УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Шевяков Т.Н. Знамена и штандарты Российской императорской армии конца XIX — начала XX вв., М., 2002.

 

Светлой памяти моего отца, а также великих энтузиастов военной истории В.В. Звегинцова и М.П. Васильева посвящается 

 

Оглавление

 

Введение
Элементы и аксессуары знамен и штандартов
Изменение образцов знамен и штандартов в конце XVIII-XIX веке
Знамена
Образцы знамен
Знамена, выданные в 1883-1914 гг.
Знамена частей формирования 1914-1917 гг.
Штандарты
Образцы штандартов
Штандарты, выданные в 1884-1914 гг.
Штандарты формирований 1914-1917 гг.
Казачьи знамена и штандарты
Потери и случаи спасения знамен и штандартов
Знаменные флаги флота
Флаги Императорского Дома
Штабные флаги
Линейные (жалонерные) значки
Флаги казачьих полков
Неуставные эскадронные значки
Заключение
Список использованной литературы и архивных источников
Иллюстрации
Примечания
 

Введение

 

Тема знамен, штандартов и флагов Российской императорской армии и флота до сих пор остается, фактически, «белым пятном» для большинства любителей военной истории.
Знамена и штандарты русской армии до 1883 г. достаточно подробно описаны в многотомном издании «Описание предметов обмундирования и вооружения российской армии», собранном известным русским военным историком А. В. Висковатовым, а также его последователями и учениками. Это издание охватывает период с X века по 1881 г.
Последующие изменения были освещены лишь в брошюре «Краткий очерк развития образца русских знамен и штандартов в X I X веке», вышедшей в Петербурге в 1911 г . Рассматриваемый в этой брошюре период завершался 1900 г. Интересующий же нас период полностью охватывает лишь одна работа, к сожалению практически недоступная большинству читателей — книга В.В. Звегинцова «Знамена и штандарты русской армии», вышедшая в Париже в 1968-1969 гг. и содержащая, по вполне понятным причинам, множество неточностей и ошибок из-за невозможности для автора работать в советских архивах. Именно по этой причине в данной книге рассматривается периоде 1883 по 1917 гг., как наименее изученный.
Таким образом, до сих пор в русской военно-исторической науке «знаменная» тематика самостоятельно практически не рассматривалась. Автор считает это большим упущением — ведь знамена и штандарты частей были не просто украшенным куском ткани, но символом воинской чести и доблести, единства части, предметом гордости каждого из чинов императорской армии — от рядового до фельдмаршала. На истории спасения знамен воспитывалось не одно поколение русских солдат. В знамени новобранец узнавал привычные с детства символы веры (раннее деление знамен с использованием рисунка креста и поздние образцы знамен с иконами). Знамена наглядно выражали суть императорской власти, символы России (двуглавые орлы, вензеля, короны), рассказывали об истории полка (надписи отличия на Георгиевских знаменах и штандартах, юбилейные ленты). Таким образом, знамя и штандарт играли не только роль объединяющего символа, но и очень важную воспитательную роль в жизни армии.
Знамя всегда было важнейшим символом подразделения любой армии1. Идея боевого стяга сугубо рациональна. Знамя должно было служить ориентиром в гуще рукопашной схватки, где смешались свои и чужие. Реющее над полем полотнище показывало, где дерутся свои, куда должен пробиваться воин, потерявший из виду своих товарищей. Естественно, каждая из сторон стремилась лишить неприятеля его ориентиров, «подсечь» вражеские стяги. Сделать это было непросто: именно потому, что вокруг знамени сплачивались воины, и добраться до него атакующие могли, лишь истребив всех, стоящих на пути. «В русском народе, - замечал военный историк и публицист Ф. Ф. Орлов, - с давних пор существует почитание военных знамен как святыни. При встрече со знаменем какого-либо полка многие снимают шапки, «осеняет себя крестным знамением православный народ»... Что означает стоять или умереть за знамя, у нас все отлично знают и понимают, кто и не был на военной службе». Сила народной традиции понятна, так как фундамент представлений о высоком значении боевого знамени на Р у с и закладывался еще задолго до того, как Петр Великий создал регулярную армию.
Знамена стали символами геройства и доблести. Прибитое к древку полотнище, которое нельзя бросить, как бы трудно ни было, за которым надо идти до конца, всегда напомнит воину о долге, чести, о святости уз товарищества. Это прекрасно понимал император Петр Великий. «Устав воинский сухопутный» 1716 г. гласил: «Которые стоя пред неприятелем или в акции (в бою — Т.Ш.) уйдут и знамя свое или штандарт до последней капли крови оборонять не будут, оные имеют шельмованы быть; а когда пои маются, убиты будут; или ежели возможно в роту или полк отданы и тамо без процесса на первом древе, которое прилунится, повешены будут». Любопытно, что противоречивость петровских реформ проявляется и в отношении к знаменам. Роль знамен и штандартов была низведена до интендантского имущества, наравне с котлами, палатками и прочим. Эти святыни, которые всякий солдат, согласно петровскому же «Уставу воинскому сухопутному» должен был защищать «не щадя живота своего», заменялись новыми через определенный срок и фактически служили только ориентирами на поле сражения.
Каждый новый император или императрица, придя к власти, устранял из армии регалии2, пожалованные предшественником. Император Павел уничтожил это вопиющее противоречие между буквой и духом закона, уста-
новив 30 апреля 1797 г. «впредь знаменам и штандартам служить бессрочно». Никто не мог предположить, что эти слова буквально воплотятся в жизнь: четыре полка русской армии (198-й пехотный Александро-Невский, 328-й пехотный Новоузенский, 7-й и 13-й Туркестанские стрелковые) ушли на войну 1914-1918 гг. со знаменами, пожалованными их предшественникам Павлом I.
Высокое значение знамени утверждали и воинские ритуалы. Через понятие «знамя» выражалась суть воинского долга в тексте воинской присяги: «От роты и знамя, где надлежу... — клялся каждый солдат, — никогда не отлучаться, но за оным, пока жив, непременно, добровольно и верно так, как мне приятна честь моя и живот мой, следовать буду». Присягающий, начиная с 1797 г., должен был держаться рукой за знамя, а с конца XIX века, приводимые к присяге молодые солдаты, кроме Евангелия и креста, целовали также и полотнище знамени.
В XIX веке появились новые ритуалы. Глубокий смысл имел, например, обряд прибивки полотнища вновь пожалованного знамени или штандарта к древку. Старший в чине из присутствующих (как правило, командующий округом или корпусом, а нередко и сам император или кто-либо из членов императорской фамилии) доколачивал верхний из наживленных гвоздей, затем молоток передавался следующему по старшинству; последний же гвоздь забивал рядовой. Знамя символически объединяло всех — от генерала до рядового. Оно жаловалось навечно — и прибивалось раз и навсегда. Даже на починку древка, если она влекла за собой необходимость перебивки полотнища, с 1883 г. (по распоряжению военного министра) требовалось испросить Высочайшее соизволение.
При отдании чести «священным хоругвям» все военнослужащие становились во фронт. Сами же знамена и штандарты «склонялись» лишь перед императором, императрицей и иностранными монархами, имеющими титул «Величества».
«...Кусок материи,... сохранение которого стоило жизни сотням, а может, и тысячам людей, входивших в состав полка в продолжение его векового существования,... такой кусок материи есть святыня — не условная военная святыня только, но святыня в прямом и непосредственном значении этого слова», — так писал в 1868 г. известный русский военный теоретик Михаил Иванович Драгомиров.
В «Своде Военных Постановлений» говорилось: «Жалованные войскам знамена, штандарты и прочие регалии присваиваются им навсегда, как отличительные знаки, свидетельствующие о храбрости и доблести войск, заслуживших отличия. Посему каждая часть войск обязана с особенным попечением содержать свои регалии и в самой древности их находить лестнейшее удостоверение в достоинствах и заслугах тех войск, которыми они приобретены».
Расцветка знамен и штандартов также была немаловажной, так как по ней солдат узнавал систему обмундирования и прикладных цветов3 различных полков русской армии. Именно с этим было связано недовольство некоторых частей, не имевших на знаменах и штандартах «своих» полковых цветов: в гренадерских полках — желтого, у Александрийских гусар и Орденских драгун — черного, у Ахтырских гусар — коричневого.
Согласно утвержденным военным министром в 1880 г. «Положениям о порядке обучения молодых солдат», значение знамени относилось к «сведениям, знание которых обязательно для каждого рядового» пехоты и кавалерии. Более того, это значение новобранец должен был понять и запомнить в первую же неделю своего пребывания в воинской части. Следует заметить, что некоторые командиры частей вносили свои коррективы в эту часть подготовки солдат. Так, в одной из дивизий, на вопрос начальника: «Если кто отзовется непочтительно о знамени, что знамя просто тряпка, что будешь делать?», — должен был следовать ответ: «За непочтительный отзыв о знамени с места разобью морду, а затем постараюсь арестовать и отвести к начальству». Такой«кардинальный» подход к решению проблемы показывает, помимо всего остального, и отношение к знамени.

 

Элементы и аксессуары знамен и штандартов 

 

Русские знамена и штандарты описываемого периода состояли из обязательных элементов и необязательных (аксессуары). К обязательным относились: полотнище, навер-шие, скоба, древко, подток, гвозди и винты, чехол и темляк. К необязательным относились широкие Георгиевские и юбилейные ленты (дарованные полку в качестве награды или в честь полкового юбилея, соответственно). Кроме того, к аксессуарам можно отнести и панталер — специальную перевязь для ношения знамени либо штандарта.
Полотнище изготовлялось из шелковой материи высшего качества (репс, фай, гроденапль или знаменная ткань, реже гродетур или камлот)4. Полотнище являлось наиболее важной частью знамени и штандарта.
Навершие — латунное вызолоченное или высеребренное (мельхиоровое — в гвардии) украшение на вершине (отсюда название) древка. В описываемый период употреблялись навершия следующих образцов.
Образца 1883 г. — в виде вызолоченного шара, увенчанного восьмиконечным православным крестом высотой 20,03 см. Общая высота навершия 41,16 см. В гвардии с лицевой стороны на шар напаян серебряный (либо золотой — в соответствии с приборным металлом) двуглавый орел. На Георгиевских регалиях орден Св. Георгия 3-й степени привязывается к трубке навершия. Навершие вызолочено или высеребрено по прибору. Носилось на регалиях, пожалованных в 1883-1896 гг .
Образца 1857 г. (гвардейское) вызолоченное или высеребренное по прибору, общей высотой 32,26 см, представляет собою двуглавого орла того же рисунка, что и в центральном медальоне, на шаре. Двуглавый орел гвардии и военно-учебных заведений: высота от креста до яблока 26,7 см, ширина в крыльях 27,81 см, диаметр яблока 10, 01 см, длина узорчатой части трубки под яблоком 12,24 см. длина гладкой части трубки 7,79 см. Такое же навершие полагалось кадетским корпусам.
Образца 1857 г. (армейское) также вызолоченное или высеребренное по прибору, высотою в 25,59 см, представляет собою двуглавого орла в копье. Длина копья для армии 26,7 см, длина трубки 1 7 , 8 см, ширина копья 15,58 см.
Образца 1867 г. (Георгиевское армейское) установлено 9 ноября 1867 г.: копье с Георгиевским крестом, покрытым финифтью, в полном венке (в отличие от навершия образца 1806 г. (Георгиевского), где венок был неполным).
Образца 1875 г. (Георгиевское гвардейское), пожалованное тогда же на все имевшиеся на тот момент Георгиевские регалии гвардии (за исключением знамени Роты Дворцовых гренадер, сохранившего навершие образца 1830 г.). Навершие представляло собой двуглавого орла, стоящего на перуне5, опирающегося на венок, в середине которого был помешен Георгиевский крест, покрытый финифтью. Навершие, общей высотой в 40,05 см, было вызолочено или высеребрено по прибору.
Скоба — медная вызолоченная пластина шириною в 6,7 см, надеваемая на древко ниже полотнища, была установлена 25 июня 1838 г. на знамена и штандарты всех существующих частей. На скобе гравировались следующие надписи: в верхней строке — вензель Государя - основателя части, год основания и первоначальное название части, в середине — вензель Государя (или Государей), пожаловавшего отличие (если знамя Георгиевское или за отличие) и надпись отличия. В нижней строке располагался вензель Государя, пожаловавшего знамя, год пожалования и название части на этот момент.
Древко делалось из березы, дуба, ясеня или клена (в Лейб-гвардии саперном батальоне -из вишневого дерева). Цвет древка и его размеры были установлены в 1857 г. и использовались до 1917 г. В пехоте: длина — 328,5 см, диаметр — 4,45 см. Цвета: 1-й полк в дивизии - желтое, 3-й полк — белое, 2-й и 4-й полки в дивизиях, стрелковые полки, инженерные части — черное.
В кавалерии — длина 248,5 см, диаметр 4,45 см. Древко темно-зеленое, с вызолоченными либо высеребренными (по прибору6) желобками по всей длине древка.
Подток — медный вызолоченный «стакан» конусовидной формы, надеваемый на нижний конец древка для предохранения его от гниения и порчи.

Чехлы для знамен и штандартов использовались установленные в 1871 г., черной кожи, шириною 40 см. а длиною на 18 см больше полотнища. Для кирасирских штандартов тогда же были установлены особые чехлы, в виде конверта размерами чуть больше самого штандарта, с двумя клапанами, застегивавшимися на ремешки поверх поперечины и захватывавшими часть древка. С 16 марта 1891 г. при знаменах и штандартах положено было иметь двойные чехлы: наружный сафьянный и внутренний замшевый: шириной 40,05 см и такой длины, чтобы вмешалось знамя (либо штандарт) с навершием.
Темляк7 для завязывания чехлов у знамен и штандартов простых и за отличие — черный кожаный офицерского пехотного образца и Георгиевские у Георгиевских регалий (с 20 января 1871 г.) . В тех случаях, когда чехол снят, темляк повязывается на древко по скобе.
Юбилейные ленты императорским указом 25 июня 1838 г. было установлено жаловать на знамена и штандарты частей, существующих сто и более лет, юбилейные орденские ленты, для гвардии - Андреевские — ордена св. Апостола Андрея Первозванного (голубые), для армии — Александровские — ордена Св. князя Александра Невского (красные).

Юбилейные ленты были длиною 142,4 см и шириною 4.45 см. Все шитье (вензеля, надписи и каемки) — по прибору полка. Надписи были следующие. Верхняя сторона верхней половины (лицевая): внизу ленты вензель императора или императрицы, основателя полка. Если составные части полка сформированы в разные царствования, то вензеля основателей изображались в хронологическом порядке, сверху вниз, отделенные поперечными каемками. Выше вензелей, по направлению к банту, вышиты год основания и первоначальное название части, поступившей на сформирование полка. Если таких частей было несколько, то они помещались в хронологическом порядке, одна над другой, с соответствующими годами. Нижняя сторона верхней половины (внутренняя): внизу вензеля Государей, пожаловавших отличие (если знамя или штандарт Георгиевские или за отличие) и половина надписи отличия, как на самой регалии. Верхняя сторона нижней половины (внутренняя): внизу кованый Государственный герб по прибору и вторая половина надписи отличия. Нижняя сторона нижней половины (задняя): год пожалования ленты и название

полка на тот момент.

Под навершием, из такой же ленты образован бант, на котором вышит год пожалования ленты. Бант прикреплен к самой ленте при помощи мундирной пуговицы. Лента посередине перегибалась вдвое под углом 10° так. что оставались видными половина верхней стороны ленты с вензелем основателя части, годом основания и первоначальным названием, а из-под нее выступала часть внутренней стороны другого конца ленты с кованым гербом. Концы ленты обшивались золотой или серебряной бахромой. Ленты привязывались особым серебряным шнуром с прошивкой черным и оранжевым шелком (аксельбантным) на трубку навершия, но одевались на знамена лишь на смотры в Высочайшем присутствии и в других особо торжественных случаях, а в остальное время хранились за печатью полкового командира. На скобах гравировались: вензель Государя-основателя, год основания и первое название части, надпись отличия и год ее пожалования, год пожалования скобы и название полка и батальона, которому знамя принадлежит.
Размеры юбилейных лент были уточнены 5 августа 1860 г.: длина 151,3 см, бордюр по прибору на расстоянии 0,28 см от краев, кисти на концах ленты длиною 11,68 см, в гвардии — канительные, в армии — нитяные. Надписи — высотою 3,89 см. На расстоянии 11,13 см от кистей располагался поперечный бордюр; между ним и кистями находился вензель либо Государственный герб. Серебряный шнурок с примесью черного и оранжевого шелка, для привязывания лент имел толщину 0,46 см и продевался в кольцо на металлической скобе, у перегиба ленты. Прочее осталось без изменений.
Широкие Георгиевские ленты. Приказом военному ведомству № 288 от 31 октября 1878 г. для полков, «которые имеют уже все установленные в награду за военные подвиги знаки отличия» установлено было «новое высшее отличие — Георгиевские ленты на знамена и штандарты с надписями отличий, за которые ленты пожалованы».
Ленты устанавливались того же размера, что и описанные выше юбилейные. На верхней стороне верхней половины ленты вышивалась надпись отличия, а на верхней стороне нижней половины — название части. На концах ленты помещались вензеля Государя, пожаловавшего отличие, под ними — на верхней половине крест ордена Св. Георгия 1-й степени, а на нижней — четырехконечная звезда ордена. Концы лент обшивались серебряной бахромой. На банте вышивался год пожалования отличия. Лишь два полка в русской армии — 17-й драгунский Нижегородский и 18-й драгунский Северский были удостоены этих отличий.
Георгиевские ленты. На Георгиевских знаменах и штандартах 1883—1896 гг. на трубку иавершия повязывался бант из Георгиевской ленты, с орденом Св. Георгия 3-й степени. В 1896 г., с установлением новых наверший это было отменено, и лишь в 1912 г. ленты на всех Георгиевских знаменах и штандартах, пожалованных в 1883-1912 г г . были восстановлены — шириною 4,45 см, длиною 213 см, с серебряными кистями длиною 14 см на каждом конце.
Панталер. Первоначально был установлен в 1850 г. для всех кавалерийских частей. В 1871 г. панталер был приведен к той форме, в которой просуществовал до 1917 г. Общая длина — 142 см, ширина 11,13 см; кожаный, обшитый в гвардии бархатом, в армии сукном (цвета приведены ниже), подбой у всех суконный. Ширина с обшивкой — 13,35 см. Бахрома шириною 3,3 см пришивалась по краям панталера, концами в середину. Панталер обшивался унтер-офицерским галуном зигзагом. На панталере крепилась вызолоченная или высеребренная (по прибору) скоба длиной 12,8 см, шириной 2,22 см, с крюком длиной 11,13 см. В 1876 г. для казачьих знамен и штандартов был также установлен панталер — черный кожаный, без обшивки, и лишь в 1912 г. казакам был присвоен общекавалерийский панталер.

 

Расцветка панталеров кавалерии и казачьих войск 

 

Часть Обшивка Подбой
Гвардейские кирасирские полки Цвета погон Белый
Гвардейские драгунские полки Алая Алый
Драгунские полки Приборного сукна Темно-зеленый
Уланские полки Цвета парадной шапки Цвета лацкана
Гусарские полки Цвета шлыка парадной шапки Цвета доломана
Гвардейские казачьи полки Цвета парадного мундира Цвета парадного мундира
Казачьи войска Цвета погон Цвета мундира

 

Изменение образцов знамен и штандартов в конце XVIII-XIX веке

 

Развитие образцов знамен и штандартов в конце XVIII-XIX веках шло следующим путем.
Знамена в 1797-1883 гг. в основе своей имели так называемую «прусскую» систему деления полотнища — на крест, углы и центральный медальон. Стечением времени изменялась схема расцветки знамен, рисунок двуглавого орла в центральном медальоне, вензеля, но в целом рисунок знамени оставался неизменным. Штандарты 1797-1883 гг. изменялись больше. На смену «прусским» штандартам 1797-1815 гг. пришел образец 1817 г. с изображением орла с распростертыми крыльями, а затем и образец 1876 г., где центральная часть пехотного знамени была помещена в традиционную «кавалерийскую» рамку с растительным орнаментом либо надписью отличия. Казачьи знамена жаловались по особому, всякий раз устанавливаемому, образцу до 1831 г., когда был установлен новый образец, практически повторявший по рисунку знамена пехотных полков, но без разделения на крест и углы. В 1857 г. на казачьих знаменах на лицевой стороне вместо Государственного герба в центральном медальоне был помещен четырехконечный крест. С 1876 г. конные полки казачьих войск стали получать кавалерийские штандарты, но с прежним внешним отличием в виде креста в центральном медальоне. Знаменные флаги флота и вовсе не претерпели изменений с 1837 г., когда были установлены впервые.
Наиболее важными вехами в истории развития образцов знамен и штандартов в XIX веке следует считать 1805 г. — установление Георгиевских знамен и штандартов, 1813 г. — присвоение регалиям Гвардии желтого Императорского цвета и отмена белых знамен и штандартов в Армии, 1816 г. — установление темно-зеленого мундирного цвета для знамен, 1876 г. — восстановление белых знамен и штандартов и 1878 г. — учреждение широких Георгиевских лент как особой награды на знамена.
В Российской Империи вся документация, касавшаяся выработки и установления образцов знамен и штандартов, установления рисунков флагов, значков и прочего, проходила через следующие ведомства: на законодательном уровне — через Военное Министерство, в случаях с военно-морскими и некоторыми должностными флагами — через соответствующие министерства и ведомства; на уровне исполнительном — через Главное Интендантское управление Генерального Штаба (ГИУ) и его Технический Комитет (ТехКом), а также через Главное Управление Генерального Штаба (ГУГШ). ГУГШ занималось оформлением документации, необходимой для пожалования знамен и штандартов, принимая все прошения и рапорта от частных командиров, то есть вело работу исключительно с бумагами. ГИУ же (а в особенности ТехКом) в свою очередь, занималось непосредственно изготовлением рисунков и передачей проектов для изготовления на шелкоткацкой фабрике Товарищества А. и В. Сапожниковых в Москве.
В строю частей Российской Императорской армии в 1914-1917 гг. находились знамена шести царствований — всего 11 образцов (или 13 модификаций). Знамена украшали навершия 12 образцов. В частях состояли знамена, пожалованные еще в 1800 г., знамена и штандарты, пропитанные пороховой гарью всех войн, которые вела Россия в 1805-1905 гг . «Лоскутья сих знамен победных» вели русского солдата и через сражения Первой Мировой войны — по грязи Мазурских болот, через кручи Карпат, сквозь кинжальный огонь австрийских пулеметов па Венгерской равнине... Изорванные в клочья, истлевшие и выгоревшие от времени, они по-прежнему выносились в строй своих частей — живое свидетельство преемственности и связи поколений.
Знамя образца 1797 г. имел один полк — в 1914 г. при сформировании второочередных частей 328-й пехотный Новоузенский полк получил знамя Мушкетерского Архарова 1-го полка (впоследствии Тенгинского) от 188-го пехотного Карсского полка.

Знамена образца 1800 г. имели 198-й пехотный Александро-Невский полк (Гарнизонного графа Ливена 1-го полка Московской инспекции), 7-й Туркестанский стрелковый полк (Гарнизонного Лебедева полка Оренбургской инспекции), 13-й Туркестанский стрелковый полк (Гарнизонного графа Ливена 3-го полка Кавказской инспекции). Естественно, по прошествии ста с лишним лет на древках остались лишь истлевшие обрывки полотнищ...
Знамена образца 1803 г. имели 84-й пехотный Ширванский полк (пожалованные в 1816 г. Георгиевские знамена были одними из последних знамен этого образца) и 7-й Финляндский стрелковый полк (простое знамя от 2-го батальона Вильманстрандского пехотного полка). Относительно сохранности этих знамен можно повторить то, что я выше сказал относительно знамен Павловского царствования.
Знамена образца 1813 г. (гвардейские) имели: Рота Дворцовых гренадер (1830 г.), Лейб-гвардии Измайловский полк (1850 г.). Лейб-гвардии гренадерский полк (1856 г.), Лейб-гвардии 1-й стрелковый и Лейб-гвардии 2-й стрелковый Царскосельский полки (1856 г.).
Прочие полки русской армии (до царствования Александра III) приблизительно в равной пропорции имели знамена образцов 1816, 1857, 1871, 1876 и 1880 гг.

 

Знамена

 

Образцы знамен
Образец 1883 г. (гвардии и армии). Установлен 27 мая 1883 г. Шелковое полотнище 111,25 на 124,6 см, по краю с трех сторон идет кайма шириною в 8,9 см, образуя с четвертой стороны запас. По внутреннему и наружному краям по кайме вышиты полоски. Параллельно кайме по полотнищу также идут две полоски: одна рядом с каймой, другая на расстоянии 1 5 , 5 8 см, образуя рамку этой же ширины и среднее пространство 84,55 см в длину и 62,3 см - в высоту. С лицевой стороны знамени пересечение внутренних полос образует в углах квадраты
той же ширины, что и рамка, а с оборотной стороны квадраты выступают за рамку внутрь полотнища на 8,9 см, имея, таким образом, сторону в 24,48 см.
На лицевой стороне полотнища помещены следующие изображения: по кайме восьмиконечные звезды - в углах по одной и на сторонах по две; в рамке в углах узор особого рисунка, а по сторонам либо такой же узор (на простых знаменах), либо надпись отличия (на Георгиевских знаменах и знаменах за отличие). В среднем четырехугольнике изображена икона полкового праздника8. В углах рамки, в центре узора, кроме того - восьмилучевая звезда особого рисунка. На оборотной стороне, в середине, вензель императора, а по обеим сторонам от него - восьмилучевые звезды. В квадратах по углам рамки - государственные гербы. В нижней части рамки, на юбилейных регалиях нашивается отрезок Андреевской лепты с юбилейными датами.
В гвардии все шитье - по прибору, в армии -полоски и звездочки каймы, звезды в углах рамки, звезды по сторонам вензеля и частично сам вензель - по прибору; прочее - по цвету каймы, причем в частях, имеющих белую кайму шитье - красное. Кстати, интересно отметить, что короны, клювы и лапы орлов вышивались также по прибору. Цвет полотнища - в гвардии по цвету приборного сукна, в армии и военно-учебных заведениях - белое. Кайма в гвардии алая, у прочих - по цвету приборного сукна (у сапер - коричневая).
Навершие образца 1883 г.
Модификация 1894 г. Новый вензель (императора Николая II) на знамена был установлен 20 октября 1894 г., взамен вензеля почившего императора Александра III, и этот вензель положено было вышивать в армии по прибору, полностью золотом или серебром. Прежние навершия, бывшие на знаменах образца 1876 г., были восстановлены 16 июня 1896 г.: для гвардии навершия образца 1857 г. и образца 1875 г. (Георгиевское); для армии — образца 1857 г. и образца 1867 г. (Георгиевское).
Приказом по военному ведомству (далее — ПВВ) № 133 от 6 мая 1897 г. было объявлено, что впредь знамена «будут жаловаться каждой отдельной части при самом ея сформировании, кроме однако понтонных, железнодорожных, обозных и крепостных артиллерийских батальонов, которым по роду службы в военное время и в силу особенности их боевого назначения не соответственно было бы иметь знамена». Позже к списку частей, фактически лишенных права на знамена, присоединились воздухоплавательные и авиационные, а также автомобильные части.
Желание получить знамена у солдат и офицеров этих частей было столь велико, что приводило к довольно забавным казусам. Так, в 1910 г. в журнале «Разведчик» командир Приамурской железнодорожной полевой роты полковник Игнатьев писал: «...Как под сенью пехотных знамен или кавалерийских штандартов духовно объединяются части, так же и специальное имущество, получившее значение знамени, объединит технические войска в корпорацию Нужно остановиться для выбора в качестве знамени на той части имущества, которая, воплощая в себе идею передвижения, составляла б ту сущность, без которой все остальное имущество теряло бы свое значение. Роль эта по праву принадлежит паровозу, как двигателю. Ему-то, украсив его инициалами Государя и государственным гербом, нужно дать значение знамени полевой железнодорожной части, в присутствии которого должны протекать все выдающиеся моменты службы: присяга и различные торжества части».
Модификация 1897 г. 5 августа 1897 г. из-за необходимости изготовить достаточно большое количество знамен согласно вышеприведенному приказу, и последовавшей из-за этого ощутимой денежной траты все золотое и серебряное шитье в армии было заменено желтым и белым шелком.
Образец 1900 г. (гвардии и армии). Новый образец знамени был утвержден 21 апреля 1900 г., со следующими отличиями от предыдущего. Полотнище знамени стало цельно-тканым, что обеспечивало большую прочность и долговечность знамени по сравнению с тяжелыми регалиями образца 1883 г. Для всех частей на лицевой стороне выткано изображение Спаса Нерукотворного, причем каемка вокруг иконы по цвету повторяет кайму знамени. Над иконой надпись «СЪ НАМИ БОГЪ». Размеры и расцветка сохранены прежние, в армии восстановлена вышивка золотом и серебром. Надпись отличия на Георгиевских регалиях остается лишь на скобе.
11 июня 1912 г. по почину Г.С. Габаева (известного русского военного историка, офицера Лейб-гвардии Саперного батальона) установлено нашивать на Георгиевских регалиях (не только на знаменах, но и на кавалерийских штандартах) как новых, так и ранее пожалованных образца 1900 г., на лицевой стороне, в рамке под иконой, отрезок Георгиевской ленты с вышитыми но прибору надписью отличия, годом пожалования и вензелем Государя, пожаловавшего отличие. Фактически, надпись на ленте копировала надпись на скобе. Некоторое время концы ленты подгибали в виде «ласточкиного хвоста», но позже из-за непрактичности такого варианта ленту стали нашивать, упирая концы в квадраты рамки. Тогда же была восстановлена Георгиевская лента с кистями (подвязывавшаяся к трубке навершия), которую получили все Георгиевские регалии образца 1883 и 1900 гг .
Модификация 1914 г. Надпись на Георгиевских регалиях 3 апреля 1914 г. было установлено вышивать, как прежде, на регалиях образца 1883 г., в рамке, а не на отрезке Георгиевской ленты. Это был вполне объяснимый шаг - надпись на Георгиевской ленте была плохо различима, тогда как классическая надпись по периметру знамени читалась легко и была более привычной. Именно такие знамена должны были получить полки и батальоны за отличия в Великой войне 1914-1918 гг.

 

Расцветка знамен и штандартов 1883-1917 гг.

 

Полотнище Кайма Шитье
1-я и 2-я гвардейские пехотные дивизии
1-й полк Алое Алая Золотое
2-й полк Светло-синее Алая Золотое
3-й полк Белое Алая Золотое
4-й полк Темно-зеленое Алая Золотое
3-я гвардейская пехотная дивизия
1-й полк Желтое Алая Серебряное
2-й полк Светло-синее Алая Серебряное
3-й полк Белое Алая Серебряное
4-й полк Темно-зеленое Алая Серебряное
Гвардейские стрелковые батальоны (полки) Малиновое Малиновая По прибору
Лейб-гвардии Саперный батальон Черное Алая Серебряное
Кавалергардский полк Малиновое Белая Белое
Гвардейские кирасиры Прикладного цвета Белая По прибору
Прочая гвардейская кавалерия Прикладного цвета Прикладного цвета По прибору
Собственный Его Императорского Величества Сводно-пехотный полк Алое Золотая Золотое
Пажеский корпус Малиновое Малиновая Золотое
Армейские полки
1-й полк Белое Алая Алое
2-й полк Белое Светло-синяя Светло-синее
3-й полк Белое Белая Алое
4-й полк Белое Темно-зеленая Темно-зеленое
Армейские стрелковые полки и батальоны Белое Малиновая Малиновое
Линейные батальоны Белое Светло-синяя Светло синее
Саперные батальоны 1883-1911 гг. Белое Коричневая Коричневое
Саперные батальоны 1911-1917 гг. Белое Черпая Черное
Крепостные полки и батальоны Белое Коричневая Коричневое
Пограничные полки Белое Светло-зеленая Светло-зеленое
Армейская кавалерия Белое Прикладного цвета Прикладного цвета (при белой кайме — алое9)
Донское войско Темно-синее Алая Серебряное
Кубанское войско Алое Алая Серебряное
Терское войско Светло-синее Светло-синяя Серебряное
Астраханское войско Темно-синее Желтая Серебряное
Оренбургское войско Темно-зеленое Светло-синяя Серебряное
Сибирское войско Темно-зеленое Алая Серебряное
Семиреченское войско Темно-зеленое Малиновая Серебряное
Уральское войско Темно-синее Малиновая Серебряное
Забайкальское, Амурское и Уссурийское войска Темно-зеленое Желтая Серебряное
Военно-учебные заведения Белое Цвета погона10 Цвета погона (при белой кайме - алое)

 

 

Знамена, выданные в 1883-1914 гг.


В 1883 г. полки русской армии начали получать знамена нового образца. Среди первых оказались Лейб-гвардии Преображенский и Семеновский, а также 19-й пехотный Костромской полки. Полотнища знамен были тяжелыми и непрочными, так что буквально через 10 лет от знамени Преображенского полка, например, остались лишь клочья. Именно из-за достаточно сложной технологии изготовления (рисованные иконы, шитые вензеля и орлы и т.д.) знамен в царствование Александра III было изготовлено немного: 3 — для гвардии (в 1890 г. знамя получил еще и Лейб-гвардии Павловский полк), 5 — для армии, 23 — для резервных батальонов, 3 — для стрелков; всего — 34. Поскольку в 1897 г. технология изготовления знамен, как уже выше было сказано, была упрощена, в период с 1894 по 1900 гг . знамен было изготовлено практически в четыре (!) раза больше — 121, причем большей частью — начиная с 1897 г. Два знамени получили гвардейские полки (Лейб-гвардии Егерский и Резервный полки), 56 — полки армейской пехоты, 4 — резервные батальоны, 19 - линейные батальоны, 13 — стрелковые полки и батальоны, 7 — крепостные полки и батальоны, 16 — саперные батальоны и 4 — военно-учебные заведения. Несмотря на технологические упрощения 1897 г., к 1900 г . стало ясно, что единственная фабрика, выполнявшая государственный заказ на изготовление знамен — фабрика товарищества А. и В. Сапожниковых в Москве — не справляется с объемом заказов. Разработанный образец 1900 г. стал проще в изготовлении, так как знамена стали делаться цельноткаными, с тканой же иконой Спаса Нерукотворного (вместо икон полковых праздников, которые всякий раз требовалось утверждать). Это обеспечило и долговечность новых знамен. В период с 1900 по 1914 гг. было пожаловано 246 знамен нового образца: 6 — гвардии, 126 — армии, 1 — резервному батальону, 53 — стрелкам, 5 — крепостным частям, 21 — саперам, 29 — военно-учебным заведениям и 6 — пограничникам.(относившимся, впрочем, до войны к ведению Министерства финансов).

 

Знамена частей формирования 1914-1917 гг .

 

При формировании летом 1914 г. второочередные11 полки получили (в большинстве своем) знамена третьих либо четвертых батальонов полков-основателей. Позже, либо одновременно с выдачей, эти знамена были заменены вновь пожалованными полкам простыми знаменами. Реально эти новые знамена до полков второй очереди, вероятно, не дошли, так как имеющиеся экземпляры — в абсолютно идеальном состоянии; более того, на них видны не разгладившиеся складки (знамена после изготовления складывали для удобства транспортировки). Всего частям второй очереди было пожаловано 93 знамени образца 1900 г .
С 6 мая 1915 г. началось формирование частей третьей очереди. Полки формировались на основе ополченских дружин из расчета, что каждая ополченская бригада (6 дружин) переформировывается в пехотную бригаду (2 полка по 3 батальона в каждом). По мере формирования этих частей им жаловались знамена образца 1900 г. стандартной расцветки по старшинству полков в дивизии (с 1 -го по 4-й). При этом следует заметить, что между пожалованием и выдачей могло пройти достаточно много времени. Реально ТехКом ГИУ мог изготовить все пожалованные знамена лишь к середине 1918 г . , поэтому получили их только четыре полка третьей очереди. 421-424-му пехотным полкам знамена были изготовлены (и должны были быть отправлены) 23 июня 1916 г. Всего же полкам третьей очереди было пожаловано 116 знамен.
Всем третьеочередным полкам было строжайшим образом предписано сдавать свои ополченские знамена на хранение в Петроградский артиллерийский исторический музей либо в запасные пехотные полки, либо (в случае со старыми знаменами 1855 г. — в губернские кафедральные соборы). На самом деле командиры частей с этим не спешили, и полки 3-й очереди ходили под ополченскими знаменами вплоть до 1917 г.
Созданные в 1914-1915 гг. дружины Государственного Ополчения были столь многочисленны (известно существование 769, а русский военный историк В. В. Звегинцов указывает даже номер 937!), что централизованно изготовить для них знамена не представлялось возможным. Как было неоднократно сказано, единственная фабрика в Москве, изготавливавшая знамена, была завалена заказами, и делать что-то сверх того было нереально. Военный министр В.А. Сухомлинов 24 августа 1914 г. обратился к императору с Всеподданнейшим докладом, касавшимся именно пожалования знамен ополченским дружинам. По его предложению, во вновь сформированные дружины должны были быть переданы знамена ополченских дружин 1855 г . , хранившиеся в губернских кафедральных соборах и местных церквях. Таковых, по раскладкам Сухомлинова, должно было быть 236. Позже выяснилось, что, например, все знамена Симбирского ополчения сгорели в 1864 г. и, кроме того, в соборах оказались отнюдь не все знамена. Недостающие 410 знамен (к 24 августа было сформировано 646 дружин; прочие были доформированы позднее) предполагалось изготовить силами городов, земств и различных губернских государственных и частных учреждений. Император ответил согласием на это предложение, и выдача знамен началась с 25 августа 1914 г. Официально было установлено изготавливать новые знамена по образцу 1855 г., но, поскольку никаких постановлений и распоряжений 1855 г. на сей счет отыскано не было, в течение некоторого времени Главному Управлению Генерального Штаба приходилось ограничиваться рассылкой в губернии фотографий имеющихся знамен и приблизительных описаний. 8 декабря 1914 г. было официально утверждено описание «знамени образца 1855 г. для дружин Государственного Ополчения». Вероятно, некоторые знамена, изготовленные между 25 августа и 8 декабря, не совсем соответствовали утвержденному образцу. Позже в рядах ополчения появляются также и два знамени ополчения 1812 г.: Санкт-Петербургского и Калужского. Возможно, были и другие, но на сегодняшний день это неизвестно.
Точно известна судьба лишь малой части ополченских знамен. Знамена 609-й Акмолинской и 630-й Иркутской дружин были перевезены в годы Гражданской войны в Шанхай, где и хранились до 1945 г., когда были вывезены в СССР. В Белград были переправлены знамена двух Воронежских дружин (номера неизвестны), 139-й Курской, 403-й Могилевской и 440-й Черниговской дружин. В 1945 г. эти знамена были также вывезены в Советский Союз. Знамя 540-й Могилевской дружины было передано в 1917 г. русскому посланнику в Румынии и дальнейшая его судьба неизвестна. Знамя 233-й Донской дружины было передано в 1919 г. в Вооруженные Силы Юга России (ВСЮР) и, вероятно, отправлено за рубеж. В Центральном Музее Вооруженных Сил (далее - ЦМВС) в Москве, имеются знамена 356-й Лифляндской, 660-й Бессарабской и Ашхабадской дружин. Немцами в ходе Первой мировой войны были взяты в плен знамена 181-й и 184-й Смоленских и 321-й Новгородской дружин. Кроме того, четыре ополченских знамени находятся: два - в ЦМВС, одно — в музее военной формы одежды в Монино и одно — в частной коллекции. Еще одно ополченское знамя находится в Каннах, в русской церкви, у могилы Великого князя Николая Николаевича. Знамена некоторых московских дружин хранятся в Оружейной палате в Москве.
В ходе войны формировались и новые инженерные части, и Особые пехотные полки, частью отправленные в Македонию и Францию. Всего такою рода частям было пожаловано 19 знамен (из них 2 простых — новым саперным батальонам за отличия в ходе войны).
Иностранные и национальные части на русской службе, сформированные в 1914-1917 гг., получали знамена самых разных образцов. Так, например, Сербские добровольческие пехотные полки получили знамена расформированных полков сербской армии.

 

далее



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU