УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Блудоров Н. Краткая история 5-го пехотного Калужского полка. 1805-1895.

СПб., 1896

 

Славна и могущественна держава Белого Царя—Матушка Русь!
Широко раскинулась она от берегов Балтийского моря до Китая и от Белого моря до южных пределов Кавказа, где имеет общую границу с Персидским царством. Глубоки ее реки многоводные, богаты нивы и пажити и много золота, серебра и других драгоценных руд и камней заключают в себе ее горы! С завистью смотрят иноземные соседи на наше могущество и богатство и не прочь бы при удобном случае воспользоваться нашим добром. И вот, чтобы земледелец мог спокойно засевать свое поле, фабрикант и ремесленник выделывать всевозможные товары, купец торговать, ученые заниматься наукою на пользу Царя и Отечества, служащие исполнять службу царскую, Русскому Царю необходимо иметь такую силу, которая составляла бы оплот государства, держа врагов наших в страхе и заставляя всех относиться с полным уважением ко всему русскому. Сила эта — наша армия, слава о которой бежит по всему белому свету. -5-
Защита престола и отечества есть священная обязанность каждого русского подданного. Но не все поступают в ряды защитников своей родины. Быть или не быть православным воином определяется жребием, который каждый из нас вынимает на 21 году жизни. Все призванные на святое дело — защиту Веры, Престола, Отечества — составляют одно великое братство — русскую армию, общее им всем дело — военная служба, общее для всех имя—солдат. Наш Государь Император есть первый воин своей армии и первый защитник дорогой нашей России. Но не сразу создалось это могучее несокрушимое братство! Много прошло времени, много положено труда, прежде чем Русский Царь сплотил свою многотысячную армию и воспитал ее в духе беззаветной преданности Престолу и Отечеству.
Начало нашей армии положено Императором Петром Великим, который 8-го ноября 1699 года издал указ о сборе сдаточных и всяких вольных людей. Все собранные по этому указу были разделены на 27 пехотных и 2 драгунских полка. Это был первый рекрутский набор в России. За этим набором стали следовать новые и новые наборы и, прошло около двухсот лет, пока первые, собранные Петром I-м, полки разрослись в такую многочисленную непобедимую армию, как она есть теперь.
Уже скоро и нашему Калужскому полку исполнится сто лет, как он сформирован, а именно в 1905 году. За это время полк не однажды становился лицом к лицу с врагами нашей родины по призыву своего Державного Вождя и всегда кровью своих павших товарищей доказывал, что он достоин числиться в списках Русской Армии. Постараемся -6- припомнить былую жизнь полка за столь долгие годы: когда и как был он сформирован, в каких войнах принимал участие и какими Высочайшими наградами был за то удостоен.
 

* * *

 

В 1805 году 28 августа состоялся Высочайший приказ Императора Александра I-го о сформировании нескольких новых полков. В числе этих полков был и Калужский, сформированный из батальонов, определенных по одному от Софийского и Литовского полков. Он назывался сначала Калужским мушкатерским полком и состоял из 3-х батальонов по четыре роты каждый.
Вскоре по сформировании полку, составившему с полками Севским, Пермским и Могилевским 5-ую дивизию генерала Тучкова, пришлось принять участие в войне с французами. Так, 27-го января 1807 года он находился в сражении при городе Прейсиш-Эйлау, а 24, 25 и 28-го мая—в авангардных боях, состоя в отряде князя Багратиона.
29-го мая произошло кровопролитное сражение у города Гейльсберга. Утром этого дня авангард князя Багратиона, к составу которого принадлежали Калужцы, под натиском французов отошел к своим главным силам. На этом отступлении под начальником авангарда, при переправе через реку, была убита лошадь, и князь Багратион распоряжался -7- боем пешком, пока Цесаревич Константин Павлович, командовавший гвардией, не прислал ему одну из своих лошадей. Только успешное действие артиллерии остановило на время наседающего противника, пользуясь чем, авангард Багратиона, сильно ослабленный боем и изнуренный ежедневно происходившими с противником стычками, отошел на главную позицию и стал в резерве. Французы шли смело вперед, стараясь овладеть нашими батареями, но встречали везде отчаянный отпор. Земля стонала от грома пушек и ружейные выстрелы сливались в один протяжный вой. Погода была тихая и ясная, и из порохового дыма и пыли образовалось стоячее облако на поле сражения, так что трудно было видеть в нескольких шагах. Обе линии то подавались вперед, то отступали, и батареи переходили из рук в руки. Ядра и гранаты прыгали по всему полю и попадали в город. В дыму только по крикам «ура!» можно было судить, где наши войска.
В самый разгар сражения прибыл Император Французов Наполеон. В намерении прорвать наш центр, он приказал взять приступом редут № 2. Французские колонны были встречены полками -8- Ревельским и Низовским пехотными и Митавским драгунским, которые без выстрела, одними штыками опрокинули атакующих. Тогда Наполеон во главе колонн послал своего генерал-адъютанта с гвардейскими войсками. Французы во что бы то ни стало хотели исполнить приказ Наполеона—взять редут, и лезли вперед по трупам своих товарищей. Уже один из французских полков ворвался в редут, как на выручку нашим граф Каменский привел из резерва беглым шагом полки Калужский, Севский и Перновский и с ними ударил во фланг противника. Одновременно атакованные и с фронта, французы были выбиты из редута, где почти поголовно лег батальон Наполеоновской гвардии. Граф Каменский с Калужским, Севским и Перновским полками бросился преследовать противника, но, встретив его свежие силы, отошел к редуту. Только темная ночь прекратила сражение. Наши войска остались на своей позиции, французские же отступили по. всей линии и остановились на ночлег на тех же местах, где встретила их утренняя заря этого кровавого дня. Во время боя за овладение редута унтер-офицером Перновского полка Антоновым было взято французское знамя, отправленное потом к Государю Александру Павловичу.
После Гейльсбергского сражения произошла битва у города Фридланда, бывшая последней в эту войну. По заключении мира Калужцы вернулись в Россию, впервые крещенные боевым огнем.
Но не долог был отдых от боевых трудов, и февраль 1808 года застает полк опять на походе, на этот раз в Финляндию, принадлежавшую тогда еще Шведскому королю, с которым у России возгорелась война. -9-
Не легкое дело предстояло нашим войскам, тем более, что шведское войско издавна отличалось своими неустрашимостью и стойкостью с врагом, и еще Императором Петром Великим названо «нашим учителем в военном деле».
Войну пришлось вести в стране богатой озерами, скалами, лесами, а потому войска действовали небольшими отрядами, а враждебные отношения к нам местных жителей и трудный подвоз припасов заставляли терпеть крайний недостаток в продовольствии. К тому же суровый климат страны увеличивал трудности похода: в сильные трескучие морозы приходилось итти по глубоким снегам, переходя реки и озера по льду; в теплое время года тонули в многочисленных болотах, в брод переправляясь через часто встречающиеся речки; осенью же, когда болота застывали, но не столько еще, чтобы покрыться толстым льдом, солдаты шли по пояс в воде пополам со снегом — ноги коченели от холода, головы горели, пот с лица лил градом. Не только офицеры, но подчас и генералы должны были итти пешком, так как наст не выдерживал тяжести лошадей. Но русские преодолевали и природу, и, шаг за шагом тесня шведские войска, все дальше и дальше углубляясь в их владения. В августе месяце Калужцам удалось принять участие в небольших сражениях при Куартоне и при Сальми, состоя в обходной колонне. Тут особенно отличился нашего полка поручик Голешев. Будучи гигантского роста и необыкновенной силы, он не довольствовался своей саблей, а всегда брал солдатское ружье, действуя им и штыком и прикладом. В одной стычке шведы штыками изорвали на нем пальто; с тех пор он стал носить -10- солдатскую шинель, едва доходящую ему до колен.
В Куартонском сражении Голешев со стрелками шел впереди полка, посланного в обход озера, чтобы зайти в тыл противнику. Шведы преградили нам дорогу, засев в кустах за небольшим озером. Правый фланг их, прикрытый скалами, был неприступен, а обходить левый фланг было далеко. Тогда поручик Голешев, перекрестясь и крикнув своим: «за мной, ребята!» бросился в воду и под -11- неприятельскими пулями перешел озеро, ударил в штыки и прогнал шведов. Калужцы — стрелки, следовавшие за своим начальником, несли патронные сумки на плечах, чтобы не подмочить патронов.
На вопрос товарищей после схватки: «разве ты не знаешь пословицы—не спросясь броду, не суйся в воду,—ведь ты мог утонуть?» Голешев ответил, что казенное добро ни в огне не горит, ни в воде не тонет.
В другой раз шведы задерживали наступление нашей цепи картечными выстрелами из фальконета; так называлось ружье очень большого калибра, из которого вследствие его тяжести стреляли не иначе, как с упора.
Поручик Голешев с двумя своими солдатами ползком подкрался к шведам, выждал, когда они только что выстрелили, и бросился на них. Человек двух он уложил прикладом, а потом, отбросив ружье свое, схватил фальконет обеими руками и размозжил голову третьему шведу, крича: «Сюда, ребята, ура!» Изумленный противник побежал и дорога нашим была очищена. Храбрый поручик вернулся к полку, неся фальконет на плече.
После продолжительного перерыва в военных действиях, по случаю заключенного перемирия, в начале 1809 года наш корпус двинулся на север к городу Торнео двумя колоннами: та, в которой были Калужцы, шла берегом моря, а другая, в состав которой входил Ревельский полк—по льду моря, стараясь обойти противника с фланга. Зима стояла лютая. Трескучий мороз захватывал дыхание, ноги коченели, руки от холода отказывались действовать. Глубокие снега, словно белая скатерть, -12- раскинулись на необозримое пространство. Ежась от нестерпимого холода, подскакивая с ноги на ногу, шли полки по снежному полю. У многих солдат за плечами были длинные лыжи, розданные для предохранения от провалов в снегу. Вот два-три молодца, нацепили их на ноги. С криком и смехом пустились на перегонку, на потеху всему отряду. «Валяй! валяй! вот так молодчина! ловко действует», слышатся одобрительные возгласы в то время, когда кто-нибудь из них обгонит другого.
«Войска наши, доносил начальник отряда граф Шувалов, не смотря на чрезвычайные затруднения в сем марше, очищая сами себе дорогу, в такое время, когда холод простирался до 30°, сделали более 30-ти верст и пришли в наилучшем порядке с артиллерией в назначенные места через шесть часов времени, не оставя за собой ни отсталых, ни замерзших. Другая колонна, посланная морем отрезать неприятеля у Торнео, сделала льдом, проходя многие острова и перешейки до 50-ти верст». Не выждав наших войск, шведы отступили от Торнео верст за 35 и заняли там позицию.
— «Спасибо вам, братцы, за перенесенные труды, говорил граф Шувалов, пропуская мимо себя измученные переходом войска.—Ни стужа, ни снег не остановили вас, и я уверен, что не оставь неприятель сам города, вы бы с боя заняли его. Отдыхайте, а завтра снова в путь!» -13-
— «Ряды стараться, Ваше Сиятельство!» гремело в ответ по рядам.
Соединившись под городом, обе колонны вступили в Торнео и разместились на отдых по квартирам. Но чуть только забрезжило, как отряд, по вчерашнему двумя колоннами, выступил в путь.
После 35 верстного перехода отряд настиг противника. Завязавшаяся было перестрелка, была слаба и продолжалась недолго по причине жестокого мороза. Сделав 2 — 3 выстрела, солдаты отогревали руки своим дыханием, или хлопая их одна о другую, сами же зарывались в снег. Но ничто не помогало! К тому же тогдашние ружья заряжались с дула и при 30-ти градусном морозе окоченевшими руками еще труднее было справляться с ними.
Войска двинулись в атаку, но после нескольких пушечных выстрелов неприятель, в числе 7000 человек при 22 пушках и с 12-ю знаменами, сдался и положил орудие.
С легким сердцем и с сознанием исполненного долга отряд расположился на занятой позиции, рассчитывая провести на ней ночь, а на утро обратно вернуться в Торнео для более продолжительного отдыха. Простояв на зимних квартирах в Торнео около месяца, Калужцы вместе с прочими войсками графа Шувалова выступили в Швецию, стараясь рассеять остатки противника. По слухам шведские войска стояли у местечка Шелефте, расположенного на широкой реке и спереди прикрытого густым лесом.
Не теряя дорогого времени, граф Шувалов усиленными маршами прошел расстояние, отделявшее нас от противника, и внезапно появился у Шелефте.
Для успеха атаки граф Шувалов одну часть войск двинул по льду моря в обход, а с Калужским и остальными полками пошел напрямик через лес на фронт шведов. Пробираясь лесом, Калужцы незаметно подошли к противнику и бросились в атаку, стараясь овладеть мостом, чтобы -14- не дать шведам времени его уничтожить. Произошла схватка и, несмотря на геройскую защиту переправы, шведы принуждены были сдать ее и отступить.
После Шелефтенской победы Калужцы, продолжая движение берегом Балтийского моря, достигли города Умео.
В это время получилось известие, что шведский генерал Сандельс, находившийся с 3000-м отрядом при 8 орудиях у Гернефорса за рекой Берне, собирается нас атаковать. Быстрым движением вперед наши войска предупредили его намерение. За несколько верст до шведского авангарда они разделились на две колонны: одна пошла на фронт прямо, а другая в обход направо.
Колонны с трудом подвигались вперед по неведомым тропинкам. Ноги натыкались на пни, ветви били в глаза, царапали лицо и руки. Туман час от часу становился плотнее и непрогляднее. Наступившие уже сумерки еще более затрудняли движение. Поздно вечером, Калужский полк, выйдя из леса, наткнулся неожиданно на шведский авангард, который, заслышав шум от приближения наших войск, стал в ружье и открыл учащенный огонь. Безмолвный и мрачный лес вмиг огласился перекатными залпами и осветился тысячами вспыхивающих огоньков. Калужцы не смешались, а, быстро рассыпавшись, ответили таким же огнем и почти тотчас же бросились в штыки. Ночь и туман скрывали от глаз противников и только по выстрелам можно было заключить, что наши берут верх. Неприятель отступил. Следом за ним Калужцы перебежали мост так неожиданно для генерала Сандельса, что ворвавшись в занятый им дом, чуть -15-  было не захватили его за неоконченным ужином. Почти в то же время другая наша колонна появилась на фланге шведского лагеря, стоявшего в 1 1/2 версте за рекою. Шведы в беспорядке бежали, разобрав позади себя на реке мосты.
Последний и решительный удар шведам был нанесен нашими войсками у Севара и Ротана, после которых Швеция заключила с нами мир. По этому миру к России были присоединены Финляндия вплоть до реки Торнео и Аландские острова на вечные времена.
В память этой войны все участники в ней получили серебряные медали на голубой ленте с надписью: «За поход в Швецию через Торнео 1809 года». Как вынесли этот поход наши войска — свидетельствуют слова приказа графа Каменского: «Не могу довольно нахвалиться усердием, храбростью и неустрашимостью всех чинов. Из одного боя войска поспешали к другому. С поля сражения делали тотчас форсированные марши; после форсированных маршей вступали опять в бой с тою же быстротой и бодростью духа и непоколебимою храбростью, которые всегда знаменовали их». -16-
 

* * *
 

После шведской кампании Калужский полк, переименованный в 1811 и году из мушкатерских в пехотный, участвует в войне с французами.
В июне 1812 года император французов Наполеон перешел пограничную реку Неман и вступил на русскую землю. Армия его, превосходившая более полумиллиона человек, состояла не из одних французов, в ней находились немцы, итальянцы, поляки и много других покоренных им уже народов. Меньше чем в половину Россия могла выставить против Наполеона войск; но «не в силе Бог, а в правде,» и наши войска не только победили полчища врагов, но и преследовали их остатки далеко за границы нашего отечества. В начале Наполеон со своею главною армиею направился к сердцу России — матушке Москве; а часть войск послал на Петербург. Чтоб недопустить противника в нашу столицу — Петербург, был назначен корпус графа Витгенштейна, к составу которого принадлежали и Калужцы.
19-го июля граф Витгенштейн атаковал у деревни Клястиц французский корпус Удино. Сражение началось в три часа утра по сигнальному выстрелу, и 23-й Егерский полк ворвался было в деревню, -17- занятую французами, но потерпел неудачу и был отброшен. Ободренные своим успехом, колонны противника атаковали наш центр, но были остановлены и приведены в замешательство сильным артиллерийским огнем. Тогда, по приказу корпусного командира, Калужцы и Севцы кинулись в штыки на фронт противника. Атакованные одновременно нашими войсками и с флангов, французы не выдержали и побежали к реке Нише. Тут, желая преградить нам путь, они зажгли единственный через реку мост. Но батальон Павловского полка (теперь Лейб-гвардии Павловский полк) бросился на пылающий мост и по пятам врага перебежал его. За Павловцами следовали Калужцы и другие наши полки, и неприятель был выбит из деревни Клястиц, причем нами было взято в плен 12 офицеров и 900 нижних чинов. Посланный преследовать отступавшего противника генерал Кульнев был поражен пушечным ядром, которое оторвало ему обе ноги. Умирая, генерал Кульнев сорвал с шеи Георгиевский крест и отдал солдатам его, говоря: «Увезите этот крест, чтобы неприятель не знал, что ему удалось убить русского генерала!»
Отряд Кульнева отступил на свои главные силы, и наседавшего противника между мызою Старый Двор и Головщица, встретил граф Витгенштейн. Не однократные атаки французов были отбиты. Тут особенно отличился Калужский и прочие полки 5-й дивизии. В баталионных колоннах с барабанным боем эти полки внесли смятение и беспорядок в ряды противника и перешли в наступление. Напрасно французы сильным огнем артиллерии стремились остановить наше движение — наши войска всюду их опрокидывали и только темнота ночи прекратила -18- преследование нами разбитого врага, который в этот день потерял до 2000 человек.
В августе Калужцы приняли участие в двух дневном сражении у Полоцка. В первый день, 5-го августа, граф Витгенштейн атаковал два французских корпуса, занимавших Полоцк. Упорный бой продолжался целый день, но нельзя было сбить 40000 французов, когда у нас было всего 20000. На другой день,
6-го августа, французы атаковали нас. В 5 часов вечера французское ядро пробило комнату в деревне Пресминице, в которой как раз в это время обедал наш корпусный командир. Этот выстрел был сигналом к атаке, и сильные французские колонны двинулись на нас так неожиданно, что первое время привели в замешательство. Но затем наши войска оправились, кинулись в ружье и встретили врага лицом к лицу на
тех же местах где стояли бивуаком. Неприятель шел безостановочно и, опрокинув стрелков наших, достиг было уже батарей, но полки 5-й дивизии, свернувшись в колонны, пошли им на встречу и с помощью артиллерии, которой адский огонь -19- вырывал целые ряды французов, остановили наступление.
Хотя Полоцк и остался в руках неприятеля, но французы уже не решались итти далее на Петербург узнав с кем имеют дело, а остались на месте. В то же время другой французский корпус, шедший было в Ригу, остановился в Динабурге тоже в бездействии.
Подвиги графа Витгенштейна и его войск успокоили Государя и Россию: теперь нечего было опасаться за то, что неприятель может угрожать Петербургу. Имя храброго Витгенштейна прославлялось на всю Россию и сделалось народным, а Государь наградил его орденом Св. Георгия 2-й степени и пожизненной пенсией.
Пока происходили сражения графа Витгенштейна у Клястиц и Полопка, Наполеон все подвигался внутрь России и после знаменитого Бородинского сражения 2-го сентября занял Москву. Но не долго он гостил в Белокаменной. Чтобы ничего не досталось врагу, жители сами зажгли город со всех концов— и «запылала матушка Москва, как свеча перед Богом!»
Вскоре французы стали терпеть недостаток в продовольствии, — да какой еще, что кошки и крысы считались у них за лакомство. От холода и голода в войсках стали распространяться болезни. Оставаться дольше в Москве стало невозможно, и Наполеон попробовал итти вперед, но 6-го октября при Тарутине потерпел такое поражение, что счел за лучшее убраться восвояси.
Началось отступление французов из России! Трудно описать какие бедствия пришлось перенести французским войскам, изнуренным всевозможными -20- болезнями и лишенным пищи и крова. Настали суровые морозы, к которым русским не привыкать стать, привыкшие же к теплу французы коченели от холода и замерзали сотнями на каждом ночлеге. Наши войска по пятам гнали противника и разбивали то тот то другой их корпус.
Не мало приносили горя врагу и добровольные воины — православные мужички: стар и мал поднялись они и, вооружаясь кто чем попало, кто вилами, кто топором, а кто и просто дубиной, составляли они дружины и, выбрав из себя старшого, шли на француза. Бабы не отставали от мужей и, вооружась вилами да цепами, где только могли не давали спуску. Кто не слыхал про старостиху Василису? Была она бабища здоровенная, набрала народу и навела страх на француза, а раз даже окружила целую вооруженную партию, забрала ее живьем в полон и доставила по начальству в свою родную деревню Сычевку.
6-го и 7-го октября Калужцы вторично были в сражении под Полоцком. На этот раз атака графа Витгенштейна окончилась полной удачей, и после двухдневного кровопролитного боя французы были выбиты из города и отступили за Двину. После Полоцких сражений полк наш вместе с остальными войсками преследовал противника, и принял участие в делах при Чашниках и Смолянцах, а также и в сражении при Студянке, где при переправе через реку Березину войска французские, превратившиеся в толпы оборванных, кое-как вооруженных людей, потерявших всякий воинский вид, погибли почти окончательно, и только жалкие остатки их ушли за границу.
Вскоре после того Калужцы наравне с прочими -22- полками всей нашей армии, преследуя разбитого на голову противника, перешли границы России и вступили во владения Пруссии,
15-го декабря — через 6 месяцев по переходе Наполеона чрез Неман — ни одного вооруженного 4 неприятеля не осталось на земле русской.
С тех пор ежегодно, в день Воплощения Спасителя, Россия с молитвою вспоминает свое избавление «от нашествия французов с двунадесятью языки».
В память этой войны в Москве сооружен великолепный храм во имя Христа-Спасителя. На стенах этого храма перечислены все полки, участвовавшие в войне 1812 года, а также и офицеры, за Веру, Царя и Отечество на полях битв живот свой положившие. Там записано много офицеров и нашего полка.
Всем участникам войны, названной Отечественной, потому что в защиту Отечества поднялся весь народ, за Отечество встали все сыны его, были выданы серебряные медали с надписью: «Не нам, не нам, а и Имени Твоему». Калужскому же полку за отличие и мужество, им оказанные, Высочайшим приказом 13 апреля 1813 года, пожалован Гренадерский бой. -23-
 

* * *

 

Изгнав французов из России, наша армия преследовала врага и за пределами своего отечества, где Калужский полк пробыл около двух лет. Против Франции войну вели тогда уже мы не одни, а в союзе с нами были Пруссия, Австрия, Англия и некоторые другие государства. При своих армиях, разделяя с ними ратные труды, находились наш Император Александр I-й, а также Король Прусский и Император Австрийский.
Во время этого заграничного похода наш полк участвовал почти во всех славных боях 1813 года, которые закончились знаменитым сражением 6-го и 7-го октября при Лейпциге, названным «битвою народов». Затем Калужцы вступили в пределы Франции, и здесь, 13-го февраля 1814 года, приняли участие в сражении при Бар-Сюр-Обе, в котором они особенно отличились.
В этот день корпус графа Ватгенштейна, в третью колонну которого князя Горчакова входил наш полк, был назначен содействовать союзному австрийскому корпусу в овладение городом Бар-Сюр-Обом, занятым французами. Австрийский корпус назначался действовать с фронта, а наш корпус обходным движением должен был преградить отступление -24- французов за реку Обу. В полдень наши войска атаковали противника, расположенного на высотах впереди города, но были отброшены и в беспорядке отступили, Находившийся при войсках Прусский король Фридрих-Вильгельм с своим Наследным Принцем наскоро приводил смешавшиеся полки в порядок и снова посылал их в атаку, а второго своего сына Принца Вильгельма — нашего будущего Шефа — послал с приказанием к князю Горчакову. Передав приказание, Его Высочество остался при Калужском полку. Между тем, граф Витгенштейн, опасаясь, чтобы противник, кинувшись между союзными корпусами не разъединил их, приказал князю Горчакову вместо обходного движения обратиться против правого крыла французов. Не успела колонна князя Горчакова из походного порядка построиться в боевой, как была атакована многочисленною кавалериею и двумя пехотными дивизиями. В эту решительную минуту наш Калужский полк, имея во главе Принца Вильгельма и командира полка полковника Савинича, быстро спустился в овраг, отделявший его от противника, и по крутому скату взобрался вверх. Капитан Ягодовский с головным батальоном ударил во фланг противника, опрокинул его, но тут же за свой подвиг поплатился раною. С этого момента судьба сражения была решена! За Калужцами стремительно следовали и остальные полки, и началось общее наступление союзных войск. Тогда Маршал Удино, командовавший французами, отступил с занимаемой позиции и хотел удержаться в городе, но был выбит и оттуда.
За означенное сражение наш Император пожаловал принцу Вильгельму Орден Св. Великомученика Георгия 4-й степени. Это был первый орден, заслуженный -25- принцем Вильгельмом на поле сражения еще в чине капитана, и орден этот Его Высочество так высоко ценил, что, не расставаясь с ним всю жизнь, унес с собой в могилу в 1888 году. Тем же орденом был награжден нашего полка капитан Ягодовский. Полку же нашему Высочайшим приказом, состоявшимся 27 апреля 1814 года, пожалованы знаки на головные уборы с надписью «за отличие».
После Бар-Сюр-Обского сражения Калужцы участвовали в победоносном марше союзных войск к столице Франции и 18 марта штурмуют Париж. В этот день на их долю выпали атака и взятие Роменвильских высот, а также и кладбища Пер- Лашеза, при чем полками 5-й дивизии было отбито четыре неприятельских пушки.
Наконец Париж сдался и 19 марта русские знамена развевались над столицей Франции. Так завершилась многолетняя борьба России с Францией, покрывшая вечною славою нашу армию. Все участники взятия Парижа получили медали с надписью: «За взятие Парижа 19 марта 1814 года». -26-

 

***

 

 

 



return_links();?>
 

2004-2019 ©РегиментЪ.RU