УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Мишков Андрей Сергеевич


Губернское ведомство МВД: состав, функции, взаимодействие с центром

(по материалам Орловской губернии второй половины XIX - начала XX веков)
 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук
 

Орел -2003
 

Работа выполнена на кафедре истории России Орловского государственного университета.
С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Орловского государственного университета.
 

Общая характеристика работы
 

Актуальность темы. Многообразие политических, социально-экономических и общественно-культурных процессов в современной России, растущая роль регионов и баланса властных полномочий между ними и федеральным центром в системе государственного управления, актуализируют исторический опыт местного управления. Все это обуславливает возрастание интереса к его организации в российском прошлом, придавая практическую значимость изучению этой проблемы.
Исторический опыт государственного устройства и системы управ-ления России важен в определении механизмов объединявших, консоли-дировавших и направлявших громадную массу чиновников, на достижение единых целей. Этим во многом объяснялась многовековая живучесть самодержавия.
Уровень служебной компетенции и эффективность взаимодействия местных органов управления в XIX - начале XX веков, во м югом отражал состояние самодержавного правительственного аппарата в целом] Образованное в ряду первых высших общегосударственных ведомств, Министерство внутренних дел (МВД) в течении XIX века приобрело значение главного в системе исполнит шьной власти императорской России. Во мно: ом данный статус обуславливался ответственностью МВД за проведение общеполитического курса в регионах. Именно оно главным образом обеспечивало двустороннюю связь провинциальных государственных учреждений во главе с губернатором и центральных органов власти во главе с Императором. В этом аспекте весьма интересно сопоставление статуса МВД до 1917 года с его положением в системе исполнительной власти СССР и в правительстве Российской Федерации'в наши дни. Столетие назад его полномочия были гораздо обширнее. Нагляднее всего это демонстрируется влиянием, которое оно оказывало на работу местного административного аппарата.
Предметом предлагаемого диссертационного исследования является губернское ведомство МВД в лице губернатора и своих функционально наиболее значимых органах: губернском правлении, губернском статистическом комитете, полицейских управлениях, губернском жандармском управлении. На наш взгляд, вычленение из всей системы губернской администрации указанных структурных подразделений позволяет в достаточной степени представить деятельность орловского губернского управленческого аппарата.
Хронологические рамки работы охватывают 1861-1914 годы. Они обусловлены тем, что с начала 1860-х годов, система местного управлений функционировала уже с учетом изменений пореформенного времени. Менявшийся облик провинции отражался как на социальном облике чиновничества, так и на функционировании губернских административных органов. Вторая половина XIX - начало XX века - время усиления влияния МВД на внутреннюю политику, во многом обусловленную необходимостью принятия охранительных мер против растущего антиправительственного
движения. Верхняя хронологическая граница, определяется началом перестройки внутренней политики самодержавия в условиях военного времени. Деятельность губернского аппарата в период 1-й мировой войны имеет свою специфику и потому выходит за хронологические рамки настоящей диссертации.
Принятые в диссертации хронологические рамки исследования ха-рактеризуются, прежде всего, динамизмом политических, социально-экономических и социально-культурных процессов в масштабах всей страны. Он отражался и на таком, казалось бы, консервативном по своей природе институте, как чиновничество, особенно провинциальное. Он влиял на структуру провинциальной администрации, ее персональный состав и на характер взаимоотношений губернских органов и между собой, и с центральной властью. Поэтому, в предлагаемой работе, орловское губернское ведомство МВД рассматривалось в контексте многообразных общероссийских изменений указанного периода.
Методологнч предлагаемого диссертационного исследования определялась принципами историзма, научной объективности в подборе, анализе источников. Их использование, утвердившееся в отечественной историографии, позволило исследовать проявление общегосударственных процессов в провинции \ через ее малые социальные группы. При прове дении исторического анализа на микроуровне, на наш взгляд, целесообразно применение сложившихся методов изучения повседневности. В частности, -биографический метод, применение которого позволяет уловить связь между историей жизни одного человека и общественно-политическими процессами.
Новизна исследования характеризуется, прежде всего, тем, что в > работе впервые предпринято конкретное рассмотрение состава и деятельности : орловских губернских учреждений ведомства МВД, их взаимодействия между i собой и центральным министерским органом в Петербурге. В этой связи * впервые в историографии проводится анализ сложившейся практики составления ежегодной губернаторской отчетности с использованием ' черновиков и предварительной отчетной документации. Наконец, новизна ?' исследования проявляется и введением в научный оборот ранее неопубликованных и использовавшихся источников.
Научно-практическая значимость диссертации обусловлена5 ценно-стью исторического опыта организации местного управления в Российской империи. Материалы работы, а также сделанные выводы и заключения могут оказать помощь в вопросах разработки реформ центрального и местного управления. Основные положения диссертации будут полезны и при решении проблем во взаимоотношениях местной администрации с федеральным центром. В исследовании затронуты вопросы, которые органично входят в учебные программы по курсам отечественной истории, источниковедению, истории государственных учреждений, истории государства и права, а так же по истории Орловского края. Они существенно дополняют и углубляют изучение указанных дисциплин. Отдельные аспекты диссертации помогают исследователям при работе с архивными документами, в частности
формулярными списками, Всеподданнейшими отчетами губернаторов и др.
Апробация темы. Основные положения диссертации представлялись в виде сообщений и докладов на научных и научно-практических конференциях в Санкт-Петербурге, Курске, Орле. Материалы работы использовались при разработке спецкурса "История государственных учреждений России" прочитанного на историческом факультете Орловского государственного университета. Диссертация прошла обсуждение и получила положительный отзыв на заседании кафедры истории России Орловского государственного университета. Основные вопросы, рассмотренные в работе, отражены в ряде публикаций.
Степень изученности проблемы определялась растущим интересом к ней еще со второй половины XIX века. Первыми исследованиями по данной проблематике были труды А.Д. Градовского, А. Лохвицкого, И.А. Блинова, В.М. Гессена, А. Каменского, Н.М. Коркунова, И.М. Страховского, В.Е. Романовского, О. Эйхельмана1.
Многие из указанных авторов, будучи юристами, уделяли основнсе внимание, прежде всего нормативным актам, разного рода теоретическим положениям, которые ложились в основу системы государственного управления, и идеям, в соответствии с которыми создавались новые государственные учреждения. При рассмотрение какого-либо государственного института они использовали формальный подход: описывались его структура, режим работы, сфера деятельности и пределы компетенции его властных полномочий.
Первый опыт статистического анализа российского чиновничества на материалах Всероссийской переписи населения 1897 г. представляет работа Н.А. Рубакина2.
В советской историографии первое комплексное исследование всей системы управления дореволюционной России было осуществлено в фундаментальном труде Н.П. Ерошкина3. Определенное внимание он уделяет и губернским учреждениям, рассматриваемым по отраслям управления. Ряд других исследований Н.П. Ерошкина посвящены общим принципам деятельности административного аппарата самодержавия4.
Специальное исследование губернских государственных учреждений было проведено М.М. Шумиловым5, который проанализировал попытки реформирования системы местного государственного управления. Он изучал этот вопрос с точки зрения влияния губернатора на деятельность местных
1. Блинов И. А. Губернаторы: историко-юридический очерк. СПб. 1905; Гессен В. М. Вопросы местного управления. СПб 1904; Градовский А. Д. История местного управления в России. СПб 1868; Каменский А. Реформа местного управления. Наблюдения практика. СПб. 1904: Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т. I. СПб., 1893, Лохвицкий А. Губерния, ее земские и правительственные учреждения. СПб. 1864; Романовский В. Е. Государственные учреждения древней и новой России. М. 1911; Страховский И. М. Губернское устройство //Журнал Министерства юстиции. №7-8. 1913; Эйхельман О. Обзор центральных и местных учреждений управления в России М. 1910.
2. Рубакин Н.А. Много ли в России чиновников? //Вестник Ев-ропы 1910 №1.
3 Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дорево-люционной России. М., 1983
4. Он же. Самодержавие накануне краха. М., 1975: Исторические корни бюрократизма в России //Вестник архивиста 2000. № 5-6. С 185-198.
5. Шумилов М.М Местное управление и центральная власть в России в к 50-х - н. 60-х п. XIX в М., 1991
органов власти. Несмотря на наличие социокультурной характеристики губернаторского и вице-губернаторского корпуса, кадровый состав местных государственных учреждений остался неисследованным. К рассмотрению и оценке местных учреждений М. М. Шумилов в значительной степени подходил формально-нормативно. Однако, на наш взгляд, он достаточно отчетливо выявил ведущую роль руководителей вышестоящих государственных структур в регламентировании деятельности местных учреждений. Кандидатуры на должности губернаторов, по мнению М.М. Шумилова, подбирались не только в зависимости от знатности, личных связей, но и по служебным заслугам и деловым качествам6.
Местные учреждения системы политического сыска - губернские жандармские управления рассматривались в отечественной историографии в круге вопросов, связанных с историей их центральных руководящих органов -Департаментом полиции и Корпусом жандармов. Главный вклад в разработку данной проблематики внесли исследования З.И. Перегудовой и Л.И. Тютюнник . Рассматривая борьбу Департаменте полиции с революционным движением, они обратили серьезное внимание на руководящую политику этого учреждения в отношении местных подразделений.
Социальный состав губернского чиновничества на статистическом уровне исследован П.А. Зайончковсю м*. На основе формулярных списков он подробно проанализировал высшее и среднее чиновничество России XIX века по сословному, имущественному, образовательному, конфессиональному и возрастному признакам. Он показал, что основную массу самодержавной администрации на протяжении XIX века и к началу XX века составляли выходцы из дворянского сословия. Вместе с тем, автор отмечал падение процента поместного дворянства в составе губернской администрации к началу XX в. По мнению П.А. Зайончковского, в этом процессе все большую роль играл не имущественный, а образовательный фактор. Значительно возросло число чиновников, получивших высшее образование.
Разработку этой проблемы продолжил П.Н. Зырянов9. В его исследовании также отмечается исключительная роль дворянского сословия в местном управлении. Автор, предлагая оригинальную классификацию российского бюрократического аппарата, считает, что именно на местном уровне наиболее ярко проявлялся принцип сословного неравенства в занятии административных постов.
6. Он же. Губернаторские назначения в России 60-70-х годов XIX века //Россия в XIX - XX вв. СПб., 1998. с. 204-209.
7. Перегудова 3. И. Департамент полиции в борьбе с революционным движением. ( Годы реакции и нового революционного подъема). Дисс. кан. ист. наук. М., 1988; ее же. Политический сыск России (1880-1917). М., 2000: ее же. Департамент полиции и местные учреждения политического розыска (1880-1917) //Жандармы России. СПб., 2002. ее. 278-313; Тютюник Л.И. Департамент полиции в борьбе с революционным движением в России на рубеже 190-20 веков (1880-1904 гг.) Дисс. кан. ист. наук. М., 1986; ее же. Источники по истории Департамента полиции (1880-1904) //Советские архивы 1984. N° 3.
8 Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX веке. М., 1978. 9. Зырянов П.Н. Социальная структура местного управления капиталистической России (1861-19J4)// Исторические записки т. 107. М., 1982.
" Социальные аспекты истории губернского чиновничества нашли отражение в ряде работ Б.Б. Дубенцова10. В отношении высшего россий-ского чиновничества (к ним относились и губернаторы), его, прежде всего, интересовали происхождение, возраст в котором находился чиновник при получении должности, образовательный уровень, предыдущая карьера чиновника и отношение к земельной собственности.
Исследование личного состава высших и центральных государственных учреждений получило отражение в исследованиях Д.Н. Шилова". Накопленный им опыт составления биографий деятелей правительственного аппарата и методологические приемы в работе с формулярными списками, учитывались нами применительно к провинциальному чиновничеству.
Динамика численности, состава и профессионализации российского чиновничества XVIII - XX веков получили освещение в крупном исследовании Б.Н. Миронова12. Он выявил общероссийские тенденции в указанных процессах и расширении возможностей при занятии административных должностей лицам недворянского происхождения.
Среди исследований, затрагивающих, частные аспекты в изучении чиновничества, следует выделить работу В.Р. Лейкиной-Свирской . Она акцентировала внимание на вопросах образования и профессиональной п >дготовки чиновничества. Автор отмечает исклю- ительное значение "Табели о рангах", как одного из правовых оснований административной системы дореволюционной России. Проблема подготовки кадров для государственной службы подробно исследовалась так же А.Е. Ивановым .
Эволюцию чинопроизводства в России и особенности работы государственных учреждений детально разрабатывал Л.Е. Шепелев15. В его работах, отличающихся научно-популярным характером, главное место занимают прикладные аспекты изучаемой нами проблемы: история обмундирования, титулования, наградная система. Одновременно с этим автор сделал обзор изменения системы управления в стране в целом. Однако основное внимание Л. Е. Шепелев уделил высшим и центральным органам.
Социокулыурных особенностей состава российского чиновничества в
10. Дубенцов Б.Б. Высшее чиновничество России в к. XIX - н. XX вв.// крупные аграрии и промышленная буржуазия России и Германии в к. XIX - н. XX вв. М., 1988; его же: Самодержавие и чиновничество в 1881 -1904 гг. (Политика царского правительства в области организации государственной службы). Дисс. кан. наук. Л., 1977; (в соавт. с Куликовым С.С). Социальная эволюция высшей царской бюрократии во второй половине XIX - начале XX вв. (Итоги и перспективы изучения) //Проблемы социально-экономической и политической истории России XIX - XX века. СПб., 1999.
11. Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской Империи. Главы высших н центральных учреждений. 1802-1917. Биобиблиографический справочник. СПб., 2002. ; его же. Биографический словарь государственных деятелей российской империи XIX - начала XX века: методический и источниковедческий аспекты работы //Археографический ежегодник за 1999 год. М., 2000. С 19-33.
12. Миронов Б.Н. Социальная история России, т. 2. СПб., 1999.
13. Лейкина-Свирская В.Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX в. М., 1971
14. Иванов А.Е. Высшая школа в России в конце XIX-начале XX века. М., 1991.
15. Шепелев Л.Е. Титулы, мундиры, ордена. Л., 1991; его же: Чиновный мир России. XVIII - начало XIX в. СПб., 2001.
8
своей книге касался и американский историк Р. Пайпс16. Он отмечал различные мировоззренческие установки столичного и губернского чиновничества, его привычки, в том числе мздоимство и своекорыстие. Р. Пайпс выдвинул спорное положение о большом проценте иностранцев среди российского чиновничества.
Наконец, работы, посвященные ежегодным всеподданнейшим отчетам губернаторов, представлены преимущественно исследованиями Н. П. Дятловой, Б. Г. Литвака и М. М. Шумилова.
Н.П. Дятлова провела общее источниковедческое исследование института ежегодной губернаторской отчетности". Она выявила годы изме-нения правил губернаторской отчетности и дала краткую характеристику форм всеподданнейшего отчета разных образцов, провела источниковедческий анализ отчетов в социально-экономическом аспекте.
Б.Г. Литвак предпринял более глубокий анализ всеподданнейших отчетов как исторического источника18. Подробнее были рассмотрены изменения правил предоставления отчетов, но главное внимание в данной работе уделялось оценке степени достоверности этого источника. Б.Г. Литвак, продолжал, как и Н.П. Дятлова, рассмотрение его в.социально-экономическом аспекте. Его внимание, главным образом, акцентировалось на статистических приложениях к отчетам. Для изучения отчетов как источника по экономической исторп. им было проведено исследование особенностей сбора подготовительной информации по материалам Саратовской губернии. Автор впервые проводит мысль, что всеподданнейший отчет это система документов, требующих комплексного рассмотрения. Он справедливо отмечал влияние меняющихся условий пореформенного времени на изменения правил губернаторской отчетности.
М.М. Шумилов первым отошел от "экономического" подхода к изучению всеподданнейших отчетов губернаторов". Он показал ведущую роль МВД, его стремление все более активно принимать участие в контроле за порядком подготовки п представления отчетов. Данная тенденция, по его мнению, отражала стремление подчинить губернаторов диктату со стороны МВД. Конечный этап прохождения отчета, рассмотрение его в Петербурге выделялся М. М. Шумиловым особо. В связи с этим, им был поднят вопрос о влиянии императорских отметок на отчетах на принятие политических решений.
Среди работ по данному вопросу нельзя не упомянуть статью Ю.И. Смыкова п Н.С. Хамитбаевой20. Она представляет собой изложение основных положении вышедших ко времени публикации статьи работ по исследованию губернаторских отчетов п носит в целом историографический характер.
Имеется ряд исследований посвященных местному управлению других lh Пайпс Р Россия при старом режиме М . 1993
17 Ляглова 11.11. Отчеты губернаторов как исторический ис-точник //Проблемы архивоведения и источниковедении Л 1964
18 Литвак В Г. Очерки источниковедения массовой документа-ции. М.. 1979
19 111\ милое М.М. Местное управление п центральная власть в России в 50-е - начало 80-\ гг. XIX века Лисе лок. наук СПб.. 1992
20 Смыков Ю .11. Хами голова НС К вопрос) о губернаторских отчетах второй половины XIX века Исследования по источниковедению истории Татарин Казань.. 1980.
губерний21. М.М. Шумилов обращался к изучению Новгородской губернии. Т.Н. Любина ограничилась уездным чиновничеством Тверской губернии, а В.А. Иванов губернаторским и вице-губернаторским корпусом Московской и Калужской губерний. А.В. Ремнев анализировал проблемы эволюции правительственной политики по отношению к сибирскому региону. Т.В. Козельчук, объектом своего исследования выбрала чиновничество Тобольской губернии. Работа Н.П. Матхановой освещает деятельность трех восточно¬сибирских губернаторов.
Таким образом, в историографии обнаруживается недостаточная изученность деятельности губернских ведомствах МВД. Поэтому исследование материалов Орловской губернии позволяет и дополнить, и существенно углубить разработку этой проблемы.
Орловское чиновничество представлено, в основном, в работах краеведческого характера. Самой ранней из них, в которой губернская администрация оказывается в сфере внимания автора, и то лишь фрагментарно и, в основном, описательно, является книга Г.М. Пясецкого22. В чиоле недавно вышедших работ; следует отметить сборник "Орловские губернаторы"23. Его авторы-составители, к сожалению, ограничились лишь сухим перечислением отдельных фактов жизнедеятельности каждого губернатора. Они не смогли избежать фактичесю х ошибок в описании биографий ряда губерна! эров. По некоторым персоналиям нет даже данных о времени рождения и смерти. На наш -взгляд, составители сборника, ограниченные узким кругом источников, не всегда сумели показать особенности стиля правления того или иного губернатора. Излишне увлеклись авторы и перечислением лишь положительных сторон губернаторской деятельно-сти.
Мотивации служебной деятельности орловских губернаторов в начале XX века посвящена статья А.И. Еремина24. А.И. Еремин, в противоположность составителям сборника "Орловские губернаторы", относится к ней сугубо критически. Оперируя выводами, недостаточно подтверждаемыми источниками, он представил служебную деятельность орловских губернаторов в негативном виде. Например, утверждение, что А.Н. Трубников "подчиненных не контролировал и можно сказать служебного рвения не проявлял", опирается лишь на газетную заметку неизвестного автора.
Отдельные аспекты деятельности некоторых орловских губернато-ров
21. Шумилов М.М. К истории новгородской губернской админист-рации 60-х гг. XIX в.//Новгородский исторический сборник. Л. 1984. №2 (12). Иванов В А. Губернское чиновничество 50-60 гг. XIX в. в России. Калуга., 1994. .Люблина Т. И Уездное чиновничество Тверской губернии в к. XIX - н. XX вв. Дисс кан. наук. Тверь., 1998. Матханова Н.П. Генерал-губернаторы Восточной Сибири. Новосибирск.. 1998. Ремнев А.В. Самодержавие и Сибирь в конце XIX - начале XX века: Проблемы регионального управления //Отечественная история. 1994 № 2; Козельчук Т.В. Чиновничество Тобольской губернии во второй половине XIX - начале XX века Дисс. кан. наук. Курган., 2002.
22. Пясецкий Г М Забытая история Орла. Орел., 1993 23 Орловские губернаторы. Орел., 1998.
24. Еремин А.В. Мотивация служебной деятельности губернаторов в начале XX века //Краеведческие записки. Вып. 2. Орел., 1998. С. 233-268.
10
рассмотрены в работах П. Александрова и Т. Д. Крыловой25. . »'V- ,й Среди диссертационных работ, касающихся орловского чиновничества, следует указать исследование М.И. Лавицкой26. В одной из глав диссертации, она попыталась, проследить участие орловского дворянства в работе губернской администрации. Автор полагает, что на протяжении XIX - начала XX веков дворянство по-прежнему продолжало занимать доминирующее положение в социальном составе орловского губернского чиновничества. По ее мнению, дворянское чиновничество дифференцировалось в основном по имущественному и образовательному уровням.
Ряд моментов, характеризующих отношения местной исполнитель-ной власти с губернскими учреждениями системы политического сыска, отмечены в диссертации В.В. Востриковой27.
Актуальность, высокая научная и практическая значимость избранной темы, малая изученность местного управления в России второй половины XIX -начала XX веков и отсутствие научных работ по орловской губернской администрации указанного периода определили цели и задачи исследования.
Целью предлагаемой диссертации явилось исследование структуры, состава, функционирования административного аппарата основных орловских губернских учреждений ведомства МВД, их взаимодействия между собой и центральными правительстве -шыми органами.
Достижение поставленной цели обусловлено решением задач, обеспечивающих разностороннее раскрытие темы:
• Выявление организационной структуры орловского губернского аппарата. Рассмотрение основных направлений деятельности структурных подразделений ведомства МВД в Орловской губернии.
• Определение и анализ социального состава, имущественного и семейного положения, образовательного уровня и конфессиональной принадлежности орловского чиновничества. Выявление характерных черт облика чиновника-провинциала, его внеслужебных занятий.
• Исследование на материалах всеподданнейших отчетов о состоя-нии Орловской губернии взаимодействия орловских учреждений ведомства МВД между собой, с губернскими органами других ведомств, с центральными ведомствами, прежде всего МВД, а также значимость участия Императора в этом процессе.
Источниковую базу исследования составил разнообразный круг источников. Это законодательные акты, делопроизводственная документация центральных и губернских органов МВД, периодическая печать и источники личного происхождения (мемуары, дневники, эпистолярное наследие и пр.).
25 Александров П. Материалы для описания Орловской губернии. Рига. 1903.; Крылова Т.Д. М.Н.
Лонгинов - библиофил и библиограф (Орловский период биографии) //Орловшина:время и бремя
реформ (Прошлое, настоящее, будущее). Материалы научно-практической конференции. Орел 1992.
С 93-104
26. Лавицкая МИ Орловское потомственное дворянство второй по-ловины XIX - начала XX веков
(происхождение, внутрисословные группы и социально-культурный облик). Дисс. как. наук. Орел.,
1999
27. Вострнкова ВВ. "Образование и деятельность кадетских партийных организаций в губерниях
Центрального Черноземья в годы первой русской революции". Дисс. как. наук. Орел., 1998.
11
Всего в работе использованы материалы 18 фондов 4-х архивов и архивохранилищ.
Группу нормативных источников составили законодательные акты, опубликованные в Полном собрании законов Российской Империи, Своде Законов Российской Империи, Собрании узаконений и распоряжений правительства, издаваемые при Правительствующем Сенате28. Они выявляют официальную позицию государства в отношении основ внутренней организации и функционирования местной администрации.
Главной базовой группой, источников явилась делопроизводствен-ная документация. Эти источники создавались в процессе деятельности как центрального, так и местного аппарата управления. Чрезвычайно разнообразный круг материалов был привлечен из фондов Российского Государственного Исторического Архива (РГИА).
В фондах 1263 - Комитет министров и 1276 - Совет министров находятся на хранении оригиналы Всеподданнейших отчетов губернаторов за весь период их представления. Особую ценность этим источникам придавали собственноручные резолюции императоров на текстах отчетов.
Материалы, привлеченные из фондов 1409 - Собственная его Императорского Величества канцелярия, 1162 - Канцелярия Государственного Совета, 1282 - Канцелярии МВД, 1284 - /Департамент общих дел МВД, 1290 -Центральный статистический комитет МВД, 472 - Канцелярия Министерства Императорского Двора, представлены в большинстве своем документами деловой переписки в отношении координации работы местных органов.
Для освещения вопросов организации политического сыска были привлечены документы, хранящиеся в Государственном архиве Россий-ской Федерации - фонд 102 (Департамент полиции МВД). В нем наиболее полно отразилась распорядительная документации, предназначавшаяся для местных органов политического сыска. Это преимущественно циркуляры и инструкции. Особый интерес вызывают предписания Департамента полиции руководству орловского губернского жандармского управления.
Документы Государственного архива Орловской области (ГАОО) из фондов 580 - канцелярия Орловского губернатора, 4 - Орловское губернское правление, 1 - Орловский губернский статистический комитет (ОГСК), 672 -Орловское городское полицейское управление, 883 - Орловское губернское жандармское управление (ОГЖУ) послужили основным источником по изучению личного состава губернской администрации, его социокультурных характеристик. Они явились также ценным источником для анализа местной специфики деятельности государственных учреждений, эффективности их взаимодействия, в частности на примере подготовки ежегодных губернаторских Всеподданнейших отчетов.
Документы фонда 580 позволяют исследовать связи губернатора со всей губернской администрацией. Фонд представлен большинством документальных форм административного делопроизводства XIX - начала
28. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 3-е. Т. 1-33. СПб., 1885-1916 Свод законов Российской империи. Т. 1-16. СПб., 1832-1917; Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемые при Правительствующем Сенате. СПб., 1900-1917.
12
XX веков. Его материалы сгруппированы не по описям, а подразделяется на десять столов. Нами привлекались материалы первых трех столов, которые содержат документы касающиеся ревизии присутственных мест; происшествий по губернии; проведения выборов в различные органы управления; открытия различных предприятий, обществ, союзов; надзора за исполнением действующего законодательства; производства должностных лиц в следующие чины, их награждения и др. Документация фонда, в которой отложилась ежегодная деятельность канцелярии орловского губернатора за период с 1861 по 1914 годы, почти однотипна. Для каждого описанного года характерными подборками документов являются: Указы Сената, циркуляры и предписания МВД и его департаментов, постановления и распоряжения губернаторов, переписка по хозяйственным вопросам, прошения разных лиц по самым разнообразным вопросам и др. Переписка с центральными государственными учреждениями и документация, отражающая внутригубернские сношения, характеризуют межведомственные отношения и основные направления проводимой губернатором политики. Наибольший интерес представляют черновики и варианты редакций всеподданнейших отчетов орловских губернаторов, а также переписка по сбору предварительных сведений к отчету. Это явилось источниковой базой для анализа механизма подготовки г /бернаторской отчетности и степени ее достоверн >сти.
Материалы фонда 4 вскрывают специфику функционирования главного губернского учреждения и реализацию в губернии основных направлений государственной политики с пореформенного времени до начала Первой Мировой войны. Из этого фонда были использованы многочисленные формулярные списки чиновников орловских учреждений ведомства МВД, которые являются самым информативным источником для изучения кадрового состава губернской администрации. Несмотря на ограниченность их содержания структурой формуляров, случаями незаполнения отдельных граф и плохой сохранностью за некоторые годы, их данные позволяют анализировать социальный состав чиновников ведомства МВД, их образовательный уровень, семейное и имущественное положение, вероисповедание.
В процессе написания работы важным источником по персональному и количественному личному составу орловской администрации явились Адрес-календари и Памятные книжки Орловской губернии. Всего с 1960 по 1917 год -37 Памятных книжек29. По ним прослеживаются и изменения в структуре отдельных органов управлении. В отличие от формулярных списков, только по этому источнику нам удалось собрать сведения об участии представителей губернской администрации в деятельности разного рода общественных и благотворительных организаций.
В фонде 882 сохранились документы, характеризующие деятель-ность ОГЖУ за разные периоды существования. Однако они тоже дошли до
29. Мннаков Л.С. Организация н функционирование губернских статистических комитетов во второй половине \1\ - начале \Х веков: на материалах Орловской губернии //Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 9: Страницы истории - Брянск., Ни-во БГПУ. 2001. с. 146.
13
исследователей в неполном виде, большое количество документов утрачено. Материалы данного фонда ранее уже использовались исследователями только для освещения революционного движения и политических партий на Орловщине в дореволюционный период30. Однако они дают так же достаточное представление и о методах работы орловских жандармов. Большое количество документов фонда касаются хозяйственно-бытовых и финансовых вопросов, характеризуя внутреннюю организацию губернского жандармского учреждения.
Самостоятельную группу составили источники личного происхож-дения, преимущественно переписка и мемуары. Они представляет интерес для изучения личностей и психологических характеристик чиновников. С их помощью порой удается выявить круг ценностных ориентации и стереотипных установок поведения, присущих именно служащим административного аппарата. Из собраний РГИА в диссертации использован личный фонд 948 - «Казнаковы». К неопубликованным и впервые вводимым в научный оборот принадлежат воспоминания орловского губернатора А.Н. Трубникова, хранящиеся в его личном фонде 1112 - «А.Н. Трубников» в РГИА. Воспоминания представляют собой машинопись с карандашными пометами А.Н. Трубникова. Хронологические рамки источника 1864 - 1912 годы. Из собрания Отдела рукописей Российской Национальной библиотеки (ОР РНБ) в фонде 682 -«Селифонтов», 5ыли обнаружены характеристики предыдущей с. ужбы другого орловского губернатора - А.Р. Шидловского. Другой личный фонд 126 -«Валуев», тоже из ОР РНБ дал нам ценную информацию об особенностях личных отношений орловского губернатора Н.В. Левашова с руководителями губернских органов различных ведомств.
Страницы периодической печати, в частности газеты "Орловские губернские ведомости", позволили дополнить данные ведомственной документации, по составу и направлениям работы некоторых губернских органов. Иногда газетная информация являлась единственным источником для освещения некоторых важных сторон деятельности губернской администрации. Например, протоколы заседаний ОГСК дошли до нас лишь в виде публикаций в этом периодическом издании. Свидетельства современников, знакомых с закулисной стороной деятельности правительственного аппарата, а так же материалы прессы, позволили существенно уточнить и дополнить информацию официальных документов.
Структура настоящего диссертационного исследования выстроена по проблемному принципу. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, а также примечаний, списка использованных источников и литературы и приложений.
II. Основное содержание работы.
Во введении обосновывается актуальность исследуемой темы, определяются предмет и задачи исследования, хронологические .рамки,
30. См. например. Панкжов А.А. Народно-социалистическая партия России и ее роль в борьбе та решение аграрного вопроса. 1905-1917 гг. Дисс. Кан. Наук. Орел., 1999; Никифорова С.М. Политическая борьба правых партий за сохранение самодержавия в России (1905-1917 гг.). дисс. Кан. Наук. Орел., 1999.
"
14
теоретические основы, выясняется степень изученности поставлен-ных вопросов и дается характеристика источников.
Первая глава диссертации "Система местных органов МВД Орлов-ской губернии" посвящена исследованию деятельности губернских госу-дарственных учреждений ведомства МВД. Глава губернской администрации - губернатор, на протяжении всего исследуемого периода являлся главной фигурой в губернии. Назначение и увольнение губернаторов происходило только Высочайшими указами Императора по представлению министра внутренних дел. Как правило, все они имели чин IV класса по "Табели о рангах". Различными были обстоятельства назначения на должность губернатора. Чиновники попадали на этот пост и за личные заслуги, и по протекции.
Различная степень информативности источников по каждому из губернаторов осложняла выявление обстоятельств их назначения на службу и особенностей ее прохождения. Однако имеющиеся данные позволяют разглядеть в некоторых губернаторах весьма разносторонне развитых и творческих людей. Действовавшее на протяжении исследуемого периода законодательство достаточно четко и подробно определяло порядок прохождения губернаторской службы. До мельчайших подробностей обрисовывались права i обязанности губернаторов.
На протяжении второй половины XIX - начале XX века орловские губернаторы, помимо своих непосредственных служебных обязанностей, находились во главе ряда других официальных, благотворительных и общественно-культурных учреждений. Они могли быть председателями, опекунами, почетными членами и т.п. В разные годы, исследуемого нами периода, перечень этих учреждений и организаций менялись.
Властные полномочия губернатор осуществлял в первую очередь через губернское правление, а также посредством многочисленных присутствий, комитетов, комиссий и т.п. Наиболее широкими сферы компетенции были у губернского правления и полицейских управлений. На рубеже XIX - XX веков возрастает и роль канцелярии губернатора. В ней концентрировалось делопроизводство по всем вопросам управления губернией. Успешная работа администрации губернии во многом зависела от деловых и моральных качеств чиновничьего корпуса. Вся ответственность за кадровую политику в губернии лежала на губернаторе. Через губернское правление, он следил за тем, чтобы на службу не попадали люди, которые по своим нравственным качествам, либо по служебной некомпетенции могли бы принести вред управлению губернией. Для плодотворной деятельности, губернатор всегда имел сведения о географическом и социально-экономическом состоянии губернии, предписываемые российским законодательством. Их собирали губернские статистические комитеты.
Высшим государственным учреждением в Орловской губернии, управляющим от имени Императора было губернское правление. Во всех необходимых по усмотрению губернатора случаях, он председательствовал в губернском правлении. Основное руководство в его отсутствие осуществлял вице-губернатор. Через губернское правление он, как правило, решал широкий круг административных вопросов. Среди них: определение, увольнение
15
чиновников, представление их к следующему чину, наградам, знакам отличия, пенсиям, пособиям и т.п. Далее шли хозяйственные вопросы: производство переписи населения, взыскание недоимок, допущение иностранцев к присяге на подданство России, разрешения на основание предприятий, открытие частных типографий, надзор за книжной торговлей, пенитициарными учреждениями, устройство в населенных пунктах торговых площадей, рынков и т.п. Особое внимание губернатор уделял вопросам здравоохранения. Через врачебное отделение с ним согласовывались: порядок освидетельствования больных; открытие аптек; определение и увольнение городовых и уездных врачей, фармацевтов; удостоверение в правах государственной службы врачей в частных имениях.
Другую группу составляли дела о надзоре за своевременным повсеместным и точным исполнением законов и предупреждении их нарушений, в том числе жалобы на служащих полиции. Они касались преимущественно их неправомерных действий. Чаще всего это жалобы на незаконный арест, обыск, избиение, оскорбление- грубость. Порой - на истязания крестьян, подделку документов, подписей и другие. ;
Губернским правлением рассматривались жалобы на взяточничество и вымогательство чиновников, как правило, требовавших материального вознаграждения за лоялы .ость при выполнении своих служебных деист шй. Губернское правление пресекало подобные нарушения, вплоть до судебного преследования виновных. Важной функцией губернского правления было обнародование в губернии Высочайших указов, законов Прави-тельствующего Сената и постановлений местного руководства.
Главным органом правительственной статистики в Орловской гу-бернии был ОГСК. Его основной задачей были исправный сбор, проверка и обработка сведений о состоянии губернии для Центрального статистического комитета, других центральных учреждений и губернатора по формам, установленным МВД. На нем же лежала обязанность составления статистических ведомостей для Всеподданнейших отчетов губернатора. Следует отметить, что комитет проводил именно обработку, а не сбор этих сведений. Учитывая то, что добрая половина членов комитета фактически не принимала участия в работе, собирать эти сведения просто физически было не под силу. Их сбором занимались многочисленные губернские учреждения. Тому свидетельство - процедура подготовки ежегодного всеподданнейшего отчета губернатора.
В состав ОГСК входили: председатель, - им по закону являлся гу-бернатор, но его руководство было фактически номинальным; помощник председателя; члены комитета, которые подразделялись на непременных, действительных и почетных; и секретарь комитета. Реальное руководство исследованиями в комитетах находилось в руках секретаря, избираемого собранием ОГСК и утверждаемого губернатором.
Деятельность ОГСК зачастую ограничивалась лишь изданием адрес-календарей и памятных книжек по губернии. Но даже работа в этом направлении носила нерегулярный характер. Возможно, это было обусловлено недостаточным финансированием этого органа. С открытием в губернии -16- земством своего статистического отделения, губернатор старался придать орловскому ГСК статус монополиста в проведении статистических работ, чиня препятствия органам земской статистики.
Среди приоритетных направлений административной политики в конце XIX века оставался крестьянский вопрос. В кругу важнейших мероприятий проводимых руководством губернии были помощь крестьянскому населению в период неурожаев и при проведении политики переселения в Сибирь.
Губернские и уездные полицейские управления были универсальной службой, сочетавшей и патрульно-постовую, и уголовно-розыскную, и судебно-исполнительскую функции. Приоритетными направлениями деятельности орловской полиции в исследуемый период являлись: надзор за обеспечением общественной безопасности; донесение губернатору о всяких беспорядках; проведение первоначальных мероприятий в случаях, требующих вмешательства правоохранительных органов.
ОГЖУ, образованному в 1867 году, отводилась основная роль в производства розыска и дознаний по политическим делам в губернии. ОГЖУ относилось к третьему разряду жандармских управлений» согласно принятому их ведомственному разделению. В Орле находилась канцелярия начальника ОГЖУ и основной штат сотрудников. Отсюда отдавались распоряжения и директивы Е Елецкое и Брянское отделения, сюда стекались все донесения из уездов для обработки и передачи в вышестоящие инстанции. В политическом розыске и дознаниях по политическим делам, ОГЖУ руководствовалось распоряжениями и директивами Департамента полиции МВД, а по строевой части - Отдельного корпуса жандармов.
Основной задачей орловских жандармов являлось предотвращение выступлений против существующего самодержавного строя. В их обязанности входило также обеспечение безопасности проводимых общественных мероприятий, соблюдение паспортно-визового режима, дознание и розыск по некоторым уголовным преступлениям.
Полицейские и жандармские органы независимо друг от друга доставляли губернатору регулярные сведения и о текущих событиях губернской жизни, позволяя ему ориентироваться в самых разнообразных вопросах жизни вверенного ему края.
Сложившаяся во второй половине XIX веке структура губернских органов ведомства МВД, позволяла осуществлять руководство почти всеми отраслями управления губернией. С одной стороны, данная централизация обеспечивала достаточную четкость руководства и слаженность работы. Однако, с другой стороны это создавало условия для коррупции и проникновения в губернаторскую среду людей, использующих личную преданность руководству, в своих собственных целях.
Вторая глава "Состав орловского губернского чиновничества ведомства МВД" посвящена социальным, имущественным, образовательным, конфессиональным и семейным характеристикам чиновничества.
С этой целью были проанализированы формулярные списки чиновников учреждений ведомства МВД по Орловской губернии за 1870, 1890, -17- 1900 и 1914 годы, по которым формуляры сохранились с наибольшей полнотой. По ним было обнаружено около 70% формулярных списков. Чиновники вышеуказанных учреждений являлись основной массой служащих местного аппарата ведомства МВД и выполняли основные административные обязанности по управлению губернией.
Чиновники дворянского происхождения занимали лидирующее положение по сравнению с представителями других сословных групп. Тем не менее, они не составляли даже половину общего числа служащих по ведомству МВД - не более 45%. Доля дворян к началу XX века еще более уменьшилась. В то же время число выходцев из недворянских слоев общества среди орловской администрации увеличилось. Это были не только выходцы из духовенства и обер-офицерства, традиционных источников административных кадров, но также крестьяне и мещане по происхождению.
Данные формулярных списков свидетельствуют о том, что за весь исследуемый период на службе в орловских губернских учреждениях преобладали чиновники православного вероисповедания - до 98%. Представители других конфессий (католики, лютеране, кальвинисты) находились в явном меньшинстве.
В системе высшего образования дореволюционной России не гото-вили профессиональных чиновников, однако лица с высил м образованием, особенно юристы, замещали значительное число административных должностей31.
Круг учебных заведений, готовивших чиновников различного ранга во II половине XIX - начале XX веков в России был очень широк. Это были университеты, высшие юридические, инженерно-промышленные, народно¬хозяйственные, военные учебные заведения. Образование значительного числа орловских чиновников ограничивалось курсом гимназии, реального или духовного училища.
Чиновников орловского ведомства МВД готовили 119 учебных заведений разного уровня. Наибольшее количество лиц с университетским образованием, служба которых в разное время проходила в Орловской губернии, окончили Киевский, Московский и Харьковский университеты. Наряду с университетами штат орловской губернской администрации комплектовался за счет выпускников юридических учебных заведений. Чиновники со средним образованием, как правило, оканчивали орловские гимназии и училища. Они удовлетворяло потребность лишь части общества - средне и мелкопоместного дворянство, а также чиновничества.
Сведения об образовании в формулярном списке предшествовали описанию служебной карьеры чиновника. При отсутствии такой информации, по методике П.А. Зайончковского, эти чиновники были отнесены к получившим домашнее образование. Не окончивших полного курса высшего учебного заведения, вопреки мнению П.А. Зайончковского, выделены их в отдельную категорию.
Общероссийская тенденция повышения образовательного уровня местной администрации была характерна и для Орловской губернии. К началу
31. См. Лейкина-Свирская В.Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX века. М., 1971. с. 72; см так же Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX - начале XX века М.. 1991. с. 323.
18
XX века увеличивается количество чиновников с высшим (в частности, с университетским образованием - с 3 до 14%). Вместе с тем, среди орловской администрации наглядно виден рост числа выпускников средних учебных заведений губернского уровня. Чиновники, получившие образование в местных гимназиях, училищах и т.п. занимали места в среднем и низшем звеньях управления. Но имеющиеся в Орле и уездных городах учебные заведения могли только частично удовлетворить потребности в управленческих кадрах. Высших учебных заведений до 1918 года в Орле не было. Поэтому в течение всего исследуемого периода наблюдается устойчивая тенденция занятия постов как высшего, так и более низкого уровней людьми, получившими образование за пределами Орловской губернии.
Анализ семейного положения орловского чиновничества представ-ляется интересным с точки зрения рассмотрения бытовой атмосферы в семье служащего, которая оказывала влияние на его деятельность. Источником для исследования этого вопроса послужили данные из последней графы формулярного списка. При этом, учитывались два критерия: пребывание чиновника в браке и наличие детей. При подсчете данных были получены результаты, характеризующие орловское чиновничество как соответствующее социально-демографическим нормам. Большинство чиновников состояло в браке и имело детей. Наибольшее коль *ество таковых было зарегистрировано в 1880-90-х годах.
Другим фактором, указывающим на позитивную социально-демографическую тенденцию, было снижение к 1905 году количество вторых браков, в которых отсутствовали дети. Снизилось и число вдовцов, с детьми и без детей. Однако к началу XX века в губернской администрации появился чиновник, заключивший третий брак.Вторая по численности категория - это чиновники-холостяки (от 15 до 25,8 %).
Имущественное положение каждого чиновника формировалось из жалования по месту службы, недвижимого имущества.
Жалование, которое получал чиновник по месту работы, назначалось для каждой должности отдельно, согласно установленному штатному расписанию. Оно включало, помимо основной зарплаты, столовые деньги и квартирное довольствие.
У некоторых чиновников был и третий источник пополнения личного бюджета - нелегальные доходы. Документальных свидетельств об этом сохранилось мало. Главным образом это дела о мздоимстве отдельных чиновников, которые рассматривались в Орловском губернском правлении. Специально выделенная в формулярных списках графа о взысканиях, как правило, была пустая. Данный факт характерен не только для провинциальной администрации. У высшего и центрального чиновничества так же была сильна традиция, скрывать разного рода проступки и правонарушения своих коллег32.
Дела о взятках не всегда могут с точностью показать, брал ли чиновник взятку или нет. Не по всем подобным делам было окончено производство. Кроме того, в графу о взысканиях, могла попадать информация не только о мздоимстве
32. См. Шилов Д.Н Биографический словарь государственных деятелей... С 26. чиновника.

Он -19- мог быть приговорен к штрафу и отдан под суд за участие в дуэли, нанесение оскорблений и др.
Сведений о коммерческих доходах по данным формулярных списков обнаружено не было.
Исследование имущественного положения чиновников орловской губернской администрации по формулярным спискам, вызвало необходимость рассмотреть в их составе две наиболее крупных группы по происхождению -дворянство и духовенство.
Самая многочисленная социальная категория, составлявшая около половины всех учтенных нами чиновников - дворянство - представляла собой самую обеспеченную часть чиновничества. Но из общего числа служащих-дворян только 57 человек владели какой-либо собственностью. Это составляет около 40 % от всех чиновников-дворян. Для рубежа XIX - XX веков характерен рост числа чиновников-дворян, не имевших никакой собственности. Среднее и низшее звено губернской администрации, происходившее из семей служителей церкви, имело более скромный имущественный статус, чем дворянство.
Орловские чиновники, преимущественно губернские, были вовлечены в культурную и общественную жизнь губернии. Орел являлся сосредоточием губернской политической элиты. Как и большая часть орловского городского населения, чиновничество с одной стороны сохраняло обычаи и культурные традиции, которые имели вековую историю, например выполнение церковных обрядов и праздников. Другие приобретались, на протяжении исследуемого нами периода. В рассматриваемый отрезок времени досуг чиновников, как других горожан, отличался разнообразием форм, обусловленных социальным и имущественным положением, а также спецификой профессиональной деятельности каждого жителя.
Третья глава "Всеподданнейшие отчеты губернаторов как система взаимодействия губернского и центрального ведомств МВД" раскрывает особенности функционирования института ежегодной губернаторской отчетности во второй половине XIX - начале XX веков на примере рассмотрения процесса подготовки и представления всеподданнейших отчетов орловских губернаторов.
В пореформенное время на губернском уровне существенным образом были изменены основы управления различными отраслями управления, коснулось это и вопросов губернаторской отчетности. Результатом заинтересованности правительства и губернаторов стало издание 19 июня 1870 года "Высочайше утвержденных форм или программ для составления губернаторских отчетов". Отчет был разделен на две основные части: собственно отчет и приложения, которые содержали статистические сведения о состоянии губернии за отчетный год. Такие изменения в правилах составления по-прежнему позволяли охватывать практически все отрасли социальной, экономической и культурной жизни губернии за отчетный год. Одновременно с этим, впервые губернатору была предоставлена воз-можность, не освещать в отчете аспекты, по которым в течение отчетного года не произошло никаких изменений. -20-

МВД, осуществлявшее общее руководство составлением и представлением всеподданнейших отчетов губернаторов Императору, сделало значительный прогрессивный шаг, сократив объем отчета. Наряду с этим, акцентирование внимания на ключевых аспектах жизни губернии, улучшало его содержание. Наблюдалась общая заинтересованность в снижении объемов внутриведомственной переписки, наметившаяся во внутренней политике второй половины XIX века.
Б.Г. Литвак признавал, что программа отчета образца 1870 года имеет непосредственную связь с реформами 1860-х годов, но вместе с тем делал оговорку, что "степень радикальности изменения этого формуляра не должна быть переоценена..."33. По нашему мнению, сравнительно с формой отчета образца 1853 года, программа 1870 года, конечно, оставалась полумерой. Губернаторский отчет в условиях самодержавия не мог быть либеральнее самых либеральных самодержавных реформ. Одновременно с этим следует помнить, что и реформа местного самоуправления, и судебная реформа, и конечно, крестьянская пеформа 1861 года имели половинчатый характер. Поэтому реформирование государственной отчетности несло на себе отпечаток общей направленности всего реформационного процесса того времени. На наш взгляд, либеральная форма отчета образца 1870 года соответствовала общему курсу либеральных рефс эм начатых в России в начале 1860-х годов.
После 1870 года, всеподданнейшие отчеты все равно продолжали не удовлетворять центральное руководство. В 1886 году правительством рассматривался проект реформирования губернаторской отчетности, разработанный А.Н. Куломзиным. Однако, он остался не реализованным.
Наконец, лишь в 1895 году началась разработка новых правил со-ставления всеподданнейших отчетов. Ее итогом была новая "Программа" 1897 года, которая предусматривала преимущественно не структурные изменения в отчете, а указывала на недочеты в их составлении. 19 июня 1898 года вышли дополнения к третьему пункту Программы составления отчетов образца 1897 года, касавшиеся важнейших нужд населения и мер, которые предпринимаются местной администрацией для их улучшения. Наряду с изменением содержательной части всеподданнейших отчетов, на протяжении исследуемого периода подвергались изменению и сроки их представления.
С началом Первой Мировой войны представление всеподданнейших отчетов прекращается. Последний отчет Орловского губернатора был представлен за 1914 год. Данный факт характерен и для большинства других губерний.
Выявленные и проанализированные донесения с мест, содержащие подготовительную информацию, и черновики губернаторских отчетов за 1861-1914 годы показывают как внешние аспекты процесса подготовки ежегодного отчета губернатора, так и эволюция его внутреннего содержания.
Подготовка отчета начиналась с рассылки губернатором губернским и уездным административным учреждениям предложений с просьбой подготовить сведения для включения во всеподданнейший отчет. Орловские губернаторы
33. Литвак Б.Г'. Очерки источниковедения... с. 159. ' :'.'.' '-.-'\
21
произвольно устанавливали срок, к которому необходимо было предоставить сведения для отчета. Вместе с тем, нами были отмечены случаи задержек отдельными ведомствами представления необходимых для отчета сведений.
Важнейшую информацию - сведения о посеве и сборе урожая, взы-скании сборов и недоимок по уезду предоставляли уездные исправники. До 1887 года эти сведения посылались в канцелярию губернатора в произвольно оформленном виде. В 1887 году, для удобства сбора и обработки данных сведений, канцелярия Орловского губернатора разработала для уездных исправников три серии специальных вопросов, информация по которым была необходима для составления отчета. Впоследствии эти серии слились, в одну, почти не отразившись на ее содержательной стороне. От других ведомств информация поступала, в соответствии с их компетенцией. После поступления к губернатору всех необходимых данных начиналось написание самого текста. Вероятно, этой работой занимался один из чиновников канцелярии орловского губернатора. Он компоновал присланные данные, делая выводы и обобщения. После этого, губернатор про-сматривал черновик и д«лал на нем пометки. Черновик отчета переписы-вался с учетом замечаний губернатора. Так происходило, пока губернатор не принимал окончательный вариант для отправки в столицу. Отчет шел вместе с рапортом губернатора -сопроводи ельной бумагой, по которой можно onpez злить успевал ли губернатор представить отчет к указанному сроку. Сроки представления отчета соблюдались орловскими губернаторами не всегда. Оригиналы всеподданнейших отчетов о состоянии Орловской губернии за все годы, кроме последнего 1914 отчетного года, имеют в рукописный вид.
Рассмотрение губернаторских отчетов Императором и центральными ведомствами происходило, без какой либо законодательной регламентации. С течением времени складывался особый порядок работы с отчетами, который во второй половине XIX - начале XX веков принял следующий вид. Император рассматривал всеподданнейшие отчеты через I Отделение Собственной е. и. в. канцелярии, по мере их поступления. При просмотре и чтении отчета, император оставлял на его страницах разного рода резолюции. Они свидетельствуют о впечатлении и размышлении царя над прочитанными страницами отчета. Какую либо закономерность в количестве проставляемых резолюций на отчетах мы проследить не можем. По раз-ным губерниям, за различные годы мы находили отчеты с одной, двумя и более резолюциями. Много отчетов и вообще без них.
При рассмотрении подлинников отчетов орловского губернатора нами были выявлен круг высочайших резолюций самого различного характера. Всего за период с 1870 по 1911 годы нами было обнаружено 23 резолюции. По внешнему виду резолюции императора целесообразно разделить на следующие виды: одиночная резолюция, резолюция с отчеркиванием текста, резолюция с вычеркиванием слов.
Располагая черновиками и набросками всеподданнейших отчетов, можно проследить, в какую сторону двигалась эволюция губернаторского отчета - в сторону дополнения или наоборот утаивания информации. Для этой цели проводилось сопоставление черновиков и оригиналов отчетов орловского
22
губернатора с 1861 по 1914 годы. Эта проверка дает нам возмож-ность утверждать, что факты утаивания или смягчения информации в от-четах имели место, начиная уже с 1862 года. Информация, которая не попадала в итоговый отчет, из-за нежелательности ее оглашения, может быть разделена на две группы. Первая группа - первичная информация, которая вообще не попадала ни в черновой, не тем более в итоговый вариант отчета. Это были сведения с мест, характеризующие состояние той или иной отрасли хозяйства в крайне негативном виде. Вторая группа —информация, включавшаяся в первоначальный вариант отчета, но затем удаленная из него, либо заметно преобразованная в более "удобочитаемый" для высшего руководства вид. Подобные сведения невозможно было скрыть полностью. Не включение их в отчет слишком явно бы указывало на заведываемое их утаивание губернатором.
Таким образом, нами было обнаружено наличие фактов утаивания или смягчения сведений, которые носили нежелательный для представления Императору характер. Это дало нам повод усомниться и в достоверности цифровых данных, которые приводились F приложениях к всеподданнейшим отчетам губернаторов. Была проведена проверка донесений руководителей губернских учреждений и ведомств для установления соответствия первоначальных и итоговых цифровых показателей, включенных во всеподданнейших отчет. Она показала, чт > статистическая информация, содержащаяся во всеподданнейших отчетах, орловских губернаторов, соответствовала первоначальным источникам.
Регулярные сношения губернатора с МВД по вопросам составления отчета, рисуют нам процесс создания отчета как совместную работу центральных и местных органов. МВД целенаправленно старалось придать губернаторскому отчету наиболее удобочитаемый вид по объему и по содержанию. В результате отчеты, как правило, выигрывали во внешнем виде, но проигрывали по содержанию.
Весьма вероятно, что выявленные черты функционирования инсти-тута губернаторской отчетности во II половине XIX - начале XX веков в Орловской губернии являются типичными и для других российских губерний.
В заключении подводятся итоги исследования.
Законодательно оформившаяся во второй половине XIX веке структура губернских органов ведомства МВД, позволяла координировать развитие большинства отраслей управления губернией. В лице губернатора, верховная власть видела не просто "хозяина губернии", но и фигуру ответственную за контроль над всеми рычагами управления. Губернские учреждения ведомства МВД были слабо дифференцированы по отраслям управления, в отличии, например от центральной системы управления. Главным органом, в котором сосредотачивалась реализация основных социально-экономических и народнохозяйственных направлений губернаторской политики, являлось губернское правление. Исполнительские функции выполняли чины общей полиции. Особняком стояло ОГЖУ, которое было формально обособлено от других губернских учреждений спецификой своей работы. Однако в действительности при его непосредственном участии осуществлялись кадровая -23- политика, надзор за деятельностью как отдельных учреждений, так и чиновников, решались многие важные вопросы управления губернией. Официальный орган, статистики - ОГСК - формировал у правительства представление об социально-экономическом состоянии губернии.
Главным сословием, формировавшим штаты административных органов на протяжении всего изучаемого периода, оставалось дворянство. Ближайшие к нему социальные группы - духовенство и обер-офицерство значительно отставали от него. Несмотря на то что, орловские чиновники были выпускниками, как орловских учебных заведений, так и из других районов страны, губернское руководство получало образование за ее пределами. Имущественное положение зависело от социального происхождения. Наиболее обеспеченными чиновниками на протяжении второй половины XIX - начала XX веков оставались выходцы из дворянского сословия. Напротив, конфессиональный состав и семейное положение были независимы от других факторов. Все это накладывало отпечаток на содержание внеслужебной деятельности чиновничества.
Изучение подготовки всеподданнейшего отчета позволяет говорить о его написания и представления как о сложном, многоступенчатом и разноуровневом процессе. Прежде всего, всеподданнейшие отчеты являлись официальным показателем уровня развиты губернии за отчетный период в экономическом и социальном отношении. Процедура сбора первичной информации и ее обработка на губернском уровне показали высокую степень эффективности взаимодействия губернатора почти со всеми губернскими органами. Процесс создания отчета, демонстрировал положительные черты губернских бюрократических механизмов. Одновременно с этим обна-руживались и отрицательные стороны - целый ряд нарушений в соблюдении сроков доставки, точности сведений.
Думается, что всеподданнейшие отчеты в полной мере не выполняли той функции, ради которой они составлялись. А это, в свою очередь, определяло и соответствующее отношение к ним как со стороны официальных кругов, так и со стороны современников. Император получал информацию с различной степенью искаженное™. Более того, по ряду вопросов в отчет закладывалась заведомо приблизительная информация. Нередки были и случаи задержек представления отчетов, особенно с начала XX века. Несмотря на регулярный просмотр Императорами отчетов, влияние губернаторских отчетов на выработку крупных внутриполитических решений не получило широкого распространения.
Влияние таких факторов, как антиправительственные выступления, .придавало динамизм развитию провинциальной власти. Однако, несмотря на неоднократные реформирования, в системе местного управления оставалось много консервативного, что зачастую не позволяло ему быть готовым к радикальным переменам в политической жизни государства.
24 Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:
1. Минаков А.С. Образование и внутренняя организация Орловского губернского жандармского управления //Истории русской провинции. 1999. № 7-8. с. 98-105.
2. Минаков А.С. Социокультурные особенности облика провинци-ального жандарма в России второй половины XIX века. (По материалам Орловского губернского жандармского управления) //Проблемы исторической психологии и взаимодействие мировоззрений в истории. Материалы Всероссийской научной конференции. Орел., 2000. с. 106-108.
3. Минаков А.С. Организация и функционирование губернских статистических комитетов во второй половине XIX - начале XX веков: на материалах Орловской губернии // Страницы истории. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 9. Брянск., Изд-во БГПУ. 2001. с. 141-151.
4. Минаков А.С. Деятельность Орловского губернского статистического комитета в 1860-1880-х -одах // Право: история, теория, практика. Вытек 6. Брянск., Изд-во БГУ. 2001. с. 251 -257.
5. Минаков А.С. Особенности использования формулярных списков как источника по воссозданию биографий и социально-культурному анализу провинциального чиновничества (По материалам Орловской губернии) //Источниковедческие и методологические проблемы биографических исследований. Сборник материалов научно-практического семинара. СПб., Изд-во СПб ун-та. 2002. с. 153-157.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU