УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Устрялов Ф. Усмирение Венгерского мятежа,

СПб., 1855

 

После прекращения Польского мятежа, Россия восемнадцать лет наслаждалась спокойствием; только на Кавказе раздавался гром оружия. С начала 1848 года открылись народные восстания в западной Европе. Сигнал подала Франция.
Польская революция 1830 года, имевшая главным двигателем среднее сословие, положила прочное основание распространению тех ложных идей и систем, которые до нее не имели полного развития. Стремление умов, взволнованных восторженными воззваниями людей, надеявшихся более на осуществление личных интересов, нежели на достижение пользы общественной, стало очевидно клониться к уничтожению прав состояния и наследства, к общности должностей и капиталов, к свободе действий, неограниченных законом, одним словом к полному низвержению естественного порядка вещей, без которого невозможно истинное благосостояние государства. Правление Людовика-Филиппа не могло вполне удовлетворить требованиям и надеждам так называемых социалистов. Короля окружали лица, нелегко изменявшие свои первоначальный убеждения. Сверх того, были и другие причины всеобщего неудовольствия: недоимка бюджета простиралась в последнее время до 560 мильонов франков; государственный долг превышал 400 мил.; земледелие не было поощряемо, промышленность падала, низший класс народа прозябал в бедности и невежестве. Заседания министерства, -3- палаты перов и палаты депутатов день ото дня становились шумнее и тревожнее; они часто прерывались грозными обвинениями, из которых многие не были лишены справедливости. Так восставали против членов министерства Одилон Барро, Ледрю-Роллен, Ламартин, Карно, Ашиль-Фульд. Тщетно президент, палаты перов, Гизо, и сочлены его, Тьер, Гебер и другие опровергали возложенный на них нарекания: оппозиция быстро усиливалась. Несмотря на ее успехи, Гизо объявил, что будет следовать прежней системе. Тогда признана была необходимость перемены министерства, в особенности по случаю отложения многих из его членов. Предположения об этой перемене поручены были королем графу Моле. Но нерешительные меры не имели уже веса. 11-го Февраля 184 8 года члены оппозиции формально предложили палате депутатов отдать министерство мод суд, обвиняя его в измене чести и выгодам Франции, в искажении правил уложения, в нарушении залогов свободы и прав граждан, в продаже публичных должностей и всех принадлежностей и преимуществ власти, в разстройстве финансов государства и наконец в нарушении хартии, дарованной Французами предшествовавшими законами. В тоже самое время возстание обнаружилось в народе; национальная гвардия отказалась выдти под ружье. Ночью раздался звон набатного колокола, воздвиглись баррикады, произошли убийства. Неистовые толпы с пылающими факелами разсеялись по городу и с мятежными кликами распространили повсюду ужас и опустошение. Утро 12-го февраля озарило революцию в полном разгаре. При первом известии о мятеже, Людовик-Филипп увидел всю безнадежность своего положения и в этот же день сложил отречение от престола. Составилось временное правительство из Дюпона, Араго, Ламартина, Ледрю-Роллена, Гарнье-Пажеса и других виновников революции. Подобное же возмущение вспыхнуло в Амьене, Лилле, Валансьенне, Руане, Гавре. Король со всем семейством удалился в Англию, и Фрация объявила себя республикою.
Революция, принявшая такие огромные размеры во Франции, в короткое время распространилась по всей западной Европе с гибельною быстротою: в начале марта безпокойства обнаружились в Гамбурге, Берлине, Стокгольме, Парме, и потребовали вмешательства вооруженных войск; -4- многие поплатились жизнью за минутные порывы безрассудного увлечения. В следствие волнений в Мюнхене, король баварский отказался от короны в пользу сына своего, Максимилиана II. Возмущения проникли в Милан и Венецию, которые, после упорного пятидневного сопротивления, были оставлены Австрийскими войсками, под начальством Фельдмаршала Радецкого. Шлезвиг-Голштейн отложился от Дании, учредив временное правительство. В Палермо открыт был с торжеством парламента. Сардиния подала помощь возмутившимся Ломбардо-Венециянским городам против Австрии. Беспокойства обнаружились в Познани; народ взялся за оружие и не прежде, как чрез месяц, мятежные Поляки были изгнаны генералом Коломбом. В начале апреля открылся мятеж на берегах Рейна, преимущественно в Бадене ; генерал Гагерн был злодейски убит, и Нассауские войска только кровопролитным штурмом усмирили город Фрейбург. 14-го Апреля произошел жестокий бой между Краковскими мятежниками и Австрийскими войсками, которые с трудом восстановили спокойствие. В тоже время вспыхнул мятеж в Риме; в след за тем в Мадриде и Неаполе. В начале Июля открылся кровавый бунт в Праге, едва усмиренной бомбардированием. Польское восстание в Париже, только после четырех дней страшного кровопролития усмиренное генералом Кавеньяком, еще более увлекло революционные умы к забвению закона и побудило мятежников к новым неистовствам.
Таким образом в короткое время западные Европейские государства увидели себя поколебленными в самых основных началах своего существования: прежние понятия о законе, праве, свободе и собственности разрушались с невыразимою быстротою; плоды десятков лет исчезали в нисколько мгновений; все стремилось к какой-то безотчетной цели, без сознания и системы, уничтожая все на пути своем и не создавая ничего нового.
Подобное революционное настроение умов взволновало и ближайшие к России западные государства. Австрия, соединяла под одною державою разноплеменный страны, постоянно стремившиеся к независимости: Венгрию, Трансильванию, Ломбардо-Венецианское королевство, Кроацию, Боснию и другие владения. Более всего возмутительные идеи нашли отголосок в Венгрии. Мо поводу местных споров и -5- притязании, возникли неудовольствия между Венграми и Кроатами. Представителем интересов первых был граф Баттиани, главный министр Венгерский; права вторых защищал Бан Иелашич, подкрепляемый многочисленными Императорскими войсками. Австрийское правительство утвердило справедливые предложения Кроатов; но Венгры, счастливые, что нашли предлог к восстанию, открыто возмутились. Действия между теми и другими войсками ограничились стычками, ознаменованными мудрою распорядительностью и личною храбростью Кроатского Бана. В конце Сентября вспыхнул бунт в самой Вене: граф Латур, военный министр, был изменнически убит; составилось национальное собрание. Венгры, преследуемые Баном Иелашичем, занявшим Пест и Пресбург, решились подать помощь своим единомышленникам и двинулись к столице Австрии. Вена находилась в самом бедственном положении : внутри ея господствовало безначалие; Австрийские войска, не превышавшие 15 т. человек, принуждены были оставить город; надежда на помощь и скорое прибытие Бана не осуществлялась. Венгерский сейм, под председательством Кошута, бывшего журналиста и редактора мелких газет, поручил генералу Могу, с 40 тыс. человек, преследовать Иелашича, спешившего с 35 тыс. солдат на освобождение Вены. Около месяца продолжались беспорядки, грабежи и убийства. Оба войска достигли наконец Вены. Главное начальство над Императорскими войсками принял князь Виндишгрец, содействуемый мужественным Баном. 16-го Октября произошло кровопролитное сражение, и предместья Вены были взяты приступом. Два дня спустя, город сдался на капитуляцию, на условиях, предложенных Фельдмаршалом. Венгерские войска, хотя и приблизились к Вене, но встреченные армиею Бана Иелашича, были разбиты на голову и оттеснены на правый берег Дуная к Мадьярской границе. В скором времени Австрийский Император Фердинанд V отказался в Ольмюце от престола, объявив Императором племянника своего, Франца-Иосифа.
Блистательный подвиг Императорских войск произвел самое благоприятное впечатление на приверженцев порядка; но надлежало опасаться уже не лишения одного города, а отпадения многих возмутившихся провинций. Мятежные Венгры успели между темь значительно усилиться и открыто восстали -6- против правительства; сочувствие, находимое ими в революционных умах, возвысило их дух и дало им огромные средства к дерзкому сопротивлению силе закона. Необходимы были деятельные меры к прекращению распространившейся анархии: дано было повеление вступить Австрийским войскам в границы Венгрии и начальство над ними поручено князю Виндишгрецу. Австрийская армия, перед открытием кампании, состояла, кроме войска, находившегося постоянно в Венгрии, из двух пехотных корпусов, заключавших в себе до 42,000 человек и 110 орудий, и резерва, в котором находилось до 15,000 ч. и 108 орудий. Наступательное движение в Венгрию ограничилось небольшими стычками с передовыми отрядами инсургентов. Австрийцы заняли Пресбург. Смелые действия Симонича и графа Шлика заставили неприятеля отступить с большою поспешностью. Фельдмаршал предпринял овладеть городом Раабом, где стоял сильный корпус Венгров. Этот корпус, под начальством Гёргея, сына бывшего адвоката, стремился соединиться с не менее сильным отрядом Перчеля. Движение князя Виндишгреца было исполнено удачно, хотя и дозволило Гёргею совершить свое отступление к Офену почти без малейшего препятствия.
15-го декабря депутация Рааба поднесла Фельдмаршалу ключи города. Почти в тоже самое время неприятель, отступивший к с. Мор, был разбит Баном Иелашичем.
Крепость Коморн, не сдававшаяся Австрийцам, подверглась блокаде, равно как и крепость Леопольдштадт, осаждаемая Симоничем. 23-го Декабря три Австрийские корпуса стали перед Офеном : мятежники сдали его без боя, покинув сделанные ими к войне приготовления и множество орудий. Кроме того, граф Шлик нанес поражение корпусу Месароша при городе Кагшау. Таким образом в весьма короткий срок вся северная часть Венгрии была очищена от неприятеля.
Быстрые успехи Австрийской армии, завладение столицы Венгрии и поспешное отступление неприятеля вниз по Дунаю, дали князю Виндигрецу повод думать, что восстание уничтожено в самом начале. Но вскоре новые беспорядки доказали всю неосновательность его предположений. Быстрое отступление мятежных войск вовсе не служило признаком их слабости: они лишь направлялись к главному центру своих действии, который укрывался за рекою -7- Тиссою; там были заготовлены все средства к обороне, там председательствовал Венгерский сейм, учреждались депо для обучения набранных рекрутов, выделывались ассигнации. Граф Шлик, получив известие о занятии Песта князем Виндишгрецом, решился напасть на корпус Дембиниского, стоявший близ Токая; но неприятель, после упорной борьбы, удержался на своей позиции, и граф Шлик принужден был отступить. Фельдмаршал отправил к последнему сильное подкрепление, и только отчаянная храбрость войск принудила инсургентов снова удалиться за реку Тиссу. Между тем Гергей стремился восстановить сообщение с Коморном, осажденным Австрийскими войсками; его корпус был преследуем генералом Чорихом, разбившим мятежников при Шемнице. Это поражение могло бы иметь весьма важные результаты, но австрийские военачальники не воспользовались выгодами своей победы.
Гергей, сведав о неблагоприятном положении Дембинского, быстро пошел к нему на помощь, разбил на дороге несколько отрядов, пытавшихся его удержать, и соединился с своими единомышленниками. Венгерская армия возросла до 50,000 ч. с 150 орудиями. 14-го Января произошло сражение при Капольне; неприятель потерял важнейшие из занятых им пунктов. Впрочем и эта победа не доставила австрийцам счастливых последствии; силы их 6ыли слишком незначительны для настойчивого преследования неприятеля.
Поэтому Фельдмаршал возвратился в Офен, но расположил свои войска на слишком растянутой позиции. Хотя крепости Леопольдштад, Эссег и Верец сдались Австрийцам, однако осада Коморна оставалась безуспешною. Симонич принял распоряжение над блокадным корпусом и начал деятельную осаду крепости, защищаемую Месселеном и графом Эстергази. Нерешительность действий и раздробленность генералов имели самое вредное влияние на прекращение мятежа.
С самого начала Венгерского восстания, революционные идеи нашли себе дружный отголосок в Трансильвании. Секлеры и другие племена, несмотря на различие вероисповедания, последовали примеру Мадьяр и подняли знамя возмущения. Предводителем их был Польский выходец Иосиф Бем, человек энергический и деятельный, но зараженный ложными убеждениями своего века. Малочисленность -8- отряда Фельдмаршал-лейтенанта Пухнера, оставленного в Трансильвании, не давала способов к успешному сопротивлению инсургентам до тех нор, пока предприимчивость полковника Урбана не заставила Бема разделить свои силы. Австрийцы, взяв город Клаузенбург, принуждены были однакож вскоре его покинуть, для соединения с раздробленными отрядами, - та разъединенность сил дала Бему возможность воспользоваться выгодами своего положения: в 8 дней он успел завладеть всею северною частью Трансильвании.
В южной Венгрии (Банате), несмотря на то, что Фельдмаршал-лейтенант Рукавина нашел сильное подкрепление в преданных Императору войсках и во всем Сербском народонаселении, возмущение не прекращалось : в следствие происков эмиссаров Кошута, крепость Петервардейн пала во власть мятежников. В Банате собралось до 40,000 инсургентов, под предводительством Казимира Баттиани, Феттера и Мариасси, Старый Арад, находившийся в ведении заслуженного генерала Бергера и имевший не более 500 чел. гарнизона и 40 орудии, мужественно отражал осаду и все покушения неприятеля, до восстановления сообщений Арада с Темешваром, после победы графа Дейнинге над Венграми при с. Миклош. Генерал Гаммерштейн занял отрядами проходы чрез Карпатские горы, для обеспечения вверенной ему Галиции. Успехи Австрийцев на юге ограничивались действиями небольших корпусов. Инсургенты, предводимые Бемом, подступили к Германштадту, впереди которого стоял Фельдмаршал-лейтенант Пухнер, и напали па его отряд, но потерпев поражение, принуждены были отступить. Несмотря на то, Бем успел соединиться с возмутившимися Секлерами, вошел в сношения с мятежниками в Трансильвании и прекратил сообщения Австрийскаго корпуса с главною и императорскою армией. Секлеры в свой черед, перейдя границу Секлерлянда, решились овладеть Кронштадтом и затем напасть на Германштадт.
В это время в северной Венгрии Гергей, Дембинский и Клапка соединились против главных сил князя Виндишгреца, оттеснили графа и Улика с выгодной позиции и стали направляться к Песту, с целью скрыть свое настоящее движение на Вайцен. Фельдмаршал отступил к Песту; Бан прикрывал его со славою. Между тем, в -9- в следствии неудачных военных операций, на место князя Виндшнгреца, назначен был Фельдмаршалом барон Вельден. Мятежникам удалось осуществить заранее составленный план: они всеми силами напали на слабо защищенный Вайцем, где генерал Гец погиб смертью героя, встретились с Вольгемутом при Коморне и заставили отступить Австрийские войска к Пресбургу. В южной армии свирепствовали болезни, господствовал недостаток единства и продовольствия. Начальство над нею вверено было Бану Иелашичу. Пользуясь отступлением Императорских войск, мятежники заняли Офен и умертвили весь гарнизон, предводимый храбрым генералом Генци. Положение Австрийцев было самое опасное: лишенные всякой помощи, окруженные со всех сторон врагом, значительно превосходившим их силы, они должны были или бесславно положить пред ним оружие, или погибнуть с честью за исполнение своего долга. Внезапно они получили неожиданное и великодушное подкрепление, совершенно изменившее ход всего дела: то были Русские.
С самого начала восстаний в западной Европе, Император Всероссийский объявил Высочайшим манифестом о смутах, угрожавших в безумии своем православной России: «Но да не будет так! говорил Русский Царь. «По заветному примеру Наших предков, призвав в помощь Бога Всемогущего, Мы готовы встретить врагов наших, где бы они ни предстали, и, не щадя Себя, будем «в неразрывном союзе с Святою Нашею Русью, за защищать честь имени Русского и неприкосновенность пределов «Наших.... С нами Бог! разумейте языцы и покоряйтеся: яко с нами Бог!» В следствие сего твердо принятого решения, войска были поставлены на военную ногу, с учреждением особых резервов, и двинуты к западной границе.
В начале марта 1849 г. Австрийское правительство обратилось к Государю Императору с просьбою о военной помощи против мятежных Венгров, Его Величество обещал Свое содействие на следующих, принятых Австрией, основаниях: 1) что образ и мера определены Его Величеством, и 2) что Русские войска будут действовать отдельно от Австрийцев. В Апреле австрийское правительство, назначив нового главнокомандующего барона Гайнау, снова обратилось к России с -10- просьбою о вводе Русского корпуса в Трансильванию. Назначены были общие военные действия: в Галиции, при Дукле, определен был центр Русской армии, под начальством Фельдмаршала князя Варшавского графа Паскевича Эриванского; против Трансильвании должен был действовать генерал Лидерс; генерал Панютин отправился к Пресбургу для соединения с Австрийскою армиею; генералу Зассу с его отрядом поручено отвлекать Венгров от упорного преследования Австрийцев. Общее число наших войск, при выступлении в поход, доходило до 190,000 человек и 500 орудий. Мятежники имели до 200,000 и 350 орудий. При таком положении самая столица Австрии могла быть взята Венграми. По настоятельным просьбам, Фельдмаршал, без особого разрешения Государя Императора, находившегося в то время в Москве, отправил по железной дороге в Вену отряд из 13 т. человек пехоты с 48 Орудиями, под начальством генерала Панютина. Первая встреча с инсургентами произошла в отряде генерала Засса 4-го мая.

На другой день Государь прибыл в Варшаву, для свидания с Императором Австрийским. Затем Государь Император лично довел войска, шедшие через Граб, до рубежа Венгрии, на вершине Карпатов, и оставил при армии Великого Князя Константина Николаевича. После значительных сшибок с Венгерскими отрядами, занятия города Кашау нашими войсками и поспешного отступления неприятеля, отряд генерала Гротенгельма был атакован, в окрестностях Быстрицы, Бемом, имевшим до 12 т. человек. Русские разбили его на голову при м. Альтдорфе.
В тоже время в Трансильвании генерал Лидерс выиграл дело при монастыре Предяле и г. Кронштадте, и оттеснив неприятеля за р. Ольгу, приступил к усмирению Секлеров. Русское оружие везде восстановляло порядок: претерпевая постоянные поражения, неприятель занял Роттентурмское ущелье с твердым намерением сопротивляться. 7-го Июля войска паши двинулись в атаку, взобрались на крутые высоты, ворвались в укрепления и, после смертоносного боя, нанесли неприятелю совершенное поражение, взяв у него более 1200 пленных и 8 орудий. Совершив это блистательное дело, генерал Лидерс занял Германштадт и произвел общее наступательное движение, по направлению -11-

 

 

 

 

к Сегезвару (и Песбург). Сосредоточенные силы мятежников, под начальством Нема, встретились с нашими войсками близ этого города; бой, упорный и кровопролитный, кончился в нашу пользу : мы взяли множество пленных и оружия, но общая радость была омрачена смертью храброго генерала Скарятина, Бем двинулся на юговосток и направился к Германштадту.
Между тем отряд генерала Панютина, прпкомаидиро-
Австрийским войскам, близ лыиую храбрость в делах
ванный, в
резерва оказал
с мятежниками. Гёргеии, вознамерившись действовать наступательно против Австрийского корпуса, атаковал при селении Перед дивизии Потта и Герцингера; положение их было весьма опасное. По генерал 3 [анютин, с свойственным ему военным искусством, стремительно напал на неприятельский корпус, разбил его совершенно и отбросил за р. Вааг. Эта победа открыла Австрийцам доступ к
Раабу , который , после краткого сопротивления был Австрийскими войсками, под личным предводительством Австрийского Императора. Мятежники увидели, что дело принимает весьма невыгодный для них оборот, и решились, избегая генеральных сражений, заставить углубиться нашу армию во внутренность края и подвергнуть ее
взят
всевозможньш лишениям.
Для обеспечения ее продовольствия, Фельдмаршал двинул свои войска к Токаю. Казаки бросились вплавь через Тиссу, овладели плотами, опрокинули неприятеля, вместе с артиллериею и стрелками, и заняли город. Однакож движения нашей армии сделались весьма затруднительными : губительная холера вырывала из рядов храбрых многочисленные жертвы, продовольствие шло медленно, дороги испортились. К войскам посланы были подкрепления, с целью как можно скорее положить предел мятежу. В продолжение всего этого времени инсургенты находились в числе 60 т. близ Комориа, под начальством Гергея, имея перед собою Австрийскую армию.
Желая воспрепятствовать соединению Гергея с отрядом Высоцкого, движением через Пест или Вайден, главнокомандующий оставил у Коморна генерала Панюхина вместе с Австрийскою армиею, а главную часть Русской армии расположил по берегу Дуная.
Генерал Панютин снова оказал деятельную помощь
13
Австрийским войскам во время сражения их под Комор-иом с Венграми. Рискованное движение генера желавшаго обезпечить свои авангард от натиска неприятеля, принудило отступить инсургентов к г. Ваиицену. 1 о там они соединились с своими главными силами, напали на наши войска, в чет в ер о-слабейшия, и несколько раз ходили в аттаку. В этом деле войска иаши явили при
V _ tf t*
мер всегдашней своеи твердости и не отступили ни на шаг. Великий Князь Константин Николаевич находился в пер-
вый раз в огне; его хладнокровие и веселость среди опасностей живо впечатлелись в сердцах Русских воинов. Необяснимая оплошность Австрийскаго главнокомандующаго допустила Гёргея избегнуть решительнаго сражения, вопреки предположению Князя Варшавскаго, имевшаго целью поставить неприятеля между двух огней и окончить все дело под Вайденом. Гёргеии пошел по левому берегу Дуная и, после блистательнаго для нас дела при с. Тур, отступил к Лосоичу. В то самое время, когда главная армия преследовала неприятеля по направлению от Ваиицеыа на восток, отряд генерала Граббе шел на встречу мятежникам в надежде отрезать им отступление* Мятежники двинулись на селение Мишкольц, и после многих невыгодных для них стычек, открыли бон у с. Герембали; но, потерпев поражение, снова укрепи.
Главнокомандующий решился сбить их и для того совершил переправу чрез бурную Тнссу, под неприятельскими выстрелами. Отряд генерала барона Остен-Сакена
т t
на своеи позиции.
Токаи. Неприятель отступил на сильную позицию при Дебречнне. 21-го Июля наши войска, ободряемыя личным присутствием Великаго Князя Константина Николаевича, находившагося под неприятельскими выстрелами, дружно ат-
таковали неприятеля; после продолжительнаго и смертоноснаго боя, сбили его с позиции, отбросили за город и взяли А- орудия и множество пленных. У нас ранены генералы Куприянов и Моллер. Главный же урон неприятеля состоял в совершенном упадке духа его. После этого сражения мятежники толпами оставляли ряды и расходились по домам.
Неприятель вступил в переговоры с нашею армиею; между тем отступил к Араду и расположился у стен города. 1-го Августа граФ Рндигер получил предложение Гёргея сдаться безусловно : «Дальнейшее кровопролитие»
Сражение прк Дебречиие,
Усмирение мятежа.
14
писал он, «я признаю безполезным и для Венгрии пагубным. Я безусловно слагаю оружие перед войсками Его Величества Императора Всероссийскаго, торжественно обявляя, что скорее подвергну весь мой корпус истреблению
в отчаянной
против сильнейшаго противника, чем решусь безусловно сложить оружие пред Австрийскими войсками.» По принятии главнокомандующим предложения, не-

приятель вышел с изявлением покорности пред торжествующею Русскою армиею и предался великодушию победителей. Незадолго до этого окончательнаго успеха, генерал Лидерс разбил Бема при Германштадте и отнял у него большую часть артиллерии; поражение было довершено при Мюлленбахе. Бем оставил начальство над ском и бежал за границу. С его удалением отдельные отряды
в о и -
екословно отдавались во власть Русских. Победы Австрийцев при Сереге и Темешваре и в особенности низложение Гёргея благодатно подействовали на умы мятежников : крепости сдавались войскам при первом их появлении, жители и гарнизоны радушно принимали победителей и спокойствие водворялось в стране, еще недавно обуреваемой всеми бедствиями анархии.
Узнав о поражении врагов, Россия с торжеством праздновала свою новую славу. В восемь недель совершилось
усмирение Венгерскаго мятежа : нам сдано до 150 знамен и 400 орудий; перед нами положили оружие более 80,000
мятежников. Ру
войско исполнило долг свои и заслужило новую милость Царя. «Честь и слава вам,» возвестил Государь Император в Высочайшем манифесте, «честь и слава вашему победоносному вождю ! Вы себя, «как и всегда, показали достойными прозвания Всероссий-«скаго победоноснаго воинства. Благодарю вас всех и «каждаго ; Я вами доволен, вами горжусь.» <)тн слова были лучшей наградой России за достославный подвиг.
ѵ



return_links();?>
 

2004-2019 ©РегиментЪ.RU