УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Витол А.В. Генерал А.Н. Куропаткин - писатель и востоковед // "Война и оружие". Новые исследования и материалы Труды Восьмой Международной научно-практической конференции. Часть 1. СПб., 2017

 

Об Алексее Николаевиче Куропаткине знают «все»: достаточно в разговоре упомянуть, что он, генерал от инфантерии, «проиграл» войну 1904-1905 гг. с Японией - и ваш собеседник будет выглядеть «информированным» и «разбирающимся в истории». При подобном «общении» уже никто не затруднит вашего «информированного» собеседника вопросами о достоверности событий начала XX в., т. е. реалий первой большой войны России после русско-турецкой войны, а также последней крупной войны перед Первой мировой. Подобных опознавательных «тестов» не так уж мало. В каждом отдельном случае следует разбираться, почему тот или иной исторический деятель является обладателем «тернового венка», имя которому - клевета. Однако А.Н. Куропаткин - слишком крупная фигура, чтобы допустить различные толкования его жизни и деятельности. Впрочем, в последнее время появился ряд серьезных работ, посвященных его судьбе.
К концу его многолетней государственной и военной карьеры за генералом закрепилось немало прозвищ, в том числе «старик» и «почетный казак». Несомненно, что прозвища напомнили, прежде всего, о его почтенном возрасте. Возникает вопрос: как мог Николай II назначить главнокомандующим на Дальний Восток пожилого, четырежды раненного человека, «потраченного», как говорят в народе? - Генерал был в хорошей физической форме, а его колоссальный военный опыт и личная храбрость позволяли относить его к лучшим военачальникам России. И все-таки годы брали свое. Николай II, казалось бы, учитывал все «за» и «против», но назначил командующим (фактически всего -482- на 4 месяца) бывшего начальника штаба у легендарного Скобелева - А.Н. Куропаткина. Царь ни разу не выразил ему какого-либо порицания за итоги войны с Японией, но и не прервал вакханалии либеральной прессы, направленной на шельмование офицерского корпуса и на подчеркивание личной вины командующего за создание трагической ситуации, в которой был виноват не один только А.Н. Куропаткин.
В заглавии статьи А.Н. Куропаткин назван и писателем, и востоковедом. С первым определением все более или менее ясно1. Его литературный дар, потрясающая работоспособность обнаружились рано. Множество описаний-отчетов о годах обучения в Павловском пехотном училище, о поездке в Японию, о разведывательной миссии на Босфоре, публикации о восстании в Туркестане в 1916 г., три огромных тома «Россия для русских» с объяснением - оправданием своих действий во время русско-японской войны. В 1999 г. был опубликован отрывок из его воспоминаний «70 лет моей жизни» в четвертом номере «Исторического архива».
Павловское пехотное училище было в столице «первейшим из первых». К 1913 г. четверть состава наличных офицеров Генерального штаба состояла из бывших «павловцев». Шефами училища были императоры - начиная от Александра II до Николая II2.
Училище с давних пор славилось не только своею безукоризненною выправкой, но и высоким уровнем подготовки учащихся (юнкеров до 1864 г., затем - кадетов). В училище преподавал знаменитый русский педагог и географ Аркадий Ильич Павловский (1828-1889). Именно он поднял изучение географии в России на высокий уровень. Павловский обогатил русскую географию курсом «Природа и люди» (за 1859-1868 - шесть выпусков). Дело в том, что Павловский был последователем знаменитого французского географа, историка и мыслителя Элизе Ре-клю, который надеялся, что наука география послужит в итоге сближению всех народов Земли, достижению ими более счастливого будущего. Реклю был сторонником социализма, он участвовал в боевых действиях Парижской Коммуны.
В тот период на Земле еще было много «белых пятен», в том числе и в так называемом Русском Туркестане. Напомним, что многим «павловцам» пришлось практически осваивать новые -483- территории в Азии и далее на Востоке, учреждая в них русскую администрацию, буквально «обустраивая» вновь присоединенные земли, внедряя в них элементы цивилизации. Сочинения Э. Реклю и А.И. Павловского открывали молодежи новые горизонты, способствовали расширению ее социальных взглядов, приобщали к передовым идеям европейских мыслителей. В этот момент такие сочинения по востоковедению и географии, как, например, «История Бохары и Трансоксании» венгерского востоковеда Арминия (Германа) Вамбери (СПб., 1873), переведенная А.И. Павловским, выглядели как новейшие книги по описанию новых территорий Российской империи.
Итак, с 1864 по 1866 гг. будущий генерал находился в Павловском пехотном училище, в Красном Селе. Напомним, что Красное Село называли «летней воинской столицей Российской империи»3. О пребывании здесь А.Н. Куропаткина можно получить некоторое представление по недавно появившимся его мемуарам «Как я стал офицером»4.
К моменту выпуска из училища А.Н. Куропаткин, показавший отличные результаты, имел шансы получить одну из лучших вакансий. Однако еще до выпускных экзаменов он принял решение служить офицером в Туркестане, где в 1855-1866 гг. шли серьезные боевые действия. На его решение, вероятно, оказали влияние его двоюродные братья и земляки, его товарищи по юношеским самостоятельным походам Петр и Павел Кали-тины. В боевых действиях в Туркестане действовала и целая династия Калитиных5.
А.Н. Куропаткина, конечно, отговаривали: некоторые из начальствующих лиц не без основания выражали тревогу, что молодые люди в далекой беспокойной Азии «либо сопьются, либо будут убиты». Однако таких юношей, мечтавших о подвигах и приключениях, было не остановить.
При кратком рассмотрении служебного роста обычно указывают, что А.Н. Куропаткин был назначен в «один из туркестанских линейных батальонов». Уточним, что речь идет об Оренбургском стрелковом батальоне, сформированном в 1864 г. из лучших стрелков Кавказской армии6. Именно 1864 год (21 мая) считался временем окончания Кавказской войны7.
Именно тогда А.Н. Куропаткин с группой офицеров (7 человек-добровольцев) отправились в Ташкент. По железной дороге -484- они доехали до Нижнего Новгорода, потом на пароходе до Самары, затем на купленной телеге до Оренбурга8.
Место службы - Ташкент - представлял собой «столицу» Русского Туркестана. Ташкент был довольно благоустроен. В нем уже к середине XIX в. были почта, телефон, большая библиотека. Ташкент посещали путешественники и ученые, здесь давались концерты, ставились спектакли, основывались различные научные общества. Особое оживление внутренней жизни произошло в конце XIX - начале XX вв. - правда, нарушенное андижанским восстанием 1898 г.
В среде военнослужащих происходила своя активная жизнь, которая затрагивала прежде всего профессиональную сферу -постоянное обучение войск, рекогносцировки окрестных территорий, изучение сил вероятного противника - Англии, Афганистана, проблемы с Кашгарией, различные военно-научные экспедиции в самые разные районы Азии, на Тибет и т. д.
Несмотря на очень нелестные и несправедливые замечания известного сатирика (по-видимому, Салтыкова-Щедрина) о качествах людей, оказавшихся в Ташкенте - как о «пьянчугах, казнокрадах и всякой сволочи»9, Ташкент не был «забытой Богом территорией», а одной из российских окраин, уже соединенных с центром железной дорогой. Население там росло (продолжалось переселение людей из центральных губерний, некоторые новые жители были из числа недовольных).
Нас, конечно, интересует окружение А.Н. Куропаткина. Нельзя не сказать о признанном вожаке офицерской молодежи, командире 4-й роты М.Ю. Ашенбреннере (1842-1927), в будущем - активном народовольце10. Впоследствии А.Н. Куропаткин с благодарностью вспоминал об Ашенбреннере как о «дорогом, всеми любимом и уважаемом товарище», который подавал пример исключительно гуманного отношения к солдату в то время, когда кругом еще солдат били и обкрадывали. Куропаткин писал: «Вы заставляли нас не забывать книгу, разъясняли нам многое», «В среднеазиатской глуши, в походной обстановке, не давали нам, молодежи, опускаться: пьянствовать, играть азартно в карты. Мало того, благодаря Ашенбреннеру было много споров из-за Базарова, из-за героев романа Чернышевского “Что делать?” Вы будили нашу мысль, рекомендуя для чтения Белинского, Писарева, Добролюбова и других». -485-
Как знак доверия сослуживцев можно воспринимать назначение Куропаткина в начале 1867 г. батальонным квартирмейстером (заготовка дров, упряжи, осветительных материалов, содержание и ремонт обоза, заготовка мишеней и прочие хозяйственные дела). Некоторые уже пророчили ему долгую службу интенданта. Однако Алексей Николаевич был озабочен тем, чтобы не пропустить очередной поход. Ему это было обещано, и свое обещание командование выполнило (правда, не сразу). В 1867 г. Куропаткин впервые участвовал в боях - это был Яны-Курганский поход. Более кровопролитным оказался Зеравшанский поход. Офицер участвовал во всех главных сражениях этого похода: в штурме Самаркандских высот, в бою под Катта-Курганом, при вторичном взятии Самарканда. В августе 1870 г. он был произведен в штабс-капитаны (обер-офицерский чин).
Естественным продолжением карьеры такого целеустремленного офицера, как Куропаткин, было поступление в Академию Генерального штаба. Куропаткин был в выгодном положении: он был в какое-то время единственным из поступающих из «азиатских» округов, остальные - из Петербургского военного округа. Его конкурентами оказались молодые офицеры без такого набора наград, без такого боевого опыта, как у него, без глубокого знания реалий театра военных действий, без практического опыта строительства военных и хозяйственных объектов.
Пребывание в среднеазиатском регионе, забота о быте и медицинском состоянии армии позволили ему резко сократить небоевые потери в походах, и постепенно он заслужил доверие как соратников, так и местного населения, что в условиях боевых действий было явлением исключительным.
Мы уже упоминали об общении А.Н. Куропаткина с М.Ю. Ашенбреннером. По-видимому, он в известном смысле приобщился ко взглядам народников (или даже разделял их) на общее состояние Российской империи, сейчас таких людей назвали бы «левыми» или «революционерами».
Военная карьера просматривалась все более явственно, но мечты молодости, по-видимому, не оставляли в покое душу будущего министра. Конечно, это только эпизод в блестящей, казалось бы, со стороны, карьере будущего генерала Куропаткина. Так или иначе, но Куропаткин, не покидая Академии, поступает в Технологический институт. Он успешно выдержал экзамены и -486- около месяца посещал занятия в обоих заведениях. Однако у Ку-ропаткина сразу сложилось впечатление, что в Технологическом институте слушатели не получают серьезной подготовки. Куропаткин был удивлен «недисциплинированностью и неопрятностью, царившими в стенах института» (что совсем неудивительно для выпускника Павловского училища, которое гордилось и славилось своей дисциплиной).
Курс в Академии Куропаткин окончил первым по списку, за что был поощрен премией для научной командировки за границу. Куропаткин намеревался сначала поехать в Индию или Испанию, но получил отказ - и решил поехать в Алжир (как тогда писали - в Алжирию). Через Германию он отправился в Париж, где подготовился для поездки в эту французскую колонию. Помощь ему оказал российский военный представитель (агент) барон Фредерикс, который предоставил Куропаткину материал по Алжиру, газеты с дебатами в Сенате по иностранным делам и другие материалы. В это же время в Париже находился генерал К.П. фон Кауфман11, который передал Куропаткину рекомендательное письмо для генерал-губернатора Алжира - генерала Шанзи. Куропаткин провел в Алжире шесть с половиной месяцев. Надо сказать, что поездки офицеров Николаевской академии Генерального штаба не были таким уж редким явлением. Так, еще в 1849 г. была опубликована книга полковника М.И. Богдановича «Алжирия в новейшее время». Автор проводил параллель между политикой Франции в северном Алжире и политикой России на Кавказе. Автор делал вывод, что Россия не могла отказаться от сближения с Закавказским краем - в противном случае она постоянно бы подвергалась набегам полудиких кавказских племен.
Результатом поездки А.Н. Куропаткина в Алжир стала его первая большая научная работа (более 300 страниц) - «Алжирия», опубликованная в 1877 г. Научная конференция в Академии Генерального штаба высоко оценила эту работу и расценила ее как право на занятие профессорской кафедры. Куропаткину поручили вести курс «военной статистики» и «без испытания» допустили к должности адъюнкт-профессора. Эта работа показала талант Куропаткина как настоящего востоковеда-практика.
Что делал Алексей Николаевич в Алжире? Французский генерал-губернатор Алжира Маршал Мак-Магон, как считают -487- специалисты, правил не очень удачно. А.Н. Куропаткин не случайно осуждал французскую колониальную систему как «бесперспективную в политическом смысле и невыгодную в экономическом, поскольку она сопровождалась разорением населения»12.
Тем не менее, русский офицер, принявший участие в «усмирительной»13 экспедиции французской армии в Алжире, не остался незамеченным во Франции: он был награжден рыцарским (военным) орденом Почетного Легиона и колониальной медалью14.
Как правило, такие экспедиции называли «рекогносцировкой»; внутри России употребляли слова «разведка» или «разведки». Как в Алжире, так и в Туркестане было еще немало белых пятен на картах.
Итак, переходим к новому этапу карьеры А.Н. Куропаткина. Если первые два можно назвать так: 1) становление офицера -Павловское офицерское училище, 2) служба в Туркестане, то далее следуют: 3) Военная академия Генерального штаба и поездка в Алжир, 4) Генеральный штаб, 5) вновь Туркестан, продолжение карьеры востоковеда, 6) со Скобелевым в Болгарии.
Не надо, конечно, считать, что вся без исключения пресса была «либеральной» и единодушно выступала против Куропаткина. Так, специальный корреспондент «Невы» писал о Куропаткине, что «в каждой мелочи был виден дух великого человека» (время войны с Японией). Известный царский и советский военный деятель А.А. Игнатьев, автор знаменитых мемуаров, писал о строжайшем запрете командующего нашими войсками в Японии пить сырую воду. Этот приказ спас нашу армию от самого страшного бича - тифа, и вот результат: «Впервые с существования мира потери от болезни оказались у нас меньше потерь от ранений»15. Можно ли это считать «мелочью»? Куропат-кин заботился о питании солдат и своих сослуживцев еще в первый период своего пребывания в Средней Азии. Нововведением А.Н. Куропаткина стало и распространение полевых кухонь.
А сейчас нам хотелось бы остановиться на тех моментах, связанных с А.Н. Куропаткиным, о которых современные историки стараются не упоминать, хотя их значение для России весьма велико. Так, несмотря на все либеральные выпады, Николай II, на основании доклада А.Н. Куропаткина, согласился с его предложением -488- о создании особого отделения Главного (Генерального) штаба, которое было названо «разведочным отделением», но выполняло контрразведывательные функции16. Уже в преддверии русско-японской войны это разведочное отделение вскрыло ряд фактов шпионажа в пользу иностранных государств, в том числе и Японии17.
Отметим, что именно благодаря А.Н. Куропаткину в Главном штабе была образована Азиатская часть, которая ведала военно-народным управлением Кавказа, Туркестана, Сибирского и Приморского округов18.
Россия не переставала готовиться к будущим военным действиям. Так, в 1902 г. прошли крупные учения Русской Императорской армии в Курской губернии. Был опробован ряд технических и организационных новшеств: развертывание полевой телефонной связи на протяженные расстояния с использованием частных телефонных линий. Для наблюдения за противником применялись воздушные шары, использовались 3 грузовых автомобиля иностранного производства; перевозка участвовавших в маневрах войск осуществлялась по железной дороге. Для этого потребовалось 229 военных эшелонов. Наиболее значительная работа выпала на долю Московско-Курской, Курско-Харьково-Севастопольской и Московско-Киево-Воронежской железных дорог. Транспортировка войск была осуществлена в течение 10 дней до начала маневров без крупных задержек и срывов. Южной армией командовал военный министр А.Н. Куропаткин. Император Николай II внимательно наблюдал за учениями, выезжая в места их проведения. На ст. Рышково литерным поездом прибыл персидский шах Музаффарэд-Дин Хан со свитой. Для встречи персидского шаха прибыл император Николай II. В конце парада были запущены два воздушных шара с надписями: «Петербург 1» и «Петербург 2».
В маневрах победила Южная армия. Легенда учений практически была повторена во время гражданской войны при наступлении на Москву Деникина, а позднее - Курской битвы 1943 г. Надо отметить, что многие известные офицеры белого движения приняли участие в больших курских маневрах 1902 г.19
Напомним также, что в 1899 г. по инициативе России была созвана Первая Гаагская конференция, которая обозначила ведущую роль России в принятии ряда документов, среди которых -489- 3 декларации: о запрещении на пятилетний срок метания снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров или при помощи иных подобных новых способов; о неупотреблении снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы; о неупотреблении пуль, легко разворачивающихся или сплющивающихся в человеческом теле20. А.Н. Куропаткин настаивал на запрете скорострельных австрийских орудий.
В 1916 г. А.Н. Куропаткин в последний раз выручает династию Романовых: благодаря его действиям было ликвидировано восстание в Туркестане, вспыхнувшее в результате подрывных действий агентов западных стран и Турции. Именно то, что А.Н. Куропаткин прекрасно владел информацией о ситуации в этом непростом регионе, и позволило не развалить русско-германский фронт и сохранить империю до февральской революции 1917 г.

 

Примечания


1 «Писателем» А.Н. Куропаткина называют в дореволюционной «Военной энциклопедии», как на это указал в своем предисловии И.В. Карпеев, опубликовавший в «Историческом архиве», № 4 за 1999, отрывки из воспоминаний генерала А.Н. Куропаткина «70 лет моей жизни».
2 Напомним, что так называемый Павловский кадетский корпус был основан в 1795 г. императором Павлом в Гатчине. В 1797 г. был переведен в Санкт-Петербург и назван «домом военного воспитания», с 1798 г. - «императорским военно-сиротским домом». Его воспитанники - довольно молодые люди, поэтому их иногда сравнивали с янычарами в Османской империи. В 1877 г. выпуск Павловского училища влился в ряды 4-й стрелковой бригады. Эта группа павловцев в дни Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. получила название «железной».
3 Гигантский военно-учебный комплекс, сформировавшийся на площади около 210 км1 2 3 4 5 6 7.
4 Куропаткин А.Н. Как я стал офицером // Отечественные архивы. 1996. № 2. С. 68 Ф.
5 Например, родной брат Павла Калитина, героя Болгарии, погибшего в бою с турками за Самарское знамя в 1877 г., - Петр Калитин (1853-1927) прославился как известный востоковед, знаток тюркских языков, нравов и обычаев народов Туркестана. Он стал первым русским путешественником, который пересек туркменские Каракумы в направлении с юга на север.
6 Офицеры для Оренбургского стрелкового батальона набирались из добровольцев («охотников») из разных среднеазиатских и кавказских подразделений и представляли собой прекрасный боевой элемент и пользовались безупречной боевой репутацией.
7 Бестужев И.В. Кавказские войны // Историческая энциклопедия. М., 1965. Т. 6. Ст. 759-764. -490-
8 Железная дорога Оренбург - Ташкент была закончена только в 1905 г.
9 Басханов М.К. У ворот английского могущества. А.Е. Снесарев в Туркестане. 1899-1904. СПб., 2015. С. 12.
10 В 1924 г. М.Ю. Ашенбреннеру как ветерану революционного движения в армии было присвоено звание старейшего красноармейца // Историческая энциклопедия. М., 1961. Т. 1. Ст. 1017.
11 Генерал-губернатор Туркестана и командующий войском Туркестанского военного округа.
12 Сапронова М.А. Северная Африка в путевых заметках русских путешественников и офицеров Генерального штаба XIX века (Электронный ресурс). URL: http://rodnayaladoga.ru/index.php/na-rubezhe-tsivilizatsij/318-sevemaya-afrika-v-putevykh-zametkakh-шsskikh-puteshestvenmkov-i-ofitseшv-generalnogo-shtaba-xix-veka
13 Свириденко А.Н. Алексей Николаевич Куропаткин: драма неуместности // Вестник Челябинского государственного университета. 1999. № 2. Т. 1. С. 106.
14 Как награжденному орденом Почетного легиона А.Н. Куропаткину французский посол предложил перейти на службу во Францию. Генерал в это время был уже в отставке и жил в деревне Шешурино. Алексей Николаевич отказался покинуть Россию.
15 Игнатьев А.А. Пятьдесят лет в строю. Т. 1. Кн. 2. М., 1955. С. 251.
16 Хлобыстов О. Госбезопасность от Александра I до Путина. М., «Эксмо», 2005. С. 129.
17 Там же. С. 133.
18 Главный штаб Русской императорской армии (Электронный ресурс). URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D 1%8B%D0%B9_%D1%88%D1%82%D0%B0%D0%B1_%D0%A0%D1%83%D1%81 %D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D 1%80%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_ %D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%B8
19 Большие курские маневры (Электронный ресурс). URL: http://www.mke.su/ doc/BOLSHIE%20KURSKIE%20MANEVRY%201902.html
20 Первая Гаагская конференция (Электронный ресурс). URL: https://ru.wikipedia. org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%B0%D0%B3%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0% B5_%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8 %D0%B8_%D0%B8_%D0%B4%D0%B5%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D1%80%D 0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8_(1899_%D0%B8_1907) -491-



return_links();?>
 

2004-2019 ©РегиментЪ.RU