УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Фомин М. Греки на службе у Российской империи
 

История Балаклавского Греческого пехотного батальона.
(предоставлено администрацией сайта «Русское Небо»)

 

Одной из малоизвестных страниц прошлого нашей страны является судьба греков в Русской службе, более узко – история русского Албанского воинства, из которого был сформирован Балаклавский Греческий пехотный батальон. Греческое войско сыграло замечательную роль в деле присоединения и удержания Крыма в составе Российской империи. Обстоятельства сложились так, что под Русскими знаменами эллины сражались за свою свободу, за свою Веру. И тем в рядах Русской армии они сражались и за свою Родину.
На долю Греческого батальона в Крыму выпала важная задача: замирение враждебного в отношении к России татарского населения и патрулирование побережья полуострова от Севастополя до Феодосии. К тому же греки осуществляли ещё и кордонное охранение во время эпидемий. Греческие отряды участвовали во всех войнах, которые Россия вела в первой половине XIX веке. Своей службой эллины заслужили уважение начальства, и не раз их храбрость отмечалась командованием и царственными особами.
К сожалению, непростая судьба их осталась незаслуженно забытой потомками. Сегодня в Балаклаве нет ни одного памятника, который бы напомнил о Греческом батальоне и его героической службе под знаменами Российской империи. 
 

Возникновение русского албанского воинства
 

Предысторией русского албанского воинства можно считать события русско-турецкой войны 1768-1774гг.
Противостояние России и Порты, подстрекаемой Францией, клонилось к военному конфликту. Россия в то время была связана войной с польскими конфедератами, и это вынуждало Россию держать свои войска в Польше{1}. Этот момент был избран Турцией для выступления. В планы Порты входило соединить свои усилия с поляками, что крайне осложнило бы положение России.
Безусловно, конфликт с Портой был неизбежен. Крымские татары постоянно угрожали южной границе. Их набеги из столетия в столетие опустошали и без того мало заселенный юг Украины, десятки тысяч украинцев, русских угонялись в рабство.{2} К стыду «цивилизованных» стран Западной Европы они охотно покупали таких рабов, ни сколько не смущаясь тем, что они христиане.
Россия давно имела намерение обезопасить южную границу от постоянных набегов татар, равно и стремилась закрепиться на Чёрном море. Это был первый шаг к возвращению Константинополя и проливов. Таким образом, впервые встает так называемый Восточный Вопрос.{3}
Для России на многие годы целью внешней политики на Юге стало освобождение христианских народов от власти Порты.
Потому Россия рассчитывала на помощь христианских народов, находящихся под турками – и рассчитывала не зря.
Военные действия начинаются в 1768 году на Кавказе, в Крыму и в Молдавии{4}. С целью сковать силы Турции сразу на многих направлениях, было принято решение перевести часть Российского флота из Балтийского моря в Средиземное.
Переход осуществлялся в осложнённой политической обстановке. Ко времени начала боевых действий против турок, Россия продолжала дипломатическую борьбу с Францией, с кабинетом Шаузеля, крайне враждебно относившегося к России и всячески поддерживавшего Порту. К тому же, Францию объединяли с Турцией давние экономические интересы. Потому, как ослабление Турции, так и усиление России в случае её победы были невыгодны для Франции. На стороне Франции выступала и Испания.
Русские корабли во время длительного плавания подвергались постоянным провокациям со стороны Испании и Франции. Имея строгое предписание не вступать в конфронтацию, флоту, разделенному на четыре эскадры, удалось пройти в Средиземное море без потерь. Прибыв к театру военных действий, балтийские эскадры благополучно соединились под началом адмирала Г.А. Спиридова.
После соединения эскадр флот начинал активные действия. Был высажен десант в Вутуло, где к 600 русским солдатам примкнуло 2500 греков. Волна восстания подвластных Порте православных народов становится повсеместной.{5} Русские привезли с собой оружие и снаряжение, столь необходимое повстанцам{6}.
Поиски Российского флота в Средиземном море увенчались блестящим успехом. Эскадра нанесла сокрушительное поражение турецкому флоту в Чесменской бухте 5 июля 1770 г. Российский флот заблокировал Дарданеллы, был проведен целый ряд дерзких операций на средиземноморских архипелагах и высажен десант в Греции.
Всё это позволило России успешно вести сухопутные боевые действия одновременно и на Дунае и на Кавказе. Сковав турецкие силы в Греции, и угрожая непосредственно Стамбулу, Россия смогла обеспечить победу сухопутной армии.
Остановимся подробнее на сопротивлении греческого и славянского православного населения, которое внесло столь заметный вклад в победу русского оружия.
Османская империя в XV в., после падения Константинополя и оккупации османами Греции, так и не смогла покорить целый ряд горных местностей (горы Этолии, Пинда, Аграфы, особенно горный район Сули, а также целую большую горную область на юго-западе Пелопоннеса – Майна){7}, которые так никогда и не были подчинены Турции. Здесь велась непрерывная партизанская война. Жители долин укрывались в горах от притеснений османов и создавали там независимые общины, члены которых именовали себя «клефтами».
Собираясь в дружины по 100-200 человек, клефты совершали дерзкие нападения на турецкие отряды. Иногда они объединялись в крупные отряды ради серьезных военных выступлений. В случае необходимости, клефты могли легко рассредотачиваться, «растворяться» на хорошо известной им местности, поскольку население их поддерживало и обеспечивало всем необходимым. Простые войны называли себя «поликарами» – храбрыми, возглавляли клефтские дружины капитаны. Клефты были известны как отчаянные храбрецы и прекрасные стрелки. Своими подвигами они снискали в народе славу.
Незадолго до начала Средиземноморской кампании, граф Алексей Орлов, находясь «на отдыхе» в Италии, вел переговоры с греками и славянами, призывая их к восстанию против Турции, и обещал им помощь России. Для этих целей он просил императрицу Екатерину прислать ему несколько государственных грамот «за печатью и собственной подписью», в которых монархиня обещала бы поддержку и защиту всем восставшим против Порты.{8}
Всеобщее воодушевление балканских народов, связанное с надеждой на скорое освобождение от гнета Порты, достигло высшего напряжения. Один из руководителей средиземноморского похода Л.П. Грейг писал по этому поводу: «Если бы можно было русскому флоту прийти несколькими месяцами ранее, пока это всеобщее воодушевление народа было еще в полной силе, турки же малочисленны и рассеяны, то весьма вероятно, что вся Морея в короткое время была бы очищена от турок и осталась в полной власти греков».{9}
В 1769 г. граф А.Г. Орлов обнародовал в Греции манифест, в котором всем иностранцам, вступающим на российскую службу, было обещано вознаграждение, а в случае окончательного перехода на сторону России – разные выгоды и преимущества. Несколько ранее об этом объявил предводителями греческих повстанцев граф Панин, еще в самом начале военных действий, с целью получения поддержки от населения в действиях Русского флота.{10}
В письме от 22 января 1769 г. Панин писал к одному из предводителей Спартанских Легионов – как себя называли греки – капитану Мавромихали, в будущем – первому командиру балаклавского батальона: «Война эта представляет удобный случай всем православным народам Эллады оказать великие услуги Церкви Христовой, а с тем вместе, с одной стороны, заслужить и приобрести наивысшие милости, могущественную защиту и покровительство Ее Величества Екатерины II, а с другой стороны, освободить себя от ига порабощения...».{11} Нужно отметить, что клан Мавромихали подарил Греции не одного выдающегося полководца, одно только имя Петра-бей Мавромихали в 20-е годы XIX в. наводило ужас на турок.{12}
Тяжелое угнетение со стороны Порты, притеснение Православия – с одной стороны, и призывы русских вельмож – с другой стороны, возымели значительное действие на местное население. Несмотря на все предосторожности с нашей стороны, восстание вспыхнуло еще до прихода Русского флота. Это побудило турок перебросить на острова Архипелага дополнительные силы.
Из греческих повстанческих отрядов было укомплектовано восемь батальонов, составивших Греческое войско. Они были направлены на флот под начало графа Орлова и участвовали в действиях против турок в составе Архипелагской экспедиции. При этом они проявляли необыкновенную доблесть. Их героизм не раз отмечался русскими полководцами.
«Они сражались за Веру, жен и детей, и, без сомнения, весьма много способствовали успеху Архипелажской экспедиции», – значилось в одном из донесений Орлова{13}.
Греки прекрасно проявили себя в битвах, как на море, так и на суше, участвуя почти во всех действиях русской армии против турок. Особо отличились греки при Наварине и Чесме. Они сражались в составе десантов Русского флота, служили лоцманами на кораблях и проводниками для войск, вели разведку и приносили сведения о перемещении турецких войск. Помощь греков была особо важна для флота, поскольку он не имел своей базы на Средиземном море.{14}
Война 1768-1774 гг. завершилась блестящей победой над турками. По Кючук-Кайнарджийскому мирному договору к России отошли территории между Бугом и Днепром, включая морское побережье, Крепости в Крыму – Керчь и Еникале, а также земли до Кубани.
После окончания войны многие из участвовавших в восстании, чтобы избегнуть преследований и смерти от турок, были переселены вместе со своими семьями в Крым. «Еще при начале боевых действий они помышляли о передаче себя и своих семейств великодушному правительству Российской империи».{15} Важную роль при этом сыграл Алексей Орлов. Переезд производился под покровительством Императрицы и на казенный счет, сохранялись прежние воинские чины и жалование.
В 1775 году ко двору прибыла депутация греков под началом Мавромихали, ставшему к этому времени уже полковником. Мавромихали прославился во время войны как отважный воин и мудрый вождь, объединивший под своим началом разрозненные Спартанские Легионы.{16}
Итогом его поездки стал Высочайший рескрипт на имя Алексея Орлова. В нем подтверждались все льготы, обещанные грекам, и меры по их переселению и обустройству предписывалось предпринять непосредственно графу Орлову. 
 

Служба в России
 

В 1775 году греками начинают заселяться Керчь и Ениколь в Азовской губернии. Эллины получили общее название Албанское воинство.{17} В том же году Потемкин был назначен генерал-губернатором Новороссийской, Азовской, и Астраханской губерний, с властью и преимуществами царского наместника.
Это стало новым этапом в жизни Албанского воинства.
Грекам было суждено не раз показать свою храбрость и преданность Русскому правительству. Особую роль сыграли они в деле присоединения Крыма.
После подписания Кучук-Кайнарджинского мирного договора была объявлена независимость Крыма от Турции. Началась борьба дипломатов.
Турция не оставляла надежд взять реванш. Опираясь на враждебную к России татарскую знать, турки возмущают татар, засылают под видом мусульманских проповедников своих агентов, подстрекающих к восстанию. Кроме того, не прекращаются провокации со стороны турецкого флота. Наконец, в 1777-1778 гг. крымские татаре восстали. На долю греков выпала особая роль в усмирении татар, к тому же, как говорилось в донесениях, они приняли участие в «покорении Кафы и занятии Судака», занятых турецкими войсками. Храбрость Албанского воинства отмечалась генерал-майором Павлом Потемкиным и генерал-поручиком Платоном Прозоровским. За проявленную отвагу греки были награждены хвалебным аттестатом.
По усмирении татар Потемкин начал формировать греческий пехотный полк из 20 рот.
В 1783 году, в результате сложных интриг со стороны России вокруг полуострова, крымский хан отказался от престола в пользу Российской империи.
Едва Крым присоединён был к России, как Потемкин весьма деятельно начал благоустраивать этот край, проявив себя при этом прекрасным организатором.
В числе неотложных вопросов было обеспечение Крыма от возможной высадки турецкого десанта и предупреждение нового мятежа татар. Малоизвестная местность, горные леса и отсутствие дорог весьма способствовали развитию партизанской войны. По этой причине в Крыму было необходимо держать не столько регулярные части, сколько отряды подвижные, готовые к ведению действий небольшими группами в условиях горной местности. В такой ситуации «албанцы» были незаменимы. Опыт партизанской войны в Греции они с успехом применяли для поддержания порядка на полуострове.
Из переселенных греков был сформирован пехотный полк, который был поставлен в городе Балаклаве. Полк получил задачу: несение кордонной службы от Севастополя до Феодосии и надзор за порядком на полуострове.
В окрестности Балаклавы грекам были выделены земли близ деревень Камары, Кады-Кой, Карам (современные пригороды Балаклавы, с.Оборонное с.Чернореченское и прилегающая округа){18}.
Высочайшим повелением от 18 февраля 1784 года предписывалось: «Балаклаву исправя, как она есть, содержать ее поселенным тут греческим войском».
О весьма любопытных обстоятельствах заселения Балаклавы читаем у Кондараки: «Греки начали бесцеремонно похищать у татар и караимов дочерей и, женившись на них, упрочнили свое племя». Это подтверждают и слова Суворова, также принявшего участие в судьбе греков: «Бога ради осемяните албанцев, или они вымрут как древняя Мекленбургская армия».{19}
Тот же Кондараки указывает, что к моменту заселения Балаклавы греками, город находился в полном запустении. «Обратили в православную церковь мечеть в селе Кадыковка, которая представляла собой все признаки отправлявшегося в ней некогда богослужения христианами».{20}
Указом Ее Величества Императрицы в Балаклаве было запрещено иметь недвижимость лицам, не принадлежащим к греческому войску. Командир Албанского войска получил 240 дес. земли, офицерам было назначено по 60 дес., нижним чинам - по 20 дес. Потемкин объявил об освобождении греков от податей и о даровании им земли в пожизненное пользование.{21}
В 1787 г Турция пыталась взять реванш. Она потребовала возвращения ей Крыма, признания Грузии вассальным от нее государством и аннулирования Кучук-Кайнарджийского мира. Началась новая война.
Большая часть греков была отправлена на флот под начало контр-адмирала Войновича. Оставшиеся в Балаклаве несли кордонную службу.
Греки были направлены на флотилию гребных судов и сражались в Днепровском лимане под началом полковника Мавромихали. Они участвовали в разгроме турецкого флота в самом лимане (6 июля 1787 г.) и в уничтожении флота принца Нассау Зигеш возле Кинбурунской косы, были участниками взятия Очакова.{22}
В конце 1787 года Потемкин просит предоставить ему сведения обо всех греках, служащих в армии. В том же году вводится единая форма в греческом войске.
В 1789 году греки под командой контр-адмирала Ф.Ф. Ушакова участвовали в «экспедиции и поисках» у Анатольских берегов.{23} Участвовали они и в сражениях 8 июля 1790 г «против Еникольского пролива и Кубани» и в морском сражении 28-29 августа 1790 г. возле острова Тендра (невдалеке от Очакова){24}, приведшем к поражению турецкого флота.
После окончания войны греки вернулись в Балаклаву и продолжали патрулирование таврического побережья от Севастополя до Феодосии.
Излагая историю албанского воинства, нельзя не упомянуть о посещении этих мест императрицей Екатериной II. Во время поездки по Крыму в 1783 году она посетила Севастополь - тогда еще строящуюся базу Российского флота, и решила осмотреть и окрестности Балаклавы. На подступах к городу, неподалеку от Кадык-Кой, Екатерина и ее свита были изумлены увиденной ими картиной: на дороге им салютовал отряд из 100 «амазонок» под командованием жены офицера греческого батальона Елены Ивановны Сарандовой. Тронутая такой встречей, Екатерина пожаловала Сарандовой чин капитана «амазонок» и подарила ей бриллиантовый перстень.
Стоит сделать небольшое отступление по поводу возникновения роты амазонок. Об описанных событиях говорит Г.Дуси: «...Государыня Екатерина II вознамерилась обозреть вновь присоединенный к России Крым, имела разговор со Светлейшим Князем Потемкиным, который, между прочим, выхвалял храбрость Греков и даже жен их. Государыня, смеясь храбрости женщин, спросила – чем он может доказать выхваленную их храбрость? Потемкин обещался Государыне уверить ее в сем на месте – в Крыму. Дав такое обещание, он прислал из Петербурга повеление подполковнику Балаклавского Греческого полка Чапони - непременно устроить Амазонскую роту из вооруженных женщин. Подполковник Чапони был в большем затруднение исполнить такое повеление, но, посоветовавшись с капитаном Сарандовым, решился предложить всем военным дамам участвовать в Амазонской роте».{25}
Интересен рассказ самой Сарандовой: «Амазонская рота была составлена по ордеру Светлейшего князя Потемкина-Таврического, последовавшего на имя командира Балаклавского полка, премьер-майора Чапони и состояла из благородных жен и дочерей Балаклавских греков, в числе 100 особ, в марте-апреле месяцах 1787 года.... Встретить Императрицу должно было близ Балаклавы у деревни Кадыковка, и рота под моим начальством была построена в конце аллеи, уставленной апельсиновыми, лимонными и лавровыми деревьями. Прежде приехал Римский Император Иосиф верхом осмотреть Балаклавскую бухту и руины древней крепости. Увидав Амазонок, он подъехал ко мне и поцеловал меня в губы, что произвело сильное волнение в роте. Но я успокоила моих подчиненных словами: «Смирно! Чего испугались? Вы ведь видели, что Император не отнял у меня губ и не оставил своих». Слово «Император» подействовало на Амазонок, которые не знали, кто был подъехавший. Осмотрев бухту и окрестности, венценосный путешественник возвратился к Императрице и уже приехал во второй раз к Кадыковке с Ее Величеством и князем Потемкиным в Ее карете. У Кадыковки Императрица была встречена протоиереем Балаклавского полка о. Ананием. Не выходя из кареты, Государыня подозвала меня к себе, подала руку, поцеловала в губы и, потрепав по плечу, изволила сказать: «Поздравляю Вас, Амазонский капитан! Ваша рота исправна: я ею очень довольна».{26}
Интересно также упоминание австрийского принца Шарля Жозефа де Линь, бывшего в свите Императрицы: «Я не видел здесь открытых женских лиц, кроме батальона Албанок из небольшой Македонской колонии, поселившейся в Балаклаве: 200 прекрасных женщин или девиц, вооруженные ружьями, штыками и пиками вышли нам на встречу, чтобы оказать честь, а не из любопытства».{27}
Не менее любопытны судьбы греческих офицеров. Например, Лабро-Качаони отличился в войнах и был замечен Потемкиным как не просто талантливый военный, но и человек с дипломатическими способностями. Он был отправлен в Персию с дипломатической миссией, с целью склонить Ага-Магомет-Хана на войну с Портой. Выполнив миссию блестяще, Качаони возвращается в Россию. За удачное выполнение задания его производят в подполковники. Вернувшись, Качаони вооружает на свой счет корабль и уезжает в Грецию. Ведя партизанскую войну на островах архипелага, Качаони смог собрать целый флот, и с успехом воевал с турками в Средиземноморье. Замечательно, что флот Качаони был составлен, главным образом, из кораблей захваченных в бою с турками. Его эскадра не раз одолевала силы во много раз превосходящие.
Турки несли большой урон по причине деятельности Качаони. Собрав значительные силы, они охотились на греческую эскадру и, наконец, заперли её в бухте одного из островов архипелага, где повстанцами была устроена база. Греки укрепили базу, как со стороны берега, так и со стороны моря, но силы были слишком неравны, а исход боя - легко предсказуем. К турецким кораблям присоединились французские, под предлогом борьбы с пиратством. Ночью, воспользовавшийся темнотой, Качаони и ближайшие его соратники, на небольшом быстроходном судне бежали с острова незамеченными, остальные греки растворились среди жителей острова.{28} За свою храбрость Качаони был награжден в 1790г. орденом Св. Георгия IV степени.
По возвращении в Россию Качаони долго жил в Петербурге, он был лично знаком с Императрицей и пользовался ее особым покровительством. Находясь при дворе, он носил особую феску, на которой было вышито серебром изображение руки и надпись «под рукой Екатерины».
В Балаклаве Качаони возглавил греческое войско, и служил в нем до своей смерти в 1805г.{29}
30 января 1797 года указом Павла I греческий пехотный полк был переведен в ведомство военной коллегии под названием Греческого батальона. Батальон был основан на положении Донских Казаков и в зависимости от гражданского суда. «Вооружить их по их обряду и обмундировать их по их обычаю красным и зеленым».{30}
4 апреля того же года установлено место расположения греческого батальона - от Георгиевского монастыря до Феодосии. Установлено штатное положение: батальон состоит из трех рот, всего 396 человек, включая штаб, офицеров, денщиков. На содержание выделяется 16132 руб. При этом оружие и обмундирование полагались свои. Утверждены форма и вооружение, просуществовавшие до 1833 года.{31}
Предпринимались попытки по аналогии с Балаклавским греческим батальоном сформировать подразделение из архипелагских греков, осевших в Одессе. Но эти попытки успехом не увенчались и подразделения из Одесских греков были переведены в Балаклаву.{32} Расширение штата батальона привело к нехватке отведённых им земель в окрестностях Балаклавы, что стало причиной указа об учреждении жалования штаб- и обер-офицерам, как и в комплектных частях.
Отряды греков продолжали службу в Русском флоте, участвуя в русско-турецких кампаниях, демонстрируя смелость и героизм, и доказывая свою преданность новой Родине. Так, в кампании 1807 года греков отмечал Прозаровский и Багратион. Греки принимали участие в 1810 г. в десанте под Платоном.
Кроме этого балаклавские греки несли кордонную службу на побережье и поддерживали порядок на полуострове. Так, в 1812 г. майор Ревелиоти с небольшим числом греков разогнал пытавшихся поднять мятеж татар, «многих из них предав в руки правосудия и положив конец возникшим беспорядкам». Особая роль ложилась на греков в подобных мероприятиях, во-первых, благодаря тому, что греки освоили татарский язык и обычаи, во-вторых, потому что они прекрасно знали местность, а это позволяло пресекать все попытки к восстанию в самом начале.
На долю балаклавцев выпало несение карантинной службы во время эпидемий, то и дело вспыхивавших на безводном полуострове. Они несли карантинную службу во время чумы 1812 года. В 1829 г. в Севастополе была вновь вспышка чумы. В 1830 в Крыму вспышка холеры. Работа по несению карантинных кордонов, оцепление участков, охваченных эпидемией, позволили локализовать её и не дать ей распространиться по югу России.
Балаклавцы были отмечены императором Александром I во время его посещения Крыма в 1818 г. и особенно во время его путешествия в Крым в 1825 году. В обоих случаях балаклавцы несли караульную службу при императорском поезде. В 1825 году Александр I в качестве награды приказал выдать жалование греческому батальону за год вперед не в зачет.
Император Александр I сделал многое для Греческого батальона. При нем была учреждена пенсия наиболее отличившимся на службе, увеличено жалование офицеров, расширены земельные наделы и обеспечены землей безземельные. Александр позаботился и о судьбе детей и вдов погибших греков, в Балаклаве были открыты школы.{33}
В 1837 году Крым посетил император Николай I. Грекам было вновь поручено несение караульной службы при Императоре. Удовольствие последнего выразилось в щедро излитых на балаклавцев милостях. С 1838 г. греки стали получать жалование наравне с войсками на гарнизонном обеспечении. Было выделено 20000 рублей на обмундирование низших чинов.
В 1842 г. две роты из греческого батальона были переведены для службы на Кавказ, где они и находились до начала Крымской войны. 
 

Последний бой
 

Греческий батальон постепенно утрачивал своё значение, но ему оставалось еще раз выказать свою преданность России и свой героизм во время Крымской войны.
После неудачной попытки остановить войска союзников на Альме, русская армия отошла к Севастополю, тем самым оставив открытой Балаклаву. В ночь с 13 на 14 сентября 1854 г. англичане подошли к Балаклаве. Авангард англичан, пройдя деревню Кады-Кой, начал приближаться к городу, но неожиданно был встречен ружейным и пушечным огнем.
В развалинах Генуэзской крепости заняли оборону около сотни солдат Греческого батальона под командованием полковника М.А. Монто. В распоряжении защитников имелось всего четыре медные полупудовые мортиры.
Пораженные неожиданностью обстрела, англичане выдвинули артиллерию и открыли огонь. Но из-за поспешности в наведении снаряды пошли через крепость. С другой стороны Крепостной горы на рейд становились британские корабли. Снаряды стали ложиться в бухту. Сделав маневр, англичане начали стрелять через крепость в направлении города, откуда и происходил обстрел бухты, отчего стал терпеть урон английский сухопутный корпус. Таким образом, пока артиллерия английского сухопутного корпуса обстреливала крепость и заодно английский флот, английский флот обстреливал английский сухопутный корпус. Неразбериха продолжалась около шести часов, пока не закончились заряды у защитников крепости и не смолкли её пушки. Только после этого англичане решились на приступ.
Гарнизон сопротивлялся до последней возможности. Раненый полковник Монто, шесть офицеров и около шестидесяти солдат, раненных почти до последнего, попали в плен. Пораженные храбростью горстки греков, англичане, допрашивая командира роты Батальона капитана С.М.Стамати, спросили на что он надеялся, пытаясь ротой удержать войсковое соединение? На что получили ответ: «Безусловно, сдачей я навлек бы на себя и гнев моего начальства и ваше презрение, теперь же совесть моя спокойна, я выполнил свой долг до конца».{34}
Часть греков, занимавших Балаклаву, все же прорвалась и ушла в горы. Но в районе Байдарских ворот они попали в засаду, устроенную татарами. Только личный героизм и умелые действия воинов Греческого батальона позволили им отбить татар и дойти до Ялты, где они были встречены русскими отрядами. После короткого отдыха греки были вновь вооружены и продолжили нести караульную службу на побережье. Благодаря не в последнюю очередь их стараниям, удалось расстроить попытку к мятежу среди татар, и воспрепятствовать высадке английского десанта неподалёку от Ялты.
Что же касается двух греческих рот, отправленных на Кавказ, то с началом боевых действий в Крыму они выпросили перевод под Севастополь и переправлялись с Тамани под Феодосию, но по дороге встретили французские военные корабли. В силу того, что сами они плыли на транспортном судне и сопровождали раненых, греки вынуждены были сдаться в плен. Но и плененные, они не пропускали случая завязать драку с турками, в связи с чем караул при них пришлось нести французам. Греки требовали к себе уважительного отношения и защищали свое достоинство силой. 
 

Эпилог
 

После окончания Крымской войны Греческий батальон утратил своё значение, поскольку положение дел вокруг Крыма и в Крыму существенно изменилось. Год от году Османская империя клонилась к упадку.
Справедливости ради стоит отметить, что и греки изменились. Они держали лавки, занимались садоводством, сдавали землю в аренду, ловили рыбу, вели обширную торговлю, используя Балаклавский порт, все более удаляясь от военного дела.
Батальон был расформирован. Так закончилась героическая судьба Албанского воинства. Те же, кто пожелал нести военную службу, были переведены в регулярные полки. А в скорости Балаклава и вовсе утратила военное значение, и стала одним из известнейших курортов, к немалой выгоде потомков храбрых Клефтов.
Таким образом, история Греческого сначала полка, потом батальона является неотъемлемой и достославной частью истории нашего государства. Возникший в период войны с Турцией 1768-1774 гг. Греческий батальон взял на себя функции упрочнения положения Российской империи на Крымском полуострове. Когда, после выведения из Крыма христианского населения в 1773 г. и присоединения полуострова к России, встал вопрос о поддержании порядка на полуострове, эллины взялись за это и справлялись с успехом, чем снискали себе не только доброе отношение, но и прямую поддержку и покровительство со стороны Императоров.
Крым стал новой родиной для сотен греков и для их потомков. Балаклава стала их городом, и на новой земле они смогли найти свободу, после многовекового угнетения и войны на их Отчизне. За всё, что дала им Россия, греки верой и правдой отслужили ей. 
 

Примечания
 

{1} Керсновский А.А. История Русской армии в 4-х томах. – М., 1992. Т.1. С.122-124.
{2} Эвлия Челеби. Книга путешествий. – Симферополь, 1999. С. 8.
{3} Чихачев П.А. Великие державы и Восточный вопрос. – М., 1970. С.169.
{4} Керсновский А.А. История Русской армии в 4-х томах. Т.1. С.127.
{5} Военная энциклопедия/Под ред. В.Ф. Новицкого. – СПб., 1910. Т.1. С.239-241.
{6} Арш Г.Л. Этерическоре движение в России. – М., 1970. С.77-129.
{7} Шпаро О.Б. Освобождение Греции и Россия. – М., 1965. С.23.
{8} Тарле Е.В. Три экспедиции русского флота. – М., 1956. С.42.
{9} Там же. – С. 43.
{10} Сафонов С. Остатки греческих легионов в России, или нынешнее население Балаклавы. // ЗООИД, 1849. Т.1. С.50-273.
{11} Шавшин В. Балаклава. – Симферополь, 1994. С.50.
{12} Шпаро О.Б. Освобождение Греции и Россия. – М., 1965. С.30.
{13} Сафонов С. Остатки греческих легионов в России, или нынешнее население Балаклавы. С.205.
{14} Там же.
{15} Там же.
{16} Там же. С.206.
{17} Там же.
{18} Шавшин В. Балаклава. С.20.
{19} Кондараки В.Х. Универсальное описание Крыма. В память столетия присоединения Крыма: в 10 т. – СПб., 1875. Т.4. С.8.
{20} Кондараки В.Х. Универсальное описание Крыма. В память столетия присоединения Крыма: в 10 т. – СПб., 1875. Т.4. С.80.
{21} Сафонов С. Остатки греческих легионов в России, или нынешнее население Балаклавы. С.210.
{22} Там же.
{23} Новые документы Суворова, Ушакова, Потемкина Таврического. – Симферополь, 1947. С.45.
{24} Там же. С.48.
{25} Кибовский А. Амазонская рота. 1787. // Цейхгауз. 1997. № 6. С.16-19.
{26} Там же.
{27} Там же.
{28} Арш Г.Л. Этерическоре движение в России. С.87-93.
{29} Военная энциклопедия. С.239-241.
{30} Кибовский А. Амазонская рота. 1787. С.16-19.
{31} Кондараки В.Х. Универсальное описание Крыма. Т.1. С. 240.
{32} Сафонов С. Остатки греческих легионов в России, или нынешнее население Балаклавы. С.212.
{33} Шавшин В. Балаклава. С.20.
{34} Кондараки В.Х. Универсальное описание Крыма. Т.4. С.234.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU