УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Зданович А.А. Отечественная контрразведка (1914-1920): Организационное строительство.

 

М., 2004.

 

Содержание
 

Введение
Глава I. Развитие российской военной контрразведки в годы Первой мировой войны

Контрразведка царской России в Первой мировой войне (1914-1916)
Реформирование контрразведки в период нахождения у власти Временного правительства (февраль — октябрь 1917 года)
Эволюция военной контрразведки после революционного выхода России из войны (октябрь 1917 - ноябрь 1918 года)
Глава II. Становление советских органов военной контрразведки
Создание Особого отдела ВЧК
Становление и развитие Особого отдела ВЧК в годы Гражданской войны
Воссоздание и совершенствование централизованной системы Особых отделов
Заключение
Библиография

 

Введение

 

В начале XX столетия, в условиях обострения соперничества крупных держав за рынки сбыта, ресурсы и сферы влияния, потребность в разведывательной информации приобрела постоянный характер. Деятельность разведки была направлена на обеспечение правительств разносторонней и своевременной информацией, поиск каналов и средств добывания сведений экономического, политического и военного характера. В связи с этим возросло значение контрразведки, предназначенной для противодействия и пресечения разведывательной активности других государств в интересах защиты национальных интересов России. Отечественная контрразведка постепенно превратилась в самостоятельный вид государственной деятельности, потребовавший разработки и принятия комплекса организационных, правовых, финансовых и иных мер долгосрочного характера. Встала проблема подготовки и закрепления профессионально подготовленных кадров.
В настоящее время, когда XXI век вступает в силу, имея в основе качественно новый, чем прежде, технологический уровень, требуется переосмысление роли и места спецслужб в жизнедеятельности нашего государства. Исторический опыт свидетельствует, что политические лидеры и властвующие элиты, вовремя не осознавшие наступления новых реалий и не уделившие должного внимания сфере -3- тайного противоборства, оказываются на обочине исторического процесса, способны поставить страну в заведомо неравные условия по отношению к потенциальным противникам.
Развитие общества, различных институтов власти никогда и нигде не проходит плавно, по восходящей прямой, без ускорений, замедлений и даже регресса. Это в полной мере относится и к отечественной военной контрразведке. Она прошла не только через относительно плавную смену различных состояний, обусловленных процессом эволюции общества, но и пережила периоды радикального реформирования, преобразований ее структуры, задач и форм деятельности в связи с качественными изменениями в жизнедеятельности государства, его внутренней и внешней политики. Все социальные институты, включая специальные службы, проходили в своем развитии через так называемые критические точки — относительно короткие отрезки времени, когда происходят неординарные события, отражающие высокий уровень социального напряжения.
В связи с этим видится, что для получения нового исторического знания необходимо акцентированное изучение истории контрразведки в рамках критических точек общественного развития, рассмотрение ее с позиций диалектики возможного и реально произошедшего, выявление и обоснование инвариантности процесса. Это дает возможность вывести познание исследуемого явления на новый уровень.
Необходимо отметить, что исторической наукой накоплен определенный фактический и теоретический материал, касающийся отдельных вопросов развития отечественной контрразведки. Поскольку длительное время специалисты в области истории отечественных спецслужб сосредоточивали свое внимание лишь на советском периоде, то вполне естественно, что не была создана единая целостная картина становления и развития контрразведки в нашем государстве. До конца 1970-х годов не было серьезных -4- научных работ по истории дореволюционной российской контрразведки. Даже в фундаментальных исследованиях по истории русской армии, в рамках которой и создавалась контрразведка, не имелось сведений о службе по борьбе со шпионажем. Такое положение дел объяснялось только одним: в полном соответствии с идеологией тех лет контрразведка царской России наряду с жандармерией и охранными отделениями рассматривалась большинством ученых как составная часть аппарата политических репрессий. Вместе с тем такие выводы не основаны на реальных исторических фактах.
При рассмотрении военно-исторических трудов и другой литературы, относящейся к теме исследования, можно выделить несколько этапов, которые, в принципе, совпадают с общим развитием отечественной историографии.
В период царского самодержавия никаких конкретных сведений об отечественной контрразведке в печати не появлялось, поскольку она функционировала как негласный орган. Речь могла идти только о ставших широко известными раскрытых фактах шпионажа со стороны иностранных государств. Обстановка несколько изменилась после Февральской революции 1917 года, при власти Временного правительства. В российской прессе появились упоминания о существовании контрразведывательных аппаратов в Главном управлении Генерального штаба (ГУ ГШ), при штабах фронтов, армий и военных округов. В открытой печати было опубликовано «Положение о правах и обязанностях чинов сухопутной и морской контрразведки». Во многом это предпринималось с целью предотвратить разгром контрразведки, которая в общественном сознании напрямую связывалась с политическим сыском.
После установления советской власти вышла в свет книга В.К. Агафонова, посвященная организации и деятельности заграничных аппаратов Департамента -5- полиции. В ней имеются упоминания о некоторых операциях контрразведчиков в период Первой мировой войны1. Новые сведения об отечественной контрразведке, ее структуре и правовой базе деятельности, а также о кадровом составе этой службы привел в своей книге офицер по связи с прессой штаба Верховного главнокомандующего историк М.К. Лемке2. Пользуясь бесконтрольностью со стороны руководства штаба, он имел возможность не только знакомиться с секретными документами по линии контрразведки, но и копировать отдельные из них. М.К. Лемке участвовал в подготовке отрицательного отзыва начальника штаба Верховного главнокомандующего на предложение Департамента полиции Министерства внутренних дел об объединении усилий с военным ведомством в борьбе со шпионажем и создании для этого соответствующих организационных структур. В работе М.К. Лемке четко просматривается тенденциозный взгляд на контрразведку как на орган политического сыска в армейской среде, поскольку автор являлся социал-революционером и подвергался репрессиям со стороны царских властей. Однако его работа ценна тем, что в ней мы находим ряд документов, включая «Положение о контрразведывательных отделениях» от 1911 года и «Наставление по контрразведке в военное время», принятое уже в ходе Первой мировой войны.
Взгляды М.К. Лемке на контрразведку разделял и редактор журнала «Былое» социал-демократ П.Е. Щеголев. Возглавив журнал уже при советской власти, он продолжил публикацию документов, статей и воспоминаний из истории борьбы революционеров с царским режимом. При этом редактором отбирались лишь те материалы, где роль любых государственных органов Российской империи подавалась исключительно с негативных позиций. Именно так преподнесена была читателям информация о работе контрразведывательного отделения штаба Петроградского военного округа3. (Тщательный анализ -6- данной публикации позволил автору настоящей книги прийти к выводу, что статья о контрразведывательном отделении штаба этого округа написана самим П.Е. Щеголевым, а не «отставным сотрудником» данного органа.) В другом издании, журнале «Каторга и ссылка», П.Е. Щеголев опубликовал показания, данные Чрезвычайной следственной комиссии (ЧСК) Временного правительства жандармским офицером И.П. Васильевым, несколько лет прослужившим в контрразведывательном отделении ГУ ГШ4. Однако «подправить» их было трудно, поскольку текст легко проверялся по подлиннику, подшитому в делах ЧСК. Здесь имеются сведения об отдельных начальниках фронтовых и армейских аппаратов по борьбе со шпионажем, указание на то, что все они являлись прикомандированными к штабам сотрудниками Министерства внутренних дел. П.Е. Щеголев сделал достоянием гласности бытующее в то время мнение о низкой компетентности военных руководителей в вопросах контрразведки.
О некоторых организационных структурах контрразведки, в частности о контрразведывательном отделении ГУ ГШ и контрразведывательном отделении Петроградского военного округа, говорится и в протоколах допросов царских сановников, приведенных в многотомном издании «Падение царского режима»5.
В конце 1920-х годов в работе «Агентурная разведка» вопросы, связанные с контрразведкой, затронул сотрудник штаба РККА К.К. Звонарев. Однако его интересовала лишь фронтовая контрразведывательная работа в тылу противника, а не противодействие вражеской агентуре внутри страны6. Организационные и кадровые проблемы автором книги практически не рассматривались.
В целом можно констатировать, что в 1917-1930 годы вопросы, относящиеся к русской контрразведке, не подвергались глубокой научной разработке, а разного рода публикации в подавляющем большинстве -7- преследовали цель отождествить ее с репрессивной системой свергнутого строя. Слом старой государственной машины не предполагал изучение и использование накопленного в организационном строительстве и правовом регулировании опыта функционирования контрразведки, что в свою очередь привело к отсутствию исследований по данной проблеме вплоть до начала Великой Отечественной войны.
Определенные сведения об организации и деятельности органов русской военной контрразведки содержались в мемуарах русских эмигрантов, а также в публикациях бывших руководителей спецслужб Германии и Австрии7. Особо следует отметить воспоминания начальника контрразведывательного отделения штаба Петроградского военного округа Б.В. Никитина8. Автор руководил наиболее дееспособным аппаратом по борьбе со шпионажем в период Временного правительства, лично воссоздал его на обломках царской контрразведки, добился повышения статуса этого органа в военной иерархии. Для этого труда наиболее ценными являются не приведенные автором эпизоды оперативной и следственной работы, в описании которых явно просматривается идеологическая заданность, а конкретные факты в области организационного строительства как контрразведки округа, так и соответствующей службы Главного управления Генерального штаба.
Если работа Б.В. Никитина упоминалась в более поздних исторических исследованиях, то печатный труд одного из основателей русской контрразведки и профессионала-практика Генерального штаба генерал-майора Н.С. Батюшина вообще остался вне поля зрения историков9. Между тем данная книга в научном плане является наиболее ценной из всей эмигрантской литературы, где в той или иной степени затрагивались вопросы контрразведки. Она представляет собой курс лекций, прочитанный генералом в созданной за границей русской Военной академии. На основе личного многолетнего опыта работы -8- Н.С. Батюшин квалифицированно изложил проблемы, связанные с правовой основой организации и деятельности разведки и контрразведки, высказал свои взгляды на роль и место спецслужб в государственном механизме, сформулировал свое понимание тактики борьбы со шпионажем. Все указанное выше автор показал на примере отечественной контрразведки в период с 1903 по 1917 год, а следовательно, его книгу с полным основанием можно отнести к разряду историко-правовых исследований.
Реальное изучение деятельности дореволюционной контрразведки началось в годы Великой Отечественной войны. Опыт борьбы с немецкой агентурой был востребован руководством органов госбезопасности, и по его заданию соответствующая работа осуществлялась в Главном архивном управлении НКВД СССР. Результатом труда архивистов явилось справочное издание («Справочник») под редакцией Г. Старова10. Предисловие к нему, написанное начальником Центрального государственного военно-исторического архива (ЦГВИА) Н. Шляпниковым, имеет самостоятельное значение и является первой научной статьей в СССР об организационном строительстве отечественной контрразведки, включая и годы Первой мировой войны. Автор, в частности, справедливо отметил отсутствие единого руководства в деле борьбы с агентурой противника в царской армии, рассказал о поисках новых организационных форм и создании необходимой правовой базы в период Временного правительства. Для более четкого представления о структуре контрразведывательных органов к «Справочнику» приложены схемы устройства этих органов в ГУ ГШ, военных округах и Ставке Верховного главнокомандующего.
Вслед за «Справочником» увидел свет сборник документов, составителем которого являлся начальник Главного архивного управления МВД СССР И.И. Никитинский11. Констатировав, что по истории контрразведки не написано ни одной монографии, -9- он предпослал сборнику краткий исторический очерк ее развития и деятельности. Рассматривая проблемы организационного строительства, автор уделил внимание также вопросам места и роли контрразведки в общей системе органов обеспечения безопасности государства. Однако периоду 1914—1920 годов автор отвел немногим более двух страниц, причем обратил внимание лишь на некоторые результаты борьбы со шпионажем. И.И. Никитинский находился в русле убеждений, существовавших в исторических работах того периода, утверждая, что создать эффективную систему контрразведки было невозможно, поскольку в высших эшелонах власти имелось много германских шпионов. Он также не смог преодолеть негативные оценки роли Департамента полиции и жандармерии в противодействии подрывной деятельности противников царской России. Нельзя согласиться и с мнением автора о никчемности дискуссий между военным ведомством и Министерством внутренних дел по вопросам совершенствования контрразведки. И тем не менее необходимо отметить, что работа И.И. Никитинского носила рубежный характер. Она явилась той исторической базой, на которую опирались все последующие исследования по истории контрразведки как путем использования опубликованных им документов, так и простого заимствования некоторых идей, изложенных им во введении к сборнику.
Следует указать на закрытый характер «Справочника» и сборника документов под редакцией И.И. Никитинского. Изданные под грифом «секретно», они не могли быть ранее использованы вне системы органов безопасности. А это, учитывая недоступность для подавляющего большинства ученых соответствующих фондов архивов, предопределило невозможность проведения исследований в ведущих научных центрах страны по исследуемой теме.
Лишь в конце 1970-х годов появилась научная статья по истории дореволюционного этапа строительства -10- и функционирования русской контрразведки12. Ее автор Б.Н. Венедиктов на основе изучения архивных материалов впервые рассмотрел вопрос о правовых основах развития органов контрразведки, дал краткий анализ базовых нормативных документов, обрисовал в общих чертах структуру органов борьбы со шпионажем. Однако в статье и особенно в своей более объемной рукописи13 автор основное внимание сосредоточил на описании развития и деятельности разведок противников России в мировой войне — Германии и Австро-Венгрии, а также на практике борьбы с ними русской контрразведки, ее силах и средствах14. Б.Н. Бенедиктовым практически обойден вопрос о вкладе в дело контрразведки жандармерии и политической полиции Министерства внутренних дел, взаимоотношений с ними армейских и фронтовых контрразведывательных отделений (КРО). Автор также оставил без внимания историю становления флотской контрразведки.
В 1981 году была защищена первая диссертация по истории русской контрразведки15. Ее подготовил Л.С. Яковлев, работавший в одном научном коллективе с Б.Н. Бенедиктовым и воспринявший многие идеи последнего. Л.С. Яковлев изучил историю органов КРО за период с 1903 по 1917 год. Для настоящей книги представляет практический интерес прежде всего то, что относится ко времени Первой мировой войны и существования Временного правительства. Данная работа была и остается базовой по многим конкретным аспектам организации и деятельности отечественной контрразведки досоветского периода. Однако это не означает, что автор с равной степенью глубины и убедительности раскрыл процесс организационного строительства контрразведки и практику ее работы. На наш взгляд, наиболее удачными можно считать разделы диссертации, посвященные рассмотрению нормативной базы функционирования органов борьбы со шпионажем. Надо полагать, что Л.С. Яковлев именно в этом видел главную -11- задачу своего труда. Он, сознательно выведя за рамки исследования анализ различных вариантов наставлений и положений по контрразведке, упростил тем самым изложение реального процесса нормотворчества в этой области. Конечно, в конце 1970-х годов нельзя было ожидать от Л.С. Яковлева объективного освещения, например, вклада видных деятелей Отдельного корпуса жандармов (ОКЖ) и политической полиции не только в разработку нормативной базы контрразведки, но и в реальную борьбу со шпионажем. И тем более нельзя согласиться с выводом диссертанта об отрицательном влиянии на контрразведку наличия в ней офицеров и чиновников Министерства внутренних дел. Напротив, результаты исследования показывают, что именно сотрудники охранных отделений и ОКЖ придали ей характер розыскного органа, строящего свою работу на основе уголовного и процессуального законодательства.
Достойно сожаления, что за последние десятилетия, когда уже сняты ограничительные грифы с соответствующих фондов в государственных архивах, научная общественность все так же далека от разработки одной из важнейших проблем отечественной истории — проблем специальных служб в России.
В исторической литературе до сих пор нет ни одного исследования, специально посвященного истории органов контрразведки в первые годы существования советской власти. Данное обстоятельство во многом объясняется тем, что историки, правоведы и публицисты свое внимание сконцентрировали на основных направлениях деятельности ВЧК — ГПУ, таких, как борьба с антибольшевистскими заговорами, саботажем, спекуляцией и бандитизмом. Противодействие шпионажу не являлось определяющим с точки зрения сохранения и укрепления советской власти. Именно поэтому, начиная с самых ранних публикаций по истории ВЧК, тема контрразведки практически не затрагивалась. Лишь отдельные фрагменты, -12-по большей части относящиеся к конкретным эпизодам разоблачения агентуры иностранных государств и белогвардейцев, находили отражение в монографиях и научных статьях.
До начала 1970-х годов в историографии господствовала точка зрения известного чекиста М.Я. Лациса, согласно которой советская контрразведка зародилась в рамках армейских чрезвычайных комиссий. Об органах контрразведки, сохранявшихся до октября 1918 года в структуре Всероссийского главного штаба (Всероглавштаба), Высшего военного совета (ВВС), он вообще не упоминал, а органы военного контроля, созданные в ведомстве Л.Д. Троцкого, определялись данным автором не иначе, как «трудноизлечимая язва, отнимающая много живых сил у военного организма страны»16.
Позиция М.Я. Лациса наложила отпечаток на работы сотрудников органов госбезопасности, занимавшихся историей ВЧК17. Первым, кто попытался представить другую точку зрения на органы военного контроля, был Ю.Б. Долгополов18. Его взгляды развил в своей монографии А.С. Велидов19. Главное, что сделали указанные авторы — преодолели субъективистские представления своих предшественников относительно аппаратов военного контроля, признали их заслуги в деле борьбы со шпионажем в Красной Армии. Вместе с тем предметом их исследований не являлось организационное строительство контрразведки. Поэтому мы можем опираться лишь на некоторые общие выводы, сделанные этими историками, и введенные ими в научный оборот отдельные фактические данные.
Несомненную ценность с точки зрения исследования организационного строительства органов контрразведки представляет диссертация И.И. Васильева20. Ее автор самым подробным образом изучил состояние и трансформацию военной контрразведки в первые годы советской власти, уделив особое внимание соответствующим структурам в центральных -13- военных учреждениях, таких как ВВС, Всероглавштаб, в оперативном отделе Народного комиссариата по военным делам (Наркомвоен), а затем и Реввоенсовете Республики (РВСР). В отличие от других исследователей И.И. Васильев, используя материалы фонда личных дел сотрудников, хранящиеся в Центральном архиве ФСБ России, обозначил роль первых руководителей военной контрразведки в создании советской военной контрразведки.
Объемное и насыщенное конкретными фактами исследование И.И. Васильева содержит, однако, ряд спорных выводов и утверждений. Как представляется, он необоснованно придал планомерность процессу слома старой контрразведки, пытался обосновать наличие у большевистской партии четкой программы создания советской контрразведывательной службы. И то и другое противоречит реальной истории, о чем свидетельствуют архивные материалы. Нельзя согласиться и с его тезисом о постепенности слома органов контрразведки, якобы совпавшего по времени со сломом старой армии. За исключением центрального аппарата органы борьбы со шпионажем фактически прекратили свое существование уже в январе 1918 года, а оставшиеся кадры контрразведчиков были деморализованы и запуганы возможными репрессиями. По нашему мнению, ошибкой И.И. Васильева явилось ограничение своей работы хронологическими рамками февраля 1919 года, а также выведение за рамки исследования попыток создания контрразведывательных органов в системе ВЧК, что не позволило ему создать целостную картину зарождения, становления и развития советской контрразведки на завершающей стадии Первой мировой и в ходе Гражданской войн.
Последующие статьи ученых, обращавшихся к истории отечественных органов безопасности в первые годы советской власти, из-за их фрагментарности фактически не принесли какого-либо приращения знаний в этой области.-14-
Со второй половины 1980-х годов и до настоящего времени объективно возрастает интерес отечественных историков и правоведов к прошлому российских спецслужб. Однако подавляющее большинство монографий и статей, подготовленных за последние 20—30 лет, как правило, посвящены проблеме «красного террора» и массовых репрессий. Мы не находим среди них исследований вопросов организационного строительства и кадровой политики в органах безопасности в 1914-1920 годы.
История возникновения российских (советских) спецслужб привлекает внимание и западных авторов, которые также в основном муссируют тему «красного террора»21. Исключением является, пожалуй, книга Д. Легетта, переизданная в 1986 году22. Ее автор подробно излагает процесс создания и развития ВЧК - ГПУ, специально останавливаясь на контрразведке. Для западных ученых монография Д. Легетта, несомненно, является шагом вперед в исследовании истории спецслужб СССР. Нам же достаточно взглянуть на перечень использованных им источников и относящиеся к контрразведке страницы, как становится совершенно очевидным, что в этом труде практически отсутствует новая информация. В связи с этим и выводы автора слабо аргументированы. Иного и быть не могло, поскольку Д. Легетт не пользовался материалами государственных архивов России. Опирался он в основном на статьи и книги М.Я. Лациса и П.Г. Софинова, что обусловило наличие фактических ошибок и бездоказательных выводов.
Основой источниковой базы исследования послужили документы и материалы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), Российского государственного военного архива (РГВА), Российского центра хранения и использования документов новейшей истории (РГАСПИ).-15-

Отдельные материалы, имеющие отношение к теме, обнаружены в Российском центре хранения историко-документальных коллекций (ЦХИДК при РГВА). Советский период становления и развития контрразведки автор исследовал на базе документов, имеющихся в соответствующих фондах Центрального архива (ЦА) ФСБ РФ, архивов управлений ФСБ по Омской области, Санкт-Петербургу и Ленинградской области. При подготовке книги активно использовались и документы, опубликованные в разные годы в виде закрытых сборников23. Подавляющее большинство архивных документов вводится в научный оборот впервые. -16-

 

Примечания

 

1 Агафонов В.К. Заграничная охранка. Пг., 1918.
2 Лемке М.К. 250 дней в царской ставке (25 сентября 1915 - 2 июля 1916 гг.). Пг., 1920.
3 Былое. 1924, № 26.
4 Каторга и ссылка. 1929, № 5 (54).
5 Падение царского режима. Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. В 7 т. М.-Л., 1926-1927.
6 Звонарев К.К. Агентурная разведка. 1914—1918 гг. Т. I, II. М., 1929, 1931.
7 Николаи В. Тайные силы. М.: Изд. РУ штаба РККА, 1925; Ронге М. Разведка и контрразведка. М., 1939; Данилов Ю.Н. Великий князь Николай Николаевич. Париж, 1930; Курлов П.Г. Гибель императорской России. Париж, 1930; Устинов СМ. Записки начальника контрразведки (1915—1920). Берлин, 1923; Демьянов А. Моя служба при Временном Правительстве — Архив русской революции. Т. IV. Берлин, 1922.
8 Никитин Б.В. Роковые годы (Новые показания участника). Париж, 1937.
9 Батюшин Н.С. Тайная военная разведка и борьба с ней. Лекции на зарубежных Высших военно-научных курсах проф. генерала Головина в Белграде (1933—1938 гг.). София, 1939.
10 Справочник о материалах контрразведывательных органов царской России. Под ред. Г. Старова. М., 1946.
11 Никитинский И.И. Из истории русской контрразведки. Сборник документов. М., 1946. И.И. Никитинский известен не только как составитель и редактор нескольких сборников документов, но и как автор лекционного курса по истории политического розыска, разведки и контрразведки царской России, прочитанного в школе НКГБ и изданного там в 1946 году отдельным оттиском.
12 Венедиктов Б.Н. Органы русской военной контрразведки (1911-1917 гг.). - Труды ВШ КГБ. 1979, № 18.
13 Рукопись имеет аналогичное со статьей название, депонирована в библиотеке Академии ФСБ в 1982 году, № 26893 н.
14 Достаточно отметить, что из более чем двухсот страниц рукописи лишь двадцать приходятся на интересующую нас главу «Система контрразведывательных органов русской армии в годы Первой мировой войны и их задачи».
15 Яковлев Л.С. Военная контрразведка России в период империализма. Дисс. на соиск. уч. степени канд. юр. наук. М.: ВКШ КГБ, 1981.
16 Известия, 18 декабря 1918 г.
17 Климов М.Е. Очерки по истории карательных органов. М.: ВШ ОГПУ, 1928; Мосолов Ф.И. Курс лекций по истории ВЧК-МГБ. М., 1949; Петрихин А.И. Органы ВЧК в период иностранной военной интервенции и Гражданской войны (1918-1920 гг.). М., 1950; Дорошенко И.А. История органов и войск госбезопасности СССР. Ч. 1. М., 1959; Софинов П.Г. Очерки истории ВЧК (1917-1922 гг.). М., 1960; Кошелев Н. Из истории Особых отделов. — Сборник КГБ. 1967, №1.
18 Долгополов Ю.Б. Правовое положение органов советской военной контрразведки. М.: ВШ КГБ, 1966.
19 Велидов А.С. Коммунистическая партия — организатор и руководитель ВЧК (1917-1920 гг.). М.: ВКШ КГБ, 1970.
20 Васильев И.И. Создание советской военной контрразведки (октябрь 1917 — февраль 1919 гг.). М.: ВКШ КГБ, 1973.
21 Barron J. KGB today. The hidden hand. New York, 1983; Knight W. The KGB's special departments in the soviet armed forces. New York, 1984; Stephan P.W. Death to spies: the story of Smersh (soviet military counterintelligence during world war II). Michigan university, 1987; Dziak Y. Chekisty. A history of the KGB. Toronto, 1988; Foglesong D. America's secret war against bolshevism. London. 1995.
22 Leggett George. The Cheka (Lenin's political police). New York, 1986.
23 Отчет Всероссийской чрезвычайной комиссии за четыре года ее деятельности (организационная часть). М., 1921; Из истории русской контрразведки. Сборник документов М., 1946; Ф.Э. Дзержинский - председатель ВЧК-ОПГУ. Сборник документов и материалов. М., 1971; Советская военная контрразведка. Сборник документов. Вып.1 (1918-1922). М., 1978.

 

далее



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU