УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




2.2. Формы применения и практика участия пограничной стражи в войнах
 

Опираясь на изученные источники, автор считает, что Восточная война (1853-1856 гг.) значительно осложнила условия службы пограничной стражи России, внесла серьезные коррективы в формы и способы ее служебно-боевой деятельности, которые во многом определялись спецификой поставленных перед -153- пограничной стражей боевых задач. Чины пограничной стражи, охранявшие границу на Черноморском и Балтийском побережье, на побережье Финского залива неоднократно отражали нападения англо-французских десантов, пытавшихся проводить разведку местности, демонстрировать военную силу, пополнять за счет местного населения запасы продовольствия и пресной воды для экипажей боевых кораблей.
Так, 7 июля 1855 г. против поста Вер дер ( Ревельской бригады пограничной стражи) остановился английский фрегат и спустил баркас с десантом в 80 человек в целях уничтожения русского поста пограничной стражи. Надзиратель отряда капитан Щербаков с 14 нижними чинами, заняв побережье и укрыв людей за большие камни, отбил все упорные попытки англичан высадиться на берег1. 24 июля 1855 г. такая же попытка осуществить десант, но уже в количестве 200 человек у входа в Рижский залив, была успешно отбита группой чинов Рижской бригады пограничной стражи"2.
В октябре 1855 г. недалеко от Кинбурского перешейка, десантный отряд англичан пытался высадиться на берег, но был атакован и обращен в бегство 13 объездчиками Одесской полубригады во главе с штабс-капитаном Васюкевичем. Чины пограничной стражи захватили 3 пленных и 7 штуцеров3.
Условия военного времени потребовали от местных властей и командования русских войск на ТВД принимать дополнительные меры по обеспечению охраны различных грузов военного и государственного характера. Часто к решению этой задачи привлекались чины пограничной стражи. Так, например, нижние чины стражи, под командованием надзирателя Эстляндской полубригады пограничной стражи капитана Гуго-фон-Эрберг-Крженциевского с марта 1854 г. по апрель 1856 г., находясь в распоряжении начальника Эстляндской губернии, по распоряжению военного командования осуществляли сопровождение и охрану различных грузов из города Ревеля в различные пункты назначения4. При этом, по представлению командующего войсками в Лифляндии и Курляндии генерала от кавалерии Сиверса5 многие чины пограничной стражи были награждены «...за усердие и успешное выполнение обязанностей по наблюдению за движением неприятельского флота и охранению прибрежных мест от вторжения неприятеля...» орденами и медалями6. Чины пограничной стражи кордонов, расположенных вокруг Ялты, 22 сентября 1854 г., после высадки десанта неприятеля отошли к Симферополю и там выполняли возложенные на них задачи по осмотру и сопровождению грузов, следовавших из России через Перекопский перешеек для снабжения войск, находившихся на Крымском полуострове.
Много испытаний в ходе войны выпало на долю чинов пограничной стражи Таврической полубригады, которые неоднократно вступали в боестолк-новения с неприятелем (см. приложение 15). Их первое столкновение с противником произошло 16 июля 1854 г. недалеко от Феодосии. Тогда чинами пограничной стражи была предотвращена попытка десантирования группы неприятеля в количестве 15 человек.
Однако после высадки англо-французского десанта 1 сентября 1854 г. под Евпаторией и ее захвата, чины пограничной стражи, согласно распоряжению военного командования, стали по-кордонно отступать к Перекопу. При этом им пришлось неоднократно вступать в боевые столкновения с местным татарским населением, которое поддерживало англо-французские войска, враждебно относясь к русским.
Так, 6 и 7 сентября чины пограничной стражи отразили несколько нападений татар численностью до 500 человек. В предвоенных планах не предусматривалось решение чинами стражи подобных задач. -156-
Ход боевых действий подчас вынуждал русские войска (в том числе и чинов пограничной стражи) отступать под натиском врага. В ходе исследования установлено, что при отступлении чины нескольких постов пограничной стражи нередко объединялись в отряды в несколько десятков человек. Это позволяло им сдерживать достаточно сильных отрядов врага и более организованно вливаться в состав войск русской армии.
Так, например, 2 сентября 1854 г. союзнический десант высадился возле Ханского поста (недалеко от Евпатории). Чины пограничной стражи Ханского, Зюмрюкского и Альминского постов, объединившись в отряд численностью около 60 человек, отступили к Севастополю и вместе с воинскими частями 7 сентября 1854 г. приняли участие в сражении при деревне Бурлюк7. А 13 чинов пограничной стражи во главе со штабс-капитаном Селты совместно с воинскими подразделениями принимали участие в защите города Балаклавы, а затем в их составе отступили к Севастополю и обороняли его.
Проведенное исследование дает основание утверждать автору, что формы и способы реального выполнения пограничной стражей боевых задач в Восточной (Крымской) войне были значительно шире тех, что предусматривались в предвоенных взглядах. В обобщенном виде их можно представить следующей таблицей.
 

№ п\п

Форма служебно-боевой деятельности

Способ выполнения поставленной задачи

1

Военно-сторожевая служба

наблюдение за морем;

осмотр береговой полосы;

охрана объектов;

досмотр товаров и грузов

2

Разведывательно-боевая служба

разведка местности;

опрос местных жителей;

боестолкновения с вражескими десантами;

участие в оборонительных боях с неприятелем в составе русских войск;

пресечение нападений враждебно настроенного населения на подразделения пограничной стражи

3

Вспомогательная служба

осмотр и сопровождение грузов;

обеспечение порядка в зонах ответственности;

эвакуация жителей из районов, подвергшихся бомбардировке противника


-156-

 

Дальнейшее совершенствование практики участия пограничной стражи России в военных кампаниях произошло в период русско-турецкой войны.
Изученные в ходе исследования исторические материалы и различные документы показали, что участие пограничной стражи в русско-турецкой войне носило крайне ограниченный характер. Это объясняется тем, что основные военные действия этой войны проходили за пределами России.
Наибольшую активность в военных действиях пограничная стража осуществляла в начальный период войны, когда части русской армии переходили через государственную границу и переправлялись через р. Дунай. В этих условиях пограничная стража оказывала войскам помощь, предоставляя информацию о наиболее удобных для переправы местах и помогая в обеспечении самих переправ. В основном же деятельность пограничной стражи в период этой войны сводилась к усилению службы на вверенных ей участках государственной границы и выполнению отдельных задач, которые ставились ей военным командованием. Все они носили преимущественно вспомогательный характер. Основными из них были следующие:
1. Наблюдение за морем, которое повсеместно было усилено чинами стражи. В результате этого военному командованию в этот период ежедневно -157- шли доклады с постов стражи о появлении неприятельских судов. Так, например, 4 мая 1877 г. только с Караганского поста Таврической бригады пограничной стражи было замечено и доложено военному командованию о 17 неприятельских судах8.
2. Своевременный доклад по команде о замеченных неприятельских судах. Например, только за вторую половину июня 1877 г. чины пограничной стражи Таврической и Скулянской полубригад пограничной стражи докладывали в среднем о появлении 10-15 неприятельских судов в день9.
3. Сопровождение важных и опасных грузов до линии границы. Больше всего грузов сопровождалось на участках Калишской и Скулянской бригад пограничной стражи. Основными грузами были порох, оружие и снаряды10. Так, например, 18 июня 1877 г. чины пограничной стражи Скулянской бригады сопровождали до пункта пропуска Унгены 30 000 пудов пороха и 5000 гранат11. 18 июля 1877 г. чины пограничной стражи Калишской бригады сопровождали до Сосновицкой таможни так же 30 000 пудов пороха12. Позднее чинам этой же бригады проходилось сопровождать грузы с оружием и боеприпасами13.
4. Более интенсивная проверка береговой полосы. С конца июня 1877 г. по распоряжению командира 2-й бригады 13-й пехотной дивизии (в его подчинении в военное время находилась Таврическая полубригада) береговая отмель на участке Таврической полубригады пограничной стражи проверялась не менее 3 раз в сутки (из них два раза ночью)14. -158-
5. Охрана сигнальных маяков. Например, на участке Таврической бригады пограничной стражи она осуществлялась в тесном взаимодействии с личным составом Таганрогского пехотного полка15.
Чины пограничной стражи, находившиеся в Эриванской губернии, охраняли коммуникации, прибрежные порты (Батум), занимались разведкой береговой линии и также наблюдением за морем.
Приказания военного характера отдавались подразделениям пограничной стражи командирами тех частей, вблизи которых располагались первые. Так, например, командир 2-й бригады 13-й пехотной дивизии генерал-майор Высоцкий доводил до командира 3-го отдела Таврической полубригады пограничной стражи следующее: «17 мая. Феодосия. Начальник корпусного штаба сообщил мне, что командир корпуса приказать изволил каждый раз, когда к побережью вверенного отдела будут приставать хотя бы коммерческие суда, доносить без малейшего замедления его светлости. Вследствие сего прошу приказать по кордонам, чтобы в означенном выше случае немедленно посылались мне донесения...».16 Чины пограничной стражи прикладывали все усилия для выполнения данной задачи. Об этом свидетельствуют, например, следующие дошедшие до нас сведения.
«4 мая. Карагант. Сегодня утром прошли 11 судов по направлению к Ялте; в настоящее время (4 часа пополудни) идут 4 парохода по направлению тоже к Ялте, а еще 2 парохода по направлению к Поти. Капитан Таубе.»
«19 июня. М. Ак-Мечеть. В 7 х/г у Тарханкутского маяка и Ак-Мечети от Северо-Запада показались 10 паровых судов, имеющих направление к Юго-Востоку, по-видимому, неприятельские. Капитан Зюлковский. Командиру бригады ».
«27 июня. Евпатория. Четыре броненосца бомбардировали несколько часов Евпаторию. Вреда мало сделали: взяли одно судно, которое соль грузило. -159-
Подполковник Оболенский. Командир 1-го отдела командиру бригады — телеграмма.»17 В конце июня 1877 г. для более частого и тщательного осмотра береговой полосы, наряду с пешими чинами пограничной стражи, все чаще начали использовать ее конные разъезды совместно с казачьими подразделениями.
По мере активизации действий противника и усилении натиска его десантов, чины пограничной стражи все чаще привлекались к решению задачи недопущения захвата врагом русских судов различного назначения. Так, например, по распоряжению начальника Федоссийского таможенного округа генерал-майора Тихонова чинами пограничной стражи были убраны в безопасные от противника места все лодки и баркасы. Когда же нависла угроза захвата коммерческих судов, чины пограничной стражи привлекались к их затоплению.
Отличились объездчики Конрадского кордона пограничной стражи Таврической бригады и руководивший ими штабс-капитан Бабич. Несмотря на тяжелейшие условия, вызванные сильным штормом, чины пограничной стражи совместно с матросами и нижними чинами Керчь-Еникальского полка сумели сделать пробоины в днище указанного им военным командованием судна и затопить его. И таких примеров, судя по сохранившимся донесениям, было много.
0 том, что чины пограничной стражи в условиях войны решали важные боевые задачи, свидетельствуют награды, которых они были удостоены по окончании войны за « содействие, оказанное при переходе войск через границу во время минувшей войны и за особые труды их, вызванные обстоятельствами военного времени»18. Документы свидетельствуют о том, что в числе награжденных были: по Измаильской пограничной бригаде — командир бригады полковник Линдеренер (орденом Святой Анны II степени), офицеры - капитаны Берг и Поплавко (орденом Святой Анны III степени); по Скулянской бригаде - капитаны Перебиносов и Селиверстов, штабс-капитаны Нарбут, Одржеховский, Кузьминский - орденом Святого Станислава III степени; отрядной офицер Таврической бригады пограничной стражи штабс-капитан Бабич (орденом Святой -160- Анны II степени с мечами и бантом «за отличие, показанное при затоплении коммерческого судна «Антоний и Феодосии» у Конрадского кордона 3 ноября 1877 года»)19 Вместе с войсками Сочинского отряда частей 10-го армейского корпуса, охранявшего Сочи, были отмечены чины пограничной стражи, «особенно отличившиеся при недопущении турецкого десанта высадиться в Сочи» в мае 1877 года20.
В ходе исследования установлено, что награды находили своих героев и через 25 лет после окончания войны. Так, например, в приказе по войскам Заамурского округа Отдельного корпуса пограничной стражи от 21 мая 1903 г. № 47 начальник округа генерал-лейтенант Н.М. Чичагов отмечал: « Согласно отзыва штаба ОКПС от 17 апреля сего года за № 7138 поименованным в прилагаемом при сем списке нижним чинам вверенного мне Округа, участникам войны 1877 - 1878 гг. Всемилостивейше пожалованы денежные награды по 100 р. каждому»21. В числе награжденных отмечались урядники, унтер-офицеры, вахмистры, фельдшеры 2-й и 4-й бригад всего 8 человек.
В целом проведенный анализ документов и иных материалов позволяет автору формы и способы решения пограничной стражей поставленных задач военного времени в условиях русско-турецкой войны (1877 — 1878 гг.) представить в следующем обобщенном виде. -161-
 

№ п/п

Форма служебно-боевой деятельности

Способ выполнения поставленных задач

1

Военно-сторожевая служба

наблюдение за морем; передача данных об обстановке на морском участке

2

Разведывательно-боевая служба

участие в отражении неприятельских десантов; разведка береговой линии (полосы)

3

Вспомогательная служба

охрана сигнальных маяков; изъятие с береговой черты всех имеющихся плавсредств;

охрана коммуникаций, морских портов; сопровождение важных и опасных грузов


-161-

Дальнейшее развитие практики применения пограничной стражи России в военных кампаниях произошло в период русско-японской войны.
К участию в ней привлекался Заамурский округ пограничной стражи, главной задачей которого на протяжении всей войны оставалась охрана КВЖД. При этом деятельность округа по охране дороги была направлена на обеспечение бесперебойного движения по ней воинских эшелонов с войсками и различных грузов для них. Эта задача не являлась сугубо боевой, хотя и была связанна с постоянной опасностью нападений на дорогу, да и на чинов стражи со стороны японских диверсионных отрядов и различных бандитских групп хунхузов. Главным образом эта задача выполнялась путем выставления караулов для охраны мостов и переездов, осмотра железнодорожного полотна, патрулирования близлежайщей местности. По этому поводу была специально подготовлена и выслана в части и подразделения округа «Памятка заамурца», которая представляла собой инструкцию для нижних чинов по особенностям несения службы22. В ней предписывалось в целях своевременного выявления японских диверсантов на каждой станции «все поезда обходить особо назначенными полковыми нижними чинами, независимо от обхода жандармами».
В 1904 г. начальником штаба 3-й Заамурской бригады пограничной стражи был известный в будущем генерал А.И. Деникин. В своих воспоминаниях о службе в бригаде и о порядке несения службы он писал следующее: «Половина пограничников - на станциях, в резерве, другая поочередно — на пути. В более важных и опасных пунктах стоят «путевые казармы», словно средневековые -162- замки в миниатюре, окруженные высокой каменной стеной, с круглыми бастионами и рядом косых бойниц, с наглухо закрытыми воротами. А между казармами - посты-землянки на 4-6 человек, окруженные окопчиком. Служба тяжелая и тревожная; сегодня каждый чин в течении 8 часов патрулирует вдоль пути, завтра 8 часов стоит на посту. Нужен особый навык, чтобы отличить, кто проходит по дороге - мирный китаец либо простой «манза» - рабочий, хунхуз и китайский солдат одеты совершенно одинаково...
На оборонительные казармы на нашей линии хунхузы нападали редко. Но были случаи, что посты просто вырезали. История бригады полна эпизодами мужества и находчивости отдельных чинов ее. Не проходило и недели, чтобы не было покушения на железнодорожный путь»23.
Дополняли эту картину воспоминания поручика И.К. Шаховского, который также принимал участие в русско-японской войне. Он писал: «Сидя в вагоне мчащегося по Маньчжурской долине поезда, ваше внимание невольно привлекают маленькие грациозные домики под характерной китайского стиля крышей. Высокие стены из кирпича с бойницами придают этим одиноким, заброшенным строениям характер крошечных крепостей. Кроме того, почти у каждой станции пассажиры могли приметить с обеих сторон здания пару окопов, напоминавших вам, что вы едете не по Тамбовской губернии, а по чуждой территории, населенной враждебными элементами. Даже нижние половины окон прикрывались земляными мешками в защиту от непрошеной гостьи — шальной пули. Кто в пути, случайно выглянувший из окна вагона, не видел часового-пограничника на своем посту под мостиком или за насыпью? Быть может сидевшим в уютном вагоне или теплушке и в голову не приходило, какие нужды и лишения претерпевает этот солдат в зеленых погонах, опоясанный зеленоватого цвета патронташем, судорожно сжавший руками винтовку и пытливо всматривающийся в таинственную даль желтых бесконечных копий»24.-163-
Одним из способов служебной деятельности чинов пограничной стражи Заамурского округа по охране КВЖД был осмотр местности, прилегавшей к железнодорожному полотну. При обнаружении подозрительных лиц, чины пограничной стражи их задерживали. Так, например, действовал 30 марта 1904 г. в 10 верстах от ст. Турчиха разъезд 26-й сотни в составе 5 стражников во главе с П. Гежиным (начальником разъезда). Чины пограничной стражи заметили на подходе к полотну двух неизвестных китайского вида, которые собирались расположиться на ночлег в небольшом сарайчике. В ходе дальнейшего наблюдения за этими лицами было высказано предположение, что они являются участниками диверсионной группы. Было принято решение задержать и допросить неизвестных, а сарай - обыскать. В ходе обыска и задержания было обнаружено: 1,5 пуда пироксилина (взрывчатое вещество), бикфордовы шнуры, запалы, инструкция по подрывному делу, приспособления для порчи телеграфа, карты и другое диверсионное снаряжение. Задержанные признались, что входили в состав диверсионной группы японцев, которая была предназначена для разрушения КВЖД. В дальнейшем Временный военный суд Русской армии в г. Харбине на основании ч. 2 ст. 271 XXII книги Свода Военных Постановлений Российской империи (попытка диверсий в военное время в тылу) приговорил двух подсудимых к смертной казни через повешение. В своей телеграмме начальник Заамурского округа благодарил отличившихся нижних чинов пограничной стражи следующими словами: «Именем службы сердечно воздаю похвалу молодцу Гежину и лихому разъезду»25.
Другим способом служебно-боевой деятельности заамурцев было отражение вооруженных нападений на охраняемые объекты. Так, например, 9 пограничникам под командованием унтер-офицера Ткаченко в течение двух часов пришлось отбивать атаку отряда из 200 хунхузов. Заамурцы смогли удержать охраняемый объект до прихода подкрепления. Противник отступил, оставив на поле боя 26 трупов. Потери чинов пограничной стражи составили: - 2 убитыми -164- и 6 - ранеными. Все защитники моста были отмечены знаком Военного ордена 4-й степени26.
По мере развития военных действий русско-японской войны расширялись и задачи, которые ставились перед пограничной стражей, а также совершенствовались и способы действий ее чинов и подразделений. В целях недопущения уничтожения полотна и объектов железной дороги пресечения даже попыток отдельных лиц и групп приблизиться к полотну железной дороги с противоправными целями, командование Заамурского округа выбрало упреждающую и наступательную тактику борьбы с такими группами. Реализация этого решения нашла свое проявление в том, что с февраля 1904 г. из чинов пограничной стражи начали специально формировать рейдовые отряды для прочесывания местности в стороне от линии железной дороги27. Как правило, эти отряды формировались при получении соответствующими начальниками пограничной стражи разведданных о выдвижении (или подготовке к выдвижению) диверсионных групп и отрядов к КВЖД. В зависимости от численности последних формировались и рейдовые отряды пограничной стражи, насчитывавшие от 2 — 3 до 10-12 десятков человек. Обычно эти отряды действовали в пределах строго установленной для стражи полосы отчуждения вдоль КВЖД. Но иногда (в особо опасных случаях) стража удалялась от линии дороги на несколько десятков километров. Практически всегда эти отряды, сблизившись с диверсантами, вступали с ними в бой, и, используя фактор внезапности, уничтожали или пленили их, захватывая взрывчатку и инструмент, предназначенный для разрушения дороги. Этот вид действий стражи отличался от тех, которые предусматривались предвоенными планами, и фактически был новым для тактики пограничной стражи.
В ходе исследования удалось установить, что особую значимость приобрели рейдовые отряды пограничной стражи, когда японцы стали предпринимать глубокие обходы русских войск в целях выхода им в тыл, нанесения им -165- сильных ударов с одновременным разрушением больших участков линии КВЖД. При этом японцы стали активно использовать отряды хунхузов, хорошо их вооружая и обеспечивая, доводя их численность от нескольких сотен до нескольких тысяч человек.
Это потребовало от начальника Заамурского округа, его штаба, внесения дополнительных изменений в тактику действия пограничной стражи на ТВД: стали формироваться более крупные рейдовые отряды, им стала придаваться артиллерия (от нескольких орудий до 2 батарей), глубина выполнения задачи стала составлять до нескольких сотен километров. Свидетельством тому может служить секретный доклад начальника Заамурского округа шефу ОКПС в октябре 1905 г., в котором отмечалось: «К моменту развития военной операции, приблизительно к началу Ляолянских боев, Заамурский округ готов был издать карту Восточной Монголии, выяснил какими путями японцы могли воспользоваться для обходного движения в наш тыл, обследовали эти пути, одновременно удалось завязать сношения с самыми влиятельными князьями и ламами....
В этом отношении успех был полный, так как удалось раздать несколько тысяч берданок и организовать монгольские отряды под руководством наших офицеров, наблюдавших пути, ведущие в Северную часть Монголии»28.
Дело заключалось в том, что по распоряжению начальника Заамурского округа пограничной стражи генерал-лейтенанта Н.М. Чичагова в Монголию со специальным заданием был выслан крупный отряд Заамурской пограничной стражи под командованием подполковника Хитрово. Отряд должен был наладить дружеские отношения с монгольскими князьями и ламами. Цель этих действий была направлена на то, чтобы привлечь местное население к оказанию помощи по своевременному вскрытию появления на территории Монголии японских разведывательно-диверсионных групп и войск. Для этого подчиненные офицеры подполковника Хитрово организовывали и вооружали местные отряды, причем руководство отрядами осуществляли сами офицеры пограничной -166- стражи29. Кроме того, они подбирали агентуру среди местного населения и осуществляли сбор разведданных. Как свидетельствуют архивные документы, результат этой деятельности не замедлил сказаться.
Так, например, 10 января 1905 г. по агентурным сведениям стало известно о начавшемся движении японцев в обход нашей армии под Мукденом, а так же о движении по Монголии трехтысячного японо-хунхузского отряда для нападения на станцию Гунчжулинь. Об этом было своевременно доложено генералу Куропаткину. В результате принятых мер японцам не удалось незаметно осуществить перегруппировку сил, а японо-хунхузскому отряду — напасть на ст. Гунжулинь. Вслед за этим генерал Чичагов докладывал,, что «благодаря принятым Округом мерам разведывательного характера, японцы отказались от использования Монголии для действий против КВЖД»30.
Выполняя поставленные задачи при встрече со значительными силами противника, чины пограничной стражи стремились блокировать шайки бандитов или отряды вражеских войск до прибытия своих резервов, а затем совместными усилиями уничтожали их или рассеивали. Так, например, было у селения Футоми, когда рейдовый отряд поручика Иванова, обнаружив значительные силы хунхузов, вызвал подкрепление и совместными усилиями подошедших резервов выбил противника из села31.
Таким образом, чины пограничной стражи осуществляли не только поисковые действия противника, но и уничтожали бандитские группы хунхузов и отряды неприятеля, пытавшиеся совершить нападения на железную дорогу, подразделения и части русских войск, а также подразделения пограничной стражи.
Исследование показало, что в некоторых случаях деятельность отрядов пограничной стражи заканчивалась неудачами. Так, например, высланный в погоню за японским диверсионным отрядом отряд в составе 3 сотен пограничной -167- стражи, усиленных 2 орудиями, во главе с ротмистром Линицким, хотя и настигла противника, но при столкновении с ним потерпел неудачу: потерял 28 человек и 1 орудие и вернулся назад32.
Как свидетельствуют документы, по мере углубления войны начальник Заамурского округа пограничной стражи генерал-лейтенант Чичагов, неоднократно докладывал по команде, что имевшиеся в его распоряжении 25-тысячной пограничной стражи слишком мало для борьбы с активизировавшимся вблизи КВЖД противником. Донесения Чичагова возымели действие, в результате чего для дополнительной охраны КВЖД в помощь заамурцам было выделено первоначально 10 тыс. полевых войск, а вскоре еще 19 тыс.»33.
Исследование показало, что после русско-японской войны, на страницах журнала «Унтер-офицер», развернулась жаркая полемика по поводу действий русских пеших и конных разведчиков в русско-японской войне. Так, в одном из номеров писалось: «Наши разведчики плохо были ознакомлены с разведческой службой, с трудом разбирались с картой, не умели толково и коротко изложить свою мысль в донесениях, не говоря уже о схемах. Поэтому донесения разведчиков в большинстве случаев страдали неточностью... Объясняется это еще и тем, что кроме плохой мирной подготовки34, тогдашние охотники не имели хороших биноклей, компасов, часов, и даже иногда карт; затем, привыкнув судить все по мирному времени, они принимали роту за батальон»35. При этом, здесь же в качестве положительного опыта приводился пример успешных действий нижнего чина 48-й сотни Заамурского округа пограничной стражи рядового Легкого «по добыванию разведывательных данных о японцах, находившихся на железнодорожной станции Сеньючень». В статье писалось: « Задачу взялись выполнить 5 нижних чинов, но выполнить ее удалось только рядовому Легкому. Переодевшись в китайскую одежду и расположившись в кустах у дороги, -168- нижний чин сумел выявить 5 полков пехоты, 6 эскадронов и 82 орудия. Георгиевский крест 4-й степени был наградой отважному охотнику»36.
Как было сказано выше, в интересах проведения эффективной контрразведки, при непосредственном участии и под руководством офицеров пограничной стражи в этот период были созданы так называемые «туземные сотни». Исследование соответствующих документов показало, что в конечном итоге казалось бы оправданная попытка привлечь к решению важных задач военного времени так называемые « туземные сотни» себя не оправдали. «Туземные сотни» в августе 1905 г. были расформированы. Среди основных причин неудачного эксперимента были: слабая профессиональная подготовка чинов пограничной стражи в ведении контрразведывательной работы, незнание китайского языка, некачественный подбор в состав «туземных сотен». Лиц из числа местного населения, некоторые из которых оказывались выходцами из криминальных слоев.
В ходе проведенного исследования установлено, что подразделения Заамурского округа пограничной стражи наряду с решением прочих задач, принимали активное участие непосредственно и в боевых действиях на фронте в составе сухопутных войск русской армии (см. приложение 16).
Так, например, подразделения пограничной стражи участвовали в обороне Порт-Артура. Здесь особенно отличились заамурцы под командованием подполковника П.Д. Бутусова и лейтенанта A.M. Иващенко, которые находились на передовых рубежах обороны. В составе армейских частей (а иногда и самостоятельно в их интересах) они участвовали в наступательных, контрнаступательных, оборонительных и арьергардных боях. Так, 13-15 июня 1904 г. сводный отряд пограничной стражи под командованием подполковника Бутусова (21-я и 36-я роты) прикрывал отход 27-го Восточно-Сибирского полка. Бои носили ожесточенный характер, но все же чины пограничной стражи свою задачу выполнили. Они не только обеспечили отход полка, но и сами организованно отошли на новый рубеж, на котором заняли оборону длительное время -169- сдерживали натиск превосходящих сил японских войск. За успешное управление боем и за проявленное при этом мужество и личный пример подполковник П.Д. Бутусов 15 октября 1904 г. был награжден орденом Святого Георгия IV степени. Как показало исследование, с началом отступления русских войск, заамурцы, как правило, решением армейских начальников в составе рот, сотен (либо сводных отрядов из 2-2,5 рот) привлекались к прикрытию отхода частей русской действующей армии. Так, например, усиленная сотня под командованием ротмистра В.А. Виторского обеспечивала отход частей по мосту через р. Шахэ в августе 1904 г. Затем она вела арьергардные бои на подступах к Ляояну, обороняя редут у дер. Маетунь. Дабы избежать окружения и пленения, сотне пришлось прорываться через боевые порядки противника, имевшего многократное превосходство в несколько раз. После прорыва в живых осталось несколько человек. Тяжело раненный командир сотни при прорыве выносился нижними чинами на руках. За этот бой ротмистр Виторский был награжден орденом Святого Георгия IV степени. Ротмистр Виторский, подполковник Бутусов и лейтенант Иващенко стали первыми Георгиевскими кавалерами ОКПС.
В последующем, по мере отхода русских войск, подразделения пограничной стражи неоднократно высылались на их фланги, где они выставляли боевое охранение. Службу несли, как правило, по рубежу реки, ручья или оврага теми же способами, что и при охране железной дороги. Неподвижные посты (секреты) выставлялись на наиболее угрожаемых направлениях, между которыми патрулировали конные и пешие дозоры. Так, например, 41-я сотня пограничной стражи, входившая наряду с другими подразделениями пограничной стражи в Ляохэйский отряд генерал-майора Косаговского, имела задачу прикрытия правого фланга отряда37. Общая же задача Ляохэйского отряда при отступлении Маньчжурской армии заключалась в прикрытии тыла 1-го и 8-го корпусов38.
Исследование показало, что Заамурские сотни пограничной стражи в ходе войны участвовали также в диверсионных операциях в составе крупных сводных -170- отрядов русских войск. Так, например, 24 декабря 1904 г. генерал Куропаткин отдал приказ генерал-майору П.И. Мищенко: «...кавалерийским набегом произвести капитальную порчу железной дороги в районе Хайчень — Ташичао - Гайджоу, а также захватить Инкоу, уничтожить собранные японцами запасы, посеять панику в тылу японской армии...». Отряд насчитывал 7,5 тыс. человек. В состав отряда входили 4 сотни пограничной стражи. Отряд был разбит на три колонны. К каждой колонне была придана сотня пограничной стражи, из числа чинов в довоенное время несших службу по берегу р. Ляохе, и потому являвшихся «отличными проводниками»39. И хотя Инкоу взят не был, отряд за время своего рейда уничтожил 600 японских повозок и продовольственных складов, 2 поезда, несколько телеграфных станций и большую часть же-лезнодорожного полотна40. Знание местности чинами пограничной стражи было в ходе рейда сполна востребовано командованием отряда и колонн.
В боях под Вафангоу в середине мая 1904 г., в составе передового отряда генерала Штакельберга находилось 2 сотни пограничной стражи. 17 мая около полудня японский авангард (2 кавалерийских полка и 2 батальона) перешел в наступление против полусотни пограничной стражи, занимавшей ст. Вафаногоу. На подмогу полусотне поспешили 3 сотни кавалерии бригады генерала Самсонова. До подхода главных сил отряда атака японцев чинами пограничной стражи была отбита41. В список потерь русской армии в русско-японскую войну включены и потери чинов пограничной стражи (см. приложение 17).
Изучив широкий круг источников, автор предлагает следующий обобщенный взгляд на формы и способы действий пограничной стражи России в русско-японской войне (1904 - 1905 гг.). -171-
 

п\п

Форма выполнения задач

Способ действия

1

Военно-сторожевая служба

наблюдение;

 

охрана мостов и участков железной дороги;

 

патрулирование;

 

задержание шпионов, диверсантов;

 

разведка местности в пределах и вне КВЖД;

 

поиск японо-хунхузских групп;

 

охрана зданий консульства России, правления КВЖД и начальника Заамурского округа ОКПС;

 

охрана пленных

2

Боевые действия

Оборона назначенных районов, участков, наступление в составе армейских частей;

 

участие в прорыве обороны противника;

 

блокирование бандитских отрядов хунхузов, их уничтожение или рассеивание;

 

отражение нападения на КВЖД и ее коммуникации;

 

авангардные бои с противником при выдвижении войск русской армии;

 

обеспечение прикрытия отходящих войск русской армии (ведение арьергардных боев)

3

Разведывательно-боевая служба

Рейдовые действия (нападения, налеты, засады);

 

глубокая разведка противника, посредством выделения от пограничной стражи рейдовых отрядов

(открытых или под видом торговых экспедиций);

 

работа офицеров пограничной стражи с монгольскими князьями,

ламами, населением по установлению мирных и дружественных отношений,

необходимых для обеспечения недопущения возможных нападений на КВЖД японских войск и

отрядов хунхузов с монгольской территории;

 

вооружение монгольского населения и руководство офицеров пограничной стражи Заамурского

округа монгольскими отрядами в борьбе против японских войск; хунхузских банд;

 

ведение контрразведывательной деятельности посредством организации «Туземных сотен» и

удаление с их помощью местного населения, враждебно относящегося к русской армии;

 

сопровождение войск русской армии к местам и районам боевых действий


-172-

 

Дальнейшее развитие форм участия и способов применения пограничной стражи в военных кампаниях произошло в период Первой мировой войны.
Выполнив две главные задачи начального периода войны - обеспечение стратегического развертывания русской армии и осуществление разведывательно-диверсионной деятельности на территории противника — отмобилизованные подразделения пограничной стражи вошли в состав пехотных и кавалерийских частей русской армии и гарнизонов крепостей самостоятельным (цельным) составом и под руководством армейского командования приступили к участию в боевых действиях.
Документы показывают, что пограничным частям приходилось выполнять поставленные задачи различными формами и способами. Среди наиболее распространенных способов действий в начальный период войны можно выделить засады налеты, захваты, атаки передовых отрядов противника. Так, 31 июля 1914 г. 3-я пешая Александровская сотня во главе с ротмистром Друри, поручиками Поповым и Понятовским захватила в г. Полоцке 12 германских баркасов с углем и рожью42. 25 августа 1914 г. передовая застава пешей сотни Граевской бригады в количестве 20 человек во главе с унтер-офицером Д. Остапцом в районе г. Арнс оказала сопротивление германской пехотной роте. Умело применяя -173- тактику засад, застава вынудила неприятельское подразделение отойти и отказаться от дальнейшей атаки своими силами.
Некоторые подразделения пограничной стражи с началом войны приняли участие в составе их гарнизонов в обороне крепостей Ковно, Осовец, Новогеорги-евск (см. приложение 18). При этом они несли караульную и сторожевую службу, включались в состав резервов, решали задачи, связанные с осуществлением проверки прилегающей к району боевых действий местности, проводили совместно с полицией обыски в ближайших деревнях, осуществляли опрос местных жителей и проверку документов. Также подразделения пограничной стражи вели разведку противника в составе неподвижных наблюдательных пунктов и конными разъездами. До определенного времени постановка этих задач в основном соответствовала специфике их службы в мирное время.
Тяжелые бои 1915 г., наступление германских войск на Западном фронте весной, летом и осенью этого года, заставили русскую армию отступить. Были оставлены Польша, Галиция, Литва. Тем не менее немецкому командованию не удалось окружить и уничтожить русские войска, как это замышлялось в его планах. Однако потери русских войск были очень велики. Русские армии потеряли большое количество полков и дивизий. Особенно опасная обстановка, вызванная потерями войск, сложилась на Западном фронте. В качестве выхода из создавшегося положения высшим военным командованием России принято решение сформировать из частей пограничной стражи более крупные формирования — конные и пешие (пехотные) пограничные дивизии что предвоенными планами вовсе не предусматривалось. В мае-июне 1915 г. одной из первых была развернута Сводная пограничная дивизия. Она была сформирована на базе 1-го Рыпинского, 2-го Калишского, 3-го Рижского и 4-го Неманского полков. Дивизии была придана сформированная Пограничная артиллерийская бригада. Это соединение вошло в состав 10-й, а позднее 4-й и 3-й армий Западного фронта43.
В течение августа и сентября 1915 г. части пограничной стражи практически не выходили из боев. Части, подразделения и отдельные чины пограничной -174- стражи показывали образцы мужества, стойкости и героизма, выполняя поставленные задачи. В газете «Русский инвалид» за 2 декабря 1916 г. сообщалось о доблести ротмистра Неманского пограничного пехотного полка 9-й Ломжинской пограничной бригады А. Жуковского. Свой подвиг ротмистр Жуковский совершил в боях в сентябре 1915 г. у дер. Антокольц, когда «под жестоким огнем противника, подавая личный пример, несколько раз доводил свою сотню до штыкового удара, опрокидывал противника, а в бою в ночь с 12 на 13 сентября у м. Крево, будучи выдвинутым с сотней из резерва, трижды в штыки атаковал противника» лично участвовал в штыковой схватке. За отвагу и доблесть был награжден Георгиевским оружием44.
Основными видами деятельности в этот период для частей пограничной стражи, находившихся на ТВД, являлись оборона и контрнаступление в составе войск русской армии. Немецкие же войска всячески стремились наступать. Их наступление велось не только днем, но и ночью, при освещении ракетами при поддержке артиллерийским огнем. Пограничные полки активно участвовали и в этих боях, к чему в мирное время они совершенно не готовились.
С переходом войны в позиционную стадию части (а чаще подразделения) пограничной стражи стали достаточно часто применяться для ведения разведки боем и проведения контратак. Чины пограничной стражи к таким способам действий не готовились и поэтому несли большие потери. В приказе № 110 по 1-му Сводному пешему полку пограничной стражи от 20 апреля 1915 г. отмечалось, что потери убитыми и ранеными за январь — февраль 1915 г. в боях у м. Лютовиска и дер. Смольник составили 305 нижних чинов45. В самом начале ноября 2 сотни 3-го пограничного полка, получив задачу атаковать противника, понесли значительные потери и не смогли выполнить поставленной задачи46.
В ходе войны пограничные дивизии стали входить в состав резервов командующих армий и фронтов. Так, например, в ноябре 1915 г. Сводная пограничная -175- дивизия была придана в качестве армейского резерва командующему 3-й армией генералу Лешу. Дивизия после доукомплектования участвовала в позиционной обороне. Большие потери на фронте и необходимость привлечения к боевым действиям новых частей заставило Ставку Верховного Главнокомандования обратить взоры на Дальний Восток и решить вопрос о переброске зимой 1915 г. на Запад войск Заамурского округа пограничной стражи. Исследование архивных документов показывает, что в это же время в Харбине формировался 4-й Заамурский железнодорожный батальон пограничной стражи для отправки на европейский ТВД. Интересна в этом отношении формулировка приказа по Заамурской железнодорожной бригаде пограничной стражи № 18/1, «О воспрещении разговоров в общественных местах о формировании, пути следования, передвижении и составе частей, местах нахождения штабов, подвозе запасов»47. Приказ был подписан командиром бригады генерал-майором Дорианом и начальником штаба бригады подполковником Данчаковым. Заслуживает внимания и приказ по войскам ОКПС от 19 декабря 1915 г. № 78 командира корпуса генерала от инфантерии Н.А.Пыхачева: «Предлагаю всем войсковым начальникам принять меры к недопущению в будущем изменческой болтовни подчиненных им чинов, а всем Г.г. офицерам, военным врачам и чиновникам в случае их нахождения в местах общественного пользования ставлю в непременный долг требовать немедленно прекращения таких разговоров в случае возникновения их между младшими»48. Таким образом, командование пограничной стражи на всех уровнях принимало меры к недопущению разглашения военной тайны и распространению в частных разговорах сведений о частях пограничной стражи, их составе, состоянии и местах передислокации.
Всего за годы войны Заамурский пограничный округ с учетом мобилизованных запасных нижних чинов, дал фронту 15 пехотных пограничных полков, -176- сведенных в 5 Заамурских пограничных пеших дивизий, и 6 конных полков, составивших Заамурскую пограничную конную дивизию49.
Приданный 74-й пехотной дивизии 5-й конный пограничный полк и 6-й пограничный конный полк, приданный 11-й дивизии 11-го армейского корпуса Юго-Западного фронта, активно осуществляли на линии Днестр — Заличские позиции прикрытие отхода частей дивизий, которым они были приданы50.
Сформированная в ноябре 1915 г. Заамурская конная дивизия (2-я Заамурская конная бригада, 3-я Заамурская конная бригада, 2-й Заамурский конно-горный дивизион) несли разведывательную, сторожевую и полицейскую службу, составляя резерв 11-й армии.
Когда же в декабре 1915 г. 11-я армия генерала Сахарова перешла в наступление, дивизии была поставлена задача - «устремиться в прорыв и, действуя в тылу противника в направлении Бржезаны - Поморжаны, парализовать тыловые коммуникации». Как свидетельствуют боевые донесения, в одном из боев этого периода у д. Панталиха: заамурцами было изрублено и переколото около 50 австрийцев, взято в плен 40 здоровых и 14 раненых. Их же потери в этом бою составили 4 убитых и 5 раненых51.
Следует отметить, что в компании 1915 года, неудачно сложившейся для России, части пограничной стражи проявили себя достойно. В большинстве случаев частям и подразделениям пограничной стражи приходилось обороняться, вести разведку боем, осуществлять перегруппировку и переформирование новых частей и соединений. Кроме того, в этот период осуществлялась переброска частей с Дальнего Востока в районы боевых действий, осуществлялось прикрытие отхода русских войск, а также неслась сторожевая и разведывательная служба.
Весной 1916 г. 1, 2, 4-я Заамурские пограничные пехотные дивизии (33-й корпус 19-й армии), 3-я, и 5-я Заамурские пограничные пехотные дивизии (41-й корпус 9-й армии), Заамурская конная дивизия (11-й армии Юго-Западного фронта) и Заамурская конная бригада (7-й армии Юго-Западного фронта) занимали позиции на Волыни, в Западном Подолье и на Буковине. В прифронтовой полосе вели эксплуатацию и ремонт железных дорог 1-й и 2-й Заамурские железнодорожные батальоны ОКПС под командованием подполковника Соболевского и полковника Устимовича52.
В период позиционной войны в начале и весной 1916 г. формы и способы боевых действий пограничных полков и дивизий ничем не отличались от боевых действий армейских частей. Части пограничной стражи в перерывах между боями доукомплектовывались и довооружались.
Перед Брусиловским прорывом, в составе войск Юго-Западного фронта находились следующие части и соединения пограничной стражи: в 7-й армии, в 11-м Кавалерийском корпусе - Сводная конная дивизия (1-й, 2-й, Заамурские пограничные конные полки, 5-я Заамурская пограничная конно-горная батарея)53; в составе 11-й армии в 18-м армейском корпусе — Заамурская пограничная конная дивизия - (3, 4, 5, 6-й Заамурские пограничные конные полки, 3-я и 4-я Заамурские конно-горные батареи)54; в 9-й армии в составе 33-го армейского корпуса находились: 1-я Заамурская пограничная пешая дивизия — 1, 2, 3, 4-й Заамурские пограничные пешие полки, 1-я Заамурская пограничная артиллерийская и 1-я Заамурская пограничная парковые бригады; 2-я Заамурская пограничная пешая дивизия - 5-й, 6-й Заамурские пограничные пешие полки, Проскуровский пограничный пеший полк, 2-я Заамурская пограничная артиллерийская и 2-я Заамурская парковые бригады55; в 41-м армейском корпусе — 3-я Заамурская пограничная пешая дивизия - (7, 8, 9, 10-й Заамурские пограничные пешие полки, 3-й Заамурский артиллерийский дивизион)56. -178-
С началом русского наступления 22 мая 1916 г. в сводках штаба Юго-Западного фронта почти ежедневно упоминались успехи пограничных частей57. Так, в телеграмме от 22 мая 1916 г. № 1540 отмечалось, что в 33-м корпусе 2-я Заамурская пограничная пешая дивизия в районе Хрумовского леса в 17.20 атаковала и взяла первую линию неприятельских окопов и закрепляется58. Причем действия начались газовой атакой59. Оперативная сводка от 24 мая гласила о том, что австрийцы отходят, а 2-я Заамурская пограничная дивизия на всем фронте достигла Днестра60. В 41-м корпусе части 3-й Заамурской пограничной пешей дивизии под командованием генерала Архиповича ворвались в 12.15 в укрепленные позиции на окраине г. Окна, а затем заняли его61. В сводке от 29 мая сообщалось, что 1-й Заамурский пограничный пеший полк занял с. Журавка, 3-й Заамурский пограничный пеший полк ночью выбил австрийцев из окопов, а 4-й Заамурский пограничный пеший полк овладел мостом у Добровлян62.
15 июня добились успеха воины 10-го Заамурского пограничного пешего полка. Близ села Турка 1-я рота полка во главе с прапорщиком Гусаком в штыковом бою захватила австрийскую батарею в составе четырех 150-мм орудий с полным боекомплектом. Была захвачена в плен обслуга с офицерами и рота прикрытия в количестве 150 человек. Узнав о бое, генерал Брусилов утвердил решение о награждении нижних чинов Георгиевскими крестами и медалями и обратился к Императору с просьбой наградить прапорщика Гусака орденом Святого Георгия VI степени63.
В сводке от 19 июня 1916 г. указывалось о том, что бои на фронте 9-й армии (особенно 3-й Заамурской дивизии) отличались крайним ожесточением. В -179- штыковых схватках пленных не брали. Они были большей частью пьяные64. Упорные бои развернулись на участке 2-й Заамурской пограничной пехотной дивизии 20 июня. Натиск заамурцев был настолько решительным, что противник от безысходности «по своим бегущим открыл огонь»64. В сводке от 22 июня говорилось, что 2-я Заамурская пограничная дивизия к 18 ч. достигла Суходолен и захватила 2 пулемета и 2 тысячи пленных65.
Отличилась летом и 3-й Заамурская артиллерийская бригада. Когда войска 41-го корпуса были контратакованы австро-венгерскими резервами на подступах к Станиславу, 36 орудий бригады открыли огонь по противнику химическими снарядами: деморализованные войска противника были вынуждены спасаться бегством. Станислав был занят без боя66.
Георгиевским оружием был награжден командир одного из Заамурских конных полков генерал-майор В. Черемисинов, за то, что « будучи в чине полковника, лично руководя под огнем неприятеля действиями как в конном, так и в пешем строю, вверенного ему Заамурского пограничного пехотного полка в бою 19 июня 1916 года, в районе деревни Нивы-Злочевские, лихими атаками сотен полка задержал наступление австрийцев, нанес им значительные потери, чем и помог частям пехотной дивизии вновь занять те позиции, которые были ими оставлены под натиском превосходящих сил противника»67.
В то же время, с 5 марта 1915 г. по 15 июля 1916 г. только в 6-м Заамурском пограничном пешем полку (входил в состав 2-й Заамурской пограничной пешей дивизии) было награждено крестами и медалями 1309 нижних чинов68.
Анализ документов показывает, что чины пограничной стражи очень часто на поле боя проявляли инициативу, военную хитрость и бесстрашие. Так, например, 18 августа 1916 г. старший унтер-офицер 8-го Заамурского пограничного -180- пешего полка Баземишин, ефрейтор Плотицын, рядовые Кучерюк и Сорохунский отправились в разведку. Обнаружив противника, пограничники оставили винтовки, подвесили на ремни сзади по 5-6 гранат и в полный рост стали приближаться к окопам врага, имитируя добровольную сдачу в плен. Подойдя на близкое расстояние, чины пограничной стражи забросали гранатами первую траншею, что привело к панике. В результате этого горсткой заамурцев в плен был взят 81 солдат 221-го пехотного немецкого полка69.
В январе 1916 г. в Одесских мастерских Юго-Западной железной дороги 4-я рота 1-й Заамурской пограничной железнодорожной бригады под командованием капитана Крживоблоцкого приступила к постройке самоходного броневагона, "который стал новинкой военной техники. Он был назван Заамурец». Работы были завершены в октябре, а 16 ноября броневагон отбыл в Ставку. Зимой и весной 1917 года « Заамурец» использовался как подвижная зенитная батарея в полосе 8-й армии Юго-Западного фронта, летом принимал участие в боях, а в сентябре был отправлен в Одессу70.
Одерживая победы, части пограничной стражи несли и серьезные потери. Первая мировая война явилась для частей ОКПС временем как блестящих побед, так и тяжелых потерь. В этой войне пограничники использовались на направлениях главных ударов как в обороне, так и в наступлении как обычные армейские формирования, без особого учета специфики их прежней подготовки. Многократное переподчинение пограничных полков, как конных так и пеших, командованию армейских корпусов не способствовало повышению эффективности их боевого применения. Армейское командование их явно не жалело. По мере углубления войны, пограничные сотни редко привлекались для выполнения разведывательных задач, что было более знакомо чинам пограничной стражи, чаще они привлекались к ведению тяжелых боев с противником. Это вело к большим потерям в войсках ОКПС. Так, например, в 11-м корпусе, на острие атак которого находилась Заамурская пограничная конная дивизия, -181- потери к концу мая 1916 г. составляли 40% от численности войск71. А в 3-м пехотном пограничном полку после оборонительных боев августа - сентября 1915 г. в строю не осталось ни одного офицера, потери нижних чинов составили около 500 человек72.
События февраля 1917 г. не обошли стороной и части пограничников. Ширились и революционные настроения в войсках. 1 мая 1917 г. на совещании в Ставке генерал Брусилов отмечал: «Антивоенные настроения заразили самые стойкие части - Заамурские пограничные дивизии»73.
В этот период части и соединения ОКПС в основном осуществляли разведку и.охраняли вверенные участки фронта. Для выполнения этих и иных задач формировались новые пограничные части и соединения. Так, в марте 1917 года Главнокомандующий армиями Северного фронта приказал командиру 42 Отдельного армейского корпуса сформировать Финляндскую пограничную сводную дивизию74.
С лета 1917 г. в служебно-боевой деятельности частей ОКПС появилось новое направление - охрана тыла и подавление волнений в прифронтовых уездах. Тем самым чины пограничной стражи решали не специфичные для себя задачи.
Осенью 1917 г. влияние большевиков значительно усилилось. Пограничные части не были исключением, хотя в них политизация была не такой, как в других армейских частях. В октябре 1917 г. командиром 4-го Заамурского пограничного полка, был избран большевик штабс-капитан М.А. Худяков.
Войска Отдельного пограничного корпуса, сражавшиеся на западных фронтах, как и армия в целом, не смогли выдержать революционных потрясений. С выходом Советской России из войны в 1918 г., остатки войск пограничной стражи прекратили боевые действия. -182-

Формы и способы действий частей и подразделений пограничной стражи на Кавказе имели ряд особенностей.
На второй день войны Турция присоединилась к коалиции Центрального блока и 22 июня заключила соглашение с Германией. Во взятых на себя обязательствах Германия должна была защитить Турцию от России «в случае нужды силой оружия»75.
В соответствии с данным соглашением, Турция 27 сентября 1914 г. закрыла черноморские проливы для кораблей Антанты.
16 октября 1914 г. турецкие военные корабли бомбардировали Одессу и другие черноморские порты России. Попытки российской-дипломатии не допустить вовлечения Турции в мировую войну не увенчались успехом.
2 ноября 1914 г. Россия объявила, что находится в состоянии войны с Турцией. В течение 3 последующих дней Англия и Франция также объявили войну Турции.
К началу военных действий в Закавказье находился 1-й армейский корпус генерала Берхмана в составе 20-й и 39-й пехотных дивизий, усиленный 66-й пехотной дивизией. В Персии находилась 2-я Кавказская стрелковая бригада. На новом ТВД также дислоцировались 2 бригады пластунов, более 3 дивизионов конницы и 5 пограничных бригад 6-го округа ОКПС.
За время боевых действий из пограничных бригад было сформировано 4 пехотных и 10 конных пограничных полков.
1 ноября 1914 г., на базе Кавказского военного округа, начала развертываться Кавказская армия. Ее командиром был назначен генерал-адъютант И.И. Воронцов-Дашков, начальником штаба - генерал-лейтенант Н.Н. Юденич. Армия занимала полосу от Черного моря до оз. Урия протяженностью свыше 700 км.
Свои основные силы (120 батальонов, 127 сотен, 304 орудия) Кавказская армия развернула в полосе от Батума до Сарыкамыша. На Приморском (Батумском) -183- направлении находились части 66-й пехотной дивизии 5-й Туркестанской стрелковой и 1-й Кубанских пластунских бригад, 25-я бригада пограничной стражи. На Ольтынском направлении действовала 20-я пехотная дивизия генерала Н.М. Истомина. Она была усилена 26-й бригадой пограничной стражи. Сарыкамышское направление считалось главным76.
В боевых действиях кроме бригад 6-го округа ОКПС приняли участие подразделения 7-го округа ОКПС, охранявшие русско-турецкий и русско-персидский участки государственной границы. Война шла не только на территории России и Турции, но и Персии.
Служба бригад ОКПС в Закавказье имела ряд особенностей. Так, по соглашениям 1893-1897 гг. с Турцией и Персией, чины ОКПС получили право пересекать границу этих стран при погоне за «уходившими от них контрабандистами или вооруженными разбойниками». Это положительно сказалось на подготовке чинов пограничной стражи. К началу Первой мировой войны личный состав хорошо знал местность, установил доверительные отношения с местными жителями приграничных районов на сопредельной территории. Хорошо была развита агентурная сеть. Все это положительно сказалось на действиях войск в ходе войны.
С началом войны, в 1914 г., части армии и ОКПС ограничивались обороной и ведением разведки вдоль границы. Пограничники свои задачи выполняли путем наблюдения за сопредельной территорией и прикрытия важных направлений. Кроме того, они готовились к нападениям на важные пункты противника.
Основные силы - Сарыкамышский отряд русских войск под руководством генерала Берхмана и 1 -й Кавказский корпус — располагались на направлении Сарыкамыш - Эрзурум. Здесь же находился и Бардизский отряд чинов пограничной стражи.
В середине октября разведывательные отряды 1-го Кавказского корпуса начали выдвигаться на Эрзурум. Однако атакованные частями 9-го и 10-го турецких корпусов они отошли к границе. Свои позиции, не подчинившись приказу, -184- не покинул Эрзурумский отряд77. В конце ноября боевые действия прекратились. Этому способствовали сильные морозы и обильные снегопады. В этот период основные действия русской армии были направлены на активизацию разведки, собственное охранение, подготовку резервов и инженерное оборудование занимаемых позиций. Подразделения и части пограничной стражи принимали непосредственное участие в этих мероприятиях в полном объеме.
Командование Кавказской армии учитывало специфику подготовки частей ОКПС. Поэтому определенная часть из них была оставлена на границе. Перед подразделениями ОКПС ставились задачи по охране приграничной полосы и ближайшего тыла. Эти задачи решались путем выставления нарядов на наиболее важных и уязвимых направлениях, осуществлением разъездов и проверкой мест, где могли укрываться разведчики противника.
Учитывая, что Сарыкамышский отряд выдвинулся далеко вперед от основных сил русской армии, турки решили его уничтожить. Создав значительный перевес, турецкие войска в начале декабря перешли в наступление.
Они оттеснили Ольтинский отряд генерала Н.М. Истомина, но встретили упорное сопротивление подразделений пограничной стражи Бардизского отряда. Небольшие подразделения чинов пограничной стражи, умело используя местность, наносили поражение противнику ружейно-пулеметным огнем. Турецкие части были вынуждены перегруппироваться. Пограничные подразделения умело использовали непогоду. Во многих случаях, используя снегопады и метели, им удавалось отрываться от противника.
Переломив сопротивление врага, русские войска к первой половине января отбросили части турецкой армии на исходные позиции.
Начавшаяся Сарыкамышская операция продолжалась чуть меньше месяца на фронте более 100 верст и в глубину на 100 - 150 верст. Потери турок со-ставили около 90 тыс. человек, а потери русских войск — 26 тыс.78 -185-
Среди награжденных за проявленное мужество и отвагу были и чины пограничной стражи.
Кавказский корпус не был укомплектован даже наполовину. Поэтому ему ставилась задача: «частыми атаками улучшить занимаемое положение, ведя боевые действия передовыми отрядами, комплектуемыми из наиболее способных частей». Функции передовых отрядов, как правило, выполняли пограничные подразделения. Чины пограничной стражи организовывали стремительные налеты и внезапные нападения на турецкие позиции.
Успешно проведенная Сарыкамышская операция позволила обратить внимание на границу с Персией - своему левому флангу. На этом направлении проводились оперативные мероприятия в интересах командования действующих частей русской армии.
Участок границы с Персией охраняли пограничные сотни. Их главной задачей было не допустить вторжения банд, а в случае нарушения — отражать их нападение силой. Пешие подразделения несли сторожевую службу, а конные, высылая усиленные разъезды, поддерживали связь между соседними сотнями и с тылом79. На флангах и во всех наиболее важных пунктах располагались сотни пограничной стражи, как наиболее опытные в несении службы на границе.
Для поддержания спокойствия в приграничных районах России и Персии, были сформированы пулеметные команды и Кавказский пеший пограничный полк двухбатальонного состава. В дальнейшем, осенью 1915 г., в Тифлисе был образован 1-й Кавказский пограничный полк в составе 1, 2, 3 и 4-й сотен 26-й Карской пограничной бригады.
В январе 1916 г. полк поступил в распоряжение командования Азербай-джанско-Ванского отряда русских войск. Почти сразу же полк приступил к выполнению боевой задачи. Полк в полосе своих действий должен был обеспечить -186- наступление армии, кроме этого, совместно с 4-й Кубанской пластунской бригадой прервать военное сообщение между Турцией и Персией.
Наступление на противника велось в сложных физико-географических и климатических условиях. Движение осуществлялось по скользким, обледенелым дорогам, глубокому снегу и плохим мостам, в условиях ограниченной видимости.
При движении по горным ущельям вперед постоянно высылались разъезды пограничной стражи, которые следили за передвижением противника. Разведотрядам приходилось часто вступать в бой. Так, 11 января 1916 г. передовой отряд поручика Долидзе обнаружил движение неприятеля и вступил в бой с двумя турецкими ротами. С помощью второй сотни - князя Дадашкейшани - отряд оторвался от турок и отошел к полку80.
26 января 1916 г. пограничный полк был назначен в передовой отряд. Ему была поставлена задача выдвинуть для разведки разведывательный дивизион (2 сотни от полка и 3-я сотня 3-го Кубанского казачьего конного полка, под общим командованием ротмистра Перминовского) на перевал Мейхин-Перуш и далее на территорию Турции до с. Рашт.
Из-за глубокого снега и прицельного огня атаковать турецкие подразделения на горных перевалах было невозможно. Согласно принятому решению, пограничный полк должен был обойти противника и атаковать его с тыла. Рейд был совершен по территории Турции. Отсутствовали в необходимых количествах провиант и фураж. Кроме того, отряды курдов постоянно нападали на выдвигающиеся колонны полка.
Самым тяжелым для чинов пограничной стражи был трехдневный бой у с. Равандув 13-15 мая 1916 г., когда турки, обойдя левый фланг полка, прижали подразделения пограничной стражи к горам и стремились их полностью уничтожить. Однако, несмотря на сильный огонь противника, пограничные сотни стойко удерживали свои оборонительные позиции. В ходе боя в тыл к туркам внезапно -186- вышла колонна капитана Илтина. Побросав оружие и лошадей, противник начал отступать. Пулеметная команда сотника Букаловского на руках подняла пулеметы на гребень горы и поддержала огнем 3-ю сотню, дав возможность ей перейти в атаку. Полк начал наступление и вскоре занял позиции турок81.
Успешное завершение этой операции положило конец попыткам руководства Германии и Турции настроить против России государства Средней Азии и поднять мусульман на войну против России.
"В Эрзурумской операции 1916 г. части пограничной стражи принимали самое непосредственное участие. Цель этой операции сводилась к разгрому 3-й турецкой армии и овладению ее базой снабжения - г. Эрзурумом.
В ходе подготовки Эрзурумской операции прифронтовые районы были изолированы. «За пять дней до назначенного срока прифронтовой район Ольты, Каре, Кагызман изолировали от тыла. На всех путях были выставлены заставы и конные разъезды. Их задача предельно категорична — всех впускать и никого не выпускать из охраняемой зоны... Поезда уходили из Карса пустыми. Вот почему утро 28 декабря стало для турецкого командования полной неожиданностью»"82.
В течение первых двух недель операции турки были отброшены от Эрзурума на сотни верст. В дальнейшем, испытывая трудности в снабжении, части русской армии вынуждены были закрепиться на р. Западный Евфрат и перейти к обороне.
Приморский отряд Кавказской армии, в состав которого входили подразделения 25-й Черноморской бригады пограничной стражи, в начале апреля 1916 г. овладел Трапезундом.
Всю вторую половину августа и начало сентября 1916 г., в долине Евфрата велись бои. Шло Огнатское сражение. Небывало снежная зима 1917 г. приостановила боевые действия. К этому времени общие потери Кавказской армии с начала войны составили убитыми и умершими от ран 100 тыс. человек83. -188-
По итогам кампании 1916 г. русские войска продвинулись по территории Турции более чем на 250 верст, овладели рядом важных пунктов, в том числе крепостью Эрзурум, портом Трапезунд и г. Эрзинджан. Многие офицеры пограничной стражи за умелые действия были награждены Георгиевским оружием, а также орденами России (см. приложение 19).
При разработке плана действий кампании 1917 г. было предусмотрено * овладение г. Стамбулом. Это распоряжение отдал Николай И. Однако, 2 марта 1917 г. штаб Кавказского фронта получил Манифест Николая II об отречении от престола. 3 марта была получена новая информация: правительство возглавил князь Львов. Временное правительство было поддержано Командующим Кавказской армией.
В начале марта, идя навстречу пожеланиям союзников, русская армия перешла в наступление на багдадском и пенджвинском направлениях. В результате 1-й Кавалерийский корпус вышел к границам Месопотамии, 7-й Кавказский - к Пенджвину. Опираясь на успех Кавказской армии, английские войска в конце февраля заняли Багдад. Это была последняя крупная успешная операция русской армии в Закавказье.
Изменения, начавшиеся в стране в связи с Февральской революцией, оказали влияние на части армии, флота и Отдельного пограничного корпуса. Они утрачивали боеспособность и превращались в арену политической борьбы.
В марте 1918 г. Кавказский фронт был расформирован. Этому во многом способствовало заключение Брестского мира.
Изучение документов показало, что формы и способы действий частей и подразделений пограничной стражи в Первой мировой войне имеют некоторое сходство и определенные отличия от форм и способов, применяемых пограничной стражей в предшествующих войнах. Главное отличие от участия в предыдущих войнах заключалось в том, что с началом войны части и подразделения ОКПС переходили в полное подчинение армейских формирований, с выведением из подчинения командира ОКПС. Пограничная стража, в соответствии с детально разработанными планами, в эту войну вступила заблаговременно, имея четко сформулированные задачи, которые регламентировались широкой нормативно-правовой -189- базой (см. приложение 20). Другая важнейшая особенность заключалась в том, что характер войны, ее особенности вынудили военное командование применять пограничную стражу не только в составе конных и пеших сотен и рот, но и в составе пограничных полков, бригад и даже дивизий, имевших пулеметно-артиллерийское вооружение. И если в предыдущих войнах чины пограничной стражи лишь придавались подразделениям и частям войск русской армии, то в годы Первой мировой войны пограничные полки и дивизии сами усиливались при решении сложных задач частями полевых и казачьих войск, полевой артиллерией. Фактически за 65 лет произошло принципиальное изменение взглядов государственного и военного руководства России на характер применения пограничной стражи в войне: от отдельных нижних чинов и их мелких групп до пограничных соединений в несколько тысяч человек.
Задачи, которые ставило военное командование перед пограничной стражей в годы Первой мировой войны согласно мобилизационным планам, подразделялись на боевые и небоевые. Небоевые задачи, такие как охрана важных объектов, обеспечение связи с полевыми войсками, выполнение полицейских функций, решались в форме военно-сторожевой службы следующими способами: наблюдение, патрулирование, проверка документов, проведение обысков и реквизиций, блокирование районов, подавление волнений в тылу армии и т.д. Боевые задачи решались в форме разведывательно-боевой службы и непосредственного участия в боевых действиях и др. К первой форме можно отнести следующие способы: налеты, засады, уничтожение небольших объектов, разрушение коммуникаций, захват пленных и т.д. Непосредственное участие частей ОКПС в боевых действиях выражалось в виде: наступления, обороны, разведки боем, авангардных и арьергардных боев, глубоких рейдовых обходов в тыл противнику с последующим нанесением ему мощного удара.

 

Выводы по главе
 

Проведенное исследование дает основания говорить о том, что задачи, решаемые пограничной стражей в исследуемых войнах, были различными. И от -190- войны к войне расширялись, а главное значительно усложнялись. Этот процесс, как показало исследование, имел устойчивую тенденцию.
В период Восточной (1853-1856 гг.) и русско-турецкой (1877—1878 гг.) войн эти задачи носили в основном вспомогательный характер. В годы Первой мировой войны (1914- 1918 гг.) они уже ставились перед войсками пограничной стражи наравне также, как перед частями и соединениями полевых войск русской армии.
Придание пограничной страже статуса составной части Вооруженных сил России, включение ее сил и средств в мобилизационные планы страны, значительно изменило возлагаемые на нее задачи. Так, уже в русско-японской (1904 -1905 гт.) "войне части пограничной стражи, привлекаяськ охране КВЖД, решали задачи разведывательного и контрразведывательного характера, прикрывали фланги частей действующей армии, участвовали в составе рот или сводных отрядов в 2 - 2,5 сотни в боях, приданных армейским начальникам на ТВД.
Участие пограничной стражи в Первой мировой войне ознаменовалось еще большим расширением и усложнением круга задач, которые пришлось решать пограничной страже в ходе этой войны. Перед ОКПС, в отличие от прежних времен, ставились принципиально новые, разносторонние широкомасштабные задачи, которые разделялись на боевые и небоевые. Первые из них не предусматривали, по предвоенным взглядам, ведение крупными частями пограничной стражи боевых действий с войсками противника. Они заключались, главным образом, в проведении на вражеской территории противника широкомасштабных разведывательно-диверсионных действий, направленных на срыв его планов мобилизации и обеспечение планов развертывания русских войск. В период мобилизации охрана государственной границы временно приостанавливалась, а чины пограничной стражи в составе пеших и конных подразделений поступали в подчинение военного командования.
С началом войны круг задач пограничной стражи дополнительно расширился. Они включали как разведывательно-диверсионную деятельность летучих отрядов пограничной стражи на сопредельной территории, недопущение -191- проникновения на территорию России разведывательно-диверсионных групп противника, так и самое активное участие в боевых действиях. Войска ОКПС на фронтах воевали в составе сформированных пограничных полков, бригад и даже дивизий. При этом тактика ведения ими боевых действий ничем не отличалась от тактики действий обычных войск русской армии. Это было принципиальнейшим отличием от прежних войн. Лишь иногда пограничные подразделения привлекались для выполнения вспомогательных задач. В конце войны у частей пограничной стражи появилась принципиально новая задача - подавление волнений в прифронтовых уездах. Параллельно с выполнением этих задач подразделения и части пограничной стражи выполняли и небоевые задачи которые включали охрану важных объектов (мостов, железных дорог, банковских учреждений, почтовых контор, а также обеспечение связи между полевыми войсками с помощью летучей почты).
Необходимо отметить, что применение пограничной стражи в широкомасштабных боевых действиях наравне с армейскими частями в предвоенных планах не предусматривалось. Поэтому в кампании 1914 г. части ОКПС к крупным операциям не привлекались, и только с начала 1915 г. они стали активно использоваться в боевых действиях. В результате тактика действий частей и подразделений пограничной стражи была максимально приближена к тактике действий армейских частей и принципиально отличалась от тактики действий пограничной стражи в мирное время. Накануне войны пограничная стража профессионально не готовилась к боевым действиям такого масштаба.
Наибольший успех в служебной и боевой деятельности в условиях военных кампаний пограничная стража достигала тогда, когда использовалась как специальное формирование, выполнявшее задачи, приближенные к задачам несения службы в мирное время.
Формы и способы выполнения пограничной стражей поставленных перед ней задач в период Восточной и русско-турецкой войн мало чем отличались друг от друга. Это объяснялось тем, что в данных войнах пограничной страже -192- приходилось решать в основном вспомогательные задачи. В период русско-японской войны пограничная стража привлекалась к участию в боевых действиях в составе отдельных подразделений (рот, сводных рот), приданных в подчинение командованию русской армии. В Первой мировой войне пограничная стража участвовала в боях и сражениях уже в составе самостоятельных частей и соединений, способных к ведению крупномасштабных действий против противника, что накладывало свой отпечаток на формы и способы действий сил и средств пограничных формирований.
В целом за 65-летний отрезок времени истории Российской империи была совершена эволюция теоретических взглядов, правовой базы и собственно практики применения пограничной стражи в ходе войн: от одиночного вооруженного стрелковым оружием нижнего чина стражи и мелких групп от 2 до 6 человек до пеших и конных соединений (в несколько тысяч человек) с приданием пулеметов и мощной артиллерии. -193-
 

Примечания

 

1 См.; Чернушевич М.П. Материалы к истории пограничной стражи. ч.2. Вып. 1. -СПб., 1904.-С. 45.
2 См.: Там же.-С. 45.
3 См.: Там же.-С. 44.

4 См.: Чернушевич М.П. Материалы к истории пограничной стражи. ч.2. Вып.1. — СПб., 1904.-С. 46.
5 См.: РГВИА, ф. 481, оп. 2, д. 230, л. 25
6 См.: Чернушевич М.П. Материалы к истории пограничной стражи. ч.2. Вып. 1. — СПб., 1904.-С. 46.

7 См.: Чернушевич М.П. Материалы к истории пограничной стражи. ч.2. Вып. 1. -СПб., 1904.-С. 46.

8 См.: Чернушевич М.П. Материалы к истории пограничной стражи. ч.2. Вып 2. -СПб., 1909.-С. 290.
9 См.: Там же.-С. 291.
10 См.: РГВИА, ф. 400, оп. 3, д. 501, л. 243 - 245.
11 См.: Там же.-Л. 300.
12 См.: Там же.-Л. 301.
13 См.: Там же.-Л. 309-311.
14 См.: Чернушевич М.П. Материалы к истории пограничной стражи. ч.2. Вып 2. -СПб., 1909.-С. 290.

15 См.: Чернушевич М.П. Материалы к истории пограничной стражи. ч.2. Вып 2. — СПб., 1909.-С. 298.
16 См. Там же. - С. 298.

17 См.: Чернушевич М.П. Материалы к истории пограничной стражи. ч.2. Вып 2. -СПб., 1909.-С. 291.
18 См. Там же.-С. 293.

19 См.: Чернушевич М.П. Материалы к истории пограничной стражи. ч.2. Вып 2. -СПб., 1909. -С. 286.
20 РГВИА, ф. 485, оп. 1, д. 1854. л. 1,2.

21 ГАРФ,ф.7071,оп. 1,д.1,л.69.

22 См.: На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в.Т.З. - М.: Граница, 2000. - С. 35.

23 Деникин А.И. Путь русского офицера. - М.: Прометей, 1990. - С. 87.
24 ЦПМ ФСБ РФ, док. ф. 2097, л. 69.

25 ГАРФ,ф.7071,оп. 1,д.2,л.6.

26 См.: На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в.Т.З. - М.: Граница,.2000. - С. 38.
27 См.: Там же. - С. 39.

28 ГА РФ, ф. 7071, оп. 1, д. 47, л. 1.

29 См.: ГА РФ, ф. 7071, оп. 1, д. 47, л. 2.
30 Там же. -Л. 3.
31 См.: На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в.Т.З. - М.: Граница, 2000. - С. 39.

32 Юнаков Л.Н. Записки по истории русско-японской войны. 4.2. - СПб., 1913. - С. 44.
33 Там же. - С. 44-48.
34 Так в тексте.
35 Из разведывательной службы русско-японской войны //Унтер-офицер. - Спб., 1913. -№3.-С.8.

36 Подвиг рядового Легкого// Унтер-офицер. -1913. -№ 3. -С. 11.

37 См.: Новицкий В.Ф. От Шахэ к Мукдену. - СПб., 1912. - С. 165.
38 См.: Там же. - С. 180.

39 Юнаков Л.Н. Записки по истории русско-японской войны. 4.2. - СПб. 1913. — С. 344-346.
40 Там же. - С. 357.
41 Русско-японская война в сообщениях Академии Генерального штаба.— СПб., 1906-1907.-С. 39.

42 См.: На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в. Т. 3 . - М: Граница,.2000. - С. 74.

43 См.: Ветошников Л.В. Брусиловский прорыв. — М., 1940. - С. 150.

44 Подвиг ротмистра Жуковского//Русский инвалид. — 1916. -№ 322
45 РГВИА, ф. 4934, оп..1, д.58, л. 5-18.
46 См.: На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в.Т.З. - М.: Граница, 2000. - С. 77.

47 См.: ГА РФ, ф. 7071, оп. 1, д. 30, я. 2.
48 ГА РФ, ф. 7071, оп. 1, д. 30, л. 40.

49 См.: На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в.Т.З.- М.: Граница, 2000. - С. 77.
50 См.: Там же. - С. 78.
51 См. Там же. - С. 80.

52 См.: Строков А.И. История военного искусства. - М., 1967. - С. 477.
53 См.: Ветошников Л.В. Брусиловский прорыв. Оперативно-стратегический очерк. — М., 1940. -С. 169.
54 См.: Там же. - С. 175.
55 См.: Там же. -С. 177.
56 См.: Там же. - С. 178.

57 См.: Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 г. Сб. док. - М.,1940. -С. 204-284.
58 См.: Там же. - С. 204.
59 См.: Ветошников Л.В. Брусиловский прорыв. Оперативно-стратегический очерк. -М.,1940.-С. 80.
60 См.: Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 года. Сб. док. - М., 1940. - С. 220.
61 См.: Там же.-С. 221.
62 См.: Там же.-С. 282.
63 См.: Из боевого прошлого русской армии: Сб. док. - М., 1947. - С.365.

64 См.: Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 года. Сб. док. - М., 1940.-С.455.
65 См.: Там же.-С. 463.
66 См.: Там же.-С. 473.
67 См.: Яковлев Н.Н. 1 августа 1914 года. - М., 1973. - С. 167. 3 См.: Русский инвалид. - 1917. - № 16.
68 См.: РГВИА, ф. 4950, оп. 2, д. 17, л. 84.

69 См.: Из боевого прошлого русской армии: Сб. док. - М., 1947. - С. 381.

70 См.: Шацков. Ф. Заамурец //Моделист-конструктор. - 1993. - № 5.
71 См.: Ветошников Л.В. Брусиловский прорыв. Оперативно-стратегический очерк. — М., 1940.-С. 81.
72 См.: РГВИА, ф. 4901, оп. 1, д. 17, л. 17.
73 Зайончковский A.M. Стратегический очерк войны 1914-1918 гг. - М., 1926. - С. 56.
74 См.: РГВИА, ф. 2000, оп. 2, д. 2777, л. 89.

75 На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в.Т.З. - М.: Граница, 2000. - С. 88.

76 Португальский P.M., Алексеев П.Д., Рунов В.А. Первая мировая в жизнеописаниях русских военачальников. - М., 1994. - С. 214-215.

77 См.: Португальский P.M., Алексеев П.Д., Рунов В.А. Первая мировая в жизнеописаниях русских военачальников. - М., 1994. - С. 216.
78 См.: На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в.Т.З. - М.: Граница, 2000. - С. 93.
79 См.: На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в.Т.З.- М.: Граница.2000. - С. 94

80 См.: На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в.Т.З. - М.: Граница, 2000. - С.97.

81 См.: На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в.Т.З. - М.: Граница, 2000. - С. 99.
82 См.: Португальский P.M., Алексеев. П.Д., Руиов В.А. Первая мировая война в жизнеописаниях русских военачальников. - М.,1994. - С. 230.
83 См.: На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в.Т.З. - М.: Граница, 2000.- С. 100.

 

далее



 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU