УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Гонюхов С.О., Горобцов В.И. МВД России. 200 лет на страже закона и правопорядка.

М: "Рейттаръ", 2002

 

Введение
Глава I
Правоохранительные органы России до ХVIII в.
Российская полиция и ее униформа в ХVIII в.
Глава II
Создание министерства внутренних дел в Российской империи
Министерство внутренних дел России во второй половине XIX в.
Министерство внутренних дел Российской империи в начале XX в.
Глава III
Жандармерия — политическая полиция Российской империи
Подразделения и ведомства, осуществляющие правоохранительные функции в царской России
Глава IV
Милиция Временного правительства России
Правоохранительные органы Белых правительств России
Милиция национальных окраин бывшей Российской империи
Глава V
Образование и становление органов правопорядка Советского Союза
Развитие НКВД РСФСР в 20-х годах XX века
Органы НКВД СССР до Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
Органы НКВД СССР в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
МВД СССР с 1946 по 1960 гг.
Деятельность органов МВД СССР в период 1960-1991 гг.
Глава VI
Органы внутренних дел как одна из составляющих МВД РФ
Внутренние войска МВД России на современном этапе

Заключение
Приложения

Государственная служба по русскому действующему праву на начало XX в.
Хроника основных событий в деятельности полиции и МВД Российской империи - СССР - России
Литература
 

Введение

 

В первую четверть XVIII в. в России, когда власть приобрела форму абсолютной монархии, всякий противоправный поступок рассматривался как посягательство на интересы государства. Потребовался специальный орган, который бы не только квалифицировал подобные действия, но и принимал ответные меры. Так появилась регулярная полиция - одна из силовых структур Российской империи.
Основными слагающими компонентами силовой структуры любого государства являются: юридическая база, в рамках которой она действует, оружие, необходимое для силового выполнения задач, возложенных на данную силовую структуру, и униформа, служащая особым отличительным знаком государственной принадлежности. Эти три компонента при тесной взаимосвязи имеют и характерные отличительные черты в эволюционном процессе.
История униформы уходит своими корнями в глубокую древность. Отправляясь в поход, воины одевались и вооружались по своему усмотрению и достатку. Однако уже тогда в одежду ратников вводились отличительные знаки или они различались по цветам некоторых элементов одежды. Иной раз цвет одежды становился не только "опознавательным знаком", но и имел чисто психологическое значение. Известно, к примеру, что спартанцы носили красные одежды для устрашения противника, во-первых, а во-вторых, чтобы кровь, текущая из ран, была менее приметна.
В России единая униформа появилась на несколько десятилетий раньше, чем в государствах Западной Европы.
Стрелецкие полки, учрежденные Иваном Грозным в середине XVI в. для защиты Руси от врага внешнего и внутреннего, носили единообразные по покрою кафтаны и суконные, отороченные мехом, шапки. Именно с этих пор начинается история форменного мундира в России.
Особенным почетом и уважением пользовался в России мундир, который свидетельствовал о том, что носящий его находится на государственной службе, является "государевым человеком", "защитником Отечества".
"Нет чести выше - носить русский мундир", - говорил М.И. Кутузов.1
Итак, мундир напоминает об исключительном, почетном статусе того, кто его носит, воспитывает чувство солидарности и гордости за принадлежность к конкретному подразделению, в частности и к России в целом. Еще Петр I придавал особое значение мундиру, отмечая, что право носить форму - честь, выпадающая не каждому, ведь именно таков смысл его указа от 4 декабря 1724 г: "Дабы того цвету и с такими ж обшлагами, с какими делается мундир драгунам и солдатам, другие никто ...не носили".2
Помимо верности долгу мундир налагает на носящего его и другую обязанность - всегда и везде являть собой образец поведения. Ведь недостойный поступок порочит не только его самого, но и святое дело, на причастность к которому он претендует, нося форму защитника Отечества.
Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод, что история униформы - неотъемлемая часть истории Отечества и традиционный аспект воспитания патриотизма и чувства гордости за принадлежность к нашей Родине.
История свидетельствует: униформа не возникает сама по себе, а является отражением исторических и культурных традиций государства. На ее эволюцию оказывают влияние ряд факторов как объективного, так и субъективного характера. К объективным факторам относятся: природные условия, экономические возможности государства, тактика ведения боевых действий. Большое значение на эволюционный процесс мундира оказывала и международная мода, эволюция которой неразрывно связана с закономерной сменой стилей, обусловленной изменениями исторических условий жизни общества. Субъективным фактором в эволюционном процессе русского мундира являлись вкус и воля царствующих особ.
В настоящее время издан ряд работ по истории русского военного мундира, чего нельзя сказать об истории форменного обмундирования российских правоохранительных органов.
Получилось так, что эта тема, в отличие от описания армейской формы обмундирования, снаряжения и вооружения, до настоящего времени оставалась совершенно не изученной. Да и как иначе: полицейские и жандармы, с точки зрения коммунистической морали, были просто преступниками, душителями всего прогрессивного. Уничтожалось все, что было связано с "царскими сатрапами" в литературе и в искусстве, а понятие "городовой" стало символом абсолютного зла.
Таким образом, целостного представления об истории развития униформы представителей сил правопорядка России современному читателю получить в настоящее время неоткуда.
Помимо всего вышеизложенного знание истории эволюции мундира правоохранительных органов -3- России приобретает сегодня актуальное значение, так как его главная особенность заключается в том, что он - атрибут государственной власти. Именно поэтому отношение к человеку в форме сотрудника МВД совершенно иное, чем к представителям любой другой профессии.
Специфическая значимость формы одежды сотрудников органов внутренних дел следует из задач и функций, которые на них возложены.
Каждый сотрудник наделен определенными властными полномочиями, правом ношения и применения оружия. И именно эти обстоятельства требуют от каждого сотрудника милиции быть всегда опрятно одетым в установленную форму одежды, олицетворяя тем самым представителя органов правопорядка России.
К сожалению, в силу ряда причин в настоящее время мало уделяется внимания привитию культуры ношения форменного обмундирования, не разъясняется прямая зависимость соблюдения форменной одежды и поднятие престижа сотрудника милиции в глазах населения.
Но прежде чем прививать культуру ношения форменного обмундирования, необходимо изучить историю мундира и его роль в сохранении преемственности между поколениями. Только после всестороннего изучения процесса эволюции формен-
ного обмундирования сотруднику милиции станет понятным, почему приказы и наставления требуют строгого соблюдения правил ношения форменной одежды. И только после этого данные требования будут выполняться личным составом МВД осознанно.
В связи с вышеизложенным основная задача настоящей книги - заполнить информационный вакуум, сложившийся в настоящее время вокруг истории развития униформы представителей правопорядка Российской империи.
Необходимо учитывать и большое воспитательное значение изучения истории эволюции форменного обмундирования личным составом МВД. Это связано прежде всего с тем, что, изучая историю мундира, сотрудник тем самым изучает Отечественную историю, историю правоохранительных органов, что способствует развитию патриотизма и чувства гордости за выбранную профессию, в чем, несомненно, окажет помощь данное издание.
В завершение необходимо отметить, что предлагаемый вниманию читателя труд выходит в канун 200-летия МВД России, что, несомненно, повысит его историческую и познавательную значимость. -4-

 

Глава I
Правоохранительные органы России до ХVIII в.

 

Важнейшим предназначением государства с момента его возникновения является обеспечение упорядоченности общественной жизни, создание необходимых условий для нормального функционирования общества. Этой цели подчинен весь государственный механизм, однако в нем имеются такие звенья, которые призваны в первую очередь поддерживать установленный в государстве общественный порядок. Одним из таких звеньев является полиция, которая, по словам Ф. Энгельса, «также стара, как государство».3 Справедливость этого утверждения подтверждается историей. Не составляет исключения и Россия. Органы, осуществлявшие полицейские функции, возникли здесь с древнейших времен.4
Изучение документов и других источников показывает, что в истории России применительно к настоящей теме четко прослеживаются два этапа. Первый охватывает время до начала XVIII в. Для него характерным является наличие органов, которые выполняли полицейские функции наряду с другими административными и судебными. В рамках этого этапа представляется необходимым вести речь не о регулярной полиции, а об органах, осуществлявших полицейские функции. Второй этап начинается с первой четверти XVIII в. и продолжается до февраля 1917 г. Это время создания и развития в России регулярной полиции, специализированного органа, освобожденного от иных обязанностей, кроме тех, что составляют предмет ведения непосредственно полицейского аппарата.5
В XV - начале XVI вв. возникают и своего рода розыскные органы. Таковыми стали так называемые «особые обыщики». Они присылались из Москвы «в случае умножения в какой-либо местности разбоев и татев». Но обыщики приносили мало пользы. Вместо оказания помощи в борьбе с преступностью они причиняли местному населению только убытки. Жалобы на притеснения со стороны обыщиков побудили Ивана Грозного ввести постоянный полицейский орган из числа местных выборных людей - губных старост. Они избирались на несколько лет из дворян. Необходимо было, чтобы кандидат на эту должность «и грамоте был горазд, и душою прям, и животом прожиточен». После выборов губные старосты давали присягу в Разбойном приказе. Особой форменной одежды, как свидетельствует история, губные старосты не имели и одевались как знатные и богатые люди, основным отличием которых от простых людей служил кафтан. Кафтан в его классическом виде - узкого по-
кроя с отрезным по талии лифом и длинными со сборками по окату рукавами, стягивающимися у запястья ременными или металлическими зарукавьями (манжетами). Кафтан имел высокий стоячий воротник - козырь, закрывающий почти весь затылок. Юбка кафтана для пышности и свободы в движении сзади (по талии) имела сборки, а в боковых швах внизу - разрезы. Боковые разрезы, низ изделия и края борта обшивались отделочной тесьмой («кружевами»). Застегивался кафтан спереди с помощью пуговиц и длинных, расположенных поперек груди петлиц с кистями на концах.
Петлицы расшивались цветным шелком, серебром или золотом и были элементами не только застежки кафтана, но и его отделки. Однако особым украшением являлся козырь, наружная сторона которого выкраивалась из атласа, бархата или парчи и вышивалась, в зависимости от знатности владельца, цветными нитками, серебром или золотом, а иногда украшалась жемчугом и драгоценными каменьями. Отсюда, видимо, пошло и до сих пор сохранилось выражение «ходит козырем», характеризующее щеголеватый вид.
Покрой одежды и материал, из которого она изготовлялась, зависели от сословия, к которому принадлежал ее хозяин. Каждый обязан был носить одежду сообразно своему положению и званию, в противном случае он подвергался наказанию. Именно в это время зародилась традиция награждать одеждою, а если точнее - кафтаном.6
Кафтаны официально причислялись к знакам
отличия. Награда истинно русская, ведь кафтан - не что иное, как наша национальная одежда. Было четыре разновидности наградных кафтанов: простые, мастеровые, почетные и нарядные. Шились они из сукна, бархата, атласа и тафты длинными, почти до пола, с пуговицами и застежками спереди, имели отложное ожерелье на воротнике, золотые или серебряные петлицы с кистями, запястье у рукавов из кружев, полы нарядных кафтанов обшивались жемчугом и драгоценными камнями.
Они бывали «становыми», с перехватом в талии, и «турские» - без него. Пожалование происходило по представлению начальства и по непосредственному усмотрению государя.7
Помощниками губных старост были губные целовальники, избиравшиеся «сошными людьми». Губные старосты и целовальники составляли губную избу, орган местного самоуправления в уезде, выполнявший полицейско-судебные функции.8 -5-

Во времена Ивана Грозного отдельное место в полицейской системе занимала царская охрана: жильцы, рынды и воины особого назначения - опричники. Каждое из этих формирований имело определенное назначение и присущую ему одежду.
Жильцы несли при дворе почетную царскую службу и формировались из приезжих в Москву на житье детей иногородних бояр и дворян, отсюда и произошло их название. Одежда жильцов особо не отличалась от обычной одежды дворянской знати, но в большинстве своем в качестве верхнего платья жильцы носили длиннополые кафтаны типа ферязи, только более узкого покроя, с небольшим стоячим воротником и зауженными рукавами. Подпоясывались жильцы дорогими кушаками, на голову надевали остроконечные шапки с меховым околом и золотым шитьем на тулье, а на руки - белые перчатки с широкими раструбами. Вооружение их состояло из меча и протазана - ритуального оружия, имеющего вид плоского копья с кистью, насажанного на длинное, обшитое сукном, атласом или бархатом древко.
Рынды - непосредственные и постоянные телохранители государей - избирались из стольников и стряпчих. Сопровождая в походе царя, они были одновременно охраной, эскортом в царском поезде и его оруженосцами. Вооружались рынды топорами, секирами, шестоперами и носили пошитые из камки (шелковой с узорами китайской ткани), парчи или бархата турецкие кафтаны или ферязи преимущественно белого цвета, опушенные по бортам и низу горностаевым мехом. Турецкий кафтан представлял собой длиннополое верхнее платье без воротника, с глубоким полузаносом. Застегивался такой кафтан у шеи на запонку, а на левом боку по талии завязывался на тесемки. Турецкий кафтан и ферязь надевались поверх обычного короткого кафтана с козырем. Принадлежностями наряда рынд были также высокие шапки, остроносые сафьяновые сапоги и две золотые цепи, свисавшие крестообразно от плеч до бедер.9
Опричников, по современным понятиям, можно отнести к бойцам подразделений особого назначения. Они, как и другие постоянные войска, имели свою униформу. Форма эта состояла из длинной черной рясы и такого же цвета остроконечной шапки. Под шапку на макушку головы надевалась тафья -шапочка типа тюбетейки, которую опричники носили постоянно, не снимая даже в церкви. Обязательной символикой воина-опричника были собачья голова и метла, прикрепленные к седлу всадника, что означало: "...они грызут лиходеев царских и метут Россию".10
В конце XVI в. в России полицейские функции осуществлял Стрелецкий приказ.11
Стрелецкая служба была в основном наследственной. Стрельцы получали годовое жалованье, освобождались от налогов и помимо службы занимались теми же видами деятельности (ремесла, торговля и т.п.), что и остальное посадское население.
Помимо московских существовали и городовые стрельцы. Московские, несомненно, занимали более привилегированное положение - жалованье и различные "дачи" (пожалования вещами) были у них намного больше, нежели у городовых.
Приказы (полки) назывались по именам своих командиров и имели порядковые номера. В Москве первым по номеру был так называемый стремянный приказ (полк), обычно в 1,5-2 раза превосходивший по численности остальные. Стрельцы этого подразделения никогда не посылались из Москвы в пограничные города для службы и постоянно находились при особе царя. Из этого, собственно, и получилось название "стремянной", то есть находящийся у государева стремени. Среди городовых стрельцов конные подразделения встречались довольно часто, однако в полном смысле кавалерией их назвать нельзя - это была лишь посаженная на коней пехота.
Командный состав приказа (полка) - "начальные люди" - состоял из головы (тысяцкого), полуголовы (пятисотского), сотников и урядников (пятидесятников и десятников). Старшие начальники набирались из дворян и детей боярских, головами же бывали и князья; урядники - из самих стрельцов.
Форменное обмундирование стрельцов было следующим: шапка бархатная, с довольно высоким колпаком -6- и почти всегда с меховой опушкой, у стрельцов с овчинной, а у начальных людей с соболиной.
Верхний кафтан - с двумя небольшими разрезами по бокам на полах, длиной выше щиколоток. Застегивался справа налево, пуговицы круглые или овальные (шарообразные), петлицы из золотого или серебряного шнура с кистями на концах или из плоского галуна. На груди произвольное число петлиц, а на боковых разрезах - от одной до трех.
Порты - достаточно узкие в коленях, длиной до середины голени.
Сапоги - кожаные, в основном желтого цвета, до колен, с каблуками. Форма носка разнообразная.
Перчатки - у стрельцов коричневой кожи, с мягкими крагами, у начальных людей встречались и с жесткими крагами, украшенными вышивкой, галуном и бахромой.
Кушак - из цветной ткани, у начальных людей - с золотым шитьем и бахромой.
Кафтаны стрельцы получали от государства или шили в полках по "образцам" из полученных сукон. Существовали даже специальные книги о "даче начальным людям и солдатам шубных кафтанов". Попытки вынудить стрельцов изготовлять одежду за свой счет встречали с их стороны ожесточенное сопротивление. Приведем здесь характерный документ - 30 апреля 1682 г. вышел указ стрелецкому полковнику Семену Грибоедову об отставке и наказании за притеснения подчиненных. Один из разделов этого указа гласил: "И кафтаны цветные с золотыми нашивками, и шапки бархатные, и сапоги желтые неволею же делать им (пятидесятникам, десятникам и рядовым стрельцам своего полка) велел".12
Стрельцы были первыми, кто получил на Руси единую униформу.13
Весь комплекс стрелецкого вооружения был либо личным, либо частично личным, либо же полностью выдавался государством. Часто на оружии тех времен мы видим двуглавого орла, и это было не простое украшение, а символ принадлежности к «государевой службе». Двуглавый орел в качестве государственного герба Русского государства появился в конце XV в.
Почему именно орел? В Древнем Риме в период его мирового могущества в качестве гербовой эмблемы также употреблялось изображение царя птиц -орла. С основания в IV в. нашей эры Восточной Римской (Византийской) империи, равноправной с Римом, появляется двуглавый орел, символизирующий существование двух могущественных центров. Одна
голова птицы была обращена на восток, другая - на запад. С течением времени обе империи утратили свое значение. По мнению правителей Русского государства, роль павшего Царьграда (так русские именовали столицу Византии - Константинополь) перешла к Москве. Женитьба Ивана III на племяннице последнего императора Византии Софье подкрепила данное утверждение. «Изумленная Европа, - писал К. Маркс, - в начале царствования Ивана едва замечавшая существование Московии, стиснутой между татарами и литовцами, была поражена внезапным появлением на ее восточных границах огромного государства...». Как внешнее выражение этих притязаний и появляется двуглавый орел, ставший государственным гербом России. Он подкреплял легенду о том, будто московский государь по происхождению является потомком римского кесаря Августа - властелина вселенной.
Таков был политический смысл российской государственной эмблемы - двуглавого орла.14
Другим символом России являлся трехцветный бело-синее-красный национальный флаг.
Вот что писал по этому вопросу князь Александр Путятин в статье «О русском национальном флаге»: «В середине XVII в. царь Алексей Михайлович выписал из Голландии инженера капитана Батмана для постройки военного корабля, могущего ответить современным турецким силам... Когда работы подходили к концу, Батман обратился к боярской думе с просьбой испросить у его Царского Величества повеление: какой, как тому есть обычай у других государств, поднять на корабле флаг. Дворцовый приказ на это ответил, что в практике такого обстоятельства не случалось, что Оружейная палата строит знамена, хоругви, прапоры для войсковых частей и воевод. Царь приказал спросить Батмана, каков обычай в его стране. Тот ответил, что берут материю кидняк -алую, белую и синюю - и сшивают полосами. Такой флаг служит для обозначения голландской принадлежности... Посоветовавшись с боярской думой, царь приказал поднять бело-сине-красный флаг с нашитым на нем двуглавым орлом».15
По мнению историка Михаила Горденева, не стоит в этом факте усматривать простое заимствование цветов. Московский герб изображает белого всадника на красном поле, на плече у него синий плащ. Поэтому подобранный в тон старинному геральдическому символу и дополненный к тому же орлом стяг выражал национальный характер Российского государства. Не случайно именно он был выбран в качестве государственного.16 -7-

 

Российская полиция и ее униформа в ХVIII в.

 

Конец XVII и начало XVIII столетия явились периодом великих преобразований в Русском государстве, благодаря которым Россия превратилась в сильную державу. Осознавая безжизненность и несостоятельность старого правления, Петр I произвел полную реформу государственного аппарата.
Для придания государственной службе четкой организационной структуры, обеспечивавшей ее подконтрольность верховной власти, Петр I, учитывая опыт других стран, признавал необходимым установить строгую иерархию всех ее должностей, число которых в связи с расширением функций государственного управления в начале XVIII в. значительно возросло. Такая иерархия должна была способствовать укреплению дисциплины и субординации, с одной стороны, а с другой - быть стимулом для последовательного продвижения по служебной лестнице каждого государственного служащего в соответствии с его способностями и заслугами.
Правовой основой для этого стал «Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных, которые в каком классе чины...», введенный в действие 24 января 1724 г.
Все чины «Табели о рангах» подразделялись на три типа: военные, статские (гражданские) и придворные и делились на четырнадцать классов. «Табель о рангах» предусматривала возможность поступления на государственную службу и представителей других свободных сословий с получением соответствующих классных чинов. Отныне не сословная родовитость служила основанием для выдвижения на командные высоты, а наоборот, хорошая служба награждалась офицерским чином и давала возможность неограниченного продвижения по иерархической лестнице.
Один из главных организационных принципов государственной службы заключался и в том, что государственный служащий должен был пройти ее снизу вверх целиком, начиная с выслуги низшего классного чина. Это диктовалось как необходимостью замещения всех должностей, так и получения требуемой опытности (поскольку сама практика службы была главной школой профессиональной подготовки чиновничества).
В каждом классе необходимо было прослужить известный минимум лет (в низших классах обычно 3-4 г.). За особые заслуги по службе этот срок мог быть сокращен. Переход в следующий класс предполагался как занятие открывшейся вакансии. В связи с тем, что гражданских должностей было больше, чем военных, в гражданской службе открывалось больше вакансий, а потому и продвижение по службе там могло быть более быстрым. Учитывался и обще-
образовательный уровень государственного служащего17.
Единоличное и сословное начала, господствовавшие до Петра I в судах, были заменены отправлением правосудия, которое гарантировалось коллегиальностью состава суда и привлечением в него представителей, как старших, так и младших должностей при наличии специалиста в качестве советника. Правда, унтер-офицеры и рядовые должны были стоять в заседании суда в присутствии старших чинов, но опрос мнений производился, начиная с младшего, причем все чины суда имели право свободного и решающего голоса.18
Параллельно преобразованию различных государственных структур организуется на новых началах и полицейское управление Санкт-Петербурга.
Формирование столичной полиции начинается с 1715 г., с момента учреждения Полицмейстерской канцелярии, которая комплектовалась за счет офицеров, унтер-офицеров и солдат армейских частей, расквартированных в Санкт-Петербурге. По свидетельству исторических документов, им были сохранены форменная одежда, звания и денежное содержание по штатам армейских подразделений.
Полицейское управление состояло из Главной Полицейской Канцелярии и полицмейстерской команды численностью 41 человек (5 офицеров и 36 нижних чинов). Однако днем рождения штатной полиции Санкт-Петербурга принято считать 27 мая 1718 г., когда был назначен первый Генерал-полицмейстер северной столицы. Им стал Генерал-адъютант императора Антон Эммануилович Девиер.19
Возлагая на первого Генерал-полицмейстера исполнение полицейских функций, Петр I дал ему особую инструкцию, состоящую из 13 пунктов, они обязывали: "...Смотреть, чтобы все строение было регулярно построено Его Царского Величества Указу: печи и трубы печные были также по Указу, чтобы никакое строение за линию не выходило, чтобы улицы и переулки были равны и изрядны. Чтобы берега рек и протоков, а также сточные канавы были хорошо украшены, дабы весною и в дожди землёю их не заносило и чтобы нигде вода не останавливалась..., чтобы торговцы не продавали съестных припасов недоброкачественных, а тем более вредных для здоровья, чтобы меры, весы были верные и чтоб цены на съестные припасы объявлялись умеренные..., искоренять подозрительные дома, как то шинки, игорные дома, притоны разврата..., гуляющих и слоняющихся людей, а также нищих арестовывать и допрашивать...".
Именным указом от 15 ноября 1718 г. в целях соблюдения гигиены при торговле съестными припасами -8- торгующие были обязаны "ходить в белых мундирах", что было лучшим контролем их опрятности.
В дополнение к служебной документации Сенат постановил выделить в подчинение Генерал-полицмейстера 10 офицеров, 20 унтер-офицеров и 160 "добрых", крепких, хорошо обученных солдат. Из казны выделили 200 рублей для устройства шлагбаумов, которые опускались в 11 часов вечера и поднимались на рассвете. Для руководства деятельностью полицейского аппарата в 1720 г. было создано полицейское управление во главе с Генерал-полицмейстером. На него замыкались старосты, избираемые из числа жителей слобод или отдельных улиц. В помощь им выделялись десятники, избираемые с каждых 10 дворов по одному. Караульщики, вооруженные алебардами или огнестрельным оружием - с каждого двора по расписанию. Кроме этого имелась канцелярия Генерал-полицмейстера, в штате которой для ведения делопроизводства находились 1 дьяк и 10 подьячих.
Мундир столичного полицейского был изрядно украшен. Кафтан и штаны василькового цвета с красными обшлагами на рукавах, камзол зеленью, картуз васильковый с красными отворотами. Вооружение -шпага с медным эфесом, фузея со штыком, алебарды. Перевязи и портупеи были из лосиной кожи.
Интерес при рассмотрении обмундирования полицейского вызывает цвет кафтана, который в тот период играл роль мундира. Почему именно васильковый или, лучше сказать, синий, а не красный, как более почитаемый на Руси, или не зеленый, принятый основным для армии? Красный цвет отвергался сразу. Все дело в стрелецком бунте 1682 г., во время которого против юного Петра выступил и привилегированный Стремянной стрелецкий полк, отличием которого служили красные кафтаны. В результате красный цвет стал ассоциироваться у будущего императора с восстаниями против его власти.20 Но вернемся назад, в начало XVIII в., к униформе полиции. Существует несколько версий по поводу отличительного цвета одежды слуг правопорядка. По первой - понимая, что мундир полицейского - атрибут государственной власти, император повелел носить полицейским кафтаны синего цвета, так как данный цвет является одним из слагающих в цветовой гамме государственного флага России. Не забыт был и зеленый цвет. Желая показать военизированную организацию полиции, Петр I устанавливает для ношения полицейскими чинами зеленые камзолы.
Другая версия говорит о том, что основной цвет полицейских кафтанов был заимствован с Московского герба, на котором Георгий Победоносец (также являющийся символом государства Российского) поражает копьем дракона. Плащ у этого всадника синего цвета.
Петр I понимал воспитательную роль мундира и считал, что «честь мундира - это храбрость, верность долгу и знамени». Легкомысленное отношение или утрата по каким-либо причинам форменной одежды и оружия строго карались. Например, в Морском уставе 1720 г. имелась такая статья: «Если кто свой мундир или ружье продаст или в залог отдаст, оный имеет быть в первый и другой раз жестоко наказан, а в третий - расстрелян или на галеру сослан быть. А тот, кто у него покупает или принимает такие вещи, не токмо, что принял или купил, безденежно возвратить должен, но и втрое дороже, сколько оное стоит, штрафу заплатить, и сверх того на теле наказан будет».21
Рассматривая более подробно форму первых полицейских, необходимо отметить, что свою историю она ведет с 1719 г. Как свидетельствует история, именно в 1719 г. для полицейских чинов была введена специальная форма - кафтаны и короткие штаны василькового цвета, зеленые камзолы. Суконные кафтаны были с красными обшлагами шириной от 14 до 18 см и красной оторочкой петель. Пуговицы на кафтане были медные, дутые, конусообразные. На обшлагах и клапанах карманов их полагалось нашивать по 4 штуки, по борту кафтана - от 12 до 16 штук (сообразно росту каждого человека). Кафтан можно было носить застегнутым или расстегнутым, кто как захочет. При этом под кафтан надевали зеленый суконный камзол - куртку одного покроя с кафтаном, но теснее его и короче на 14-18 см, без обшлагов и с пуговицами меньшего размера. Васильковые суконные штаны были длиной чуть ниже колен и застегивались на боках на небольшие медные пуговицы. -9-

Чулки могли быть зеленого, красного, синего, белого цвета. Дополняли одежду черные галстуки, их завязывали бантом, и концы опускали вниз по камзолу. Головным убором служил карпус. Карпусы были сшиты из каразеи в виде невысокого цилиндра, чуть зауженного вверху. На тулью пришивали каразейную или байковую опушку, которую можно было опускать вниз, прикрывая уши, часть щек и затылок.
Кроме того, в обмундирование солдат и офицеров входила еще и епанча - плащ из зеленого сукна. Епанча была короткой, до колен, и узкой. Знаком унтер-офицерского чина служил золотой галун шириной 2,5 см на обшлагах и полях головного убора. Офицеры при обмундировании одинаковом с рядовыми имели следующие отличия: золотой галун по борту кафтана и камзола, по краям обшлагов и карманных клапанов, у боковых разрезов штанов и на шляпе; все пуговицы позолоченные, галстук белый, из тонкого полотна, перчатки с раструбами; если одевалась шляпа, то на шляпе - плюмаж из белых и красных перьев. В строю офицеры носили шелковые шарфы через плечо и металлические знаки на голубой ленте: у обер-офицеров - посеребренные с позолоченной каемкой, у штаб-офицеров - позолоченные целиком.
Мундирное сукно в России не производили, его приходилось закупать в Англии, Голландии, Пруссии. Ввиду нехватки сукна камзолы и штаны делали из кожи: лосиные, козьи, оленьи. В большом дефиците были медные пуговицы, поэтому их заменяли на оловянные, роговые или обтяжные суконные.
Мундирные и амуничные вещи унтер-офицеры и солдаты получали от Адмиралтейства по следующему расчету:
Кафтаны васильковые, обшлага красные 4 года Камзолы зеленые 4 года
Штаны васильковые 4 года
Картузы васильковые, отвороты красные 3 года

По две пары башмаков 1 год
По две пары чулок разных цветов 1 год
По две пары рубах с портами 1 год
По две пары галстуков 1 год
Сумы патронные 6 лет
Перевязи 6 лет
Шпаги с медными эфесами 10 лет
Портупеи 6 лет
Кроме упомянутых мундирных и амуничных вещей, как было сказано ранее, еще полагались: епанчи василькового цвета, фузеи со штыками. Однако снабжение обмундированием чинов полиции было нерегулярным и затруднялось тяжелым экономическим положением России того периода. До наших дней сохранился рапорт Генерал-полицмейстера в Сенат от 24 апреля 1723 г., из анализа которого мы делаем вывод, что полицейские унтер-офицеры и рядовые мундирных вещей не получали с 1719 г., а оружия и амуничных вещей с 1715 г. Как свидетельствует история, такой порядок имел самый печальные последствия: одежда изнашивались до такой степени, что людям не в чем было показаться на улице, и они сидели дома, не выходя ни на работы, ни в караулы.
Жалованье чинам полиции выдавалось небольшое, часто с большими задержками. Так, классный чин полиции, соответствующий чину армейского капитана, получал 96 рублей 99 копеек (армейский капитан получал в то время 180 руб.).22
Главными задачами созданной Петром I полиции были борьба с уголовной преступностью, охрана общественного порядка, а также обеспечение санитарной безопасности (в том числе соблюдение правил торговли съестными продуктами), пожарной безопасности и т.д.
Однако роль полиции этим не ограничивалась. Полиция для Петра I была одним из важнейших инструментов преобразований, ломки старых порядков и организации новой жизни. Недаром полиция впервые была создана именно в Санкт-Петербурге. Учитывая сословную структуру феодального общества, где каждое сословие обладало наследственным правовым статусом, отличавшим его от иных сословий, полиция должна была следить, чтобы подданные вели предписанный каждому сословию образ жизни и носили присвоенную каждому сословию одежду, прически и т.д. Не случайно абсолютизм получил в истории название «полицейского государства».
Наиболее полно задачи полиции были определены в Регламенте Главному магистрату в 1721 г., в котором говорилось, что «полиция есть душа гражданства и всех добрых порядков и фундаментальный подпор человеческой безопасности и удобности».23
Характерной чертой русской полиции XVIII века являлся ее военизированный характер. На службу в полицию, как правило, переводились армейские офицеры. Низшие полицейские чины комплектовались из унтер-офицеров и солдат старших возрастов, исполнявших рекрутскую повинность, но уже по возрасту и состоянию здоровья непригодных к службе в полевых войсках. В помощь полиции (например, для поимки беглых солдат и крестьян, для поимки разбойных шаек и т.д.) нередко направлялись воинские команды. Военнослужащие, привлеченные на службу в полицию, сохраняли воинские звания, форму своего полка, из казны которого получали денежное содержание.24
Со временем военнослужащие, находившиеся в ведении полицмейстеров, зачислялись в постоянный штат полиции. Для них вводилась специальная форма, описанная выше. Вопросы прохождения их службы решались в полицмейстерской канцелярии. Такое "военное происхождение" российской полиции во многом определило методы и принципы формирования ее кадрового состава. Полицмейстерами, частными -10- приставами, квартальными надзирателями назначались действующие, а чаще всего вышедшие в отставку офицеры, а рядовыми полицейскими становились бывшие солдаты. Никакой специальной полицейской подготовки они не имели, если не считать, что в кадетских корпусах, через которые проходила значительная часть будущих офицеров, изучались юридические науки. Это обусловливалось тем, что в уставе кадетского корпуса, где говорилось о целях образования будущих офицеров, предусматривалась возможность их службы полицмейстерами. Причем в задачу кадетских корпусов входила подготовка не только офицеров, но, "поскольку не каждого человека природа к одному воинскому склонна", и чиновников для гражданского ведомства, что отличало российские кадетские корпуса от западноевропейских.25
В армии также были условия для обучения солдат грамоте. Поэтому формирование полицейских, как и других государственных учреждений бывшими военнослужащими было естественным и во многом неизбежным в начале XVIII - XIX вв.
Учитывая сравнительную малочисленность полиции, к несению службы по охране общественного порядка привлекалось в порядке повинности местное население по одному человеку с каждых десяти дворов ("десятские") и в качестве старшего над ними - один человек с каждых ста дворов ("сотский"). В городах этих привлеченных к несению охранной службы из местного населения людей в некоторых документах XVIII в. именовали квартальными поручиками. Традиция привлекать выборных людей из местного населения к несению службы охраны общественного порядка существовала на Руси и до реформ Петра I, с древнейших времен.26
Благоустройство новой столицы было делом нелегким. Состав населения Санкт-Петербурга, доходивший до 35 тысяч человек, был самый неоднородный: рабочие и мастеровые со всех концов России, мелкие торговцы, солдаты, иностранные шкипера и матросы, колонисты, разношерстный сброд, искавший заработка и наживы, и т.п. Пьянство, разврат, воровство, насилие всякого рода и грабежи были обычным явлением. Чтобы водворить в этом хаосе порядок, нужна была твердая рука и железная воля. Такие качества в полной мере совмещал в себе первый Генерал-Полицмейстер. По словам камер-юнкера Берхгольца, жившего в конце царствования Петра I, Девиер был до того строг и неумолим в достижении царских предначертаний, что одно имя его приводило городских обывателей в трепет.27
Деятельность самого общества в таком сложном и многостороннем деле, как обеспечение и охрана безопасности, должна стоять на первом месте. Без -11- нее самая лучшая полиция одна никогда не будет в состоянии достигнуть полных и совершенных результатов. Этот взгляд вполне разделялся тогдашним правительством. Впрочем, для его усвоения и принятия послужили мотивами еще некоторые чисто экономические расчеты. Средства казначейства в то время были очень ограничены, поэтому Петр I не мог быть слишком щедрым и должен был избегать излишних расходов. С этой целью и внутренний караул в городах был возложен как на обывателей, так и на армейские патрули. Нет необходимости напоминать читателю с каким трепетом относился Петр I к своему детищу - Санкт-Петербургу, поэтому на охрану общественного порядка приказал отправлять своих любимцев - солдат и офицеров Преображенского и Семеновского полков.
Солдаты и офицеры Преображенского полка имели темно-зеленые суконные кафтаны с красными обшлагами, красной подкладкой и красной оторочкой петель.
Под кафтан надевали красный суконный камзол. Красные суконные штаны были длиной чуть ниже колен и застегивались на боках на небольшие медные пуговицы. Чулки могли быть зеленого, красного, синего, белого цвета, а башмаки - из черной кожи. Дополняли одежду черные шляпы, шерстяные или пуховые. Их поля обшивались белым галуном (тесьма, лента, изготовленная из золотой, серебряной, медной или из сплава металлов нити, на шерстяной или шелковой основе) и шнуром. На левой стороне шляпы прикреплялась медная камзольная пуговица.
Офицеры (в роте: прапорщик, подпоручик, поручик, капитан-поручик и капитан; в полку: майор, подполковник и полковник) при обмундировании, одинаковом с рядовыми, имели следующие отличия: золотой галун по борту кафтана и камзола, по краям обшлагов и карманных клапанов, у боковых разрезов штанов и на шляпе, все пуговицы позолоченные, подкладка у кафтана зеленая, галстук белый, из тонкого полотна, перчатки с раструбами, на шляпе -плюмаж из белых и красных перьев.
В строю офицеры носили шелковые шарфы через плечо и металлические нагрудные знаки на голубой ленте: у обер-офицеров - посеребренные с позолоченной каемкой, у штаб-офицеров - позолоченные целиком.28 Основным оружием являлось гладкоствольное ружье. Хотя огромное многообразие ружейных систем Петровского времени затрудняет корректное описание этого предмета вооружения, мы попытаемся дать его краткую характеристику.
Изначально на вооружении солдат состояли мушкеты - кремневые гладкоствольные ружья с замками англо-голландской или скандинавской системы. С начала XVIII в. широкое распространение получили ружья с французским батарейным замком, просуществовавшие без особых изменений следующие 150 лет. Такие ружья назывались фузеями (от французского "fusil" - "ружье"), они были легче мушкетов и имели меньший калибр. Необходимо заметить, что слово "мушкет" еще долгое время употреблялось для обозначения всех видов ружей.29
16 января 1721 г. Петр I дал полное и ясное определение задачи полиции и выяснил самое понятие полиции как учреждения. Полиция "рождает порядки и нравоучения: всем подает безопасность от разбойников, воров, насильников и обманщиков, непорядочное и непотребное жилье отгоняет и принуждает каждого к трудам и к честному промыслу; препятствует дороговизне, предостерегает все приключившиеся болезни; производит чистоту по улицам и в домах; запрещает излишество в домовых расходах; защищает вдов, воспитывает юных в целомудренной чистоте и честных науках». Из этих определений следует, что правительство перестало ограничивать задачи полиции одной лишь безопасностью и дало ей настолько широкое определение, что им почти исчерпывалось все правление, под которым в то время понимались суд, управление, благоустройство и нравственность».30
Подводя итоги деятельности Петра I по организации полиции в России, необходимо отметить, что именно при Петре I начиналась история полицейского мундира. В российской армии также существовала своя полиция. Порядок и дисциплину в полках поддерживали полковые порфосы, сочетающие обязанности полицейского и исполнителя приговоров (порка розгами, батогами, арест и т.д.). Форменное обмундирование порфосов не отличалось от обмундирования унтер-офицеров полка, в котором он служил, но черный правый рукав кафтана ясно говорил окружающим о специализации его владельца.
Правовой основой строительства регулярных полицейских органов в масштабе страны стал законодательный акт "Об учреждении полиции в городах" от 23 апреля 1733 г. Это стало важной вехой в развитии полицейского аппарата в стране.
Полицейские органы в периферийных городах получили название полицейских контор и находились в подчинении Главной полицмейстерской канцелярии и возглавлявшего ее Генерал-полицмейстера.
Полицмейстеры - руководители полиции на местах, как правило, носили мундир гарнизонного офицера.
Офицерский мундир, который носили полицмейстеры того времени, уже существенно отличался от офицерского обмундирования Петровской эпохи. В подражание прусской моде широкое распространение получило ношение офицерами париков и буклей.
Верхняя одежда шилась заметно облегающей фигуру. К рубашкам добавлялись накрахмаленные белые манжеты с мелкими сборками. Застежка была перенесена назад, под косу, так, что галстук гладко облегал шею. Вместо чулок офицеры стали носить -12- штиблеты с расположенными по бокам обтяжными пуговицами. Штиблеты носились с тупоносыми башмаками.31 Офицеры, как и прежде, носили на груди металлический офицерский знак, по которому можно было определить чин его владельца. Изготовлялись знаки из тонкой листовой латуни, имели серповидную форму с выпуклым двойным ободком. Внутри знака помещалось изображение полкового или государственного герба. Прапорщики носили целиком посеребренные знаки, у подпоручиков на знаках были золоченые ободки.
Поручики имели знаки, на которых при серебряном поле и ободке герб был золоченым, а у штабс-капитанов серебрилось только поле знака, герб и ободок были покрыты позолотой. У капитанов, наоборот, поле знака было золоченым, а ободок и герб серебряными. На майорских знаках поле и ободок были золочеными, а герб остался серебряным. На знаках у подполковников поле и герб покрывались позолотой, а серебряным оставался ободок. Полковникам положены были золоченые полностью знаки.
Укрепляя провинциальную полицию, государство не забывало и о Санкт-Петербургской. Так, указом от 22 сентября 1732 г. в помощь Генерал-полицмейстеру был назначен Обер-полицмейстер; затем в полицмейстерскую канцелярию определены: «...2 советника, квартирьер 1, капитан 1, прапорщик 1, архитектор с учеником, 2 секретаря, 4 канцеляриста, 29 копиистов; для караулов и прочего полицейского исправления велено посылать из Санкт-Петербургского гарнизона унтер-офицеров 6, капралов 16, рядовых 120 человек для патрулирования».32
По указу 25 мая 1733 г. жалованье советникам, штаб- и обер-офицерам главной полицмейстерской канцелярии составляло:
Полковнику 400 руб.
Подполковнику 240 руб.
Майору 200 руб.
Капитану 120 руб.
Поручику. 80 руб.
Прапорщику 50 руб.
Такие суммы жалования были не так уж и малы, если, например, учесть, что средняя стоимость пуда (16 кг.) пшеничной муки в те времена была около 20 копеек, стоимость одного фунта (400 гр.) коровьего масла около 10 копеек.
Резюмируя все вышесказанное о российской полиции первой половины XVIII в., мы приходим к выводу, что, как и во времена Петра I, полицейские функции выполняли специальные команды, состоящие из солдат и офицеров, драгунских и пехотных гарнизонного полков.
Форменное обмундирование драгун по покрою было аналогичным рассмотренному выше мундиру пехотного гарнизонного офицера, но были и отличия. Кафтан шился из сукна светло-синего цвета, камзол
и штаны были лосиного (кремового) цвета. Подкладка и воротник были красного цвета. Обязательным для всех драгун было ношение перчаток с крагами. Офицеры носили суконные лосиного цвета камзолы, светло-синие штаны и в отличие от пехотных офицеров не имели нагрудных знаков.33
Период царствования Императрицы Екатерины II (1762 -1796 гг.) принято называть "золотым веком". В это время на Руси наступила определенная стабилизация в народном хозяйстве, международной политике, утихли дворцовые страсти. Все это, безусловно, положительно отразилось и на деятельности полицейского аппарата.
Внося существенные изменения в деятельность полиции, государыня исходила из того, что легче преступление предупредить, чем разыскать и наказать виновных.34 Таким образом, понятие "профилактика преступности" появилось именно при Екатерине Великой.
Впервые в истории правоохранительных органов правонарушения были разделены на два вида: уголовные и полицейские.
В 1775 г. создается уездная полиция в виде Нижнего земского суда, который представлял собой уездное полицейское управление, состоявшее из капитан-исправника, который избирался на три года дворянством уезда, и нескольких заседателей из числа дворян. При нижнем земском суде имелась канцелярия, состоявшая из 2-х столов - исполнительного и следственного. -13-

Екатерина II закрепила и активно воплотила в жизнь ранее изданный указ о разделении города Санкт-Петербурга на 5 частей: Адмиралтейскую, Василеостровскую, Санкт-Петербургскую, Литейную и Московскую. Императрица активизировала работу чиновничьего аппарата, особенно в борьбе с волокитой и взяточничеством.
15 декабря 1763 г. утверждается первый штат столичной полиции. Полицейское управление Санкт-Петербурга включало в себя канцелярию, квартирную контору, техническую часть, наружную полицию, пожарную команду. Численность полицейского управления была удвоена и составила 318 человек.
8 апреля 1782 г. был подписан и обнародован Устав Благочиния, или Полицейский - один из самых замечательных памятников не только русского законодательства, но и всей истории административного права XVIII в., положивший начало второму периоду в истории российской полиции.
Этим документом практически неограниченная судебная власть, которой пользовалась полиция, была поставлена в тесные рамки закона и оставлена только за коллегиальными органами.
В городах создавались управы благочиния. В столицах они возглавлялись обер-полицмейстерами, в губернских городах - полицмейстерами, а в остальных городах - городничими. Управа благочиния состояла из двух приставов, назначавшихся в столицах Сенатом, в остальных городах - губернским правлением двух ратманов, выбиравшихся из купцов городским собранием.
Главные задачи полиции по Уставу благочиния состояли в том, чтобы "общий порядок сохранен был во всех видах", чтобы "ничто не принималось противное службе императорского величества" и чтобы во всем "благочиния и добронравие"35 сохранялось. Для выполнения этих задач полиция была наделена весьма широкой компетенцией. Она следила за тем, чтобы городские жители исполняли законы, постановления местной власти и решения судов, занималась вопросами санитарии и благоустройства (мощение улиц), ведала торговлей. Полиция проводила предварительное следствие и судила за мелкие кражи и мошенничество (на сумму не более 20 руб.). В ведении полиции находились также пожарные команды.
По Уставу благочиния губернские и другие крупные города делились на части (200-700 дворов). Во главе каждой части находился частный пристав, который имел свою канцелярию, именовавшуюся "частный", "съезжий" дом (иногда просто "часть").
Части подразделялись на кварталы - 50-100 дворов. Полицейские части также занимались дознанием по уголовным преступлениям. Частный пристав был обязан в случае совершения преступления выяснить все обстоятельства, связанные с ним.
Все руководящие должности в полиции того времени занимали лица дворянского происхождения, которым приписывалось на службе находиться в мундирах.
Чины полиции, числящиеся по армии, носили общеармейский мундир, те же, кто не имел на это право, носили так называемые дворянские мундиры, о которых стоит рассказать подробнее.
Первое известное нам общее законоположение о дворянских мундирах относится к 23 октября 1782 г. О нем упоминает именной указ Сената 9 апреля 1784 г.: "Позволив указом... 23 октября 1782 г. ... присвоить в каждом наместничестве особые цвета для платья в пользу находящихся там у дел дворянства и гражданства..." (имелись в виду чиновники гражданских учреждений). Указ этот не сохранился, и о том, какой фасон "платья" имелся в виду, какие именно цвета получило каждое наместничество, полагалась ли какая-нибудь отделка воротников, обшлагов и т.п., мы ничего не знаем. Но 24 октября 1782 г. Генерал-прокурор сообщил всем Генерал-губернаторам, что поскольку "с ведома ... государыни присвоены для каждой губернии одинаковые цвета для платья, то и дозволяется носить таких цветов платья не только при должностях находящимся, но и всему дворянству той губернии обоего пола с тем, что могут они в таковом одинаковом платье иметь приезд и в столицах во все публичные места и ко двору ее величества". -14- И на этот раз ни фасон платья, ни губернские цвета не назывались. Высказывалась надежда, что мера эта прослужит" к сбережению... достатка ... и к отвращению разорительной роскоши" в одежде дворянства и чиновничества.
Хотя в основных своих частях упомянутые законы говорят как будто о первоначальном установлении форменного "платья" в губерниях, фактически в некоторых губерниях мундиры существовали и ранее.
Единый мундир как бы уравнивал дворян-помещиков с государственных служащими. Для тех и других мундир был единственным внешним выражением не только управленческой функции, но и их сословно-чиновных прав.
Главное содержание упомянутого закона от 9 апреля 1784 г. заключалось в том, что через полтора года после установления особых цветов для платья каждой губернии - опять-таки в целях "сокращения роскоши" - устанавливались лишь три цвета такого платья применительно " к трем полосам Империи": северным губерниям (включая Петербургскую) был дан светло-синий цвет, губерниям средней полосы (включая Московскую) - красный и южным губерниям (включая Киевскую) - темно-вишневый.36
На этот раз определялся состав форменного платья: суконный кафтан с отложным воротником и длинными лацканами или без них, камзол (длинный жилет), штаны до колен, чулки, башмаки и черная треугольная (в горизонтальной проекции) шляпа. Текстом закона покрой платья не устанавливался, поскольку имелся в виду принятый в то время фасон. Предписанные законом три цвета определяли внешний вид кафтанов; их отделка (воротник, лацканы, обшлага, пуговицы и подкладка), а также камзол и штаны получали особые (в их комбинации) для каждой губернии цвета. Одним из атрибутов форменного обмундирования являлась шпага.
Как этим первым обстоятельным актом о губернских мундирах, так и всеми последующими (до 1831 г.) не предусматривалось никаких различий ни по ведомствам, ни по чинам или должностям. О старшинстве гражданских чиновников на практике можно было судить лишь по качеству материала и портновской работы, да и по орденским знакам на мундирах.
В том же 1784 г. рисунки губернского форменного платья были опубликованы в особой книге-альбоме. На каждом листе давалось изображение фигуры в мундире, а внизу - губернского герба. Помимо справочного назначения изображения гербов имели целью обратить внимание на некоторую общность цветов герба и мундира каждой губернии (не столько цветов собственно кафтанов, сколько их отделки). Фасон мундиров для разных губерний несколько разнился главным образом за счет наличия или отсутствия длинных лацканов, а также количества и расположения пуговиц.37
Спустя месяц после издания указа "О новом разделении государства на губернии" и в связи с введением в местных учреждениях новых штатов законом от 15 февраля 1797 г. устанавливалась система "губернских статских мундиров" с единым покроем и цветом кафтанов: темно-зеленого сукна, однобортных, с отложным воротником, без лацканов. Для отличия губерний теперь служили лишь воротник и обшлага, которые должны были быть "тех цветов, какие заключаются в губернских гербах".38 Таких цветов было пять: красный, белый, голубой, палевый и светло-зеленый. Штаны полагались одного цвета с камзолом. На желтых или белых пуговицах изображался губернский герб. Были утверждены "образцы таковых мундиров", разосланные затем "к введению в употребление как служащим в губернских штатах, так и имеющим свои поместья".39
Исполнительные полицейские функции в городах были возложены на штатные команды и при необходимости - на гарнизонные войсковые подразделения.
Штатные команды, в некоторых городках, имели в своем составе по положению 1763 г. при провинциальной канцелярии - 1 офицера и 56 нижних чинов, а при воеводской канцелярии - 1 офицера и 28 нижних чинов. -15-

Все они не имели особого обмундирования и должны были получать одежду по образцу пехотных и драгунских частей, о мундирах которых речь пойдет далее. В действительности же регламент соблюдался очень редко.
Активное участие Императрицы в полицейской реформе и пристальное постоянное внимание к деятельности стражей порядка имели несомненный успех. Из записок современников можно сделать выводы о том, что тяжкие преступления в столице были весьма редким явлением и совершались в основном на бытовой почве.
Полицейские реформы, проведенные Императрицей Екатериной Великой, имели для России большое значение. Однако при их проведении были допущены весьма ощутимые просчеты в организации управления полицейским аппаратом. Так, например под юрисдикцией полиции оставалось ведение следственных и судебных дел, что очень усложняло и без того обширный круг полицейских обязанностей. Кроме того, низкий уровень образования и профессионализма у полицейских чинов способствовали развитию у них бюрократизма.
Император Павел I, сознавая эти недостатки, решил произвести полную реформу в сфере городового и полицейского управления.
Радикальной реорганизации подверглась столичная полиция. Ее организационная структура закреплялась в особых правовых актах: Уставе столичного города Санкт-Петербурга, утвержденном императором Павлом I 12 сентября 1798 г., и Уставе столичного города Москвы. В соответствии с Уставом Санкт-Петербурга руководство полицией возлагалось на петербургского военного Генерал-губернатора. Его помощником являлся Обер-полицмейстер. Город по-прежнему делился на части (районы), но полицейский аппарат в них был существенно увеличен. В помощь частному инспектору (так теперь именовался частный пристав, руководивший полицейскими силами части города) были назначены еще два офицера. А в распоряжение квартального унтер-инспектора (квартального надзирателя) приданы два квартальных комиссара, каждый из которых контролировал половину квартала.
Кроме того, в каждый квартал назначался городовой в чине унтер-офицера. Городовые должны были постоянно дежурить в своих кварталах в особых полицейских будках. Контроль за дежурствами городовых возлагался на квартальных унтер-инспекторов.
Учреждение института городовых положило начало регулярной патрульно-постовой службе в полиции.
Аналогичная реформа полиции была проведена в Москве. Завершилась реформа созданием в столичной полиции воинской команды "из способных и здоровых кавалерийских полков солдат».40 Из состава этой команды в каждую часть города в оперативное подчинение частным инспекторам были переданы особые команды - конные, в составе 4 унтер-офицеров и 24 драгун, и пешие, по 4 унтер-офицера и 20 рядовых солдат. Они предназначались как резерв для усиления патрулирования, для подавления возможных массовых беспорядков, захвата вооруженных преступников и т.д. Практически это были полицейские отряды особого назначения (предшественники современного ОМОНа).
Конные полицейские команды набирались в основном из солдат и офицеров драгунских полков и, как правило, сохраняли свое прежнее обмундирование и вооружение. Каждому рядовому драгуну полагались: кафтан из светло-зеленого сукна с аксельбантом по цвету пуговиц, с погонами, и с лацканами по цвету воротника и обшлагов и с палевым каразейным подбоем, камзол по образцу пехотных, из палевого сукна; штаны лосиные, козловые или из иных, выработанных под лосину кож; сапоги, шти-бель-манжеты, галстук, перчатки, шляпа, фуражная шапка, китель, фуфайка и плащ.
Офицеры имели: кафтан такой же, как и рядовые, но без погон с позолоченными или посеребренными пуговицами и таким же аксельбантом; камзол палевый с пуговицами по цвету кафтанных; штаны лосиные, сапоги штибель-манжеты, галстук, темляк и шарф. Вооружение составляли палаш и пистолеты41
30 ноября 1798 г. для успешного взаимодействия с земской полицией городская полиция передается в ведение Гражданского Губернатора.
В 1799 г. во все губернские города назначаются полицмейстеры с соответствующим штатом полицейских служителей. Кроме полицмейстера и двух его помощников, назначаемых губернатором, город был обязан содержать избираемых частных приставов и квартальных надзирателей, причем не обязательно по числу кварталов, а исходя если не из потребностей, то из финансовых возможностей города. Должность квартальных поручиков упразднялась. Если в городе был военный комендант, полицмейстер являлся его помощником по полиции. Такое положение уже существовало в городах-резиденциях Гатчине и Павловске. Как устройство гатчинских полков было примером для реорганизации армии при Павле I, так в определенной степени и гатчинская полиция послужила образцом для реорганизации городской полиции.
В уездных городах полиция по-прежнему возглавлялась городничими. Введение должности полицмейстера с соответствующим штатом ликвидировало Управу благочиния, сокращая тем самым число судебных инстанций, аппарат городского самоуправления, усиливая полицию города. Мероприятия по преобразованию полиции находились в русле политики Павла I по ограничению дворянского, -16- городского самоуправления, местной администрации и судебного аппарата при усилении центральной власти.
В дополнение к указу о введении должности полицмейстеров губернаторам и комендантам предписывалось лично формировать штаты полиции из числа чиновников. Началось дальнейшее разделение - "специализация" армии и полиции. В 1800 г. полиция была признана как "часть гражданская".42
В это время для полицейских служащих были введены специальные жетоны, указывающие их должность.
Чем же объяснялись столь радикальная реформа полиции и такое существенное ее усиление? Дело в том, что правительство панически боялось «революционной заразы», исходившей из Франции, где, как известно, еще в 1789 г. произошла Великая Французская революция. Идеи французской буржуазной революции, по мнению правительства, представляли тем большую опасность, что они получили распространение среди части либерально настроенного дворянства и интеллигенции в условиях нараставшего в России кризиса феодально-крепостнического строя и обострения социальных противоречий. Не следует при этом забывать, что Франция всегда была образцом подражания для российского дворянства, особенно для высшей аристократии, в среде которой даже разговорным языком был не русский, а французский язык.
Боязнь «революционной заразы» доходила до того, что император Павел I запретил ношение круглых шляп и фраков, модных в то время во Франции. За их ношение введены были наказания, в том числе и телесные. Отменено было установленное Екатериной II для дворян право свободного выезда за границу. Император не остановился даже перед тем, чтобы восстановить телесные наказания для дворян, отмененные еще в 1785 г.
Павел I стремился подчинить подданных суровой военной дисциплине по прусскому образцу. Деспотический, капризный характер императора, его мелочные придирки по поводу одежды, причесок, этикета, непредсказуемость его поведения раздражали столичное дворянство и офицерский корпус.
Все это привело к заговору против Павла I, свержению его с престола и убийству. Характерно, что во главе заговора стоял военный Генерал-губернатор Санкт-Петербурга граф Пален, который не только контролировал столичную полицию, но командовал гвардией и ведал охраной императора.43
Говоря о правоохранительных органах Российской империи до XIX в., нельзя не отметить и зарождение одной из главных опор самодержавия — жандармерии.
Жандармерия (франц. gendarmerie) — полиция, имеющая военную организацию и выполняющая охранные функции внутри страны и в армии, впервые создана в 1791 во Франции, затем в Пруссии (позже в Германии). В России история создания жандармерии связана непосредственно с именем императора Павла I.
Считая екатерининскую армию недисциплинированной и распущенной, а начальников всех степеней недобросовестными, Павел, будучи еще наследником престола, занялся созданием собственных вооруженных сил — прообраза будущей русской армии, подражая при этом во всем (в одежде, обучении, организации) прусской армии.
Так, вместо караулов, назначаемых к генерал-адмиралу (это звание цесаревич получил еще в восьмилетнем возрасте), к нему на Каменный остров была выделена постоянная команда от флотских батальонов в 30 человек. Такая же команда размещалась и в принадлежащем наследнику Павловске. В 1783 г. каждая из указанных команд была увеличена до 80 человек и переведена в Гатчину, став основой Гатчинских войск.
В 1792 г. в Гатчинских войсках Великого князя Павла Петровича (императора Павла I) формируется Жандармский полк, выполняющий задачи военной полиции. Личный состав этого полка был укомплектован из солдат и офицеров кирасирского полка, защитным снаряжением которых служили стальные кирасы.
Обмундирование и вооружение гатчинских жандармов на основании штата 1793 г. от тогдашних армейских кирасир отличались только цветом верха одежды, приборного сукна и металлического прибора. Колеты у них были белые из кирзы, обшитые тесьмой двух цветов, воротник, обшлага и кушак светло-синие, штаны замшевые, сапоги тупоносые, с раструбами, штибель-манжетами и железными шпорами, галстук черный, перчатки с крагами. Шляпу они носили без обшивки, с кокардой из черной ленты с оранжевыми каемками, с медной пуговицей, с султаном из белых, а книзу из черных и оранжевых перьев и с красными кистями. Амуниция включала в себя лядунку для патронов, ташку (у кирасир и гусар), портупею из толстой красной юфти, погонную перевязь (для карабина) и лядуночную обе из лосины.
На вооружении состояли: палаш, карабины и пистолеты, применяющиеся в тяжелой российской кавалерии.
Клинок палаша был стальной, прямой, однолезвийный с одним широким или двумя неширокими долами или двулезвийный без долов.
Ножны могли быть двух типов: а) деревянные, покрытые кожей, с металлическим прорезным прибором, покрывающим почти всю поверхность ножен. Для пасовых ремней портупеи имелось четыре, реже два кольца; б) стальные с двумя кольцами для пасовых ремней портупеи. Кольца могли крепиться непосредственно к ножнам или на гайках. Ножны с гайками, как правило, имели башмак. -17-

Длина палаша была около 1070 мм, длина клинка около 900 мм, ширина клинка до 40 мм, масса около 2100 г.
Эфес состоял из рукояти с головкой и гарды. Рукоять деревянная, покрытая кожей, с поперечными наклонными желобками, по которым обмотана витой проволокой. Голова рукояти в виде птичьей головы. Внешняя часть гарды образована небольшой чашкой и четырьмя дужками передней и тремя боковыми. Передняя и крайняя боковая дужки полукруглые. Две другие боковые дужки пересекались, в месте пересечения был небольшой круглый щитик с четырьмя пересекающимися бороздками. Внутренняя часть гарды состояла из полукруглой дужки, расположенной в плоскости чашки, и овальной замкнутой дужки для большого пальца, расположенной в вертикальной плоскости, перпендикулярной плоскости клинка.
Офицерский палаш отличался от солдатского палаша следующими деталями: а) головка рукояти, как правило, была яйцевидной; б) на щитке в месте пересечения боковых дужек имелось рельефное изображение двуглавого орла; в) все металлические части эфеса и прибор кожаных ножен были вызолочены.
Седла у жандармов были немецкого образца. Они изготовлялись из черной кожи и были с черными ремнями, железными уздечками и мундштуками, стременами. Чемоданы делались из сукна, чепраки и чушки — из сукна по цвету воротников.
Жандармский полк Павла I просуществовал до 1796 г.
Таким образом, в конце XVIII в. продолжался процесс создания и совершенствования специализированных государственных органов по борьбе с преступностью и охране общественного порядка. Стали создаваться городская и сельская полиции, жандармерия, уточнялись их функции, компетенция, правовое положение. Отличительной чертой полиции второй половины XVIII в. являлось многообразие ее организации в различных городах и местностях Империи, что во многом определялось отсутствием центрального органа управления полицейскими учреждениями.-18-

 

Глава II
Создание министерства внутренних дел в Российской империи

 

Жесткие реформы чиновнического, и в том числе полицейского, аппарата, осуществленные императором Павлом I, подчинение полиции военным властям должного эффекта не дали, поэтому, вступив на престол Российской Империи, император Александр I начал полное реформирование как высшего полицейского управления, так и его исполнительных органов. Для этого Александр создал Комитет, куда вошли его друзья и единомышленники: граф П.А.Строганов, граф В.П.Кочубей, Н.И.Новосельцев и князь Адам Чарторыйский. Именно этот Комитет разработал и внедрил концепцию организации центральной власти в виде министерств и ведомств.
Сенат стал высшей судебной и контрольной инстанцией. Перед ним были обязаны отчитываться все министры и губернские органы власти. Он же рассматривал жалобы граждан и должностных лиц на деятельность министерств. При каждом министре учреждался совет, которому подчинялись региональные органы министерства.
8 сентября 1802 г. учреждаются министерства во главе с Правительствующим Сенатом. Этим указом правоохранительные органы были подчинены Министерству внутренних дел. Как свидетельствует история, министерство внутренних дел было создано как многоотраслевой орган, выполнявший разнородные функции.
Наряду с охраной общественного порядка и спокойствия в стране Министерство ведало некоторыми хозяйственными делами, выполняло функции в социальной области, в области почты и телеграфа.47
Первым министром назначается выдающийся деятель России Действительный Тайный Советник (по петровской Табели о рангах это 2-й классный чин, соответствующий воинскому генерал-аншефу, в наше время - генерал-полковнику) князь Виктор Павлович Кочубей.
Виктор Павлович Кочубей родился в старинной дворянской семье в 1768 г., получил домашнее образование и в 16 лет начал службу по дипломатической части. В 24 года В.П.Кочубей назначается посланником в Турцию. В 1798 г. он — вице-канцлер и член коллегии иностранных дел, через год был возведен в графское достоинство Империи. В 1801 г. назначен сенатором и членом Государственного Совета, а в 1802 г. - первым министром внутренних дел, этот пост он занимал до 1807 г., затем вновь с 1819 по 1823 гг. Благодаря блестящим организаторским способностям, острому уму, высокому интеллекту В.П.Кочубей с 1827 по 1834 гг. занял высший пост в Империи, став председателем Государственного Совета и Комитета Министров. В 1831 г. был возведен в княжеское достоинство Российской Империи.
Одним из первых действий министерства была инспекция коллегий и приказов, проведенная совместно с Департаментом внутренних дел. В докладе Императору, составленном по результатам проверки, давалась отрицательная оценка общему состоянию дел.
Основной причиной Кочубей считал коллегиальные методы управления, господствовавшие в коллегиях и приказах. Они, по мнению руководителя МВД, приводили к волоките, неопределенности в разделении должностных обязанностей, бюрократизму и, как следствие, к ослаблению исполнительской дисциплины.
Министр предложил ввести централизованную систему управления с персональной ответственностью за порученную работу.
Это предложение получило высочайшее одобрение: большинство коллегий, подведомственных МВД, были упразднены с передачей их функций Департаменту внутренних дел.
В 1806 г. высшее заведование полицией поручается Департаменту полиции МВД, которому было вменено в обязанность руководство полицейскими командами, ночной и пожарной стражей, содержанием тюрем, смирительных и рабочих домов, сопровождение арестованных, контроль за деятельностью полицейского аппарата, рассмотрение жалоб и т.п.
В 1810 г. было создано Министерство полиции, которое состояло из 3 департаментов: хозяйственного, исполнительного и медицинского46.
Функции обер-полицмейстера перешли к министру полиции.
Однако Министерство полиции, получив исключительное право осуществлять надзор за всеми министерствами, заняло особое положение, что, естественно, вызвало множество неудобств, неурядиц и нареканий, поэтому в 1819 г. оно было упразднено и все его функции вновь перешли непосредственно в МВД.
Министерство внутренних дел придавало большое значение пропаганде своих действий. В начале XIX века был учрежден официальный печатный орган МВД - "Санкт-Петербургский журнал". -19-

Журнал издавался до сентября 1809 года, а в ноябре вышел первый номер "Северной Почты или Новой Санкт-Петербургской газеты", которая была официальным органом министерства. Тесное сотрудничество со средствами массовой информации стало своеобразной традицией МВД России. По свидетельству истории, на некоторых этапах истории это взаимодействие уменьшалось или увеличивалось, отражая состояние власти в целом. Но всегда МВД стремилось к тому, чтобы страна больше знала о его деятельности, видя в этом гарантии доверия россиян.
Большую роль в поддержании престижа служителей правопорядка играли реформы форменного обмундирования. Так, 27 марта 1808 г. Министерство внутренних дел установило мундир для своих чиновников. Его шили из темно-зеленого сукна, с черными подкладками и бархатными воротником и обшлагами, с желтыми пуговицами, имеющими изображение государственного герба. Подчеркивалось, что мундир "разделяется на 4 разряда", отличающихся объемом золотого шитья. Министру и его заместителю полагалось "двустороннее шитье вокруг всего
воротника и обшлагов и на карманах с широким бортом". На мундирах второго разряда полагалось "одностороннее шитье... с узким круглым бортом". 3-й разряд обозначался "шитьем по одному узору на краях воротника и на обшлагах с узким круглым бортом". Наконец, на мундирах 4-го разряда полагался лишь "узкий борт кругом воротника и обшлагов". Помимо парадного мундира вводился подобный ему вицмундир, на котором шитье заменялось бортом (широким - для 1-го разряда и узким - для 2-го).
Поскольку в то время МВД заведовало и хозяйственным развитием страны, узор шитья на мундирах был соответственным: хлебные колосья, переплетающиеся с васильками.
В 1809 г. на воротниках и обшлагах мундиров чиновников Санкт-Петербургской полиции появились серебряные нашивки: у полицмейстера — две на воротнике и три на обшлагах; у частных приставов -по две; у квартальных надзирателей - без петлиц на обшлагах. На мундирах полиции остальных губерний подобное шитье было введено в 1811 г.: при белых пуговицах - серебряное, а при желтых - золотое.
В 1809 г. в России был создан орган центрального управления путями сообщений - Дирекция водяных и сухопутных коммуникаций. Вся территория страны разделялась на десять округов, в каждом из которых был директор водяных и сухопутных коммуникаций. В округе создавалась специализированная транспортная полиция, задачей которой являлось обеспечение безопасности на речном, шоссейном транспорте, сопровождение и предотвращение хищений грузов. Полицейские команды дирекции водяных и сухопутных коммуникаций формировались директором округа, подчинялись ему и действовали независимо от местной администрации, городской и сельской полиции.
На развитие органов полиции оказала влияние и подготовка к войне 1812 г. На заседании Комитета министров с участием царя в начале 1812 г. в порядке принятия мер против "распространения слухов и толков и других обстоятельств, вызванных исключительным положением", было решено усилить полицию западных губерний, увеличив за счет назначения правительством числа заседателей Нижнего земского суда и выделив в их распоряжение значительные денежные средства.
В изданных накануне войны "Правилах для управления Главнокомандующим действующей армией в губерниях, объявленных на военном положении", руководство полицией входило в компетенцию главнокомандующего.
Создание центрального аппарата управления полицией позволило развивать систему полицейских органов с учетом усложнения социально-политических процессов, особенностей полицейской службы в городах, селениях различных регионов страны. -20-

При рассмотрении полицейских органов России начала XIX в., нельзя не упомянуть о внутренней страже. Внутренняя стража - род войск, существовавших в России с 1811 по 1864 гг. для несения караульной и конвойной службы.
Кроме специальных воинских обязанностей на внутреннюю стражу возлагались еще и полицейские. На нее возлагалось: «обучение запасных рекрутских делу военной экзерциции и движениям; действия на исполнение закона и приговоров суда, на охранение либо восстановление внутреннего порядка по требованиям Губернского Начальства... в определяемых в сим положении случаях... на поимку воров, преследования и истребления разбойников и рассеяния запрещенных законом скопищ; на усмирение неповиновения и буйства; на поимку беглых, ушедших преступников и дезертиров; на преследование запрещенных и тайно провезенных товаров; на помощь свободному движению внутреннего продовольствия; на содействие к сбору податей и недоимок; на охранение порядка и спокойствие церковных обрядов всех исповеданий законом терпимых: на охранение порядка на ярмарках, торгах, народных и церковных празднествах и прочих, на принятие и провожание рекрут, преступников, арестантов и пленных; на отправление военных, просрочивших отпуска, к их командам; на пожары, помощь при разлитии рек и тому подобное; на отряжение нужных часовых к Присутственным местам, тюрьмам и острогам; на провожание казны... К сим обязанностям присоединяются те, которые составляли до сего обязанность губернских рот и штатных команд, а именно: употребление к выемке при открытии корчемства и к страже виновных до отсылки их к суду... брать под стражу, представлять... людей, настигнутых... в преступлении, буйстве либо насилии против лица или имуществ и найденных с окровавленным оружием либо платьем; захватывать сборища воров и разбойников».
Таким образом, внутренняя стража была полицейским органом, имевшим военную организацию.
Мундир нижних чинов состоял из серого суконного двубортного кафтана фрачного покроя с открытым спереди высоким стоячим воротником и просторных суконных панталон серого цвета с кожаными черными крагами, каждая из которых застегивалась на 7 латунных пуговиц. Воротник и обшлага были желтого цвета, а отвороты фалд — серого цвета с краповыми выпушками. Цвет погон в бригадах был различным: 1-й — красные, 2-й — желтые, 3-й — светло-синие, 4-й — темно-зеленые с красной выпушкой. На погонах выкладывались цифры с точкой из плетеного шнура, обозначающие номера округов: для красных, светло-синих и темно-зеленых погон цвет шнура определялся желтый, а для желтых погон — красный.
Оловянные пуговицы диаметром 20-22 мм пришивались в два ряда вдоль бортов кафтана, по 6 на каждой стороне заноса, по 3 на каждый клапан обшлага, 2 на лифе, по 1 на каждое плечо и у края воротника для погон, по 1 на каждую фалду в месте соединения обкладки. Летом серые суконные панталоны заменялись на белые. Панталоны были достаточно просторными, нижний их край почти полностью закрывал сапог, спереди подшивались «козырьки», по бокам панталоны застегивались на обтяжные пуговицы.
Зимой нижним чинам полагалась шинель грубого некрашеного сукна с мундирными погонами и воротником. По средней линии груди на шинель нашивалось 7 мундирных пуговиц, рукавные обшлага были очень длинными, что позволяло укорачивать или удлинять их по мере надобности; 5 складок на спине шинели закладывались под воротник. Сапоги выдавались две пары на год. На шее носили галстук с манишкой из черного сукна на холстинной подкладке.
Колпак кивера был из кожи с донышком, обклеенным черной кожей таким образом, что по краю оставался бортик. Кожа дна заворачивалась на сам колпак, образуя вверху полосу, пришитую к краю. По бокам нашивались кожаные ремни в виде буквы «V»; верхние их концы закрывались кожаной обшивкой дна, нижние — еще одним ремнем, пришитым по нижнему краю кивера. Под этот ремень вшивался козырек из толстой черненой юфтяной кожи. Справа под «\/»-образную обшивку крепился подбородный -21- ремень, застегивающийся на пуговицу слева. Спереди сверху нашивался кожаный карман для репейка.
Спереди по центру крепилась круглая кокарда из черной ленты с оранжевой каймой и с мундирной пуговицей, которая пришивалась посередине кокарды. Овальные деревянные репейки («шишки») обтягивались цветным сукном в соответствии с положением батальона (полубатальона) в бригаде: 1-й батальон — верх белый, низ синий; 2-й — верх светло-синий, низ белый; 3-й — верх зеленый, низ светло-синий.
Вне строя носили фуражные шапки в виде суконных колпаков, которые не подлежали строгой регламентации, но тем не менее околыш, если он вообще был, полагался по цвету воротника, а выпушки в швах — по цвету погон. Кисть шапки по цвету соответствовала цвету тренчиков темляков барабанщиков.
Вооружение и амуницию составляли: кремневое ружье с медным прибором и железным шомполом, штык в ножнах из нечерненой кожи с латунным устоем, крючком и наконечником, патронная сума, ранец, водоносная фляга и 2 лосиные портупеи с желобками вдоль краев (для патронной сумы и для штыка). Погонный ремень ружья делался из красной юфти и лакировался. Крышка черной кожаной патронной сумы не имела герба.
Обмундирование унтер-офицеров отличалось от солдатского только тем, что по верхнему и боковым краям воротников мундиров и по краю обшлагов пришивался серебряный галун, 2 четверти репейка на кивере были из белого, а 2 другие — из серого сукна. Тренчик (околыш) кисти темляка был бело-черно-оранжевого цветов.
Вооружение и амуниция унтер-офицеров состояла из алебарды с древком кофейного цвета и шпаги с тесачным клинком. Ранец, шинель и фляга соответствовали общепринятому образцу.
Унтер-офицеры должны были приобретать за свой счет замшевые белые перчатки и камышовую трость с костяным набалдашником и латунным наконечником.
Офицерские мундиры шили из более качественного темно-зеленого сукна, воротник и обшлага были из желтого сукна, а цвет клапанов обшлагов соответствовал положению батальона (полубатальона) в бригаде: в 1 -м — темно-зеленые, во 2-м — темно-зеленые с желтой выпушкой, в 3-м — желтые.
Фалды офицерского мундира были длинней, чем у нижних чинов. На полах располагались поперечные карманы с клапанами и 3 пуговицами (меньшего диаметра и посеребренными). Офицерский кафтан дополнялся серебряными эполетами с цветным полем и изображениями на нем, как на погонах нижних чинов. Контр-погончики также были серебряными с подбоем из цветного сукна.
Панталоны были темно-зеленого цвета и заправлялись в высокие кожаные сапоги.
Головным убором офицерам служила шляпа из черного фетра с кокардой, пуговицей и петлицей из узкого серебряного галуна, а также с султаном из черных перьев.
Офицерские шинели имели стоячий воротник из желтого сукна и пелерину. В строю офицеры надевали шарф из серебряных нитей с примесью черных и оранжевых. Шарф носили на поясе, завязывая узлом на левом боку так, чтобы кисти с бахромой свободно свисали до уровня колен. Шпагу носили на плечевой перевязи под мундиром в ножнах нечерненой кожи с вызолоченным устьем, крючком и наконечником.
Помимо внутренней стражи помощь полиции должны были оказывать воинские подразделения, которые находились во многих городах (гарнизонах). Гарнизонная служба предназначалась для охраны казнохранилищ, складов казенного имущества, арсеналов, тюрем, крепостных сооружений и т.д. В случае необходимости гарнизонные полки участвовали в обеспечении общественного порядка во время народных волнений, в период стихийных бедствий.
В 1812 г. в России было 44 внутренних губернских полубатальона, 4 внутренних губернских батальона, 11 гарнизонных полков и 13 гарнизонных батальонов.
Рядовым гарнизонных полков, состоявшим на полевом положении, полагались: темно-зеленый мундир (воротник и обшлага желтые, отвороты фалд краповые), панталоны, сапоги с крагами, кивер без этишкета, шинель, фуфайка, шпага на перевязи с тесачным клинком, темляк, ружье со штыком, ранец, манерка, подсумок с перевязью без герба. Погоны у всех полков были красными с белыми цифрами. На погонах московского гарнизонного полка стояла цифра "19".
Министерство полиции (а после его ликвидации в 1819 г. - МВД) получило право "наблюдать" за правильностью несения службы воинскими частями корпуса внутренней стражи, расквартированными в губерниях. МВД и губернаторы получили право привлекать к мероприятиям по охране общественного порядка войска и сверх тех частей корпуса внутренней стражи, которые уже находились в их оперативном подчинении. Закон предоставлял министру внутренних дел право не только обращаться с такого рода просьбами к военному ведомству, но и отдавать приказы непосредственно командирам воинских частей, расквартированных в губерниях.
Руководство полицией в губерниях осуществляли губернаторы, назначаемые непосредственно царем и имеющие звание генерала или соответствующий этому званию гражданский чин. Губернаторы, назначенные из числа чиновников, несмотря на довольно высокую должность, не имели особых знаков различий и носили обычный губернский мундир, присвоенный той губернии, которую они возглавляли. Лишь в -22- 1811 г. для лиц высшей губернской администрации генерал-губернаторов, губернаторов, вице-губернаторов и губернаторских прокуроров вводится особое отличие. Сами мундиры "оставались прежними по цветам, каждой губернии присвоенным, и по образцу, нее высочайше утвержденному" (имелся в виду указ Александра I от 3 августа 1809 г.), но на них устанавливалось особое шитье, золотое или серебряное, в соответствии с цветом губернских пуговиц. Возможность двух вариантов шитья - исключительная особенность мундиров губернской администрации.
Первыми (11 мая 1811 г.) получили шитье гражданские губернаторы (если губернатор назначался числа военных без увольнения из военной службы, он продолжал носить военный мундир). Эта должность обычно приравнивалась к 4 классу по Табели рангах. В соответствии с этим назначалось шитье по воротнику, на обшлагах рукавов и карманных кланах.
28 декабря 1811 г. такое же шитье было присвоено градоначальникам, но с пуговицами, имевшими изображение "гербов городов, ими управляемых".
21 июля 1811 г. было установлено, что генерал-губернаторы (стоявшие во главе нескольких губерний), должность которых относилась обычно к 3 классу, имели шитье того же узора еще и по бортам мундира от воротника до низа пол.
На пост генерал-губернатора могли назначить и «иных, как правило, имеющих генеральский чин. В этом случае они носили темно-зеленые армейские мундиры со скошенным воротником и обшлагами, белые лосины (замшевые) или суконные панталоны ботфорты с пристегнутыми шпорами.
К 1812 г. основным головным убором генералов, классных чинов, военных инженеров, военных враче и чиновников являлись черные треугольные шляпы образца 1802 г. из тонкого плотного войлока или фетра. Переднее поле шляпы было высотой около 25 см, заднее - около 28 см, а боковые углы стояли от тульи на 13,5 см с каждой стороны. Поля были пришиты к тулье и сшиты между собой в верхней части. Для жесткости в края полей изнутри подшивали полоски китового уса или металлическую проволоку. На переднем поле нашивалась круглая кокарда из черного шелка с оранжевой оторочкой и пуговицей, на которую пристегивались галунная петлица у штаб- и обер-офицеров или витой жгут из плевого шнурка - у генералов. Петлицы на офицерских шляпах и жгуты на генеральских были по цвету металлического прибора. Сверху в специальное гнездо вставлялся султан из петушиных перьев: черных с примесью белых и оранжевых у артиллеристов, пехотинцев, инженеров и белых с примесью оранжевых и черных у кавалеристов. На боковых углах шляп вставлялись маленькие серебряные или золотые кисточки. Шарфы, повязывавшиеся по поясу на мундирах генералов, штаб- и обер-офицеров полиции, имеющих армейские чины, были введены еще при Павле I. Они имели вид сеток, сплетенных из серебряной нити, с ячеей 2-3 мм, с проплеткой в три ряда черными и оранжевыми шелковыми нитями. С обеих сторон шарф оканчивался кистями. Длина шарфа составляла около 1,4 м, длина кисти около 27 см.
Приказом по Военному министерству от 26 января 1808 г. было введено специальное шитье в виде золотых дубовых ветвей на воротники и обшлага генеральских мундиров. Такое же шитье помещалось на клапанах обшлагов и на горизонтальных карманных клапанах у заднего поясного шва. При этом оговаривалось, что воротники, обшлага, фалды и подкладка генеральских мундиров выполняются из алого сукна, а сами мундиры, клапана обшлагов и карманные клапана шьются из темно-зеленого сукна, как и большая часть русских военных мундиров.
Отличием генеральского чина служили также эполеты, введенные приказом от 17 сентября 1807 г. Они изготовлялись из золотой канители и пряжи на красной суконной основе. Круглые поля эполет оплетались двойным рядом крученного золотого жгута: ряд, идущий по внутреннему обводу эполетного поля, был толщиной около 6,5 мм, а наружный ряд -23- выполнялся из жгута толщиной около 13 мм. По краям эполетных полей свисала бахрома, выполненная из толстого жгута, а края эполетных клапанов обшивались золотым галуном. Такие же эполеты генералы полиции носили на повседневных вицмундирах, а также на полевых мундирах.
Строевым холодным оружием генералов полиции являлась шпага образца 1798 г. с прямым клинком длиной 86 см и шириной 3,2 см. Общая длина шпаги - 97 см, масса в ножнах - 1,3 кг. Эфес состоял из деревянной, обмотанной витой проволокой рукояти с головкой и металлической гарды.
Министерство полиции и МВД внесли немалый вклад в победу над Наполеоном. Во время войны особое значение приобрела деятельность МВД по руководству государственными отраслями промышленности: в 1808 г. в его ведении состояло 2498 различных фабрик и заводов, большинство которых работало на оборону. Министерство полиции формировало армейские резервы и проводило рекрутские наборы. Именно на его долю выпала большая часть забот и обязанностей по ликвидации последствий войны, особенно в губерниях, подвергшихся оккупации. Городское хозяйство и сельские угодья там были почти полностью разрушены. Кроме того, Министерство занималось военнопленными, которые восстанавливали разрушенные города, села и дороги.
После окончания Отечественной войны 1812 г. преимущественное право на занятие руководящих полицейских должностей было предоставлено офицерам, получившим ранения во время войны. Специальный Комитет для помощи раненым офицерам, образованный в соответствии с указом императора, мог направить их на занятие вакантных должностей полицмейстеров, частных приставов. Этим правом офицеры предпочитали пользоваться при достижении возраста, не позволявшего продолжать воинскую службу, что, естественно, сказывалось на их отношении к обязанностям полицейского руководителя. Поэтому в 1831 г. Министерству внутренних дел было предоставлено право (по представлению местной администрации) увольнять их со службы, если по истечении полугодового срока пребывания в полиции они не проявляли должного старания и способностей к службе.48
В 1818 году в крупных городах произошло разделение на полицейские части, каждой из которых полагался определенный — исходя из количества домов и жителей — состав пожарной команды.
Так, в Петербурге на рубеже XIX - XX веков было 12 полицейско-пожарных частей, которые легко было узнать по пожарной каланче. На самом верху ее находилась смотровая площадка, где находились дозорные, наблюдавшие за окрестностями. В случае замеченного загорания над каланчой вывешивались разноцветные шары, обозначавшие часть города, где возник пожар.
В первые годы своего существования пожарная команда составляла с полицией одну общую команду ночной стражи. На нижних чинов (рядовых пожарных) кроме прямой обязанности тушения пожаров возлагалось зажигание уличных фонарей, а на брандмейстеров - наблюдение за состоянием всего городского освещения.
Каждая пожарная часть комплектовалась из запасных нижних чинов (солдат, прошедших действительную военную службу и уволенных в запас), поступавших в команду по вольному найму и дававших подписку прослужить не менее года. Вновь поступающие на службу подвергались медицинскому освидетельствованию и проходили испытание для наведения справок о благонадежности. Они зачислялись по третьему разряду, переводы на высшие разряды делались по распоряжению брандмайора.
По инструкции распорядок дня в пожарных частях был следующим:
В 5 часов утра - подъем; с 5 до 7 часов - уборка и чистка двора, улиц, лошадей; с 7 до 8 часов -чистка платья, уборка постелей и чаепитие; в 8 часов - перекличка; с 8 до 9 часов - гимнастика, проездка лошадей и занятия с пожарными инструментами; с 9.30 до 11 часов - вторая чистка лошадей и уборка обоза;
с 11.30 до 12 часов дня - обед;
в 12.15 - вторая перекличка (для топорников);
с 12.15 до 15 часов - отдых.
с 15.30 до 16.30 - занятия, если таковые не проводились утром (преимущественно словесные);
в 17.30 - ужин;
в 20.45 - вечерняя перекличка и молитва; в 21.30-отбой.
Пожарные не имели свободных дней для отдыха и не могли отлучаться из казарм без разрешения своего начальства. Помощники брандмейстеров могли отпускать пожарных в город только в экстренных случаях и не позже 8 часов вечера.
Пожарным выдавалось следующее обмундирование: праздничный кафтан с шароварами (на 3 года), рабочий кафтан с шароварами (на 1 год), шинель (на 3 года), фуражка (на 2 года), полушубок (на 2 года), башлык (на 6 лет), летняя рубашка (на 1 год), сапоги с подметками (на 1 год - две пары). Каждый вновь поступивший пожарный обязан был приобрести за свой счет матрац, два одеяла, две подушки, простыни, наволочки и т.п.
По существовавшей традиции каждая пожарная часть имела лошадей одной масти, по которым горожане легко определяли «своих». Пожарный обоз выглядел очень красочно: ухоженные лошади, ярко-красные повозки, начищенные до блеска каски, сияющие медяшки на сбруе. Поэтому появление обоза, при всей драматичности ситуации его выезда, привлекало массу зрителей, которые устремлялись за ним до самого места пожара. В результате на место -24- пожара зачастую приходилось вызывать солдат, которые стояли в оцеплении, оттесняя зевак.
По усмотрению городских властей на пожарных нередко возлагались дополнительные обязанности: поливать городские улицы, ловить бродячих собак. Нередко они выполняли различные хозяйственные работы по усмотрению брандмайора, в том числе у него на квартире.
4 ноября 1819 года министром внутренних дел вновь стал Кочубей, который "... нашел его в прежнем виде". Частые реорганизации, исполнение обязанностей, не свойственных МВД (мануфактуры, торговля, почта, телеграф и др.), затрудняли его деятельность.
Сведения из губерний поступали с опозданием, обработка их небольшим и малоопытным аппаратом затягивалась, поэтому оперативное реагирование вырастало в непреодолимую проблему.
Первоочередной мерой МВД явилось исправление положения в губерниях, где процветали рутина, злоупотребления, волокита, приписки в отчетности, укрывательство фактического состояния дел. Наиболее часто они встречались в сфере продовольственного обеспечения городов и армии.
Несмотря на то, что еще в начале XIX века Император подписал Указ "Об исправлении полиции", полицейских по-прежнему не хватало. Города, особенно малые, нередко управлялись городничими или военными комендантами, у которых не было помощников. Поэтому МВД решило восстановить упраздненные Павлом I полицейские управы. Работа шла долго, поскольку полицейские органы обеспечивались из местных бюджетов, а они в большинстве были скудны.
После всех перемен структура российской полиции практически вернулась к прежней. Наиболее наглядно это можно наблюдать на структуре Санкт-Петербургской полиции. Полицейское управление вновь было подчинено военному Генерал-губернатору. Обер-полицмейстер стал непосредственным начальником полиции (Управы Благочиния) и получил себе в качестве помощников 3 полицмейстеров, из которых два управляли отделениями города, а третий постоянно находился в присутственном месте (управе) для решения текущих вопросов.
Столицу разделили на 2 территориальных отделения - по правому и левому берегам Невы. Отделения в свою очередь разделили на 13 частей и определенное количество кварталов. В каждой части были созданы присутственные места, так называемые съезжие дома, в которых находились частные приставы с небольшим аппаратом, лазареты, арестантские, пожарные команды (в доме обязательно была пожарная каланча с часовыми, которые давали условные знаки о пожарах днем - шарами, а ночью -фонарями). В кварталах ввели должности квартальных надзирателей и их помощников, а также городовых унтер-офицеров и вице-унтер-офицеров.
На улицах столицы установили 285 будок, в которых круглосуточно (посменно) несли службу по три градских стража. Каждому владельцу дома вменялось в обязанность содержать дворника, который помимо поддержания чистоты был обязан помогать полиции.
Исходя из функциональных обязанностей, полицию разделили на внутреннюю и внешнюю.
Внутреннее отделение полиции состояло из Управы Благочиния, частных приставов и квартальных надзирателей. В его функции входило рассмотрение разного рода прошений, производство следствия, исполнение судебного производства, розыск людей, поимка беглецов и т.п.
Внешнее отделение состояло из полицмейстера, брандмайора и брандмейстеров, воинских полицейских офицеров с их командами и выполняло функции по соблюдению порядка и благочиния.
Начало XIX в. было временем быстрого развития и усложнения общественных отношений. Открывались новые учебные заведения, в том числе университеты, повышался уровень грамотности населения. После победы в войне 1812 г. ощущался подъем национального самосознания, культуры. В обществе обсуждались вопросы возможных перемен в социально-политическом устройстве страны, раздавалась критика недостатков, злоупотреблений со стороны власти, в том числе и полиции. Так, известный поэт, член полулегальной декабристской организации Общества благоденствия Ф.Н.Глинка рекомендовал своим соратникам распространять и широко обсуждать сведения о недостатках и злоупотреблениях полиции, считая это действенным способом антиправительственной пропаганды. Претензии предъявляли в основном к рядовым полицейским и к квартальным надзирателям, основную часть которых составляли бывшие "низшие чины", дослужившиеся до этой должности.
Главной причиной критики являлся принцип комплектования кадрами низших полицейских должностей. Желающих служить в городской полиции на этих должностях по вольному найму было немного, и они комплектовались по наряду от воинских частей местного гарнизона. Среди направленных на службу в полицию было много проштрафившихся "неспособных" солдат, от которых таким образом избавлялось воинское начальство. На фоне роста грамотности, культуры городского населения это становилось все более заметным и не могло не беспокоить правительство. Стали приниматься решения, запрещающие отправлять на службу проштрафившихся, имевших взыскания и "неблагонадежных в нравственном отношении" солдат. Были приняты меры по организации в полиции общей и профессиональной специальной подготовки, от успехов в которой зависело продвижение по службе. -25-

В 1838 г. унтер-офицерам полиции предоставлялась возможность после сдачи соответствующего экзамена получить классный чин, т.е. стать чиновником 15 класса по Табели о рангах. Это освобождало его от телесных наказаний и давало право на повышение жалованья в 2 раза. Унтер-офицер, имевший классный чин, носил соответствующие нашивки на рукаве форменной одежды. Лишить классного чина можно было только по суду. Право на экзамен предоставлялось, естественно, при безупречной службе унтер-офицера, а если он был квартальным надзирателем, то учитывалось положение дел во вверенном ему квартале. Порядок отбора кандидатур и программа экзаменов для полицейских унтер-офицеров были утверждены императором. Не сдавший экзамен в первый раз имел право на вторую попытку. Сдача экзамена третий раз запрещалась. 49
В числе мер по улучшению деятельности столичной полиции и повышению престижа должности полицейского на службу в Санкт-Петербургскую полицию были приглашены выпускники одного из лучших учебных заведений страны - Училища правоведения.
Большое беспокойство у правительства вызывало состояние кадров сельской полиции, так как уездное дворянство с трудом находило в своей среде желающих занимать выборные должности капитана-исправника и земских заседателей, а также часто препятствовало выбору сотских, десятских из числа принадлежавших им крестьян или же направляло на эти должности людей, бесполезных в хозяйстве, не пользовавшихся уважением в деревнях и селах. Поэтому в 1832 г. император Николай I обратился к дворянству, чтобы оно не уклонялось от службы в уездной полиции, избирало бы на эти должности "людей, истинно достойных имени блюстителей общественного порядка. Это обращение было подкреплено повышением оклада служащим сельской полиции 50. Для поднятия престижа государственной службы в целом и привлечения на службу в полицию лиц, закончивших гражданские учебные заведения, была проведена реформа гражданского форменного обмундирования.
Так закон 27 февраля 1834 г. обобщил сложившуюся практику и впервые свел оформление гражданских мундиров в единую систему с общим порядком обозначения рангов должностей. Все чиновники министерств и ведомств обязывались носить форменную одежду. Для большинства ведомств, в том числе и МВД, была введена десятиразрядная градация должностей, которой соответствовало шитье на парадном мундире. Наиболее полным было шитье 1-го разряда: на воротнике, обшлагах, на карманных клапанах, бортах и полах мундира, под воротником на спине, сверху заднего разреза, а также по основным швам; 2-й разряд не имел шитья по швам; 3-й лишался также шитья под воротником (по бортам и полам у 2-го и 3-го разрядов ширина шитья сокращалась); 4-й разряд имел шитье только на воротнике, обшлагах и карманных клапанах; 5-й-только на воротнике и обшлагах; 6-й имел там же половинное (в половину длины) шитье; 7-й половинное шитье на воротнике и шитый кант на обшлагах; 8-й не имел канта на обшлагах; 9-й имел шитые канты на воротнике и обшлагах; 10-й - только кант на воротнике. Атрибутом государственной службы была шпага, которая носилась с парадным мундиром и вицмундиром.
В составе форменной одежды гражданских чиновников полицейского ведомства предусматривался также сюртук. Были установлены семь комбинаций разных компонентов форменной одежды и случаи, когда каждая форма должна была носиться. Были парадная, праздничная, обыкновенная, будничная особая, дорожная и летняя формы одежды.
Парадная форма для первых пяти разрядов состояла из мундира и белых суконных или казимировых штанов до колен с белыми шелковыми чулками и башмаками с пряжкой. Могли надеваться и белые суконные брюки с сапогами. Для пяти последних разрядов полагались суконные панталоны поверх сапог. Ношение парадной формы было обязательным "во всех присутственных местах... во время заседаний". Важным дополнением парадной формы -26- была черная треугольная шляпа с небольшими серебряными кистями по углам и петлицей с пуговицей.
Чинам 1-5 классов петлица полагалась "витая, наподобие военной генеральской", прочим — "из гладкого позумента". Под петлицей помещалась кокарда из черной шелковой ленты с оранжевой и серебряной полосами. Вицмундир, мундирный фрак и сюртук шились из того же сукна, что и мундиры, и имели (в большинстве случаев) сходные с ними по материалу и цвету воротники, обшлага и пуговицы. На воротнике, обшлагах и карманных клапанах вицмундира полагался "один только шитый кант" особого рисунка. Фраки с воротником, без шитья в составе формы 4-го и ниже разрядов выполняли функцию вицмундира. Сюртук полагался для дороги и при производстве следствий на открытом воздухе, он мог надеваться как поверх мундира, так взамен его. Сюртук был однобортным, с восемью мундирными пуговицами, со стоячим воротником по цвету мундирного и имел полную юбку без выреза спереди. Фрак дополнялся круглой высокой черной шляпой с полями, а сюртук — фуражкой одинакового с ним цвета с околышем цвета воротника. Таким образом, мундирный фрак и сюртук не имели отличий по разрядам и как демократичные и относительно дешевые компоненты форменной одежды получили в последующем широкое употребление.51
По описанию мундиров 1834 года в столицах чиновники полиции имели петлицы: на воротниках по две — в С.-Петербурге и по одной — в Москве, а на обшлагах — по три у частных и следственных приставов, по две — у квартальных надзирателей. Только на воротнике шитье полагалось квартальным поручикам и брандмейстерам. В губернских, портовых и уездных городах полицмейстеры и городничие имели по две петлицы на воротниках и обшлагах, приставы гражданских и уголовных дел, частные и следственные приставы — только на воротниках, а квартальным надзирателям шитья не полагалось вовсе.
Реформа гражданских мундиров имеет непосредственное отношение к изменению внешнего вида высшего руководства полиции на местах. Так, 1 марта 1832 г. Николай I утвердил рисунки несколько модернизованных мундиров генерал-губернаторов, губернаторов и вице-губернаторов — все воротники становились красными суконными, добавлялось шитье по краям заднего разреза юбки и по карманным клапанам.
Однако утвержденные 1 марта 1832 г. мундиры были введены в употребление лишь законом 27 февраля 1834 г.: "Генерал-губернаторы имеют полное шитье прежнего рисунка на воротнике и обшлагах, карманных клапанах и под оными, а на полах и фалдах в один ряд. Гражданские губернаторы, градоначальники, правители и начальники областей ... имеют то же шитье на воротниках, обшлагах и карманных клапанах. Вице-губернаторы .... имеют также полное шитье на воротнике, обшлагах и карманных клапанах, но меньшего рисунка". Судя по приложенным к закону 1834 г. изобразительным материалам, шитье "меньшего рисунка" повторяло вице-губернаторское шитье 1811 г. Заметим, что в данном случае сложилась уникальная ситуация, когда лица губернской администрации, на этом этапе подведомственные преимущественно Министерству внутренних дел, имели мундир, отличный от мундира всех других чиновников этого ведомства (введенного еще в 1808 г.) (чиновники местных учреждений всех других ведомств после 1834 г. имели точно такие же мундиры, как и чиновники центральных органов, но с губернскими пуговицами).
Мундир МВД имел не красный суконный, а черный бархатный воротник с золотым шитьем, узор которого состоял из колосьев и васильков. Фрак для всех чиновников ведомства и лиц губернской администрации был установлен единый, на местах — с губернскими пуговицами.52
Некоторые изменения в форменной одежде произошли у полицейских, имевших армейские чины. Так, в 1827 г. офицерскому составу полиции были присвоены звездочки на эполеты, которые указывали чин их владельца.
Система обозначения чинов стала следующей: у прапорщика была одна звездочка, у подпоручика — две, поручика — три, у штабс-капитана — четыре, капитану звездочек не полагалась; у майора — две, у подполковника — три, у полковника эполеты были без звездочек; у генерал-майора — две звездочки, у генерал-лейтенанта — три, у полного генерала звездочек не было. К этому времени установились различия нижних чинов — поперечные нашивки на погонах.
В ноябре 1833 г. в Варшаве была создана ночная полицейская стража, чиновники которой получили обмундирование по образцу московской полиции, но с желтыми пуговицами с гербом города Варшавы и с золотым шитьем, а нижние чины — одежду по образцу армейских пехотных полков, с некоторыми отличиями: фуражки темно-зеленого сукна с красным околышем, с такого же цвета воротниками на темно-зеленых мундирах, погоны, обшлага, полы и фалды — цвета мундира, с красной выпушкой.
21 августа 1852 г. всем чиновникам наружной полиции Санкт-Петербургской полиции вместо треугольных шляп к мундирам была введена каска пехотного образца с белым прибором и гербом губернии, пуговицы с таким же гербом, но вместо желтых — белые и выпушка красного сукна по борту и на клапанах карманов мундира. Такие же каски с местными гербами были установлены для полиции империи в 1853 г. 15 декабря 1854 года всем чинам наружной полиции гербы, как на касках, даны были и для ношения на фуражках. -27-

В 1854 г. генералы и офицеры полиции получили дополнительно к эполетам галунные погоны, на которых чины обозначались продольными просветами и звездочками. Необходимо добавить, что российская система различия воинских чинов не терпела тавтологии: старший офицер отличался от младшего лишь количеством просветов. Размер звездочек оставался неизменным (в том числе для генералов) как символ воинского братства.
Крупной проблемой, отразившейся на организации полиции и методах ее деятельности, явилась проблема учета местных исторических и социально-экономических особенностей в различных регионах страны. Российская империя являлась многонациональным государством. В ней проживало до 100 наций, народностей и этнографических групп, находившихся на различных уровнях социально-экономического и культурного развития. Это отражалось и на организации местного управления и полиции. Так, например, в Екатеринбургской губернии существовали так называемые горные батальоны.
Кроме содержания караулов при заводах горным батальонам вменялось исполнение полицейских обязанностей. Горный батальон находился в подчинении горного начальства, но по части «военного устройства» подчинялся Отдельному корпусу внутренней стражи.
Горные солдаты носили светло-синие однобортные мундиры на 9 пуговицах с желтой выпушкой на воротнике, обшлагах, клапанах, по бортам, от борта до фалд и на обкладках фалд. Пуговицы — оловянные белые, кивер — из черного сукна с кожаной полированной обшивкой и козырьком. В передней части кивера крепилась черная круглая кокарда с оранжевым краем; она закреплялась черной петлицей с малой белой пуговицей. Репеек на кивере был двухцветный: верх белый, низ зеленый. Вместо подбородочной металлической чешуи был черный кожаный ремень. На кивер мог надеваться чехол. Панталоны были светло-синие с кожаными крагами на 9 (по другим источникам на 7) медных пуговицах. Летом носили белые панталоны с обтяжными пуговицами на внешней стороне ниже колена. Перевязи и портупеи — белой кожи с медными пряжками. Погоны — желтые со светло-синей выпушкой, на погонах стоял номер батальона из светло-синей тесьмы. Строевые унтер-офицеры отличались серебряным галуном на воротнике и обшлагах. Нестроевые ходили в светло-синих сюртуках, вероятно, с такими же выпушками и погонами, как у строевых. Шинели у всех были серые со светло-синими воротниками.
Обмундирование офицеров было аналогично офицерским мундирам того времени, но поле эполет было желтым с серебряным номером батальона; металлический прибор и галунная петлица на шляпе — серебряные.
Вооружение горнозаводского батальона было такое же, как у гарнизонных частей и внутренней стражи.53
Несли полицейскую службу и местные казачьи подразделения, для которых было установлено следующее обмундирование: шапка из черной смушки с красным шлыком и белым этишкетом, куртка и шаровары (с 1845 г. — чекмень) темно-синего сукна с красными кантами (шаровары — с красным лампасом), кушак-пояс, шинель из серого сукна с синим воротником, сапоги с железными шпорами.
На офицерском обмундировании было установлено ношение эполет с чешуйчатым полем и коваными звездочками на них для различия чинов.
Для повседневного ношения все чины имели фуражки из синего сукна с околышем и кантами по цвету воротника. На околыше офицерских фуражек в 1844 г. была введена металлическая кокарда по образцу регулярных войск.
Подводя итоги развития русской полиции и ее униформы в первой половине XIX в. до начала реформ 50-70-х годов, необходимо отметить, что в основном совершенствовались организационные полицейские структуры. Целью данных мероприятий было стремление обеспечить более эффективное выполнение задач по охране общественного порядка. Что касается форменного обмундирования, то его эволюция имела целью привлечение на службу в полицейские органы наиболее подготовленной в образовательном уровне молодежи. -28-


Министерство внутренних дел России во второй половине XIX в.

 

Во второй половине XIX в. в Санкт-Петербурге сложилась довольно устойчивая структура полицейского аппарата. Характерным для организации и деятельности городской полиции этого периода было стремление усилить наружную, постовую службу, для чего во многих городах увеличивалось число так называемых "полицейских будок". Нередко, особенно в столицах, были достаточно удобные и приемлемые в архитектурном отношении сооружения. Пример внимательного отношения к их строительству и содержанию подал сам император Николай I, посетивший несколько образцовых полицейских будок. Это было одним из проявлений заботы правительства о престиже власти, полиции, и отчасти о ее безопасности. В 1853 г. для усиления патрульно-постовой службы были созданы полицейские команды. Их численность определялась из расчета 5 полицейских на 2 тыс. жителей и 10 полицейских во главе с унтер-офицером на 5 тыс. жителей. Подчинялись эти команды полицмейстеру, стоящему во главе городской полиции, а в округе — исправнику. 61
По штату полицмейстер имел чин 8 класса, а исправник — 9 класса.62 Полицейские чиновники в 50-х годах XIX в. носили темно-зеленые однобортные мундиры с отворотами на фалдах и подкладкой того же цвета, воротник и обшлага — красные с золотым шитьем, пуговицы также золотые с губернским гербом. Брюки темно-зеленые поверх сапог, которые у полицмейстера, как у штаб-офицера, были с ввинчивающимися шпорами. На боку висела пехотная офицерская шпага, на голове — черная треугольная шляпа или зеленая фуражка с красным околышем. 63 Частные приставы имели такие же мундиры на 9 пуговицах, на красном воротнике были две серебряные петлицы, на красных обшлагах с разрезом — по две пуговицы. Панталоны темно-зеленого цвета поверх сапог, шляпа треугольная. Квартальные надзиратели петлиц на воротнике не имели, все остальное — как у частных приставов.64
Полицейские команды в городах состояли, как правило, из казаков, десятников, будочников, трубочистов, профосов, сторожей и пожарной команды во главе с брандмейстером; окружная полиция включала в себя казаков, сотников и десятников.
Общее управление полицией состояло из обер-полицмейстера и Управы Благочиния, штат которой состоял из старшего полицмейстера (председателя), советников и заседателей (по штату). Сверх того при Общем управлении состояли: полицмейстеры,' управление Городской землемерной части, врачебная часть, пожарная часть и т.д. В каждой полицейс-
кой части находился Съезжий дом, в котором были два пристава. Один — пристав исполнительных дел
— для ведения дел распорядительной и исполнительной полиции, другой — пристав следственных дел — для ведения служебных дел. При управлении каждой части имелись: канцелярия, пешая воинская команда, команда городской стражи, пожарная команда, словесный суд, лазарет. На улицах вместо "будочников" появились городовые, одетые в серые мундиры, а в качестве головного убора полагалась черная кожаная каска.
Полицейские части вместо достаточно крупных кварталов стали делиться на околотки (от 50 до 100 дворов), в которые назначались по 2 околоточных надзирателя (из числа унтер-офицеров и старших городовых), имевшие у себя в подчинении городовых. С учетом ответственности городовых за порученный участок требования к их подбору были высокими.
Желающий поступить на службу в столичную полицию должен был соответствовать следующим условиям: "...иметь благообразную наружность, крепкое телосложение, отличное здоровье, остроту зрения, чистую речь, рост не ниже 2 аршин 6,5 вершков (171 см), возраст не моложе 25 лет, отслужившие воинскую службу и находящиеся в запасе армии, беспорочное поведение, сообразительность и расторопность".
На вооружение городовых ввели драгунскую шашку и револьвер.
В 1855 г. более строго была регламентирована униформа полицейских и пожарных Санкт-Петербурга. Чиновникам введена каска пехотного образца, кожаная лакированная с белым прибором и чешуей, с гербом Санкт-Петербургской губернии на щите под императорской короной. Прямая вертикальная трубка сверху каски, в отличие от пехотной, заканчивалась не гранатой с пламенем, а шаром. Полукафтан был темно-зеленого сукна, двубортный, застегивающийся на шесть пуговиц, воротник, закругленный красный с двумя посеребренными полицейскими петлицами; обшлага одного цвета с полукафтаном, на них петлицы: для приставов — три, для надзирателей и старших помощников надзирателей — две, младшим помощникам надзирателей петлиц не полагается. По бортам полукафтана, на карманах, клапанах и по верхнему краю обшлагов — красная выпушка; подкладка темно-зеленая: пуговицы белые, посеребренные, с гербом Санкт-Петербургской губернии, по борту 12, на талии — 2 и на карманных клапанах 2. Шаровары — темно-зеленые, с красной -29- выпушкой. Шпага на портупее, пристегнутой под полукафтаном: для этого в полукафтане делалась прорезь на 13 см ниже талии, длиной в 6.5 см.
Городовым унтер-офицерам были введены: каска как у чиновников. Полукафтан серого цвета, двубортный, застегивающийся на 6 пуговиц. Воротник закругленный, красный; погоны такие же, с высечкой, подбитой желтым сукном, обшлага без клапанов, одного сукна с полукафтаном; на воротнике и обшлагах серебряный галун. По бортам полукафтана до низу пол, на карманах, клапанах и по верхнему краю обшлагов — красная выпушка. Подкладка холщевая, в рукавах и под талией. Белых оловянных пуговиц с гербом губернии по борту 12, на погонах 2, на талии 2 и на карманных клапанах 2, всего — 18.
Унтер-офицерам, поступившим из гвардии, на воротнике и обшлагах полагалось иметь петлицы из желтого гвардейского басона на левом рукаве, кому положено, сохранялись нашивки за сверхсрочную службу; сохранялись и погонные отличия.
Шаровары серого цвета, на холщовой подкладке, с красной выпушкой. Поясная портупея из черной лакированной кожи, с такой же лопастью для тесака, с железным вороненым прибором. Ширина портупеи — 3,3 см. Тесак — с лакированными ножнами, медным эфесом и прибором.
Отряд рассыльных получил темно-зеленые мундиры с красными воротникам, выпушкой по борту, погонам, обшлагам. Пуговицы были медными, шинель серая с красным воротником. Погоны на мундире и шинели темно-зеленые с красной выпушкой и такой же высечкой с номером части. На голове черная лакированная каска с медным прибором. Панталоны темно-зеленые, летом — белые. Все рассыльные имели тесак на белой портупее. Унтер-офицеры отличались золотым галуном по воротнику и обшлагам, а также перчатками. Летом всем рядовым полагался белый китель из равендука и перчатки. Отряд сторожевых имел мундиры серого сукна с красными воротником, погонами и выпушкой обшлагов. Высечка номера части на погонах была желтой; фуражка -темно-зеленая с красным околышем и лакированным козырьком, на фуражке крепилась медная бляха с надписью, например "Екатеринбургская городская полиция". Панталоны серые. Как и рассыльные, сторожевые зимой могли надевать овчинный полушубок, а летом равендучный китель и белые панталоны. Вооружение составляла алебарда, а у унтер-офицеров - тесак. 65
Для пожарных столицы устанавливались следующая форменная одежда:
Брандмейстеру полагались: каска бронзовая, золоченая с чешуей, армейским гербом, на щите которого помещался герб губернии. Парадный полукафтан такой же, как у чиновников полиции, но с закругленным голубым воротником и обшлагами, имеющими серебряное шитье с голубой выпушкой.
Шаровары устанавливались серо-синего сукна с голубой выпушкой.
Для нижних чинов - каска бронзовая с чешуей. Полукафтан, как у городовых унтер-офицеров, но с голубым воротником, с голубыми погонами, имеющими высечку, подбитую красным сукном, с голубой же выпушкой. Шаровары серые, с голубой выпушкой, заправленные в сапоги.
Поясная портупея из черной глянцевой кожи, с медной пряжкой, и лопастью с чехлом для топора. Ширина портупеи 5,5 см.
Помощники брандмейстеров и унтер-офицеры на воротниках и обшлагах имели серебряный галун, а также нашивки из желтой тесьмы на левых рукавах
Для фонарщиков устанавливалась следующая форма: фуражка серого сукна с таким же околышем; полукафтан существующего образца, но без выпушек, с серым воротником и такими же погонами с высечками, подбитыми красным сукном, серые без выпушек шаровары.
С 15 апреля 1856 г. чинам городской полиции империи устанавливалась форма одежды таких же образцов, но со следующими изменениями: так для гражданских чиновников наружной полиции: каска с гербом каждой губернии, с вызолоченным прибором (серебряный только в Санкт-Петербургской губернии). Полукафтан с золочеными пуговицами (белые только в Санкт-Петербургской губернии), на которых изображен герб губернии; воротник и обшлага следующей формы:
- для имеющих штаб-офицерский чин (до статского советника включительно: кому полагались шитые петлицы - на воротнике по нижнему краю и передним концам, а на обшлагах по верхнему краю, нашивается штаб-офицерский гусарского образца золотой галун шириной 2,75 см. и петлицы из золотых галунов (ширина галуна для петлиц 2,2 см., а для их концов - 1,1 см.) образца, присвоенного Пажескому корпусу: на воротнике, над галуном, по одной петлице с каждой стороны, а на обшлагах, под галуном, по две поперечные петлички, без пуговиц - у тех, кому по занимаемым должностям вышитых петлиц не полагалось: на воротнике и обшлагах нашивается один только штаб-офицерский галун (для отличия штаб-офицерского чина) без петлиц.
Чиновникам, имевшим чин статского советника, на полукафтанах новой формы полагалось иметь канительные плечевые погоны;
- для имеющих классный чин (до титулярного советника включительно): кому были присвоены по занимаемой должности петлицы - нашиваются по две галунные петлицы, кто петлиц не имел - на воротнике не нашивалось ничего. Чиновниками Санкт-Петербургской и Московской полиции такая форма использовалась в качестве повседневной (с галунами не золотого, а серебряного цвета в Санкт-Петербурге), а форма, установленная в 1855 г., -30- оставлена была как парадная. Плащ был установлен серого цвета, военного покроя, без выпушек. Клапан на воротнике красный, без выпушки. Без плечевых погон. Пуговицы - как на полукафтане. Шинель -серого сукна, офицерского покроя, с красным воротником. Пуговицы как на полукафтане.
Фуражка — темно-зеленая, околыш и выпушка по тулье красные, на околыше кокарда.
Полицейской команде: каска с металлическим прибором желтого цвета. Фуражка серого сукна с красными околышем и выпушкой по верхнему кругу -для отряда сторожевых, а отряду рассыльных -темно-зеленого цвета с красными же выпушками. Полукафтан для отряда сторожевых как у городовых унтер-офицеров, но пуговицы медные с местным губернским гербом, в отряде рассыльных - как и в пешей команде, пуговицы тоже медные.
У унтер-офицеров - присвоенный им галун нашивается на передней половинке рукава на 16,5 см выше обшлага острым углом кверху так, чтобы нижние концы галуна наружными краями касались швов рукава. Погонные отличия и нашивки на левом рукаве остаются прежние, а у нижних чинов, поступающих из гвардии, на воротнике и обшлагах нашивались петлицы из желтого гвардейского басона. Шинель серого сукна, воротник и погоны — как на полукафтане, пуговицы губернские. Шаровары у отряда сторожевых — серые, а в отряде рассыльных темно-зеленые, выпушка у всех красная.
Брандмейстерам вводилась каска с гербом губернии по месту службы. Пуговицы на полукафтан устанавливались золоченые, кроме Санкт-Петербургской губернии. На воротнике и обшлагах у имеющих штаб-офицерский чин полагался золотой штаб-офицерский галун, который нашивается на воротнике по нижнему краю и передним концам, а на обшлагах -по их верхнему краю; для имеющих же обер-офи-церский чин таких отличий не полагалось.
Для брандмейстеров Московской и Санкт-Петербургской полиции такой полукафтан был установлен как вицполукафтан, а парадным оставлен введенный еще в 1855 г.
Шинель изготовлялась из офицерского серого сукна с голубым воротником. Фуражка была темно-зеленая, с околышем и выпушкой по верхнему краю голубого цвета, с кокардой на околыше.
Пожарной команде вводились каски в Санкт-Петербургской и Московской командах - бронзовые, а в прочих - медные, с местным губернским гербом.
Фуражка из серого сукна с голубой выпушкой. Полукафтан с медными пуговицами (в Санкт-Петербурге оловянными) с губернским гербом. Китель и шаровары введенного ранее образца.
В 1856 г. последовала новая реформа, которая касалась главным образом введения полукафтанов на 6 пуговицах с закругленным воротником; расцветка осталась прежней. Унтер-офицеры получили
галун на передней половинке рукава выше обшлагов. На голове у полицейских была либо кожаная лакированная каска (у пожарных — медная) с медным прибором, изображающим губернский герб, либо рабочая фуражка прежней расцветки.66
Развитие МВД как центрального органа управления полицией, выполнение им контрольно-аналитических функций, позволяли правительству более отчетливо видеть недостатки в организации и деятельности местных полицейских учреждений, принимать меры к их исправлению.
Наиболее важные причины, вызвавшие полицейскую реформу 1866-67гг. Государем Александром II, были следующие: полицейские команды комплектовались нижними воинскими чинами из числа "неспособных 2 разряда", на должность полицмейстеров назначались отставные штаб- и обер-офицеры, в полицейском ведомстве, в производстве судебно-полицейских дел царили бюрократизм и злоупотребления, содержание чинов полиции не соответствовало самым скромным потребностям, особенно нижних чинов, что порождало взяточничество.
18 февраля 1858 г. по Высочайшему Повелению Александра II министрами юстиции, государственного имущества и внутренних дел с участием генерал-адъютанта Ростовцева были составлены предложения по реформированию полиции, направленные на повышение эффективности работы полицейского аппарата и рост его авторитета. -31-

В 1869 г. полицейская реформа была завершена, отмеченные недостатки устранены. Были приняты действенные меры к упорядочению качественного состава полиции. В полицейские команды брали способных и надежных людей, были разработаны и утверждены правила приема, увольнения и ответственности служащих полицейских команд, не соответствующие полиции функции упразднены. Судебные, следственные и хозяйственные службы подчинены соответственным учреждениям, установлена строгая ответственность чинов полиции перед начальством и судом за противозаконные действия, увеличены штаты и содержание. Установлены сфера влияния и пределы власти полиции. Впервые при формировании штатов полиции был разработан и учрежден особый критерий численности чинов полиции в зависимости от числа проживающих на соответствующей территории. Так, на 2 тысячи жителей полагались 5 полицейских чинов, на 15-20 тысяч жителей — 2 старших и 3 младших унтер-офицеров, 45 служащих полиции.
Для младших чинов полиции обмундирование, амуниция и вооружение применено к порядку довольствия нижних воинских чинов.
В начале царствования Александра II изменились и мундиры гражданских чиновников, в том числе и находящихся на службе в министерстве внутренних дел. Общий покрой гражданских кафтанов стал следующим: однобортный на 9 гербовых пуговицах, воротник стоячий, скошенный, обшлага разрезные, пуговицы — по две на обшлагах, на лифе, на карманных клапанах. Цвет сукна, пуговиц остался прежним. Вместо вицмундира был введен мундирный фрак — двубортный, по цвету полукафтана, с отложным воротником, с разрезными на рукавах обшлагами и поперечными карманными клапанами на талии. 67
Были определены следующие виды одежды: парадная, праздничная, обыкновенная, будничная, дорожная.
Парадная форма — парадный полукафтан, белый галстук, белый однобортный жилет, белые длинные брюки с широким галуном (для первых четырех разрядов), для чиновников 5-10 разрядов — брюки по цвету полукафтана, треугольная шляпа с отличиями по разряду (шляпу носили "с поля"), белые перчатки, шпага. Можно было носить орденские ленты.
Праздничная — полукафтан, все остальное, как при парадной форме.
Обыкновенная — полукафтан, брюки цвета полукафтана без лампасов, галстук и жилет черные, треугольная шляпа, шпага.
Будничная — мундирный фрак или сюртук, того же сукна брюки, жилет и галстук черные, круглая шляпа при мундирном фраке и фуражка при сюртуке. Имеющие звезды и орденские знаки для ношения в петлице носят их только при мундирном фраке, а при сюртуке — только орден св. Георгия.
Дорожная — двубортный сюртук с отложным воротником, брюки по цвету сюртука (летом белые), фуражка с околышем по цвету воротника и кокардой. Верхняя одежда представляла из себя темно-зеленое двубортное пальто без разреза сзади. Воротник суконный отложной того же цвета. По борту шло 6 пуговиц, подбой черный, зимой мог быть заменен мехом, как и воротник пальто. Носили и темно-зеленые шинели с капюшоном и отложным воротником, зимой подбой и воротник могли быть меховыми.68
Изменения коснулись и 10-разрядного шитья на мундирах, по которому определялся чин его владельца.
Большое внимание в реформе гражданских мундиров уделялось парадным треугольным шляпам. Теперь они получили различия по четырем группам чинов (не должностей). Шляпы чиновников 1-4 классов на лицевой стороне (правой) обшивались по верхнему краю фигурным галуном в тон мундирного шитья. Кроме того, 1 и 2 классы имели две косые галунные нашивки спереди и сзади, а 3 и 4 классы — такие же нашивки из черной муаровой ленты с узким позументом по краям. На лицевой стороне всех шляп нашивалась кокарда в виде розетки из черной муаровой ленты с оранжевой и серебряной полосами, которая пересекалась петлицей с пуговицей.
В 1855 г. для чиновников была введена шпага единого образца. Клинок стальной, прямой. Сечение клинка могло быть различным. Эфес состоит из рукояти и гарды. Рукоять латунная, литая, вызолоченная. Головка рукояти шарообразная, с пуговкой, украшена рельефным растительным орнаментом. В конце XIX - начале XX вв. головки часто делались в виде императорской короны. В верхней части рукояти фигурная латунная накладка, в нижней — уголщение -32- с рельефным орнаментом. Гарда образована крестовиной со щитком и дужкой. Щиток полукруглый с рельефным изображением двуглавого орла. Первоначально щиток и изображение представляли собой единое целое и изготовлялись из одного куска металла, как шпаги первой половины XIX в. Позднее щиток стал прорезным, в середине его имелась фигурная или круглая основа, на которую крепился также прорезной двуглавый орел. После изменения в 1857 г. российского герба изменилось и изображение орла на щитке шпаги — крылья стали приподнятыми, на них схематично изображались восемь гербов. Конец крестовины утолщен, с пуговкой, украшен рельефным растительным орнаментом, слегка загнут к головке рукояти. Ножны кожаные или деревянные, покрытые кожей. Металлический прибор состоит из устья с длинным тонким крючком (если клинок и ножны узкие) или фигурным шпеньком для крепления в лопасти портупеи и наконечника. Длина общая 850-950 мм, длина клинка 700-800 мм, ширина клинка 15-22 мм. Шпага полагалась гражданским чинам при парадной, праздничной и обыкновенной форме, не полагалась при будничной (при исполнении служебных обязанностей в будничные дни) и дорожной форме.
Носили шпагу на плечевой портупее. Шпагу снимали при всех формах в случае поклонения местным иконам, при брачной церемонии (женихи) при входе в алтарь, танцующие на балах и вечерах. Канцелярские чиновники и служители из дворян, не занимавшие штатных должностей, носили шпагу без серебряного темляка. С вышеописанными изменениями шпаги были принадлежностью формы одежды гражданских и придворных чинов до 1917 г.
С мая 1879 г. особое место в форменной одежде высшей губернской администрации занимает сюртук — двубортный, на 6 губернских пуговицах, с отложным воротником (ранее существовавший черный суконный воротник был заменен на бархатный). На нем (и на пальто) вводились наплечные знаки (погоны) из золотой рогожки с красной выпушкой. Мундирное шитье обозначало ранг должности, а звездочки на погонах указывали на класс чина должностного лица.
При сюртуке разрешалось ношение шпаги. В законе говорилось: "Настоящую форму присвоить для ношения губернаторам и вице-губернаторам во всех случаях, когда они исполняют наружную службу и не обязаны ... быть в парадной форме". Губернаторы получили право на "почетное внешнее отличие" для чинов генеральского ранга — красную (под цвет мундирного воротника) подкладку плаща (пальто) и красную выпушку (кант) по швам: вокруг воротника, по бортам, карманным клапанам и по верхнему краю обшлагов.
Падение крепостного права и освобождение крестьян из-под вотчинной власти помещиков, революционная ситуация в стране, развитие капитализма и рост городов вынудили царское правительство реформировать весь полицейский аппарат. Были проведены следующие меры:
1) объединена уездная полиция с полицией уездных городов и созданы единые уездные полицейские управления во главе с исправниками;
2) изменены принципы комплектования полиции: если раньше рядовой состав комплектовался солдатами и унтер-офицерами старших возрастов, негодных к службе в полевых войсках, служивших в порядке отбывания повинности, то в связи с проведением военной реформы 1874 г. и отменой рекрутского набора был введен принцип вольного найма по контакту;
3) чтобы сделать службу по вольному найму привлекательной, увеличено жалование, введены пенсии, награждения за выслугу и иные льготы;
4) сужены функции полиции: проведение следствия передавалось судебным следователям, хозяйственные функции и благоустройство городов, продовольственное дело, контроль за состоянием дорог -земским и городским органам самоуправления;
5) расширен низовой аппарат полиции: учреждены должности участковых урядников, а также полицейский резерв в уездах; в городах увеличена численность околоточных надзирателей. Инструкция околоточным надзирателям, утвержденная министром внутренних дел, возлагала на дворников вспомогательные полицейские функции, которые они -33- должны были осуществлять под руководством околоточных надзирателей.69
Особое внимание в рассматриваемый период правительство уделяло обмундированию полиции. Это было связано, прежде всего, с поднятием ее престижа среди населения и привлечением выпускников высших и средних учебных заведений на работу в полиции.
Большое значение в реформировании форменного обмундирования представителей правопорядка играло и личное отношение к мундирам Александра II. Император любил мундир, понимал его воспитательное значение и старался одеть своих поданных в удобное и красивое платье.
История свидетельствует, что никогда еще в России форменное обмундирование государственных служащих не претерпевало столько изменений.
Изменению подверглась также форма губернаторов и градоначальников, состоящих в генеральских чинах. От прежней осталась только каска с султаном из петушиных перьев и золотое шитье, аналогичное шитью 1808 г. Двубортный мундир на восемь пуговиц, шарф без кистей и красные рейтузы с золотыми лампасами составили новую форму генералов. Это изменение на прямую было связано с поражением России в Крымской войне, после которой в форме русской армии и полиции с очевидностью наблюдаются франкогерманские черты: генералы носят красные брюки, головными уборами становятся кепи. В этом проявляется хорошо известная закономерность — популярность униформы того или иного государства, играющего доминирующую роль в военном деле в определенный период истории. Вспомним влияние шведских эталонов при Густаве-Адольфе и Карле XII, прусских — при Фридрихе II, французских — при Наполеоне, русских — после победы над Наполеоном и вступления в Париж.
8 марта 1856 г. все ведомственные мундиры подверглись модернизации, сущность которой сводилась к замене мундира "французского образца" полукафтаном с полной юбкой. Чиновники полиции империи также получили новую форму, но вводилась она по образцу, установленному для Санкт-Петербургской полиции еще в 1855 году (с некоторыми различиями).
21 сентября 1856 г. приказано не употреблять городскими стражами на часах при полицейских будках алебарды и впредь сторожам стоять на часах с тесаками.
21 апреля 1857 г. Император разрешил офицерам разных чинов поступать на службу в штат Санкт-Петербургской полиции с тем, чтобы они носили форму, установленную для полицмейстеров и городничих, состоявших в военных чинах.
В 1863 г. при утверждении новой формы для полиции было обращено внимание и на знаки для десятских и сотских. «Сотские носят на груди белый металлический знак с изображением государственного герба и с надписью "Сотский", десятские и рассыльные — обыкновенный медный знак с соответствующей надписью, но без герба... Знак и бляху каждый служитель получает от Полицейского управления при вступлении в должность. При выбытии знак возвращается...»71.
Порой на знаке указывался номер участка или название уезда. Одни знаки были овальными, другие — круглыми. Они различались также размерами и тщательностью изготовления.
Что касается полицейских, находившихся на государственной службе, то им были положены должностные знаки. В указе от 1863 г. говорилось, что «каждый полицейский служитель носит на груди круглый медный знак с изображением нумера, под которым он состоит в списках. Знак этот он сохраняет на все время службы»72.
Общие же изменения в форменном обмундировании полицейских чинов в 1863 г. были следующие: взамен каски вводится шапка (кепи) темно-зеленого сукна с красным околышем и таким же по верху тульи кантом, с лакированными козырьком и подбородным ремнем, с размещенными на тулье кокардой и петлей из белой канители с гладкой белой пуговкой. При парадной форме на шапке помещался герб губернии. Для штаб-офицеров по верху тульи вместо красного канта помещался серебряный шнур. Султана не полагалось. Мундир и вицмундир устанавливались по описанию полукафтана и виц-полукафтана от 12 мая 1855 г.
Форма нижних чинов полиции подверглась более значительным изменениям. Городовым унтер-офицерам -34- вводилась та же шапка нового образца, но с трехцветной по гвардейскому образцу петлей и кокардой (герб губернии использовался только при парадной форме); новый мундир из темно-зеленого гвардейского сукна (вместо серого) имел округленный отложной воротник, застегивающийся на два крючка; на его отворотах имелись красные петлицы (3,3 см шириной и 7,7 см длиной) с пуговицами, но без выпушки. Красные без высечки погоны — с отличиями по званиям. Обшлага — как прежде, но без выпушки по верхнему краю, с армейским белым галуном. На боках — карманы с поперечными клапанами, на полах под рукавами — продольный разрез до карманного клапана, с перемычкой на спине сзади из двойного сукна, застегивающейся на две пуговицы, посаженные по обоим краям спинки напротив талии, с двумя петлями на каждом конце перемычки для регулирования охвата талии. Вообще покрой и фасон мундира был одинаковым с образцом, употребляемым на флоте. Пуговицы — белые, гладкие. Городовые унтер-офицеры, поступившие в полицию из гвардии, на воротнике имели петлицы большего размера (13 см на 5 см) с нашитым в два ряда желтым басоном. Из такого же басона делались петлицы на обшлагах и погонные отличия (последние у поступивших в полицию из армии были белого цвета). На левом рукаве мундира полагалось установленное каждому количество нашивок. Шаровары вводились темно-зеленые с красной выпушкой. При описанной форме полагалось носить оружие, установленное 21 марта 1858 года: фельдфебелям пеших команд и старшим городовым унтер-офицерам в кварталах — офицерские шпаги, как у офицеров полиции; фельдфебелям и старшим вахмистрам, поступившим из войск в полицию и не занимающим в ней должности фельдфебеля или старшего городового унтер-офицера — офицерские пехотные полусабли. Всем, имеющим право на серебряный офицерский темляк, давалось право носить его на своем оружии; тем унтер-офицерам, которые имели на прежней службе офицерские темляки и не были в войсках фельдфебелями или старшими вахмистрами, а в полиции не занимали должностей фельдфебеля или старшего городового унтер-офицера, — серебряный темляк на тесаке, присвоенном полиции, и револьвер на поясе, в кобуре из черной глянцевой кожи, на красном шнуре, с трехцветной гайкой.
Уездные исправники, полицмейстеры и их помощники и приставы, которые имели штаб-офицерский чин, получили шапки с характерным отличием — нашитым по околышу галуном по цвету пуговиц. У чинов штаб-офицерского звания отличием служил нашитый на тулье шнур. У прочих чинов на околыше помещался подбородочный ремешок из черной лакированной кожи. Белая или желтая бляха с губернским гербом помещалась на околыше. Мундир, застегивающийся на 6 гладких пуговиц, имел закругленный темно-зеленый воротник с оранжевой выпушкой. Такая же выпушка заменяла прежнюю красную на всех деталях мундира. По нижнему краю и передним концам воротника и на обшлагах уездных исправников и полицмейстеров нашивался штаб-офицерский гусарского образца галун и петлицы из галунов: на воротнике — одна над галуном, а на обшлагах — по две под галуном; петлицы без пуговиц. У тех же чинов, для отличия от прочих, имелись плечевые шнуры гусарского образца. Помощники исправников и полицмейстеров и те приставы, которые имели штаб-офицерский чин, на воротниках и обшлагах имели те же отличия, но не получали плечевых шнуров. Две галунные петлицы на воротнике и обшлагах (без галуна) служили отличием приставов, не имевших штаб-офицерского чина. Их помощники и полицейские надзиратели галунов и петлиц не имели. Галуны, петлицы, шитье и пуговицы утверждены были: белые — для полицмейстеров, их помощников и исполнительных чиновников городской полиции; желтые — для уездных исправников, их помощников и исполнительных чиновников уездной полиции. Шаровары вводились темно-зеленые с оранжевой выпушкой.
Всем чинам полиции устанавливалось ношение усов.
Околыш и тулья шапки нижних чинов были из темно-серого сукна, такого же цвета выпушка помещалась по верху тульи, а на околыш вводились две оранжевые выпушки. Петля на обер-офицерской шапке — трехцветная, у рядовых — оранжевая, с кокардой. При парадной форме требовалось ношение бляхи из белой жести с губернским гербом на околыше. Мундир нижних чинов был темно-серым, с отложным воротником, на коем две темно-зеленые петлицы с оранжевыми выпушками и пуговицей. Погоны — темно-зеленого сукна с оранжевой выпушкой, такая же — на обшлагах. На них, кроме того (у -35- унтер-офицеров), белый армейский галун. Пуговицы белые, гладкие. Для поступивших из гвардии на клапаны большего размера (5 см на 13 см) и обшлага даны были петлицы без пуговиц из желтого басона. Этот же басон использовался для погонных отличий (у поступивших из армии басон белый). Темно-зеленые шаровары полагались с оранжевой выпушкой. Для ношения поверх мундира вводился свисток на черном шелковом шнуре.
Брандмейстеру взамен фуражки в 1863 г. была присвоена темно-зеленая шапка с голубым околышем и белой по его верхнему краю выпушкой, по верху тульи выпушка голубая, петля из серебряного шнура, с кокардой.
Мундир и шаровары — образца 1855 г., пуговицы: не с губернским гербом, а гладкие, белые.
У пожарных каска осталась прежнего образца, шапка серого сукна с голубым околышем, выпушка по верху околыша белая, а по верху тульи — голубая. У унтер-офицеров петля трехцветная, а у рядовых — голубая, с кокардой.
Воротник на мундире был отложной, с голубыми петлицами, на которых крепилось по одной пуговице. Погоны голубые, шириной в 6,6 см, с отличиями по званиям. У унтер-офицеров на обшлагах белый армейский галун. На спинке — перемычка. Шаровары прежние. Поясной ремень из черной глянцевой кожи, шириной 6,6 см, с такой же гайкой и медной пряжкой.
В начале 1864 г. российская полиция получила следующую форму, темно-зеленый двубортный мундир на 6 гладких пуговицах (цвет пуговиц и другого металлического прибора в городской полиции — белый, в уездной — желтый) с темно-зеленым закругленным воротником и прямыми темно-зелеными обшлагами. По верху воротника, бортам, по карманным клапанам и обшлагам — оранжевая выпушка. Уездный исправник и полицмейстер получили на мундир плечевой шнурок гусарского образца; по нижнему краю воротника и его передним концам, а также на обшлагах нашивался широкий штаб-офицерский галун. На воротник была также нашита галунная петлица, а на обшлагах — две поперечные петлицы без пуговиц. Помощники исправника и полицмейстера носили такой же мундир, но без плечевого шнура. У приставов, их помощников, полицейских надзирателей, уездных исправников и т.д. от описанного выше мундира «отнимались» детали по мере уменьшения должности. Шаровары у всех были темно-зеленые с оранжевой выпушкой; пехотная шпага с темляком под мундиром. Шапка по типу кепи темно-зеленого сукна с таким же околышем и оранжевым кантом. У некоторых чинов околыш обшивался галуном или шнуром. На околыше крепилась металлическая бляха с гербом губернии, под ней кокарда.
Нижним полицейским чинам были положены темно-серый двубортный на 6 пуговицах мундир с отложным округлым воротником (на воротнике две темно-зеленые петлицы с оранжевой выпушкой и пуговицей), погоны темно-зеленые с оранжевой выпушкой и отличиями по чинам, обшлага также с оранжевой выпушкой, у унтер-офицеров еще и с белым галуном. Если полицейский служил ранее в лейб-гвардии, то на воротнике и обшлагах имел белые петлицы. Шаровары у всех темно-серые с оранжевой выпушкой, как и шапка типа кепи (петля у унтер-офицеров трехцветная, у рядовых — оранжевая). На шапку крепилась кокарда, а при парадной форме — губернский герб из белой жести. На черной поясной портупее носился тесак, на шее на черном шнурке — свисток. Нижние полицейские чины имели на груди медный знак с номером, сотские — белый металлический знак с государственным гербом и надписью «сотский», десятские — медный знак с соответствующей надписью, но без герба. Всем полицейским «присваивались» усы 73.
Через год были сделаны незначительные добавления к форме полиции — плащ серого сукна с тем-но-зелеными клапанами и оранжевой выпушкой по верху воротника и шапка штаб- и обер-офицеров74.
Хотелось бы обратить внимание на то, в каком направлении двигалась эволюция полицейских знаков. Согласно указу 1866 г. «на околыше фуражки должна была крепиться посеребренная бляха с гербом губернии под короной»76 для всех полицейских чинов. Городовые же носили фуражку, на околыше которой (или на шапке) крепилась бляха с гербом губернии, а под ним на металлической ленте был вырезан личный номер полицейского. Ленты с гербом сверху были посеребренными для Москвы и Петербурга. Этот знак (в варианте для полиции уездных городов) подробно описывается в справочнике Отдельного корпуса жандармов следующим образом: «Знак пригоняется к меховой тулье папахи или околышу фуражки, а над ним помещается кокарда. Знак — желтый, полированной латуни, штампованный. Состоит знак из закругленной книзу ленточки с изогнутыми назад складкой концами, на которых вырезан входящий треугольник. По краям всей ленточки — закругленный ободок. Длина ленточки — 2 вершка, а ширина 12/32 вершка. По середине ленточки должен быть прорезан номер (по порядку) стражника, а над ним серединою ленточки прочно припаивается штампованный на латуни герб губернии...»77.
После перемещения знака на фуражку нагрудная бляха для государственных полицейских была отменена. В ряде крупных городов сохранилась своя городская полиция, содержавшаяся на городские средства. Такая полиция имела знаки, придуманные в самом городе. Это касалось большей частью западных губерний империи, где существовали неистребимые традиции самоуправления, а потому в некоторых случаях сохранялись нагрудные бляхи. -36-

Помимо деревенской, городской и общегосударственной полиции существовала также служба полиции железнодорожной. Она подчинялась и департаменту полиции и Отдельному жандармскому корпусу. Она именовалась «Жандармским полицейским управлением железных дорог».
Принадлежность железнодорожной полиции к гражданскому ведомству подчеркивалась нагрудными бляхами, которые носили нижние чины.
По полицейскому принципу внизу этого знака, также как и на знаках всех полицейских, выбивался порядковый номер
У чинов этого управления был и еще один знак, который крепился к короткому ремешку с отверстием для пристегивания к пуговице. 78
20 мая 1866 года Санкт-Петербургская полиция снова получила новое обмундирование и вооружение. Околоточным надзирателям (прежде старшие городовые) присвоены были: шапка черного сукна с темно-зеленым околышем и оранжевой выпушкой по верху тульи и по обоим краям околыша; козырек и подбородный ремешок — черной лакированной кожи; кокарда и серебряная петля — офицерского образца; при парадной форме — герб губернии. Мундир стал однобортным, на 6 белых пуговиц с губернским гербом. На закругленный воротник темно-зеленого сукна помещались клапаны оранжевого сукна (шириной 4,5 см и длиной до заднего ребра плечевого погона); на клапанах воротника и обшлагах — петлицы серебряного галуна (одна и две соответственно), без пуговиц. Погоны (шириной 5,5 см) делались из темно-зеленого сукна, имели оранжевую выпушку и нашитый вдоль серебряный галун шириной 2 см. Серо-синие без выпушек шаровары заменили прежний образец. На черной лакированной кожаной портупее с посеребренным прибором полагалась офицерская сабля драгунского образца. Темляк (серебряный) разрешено было иметь только тем, кто поступил на службу в офицерском чине (или переведен был в 1-й классный чин).
Старшим и младшим городовым (прежде — младшие городовые и градские стражники) устанавливались: шапка как было описано ранее, но с солдатской кокардой и унтер-офицерской петлей (трехцветной); посреди околыша (вокруг) надета черная клеенчатая лента шириной 2,2 см. Мундир темно-зеленый, двубортный; воротник и клапаны на них — такого же цвета; последние окантованы оранжевыми выпушками. У старших городовых по верхнему краю обшлагов — нашивной серебряный армейский галун. Вместо погон на плечах жгуты (вдвое сложенный шнур толщиной 0,5 см) из оранжевой шерсти, с серебряными (для различия званий) гомбочками (двумя у старших городовых и одной — у младших) Разрешалось сохранение нашивок на левом рукаве у поступивших из нижних воинских чинов. Шаровары серо-синие, без выпушки. Нагрудная бляха — преж-
него, но уменьшенного образца, из белой жести (вместо медной). Портупея лакированная, с вороненым прибором. Темляк кавалерийский, из той же кожи. Пистолетный шнур из оранжевой шерсти. Шинель темно-серая, прежнего покроя, с пуговицами и наплечными шнурами, как на мундире; на воротнике — клапаны темно-зеленого цвета с оранжевой выпушкой, без пуговиц.
Однако спустя несколько лет — в марте 1867 г. — вновь произошла "революция" в полицейском мундире: у нижних чинов он стал темно-зеленым, на плечах появились двойные шнуры из оранжевой шерсти с гомбочками (две у унтер-офицеров, по одной у рядовых). Шаровары стали серо-синего цвета, на черной портупее через плечо стала носиться сабля драгунского образца с черным кавалерийским темляком. У полицейских чиновников также появились на плечах золотые или серебряные шнуры с примесью белого, оранжевого и черного шелка, перевитые в виде жгута; шаровары стали серо-сини-ми с оранжевой выпушкой. Петлицы на воротнике и обшлагах и детали наплечных шнуров обозначали должность полицейского чиновника. Всем военным, классным и нижним чинам наружной полиции была присвоена шапка нового образца, имеющая форму усеченного конуса, из темно-зеленого сукна с козырьком и кокардой; Полицмейстерам, Начальнику Полицейского Резерва и Участковым Приставам присвоено на воротник и обшлагах мундира шитье по рисунку, высочайше утвержденному Императором Александром II. Гражданским чиновникам наружной полиции вместо эполет полагались погоны по чинам -37- и вместо сабли — шпага. Гражданским чиновникам наружной полиции присваивался одинаковый с офицерами мундир; сюртук, плащ и прочие предметы обмундирования одинаковой формы с присвоенной офицерам штата полиции. Нижним чинам служительских команд присваивается мундир матросского образца из темно-зеленого сукна, двубортный; шинель пехотного солдатского покоя из темно-серого сукна, шаровары серо-синего и сабля драгунского образца.
17 мая 1868 г. была утверждена форменная одежда чинов пожарных команд. Шапка такого же покроя как и в полиции, мундир брандмайорам и брандмейстерам был установлен двубортного покроя и изготовлялся из темно-зеленого сукна. Мундир нижних чинов пожарных команд по покрою был как у городовых, причем рабочий — из серого сукна, а праздничный из темно-серого драпа. Шаровары брандмайорам и брандмейстерам полагались серо-синего сукна, нижним же чинам при рабочей форме — серого, а при праздничной — серо-синего сукна. Сюртук и плащ для брандмайорам и брандмейстерам были установлены как и у классных чинов полиции, для нижних чинов — плащ солдатского покроя существующего образца.
В 1872 г. чиновники МВД надели однобортные мундиры, но нижние чины оставались в прежних — двубортных. Однобортные мундиры получили и губернаторы.
Было несколько видов городской формы: парадная (вицмундир с эполетами, ордена с лентой, шарф, каска с султаном, шпага пехотного образца); праздничная (вицмундир такой же, как парадный, но ордена без ленты); воскресная (вицмундир темнозеленый, шаровары поверх сапог, сабля пехотного образца).
С конца 1873 г. полицейские получили новую шапку из черного сукна с войлочной тульей и лакированным дном — она была похожа на шапку прежней формы, но заметно ниже.
В 1878 г. в подчинение станового пристава, который ведал станом, то есть частью уезда, была введена должность полицейского урядника. В инструкции урядникам было определено следить, чтобы "не происходило никакого шума, бесчинств и неприличия", "чтобы не распространялись вообще среди народа на фабриках, заводах, в питейных заведениях и т.д. злонамеренные суждения и слухи", а также "чтобы продажа в питейных заведениях начиналась не ранее 7 часов утра...". Отличием урядников были черные погоны с оранжевой выпушкой и золотым галуном посредине. Любопытно, что для урядников из "привилегированных сословий" устанавливалась на погоне особая опушка из бело-желтой шерсти.
2 мая 1879 г. было проведено вооружение всех классных чинов полиции, как городских, так и уездных, револьверами.
14 декабря того же года император повелел присвоить классным чинам городской полиции взамен гражданских шпаг — шашки драгунского образца.
Александр III начал свое царствование с девиза: «Самодержавие, православие, народность». Самодержавие и православие были, так сказать, в наличии. Народность же предстояло ввести и распространить как можно быстрее. Выход напрашивался сам собой — в первую очередь изменить внешний вид войск, ввести новую униформу. И это действительно было сделано довольно быстро, уже в ноябре 1881 г.
«С воцарением Александра III в армии произошли большие перемены, — писал в книге «Пятьдесят лет в строю» граф А.Игнатьев, — Александр II любил военное дело, был близок к гвардии, лично знал большинство офицеров. Его преемник, испуганный грозным призраком революции, заперся в своей Гатчине. Он не любил парадов и военных церемоний, с трудом ездил верхом... Под лозунгом «Самодержавие и народность» наступил период «упрощения» и «русификации», выразившийся в государственном аппарате введением новой формы — мундиров в виде полукафтанов, цветных кушаков, барашковых шапок, шаровар».79
Итак, 30 апреля 1881 г. чинам полиции была присвоена следующая форма обмундирования:
1) шапка из черной мерлушки с отложным козырьком;
2) кафтан русского покроя со скошенным бортом из темно-зеленого сукна. Офицерам были присвоены погоны, а классным чинам — плетеные поперечные знаки по образцу чиновников Военного Министерства. Околоточным надзирателям и городовым плечевых знаков не полагалось. Шаровары были у всех одного покроя, из серо-синего сукна, носились в сапоги. Верхнее платье осталось без изменения.
20 марта 1882 г. было разрешено чинам Санкт-Петербургской полиции носить в летнее время вместо шапок фуражки с козырьком общего офицерского образца, из темно-зеленого сукна, с красной выпушкой.
В 1882 г. последовали некоторые изменения в форме обмундирования, а именно: на кафтанах для всех чинов полиции скошенный борт был заменен прямым по образцу, существующему в войсках, по обшлагам и воротнику — оранжевый кант.
У околоточных надзирателей на пальто и кафтанах были установлены погоны из темно-зеленого сукна с оранжевым канатом и продольной нашивкой из серебряного галуна, а для городовых — плечевые жгуты из оранжевого шнура, с посеребренными гомбочками, число которых определяется: городовым высшего оклада — 3, среднего — 2 и низшего — 1 гомбочка. Околоточным надзирателям было положено пальто из серого драпа офицерского покроя. Обер-полицмейстеру, его помощнику, полицмейстерам -38- и начальнику резерва — шапка существующего образца из серой мерлушки. Шаровары для всех чинов из серо-синего сукна.
В летнее время допускалось ношение двубортных кителей из небеленого холста с плечевыми знаками, а также фуражек.
Для защиты от дождя и непогоды разрешалось чинам полиции носить капюшоны из непромокаемой материи, городовым — черного цвета, а околоточным надзирателям и классным чинам — серого цвета. 80
В 1884 г. произошли некоторые изменения в обмундировании полиции. Полицмейстер стал носить темно-зеленый кафтан русского покроя с отрезной юбкой и стоячим с закругленными углами воротником. По обшлагам и воротнику — оранжевый кант, на воротнике — две петлицы серебряного галуна. Плечевые знаки также серебряного галуна с оранжевы-
ми просветами и серебряными звездочками по чинам; звездочки навешивались по длине погона. Шаровары серо-синие с оранжевой выпушкой, заправленные в черные сапоги до колен. Черный с оранжевым кантом кушак, через правое плечо перекинута серебряная портупея с шашкой, на поясе справа крепилась черная кобура для револьвера, от которой на шею шел трехцветный шнур. Шапка шилась из черной мерлушки с верхом, покрытым темно-зеленым сукном, на околыше — посеребренная бляха с гербом губернии и офицерская кокарда. На руках белые замшевые перчатки. Полагался также серый плащ с петлицами на воротнике и плечевыми знаками, серая офицерская шинель и серый капюшон.
Такую же форму носил уездный исправник (начальник уездного полицейского управления), но вместо серебряного прибора — золотой. Помощник полицмейстера и помощник исправника одевались -39- также, но на воротнике нашивались только по одной петлице, у полицейского пристава (в уезде — станового пристава) петлиц на обшлагах кафтана не было. У помощника пристава и у полицейского надзирателя петлиц не было ни на воротнике, ни на обшлагах.
Аналогичная униформа была и у околоточных надзирателей (в уезде — урядников, с заменой серебряного прибора золотым), но воротник и обшлага обшивались узким серебряным галуном. Погоны были из темно-зеленого сукна с оранжевым кантом и продольной нашивкой из серебряного галуна. Шашка носилась на черной портупее, а револьвер — на оранжевом шнуре с трехцветной гайкой. С 1888 г. у полицейских урядников вместо золотого галуна на воротнике появилась оранжевая басонная тесьма, галун на обшлагах был отменен, а вместо погон присвоены плечевые жгуты из оранжевого шнура с тремя позолоченными гомбочками.
Городовые отличались от остальных полицейских чинов металлической лентой с номером, которая крепилась под гербом губернии, оранжевой басонной тесьмой по воротнику, плечевым жгутом оранжевого шнура с посеребренными гомбочками (городовой, получающий высший оклад, — 3 гомбочки, средний оклад — 2, низший — 1), а также шароварами без выпушки. На воротнике кафтана городовых и бывших чинов гвардии нашивалось по одной петлице гвардейского образца, а из гренадерских частей — из белого басона.81
В 1892г. всем полицейским, бывшим ранее унтер-офицерами и ефрейторами, присвоены поперечные погоны с нашивками в соответствии с теми званиями, которые полицейские носили, будучи на военной службе. Наконец, все полицейские с 1879 г. летом могли надевать белые кители и чехлы на фуражки.
Заботясь о форменном обмундировании полицейских чинов правительство не забывало и о самых достойных из них и всячески поощряло тех, кто особенно ревностно относился к службе.
В 1865 г. были установлены особые правила и привилегии для нижних чинов, выслуживших установленные сроки и пожелавших продлить срок службы. Вводились дополнительные знаки на мундир и повышенное жалование, предусматривалось награждение серебряной медалью "За усердие" на Аннинской ленте и золотым шевроном на левом рукаве. При выходе в отставку назначались пенсии.
Затем, в 1865 г., были установлены правила о преимуществах службы нижних чинов полицейских и пожарных команд. Этими правилами определялись преимущества для нижних чинов, которые по выслуге обязательных сроков откажутся от отставки или поступят из отставки по добровольному желанию на вторичную службу.
При самом отказе от отставки или вступлении на вторичную службу они награждались серебряной медалью на Аннинской ленте с надписью "За усердие" и золотым шевроном из галуна на левом рукаве мундира. Сверх штатного оклада жалования они получали прибавочное содержание: в первое трехлетие — в размере одного оклада, во второе — в размере двух окладов, в третье — в размере трех окладов и в четвертое — в размере четырех окладов. При отставке им назначались пенсии.
По выслуге 12 лет в унтер-офицерском звании им было предоставлено право на производство по желанию в офицерский или классный чин.
Низшим чинам, приобретшим право на производство в военный офицерский и классные чины за выслугу в унтер-офицерском звании двенадцатилетнего срока, по сдаче ими установленного экзамена в случае отказа от производства предоставлялись следующие преимущества: они награждались серебряным темляком, если по форме обмундирования им присвоено было носить холодное оружие, и серебряным шевроном из галуна — остальные. По выслуге общего обязательного для отставки срока награждались установленными за вторичную службу медалями. Освобождались от телесного наказания. Жалование им производилось в размере, определенном для отказавшихся от производства низших чинов военного ведомства. По выслуге ими после того 5 лет это жалование обращалось в пенсию в каких бы войсках, командах и званиях нижние чины ни прослужили этот срок. Предоставлялось им выходить в отставку, когда пожелают.82
В 1872 г. околоточные надзиратели столицы получили права государственных служащих.
В 1876 г. установлены были правила о награждении низших чинов полиции и пожарных команд серебряной медалью с надписью "За беспорочную службу в полиции".
Медали жаловались низшим чинам, которые прослужили безупречно в полицейской или пожарной командах не менее пяти лет; они пользовались правом ношения пожалованной медали и по выходе в отставку; оставляющие же службу раньше этого срока должны были возвратить медаль своему начальству. -40-
 

далее



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU