; так же было и при Петре.
Рекрутские наборы следовали один за другим. Непрерывно росли подати и налоги. Населению городов и сел приходилось участвовать в строительстве военных укреплений. Крестьян обязывали снабжать армию продовольствием и фуражом.
Доведенный до отчаяния народ роптал. В стране не угасало пламя восстаний. -30-
Осенью 1707 г. вспыхнуло мощное восстание на Дону.
Верховья Дона издавна служили пристанищем для всех, кто бежал от непомерного гнета помещиков, от произвола и преследований царских властей. Донская казачья вольница беспокоила правительство, которому были нужны рабочие руки. Отряды царских войск стали проникать на Дон и угонять оттуда новопришлых казаков на север, где их посылали на государственные работы или возвращали помещикам.
Это нарушение основной привилегии «вольного Дона» и послужило толчком к восстанию. Во главе его встал казак Кондрат Булавин. Отряд правительственных войск под командованием князя Долгорукова подвергся внезапному нападению и был истреблен. После этого восстание, несмотря на сопротивление зажиточных казаков, проживавших в низовьях Дона, стало быстро разрастаться. Полтавские крестьяне, угнетаемая беднота Слободской Украины, воронежские работные люди расправлялись со своими притеснителями и шли на Дон, к Булавину. Поднялась Запорожская Сечь.
В мае 1708 г., после взятия города Черкасска, Булавин был избран «атаманом всевеликого войска Донского». Отряды повстанцев направились к Царицыну и Воронежу, а сам Булавин двинулся к Азову.
Под Азовом Булавин потерпел поражение и вынужден был отступить. Авторитет его упал, и этим тотчас воспользовалось враждебное ему зажиточное казачество, решившее захватить его. Группа заговорщиков окружила дом Булавина в Черкасске. Булавин долго отстреливался, потом, увидев, что положение его безнадежно и не желая сдаться живым, застрелился.
С его смертью восстание быстро пошло на убыль. Фельдмаршал Шереметев подавил сопротивление разрозненных отрядов восставших. К ноябрю 1708 г. все было кончено. Власти учинили свирепую расправу с восставшими. В верховьях Дона было установлено крепостное право.
Восстание Булавина, как и другие восстания того времени, были вызваны жестоким социальным и политическим гнетом. Но они отнюдь не означали протеста против осуществлявшихся Петром реформ, в которых народ улавливал их прогрессивную сущность. -31-
Готовясь к вторжению в Россию, Карл
XII учитывал и эти восстания. Он надеялся найти поддержку со стороны значительной части населения. Он не понимал, что русский народ, как бы тяжело ему ни приходилось, не станет искать помощи у чужеземного завоевателя. Шведский король не знал, какова сила патриотизма русских людей, а между тем этот патриотизм в соединении с неустанной энергией и организаторскими способностями Петра и его сподвижников явился главной причиной поражения шведов в Северной войне.

 

далее



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU