УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Гернет М.Н. История царской тюрьмы, т. 2,

М., 1951

 

Предисловие ко 2-му изданию

Предисловие к 1-му изданию

Глава 1. История тюремного законодательства
§1. Литература о тюрьме в России к 1825 году

Интерес в русском обществе к тюремному вопросу в первой четверти XIX века. Иностранная литература, проникавшая в Россию по тюремному вопросу. Русская юридическая литература начала XIX века. Каталог библиотеки Смирдина. Юридические книги в частных библиотеках. Переводы Бентама и Беккариа. Сборники и журналы по уголовному праву на русском языке. Первая книга о тюрьме в России в 1799 году и увлечение «филадельфийской системой». Оценка Марксом «тюремной филантропии». Перевод на русский язык книги Пена — основателя пенсильванской системы 1790 года. Перевод сочинения Бентама «Паноптика», или новая система «содержания невольников», 1805—1811 гг. Статья Говарда в «С.-Петербургском журнале» 1805 года о тюрьмах в Голландии. Журнал «Театр судоведения» 1791 года и переводные статьи в нем о тюрьмах и отражение классовых интересов на проектах тюремной реформы. Статья Свиньина о лондонских тюрьмах 1805 года. Статьи 1819 года в «Вестнике Европы» о французском боготворительном тюремном обществе и действительный характер этой деятельности. Издание в 1822 году перевода книги Веллерме о тюрьмах во Франции и ужасном их состоянии. Учебники уголовного права начала XIX в. в России не касались тюремного вопроса

§2. Своды учреждение и уставов о содержащихся под стражею 1832 и 1842 годов
Первый законодательный сборник о тюрьмах «Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражею и о ссыльных» (Свод законов, т. XIV, 1832 года). Количественное соотношение статей о тюрьме и о ссылке. Скудость содержания статей о содержании под стражей. Влияние сословной принадлежности на условия содержания по закону 1832 года. Переиздание Свода 1832 года и 1842 года. Увеличение числа статей с 171 до 1056 не сопровождалось качественным улучшением Свода. Создание арестантских рот и милитаризация тюрьмы. Военизирование тюрьмы, как проявление общей политики Николая I превратить Россию в одну огромную казарму. Закон об исправительном заведении и рабочем доме в Петербурге. Запреты и пышные декларации в этом законе — позорном памятнике классового неравенства.
§3. Лишение свободы по Уложению 1845 года
Уложение о наказаниях 1845 года — детище Николая I и широкое использование его другого детища — арестантских рот. Виды лишения свободы по этому Уложению. Разделение осужденных на «изъятых и неизъятых». Проведение классовых различий при лишении свободы по Уложению 1845 года еще более ярко, чем в предшествующем законодательстве. Преобладающая роль лишения свободы в этом Уложении. Неподготовленность правительства к осуществлению на практике огромной роли наказания лишением свободы. Наша разработка материалов уголовной статистики о лишении свободы за период после издания Свода 1832 года до издания Уложения 1845 года и после издания этого Уложения. Таблица осужденных уголовными палатами за 1841 —1845 гг. Таблица осужденных судами низших инстанций за 1847—1851 гг. Мероприятия правительства после издания Уложения 1845 года: устройство эшафотов, позорных столбов, дрог для перевозки преступников на лобное место, клейм для клеймения каторжан, беглых и ссыльных

§4. Проект тюремной реформы 1845 года
Неосвещенный в нашей литературе проект тюремной реформы после издания Уложения 1845 года. Архивные материалы по этому проекту. Инициатива Николая I в создании этого проекта После осмотра им лондонской одиночной тюрьмы. Критика Кутузовым проекта устройства одиночных тюрем. Критика Кутузовым жестокостей репрессивной борьбы с преступностью в Англии. Проект одиночной тюрьмы в Петербурге. Широчайшее понятие дисциплинарных проступков заключенных. Закрытие комитета тюремного преобразования
§5. Устав о содержащихся под стражею 1857 года
Новое издание в 1857 году Устава о содержащихся под стражею не изменило его прежнего содержания. Классовое различие, дух николаевской военщины, прописная мораль и религиозная проповедь. Изменения в Уставе общества попечительного о тюрьмах. Принудительный набор его членов, стеснение общественной самодеятельности членов общества. Крайняя скудость содержания тюремного устава объясняется господством произвола во всех областях государственной жизни

§6. «Продолжения» к уставу о содержащихся под стражей за период 1858-1870 годов
Характер изменений Устава содержащихся под стражею. Перевозка привилегированных арестантов в вагонах III класса, а низших сословий — в товарных вагонах. Введение судебной реформы 1864 года и расширение роли ареста. Различие этого наказания для различных классов. Арестные избы в волостях. Арестные помещения при становых приставах. Фиктивная роль прокурорского надзора. Временные правила исправительных приютов для несовершеннолетних. Ограничительное толкование Сената прав прокурорского надзора за местами лишения свободы
§7. Циркулярные распоряжения по местам заключения
Циркулярные распоряжения за 1826—1870 гг. Центральное руководство тюрьмами тратило попусту слова, где было нужно дело. Увеличение числа циркуляров по десятилетиям. Повторение одних и тех же запретов о проносе запрещенных предметов, о переполнении тюрем, о разделении заключенных по полу, по важности обвинения, по званию и пр. Содержание арестантов в два-три раза выше нормы. Самобичевание тюремного управления в циркуляре 1864 года. Преступное состояние мест лишения свободы. Состояние больниц, смирительных домов, рабочих домов по данным ревизии. Ревизии тюрем Косаговским. Прежнее отвратительное состояние тюрем. Крепостное право в тюрьмах после его отмены законом 1861 года. Циркуляр 1870 года о преднамеренном допущении побегов арестантов с целью их убийства. Употребление кандалов в тюрьмах и циркуляр 1859 года. Первые издания сборника циркуляров по тюремной части в 1880 году, начиная с 1859 года. Погодное число циркуляров о тюрьмах за 1859 по 1870 гг. Тематика этих циркуляров очень скудна. Общая характеристика циркуляров по тюремной части
§8. Проект тюремной реформы в 60-х годах
Собирание материалов министерством внутренних дел о состоянии тюрем в 1857—1859 гг. Сводка полученных ответов в записке 1866 года о преобразовании тюремной части в России. Пять частей этой записки: 1) очерки действующих законов; 2) обзор мер правительства об улучшении тюрем; 3) положение тюрем теперь; 4) предположения с мест об улучшении тюрем; 5) министерство внутренних дел об устройстве тюрем. Проект 1869 года об исправительных тюрьмах. Его нереальность. Работа бюрократического аппарата по составлению проекта. Лабиринт разнообразных «мнений» и «заключений» по тюремной части. Отказ от тюремной реформы. Внимание периодической печати к состоянию тюрем в связи с усилением арестов в среде революционно-демократических кругов интеллигенции в эти годы. Стеснение местной цензуры критических статей о состоянии тюрем
§9. Законодательные акты 60-х годов
Перечень законов, оказавших влияние на увеличение тюремного населения. Замена лишения свободы телесными наказаниями непривилегированных. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, и отражение в нем классовых различий. Неправильность утверждения проф. Таганцева о том, что закон поколебал устой различного наказания для различных сословий. Классовый подход тюремного законодательства еще более углублялся на практике

Глава 2. Строительство Петропавловской крепости в 1825-1870 годах
§10. Состояние куртин и бастионов

Рукопись «Летопись Петропавловской крепости» как источник ознакомления с куртинами и бастионами. Сырость в них и безрезультатность всех ремонтов. Описание всех частей крепости к началу интересующего нас периода. Архивное дело 1828 года — «Ведомость о всех содержащихся под стражею и помещающихся на квартирах в С.-Петербургской крепости и т. д.» Перечень в «Ведомости» куртин и бастионов. Указания, чем или кем они были заняты. Отметки относительно 52 камер о необходимости их ремонта. Отдельные здания в крепости. Строительство в куртинах и бастионах после 1828 года и до 1870 года
§11. Состояние Алексеевского равелина
Архивное дело «По исправлению дома, состоящего в Алексеевском равелине С.-Петербургской крепости». Приспособление в 1841 году в Трубецком бастионе дома для холостых военных нижних чинов для помещения секретных арестантов. Состояние Алексеевского равелина к 1857 году. Описание дома Алексеевского равелина за 1862—1865 гг. сотрудником администрации этой тюрьмы
§12. Бастионы и куртины 1850-1870 годов
Устройство сада для прогулки арестованных привилегированных сословий и карцеров для непривилегированных. Сведения об устройстве казематов в различных куртинах и бастионах за период 1850— 1870 гг. Арестантские камеры в Невской и Екатерининской куртинах. Рост революционного движения в 1860-е годы и решение устроить новую специальную тюрьму для обвиняемых в государственных преступлениях. Торжество закладки одиночной тюрьмы Трубецкого бастиона в 1870 году
Глава 3. Декабристы в Петропавловской крепости, на суде и в тюрьмах
§13. Восстание декабристов
В. И. Ленин и И. В. Сталин о декабристах. Герцен о декабристском восстании. Октябрьская революция о восстании декабристов. Печатное издание об этом восстании. Алфавитный список участников восстания и лиц, прикосновенных к нему. Свод показаний декабристов. Общее положение России по показаниям Трубецкого, Каховского, Кюхельбекера и др., не вошедшие в Свод показаний. Показания декабристов о крепостном праве. Программы по политическому устройству. Учреждение следственной комиссии по делу о восстании
§14. Царь в роли следователя и сыщика

Первый день царствования Николая I был первым днем исполнения им роли следователя-сыщика. Разнообразный подход к допрашиваемым. Притворство и мстительность царя. Опубликование в 1924 году записок Николая I о декабристском восстании. Превращение Зимнего дворца в полицейский участок. Наша обработка сведений о часах доставки в крепость декабристов

§15. Царь-тюремщик

Собственноручные записки Николая I при отправке декабристов в крепость. Его отметки о месте заточения и о режиме. Беззаконное распоряжение о заковывании в кандалы
§16. Декабристы в Петропавловской крепости
Описание декабристами их пребывания в тюрьмах. Выяснение мест заключения декабристов в крепости. Список декабристов, заключенных в Алексеевский равелин. Описание условий содержания узников. Воспоминания об этом декабристов и архивное дело 1826 года. Отношение сторожей из инвалидной команды к заключенным. Особая строгость заточения в Алексеевском равелине. Свидания и переписка заключенных лишь по разрешению царя-тюремщика. Поступление в крепость солдат-декабристов
§17. Декабристы перед Следственной комиссией

Состав тайного комитета по расследованию Дела о декабристах. Ничем не прекрытая пристрастность расследования. Сравнения тайного комитета декабристами с инквизицией. Воспоминания Фон-Визина, Якушкина, Цебрикова. Благодарность царя членам следственной комиссии. Порядок допроса арестованных. Индивидуальные дела о каждом арестованном. Опросные пункты. Ответы на вопрос о виновниках свободомыслия декабристов. Показания о привлечении к движению, кроме дворян, представителей других сословий
§18. Суд над декабристами

Превращение в обвинительный акт статьи о декабристском восстании, предназначенное для иностранной печати. Отсутствие даже внешнего беспристрастия, спокойствие тона в этом акте. Отсутствие всяких ссылок на закон. Загромождение ссылками на показания умерших. Крайняя односторонность изображения. Доказательство личного вмешательства царя в ход следствия. Предварительное рассмотрение царем проекта окончательного донесения (обвинительного акта). Манифест 1 июня 1826 г. об учреждении верховного суда. Состав этого суда из представителей высшей бюрократии и высшего духовенства. Роль Сперанского в суде над декабристами, раскрытая архивными материалами. Распорядок судебного следствия. Ревизионные комиссии верховного суда. Деление обвиняемых на разряды. Постановка приговора. Отношение членов суда к смертной казни. Составление Сперанским приговора. Принятие этого проекта судом. Критика этого приговора как юридически неправильного. Конфирмация приговора царем 10 июля 1826 г.

§19. Исполнение приговора над декабристами

Двойственная роль царя при выборе способа смертной казни для пятерых декабристов. Свидание Муравьева-Апостола с сестрою перед казнью и предсмертное письмо Рылеева к жене. Приговор над солдатами и матросами. Исполнение смертного приговора над пятью декабристами. Исполнение приговора над офицерами — военными моряками. Перевоз декабристов в Сибирь. Отношение населения к осужденным.
§20. Декабристы в крепостях после приговора

Тайный комитет 31 августа 1826 г. по исполнению приговора над декабристами, осужденными в ссылку. Отправка в Сибирь первых восьми декабристов, приговоренных к каторге. Содержание осужденных в крепости Петропавловской, Шлиссельбургской, Кексгольмской и др. Сокрытие в тайне заточения Поджио. Заточение в Алексеевском равелине Батенкова. Описание декабристом Лорером содержания в Алексеевском равелине. Пребывание декабристов Пущина, Бестужевых и других в Шлиссельбургской крепости. Перехваченные третьим отделением письма декабристов-шлиссельбуржцев
§21. Декабристы в тюрьмах Сибири

Размещение первых восьми каторжан-декабристов на солеваренном заводе в Усолье и на винокуренных Александровском и Николаевском заводах. Инструкция о назначении декабристов в Нерчинские рудники. Предание суду иркутского губернатора за послабления декабристам. Декабристы в Благодатском руднике. Приезд сюда Волконской и Трубецкой. Перевод из Благодатского рудника в Читу. Условия пребывания в Чите. Ново-Читинский острог. Увоз декабриста Кор-ниловича из Читы в Петербург. Его записка об условиях заточения декабристов. Попытка восстания на Зерентуйском руднике. Постройка новой тюрьмы в Петровском железном заводе. Пеший переход сюда декабристов. Описание здания тюрьмы. Режим пребывания в Петровском остроге. Перевод отдельных декабристов на положение ссыльнопоселенцев. Тяжесть жизни таких ссыльных. Смертность ссыльных декабристов. Пребывание декабристов на Кавказе. Манифест 1856 года о помиловании декабристов. Цифры декабристов, умерших в ссылке. Декабристы после ссылки. Каторга и ссылка декабристов не дали Николаю I и его преемникам желанных результатов
§22. Жены декабристов в Сибири

Разоблачение истинной роли Николая I в деле переезда жен декабристов в Сибирь. Отсутствие женщин среди осужденных декабристов. Несомненное знание женами декабристов о заговоре. Политическое значение переезда жен декабристов в Сибирь. Беззаконность запрещения таких переездов. Система препятствий для таких выездов. Проводы Волконской в Сибирь. Стихотворение Пушкина «Во глубине сибирских руд» и ответ Одоевского. Перечень женщин, уехавших в Сибирь. Жестокое запрещение брать детей с собой. Секретное предписание царя о поездках жен декабристов. Первые встречи жен декабристов с мужьями. Значение пребывания жен декабристов в ссылке. Огромная смертность детей декабристов в Сибири. Смерть Муравьевой. Рост политического сознания жен декабристов
Глава 4. Петрашевцы в Петропавловской крепости, на суде и в тюрьмах

§23. Петрашевцы
Правительственные сообщения о деле петрашевцев 1849 года. Социальный состав петрашевцев. Выявление ими различия экономического положения различных классов. Показания Буташевича-Петрашевского
§24. Петрашевцы в Петропавловской крепости

Резолюция Николая I с благословением о производстве обысков и арестов в ночь с 22 апреля 1849 г. Алфавитный список провокатора Липранди. Заключение 43 арестованных в казематы крепости. Узники Алексеевского равелина, Трубецкого, Зотова и в куртинах. Литераторы среди арестованных по делу Петрашевского. Описания Ахшарумовым пребывания в заточении. Описание Кузьминым Никольской куртины. Пребывание Ф. М. Достоевского в Алексеевском равелине. Описание Петрашевским его пребывания в Алексеевском равелине
§25. Следствие по процессу петрашевцев

Следствие по делу петрашевцев шло дорогою, проторенною процессом декабристов. Приемы следствия. Постановления комиссии 31 августа 1849 г. Издание института истории Академии наук СССР по делу петрашевцев. Обоснование Петрашевским своего общественного мировоззрения

§26. Роль царя в исполнении приговора

Приговор комиссии по делу петрашевцев. Отмена его генерал-аудиториатом. Смертный приговор через расстрел. Конфирмация приговора царем. Замена казни уже на эшафоте. Роль царя в выработке церемониала казни. Декларация царского правительства о деле петрашевцев. Цензурные исправления в декларации царем. Архивное дело об исполнении приговора над петрашевцами
§27. Петрашевцы в тюрьмах
Места, в которых отбывали наказания петрашевцы. Подробности пребывания Достоевского на каторге. Конспиративное письмо Достоевского к брату. Отношение к Достоевскому и к Дурову офицерской молодежи и тюремного врача. Начало писания «Записок из мертвого дома». Царь учел опыт наказания декабристов ссылкою на каторгу и на поселение. Воспоминание Ахшарумова о заточении. Письмо Петрашевского матери с пути в ссылку. Его жизнь в Сибири и смерть

Глава 5. Писатели - революционные демократы 60-х годов в Петропавловской крепости

§28. Передовые русские писатели в рядах борьбы с царизмом

Эпоха реформ 60-х годов, вынужденных натиском новых общественных отношений, вносила компромиссный характер. Усиление борьбы против царизма и писатели — революционные демократы: Михайлов, Обручев, Чернышевский, Шелгунов, Писарев — узники Петропавловской крепости
§29. М.И. Михайлов в крепости

Обнаружение в 1861 году в Петербурге прокламации «К молодому поколению». Арест Михайлова. Коллективное обращение писателей к министру по случаю ареста Михайлова. Репрессии по приказу царя подписавшим это обращение. Содержание воззвания «К молодому поколению». Приговор Сената по делу Михайлова. Описание Михайловым Невской куртины. Перевод его на главную гауптвахту. Описание выставления Михайлова у позорного столба. Пребывание Михайлова в Шлиссельбургской крепости и в Тобольском остроге. Пребывание его в Кадаинском руднике. Ранняя смерть поэта и его стихотворение к «Молодому поколению».................
§30. В.А. Обручев в крепости

Заключение Обручева в Алексеевский равелин за распространение «Великоросса». Описание Обручевым Алексеевского равелина. Приговор его к каторжным работам и выставление у позорного столба
§31. Д.И. Писарев в крепости

Заключение критика Писарева 3 июля 1862 г. в Невскую куртину. Литературные работы Писарева в крепости. Более чем четырехлетнее пребывание его в крепости не поколебало твердости его духа. Из писем его к матери. Отношение В. И. Ленина к творениям Писарева . . . ....................
§32. Н.В. Шелгунов в крепости

Шелгунов перед военным судом по обвинению в пропаганде. Переписка аудиторского департамента с III отделением. Литературная работа Шелгунова в Алексеевском равелине. Его статья об одиночном заключении. О составе библиотеки Алексеевского равелина в 60-е годы. Опись имущества Алексеевского равелина в 1864 году. Из статьи сотрудника администрации Алексеевского равелина о режиме. Шелгунов после выхода из крепости
§33. Н.Г. Чернышевский в Алексеевском равелине

В. И. Ленин о значении Чернышевского для русского революционного движения. Впечатление в Петербурге после ареста Чернышевского. Обнаружение в архивном деле письма об аресте Чернышевского. Литературные занятия Чернышевского в равелине. Письма о нем Пыпиной. Пребывание Чернышевского в равелине. Его голодовка, его протестующие письма генерал-губернатору Суворову. Доказывание им произвола следственной комиссии. Свидания Чернышевского с родными

§34. Следствие и суд над Чернышевским

Секретное признание III отделения об отсутствии юридических доказательств виновности Чернышевского. Его арест 7 июля 1862 г. Подготовка подлогов и лжесвидетельств для его осуждения. Заявление об этом самого Чернышевского и Некрасова. Высказывания об этом Маркса и Энгельса. Согласие царя на подлоги. Экспертиза почерков в Сенате после Октябрьской революции. Убожество юридической мысли в приговоре. Осуждение Чернышевского в каторжные работы
§35. Чернышевский у позорного столба

Выставление Чернышевского 19 мая 1864 г. у позорного столба. Протест против этого передовой общественности. Описание очевидцев и агентов III отделения. Обращение Герцена в зарубежном «Колоколе» к царскому правительству по поводу осуждения Чернышевского
§36. Чернышевский в тюрьмах Сибири

Пересылка Чернышевского в Сибирь. Конфискация первого его письма из Сибири. Его пребывание на Нерчинском руднике в Кадае. Посещение его женой. Перевод его в Александровский завод. Общение с другими политическими заключенными. Перевод в разряд испытуемых. Возвращение его в острог. Запрещение жене Чернышевского поездки к мужу. Сокращение его переписки. Высочайшее беззаконное нарушение условий жизни писателя в качестве ссыльнопоселенца. Пребывание его в Вилюйске. Инструкция о надзоре за ним. Архивный документ с описанием пребывания Чернышевского в Вилюйске. Посещение писателя каракозовцами. Панический страх администрации перед возможностью побега Чернышевского. Попытка его освобождения революционерами. Его литературные занятия и уничтожение им написанного. Стеснение его переписки с родными. Стеснение его передвижения в Вилюйске. Материальные условия существования. Разработка архивных материалов Вилюйского полицейского управления. О переписке писателя. Все стеснения жизни Чернышевского были бессильны сломить его революционную твердость. Переезд в Астрахань и Саратов в 1883 году. Его смерть
Глава 6. Узники бастионов и куртин Петропавловской крепости
§37. Узники бастионов и куртин в 1825-1830 годах

Отсутствие в печати сведений о куртинах и бастионах Петропавловской крепости. Их узники из Польши 1825-1828 гг.

§38. Участники холерных беспорядков 1831 года в заточении

Причины холерных беспорядков. Воспоминания Никитенко. Бун г 4 июля 1831 г. в Петербурге. Заключение арестованных в крепость. Распространение холеры в крепости
§39. Особые группы заключенных

Две группы заключенных. Отдельные случаи заточения: чиновник Павлов, секундант А. С. Пушкина подполковник Данзас. Нижние чины, заключенные в 1836—1868 гг. по воле царя. Несколько сот заключенных в крепость 1843—1844 гг. без суда по подозрению в воровстве и мошенничестве. Безграничный произвол такого заключения. Отзыв начальника III отделения. План министра внутренних дел об уничтожении в столице воровства и мошенничества. Передача царем его права заключения в крепость чиновнику Синицыну, взяточнику и вымогателю. Аресты на улицах и налеты на квартиры обывателей. Издевательства Синицына над заключенными в крепость, бритье им половины головы и полбороды. Действия комиссии по уничтожению воровства в столице. Громадный процент смертности заключенных в крепость
§40. Обвиняемые в агитации против крепостного права

Из дел III отделения об агитации против крепостного права. Воззвания к солдатам с призывом к вооруженной борьбе. Воззвания, направленные против помещиков. Прокламация с основами конституции. Арест заподозренных двух священников и дьякона. Продолжение разбрасывания прокламаций
§41. Заводские крестьяне в Петропавловской крепости

Тайное общество из крепостных заводских рабочих в Пермской губернии для свержения крепостного права. Восемь новых узников Никольской куртины. Устав тайной организации. Текст воззвания рабочих. Образовательный уровень учеников заводского училища, арестованных в 1837 году. Приговор царя об арестованных рабочих. Образование комиссии об ограничении доступа низших сословий к образованию
§42. Участники студенческих волнений в Петропавловской крепости

Студенческие волнения 1861 года в Петербурге. Их политический характер. Рапорты коменданта о числе узников студентов. Состояние
камер. Описание пребывания студентов в крепости. Воспоминания поэта Михайлова. Студенческая молодежь омолодила старую крепость. Демократизация студенческой молодежи
Глава 7. Узники Алексеевского равелина

§43. Статистика узников равелина за 1825-1870 годы
Статистика — термометр противоправительственного общественного настроения. Погодные цифры поступления в равелин
§44. Список заключенных в Алексеевском равелине, начиная с декабристов и до 1870 года

Материалы для составления этого списка
§45. Политические узники в равелине

Узники равелина — представители революционных и оппозиционных течений политической мысли России. Бейдеман — узник 1861—1881 гг. Его дело и условия его заточения. Перевод его в Казанский дом душевнобольных и смерть в 1887 году. Покушение Каракозова на царя. Критика Лениным индивидуального террора. Пытка Каракозова непрерывными допросами, а также увещеваниями священника. Воспоминания Худякова об угрозе пыткой. Суд над каракозовцами. Приговор Каракозова к казни. Суд над 11 и 25 каракозовцами
§46. Политические лжедоносчики и уголовные преступники в равелине

Роль доноса во внутреннем управлении империи. Наказание за ложный донос. Фантастический донос Парецкого. Отбор уголовных преступников для заключения в равелин. Генерал — автор подлогов. Князь Трубецкой — похититель чужой жены с ее согласия
Глава 8. Шлиссельбургская крепость

§47. Сведения о строительстве Шлиссельбургской крепости в 1825-1870 годах
Ремонт Секретного дома Шлиссельбургской крепости и корыстное злоупотребление коменданта в 1826 году Донесение 1838 года коменданта о состоянии Секретного дома. Проекты 1849 года расширения тюрьмы в Шлиссельбурге. Ремонт 1850 года и одной камеры в 1852 году. Описание Секретного дома участником польского восстания Брониславом Шварце в 1860 году

§48. Инструкция 15 июня 1849 г. по Шлиссельбургской крепости

Поручение Николая I составить инструкцию по Шлиссельбургской крепости. Характеристика инструкции 1849 года. Верхние или крепостные казематы. «Инструкция особой команде при секретных арестантах Шлиссельбургской крепости». Условия содержания в крепости. Характеристика комендантами заключенных

Глава 9. Узники Шлиссельбургской крепости

§ 49. Материалы по составлению списка узников
Причина присылки в Шлиссельбургскую крепость нередко не известна. Обычная присылка сюда без суда. Ежемесячные Доклады коменданта царю о заключенных
§50. Сведения об узниках Шлиссельбургской крепости за 1826-1870 годы

Причины заключения в крепость. Сословие узников. Сроки пребывания. Смертность и душевные заболевания в крепости. Самые молодые узники крепости. Декабристы в крепости. Участники восстания в Польше. Каракозовец Ишутин в крепости. Арестованные по религиозным делам. «Сведения о числе заключенных в Шлиссельбургскую крепость за 1828—1870 гг.». Вновь найденные дела Шлиссельбургской крепости за первую половину XIX в.
§51. Тайное общество братьев Критских

Характеристика этого общества. Юный возраст членов. Следственная комиссия по делу Критских. Недостаточно доказательств по делу и разрешение его административно
§52. Узники Шлиссельбургской крепости по делу о «О распевании пасквильных песен»
Заключение без суда троих распевателей «пасквильных песен» в Шлиссельбургскую крепость и отдача шестерых в солдаты. Арест Герцена и Огарева
§53. Изобретатель подводной лодки в Шлиссельбургской крепости

Шлиссельбургская крепость губила не только жизни, но и русские таланты. Узником сначала Алексеевского равелина, потом Шлиссельбургской крепости оказался автор проекта подводной лодки. Отзывы об этом проекте специалиста. Покушение на самоубийство Чертовского
§54. Тридцать восемь лет в Шлиссельбурге (Лукасинский)
Польский патриот Лукасинский. Его прошлое перед заключением в крепость. Пребывание в крепости с 1830 года по 1868 год. Отказ царя от помилования Лукасинского. Записки Лукасинского. Отказ в свиданиях с родными через 37 лет заточения. Смерть Лукасинского

§55. Агент III Отделения Роман Медокс
Первое преступление Медокса. Предложение Медоксом услуг царю в качестве политического доносчика. Его освобождение и обман им царя. Новое заточение в крепость
§56. Предатель декабристов Шервуд-Верный в заточении

Предательство Шервудом декабристов. Награждение его царем. Мошенничество Шервуда. Снисходительное к нему отношение правительства. Новое мошенничество и заточение в крепость. Помилование
§57. Лейб-гвардии подпоручик мошенник Бринкен

Прикрытие пышными фразами царя его беззакония в деле Бринкена
§58. Миллионер граф Потоцкий - "узник" крепости

Классовое правосудие в деле графа миллионера Потоцкого. Роскошные условия его пребывания в крепости. Освобождение. «Подвиги» Потоцкого. Подкуп им представителей власти
§59. Михаил Бакунин в заточении

Среди узников Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей было немного просивших об их помиловании. К числу их принадлежит Михаил Бакунин. Отрицательная характеристика Марксом Бакунина. Просьба Бакунина о помиловании подтверждает эту характеристику. Стремление Николая I заполучить Бакунина из-за границы. Заключение его в Алексеевский равелин в 1851 году. Его «Исповедь» и значение ее для психологии одиночного заключения. Письма его из крепости к родным. Перевод его в Шлиссельбургскую крепость в 1854 году. Переписка с родными. Просьба о помиловании. Ссылка в Сибирь и побег за границу
Глава 10. Монастырские тюрьмы

§60. Из секретных архивных дел о монастырских тюрьмах середины XIX века
Пример заточения в монастырь по «высочайшему» повелению в интересах высшего бюрократа
§61. Сведения о строительстве и режиме монастырской тюрьмы на Соловках за 1826-1870 годы
Проект Николая I об устройстве тюрьмы в Соловках в 1826 году. Проект инструкции для Соловецкой тюрьмы. Ремонт тюрьмы в Соловках в 1827 году. Описание тюрьмы. Надстройка в 1841 году нового этажа тюрьмы. Ревизия тюрьмы в 1835 году. Эксплуатация приписных крестьян. Отказ арестантов от присяги новому царю. Нападение англичан на остров в 1854 году
§62. Сведения о строительстве и режиме монастырской тюрьмы в Суздале за 1826-1870 годы
Устройство в 1823 году в Суздале монастырской тюрьмы. Описание тюрьмы во второй половине XIX века. Сведения о состояний тюрьмы во второй половине XIX века. Режим тюрьмы во второй и третьей четверти XIX века. Душевнобольные арестанты. Инструкция 1855 года. Мнения настоятеля монастыря об отдельных узниках. Тюремная библиотека
§63. Узники монастырской тюрьмы в Суздале и на Соловках

Число узников в Суздальской монастырской тюрьме. Вопросы в анкетах об узниках Суздальского монастыря. Сроки пребывания в монастырской тюрьме Суздаля. Душевнобольные арестанты. Их перевод в больницы или оставление в тюрьме. Узники по религиозным делам. Секта Татариновой. Литература о тюрьме в Соловках. Списки заключенных. Монастырские тюрьмы при других монастырях
Глава 11. Общеуголовные тюрьмы

§64. Материалы о состоянии тюрем в 1825-1870 годах
Официальные материалы, статьи в газетах и журналах. Учебники по уголовному праву. Записки Достоевского «Из мертвого дома». Записки декабриста Колесникова. Мемуары Ахшарумова, поэта Михайлова, Герцена
§65. Места предварительного заключения

Приказ 1843 года в Петербурге о состоянии мест предварительного заключения. Состояние этих мест заключения. Воспоминания Герцена. Воспоминание профессора Костомарова
§66. Этапные тюрьмы

Архивное дело 1827 года. Воспоминание декабристов. Описание Колесниковым этапов и полуэтапов. Описание Максимова и Мельшина. Ревизия тюрем флигель-адъютантами. Ужасное состояние тюрем по отчетам ревизоров. Проект принца Гольштейн-Ольденбургского ввести «ступальные мельницы» в тюрьмах по образцу английских. Замена Николаем I лишения свободы солдатчиной. Состав заключенных в московской тюрьме в 1827 году
§68. Быт тюрьмы в 50-х годах XIX века

Записки Достоевского «Из мертвого дома». Воспоминания петрашевца Ахшарумова. Борьба заключенных с режимом «мертвых домов». Тюремные развлечения. Тюремная администрация. Тюремная больница
§69. Анкета о состоянии тюрем в конце 50-х и начале 60-х годов XIX века
Первое обследование тюрем в России конца 50-х и начала 60-х годов. Опубликование результатов этого обследования. Число тюрем. Расходы на их содержание. Годы постройки тюрем. Состояние тюрем в отдельных городах. Приковывание арестантов к стене
§70. Статистика тюремного населения

Статистические материалы за 1825-1870 гг. Отражение классовой юстиции на уголовной статистике 1834—1845 гг. Статистика министерства за 1834—1840 гг. Отражение на ней крепостного права. Крестьянские волнения. Восстание военных поселян. Восстание крестьян в Казанской губернии 1861 года. Участники польского восстания в тюрьмах. Осужденные за бродяжничество в тюрьмах. Определение числа заключенных за 1854 год. Обвиняемые военно-окружных и военно-морских судов. Рост применения тюремного заключения с 1860—1866 гг. Изменение репрессий в 1868 году сравнительно с 1860 годом и увеличение роли тюрьмы (в %). Отсутствие тюремной статистики за изучаемый период

 

Предисловие ко 2-му изданию

 

Пересмотренный второй том первого издания «Истории царской тюрьмы» дополнен мною для второго издания на основе изучения архивных материалов и ознакомления с новой литературой, опубликованной за последние четыре года. Из архивных материалов, дополнительно использованных для второго тома, наибольшее значение имеют дела Центрального Государственного исторического архива (ЦГИА) в Москве по фонду особого присутствия правительствующего Сената (ОППС) об узниках Петропавловской крепости — писателях революционных демократах М. Налбандяне, М. Михайлове и Н. Чернышевском.
В частности, я остановился подробнее на почти неосвещенном в нашей литературе эпизоде, относящемся ко времени пребывания Чернышевского в Алексеевском равелине, а именно на его голодовке там. Подлинное сенатское производство дела Чернышевского позволило мне выявить исполненное замечательного мужества поведение обвиняемого перед судьями и возмутительное пристрастие к нему высшего судилища в угоду реакции. Мне кажется, что большой интерес представляют строки из остававшегося до сих пор неизвестным письма Чернышевского к жене, посланного ей в Саратов из равелина и непропущенного к ней. Выдержкой из этого письма я заканчиваю свой очерк о Чернышевском и таким образом довожу до сведения советских читателей то, что хотела сохранить в тайне от народа царская администрация.
Вновь найденные в Ленинградском Центральном Государственном военно-историческом архиве дела Шлиссельбургской крепости за первую половину XIX века позволили внести некоторые пополнения в очерк по истории этой крепости и, в частности, узнать о заключении в крепость грузинского царевича Окропира и о судьбе изобретателя подводной лодки Чернявского.
Глава об узниках Шлиссельбургской крепости пополнена новым параграфом о пребывании в этой крепости и в Алексеевском -3- равелине Михаила Бакунина. Поведение его во время заточения в обе крепости, его «Исповедь» перед Николаем I и «всеподданнейшее» прошение к Александру II стали известными лишь после революции и с новой силой подтвердили правильность той в высшей степени отрицательной характеристики Бакунина, которую дал ему Карл Маркс.
Ввиду того интереса, который представляет вопрос о революционизирующем влиянии русской и иностранной литературы на декабристов, может быть не лишне отметить в этом предисловии воспроизводимое мною показание декабриста Кюхельбекера перед следственной комиссией о широком распространении среди читателей запрещенной рукописи сочинения Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву».
В добавление к прежним иллюстрациям я воспроизвожу в этом издании снимок с картины художника Ю. М. Козьмичева «Гражданская казнь Н. Г. Чернышевского». Картина представляет особый интерес ввиду написания ее на основе изучения автором секретных архивных документов III отделения об этой казни Чернышевского.

Автор

-4-

 

Предисловие к 1-му изданию

 

Второй том нашей книги посвящен истории царской тюрьмы в период 1825—1870 гг. Вся уголовная политика царизма, и его тюремная политика в частности, определялись в это время разложением старого феодально-крепостнического строя под влиянием развития новых, капиталистических отношений.
Борьба нового со старым происходила по всему фронту. Но всего сильнее шла она вокруг крепостного права: среди оборонявшихся были только дворяне, среди наступавших — вся многомиллионная крестьянская масса и немногие передовые люди из дворян.
Мы начинаем этот второй том со времени восстания 14 декабря 1825 г. — с тех, кого Ленин назвал, наряду с Герценом, «самыми выдающимися деятелями дворянского периода» истории русской революции, и доводим изложение до 70-х годов. Таким образом, том охватывает и начало «разночинского» периода революционного движения.
После крестьянской реформы 1861 года в России стал быстро развиваться капитализм как общественно-экономическая формация; с последующих десятилетий на смену революционерам-разночинцам в царской тюрьме и ссылке начинают появляться первые борцы за пролетарскую революцию. История тюрьмы этих десятилетий составит содержание следующего, третьего тома книги.
Против крепостного права и против уродливого разрешения вопроса об его отмене актом 19 февраля 1861 г. одни поднимали свой голос, другие — оружие. Декабристы из «Общества соединенных славян» записали в своем уставе: «Не желай иметь раба, когда сам быть рабом не хочешь». Еще сильнее говорили против крепостного права на своих собраниях в 1845—1849 гг. члены кружка, сформировавшегося вокруг М. В. Буташевич-Петрашевского из числа небогатых дворян и разночинцев, вписавших после Декабристов новые страницы в историю царской тюрьмы. Следующие -5- страницы в ее истории принадлежат узникам Петропавловской крепости из числа писателей — революционных демократов — Н. Г. Чернышевскому, Д. И. Писареву, Н. В. Шелгунову и др. Кроме легальной печати, эти писатели использовали в своей политической борьбе против царизма также и подпольный типографский станок.
В ту же эпоху 60-х годов одиночные камеры Петропавловской крепости были заполнены теми, которые так или иначе были связаны своей революционной деятельностью с Герценом и Огаревым и были заняты распространением в России зарубежных изданий этих борцов против царского самодержавия и крепостного права.
Конечно, борцов против крепостного права и узников различных тюрем давало в большом числе и само крестьянство. В 30-х годах XIX в. казематы куртин и бастионов Петропавловской крепости впервые за время ее существования приняли в свои стены участников первой организации из рабочих-крестьян пермского завода, ставившей себе целью борьбу за уничтожение крепостного права.
За несколько лет перед тем (1831 г.) вся центральная и местная администрация в ряде губерний была поставлена на ноги для розыска авторов большого числа разнообразных прокламаций-листовок против крепостного права, упорно разбрасываемых по разным местам Владимирской губернии. Жандармские налеты, многочисленные аресты крепостных и дворовых людей, выделявшихся из крепостной крестьянской массы по уровню развития и по образованию, не остановили этой пропаганды против крепостного права и самодержавия.
В то время, как арестованные по этим делам попали в число узников Петропавловской крепости, общеуголовные тюрьмы Новгородской губернии в том же 1831 году заполнились восставшими военными поселянами. Позднее, вплоть до конца интересующего нас периода, такие же тюрьмы заполнялись участниками крестьянских восстаний в целом ряде других губерний. Мы встретимся с ними в последней главе об общеуголовных тюрьмах.
Отсутствие фактического материала о царских тюрьмах не позволило нам выявить условия пребывания в различных тюрьмах участников этих массовых крестьянских выступлений с той подробностью, которой они заслуживают. Рапорты и донесения разных чиновников не обращали на это никакого внимания, сосредоточивая его на описании подробностей происшедших волнений и восстаний. При этом значительная часть участников крестьянских восстаний подвергалась различным видам телесных наказаний. -6- Эти последние занимали в уголовной политике царизма николаевской эпохи самое выдающееся место. В более важных с точки зрения правящего класса случаях такие телесные наказания нередко являлись мучительным видом смертной казни.
Для феодально-крепостнической эпохи характерны не только государственные, но и помещичьи тюрьмы. Память о них совершенно затерялась среди прочих ужасов и воспоминаний крепостного права1.
В 1846 году 21 января, т. е. всего за 15 лет до отмены крепостного права, закон подтверждал власть помещика без суда, по собственному его усмотрению ссылать своих крепостных в Сибирь на поселение, бить их палками и розгами и сажать в свои помещичьи «сельские тюрьмы». Правда, закон этот определял высший срок такого заключения в тюрьму в два месяца и устанавливал, что лишение свободы должно происходить по общим правилам, предписанным для тюрьмы (ст. 1860 Уложения о наказаниях 1846 года). Но эти оговорки оставались, конечно, пустым звуком при фактической неограниченности власти помещиков.
В 80-Х годах прошлого века писатель Короленко вспоминал об одной такой помещичьей тюрьме. На берегу Волги между Нижним и Васильсурском было имение Шереметьева — Юрино. Его называли «шереметьевской Сибирью». «Прежде здесь было нечто вроде феодального замка, впоследствии сгоревшего, — писал Короленко. — Над этим пепелищем носятся до сих пор мрачные рассказы о казематах и даже подземельях, в которых томились шереметьевские ослушники. Полиция едва смела показываться в шереметьевских владениях, и никто не смел вмешиваться в отношения Шереметьева к его рабам»2.
Октябрьская революция, сделавшая доступными для историков бывшие царские архивы, раскрыла перед нами и тайны помещичьих тюрем. Не строя специальных тюрем, помещики превращали в них свои подвалы, погреба, амбары и сараи. В поисках отягощения условий заключения они сажали малолетних крепостных в чуланы, конуры и даже в печь. Обычное в правительственных тюрьмах заковывание узников в кандалы применялось помещиками в совершенно неограниченных размерах и притом в еще более жестоких изобретенных ими формах. Крепостных приковывали к особым устроенным для этого столбам, к бревнам, к стенам сараев, к жерновам. -7-

Когда в процессе архивной работы нам попадался случай особенно возмутительной расправы помещика с крепостными, то казалось, что перед нами предел человеческой жестокости, дальше которого итти уже некуда. Но работа продолжалась, и новые случаи далеко оставляли за собою прежние, снова и снова побивая рекорд бесчеловечности.
Часто встречались дела, когда жертвами расправы были девочки-подростки и маленькие дети. 25 декабря 1836 г. в г. Александровске Екатеринославской губернии умерла 11-летняя девочка Лисоконенкова. За год перед тем она вместе с братом, матерью и отцом была куплена у одного помещика неким Кривозубовым. Будучи начальником инвалидной команды, этот Кривозубов мог распоряжаться тюрьмой и гауптвахтой. Без законных оснований он посадил купленного им крепостного отца девочки в тюрьму, предварительно в целях глумления обрив ему голову. Жена этого крепостного, перенесши жестокое телесное наказание, скрылась неизвестно куда. Но главной жертвой истязателей Кривозубовых сделалась девочка Мария Лисоконенкова. Для нее были изготовлены специальные кандалы, натиравшие ей ноги в кровь. Закованную в кандалы, ее периодически сажали на гауптвахту и бросали в погреба при доме Кривозубовых. Закованный ребенок попадал в темную холодную подземную тюрьму, отмененную законом даже для взрослых. Девочку наказывали розгами до потери сознания, предварительно распяв ее. В заточении ее мучили голодом. Она пыталась утопиться, но была поймана. В декабре того же года эта девочка, страдавшая от голода, ггошла просить милостыню и отморозила себе руки и ноги. Несмотря на это Кривозубова, хозяйка, избила ее палкой и плетью, привязав к перекладине и предварительно раздев до нага. На другой день она снова била ее, на этот раз по голове. В результате на следующий день девочка умерла3.
В другом случае закованным в кандалы узником помещика оказался мальчик 12 лет. Вместе с отцом и матерью он был запродан одним помещиком другому (1850 г.). Отец его бежал, но потом тайно вернулся и доставил своего сына в волостную контору с жалобой на жестокие побои помещика. Оставив мальчика в волостной конторе, крестьянин снова бежал. Помещик забрал мальчика, заковал его в шейную цепь и посадил на цепи в свою тюрьму-сарай. Через два дня девушка, принесшая ему хлеба и воды, нашла его мертвым. По заключению врача, смерть мальчика «последовала от чахотки легких и затвердения селезенки, -8- развитию же болезни могли содействовать как побои, так и душевно-страдательное состояние»4.
В 1858 году помещик Загорский придумал способ лишать свободы крепостного дворового мальчика 13 лет, сажая его в печь, где находились раскаленные уголья5. Вина мальчика заключалась в том только, что он тратил на еду больше времени, чем это хотелось помещику.
В 1837 году виленский помещик барон Торнау был изобличен в систематическом и строго организованном истязании и лишении свободы своих крепостных крестьян. Этот барон имел в своем распоряжении колодки, ножные кандалы с цепями, которыми он приковывал своих арестантов к бревну; он надевал на провинившихся особые железные обручи, тоже с приделанной к ним цепью. Большой любитель кандалов всякой формы, барон Торнау приковывал своих крестьян цепями к жерновам и, обрив им голову, заставлял их молоть зерно. Поистине, он оправдал пословицу: «у всякого барона своя фантазия». Вся его фантазия была направлена на измышление способов истязаний и глумления. Казалось бы, что этот изобретатель и коллекционер кандалов, колодок, обручей и всяких цепей, по крайней мере, сам займет место в тюрьме. Ничего подобного не произошло. Все дело кончилось отобранием от барона подписки, что впредь он будет обращаться с крепостными кротко6.
В 1848 году таким же любителем кандалов был князь Трубецкой. Трудно сказать, он ли помогал во всех зверствах своей жене или княгиня была деятельной помощницей своего мужа. У них был специальный столб, к которому Трубецкие приковывали крестьян; они заковывали крепостных в ножные кандалы на продолжительное время, даже на срок до трех лет, били их розгами, кнутом и руками. Следствие выяснило, что из всех крепостных женщин только три оказались ненаказанными. Соседние помещики отозвались полным незнанием о проделках Трубецкого, получившего в округе славу «лихого князя». В противоположность помещикам соседние крестьяне вполне подтверждали зверства княжеской супружеской четы7
В отношении помещичьих тюрем мы могли привести примеры лишь тех незаконных случаев лишения свободы, которые случайно становились известными центральной власти. Из архивных дел видно, что случаи эти большей частью сходили для помещиков -9- безнаказанно. Если Николай I, этот «первый дворянин и помещик России», снисходительно относился к нарушителям закона, к палачам-тюремщикам из дворян, то совсем незаметно проходило широкое использование помещиками их «законного» права сажать крепостных в свои тюрьмы. К тому же лишение свободы провинившихся крестьян, конечно, по широте применения далеко уступало наказаниям их розгами, палками и пр.
Феодально-крепостническая эпоха накладывала свою яркую печать на тюрьму еще и в том отношении, что все законодательство о лишении свободы за интересующий нас период проводило самое резкое различие между условиями заключения лиц привилегированного класса и лиц других сословий. В первой главе, давая исторический очерк развития тюремного законодательства, мы раскрываем этот классовый подход к режиму заключения во всех изданиях Устава о содержащихся под стражею и во всем уголовном законодательстве, начиная с 1832 и до 1870 гг. Различия эти проводились совершенно открыто, без всякой маскировки и без всякого стеснения на страницах законодательных сборников, так же как и на практике.
С самым началом изучаемого нами периода истории царской тюрьмы (1825—1870 гг.) совпало учреждение Николаем I в 1826 году пресловутого «Третьего отделения собственной его императорского величества канцелярии» как центрального органа политического сыска и борьбы за самодержавие9. Архивы этого отделения дали нам обильные материалы по истории таких центральных государственных тюрем, как Петропавловская и Шлиссельбургская крепости. История этих крепостей отражает различные этапы развития русского революционного движения, а описанные нами эпизоды нередко являются красочными иллюстрациями безудержного произвола царизма, его беспредельной жестокости и героической борьбы с ним революционеров.
III отделение, между прочим, имело прямой своей задачей охрану православия. В этом отношении оно шло рука об руку со святейшим Синодом. Многие из узников описанных нами монастырских тюрем на Соловках и в Суздале попадали сюда по представлениям обоих этих учреждений, и бывали случаи, когда сектанты находили «приют» в Шлиссельбургской крепости, а политические -10- заключенные — в монастырских тюрьмах. Дружеское единение высшего духовного органа и жандармерии было формально закреплено образованием в 1838 году по губерниям «особых секретных совещательных комитетов по делам о раскольниках, сектантах и отступниках от православия». Членами этих комитетов являлись местные губернатор, архиерей, председатель палаты государственных имуществ и жандармский штаб-офицер10. Комитеты сами приводили в исполнение свои решения, не указывая, однако, что они исходят от этих вновь образованных секретных органов объединенного религиозного и политического сыска.
Задачей III отделения, отразившейся на истории царской  тюрьмы, была борьба царизма с национально-освободительными ; движениями всех угнетенных народностей России. Некоторые из этих движений давали заключенных лишь в местные губернские тюрьмы и не оставили следов в архивах центральных государственных тюрем. Наоборот, оба восстания в Польше (1830 и 1863 гг.) и национальное движение на Украине (1847 и 1862 гг.) дали узников и в Петропавловскую и Шлиссельбургскую крепости. Тот факт, что некоторые борцы против национального гнета не попали в эти центральные тюрьмы, отнюдь не свидетельствует о более легкой их участи. Вспомним Тараса Шевченко. Из тюрьмы III отделения он прямо был отправлен в ссылку на службу солдатом сначала в Оренбург, потом в Орскую крепость, Раимское укрепление, на Аральское море, в Новопетровское укрепление. Царь собственноручно добавил к этой ссылке запрещение писателю и художнику писать и рисовать. Один такой запрет стоил для Шевченко тяжелой каторги. В одном из его писем у него вырвался крик: «Смотреть и не рисовать — это такая мука, которую поймет только истинный художник». Однако художнику удавалось нарушать царские запреты. В этом томе мы помещаем его зарисовки с натуры картин из быта царской тюрьмы. Добавим, что Шевченко оставил нам несколько строк стихотворения, написанного во время его пребывания в одиночной -11- камере III отделения. Он написал их, увидав через решетку тюремного окна шедшую на свидание с сыном старуху-мать Костомарова (известного историка, арестованного одновременно с Шевченко по тому же делу Кирилло-Мефодиевского общества). По словам биографа Шевченко, «вид подавленной горем матери и вся тюремная обстановка вызвали в сердце поэта глубоко прочувствованное, простое и дивно прекрасное стихотворение»11.
Из других национальностей, имевших своих «представителей» в Петропавловской и Шлиссельбургской крепостях, в составленном нами списке заключенных в Алексеевской равелине стоит имя известного армянского писателя Микаэла Налбандяна12.
В 1949 году армянская общественность отметила 120 лет со дня рождения Налбандяна не только как своего великого писателя, но и как героического борца против царизма и как единомышленника Чернышевского. По словам его биографа, «всей своей деятельностью он способствовал приобщению армянского народа к передовой идеологии русской революционной демократии». И подобно Чернышевскому призывал к активной борьбе против существовавшего строя. Налбандян писал: «Если не объявить крепостного вместе с землей совершенно свободным... то крепостной разрешит этот вопрос сам — при помощи топора»13.
Из разысканного нами архивного дела Сената выяснились некоторые подробности по судебному процессу Налбандяна. Он был арестован 14 июня 1862 г., немедленно по его возвращении из-за границы в Нахичевань, в квартире его отца, у которого он проживал. При обыске были обнаружены: альбом с фотографиями Гарибальди, Мадзини и др., письма эмигрантов и словарь для условной переписки. На следствии Налбандян отрицал предъявленное к нему обвинение в сношениях с Герценом, Огаревым и Бакуниным и объяснил, что принял поручение Бакунина о передаче писем его родственникам с просьбою оказать денежную помощь его жене для выезда за границу к мужу. Показателем отношения -12- армянского населения, высоко ценившего арестованного писателя, служат результаты так называемого «повального обыска», т. е. опроса жителей Нахичевани о личности арестованного. Такой «обыск» (опрос) требовался уголовным судопроизводством того времени. Было опрошено 100 человек из числа жителей Нахичевани, и все они отозвались о Налбандяне самым лучшим образом, не убоявшись его ареста по политическому делу14.

Арестованный в 1862 году за сношения с лондонскими пропагандистами (Герценом и др.), он провел в Алексеевском равелине почти три года и подлежал ссылке в Вятскую губернию. Известный профессор доктор Боткин удостоверял опасность, угрожавшую жизни тяжело больного Налбандяна при ссылке его на север. Было представлено ходатайство об отправке его в южные города. Настоящей насмешкой звучал полученный ответ — о ссылке писателя в «южные города Вятской губернии». Сам Налбандян просил направить его в Таврическую губернию, поясняя, что жизнь его «может продлиться только при благоприятных климатических условиях». Министерство внутренних дел отказало в этом, считая, что армянина нельзя направить в Крым, и сослало его в город Камышин Саратовской губернии. Здесь он умер через четыре месяца. Тело его было перевезено в родной город Нахичевань, и похороны вылились в грандиозную народную демонстрацию. Армянский народ чтит память не только своего национального писателя, но и своего политического и общественного деятеля.
Последнюю главу этого тома мы посвящаем общеуголовным тюрьмам. Неиспользованные до настоящего времени различные материалы, в особенности архивные, позволили нам выяснить ужасное состояние этих тюрем, их режим и быт и выявить колоссальное количество тюремного населения за весь период 1825—1870 гг. Таким образом, «качественная» характеристика состояния тюремного дела в России получает еще большую рельефность при ознакомлении с «количественной» — с приведенными нами цифрами уголовной статистики. Для получения этих цифр мы подвергли обработке оставшиеся совсем не использованными отчеты министерства юстиции царской России. Цифры показывают, как за период 1825—1870 гг. все более и более возрастала роль тюрьмы в уголовной репрессии и как классовая дворянская юстиция отправляла в тюрьмы, в эти вертепы грязи, произвола и разврата, все новые и новые десятки тысяч заключенных. -13-
Как и в первом томе, мы помещаем ряд иллюстраций, значительная часть которых появляется в печати впервые.
Наименования архивов, из которых мы извлекаем материалы для этого тома «Истории царской тюрьмы», обозначены нами сокращенно, а именно: Центральный Государственный исторический архив в Москве — ЦГИА в Москве, Центральный Государственный архив древних актов в Москве — ЦГАДА в Москве, Центральный Государственный военный исторический архив в Москве—ЦГВИА в Москве, Центральный Государственный исторический архив в Ленинграде — ЦГИА в Ленинграде, Центральный Государственный военный исторический архив в Ленинграде — ЦГВИА в Ленинграде. -14-
 

Примечания


1 Об уложениях помещиков для их крепостных крестьян, см. Гернет, История царской тюрьмы, т. I, § 2.
2 Р Г. Короленко. Полное собрание сочинений, т. IX, СПБ 1914, стр., 151.
3 ЦГИА в Москве. Всеподданнейшие доклады III отделения собственной е. и. в. канцелярии, 4 эксп., 1850, № 152.
4 Тот же архив, те же доклады, 4 эксп., 1848, № 63.
5 Тот же архив, те же доклады, 4 эксп., 1837, № 80.
6 Тот же архив, те же доклады, 4 эксп., 1848, № 110.
8 ЦГИА в Москве. Всеподданнейшие доклады III отделения собственной е. и. в. канцелярии, 4 эксп., 1837, № 250.

9 В. Богучарский, Третье отделение собственной е. и. в. канцелярии о себе самом — «Вестник Европы» март 1917 г., кн. 3. Автор статьи воспроизвел интересный документ в виде секретного обзора деятельности за несколько десятков лет. См. также М. Лемке, Николаевские жандармы и литература 1826—1855 гг., изд. 2-е, СПБ, 1909. Автор начинает очерк с истории Ш отделения.

10 ЦГИА в Москве. Фонд III отделения, 1 эксп., 1838, № 245.  Об учреждении в губерниях секретных совещательных комитетов по делам о раскольниках, сектантах и отступниках от православия (на 699 листах). О характере этого нового органа произвола и угнетения можно судить, например, по запретам раскольникам совершать свадьбы с употреблением музыкальных инструментов, особых свадебных поездов при многочисленном стечении в молельной раскольников или в присутствии православных. Запрещалось совершать погребение на раскольничьем кладбище в то время, как происходило погребение на соседнем православном кладбище (л. 652, оборот, и 653).
11 А. Конисский, Жизнь украинского поэта Тараса Григорьевича Шевченко, Одесса, 1898, стр. 258. См. в русском переводе Т. Г. Шевченко, Кобзарь. Избранные стихотворения, 1930. Указанное стихотворение переведено на русский язык слишком вольно — с отступлением от оригинала

12 ГИА в Москве. Фонд III отделения, 1 эксп., 1862, № 230, ч. 76. «О революционном духе в России и о распространении по сему случаю возмутительных воззваний». В архивном деле Налбандян именуется Налбандовым. Сравнительно с первым изданием II тома сведение о Налбандяне расширены в этом, втором издании.

13 В. Амазаспян, Гордость армянского народа. К lzU-летию со дня рождения М. Налбандяна. — «Литературная газета» 16 ноября 1949 г.

14 ЦГИА в Москве, Фонд 102, опись 1, № 65, 5 департамент, 1 отделение, сенатское производство. «Определение о лицах, обвиняемых в сношениях с лондонскими пропагандистами» (л. 309, оборот).

 

далее



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU