УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




История первой мировой войны 1914-1918 гг.

/Под редакцией доктора исторических наук И.И. Ростунова, М.: «Наука», 1975

 

Введение (И.И. Ростунов)
Глава первая. Происхождение войны

1. Империализм — источник агрессий и войн (В. И. Виноградов)
2. Предвестники мировой войны (В. И. Виноградов)
Глава вторая. Вооруженные силы
1. Сухопутные войска (Д. В. Вержховский)
2. Военно-морские силы (Ф. С. Криницын)
3. Военные теории (А. М. Агеев, Д. В. Вержховский, В. П. Глухов, Ф. С. Криницын)
Глава третья. Планы войны и стратегическое развертывание
1. Планы войны (Д. В. Вержховский, Ф. С. Криницын)
2. Июльский кризис (Д. В. Вержховский)
3. Развертывание сухопутных сил (Д. В. Вержховский)
4. Развертывание военно-морских сил (Ф. С. Криницын)
Глава четвертая. Кампания 1914 г.
1. Операции на Западном фронте (Д. В. Вержховский)
2. Операции на Восточном фронте (И. И. Ростунов)
3. Операции на других фронтах (Д. В. Вержховский)
4. Военные действия на морских театрах (Ф. С. Криницын)
Глава пятая. Кампания 1915 г.
1. Положение воюющих держав и планы сторон (А. М. Агеев)
2. Операции на Восточном фронте (И. И. Ростунов)
3. Операции на Западном фронте (А. М. Агеев)
4. Операции на других фронтах (А. М. Агеев)
5. Военные действия на морских театрах (Ф. С. Криницын)
Глава шестая. Кампания 1916 г.
1. Планы сторон (А. М. Агеев)
2. Операции на Западном фронте (А. М. Агеев)
3. Операции на Восточном фронте (И. И. Ростунов)
4. Операции на других фронтах (Д. В. Вержховский)
5. Военные действия на морских театрах (Ф. С. Криницын)
Глава седьмая. Кампания 1917 г.
1. Положение воюющих держав и планы сторон (И. И. Ростунов)
2. Операции на Восточном фронте (И. И. Ростунов)
3. Операции на Западном фронте (Ю. Ф. Соколов)
4. Операции на других фронтах (Д. В. Вержховский)
5. Военные действия на морских театрах (Ф. С. Криницын)
Глава восьмая. Кампания 1918 г.
1. Планы сторон (В. П. Глухов)
2. Интервенция Центральных держав в Советскую Россию (В. А. Авдеев, В. П. Глухов)
3. Германское наступление во Франции (В. П. Глухов)
4. Наступление Антанты на Западном фронте и поражение Германии (В. П. Глухов)
5. Капитуляция союзников Германии (Д. В. Вержховский)
6. Окончание военных действий на морских театрах (Ф. С. Криницын)
Заключение (Д. В. Вержховский, Ф. С. Криницын, И. И. Ростунов, А. А. Строков)
Иллюстрации
Библиография (Составлена В. П. Глуховым)
Примечания

 

Введение


Первая мировая война была событием огромного значения. По своим масштабам и последствиям она не имела себе равных во всей предшествующей истории человечества. Война длилась 4 года, 3 месяца и 10 дней (с 1 августа 1914 г. до 11 ноября 1918 г.), охватив 38 государств, где прошивало свыше 1,5 млрд. человек, или три четверти населения земного шара. В военных действиях участвовали многомиллионные армии, оснащенные новейшими техническими средствами борьбы. Общее число мобилизованных достигало 73,5 млн. человек. Поистине неисчислимые бедствия принесла война народным массам. 10 млн. убитых (столько, сколько погибло во всех европейских войнах за тысячу лет) и 20 млн. раненых — таков ее кровавый итог. Только прямые военные расходы воюющих государств составили 208 млрд. долларов, что в 10 раз превышает стоимость войн с 1793 по 1907 г. Война оказала большое влияние на весь ход всемирной истории, привела к обострению классовой борьбы, активизации национально-освободительного движения. Она ускорила вызревание объективных предпосылок победы Великой Октябрьской социалистической революции. «Первая мировая война и Октябрьская революция положили начало общему кризису капитализма»1. История первой мировой войны привлекала внимание многих исследователей в различных странах мира. Ей посвящали свои произведения государственные и общественные деятели, гражданские и военные историки, писатели и публицисты, экономисты и социологи. Создана обширная литература, в которой -6- подвергнуты анализу и оценке такие кардинальные вопросы, как происхождение, результаты и уроки войны 1914-1918 гг., ее влияние на экономику и общественно-политическую жизнь воюющих держав, роль в ней каждого участника, характер военных операций и военного искусства. Изучение первой мировой войны не утратило своей актуальности и в наши дни, ибо оно непосредственно связано с решением одной из самых жгучих проблем современности — проблемы войны и мира. Поколение людей, живущее в век ядерного оружия, обращается к прошлому, чтобы лучше понять настоящее. И ему небезынтересно знать, как во втором десятилетии XX столетия империалистам удалось ввергнуть народы в одну из величайших трагедий человеческой истории.
 

1
 

В Советском Союзе к изучению истории первой мировой войны приступили вскоре после победы Октябрьской революции. Это диктовалось не только научно-познавательными целями, но и практическими нуждами первого в мире государства рабочих и крестьян. Интересы защиты социалистического Отечества от натиска внешней и внутренней контрреволюции потребовали создания Советских Вооруженных Сил. Это в свою очередь вызвало необходимость обратиться к опыту военной истории, чтобы использовать его в строительстве Красной Армии, в борьбе против интервентов и белогвардейцев. Советская военная историография призвана была решать насущную задачу теоретического обобщения опыта войн, раскрытия закономерностей развития военного искусства.
Возникновение советской военно-исторической науки, в том числе и историографии первой мировой войны, неотделимо от имени В. И. Ленина. Он определил роль и место этой дисциплины в системе знаний, нужных народу, внес огромный вклад в разработку конкретных научных проблем. Овладение опытом минувших войн позволяет яснее понять тенденции развития военного дела, облегчает правильный выбор форм и способов борьбы. «Нельзя научиться решать свои задачи новыми приемами сегодня, — говорил Ленин, — если нам вчерашний опыт не открыл глаза на неправильность старых приемов»2. Но военная история — не собрание готовых ответов на вопросы, выдвигаемые практикой военного строительства. Обращая внимание на необходимость освоения военного наследия прошлого, Владимир Ильич в то же время предостерегал от некритического отношения к нему, учил партию исходить в своей деятельности из анализа конкретно складывающейся обстановки, «не довольствоваться тем уменьем, которое выработал в нас прежний наш -7- опыт, а идти непременно дальше, добиваться непременно большего, переходить непременно от более легких задач к более трудным. Без этого никакой прогресс вообще невозможен...»3.
Особую ценность в условиях первых лет Советской власти представляли последние достижения в области военного искусства, нашедшие отражение в операциях мировой войны 1914-1918 гг. 10 июля 1918 г. V Всероссийский съезд Советов, одобрив и законодательно закрепив переход к созданию регулярной Красной Армии, указал, что новая армия должна быть построена так, чтобы при наименьшей затрате сил и средств давать наибольший результат, а это возможно «только при планомерном применении всех видов военной науки, какой она вышла из опыта» первой мировой войны{4}. Во второй Программе партии, принятой VIII съездом РКП (б) в марте 1919 г., говорилось: «Необходимо самое широкое использование и применение оперативного и технического опыта последней мировой войны»{5}.
Выдвинутая В. И. Лениным и партией задача по изучению истории первой мировой войны потребовала создания соответствующих научных центров. В Вооруженных Силах первым из них была военно-историческая часть, образованная 8 мая 1918 г. в составе оперативного управления Всероссийского главного штаба{6}. Однако этот орган, занятый большой организаторской работой, не мог одновременно успешно вести изучение опыта войн. 13 августа 1918 г. была учреждена Военно-историческая комиссия, на которую возлагалась задача по описанию первой мировой войны с целью практического использования ее опыта{7}. Полезную работу в этом направлении вела Военно-морская -8- комиссия по исследованию и использованию опыта войны на море (Мориском){8}.
В 1918-1924 гг. Военно-историческая комиссия была основным центральным учреждением Красной Армии, которое вело изучение истории первой мировой войны. Затем руководство исследованиями в этой области, как и военно-исторической работой в целом, осуществлялось Штабом РККА, с 1935 г. — Генеральным штабом, где для этой цели имелись военно-научные органы: Военно-исторический отдел (1924-1925 гг.), Управление по исследованию и использованию опыта войн (1925-1926 гг.), Научно-уставной отдел (1926-1929 гг.), Научный военно-исторический отдел (1932-1946 гг.), Военно-историческое управление (1946-1953 гг.), Военно-исторический отдел (1953-1972 гг.). В 1966 г. по решению ЦК КПСС был основан Институт военной истории Министерства обороны СССР. Он стал центром военно-исторических исследований в Советском Союзе. К числу задач, стоящих перед институтом, относится и изучение проблем истории первой мировой войны.
Важную роль в деле обобщения боевого опыта первой мировой войны и его пропаганды играли военные академии, особенно Военная академия им. М. В. Фрунзе, а также общеармейские органы периодической печати — журналы «Война и революция», «Военная мысль», «Военный вестник», «Морской сборник» и др. Ценные небольшие исследования печатались в «Военно-историческом сборнике» — непериодическом издании Военно-исторической комиссии{9}. Вопросы истории первой мировой войны широко освещались на страницах «Военно-исторического бюллетеня», который выпускался в 1935-1936 гг. Генеральным штабом{10}. Крупную роль в изучении проблематики первой мировой войны играет «Военно-исторический журнал»{11}.
В первые годы Советской власти очень остро стояла проблема военных кадров. Подготовленных специалистов из среды рабочих и крестьян почти не было. Но страна располагала тогда довольно многочисленным отрядом генералов и офицеров русской армии — активных участников первой мировой войны. Для создания централизованной, хорошо обученной и снаряженной Рабоче-крестьянской Красной Армии требовалось в первую очередь широкое использование их опыта и знаний. Партия выдвинула задачу -9- привлечения «к делу организации армии и ее оперативного руководства военных специалистов, прошедших школу старой армии»{12}. Были определены условия зачисления их на военную службу. «Они все, — говорилось в постановлении V Всероссийского съезда Советов, — должны быть взяты на учет и обязаны становиться на те посты, какие им укажет Советская власть. Каждый военный специалист, который честно и добросовестно работает над развитием и упрочением военной мощи Советской Республики, имеет право на уважение Рабочей и Крестьянской Армии и на поддержку Советской власти»{13}. По призыву Советского правительства десятки тысяч бывших генералов, офицеров, унтер-офицеров и военных чиновников добровольно вступили в Красную Армию. Подавляющая часть их показала верность рабоче-крестьянскому государству.
Формы использования буржуазных военных специалистов были различными. В одних случаях их направляли на командно-штабные должности, в других — назначали в органы снабжения и тыла, в третьих — привлекали к военно-научной работе. Из среды бывших генералов и офицеров русской армии вышли такие крупные советские военные историки старшего поколения, как Е. 3. Барсуков, А. М. Зайончковский, А. К. Коленковский, Н. Г. Корсун, В. Ф. Новицкий, Ф. Е. Огородников, А. А. Свечин. Они внесли большой вклад в историографию первой мировой войны. Одновременно шла подготовка молодых кадров. Уже в советское время сформировался довольно многочисленный отряд исследователей мировой войны 1914-1918 гг. Среди них особенно заметными были М. Р. Галактионов, В. А. Медиков, Н. А. Таленский.
Успешное развитие военно-исторической науки во многом зависело от состояния документальной базы научных исследований. Поэтому наряду с созданием военно-научных центров были приняты меры по упорядочению военных архивов. Огромное значение имел подписанный В. И. Лениным 1 июня 1918 г. декрет Совета Народных Комиссаров «О реорганизации и централизации архивного дела в Российской Социалистической Федеративной Советской Республике»{14}. Он заложил основы государственной архивной системы. Это сыграло важную роль и для правильной постановки военно-архивной работы, включая и ту ее область, которая относилась к истории первой мировой войны. Сначала все дела учреждений, оперативных объединений, войсковых соединений и частей русской армии периода 1914-1918 гг. сосредоточивались в Военно-исторической комиссии. В 1923 г. эти материалы были переданы в Лефортовский архив -10- с одновременным переименованием последнего в Военно-исторический архив (ныне Центральный государственный военно-исторический архив СССР), который стал главным хранилищем документальных материалов по военной истории России, в том числе истории первой мировой войны.
Одновременно с улучшением организации сбора и хранения архивных материалов по истории первой мировой войны проводилась большая археографическая работа. В конце 1917 — начале 1918 г. была осуществлена весьма ценная публикация тайных договоров царского и Временного правительств с иностранными державами{15}. В 20-30-е годы систематически выходили в свет тематические сборники дипломатических документов. Полезную деятельность в этой области вел журнал «Красный архив». Крупным достижением явилось издание архивных документов «Международные отношения в эпоху империализма». Намечалось выпустить его в трех сериях, из которых первая должна была охватывать период 1878 г. — конец XIX в., вторая — 1900-1913 гг., третья — 1914-1917 гг. Изданы 10 томов третьей серии, где представлены документы за время с января 1914 г. по 31 марта 1916 г.{16}, и три тома второй серии, куда включены документы с мая 1911 г. по октябрь 1912 г.{17} В связи с началом Великой Отечественной войны работа над этой публикацией была прервана. После войны решили ее не возобновлять. Издается другой многотомный сборник документов — «Внешняя политика России в XIX и начале XX в.», шестая (последняя) серия которого будет охватывать период с 1895 по 1917 г.
Издание «Международные отношения в эпоху империализма» построено по строго хронологическому принципу. Оно выполнено на высоком научном уровне. К числу достоинств относится включение многих документов, раскрывающих не только дипломатию правящих кругов России, но и вопросы военной стратегии в их тесной связи с политикой. Это издание, как и другие публикации дипломатических документов, предпринятые в Советской России, заложили прочную источниковедческую базу научного -11- изучения происхождения первой мировой войны и международных отношений 1914-1918 гг.{18}
В 30-е годы Генеральный штаб Красной Армии выпустил в свет ряд документальных сборников об операциях первой мировой войны на русском фронте{19}. Они раскрывали широкий круг вопросов: военные планы сторон, подготовку операций, деятельность командования, боевые действия войск. Это был существенный вклад в советскую военную археографию.
Наряду с публикацией документальных материалов осуществлялось издание другого важного вида источников — воспоминаний участников войны. Среди наиболее значительных произведений военной мемуаристики видное место занимают «Мои воспоминания» А. А. Брусилова{20}. Их автор — известный полководец, внесший большой вклад в развитие военного искусства. Он отобразил главные вехи своего жизненного пути, передал потомкам свои размышления о пережитом. Особая ценность книги состоит в том, что в ней раскрыты важные вопросы, связанные с подготовкой и проведением одной из крупнейших стратегических операций первой мировой войны — наступления Юго-Западного фронта летом 1916 г.{21} Богатую информацию о военных событиях содержат воспоминания таких ее современников, как М. Д. Бонч-Бруевич, А. И. Верховский, M. H. Герасимов, А. А. Игнатьев, М. К. Лемке, А. А. Поливанов, А. А. Самойло, Б. М. Шапошников{22}.
Организация научных центров, подготовка кадров, упорядочение архивных материалов, публикация источников — все это обеспечило успешное ведение исследовательской работы в области -12- истории первой мировой войны. Теоретической и методологической основой научной разработки конкретных проблем являлись труды В. И. Ленина. Советские историки написали крупные исследования, в которых обстоятельно рассмотрели внешнюю политику империалистических стран накануне и в ходе войны 1914-1918 гг. Особенно значительный вклад в изучение этих вопросов внесли М. Н. Покровский, Е. В. Тарле, В. М. Хвостов, А. С. Ерусалимский, Ф. А. Ротштейн, В. И. Бовыкин, А. В. Игнатьев, К. Б. Виноградов, Ф. И. Нотович, И. В. Бестужев, И. И. Астафьев, И. С. Галкин и др.{23} Итоги исследований в области дипломатической подготовки первой мировой войны в обобщенном виде отражены во втором томе «Истории дипломатии», автором которого является В. М. Хвостов{24}.
В ряду важных задач советских военных историков стояла создание обобщающего труда по истории первой мировой войны. Первой попыткой в этой области была работа Военно-исторической комиссии «Краткий стратегический очерк войны 1914-1918 гг.», который содержал общий обзор военных событий на русском фронте с 19 июля по 11 ноября 1914 г.{25} Особое значение имело создание труда «Стратегический очерк войны 1914-1918 гг.», изданного в нескольких частях. Он обнимал весь ход мировой войны на восточноевропейском театре от ее возникновения и почти до конца (июль 1914 г. — сентябрь 1918 г.){26}. Авторы освещали лишь оперативную сторону, не касаясь политических и экономических вопросов. Они не затрагивали также тактики войск и настроений масс. В большинстве очерков не подводились итоги деятельности командования. Тем не менее этот труд сыграл свою положительную роль как первый опыт обобщения истории мировой войны 1914-1918 гг.
Большой интерес представляет работа А. М. Зайончковского{27}. Автор рассмотрел вооруженные силы сторон, проанализировал планы войны, кратко осветил ход военных действий на всех фронтах. Он сделал выводы оперативно-тактического характера, подметил новые явления в области военного искусства, которые выявились в процессе вооруженной борьбы. Несмотря на -13- несомненные достоинства, ценность труда снижается из-за ограниченной источниковедческой базы. Автор в предисловии указывал, что по недостатку времени он не имел возможности более широко ознакомиться с источниками и использовал преимущественно опубликованные отечественные и зарубежные материалы. В труде почти полностью отсутствует освещение причин войны. Утверждается, что для всестороннего анализа еще не настало время. Военные события исследуются в отрыве от общественно-политических и экономических условии, не показывается влияние на них революционного движения.
В 1931 г. вышло второе издание этого труда, значительно переработанное и дополненное коллективом авторов — преподавателей кафедры мировой войны Военной академии имени М. В. Фрунзе под руководством И. И. Вацетиса{28}. Ценным приложением к труду являлся атлас схем, прекрасно выполненный А. Н. Де-Лазари{29}. В конце 30-х годов работа А. М. Зайончковского была выпущена новым изданием в трех томах, два из которых содержат текстовой материал, а третий — схемы{30}. В этом издании она подверглась дальнейшему исправлению, что значительно улучшило ее. Труд А. М. Зайончковского до сих пор остается самым полным описанием первой мировой войны, которое имеется в советской историографии.
Среди общих работ по истории военного искусства видное место занимает капитальный труд А. А. Строкова{31}. Из пяти его глав четыре посвящены военному искусству в первой мировой войне. Автор обстоятельно рассмотрел вопросы происхождения и характера войны, ход военных действий на различных театрах. Большое место он уделил раскрытию роли русского фронта. Сделан правильный вывод о том, что в общую победу Антанты над австро-германским блоком крупный вклад внесла Россия. Проблемы военного искусства широко освещались в монографических исследованиях об отдельных операциях и боях{32}.
Значительна роль в изучении истории мировой войны 1914-1918 гг. военно-морских историков. Особенно заслуживает быть отмеченным фундаментальный двухтомный труд «Флот в первой мировой войне»{33}. В его создании принял участие большой коллектив авторов. Труд впервые в советской историографии дает последовательное освещение опыта военных действий на всех морях и океанах в мировую войну 1914-1918 гг. -14-
Советская историография, исследуя ход военных действий на различных театрах и фронтах, создала ряд монографий, написанных в историко-теоретическом плане. Рассматривались такие важные проблемы военного искусства, как стратегическое развертывание, формы оперативного маневра, развитие оперативного искусства и многие другие{34}. Обстоятельной критике подвергалась военная доктрина германских империалистов{35}.
В Советском Союзе создана обширная литература по самой различной проблематике истории первой мировой войны. Исследования советских ученых отличаются богатством фактического материала, глубиной анализа рассматриваемых вопросов и по своему научному уровню превосходят сочинения зарубежных военных писателей. Можно с полным правом говорить о самостоятельной советской школе историографии первой мировой войны.
Большие достижения в историографию первой мировой войны вносят историки стран социалистического содружества. Уже в 1946 г. в Болгарской Народной Республике была опубликована книга И. Илиева о военных действиях на Балканском театре в 1914-1918 гг.{36} Отношения между Болгарией и Центральными державами во время Балканских войн и в годы первой мировой войны рассматриваются в монографии Т. Влахова{37}. Работы по отдельным проблемам войны 1914-1918 гг. изданы также в Польше{38}, Румынии{39} и Югославии{40}.
Особенно многочисленная и разнообразная литература о первой мировой войне опубликована в Германской Демократической Республике. Различные аспекты экспансионистской политики кайзеровской Германии рассматриваются в монографиях А. Шрейнера, В. Баслера, Л. Ратмана, а также в сборнике -15- статей «Политика в войне 1914-1918 гг.»{41}. Предметом исследований А. Шретера и Г. Вебера явились проблемы развития в Германии во время войны государственно-монополистического капитализма{42}. Обстоятельный анализ деятельности германского генерального штаба по подготовке и ведению войны дан в книге Г. Отто «Шлиффен и генеральный штаб»{43}, а также в коллективной монографии «Прусско-германский генеральный штаб 1640-1965»{44}. Роль прессы в идеологической подготовке германского империализма и милитаризма в войне исследована Г. Гейдорном{45}. Содержательная работа о крахе антисоветской интервенции германского империализма в 1918 г.{46} написана коллективом военных историков Германской Демократической Республики. Популярный очерк о первой мировой войне был опубликован в 1964 г.{47} Эта книга получила высокую оценку общественности и вскоре была выпущена вторым изданием.
Самым крупным исследованием историков ГДР о войне 1914-1918 гг. является трехтомный труд «Германия в первой мировой войне»{48}, вышедший в свет в 1968 — 1969 гг. Это коллективное исследование охватывает большой круг проблем, в числе которых: происхождение и характер войны, подготовка германского империализма к войне, международные отношения, экономическое и внутриполитическое положение Германии в 1914-1918 гг., борьба прогрессивных сил немецкого народа против милитаризма и войны, влияние Великой Октябрьской социалистической революции в России на дальнейший ход и исход первой мировой войны. Значительное место в труде занимает также анализ хода вооруженной борьбы на сухопутных и морских театрах, разоблачение авантюристической стратегии германского милитаризма. -16-
 

2


Буржуазная историография первой мировой войны зародилась одновременно с возникновением этой войны. В 1914-1916 гг. правительства воюющих держав выпустили серию так называемых цветных книг, или «книг лжи», — специальных подборок дипломатических документов{49}. Тогда же в огромных количествах издавалась военно-публицистическая литература. Основная задача историков сводилась к тому, чтобы оправдать войну в глазах общественного мнения своих стран. Крайняя тенденциозность, проповедь милитаризма и шовинизма, дезинформация населения относительно целей войны — характерные черты буржуазной историографии того времени.
К систематической разработке истории первой мировой войны приступили во всех капиталистических странах Европы и США практически лишь после 1918 г. Особенно большое значение правящие круги этих государств по-прежнему придавали тому, чтобы оправдать перед общественностью своих стран и заграницы собственные позиции при подготовке и развязывании войны. В 20-30-е годы вопрос об ответственности за войну стал одним из самых актуальных вопросов политической и идеологической жизни капиталистического мира. Правительствами буржуазных стран были предприняты издания многотомных сборников официальных дипломатических документов. Наибольшую активность проявили идеологи германского империализма. В 40-томном издании «Большая политика европейских кабинетов 1871-1914 гг.»{50} они настойчиво проводили идею непричастности кайзеровского правительства к возникновению войны. Многочисленные специально подобранные документы архива министерства иностранных дел (всего их более 15 тысяч) должны были, по мысли составителей, способствовать скорейшей ревизии Версальского договора. Некоторые важные документы приводились со значительными купюрами или же разрывались и помещались в различных частях одного тома, а иногда и в разных томах. Обычным приемом была публикация документов без помет, сделанных на полях кайзером или другими ответственными немецкими политическими руководителями{51}. Такой метод позволял «скрыть ряд важных моментов, запутать другие, неполно осветить третьи, а в целом навязать исследователю апологетическую -17- концепцию германского империализма»{52}. Аналогичный характер носит официальное издание дипломатических документов о предыстории первой мировой войны, осуществленное австрийским министерством иностранных дел{53}.
В Англии подготовка 11-томного издания «Британские документы о происхождении войны»{54} началась в конце 1924 г. под руководством Дж. Гуча и Г. Темперлея. Первый том вышел в 1926 г., а все издание было завершено в 1938 г., незадолго до начала второй мировой войны. Английские историки подошли к отбору документов не менее тенденциозно, чем их немецкие коллеги — составители «Большой политики европейских кабинетов». Основная задача публикации «Британских документов» состояла в том, чтобы реабилитировать английские правящие круги и представить их невиновными в подготовке и развязывании войны. Такая целевая установка предопределила и всю систему подбора и компоновки документального материала. В основу английской публикации, так же как и немецкой, положен не хронологический, а тематический принцип. Не останавливались составители и перед такими приемами, как произвольные сокращения и разрывы документов. Многие материалы министерства иностранных дел, военного и военно-морского министерств, а также Комитета имперской обороны вообще не нашли никакого отражения в этой публикации как якобы «малоинтересные»{55}.
В США официальным изданием дипломатических документов о первой мировой войне является восьмитомная публикация под названием «Документы, относящиеся к внешней политике США. Мировая война 1914-1918 гг.»{56}, осуществленная государственным департаментом в 1928 — 1934 гг. Позднее это издание было дополнено публикацией двухтомного архива Р. Лансинга{57}, являвшегося в 1915 — 1920 гг. государственным секретарем США.
Во Франции к изданию официальных дипломатических документов о первой мировой войне приступили несколько позже, чем в Германии, Англии и США. Эта работа началась в 1928 г. и продолжалась свыше 30 лет. Всего был опубликован 41 том. Французская публикация состоит из трех серий: первая (16 томов) -18- посвящена событиям с 1871 по 1900 г., вторая (14 томов) — событиям с 1901 г. по ноябрь 1911 г., третья (11 томов) охватывает период с конца 1911 г. до вступления Франции в войну{58}. Публикация «Французские дипломатические документы» выгодно отличается от аналогичных изданий других стран. Она построена не по тематическому, а по хронологическому принципу. Помимо документов архива министерства иностранных дел помещены некоторые интересные материалы военного, военно-морского и колониального министерств{59}.
Одной из наиболее многочисленных составных частей буржуазной литературы о первой мировой войне являются воспоминания, записки и дневники. Их писали президенты и премьер-министры, министры и дипломаты, политические, общественные и военные деятели обеих воевавших группировок. Так, во Франции были изданы мемуары Ж. Клемансо, Р. Пуанкаре, М. Палеолога, Ж. Жоффра, Ф. Фоша, Ж. Галлиени. В Англии вышли книги Д. Ллойд-Джорджа, Э. Грея, У. Черчилля, Г. Асквита, Дж. Бьюкенена, Д. Хейга, Дж. Фишера; в Италии — А. Саландра, Дж. Джолитти; в США — архив близкого к президенту В. Вильсону полковника Э. М. Хауза. Большую группу немецких мемуаристов возглавил сам экс-кайзер Вильгельм II. Свои воспоминания оставили бывшие рейхсканцлеры: Б. Бюлов, Т. Бетман-Гольвег, Г. Гертлинг, принц Макс Баденский, министры и дипломаты: М. Эрцбергер, Ф. Пурталес, К. Гельферих, Р. Кюльман. Но особенно плодовитыми в этом отношении оказались военные во главе с представителями высшего командования армии и флота П. Гинденбургом, Э. Людендорфом, Э. Фалькенгайном, А. Тирпицем, Р. Шеером. В Австрии были опубликованы мемуары Ф. Конрада фон Гетцендорфа, А. Арца фон Штрауссенбурга, О. Чернина и ряда других политических и военных деятелей. К мемуарной литературе следует отнести также и книги о первой мировой войне, изданные за границей русскими белоэмигрантами. Среди них воспоминания С. Д. Сазонова, А. П. Извольского, Ю. Н. Данилова, В. А. Сухомлинова, H. H. Головина{60}.
Мемуарная литература представляет собой ценный источник, незаменимый в тех случаях, когда лишь память участников событий может восполнить недостающие звенья в цепи фактов, известных по документам. Многие интересные документы, которые проходили через руки авторов воспоминаний, приводились ими непосредственно в тексте или в приложениях. Вместе с тем -19- литература этого жанра требует к себе особо критического отношения. Весьма характерным для большинства мемуаристов является стремление оправдать себя и преувеличить собственные добродетели и заслуги. Так, например, французские и английские авторы пытались после одержанной в 1918 г. победы затушевать или сгладить ошибки, допущенные политическими и военными руководителями Антанты при подготовке к войне и в ходе отдельных кампаний и операций. Отличительной чертой и наиболее злонамеренной тенденцией воспоминаний, изданных в Германии, является откровенный или слегка замаскированный реваншизм их авторов. Многие из них, а особенно бывшие генералы и офицеры, часто не скрывали того, что пишут с единственной целью — извлечь уроки для подготовки новой войны. Наряду с публикацией документов и мемуаров велась разработка научных трудов по истории первой мировой войны. Большую группу исследований буржуазных авторов составляют многотомные официальные и полуофициальные издания, подготовленные генеральными штабами или же другими правительственными организациями и научными учреждениями стран — участниц войны. В Германии с 1925 г. начал выходить в свет официальный многотомный труд Государственного архива (Рейхсархив) «Мировая война 1914-1918 гг. Военные операции на суше»{61}. Его издание заняло почти двадцать лет и было завершено в 1944 г. Отдельно Рейхсархив под тем же названием выпустил специальные тома о работе германских полевых железных дорог в начале войны{62} и о развитии вооружения и военной экономики в 1871-1914 гг.{63} Одновременно в написании труда участвовали более 50 авторов и редакторов.
Труд содержит большое количество интересного, хорошо подобранного и обработанного фактического материала о действиях германской армии. Основное внимание уделяется описанию операций германской армии на Западном и Восточном фронтах. Боевые действия союзников Германии освещаются кратко и «лишь постольку, поскольку это явилось необходимым для представления о стратегическом взаимодействии армий»{64} Также -20- кратко говорится и о противнике. Каждая операция получила весьма тенденциозное освещение. К тому же авторам труда приходилось считаться с тем, что были еще живы участники войны. Изложение событий дается в хронологическом порядке. Каждый из первых четырех томов посвящен описанию вооруженной борьбы на каком-либо одном определенном театре. В последующем один том объединяет изложение событий, происходивших одновременно на всех театрах. Но деятельность верховного командования рассматривается отдельно для каждого театра войны, чтобы, как писали авторы, «яснее изобразить разнообразие и многогранность лежавших перед ним задач»{65}. Каждому тому предшествует небольшое введение, в котором приводятся положения, легшие в основу описания. В конце тома помещается список источников. Обширные тома снабжены отличными схемами.
Одновременно Рейхсархив выпускал серию небольших популярных монографий под общим названием «Сражения мировой войны»{66}. Всего вышло 36 выпусков (38 книг), которые посвящены подробному описанию отдельных боевых эпизодов. Авторами выступали преимущественно непосредственные участники событий. Главное внимание они уделяли тактическим действиям войск до батальонов и рот включительно, что делает это издание весьма ценным дополнением к основному официальному труду Рейхсархива.
Крупным центром изучения истории первой мировой войны в Германии наряду с Рейхсархивом являлся Военно-морской архив, созданный в 1919 г. на базе военно-исторического отдела Морского генерального штаба. В 1920 г. Военно-морской архив приступил к выпуску многотомного труда под названием «Война на море 1914-1918 гг.» Полностью издание этого труда было завершено уже после второй мировой войны в ФРГ. Он состоит из двадцати двух томов, которые делятся на шесть серий, посвященных описанию боевых действий германского флота в Северном, Балтийском и Средиземном морях. Специальные серии посвящены анализу крейсерской и подводной войны, а также участию германского флота в борьбе за колонии{67}. -21-
К работам военного и морского архивов примыкает множество других изданий, носящих нередко официальный или полуофициальный характер. Из них можно назвать, например, 10-томный коллективный труд «Великая война 1914-1918 гг.» под редакцией генерал-лейтенанта в отставке М. Шварте{68}. Наряду с этим немецкие военные и гражданские историки создали обширную литературу по самой различной тематике. Огромное множество книг было посвящено детальному описанию отдельных операций и боев, в которых анализировался и обобщался опыт первой мировой войны{69}.
Через произведения, созданные в межвоенный период, красной нитью проходит одна идея — снять с кайзеровской Германии ответственность за развязывание первой мировой войны. Характерно, что еще в 1923 г. в Германии был образован центр по изучению причин войны (Zentralstelle zur Erforschung der Kriegsursachen), целью которого являлась защита германских империалистов от обвинения в исключительной ответственности за войну. Организатором его был историк А. Вегерер. Центр имел свой орган — журнал «Kriegsschuldfrage» (в 1929 г. переименован в «Berliner Monatshefte»). B 1939 г. Вегерер выпустил обширный труд, где довольно отчетливо выражена указанная выше тенденция{70}. Автор утверждает, что Австро-Венгрия поступила совершенно правильно, предъявив Сербии ультиматум после убийства Франца Фердинанда. Главным виновником войны, по его мнению, была Россия, объявившая всеобщую мобилизацию. Что касается Германии, то она не могла не поддержать Австро-Венгрию. Вступление Франции в войну было обусловлено тем, что она находилась под влиянием России, а Англии — ее стремлением не допустить поражения Франции. Германские историки настойчиво утверждали, будто их страна после своего объединения в 1871 г. «твердо руководствовалась принципами мирной политики»{71} и не принимала никакого участия в гонке вооружений, захлестнувшей в начале XX в. всю Европу{72}.
Аналогичные взгляды характерны и для современной западногерманской буржуазной военно-исторической литературы. Так, например, К. Г. Янзен называет утверждения о том, что Германия в начале XX в. стремилась к мировому господству, -22- «фикцией»{73}. Еще более откровенно высказался генерал Л. Г. Швеппенбург. Он заявил: «В 1914 году ни в чем не нуждавшаяся Германия была единственной европейской державой, не имевшей никакой желанной военной цели, ради которой стоило бы стать поджигателем войны в Европе»{74}. Генерал К. Типпельскирх заявляет: «...война 1914-1918 гг. ...с немецко-австрийской стороны носила оборонительный, консервативный характер и создавала впечатление агрессивной лишь благодаря политической неуклюжести»{75}. Подобные высказывания направлены на то, чтобы оправдать агрессивную политику германского империализма в прошлом во имя продолжения той же политики в настоящем и будущем.
Но есть и иные работы. К ним, например, относится труд гамбургского профессора Ф. Фишера «Рывок к мировому господству»{76}. Основываясь на изучении материалов архивов ФРГ, ГДР и Австрии, автор тщательно прослеживает развитие внешней политики германского империализма в период первой мировой войны. В результате кропотливого и вдумчивого анализа Фишер приходит к убеждению, что германский империализм делал ставку на мировую войну с целью политического и экономического порабощения стран европейского континента и создания обширной колониальной империи. Исследования Ф. Фишера, а также его ученика И. Гейсса{77} по истории первой мировой войны наносят чувствительный удар традиционной апологетической концепции немецкой буржуазной литературы о «невиновности» Германии в развязывании войны и являются ярким свидетельством возрастания антиимпериалистической тенденции в исторической мысли ФРГ.
Другой чертой, присущей трудам немецких буржуазных историков, было стремление прославить вооруженные силы Германии, создать вокруг них ореол непобедимости. Большинство авторов пытались оттенить высокие боевые качества кайзеровской армии и подчеркнуть роль ее некоторых военачальников. Вскоре после окончания первой мировой войны немецкими генералами и историками было выдвинуто утверждение, что германская армия в 1914 г. якобы располагала неотразимым «секретом победы» в войне на два фронта. Его открыл в начале XX в. начальник генерального штаба А. Шлиффен. Заключался он, этот «секрет победы», в стратегической концепции «молниеносной -23- войны», которая нашла свое наиболее полное воплощение в меморандуме «Война против Франции» или в так называемом плане Шлиффена{78}. Трагедия Германии состояла в том, что творца плана «уже не было в живых, чтобы претворить этот план в действие в 1914 г., в тот момент, когда начали говорить пушки»{79}. Единственным виновником того, что «план Шлиффена» оказался неосуществленным, немецкие авторы объявили генерал-полковника X. Мольтке (младшего). Его ошибка усматривалась в том, что он был плохим учеником Шлиффена, в результате чего в сентябре 1914 г. и было проиграно решающее сражение на Марне{80}. «Если бы мы, — утверждал генерал Э. Бухфинк, — оказались верны поучениям Шлиффена, то мировая война завершилась бы великой победой германского оружия»{81}. Сходные высказывания встречаются и в современной западногерманской историографии первой мировой войны{82}.
В 1956 г. с критикой изложенных взглядов выступил известный западногерманский историк Г. Риттер. Он утверждал, что «план Шлиффена вообще не был надежным рецептом победы»{83}. Самым роковым просчетом германского генерального штаба Риттер считал планирование наступления против Франции. По мнению автора, в 1914 г. надо было наступать не на Западе против Франции, а на Востоке, против России. Риттер выразил сожаление по поводу того, что этого не было сделано, и Германии пришлось воевать одновременно на два фронта. Просчетом Шлиффена, по его мнению, умело воспользовались противники Германии. «В адрес германской политики всем миром было брошено обвинение в том, что ее направляли «беззастенчивые» милитаристы. С тех пор это обвинение подобно проклятию тяготеет над немцами, оно стало роковым для нас не только в Версале, но и впоследствии на конференциях в Москве, Тегеране и Ялте... И если исходить из этих последующих событий, то план Шлиффена прямо-таки представляется началом германского и европейского несчастья»{84}. Совершенно очевидно, что такая «критика» носит отнюдь не антимилитаристский характер. Она развивалась в унисон с возрождением западногерманского милитаризма и прозвучала как своего рода историческое оправдание идеи «атлантической -24- солидарности» с союзниками ФРГ по НАТО, выдвинутой в середине 50-х годов правящими кругами Бонна.
Широкое распространение в немецкой военно-исторической и публицистической литературе 20-30-х годов получила также версия о том, что германская армия не была побеждена на поле сражения, а была сражена в результате предательского «удара кинжалом в спину». Под этим подразумевались: самоотверженная борьба германского пролетариата против милитаризма и войны, «либеральная» политика правительства, связавшая якобы руки верховному командованию и, наконец, Ноябрьская революция, явившаяся «кульминацией» предательства «национальных интересов» немецкого народа. Не случись всего этого, исход войны и условия мирного договора были бы иными. Легенда об «ударе кинжалом» стала главной версией причин военного поражения Германии в 1918 г. То была не простая фальсификация истории. В ней слились воедино глубочайшая ненависть к революционному движению, антикоммунизм, шовинизм и безграничное преувеличение собственной военной мощи. Усиленно пропагандируемая в многочисленных исторических и публицистических работах, в периодической печати, в устных выступлениях политических и военных деятелей, эта реакционная легенда стала составной частью немецкой империалистической идеологии, важнейшим инструментом подготовки второй мировой войны. Своих приверженцев легенда об «ударе кинжалом» имеет также и в наши дни среди некоторых, наиболее реакционных западногерманских историков{85}.
Во Франции в 1922-1939 гг. историческая служба генерального штаба выпустила официальный 11-томный труд (22 книги описаний и 57 книг документов) «Французские армии в Великой войне»{86} , явившийся значительным вкладом в военно-историческую науку. Обилие содержащегося в нем ценного фактического материала делает его незаменимым источником изучения истории первой мировой войны. Крупным достижением французских военных историков явилось выполненное на высоком научном уровне фундаментальное издание многочисленных архивных документов. Подобного рода публикаций в Германии, Англии, США и других странах Запада не предпринималось. Ценным дополнением к труду «Французские армии в Великой войне», является пятитомная работа капитана 1-го ранга А. Томази «Французский морской флот в Великой войне»{87}, изданная в 1927 — 1929 гг. -25-
Французскими военными историками создана многочисленная литература, посвященная конкретным сражениям, боям и эпизодам войны. Наибольший интерес вызывали те из них, которые особенно близко касались судеб Франции и ее армии. К ним относятся прежде всего операции первой военной кампании. Большое внимание уделялось таким событиям, как битва на Марне, Верденская операция, операция на Сомме и другие.
В Англии подготовка официального труда по истории первой мировой войны была возложена на Историческую секцию Комитета имперской обороны. Она подготовила фундаментальный труд под общим названием «История великой войны». Его общий объем составил 49 томов, которые подразделяются на несколько самостоятельных серий. Самая крупная из них серия «Военные операции». Она состоит из 26 томов{88}. Эта часть труда разработана большим коллективом военных историков под руководством Д. Эдмонса, К. Фолса, У. Майлза и др. Основное внимание в этой серии уделяется подробному описанию боевых действий английской армии на главном театре войны — во Франции и Бельгии. Специальные тома посвящены анализу военных событий на восточноафриканском, ближневосточном, итальянском и балканском театрах. Освещение войны дано с идеалистических позиций. Она трактуется как благо человечества, «здравый смысл» истории.
Помимо труда Эдмонса в Англии издано множество неофициальных работ, в которых рассматривается ход вооруженной борьбы на сухопутных театрах. Однако исследование Эдмонса остается непревзойденным с точки зрения богатства фактического материала и полноты охвата масштаба военных операций. Оно до сих пор не утратило своей ценности и представляет собой значительное явление английской историографии первой мировой войны. Действия английского военно-морского флота подробно описываются в пятитомной серии «Операции на море», изданной в 1920-1931 гг. под редакцией видных военно-морских историков и теоретиков Ю. С. Корбетта и Г. Ньюболта. К этому труду примыкают еще две трехтомные серии о борьбе на морских коммуникациях и о деятельности английского торгового флота в 1914-1918 гг.{89} Исследование Ю. С. Корбетта и Г. Ньюболта — основной труд по истории английского флота в первой мировой войне{90}. -26- В нем дан разбор основных морских операций. Большое внимание уделено показу их взаимосвязи с действиями сухопутных войск и значения в общем ходе вооруженной борьбы. Авторы проявили стремление вскрыть определяющее влияние политики на характер морских операций. Вся работа подчинена основной идее — обосновать вечность английского мирового владычества, непобедимость ее военно-морской мощи. Ту же точку зрения проводят и другие авторы трудов по истории военных действий на море{91}.
Действия английской авиации в первой мировой войне освещаются в шеститомной серии «Война в воздухе», опубликованной в 1926 — 1937 гг. под редакцией Г. Джонса и У. Релея{92}. Авторы явно преувеличивают значение действий английской авиации. Они зачастую отходят от строго академического стиля изложения, характерного для трудов, разработанных под руководством Эдмонса, Корбетта и Ньюболта, и переходят на позиции публицистики. Характерна эмоциональная окраска названий глав и разделов труда, вроде «Ночь ужасов», «Великаны над Лондоном». Известно, что все внимание английской стороны было сосредоточено на обеспечении Лондона и побережья Великобритании. Боевую летную службу несли в основном французские, а позднее американские летчики. После второй мировой войны У. Релей под тем же названием выпустил новый шеститомный труд. Два тома его посвящены действиям военной авиации в годы первой мировой войны{93}. Эта же тема рассматривается в ряде других работ{94}.
Под общим названием «История великой войны» были изданы также: хроника важнейших событий 1914-1918 гг., исследование о развитии военных сообщений и транспорта на Западном фронте и сборник важнейших боевых приказов{95}.
Хотя в английской военной историографии преобладают труды, рассматривающие отдельно действия армии, флота и авиации, тем не менее имеется немало работ и общего характера{96}. Они вносят -27- мало нового в освещение фактического хода событий, но интересны для понимания взглядов историков Англии на войну в целом. При анализе этих работ отчетливо прослеживается стремление их авторов изобразить правящие круги Великобритании как поборников мира. Вовлечение Англии в войну объясняется случайными мотивами: ее стремлением защитить Францию и Бельгию от агрессии со стороны Германии. Разумеется, такие выводы не имеют ничего общего с действительностью. Английские империалисты, как и империалисты других стран, — главные виновники в развязывании мировой войны.
Литература по истории первой мировой войны, изданная в США, менее обширна, чем литература Германии, Франции и Англии. Она уступает ей и в смысле объема фактического материала. Американские историки стремились придать своим трудам видимость научной «объективности» и «беспристрастности». Это объясняется особой ролью, которую играла американская буржуазия в мировом конфликте. «Американские миллиардеры, — писал В. И. Ленин, — были едва ли не всех богаче и находились в самом безопасном географическом положении. Они нажились больше всех. Они сделали своими данниками все, даже самые богатые страны»{97}. Формально США в течение почти всей войны не принадлежали ни к одной из коалиций держав. Они вступили в войну на стороне Антанты лишь в 1917 г. Отсюда — появление различных концепций буржуазно-пацифистского толка, суть которых сводилась к доказательству непричастности США к возникновению мировой войны. Вместо анализа социальных причин войны главное внимание уделялось рассмотрению психологической мотивированности поступков тех или иных государственных деятелей, ошибки которых будто бы и привели к мировой катастрофе. Подобную точку зрения проводил, в частности, американский историк Сидней Фей{98}.
Военно-историческая литература содержит самый общий обзор событий. Глубокого анализа проблем военного искусства она не дает. Новые явления в области развития военного дела не получили должного и всестороннего теоретического обобщения. Американские военные историки в своем большинстве не шли дальше устарелых логических схем вроде «вечных принципов» и безуспешно пытались связать их с реальной действительностью. Например, Г. X. Саджент писал: «Прежде чем приступить к обсуждению -28- стратегии войны, уместно будет заметить, что значительное влияние на применение принципов стратегии во время войны имели огромные массы войск обеих сторон, изумительные улучшения в артиллерии и ручном оружии, применение ядовитых и удушливых газов, пользование паровозами, газовыми моторами, железными дорогами, танками, грузовиками, мотоциклами, автомобилями, электротелеграфом, беспроволочным телеграфом, телефонами, прожекторами, подводными лодками, аэропланами и другими изобретениями и открытиями. В некоторых случаях они облегчали применение этих принципов, в других — сделали его более затруднительным, но не было случая, чтобы они повлекли за собой изменение самих принципов. Эти принципы непоколебимы. Они и в наши дни те же, что во времена Александра, Ганнибала, Цезаря и Наполеона»{99}.
Современная американская историография проявляет возросший интерес к проблемам первой мировой войны. Это обусловлено характером политических устремлений правящих кругов Соединенных Штатов Америки. Пытаясь задержать развитие мирового революционного процесса, американские империалисты вмешиваются во внутренние дела многих стран, хотят силой оружия подавить борьбу народов за свободу и независимость. С целью оправдания захватнической политики империализма используются все средства, включая фальсификацию истории. Реакционные писатели извращают истинную роль США в войнах прошлого, в том числе в первой мировой войне. В частности, много усилий тратится на то, чтобы обосновать ложный тезис об отсутствии у господствующих классов страны агрессивных намерений.
Вступление Америки в войну объясняется сентиментальными побуждениями: стремлением принести свободу и демократию малым нациям, помочь народам обрести утерянный покой, утвердить справедливый мир на планете.
Этому вопросу посвящены работы Э. Мея, Ф. Пэксона, А. Линка, Е. Коффмана{100} и других.
Большой известностью в американской историографии первой мировой войны пользуется 12-томный труд полковника запаса Тревора Дюпуи «Военная история первой мировой войны»{101}. Автор — один из известных военных историков. Кроме названного труда, он написал работы по истории гражданской войны в США -29- 1861-1865 гг.{102} и второй мировой войны{103}. Популярность Дюпуи во многом объясняется той шумной рекламой, которая создается его трудам. Их представляют читателям как произведения, в которых ярко проявился «талант» автора и «беспристрастность» изложения исторических фактов.
Труд Дюпуи по истории первой мировой войны построен в проблемно-хронологическом плане. Научный уровень труда невысок. В нем отсутствуют ссылки на источники и литературу. Автор не вводит в оборот каких-либо новых фактов. Его главная цель — фальсифицировать историю первой мировой войны, извратить ее характер. В объяснении причин войны и мотивов вступления в нее США Г. Дюпуи не оригинален. Он лишь повторяет высказывания своих предшественников. Настойчиво подчеркивается особая роль Америки, восхваляются действия американской армии, которые будто бы имели решающее значение и свели на нет результаты полководческой деятельности представителей германского командования. Аналогичная точка зрения проводится во многих других работах современных авторов{104}.
Буржуазная литература по истории первой мировой войны огромна и крайне разнообразна по своему содержанию. Наиболее богата книжная продукция Германии, Франции, Англии, США. Но немало работ было издано в других странах. В частности, заслуживают внимания труды, вышедшие в Австрии{105}, Италии{106}, Бельгии{107}, Болгарии{108}, Югославии{109} и других государствах — -30- участниках войны. Буржуазные историки первой мировой войны накопили большой фактический материал, который позволил им довольно отчетливо нарисовать картину вооруженной борьбы, происходившей на различных фронтах. Характерным для большинства трудов являются фальсификаторские тенденции, стремление реабилитировать империализм как главного виновника в развязывании мировой войны. По своему содержанию и направленности многие из этих работ служили в прошлом и служат в наши дни целям идеологической подготовки новых захватнических войн, оправданию агрессивной политики империализма.
 

* * *


При разработке труда и подготовке его к изданию были учтены замечания и предложения заслуженного деятеля науки РСФСР, доктора исторических наук, профессора А. А. Строкова. Авторы приносят ему свою искреннюю признательность и благодарность. -31-
И. И. Ростунов

 

далее



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU