УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Глава 23. Бои на дальних подступах к Порт-Артуру
 

После отступления с Цзиньчжоуской позиции и оставления порта Дальний русские войска отошли на Зеленые горы и заняли «позицию на перевалах» — очень выгодную от природы и хорошо укрепленную, протяжением около 20 верст. Позиция эта преграждала доступ к Порт-Артуру.
Японцы наступали очень медленно и осторожно и лишь 26 мая 1904 г. дошли до линии Инченцзы — Сяобиндао. Кроме незначительных перестрелок разведывательных групп («охотников») 31 мая и 1 июня, столкновений не было, и до 9 июня японцы, сохраняя выжидательное положение, оставались на той же линии.
Русские войска продолжали занимать передовые позиции от Суайцангоу к Лунвантаню.
К этому времени по настоянию командира 7-й Восточно-Сибирской дивизии генерал-майора Р.И. Кондратенко50 Стессель отдал приказ о прекращении отхода войск и о занятии обороны на рубеже Лунвантан — Суайцангоу. На удалении 2-3 км от этой позиции разведывательные подразделения занимали передовую позицию, ключевым пунктом которой являлась гора Куинсан. С ее вершины хорошо просматривались город Дальний и все подступы к нему.
К большому удивлению японцев, русские не укрепили гору Куинсан51. На горе находилась только одна рота с двумя горными 2,5-дюймовыми пушками обр. 1883 г., а всю передовую позицию (от бухты Инченцзы до Сикау) занимали отряды 4-й и 7-й стрелковых дивизий (9 батальонов), усиленные отрядами охотников, всего 13,5 тыс. человек при 38 пушках и восьми 7,62-мм пулеметах Максима. Кроме того, в резерве на Волчьих горах находилось шесть батарей пехоты при 32 орудиях. Всеми войсками командовал генерал-лейтенант Фок52.
9 июня японцы сделали попытку наступать одним батальном на гору Уайцейлаза, но были отбиты. С 11 июня они стали проявлять активность по всему фронту и снова пытались овладеть горой Уайцейлаза, опять были отбиты, а русские войска заняли деревню Бейхогоу.
Утром 13 июня японцы подтянули 12 горных орудий и открыли из них сильный огонь по расположению русских на Куинсане. После первых залпов японцев два орудия русских были повреждены и прекратили огонь. Японские войска перешли в наступление, и вскоре 43-й пехотный полк 11-й дивизии захватил город Куинсан.
С потерей Куинсана положение русских войск на основной позиции значительно ухудшилось. Необходимо было срочно контратаковать и возвратить этот важный в тактическом отношении пункт. Но вместо этого генерал Фок начал отводить подразделения с передовой позиции на основную, хотя японцы прекратили наступление и стали спешно укреплять Куинсан. Вскоре Фоку было приказано вновь занять передовую позицию и готовить войска к контратаке противника, укрепившегося на Куинсане. Фок медленно готовил войска к бою, что позволило японцам еще более усилить свою оборону. Когда в ночь на 21 июня русские начали штурм Куинсана, они были встречены сильным огнем японцев и отошли в исходное положение
Повторная контратака утром 21 июня также окончилась безрезультатно. Третью контратаку было решено провести в 14 ч этого же дня после артподготовки, для участия в атаке привлекались 2-я и 3-я батареи 7-го артиллерийского дивизиона, 1-я нештатная батарея, 1-я и 4-я батареи 4-й артиллерийской бригады, всего 32 легких орудия. В 1 ч 30 мин наши артиллеристы открыли из этих орудий интенсивный огонь по Куинсану и ближайшим позициям противника. Во время стрельбы на вершине горы был разрушен бруствер редута, подавлен огонь орудий противника. Но разрушить блиндажи редута не удалось. Поэтому подошедшие во время артподготовки к редуту русские войска были встречены огнем пулеметов, укрытых до этого в блиндажах, и залегли. Неоднократные попытки разрушить блиндажи огнем скорострельных пушек не увенчались успехом. Не могли оказать серьезной помощи своим войскам крейсер «Новик», канонерские лодки «Отважный», «Гремящий», «Гиляк» и миноносцы, прибывшие в бухту Тахэ. Ночью русские войска прекратили атаки Куинсана и отошли в исходное положение.
Любопытный факт: по инициативе генерала Р.И. Кондратенко из Порт-Артура 24 июня 1904 г. были доставлены и установлены на скалистом хребте две 6-дюймовые полевые мортиры. Узнав об этом, Фок запретил вести огонь мортирному взводу и другим батареям, чтобы не «раздражать» японцев и не вызывать их огня по русским войскам. 28 июня командир мортирного взвода подпоручик Кальнин обратился к Фоку с просьбой разрешить ему все же открыть огонь по Куинсану. Последний категорически подтвердил запрет, угрожая Каль-нину отставкой, как только закончится война.
Кондратенко все же удалось добиться введения в дело полевых мортир. 29 июня после тщательной разведки из них была произведена стрельба по батарее противника и укреплениям на высоте 150. Чтобы отвлечь внимание японцев от стрельбы мортирного взвода, пушечные батареи вели редкий огонь шрапнелью. О результатах стрельбы из мортир Кондратенко писал: «Всего стреляли 2 часа 30 мин. и выпустили 40 бомб. Действие их по горе было страшно разрушительное, столбы земли поднимались на несколько сажень кверху... Наблюдали три попадания в предполагаемое место японской батареи».
Пассивные по вине Фока действия русских войск японское командование использовало как передышку для подвоза подкреплений. В порту Дальнем противник высадил крупные силы пехоты с полевой и осадной артиллерией, подтянул их к перевалам и 13 июля перешел в решительное наступление. Русские солдаты оказывали упорное сопротивление, но под натиском превосходящих сил японцев были вынуждены с боями оставлять один рубеж за другим.
17 июня японцы численностью до пяти дивизий повели атаку на Волчьи горы, обороняемые лишь русской 4-й стрелковой дивизией. Генерал Стессель приказал нашим войскам без боя отойти частично в крепость, а частично — на новые передовые позиции: от бухты Луизы, через Угловую гору, Пан-луншань, Сюйшина, Дагушань, Тахэ.
В известной мере пассивность генерала Стесселя в период боев в конце мая — начале июня объясняется неопределенностью его положения. Дело в том, что в середине мая Куропаткин решил назначить командующим обороной Порт-Артура генерал-лейтенанта К.Н. Смирнова. Замечу, что пятидесятилетний Смирнов был довольно грамотным командиром. Он закончил две академии — Артиллерийскую и Генерального штаба. Стессель же, как уже говорилось, в 1866 г. закончил Павловское военное училище и более нигде не учился. 2 февраля 1904 г. Смирнов был назначен комендантом крепости Порт-Артур.
Естественно, что Смирнов был куда более приемлемой кандидатурой на должность командующего обороной, нежели Стессель, и Куропаткин решил перевести последнего в Мукден на штабную работу. Однако в связи с уничтожением телеграфного кабеля в Цзиньчжоу связь с Мукденом стала нерегулярной, и приказ об отзыве Стесселя в Мукден и назначении Смирнова был получен в Порт-Артуре лишь 1 июня, а затем повторен 4 июня.
Стессель уже тогда готовил для себя лавры порт-артурско-го героя, поэтому фактически проигнорировал приказ и не сообщил о нем Смирнову и Витгефту. Затем по совету ближайшего окружения, в частности генерала Фока, после полученного 20 июня письма с напоминанием Стессель отправил послание лично Куропаткину, в котором он самым раболепным и униженным образом представил себя не иначе как спасителем Порт-Артура и отцом солдатам, отставка которого деморализует дух защитников и приведет к падению крепости. Куропаткин в момент получения письма был занят подготовкой к сражению под Ляояном и оставил посланца без ответа. Стессель же посчитал молчание знаком согласия и остался при прежней должности.
Ко времени подхода японских войск Порт-Артурская крепость имела три фронта: восточный на правом фланге, северный в центре и западный на левом фланге оборонительной линии. Оборона восточного фронта была возложена на генерала Горбатовского, северного — на полковника Семенова, а западного — на полковника Ирмана. Всей обороной сухопутного фронта командовал генерал Кондратенко, а резервами — генерал Фок. Дивизии и бригады были фактически упразднены.
Самым сильным местом оборонительной линии был восточный фронт, он единственный мог считаться сколько-нибудь законченным. Северный фронт, несколько выдвинутый вперед, был закончен лишь наполовину. Западный же фронт был еле обозначен, а там находился тактический и стратегический ключ крепости — Высокая гора (203 м) — Малахов курган Порт-Артура. Гора эта являлась наблюдательным пунктом исключительной важности, в случае занятия ее японцами русская Тихоокеанская эскадра обрекалась на неминуемую гибель.
Восточный фронт составляли фронты I, II, III и ряд долговременных укреплений, связанных между собой валом — так называемой Китайской стенкой. Передовую позицию здесь составляли редуты: Дагушань (первоклассный наблюдательный пункт) и Сяогушань. Северный фронт состоял из передовой позиции — редутов Водопроводного и Кумирненского и редута из форта IV. На Западном фронте находились наскоро укрепленные передовые позиции на горах Угловой, Длинной и Высокой и главная позиция (форты V и VI) в зачаточном состоянии. Проектировавший план Порт-Артурской крепости полковник Величко недооценил все огромное значение горы Высокой, но защитники крепости — генерал Кондратенко, полковник Ирман и инженер-капитан Шварц — поняли это и по возможности исправили его ошибки.
К началу осады в крепости со стороны суши была создана сильная система артиллерийского огня. В долговременных сооружениях и на батареях полевого типа сухопутного фронта было установлено 283 крепостных, 168 морских и 63 полевых орудия, всего 514 орудий разного калибра. Кроме того, в резерве находилось 9 орудий полевой артиллерии, которые также можно было использовать для обороны укреплений полевого типа.
Система артиллерийского огня усиливалась огнем 52 пулеметов, которые по своим боевым качествам являлись эффективным средством борьбы с живой силой противника во время отражения штурмов. Еще 10 пулеметов находилось в резерве.

Таблица 10.

Состав артиллерийского вооружения крепости Порт-Артур по состоянию на 17 июля 1904 г.
 

Наименование и калибр орудий Приморский фронт Сухопутный фронт Всего
37-мм пушка Гочкиса 3 75 78
47-мм пушка Гочкиса - 25 25
57-мм пушка Норденфсльда 18 34 52
61-мм пушка (китайская трофейная) - 2 2
2,5-дюймовая пушка Барановского 4 20 24
75/50-мм/клб пушка Кане 2 50 52
Легкая полевая пушка (87-мм) - 10 10
3-дюймовая пушка обр. 1900 г. 5 174 179
Батарейная пушка (107-мм) 4 6 10
120/45-мм пушка Капе 1 5 6
42-линейная пушка - 20 20
150-мм пушка (китайская трофейная) - 2 2
6-дюймовая пушка в 120 пудов - 30 30
6-дюймовая пушка в 190 пудов 10 21 31
152/45-мм/клб пушка системы Кане 24 10 34
9-дюймовая пушка 12 - 12
10-дюймовая нугака 5 - 5
210-мм пушка (китайская трофейная) 1 - 1
9-фуптовая пушка (морская) - 2 2
6-дюймовая полевая мортира 2 20 22
9-дюймовая береговая мортира 23 8 31
11-дюймовая береговая мортира 9 - 9
В резерве - 9 9
Итого 123 523 646

 

К середине июля японцы объединили части, действовавшие против Порт-Артура, в 3-ю осадную армию, командующим которой стал генерал барон Ноги. К 17 июля армия насчитывала 48 тыс. солдат и офицеров при 386 орудиях53. В ее состав входили три пехотные дивизии (1-я, 9-я и 11-я), две резервные пехотные бригады (1-я и 4-я), а также приданные части.

В каждой пехотной дивизии имелся штатный артиллерийский полк, вооруженный 36 орудиями. Артиллерийские полки 9-й и 11-й дивизий имели на вооружении орудия осадной артиллерии (6-дюймовые мортиры), а артиллерийский полк 1-й дивизии — полевые орудия (4,7-дюймовые пушки). Кроме дивизионной артиллерии, армии были приданы: 2-я полевая артиллерийская бригада, состоявшая из трех полков 24-ору-дийного состава, и отдельный полк тяжелой артиллерии. Всего в составе 3-й армии имелось 198 осадных (тяжелых) орудий. В их числе было: четыре 4,2-дюймовых, тридцать шесть 4,7-дюймовых и восемнадцать 12-фунтовых пушек; двадцать восемь 4,7-дюймовых и шестнадцать 6-дюймовых гаубиц, двадцать четыре 3,5-дюймовых и семьдесят две 6-дюймовые мортиры. Как видим, большинство орудий осадного парка составляли гаубицы и мортиры (140 орудий из 198), предназначенные для ведения навесного огня, что было очень важно в позиционной войне на сильно пересеченной местности.

Кроме того, с конца июня и до конца июля в Дальний морем был доставлен отряд морской артиллерии в составе трех батарей (всего шесть 120-мм и двадцать 76-мм орудий). Позже на базе отряда была сформирована бригада морской артиллерии.

К 17 июля японские позиции находились в 6-8 км от линии главных укреплений Порт-Артура. При этом 11-я пехотная дивизия, которой командовал генерал-лейтенант Тсуссийя, занимала полосу от бухты Тахэ до колеи Южной КВЖД, 9-я пехотная дивизия под командованием генерал-лейтенанта барона Осимы — от железной дороги к склонам Волчьих гор до Мандаринской дороги, а 1-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Матсумура дислоцировалась на отрезке от этой дороги до бухты Луизы. Обе резервные бригады и 2-я артиллерийская бригада, находившиеся в резерве, располагались за Волчьими горами.

Командующий 3-й армией генерал Ноги и его начальник штаба генерал-майор Идзицы, уступая нажиму из Ставки, решили захватить Порт-Артур методом «ускоренной» атаки с нанесением главного удара по северо-восточному фасу обороны сухопутного фронта. Чтобы осуществить этот замысел, необходимо было сосредоточить на этом направлении мощную артиллерию, в короткий срок разрушить ее огнем долговременные сооружения и подавить огонь русской артиллерии. Японцы считали, что брешь для пехоты в прочной обороне крепости словно ударами гигантского молота может пробить своим огнем только артиллерия. От успешного выполнения ею этих задач зависел благоприятный исход «ускоренной» атаки. Поэтому основную часть артиллерийских средств и главные силы пехоты японское командование сосредоточило против участка обороны крепости от форта № 3 до батареи литера Б. Однако для скрытого расположения там пехоты и артиллерии противнику необходимо было сначала овладеть такими важными в тактическом отношении высотами, как Дагушань и Сяогушань, с которых русская артиллерия могла обстреливать фланг и тыл главной группировки их войск и препятствовать установке артиллерии.

Слабо оборудованную в инженерном отношении позицию на горе Дагушань обороняли восемь рот пехоты и две разведывательные команды. Их боевые действия поддерживала ба-- тарея из шести поршневых пушек, открыто расположенных на вершине горы. Сяогушань занимал еще меньший по численности гарнизон, состоявший всего из четырех рот при двух таких же по калибру орудиях, как и на Дагушане. Кроме того, два орудия были установлены у деревни Мацзятунь с целью прикрыть фланги позиций на этих высотах. Батареи на Дагу-шани и Сяогушани были соединены телефонной связью с батареями основной линии обороны крепости, что давало возможность организовать их взаимодействие в бою.

Учитывая важность быстрого овладения высотами, японцы бросили против их малочисленных гарнизонов значительно превосходящие силы — все четыре пехотных полка 11-й дивизии, поддержали их действия шестью батареями 11-го артиллерийского полка (36 орудий) и шестью батареями отрядов морской артиллерии (32 орудия). Батареи группировались в трех районах на удалении 1,5-3 км от позиций русских войск и имели возможность вести мощный сосредоточенный огонь по их гарнизонам.

Боям за высоты предшествовал сильный артиллерийский обстрел Порт-Артура, который противник предпринял утром 25 июля с целью скрыть свои намерения в отношении Дагу-шани и Сяогушани. После обстрела, от которого пострадало только мирное население города, японцы в 15 ч этого дня открыли по гарнизонам высот Дагушань и Сяогушань ураганный огонь из батарей, расположенных восточнее этих высот. Несмотря на то что батареи на Дагушани и Сяогушани буквально засыпались градом снарядов артиллерии противника, они немедленно открыли ответный огонь. Вскоре к ним присоединились батареи восточного фронта крепости Мортирная, Залитерная и батареи литера А и Б, на вооружении которых в общей сложности состояло 15 тяжелых орудий. Более 2 ч длилась упорная артиллерийская дуэль. Тяжелым батареям русских удалось подавить огонь двух японских осадных батарей. Однако сказалось численное превосходство их артиллерии. Стрельба остальных батарей противника по Дагушани была настолько интенсивной и точной, что расположенная там батарея русских понесла потери в личном составе и была вынуждена прекратить огонь. Стрелковые окопы в большинстве были разрушены и не могли служить укрытиями для пехоты.
Поддержанная мощным огнем своей артиллерии, в 19 ч японская пехота перешла в атаку. Но многочисленные цепи противника были встречены ружейно-пулеметным огнем гарнизона Дагушани, понесли потери и отошли в исходное положение. Вскоре японцы повторили атаку, но снова были вынуждены отступить, не выдержав огня приведенных в порядок батарей высот, батареи литера Б и ружейно-пулеметного огня защитников позиции.
Утром 26 июля после сильного артиллерийского обстрела японские войска возобновили наступление, овладели окопами русских у подножия высот, но дальше продвинуться не смогли. Встреченные в упор огнем батарей защитников штурмующие колонны противника откатывались к ранее занятым окопам.
В 11 ч японская пехота под прикрытием огня своей артиллерии снова двинулась к вершинам высот. Для защитников Дагушани и Сяогушани создалась сложная обстановка. Они понесли большие потери, а их батареи не могли оказать им помощи, так как израсходовали все снаряды, а новые боеприпасы еще не были доставлены. В этот критический момент на выручку своим пехотинцам пришли крейсер «Новик», две канонерские лодки «Бобр» и «Гремящий» и 7 миноносцев, прибывшие к этому времени в бухту Тахэ. Русские корабли внезапно для японцев открыли огонь по их пехоте и батареям. Под воздействием мощного огня корабельной артиллерии 12-й полк противника и поддерживавшая его батарея отошли назад, а остальные полки 11-й дивизии прекратили наступление.
Вскоре появились броненосец и 4 крейсера японцев, и русские корабли ввиду превосходства сил противника на море были вынуждены прекратить огонь и уйти в Порт-Артур. Этим не замедлил воспользоваться противник. Японская пехота возобновила наступление и, не считаясь с большими потерями, подошла к батарее Дагушани. Спасать свои орудия бросились стрелки 12-й и 10-й рот. У батареи завязалась ожесточенная рукопашная схватка. В бою был тяжело ранен командир 10-й роты капитан Верховский, пал смертью храбрых бросившийся на врага и исколотый штыками капитан Курковский, но русские солдаты отбросили японцев от батареи и сбили их с вершины Дагушани.
В 20 ч японцы атаковали 10-ю роту, но в рукопашном бою снова были отброшены от батареи. В это.м бою рота понесла большие потери, выбыли из строя все офицеры, но остатки роты под командой ефрейтора Крапивина продолжали стойко защищать свои позиции. Только на рассвете следующего дня, когда противник стал выходить в тыл позиции, 18 солдат роты во главе с ефрейтором Крапивиным с боем отошли в крепость. На Дагушани было оставлено 6 орудий, из которых 3 были разбитыми.
После захвата Дагушани японцы установили там свою артиллерию и прямой наводкой стали обстреливать гарнизон Сяогушани. Положение его защитников стало критическим. У одного орудия из-за частой стрельбы отказал тормоз отката, у другого закончились снаряды. Необходимо было послать подкрепление, вернуть Дагушань и облегчить положение гарнизона Сяогушани. Но комендант крепости Смирнов отказал в этой просьбе генералу Кондратенко. В ночь на 28 июля остатки рот, оборонявших Сяогушань, с боем вышли из окружения и отошли в крепость.
Дорогой ценой обошелся японцам захват высот. Потери их войск составили в этих боях 1280 человек против 450 человек русских.
Захват японцами Дагушани и Сяогушани давал им возможность подойти вплотную к основным укреплениям Порт-Артура, приблизить свою артиллерию и тем самым создать непосредственную угрозу правому флангу войск, защищавших крепость. Как показал ход боевых действий в последующем, эту передовую позицию необходимо было удержать во что бы то ни стало.
В ночь на 1 августа японцы пошли на штурм Угловых гор и предгорий Панлуншаня и заняли их, но затем отошли назад под интенсивным огнем русских батарей. 3 августа японцы впервые предложили сдать крепость.


Глава 24. Сражение в Желтом море
 

Как уже говорилось, 28 апреля 1904 г. прямая связь Порт-Артура с Маньчжурской армией по суше была прервана японцами. 2 июня миноносец «Лейтенант Бураков» вышел из гавани Порт-Артура и подошел к мысу Тауэр-Хилл, находящемуся в 25 милях южнее Инкоу. Утром 4 июня «Лейтенант Бураков» вернулся в Порт-Артур, доставив документы из ставки. Среди телеграмм, привезенных на миноносце, был и приказ Алексеева контр-адмиралу Витгефту выходить с флотом во Владивосток: «Принимая во внимание, что поддержка Артуру может быть оказана не ранее сентября и что Балтийская эскадра может прибыть сюда только в декабре, для Артурской эскадры не может быть другого решения, как напрячь все усилия и энергию и, очистив себе проход через неприятельские препятствия... выйти в море и проложить себе путь во Владивосток, избегая боя, если позволят обстоятельства» [64. С. 110].
Генерал Стессель также торопил Витгефта с выходом в море. Он надеялся, что если эскадра покинет Порт-Артур, то японцы ослабят свои усилия по овладению крепостью.
23 и 24 мая 1904 г. «Ретвизан» и «Цесаревич» полностью закончили ремонт и приступили наконец к боевой подготовке. 1 июня адмирал Витгефт перенес свой флаг с «Севастополя» на «Цесаревич», сделав его флагманским кораблем эскадры.
Наконец впервые за время осады Порт-Артура японская артиллерия с суши открыла огонь по кораблям, стоявшим в гавани. 25 июля в 11 ч 35 мин открыла огонь батарея японских 120-мм корабельных пушек, поставленных на колесные лафеты от осадных орудий. Стреляли короткими огневыми налетами, по 7-8 выстрелов. Вся первая серия выстрелов легла на главной улице Старого города близ портового лазарета; вторая — несколько западнее, на каботажной набережной, поразив находившиеся здесь склады угля; третья — на портовой площадке у адмиральской пристани, чуть восточнее которой стоял броненосец «Цесаревич». Но удачным оказалось только одно попадание: снаряд разрушил на «Цесаревиче» рубку беспроволочного телеграфа, в которой был убит минер-телеграфист, а осколками легко ранило в ногу командующего эскадрой контрадмирала Витгефта. Около часа дня огонь был перенесен в гавань и велся, как и раньше, сериями по 7-8 выстрелов и как бы уступами с юга на север.
Контр-адмирал Витгефт, несмотря на всю свою нерешительность, понял, что надо уходить. После полуночи 28 июля русские корабли начали разводить пары. С рассветом эскадра вышла в море. «Диана», стоявшая на охране рейда, пропустив всех мимо себя, тронулась последней в 8 ч 30 мин.
На востоке в утренней дымке смутно виднелись броненосцы «Сикисима» и «Касуга», броненосный крейсер «Ниссин» и отряд старых крейсеров («Мацусима», «Ицукусима» и «Хаси-дате»), который начал поспешно отходить к северо-востоку.
В 8 ч 50 мин с «Цесаревича» просигналили: «Подготовиться к бою», а в 9 ч: «Флот извещается, что Государь Император приказал идти во Владивосток». Этот сигнал был встречен командами с нескрываемым одобрением. В 10 ч 30 мин отпустили тралящий караван, который пошел в Порт-Артур под охраной канонерских лодок и второго отряда миноносцев. Командовавший ими флагман поднял сигнал: «Бог в помощь! Прощайте!»
Эскадра шла в боевом порядке: впереди «Новик» с первым отрядом миноносцев, затем броненосцы с «Цесаревичем» в голове, наконец, крейсера, среди которых не хватало подорвавшегося на мине 14 июля «Баяна». Как только отошел тралящий караван, что-то случилось с машинами «Цесаревича»54, и оттуда дали сигнал: «Иметь 8 узлов хода».
Японский флот между тем продолжал нести блокадную службу. Адмирал Того, уверенный, что русская эскадра в связи с осадой Порт-Артура с суши обязательно выйдет в море, усилил наблюдение за порт-артурским рейдом и перебазировал свои главные силы от островов Эллиот поближе к Порт-Артуру — к острову Роунд.
В ходе блокады 15 июня японцы потеряли миноносец № 51, наскочивший на камни в 9 милях к северо-западу от Сань-шаньдао, погибло 13 человек. А 22 июня в бухте Талиенван подорвался на мине и затонул корвет «Каймой», использовавшийся в качестве канонерской лодки. Погибло 22 человека.
К 28 июля дислокация японского флота была следующая: броненосцы «Микаса», «Асахи», «Фудзи», «Сикисима» и броненосный крейсер «Асама» находились в районе острова Роунд. Крейсера «Якумо», «Касаги», «Такасаго» и «Читосе» — в 15 милях южнее Ляотешана. Крейсера «Акаси», «Сума» и «Аки-цусима» — у Энкоунтер-Рока. Крейсера «Хасидате» и «Мацу-сима» — в бухте Сикау около Порт-Артура. 1-й, 2-й и 3-й отряды миноносцев несли блокаду порт-артурского рейда, а 4-й отряд стоял в Дальнем. Броненосец «Чин-Иен», броненосные крейсера «Ниссин» и «Касуга» находились близ Порт-Артура. Крейсера «Ицукусима» и «Идзуми» — у островов Эллиот, броненосный крейсер «Чиода» — в Дальнем. Вице-адмирал Ка-мимура с броненосными крейсерами находился в Корейском проливе. Он имел приказ не допустить в Желтое море владивостокские крейсера.
Важная деталь: оставляя Порт-Артур, Витгефт телеграфировал Алексееву: «Согласно предписанию выхожу с эскадрою прорываться во Владивосток. Лично и собрание флагманов и командиров, принимая во внимание все местные условия, были против выхода, не ожидая успеха прорыва и ускоряя сдачу Артура, о чем доносил неоднократно». Командующий и большинство его командиров еще задолго до выхода не верили в благополучный исход и с этой мыслью шли в бой.
После ухода тралящих судов русская эскадра шла в кильватерной колонне: головным — броненосец «Цесаревич» под флагом командующего, за ним «Ретвизан», «Победа», «Пересвет» (флаг младшего флагмана контр-адмирала Ухтомского), «Севастополь» и «Полтава», крейсера «Аскольд», «Паллада» и «Диана». Крейсер «Новик» шел впереди эскадры, миноносцы были на траверзе флагманского броненосца.
Главные силы японского флота под флагом вице-адмирала Того появились в поле видимости, в 120 кабельтовых (22 км), около 11 ч 30 мин. Они шли с северо-востока на пересечение курса русской эскадры. Головным шел броненосец «Микаса», за ним броненосцы «Асахи», «Фудзи», «Сикисима» и броненосные крейсера «Касуга» и «Ниссин».
В 12 ч с дистанции в 80 кабельтовых (14,6 км) японцы открыли огонь. Когда дистанция уменьшилась до 65 кабельтовых (11,9 км), русские корабли открыли ответный огонь. Адмирал Витгефт, вместо того чтобы занять выгодную позицию для атаки, решительно атаковать противника и тем самым обеспечить успех прорыва, стал уклоняться от боя. Именно с этой целью маневрировали и стреляли корабли русской эскадры.
Не лучше маневрировал и адмирал Того. Пытаясь охватить голову русской эскадры, он так плохо рассчитал маневр, что вместо головы оказался за кормой у нее. Японские же крейсера хоть и окружили русскую эскадру, но, не имея определенной задачи, даже и не пытались сковать ее боем и тем самым обеспечить удар своих главных сил. В 14 ч 30 мин первая фаза боя закончилась. Ни одной из сторон не удалось добиться существенного успеха в основном потому, что бой велся на больших дистанциях (более 9 км). На таких дистанциях стрельба как русских, так и японских пушек не отличалась большой точностью.
Оторвавшись от японцев, Витгефт продолжал следовать тем же курсом и строем. Главные силы японцев (1-й боевой отряд) неуклонно догоняли, находясь сзади и справа. К отряду в это время присоединился броненосный крейсер «Якумо» из 3-го боевого отряда, остальные корабли которого шли за кормой русской эскадры. 5-й боевой отряд, усиленный броненосцем «Чин-Иен» и крейсером «Идзуми», шел севернее, 6-й отряд отставал.
Вторая фаза боя началась в 16 ч 45 мин с расстояния 45 кабельтовых (8235 м). Главные силы японцев находились на главном траверзе: головным шел броненосец «Микаса», затем «Асахи», «Фудзи», «Сикисима», «Касуга», «Ниссин» и «Якумо». В строю русской эскадры изменений не было. Первой открыла огонь немного отставшая от эскадры «Полтава». Остальные корабли вступали в бой последовательно, стреляя по японскому флагману. «Микаса», получив в начале боя несколько прямых попаданий, отвернул, но, оправившись от удара, вновь лег на старый курс. Японские броненосцы и крейсера вели огонь в основном по «Цесаревичу», стараясь вывести его из строя и нарушить управление эскадрой. «Цесаревич» получил несколько попаданий. Чтобы выйти из-под огня противника, улучшить условия стрельбы для своих кораблей и не дать возможности японцам охватить голову эскадры, адмирал Витгефт приказал повернуть на два румба влево и увеличить ход до 15 узлов. «Севастополь» и «Полтава» сразу же начали отставать, и ход снова пришлось уменьшить.
К вечеру, в начале шестого, крупнокалиберный снаряд противника разорвался в середине фок-мачты «Цесаревича».
В это время на мостике находились адмирал Витгефт и несколько офицеров. Витгефта взрывом разорвало на куски, погибли также флагманский штурман лейтенант Азарьев, флаг-офицер мичман Эллис и несколько матросов. Многие офицеры и начальник штаба контр-адмирал Матусевич получили тяжелые ранения.
После гибели адмирала Витгефта командование эскадрой взял на себя капитан 1 ранга Иванов. Он не стал подавать сигнала о гибели командующего, чтобы в разгар боя не вызвать паники на эскадре.
В 17 ч 45 мин второй тяжелый снаряд разорвался вблизи рубки «Цесаревича». Погибли несколько офицеров и матросов, были повреждены рулевой привод и все приборы управления кораблем и артиллерийским огнем. Броненосец, потеряв управление, начал описывать циркуляцию, но сигнала о том, что он вышел из строя, подать было некому. Командиры «Ретвизана» и «Полтавы», следовавшие за «Цесаревичем», решили, что Витгефт маневрирует, чтобы лечь на новый курс, и пошли вслед за ним. Но вскоре стало ясно, что броненосец не управляется, строй русской эскадры нарушился, а японцы усилили огонь.
Тут командир «Ретвизана» капитан 1 ранга Щенснович повернул на неприятеля, чтобы таранить один из его кораблей. Японцы сосредоточили на русском броненосце сильный огонь, но «Ретвизан», стреляя, шел полным ходом. Когда до противника оставалось не более 12 кабельтовых, на «Микаса» поднялся черный столб дыма и окутал всю его переднюю часть. Но в этот момент Щенснович был ранен, и «Ретвизан» отвернул. Хоть и не удалось до конца осуществить замысел, но все же маневр «Ретвизана» дал возможность командирам других русских кораблей выровнять строй, однако у них не хватило решимости пойти за «Ретвизаном» и поддержать его атаку.
Пока «Ретвизан» шел на таран японского броненосца, на мостике «Цесаревича» пришел в себя раненый артиллерийский офицер лейтенант Ненюков. В рубке, кроме него, все были мертвы. Ненюков встал к штурвалу, но корабль его не слушался, тогда лейтенант передал управление через центральный пост на нижний штурвал, но также безрезультатно. Тут в рубку поднялся старший лейтенант Пилкин, ему Ненюков и сдал командование. Машинный телеграф был выведен из строя, и Пилкин с большим трудом перевел управление в центральный пост. Вскоре командование принял старший офицер корабля капитан 2 ранга Шумов. Он приказал поднять сигнал по эскадре, что адмирал передает командование флагману контрадмиралу Ухтомскому, находившемуся на «Пересвете».
Ухтомский же передал сигнал эскадре «следовать за мной», на том и ограничился. Но приказание это никто из командиров кораблей не выполнил, а впоследствии все утверждали, что не заметили его. В кильватер «Пересвету» вступила одна «Победа». «Ретвизан» повернул к Порт-Артуру и вскоре скрылся из виду. Позднее за «Пересветом» последовали броненосцы «Полтава», «Севастополь» и «Цесаревич».
Главные силы японцев прекратили огонь и ушли на север, с ними ушел и 6-й отряд. 3-й отряд, находившийся с юга, вел огонь по концевым русским кораблям. 5-й отряд с присоединившимся к нему броненосным крейсером «Асама» также пытался помешать отходу русских.
После ухода главных сил японцев на север русские крейсера оказались в очень невыгодном положении. Японские броненосцы открыли по ним огонь. Командовавший отрядом контр-адмирал Рейценштейн, находившийся на «Аскольде», решил, что эскадра окружена японцами, поднял сигнал «крейсерам следовать за мной» и пошел на прорыв к югу, пересекая курс своих броненосцев, идущих к Порт-Артуру. За «Асколь-дом» последовал «Новик». «Диана» и «Паллада» отстали. Несмотря на сильный артиллерийский огонь японцев, «Асколь-ду» и «Новику» удалось прорвать кольцо и уйти, а «Диана» и «Паллада» присоединились к своим броненосцам. На этом сражение прекратилось. Японские корабли около 8 ч вечера скрылись в южном направлении.
В девятом часу вечера за «Пересветом» шли «Победа» и «Полтава». Все навигационные приборы на кораблях были выведены из строя, поэтому ориентировались по Полярной звезде. «Севастополь», «Цесаревич», «Паллада» и «Диана» отстали.
Ночью русские корабли атаковали японские миноносцы, но все выпущенные торпеды прошли мимо цели. Русская эскадра разделилась. Броненосец «Цесаревич», крейсер «Диана» и четыре миноносца в разное время повернули в море, решив идти во Владивосток. В Порт-Артур вернулись броненосцы «Пересвет», «Ретвизан», «Победа», «Севастополь» и «Полтава», крейсер «Паллада», три миноносца и госпитальное судно «Монголия».
Броненосец «Цесаревич» пришел в германскую военно-морскую базу Циндао. Немцы, как уже говорилось, держали весьма благоприятный для России нейтралитет. По законам морской войны «Цесаревич» мог стоять в Циндао 24 часа, а затем должен был уйти, но немцы вряд ли стали бы заставлять выполнять русских это право. Крейсер «Новик», к примеру, тоже пришел в Циндао, погрузил там 250 т германского угля и пошел на прорыв во Владивосток. Но офицеры «Цесаревича» предпочли интернироваться в Циндао.
Крейсер «Диана» сиганул аж в Сайгон, куда идти было в три раза дольше, чем до Владивостока. По словам офицеров «Дианы», в Сайгоне французские власти хорошо отнеслись к русским, дали уголь, обеспечили ремонт крейсера и даже не заикались об интернировании его. «Диана» прибыла в Сайгон 12 августа и могла стоять там сколько угодно и уйти когда угодно. Однако великий князь Алексей Александрович в Петербурге думал иначе. 22 августа в 11 ч утра в Сайгон прибыла телеграмма: «Генерал-адмирал приказал крейсеру кончать кампанию, спустить флаг и разоружиться по указанию французских властей. Авелан». Очевидец В. Семенов писал: «Что тут было! — почти бунт... "Не позволим спускать флага! Не допустим разоружения! В море! В море!" — кричали в кают-компании...» Но, увы, покричали, покричали и утихли господа офицеры. Нарушать субординацию и рисковать своей шкурой, идя во Владивосток, никто не захотел.
Командир крейсера «Аскольд» Рейценштейн и позднейшие историки утверждали, что «без докового ремонта крейсер не мог совершить безопасного плавания на океанской зыби». Но вот до Шанхая «Аскольд» дошел благополучно, «зыбь», оказывается, была только по пути во Владивосток. 30 июля «Аскольд» прибыл в Шанхай, а вскоре туда прибыл миноносец «Грозовой». И опять местные, т.е. китайские, власти не предлагали интернироваться русским кораблям, а разрешили закупить 8800 т высококачественного кардифского угля. «Аскольд», как и «Диана», мог уйти не только во Владивосток, но и на Балтику на соединение со 2-й Тихоокеанской эскадрой. Но у Рейценштейна, как и у командира «Дианы», были другие планы.
Лишь 7 августа к Шанхаю подошел отряд японских кораблей в составе броненосного крейсера «Токива», крейсеров «Нанива» и «Нийтака» и миноносцев «Хибари» и «Удзура». И вот только 8 августа местные власти потребовали ухода русских до 10 августа. И тут последовала телеграмма генерал-адмирала: «Разоружаться». 11 августа «Аскольд» и «Грозовой» спустили флаги.
Миноносцы «Бесшумный», «Бесстрашный» и «Беспощадный» ушли в Циндао и разоружились вместе с «Цесаревичем». Миноносец «Бурный» выскочил на камни у мыса Шантунг и был взорван экипажем.
Миноносец «Решительный» перед боем 28 июля был отправлен адмиралом Витгефтом в китайский порт Чиву с донесением Алексееву, но 30 июля был там захвачен японцами и немедленно введен в боевой состав японского флота. Он оказался единственным трофейным русским кораблем, принявшим участие в войне. «Решительный» переименовали в «Ака-цуки-2» в честь японского миноносца «Акацуки», погибшего 4 (17) мая 1904 г. на мине под Порт-Артуром. «Акацуки-2» активно участвовал в Цусимском бою.
На прорыв во Владивосток отважился лишь капитан 2 ранга М.Ф. Шульц — командир легкого крейсера «Новик». Крейсер зашел в Циндао, заправился углем и в ночь на 30 июля вышел во Владивосток. Шульц решил обойти Японию и пройти через пролив Лаперуза. Поскольку угля было израсходовано больше, чем планировалось, «Новик» зашел на Корсаковский пост на юге Сахалина. Там он был обнаружен японским легким крейсером «Цусима». Приняв уголь, «Новик» 7 августа пошел на прорыв, но получил три подводные пробоины. «Новик» вернулся к Корсаковскому посту и там был затоплен на мелководье. Команда его съехала на берег. Часть команды осталась для охраны крейсера, а остальные сумели добраться до Владивостока. Японцы завладели «Новиком» 5 июля 1905 г., т.е. почти через год. Еще год шли спасательные работы, и только 16 июля 1906 г. крейсер был поднят. Его отбуксировали в Йокосуку и 11 июля 1908 г. переименовали в «Судзуя», а в декабре 1908 г. ввели в строй.

 

далее



 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU