УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Голодолинский П.П. История 3-го драгунского Сумского Его Королевского Высочества Наследного Принца Датского полка,

М., 1902

 

Предисловие

Глава 1. Связь полка с казачеством.—Происхождение казачества. — Их историческое прошлое. — Причина переселения казачества.—Места поселения Сумского полка.—Город Сумы.—Сумы в 1665 году и главные местечки.—Характер населения.—Устройство полка.—Вооружение, одежда, снаряжение и лошади.— Полковник Слободского казачьего полка.—Его права и обстановка —Полковые клейноды. — Старшие чины полка,.—Церкви, выстроенный полком в Сумах.—Первый полковник Сумского полка.—Царская грамота полку в 1677 г.—Служба полка.—Набеги татар.
Глава 2. Смерть Богдана Хмельницкого.—Возстание Выговского.— Возстание Брюховецкого.—Нападение крымских татар на Сумокий полк.—Заслуги полка.—Царская милость и грамота полку.—Бунт Стеньки и Фролки Разиных. — Волнение Слободской Украйны. — Бродяжничество. — Увеличение населения в Сумском полку.

Глава 3. Чигиринский поход в 1677 г. — Причина войны. — Письмо турецкого султана к казакам. — Ответ казаков султану—Осада Чигирина.—Чудесное отступление турок.—Военныя действия с турками.— Бой 11 августа.— Отступление турок.— Письмо Серко.— Похвальная грамота полку за Чигиринский поход.—Возвращение полка. — Поход на крымского хана 1686 г.—Поход осенью и зимою, в 1688 и 1689.—Переговоры и мир с крымским ханом.—Отступление армии и нападение татар на полк,— Возвращение полка — Награды Кондратьеву. — Падеж в походе лошадей от безкормицы.—Прием в полку посла Зотова.

 

 

Предисловие

 

Боевое поприще этого старейшего полка русской конницы выступает перед нами в самых ярких красках его боевой славы. Похвальный царские грамоты, Георгиевские серебряный трубы, отличие на шапках, Георгиевский штандарт и лавровые петлицы—являются живыми доказательствами заслуг полка. Еще рельефнее выступают заслуги, когда вспомним, что все высшие награды полк получил в эпоху Наполеоновских войн, в боях уже не с дикими народами и турками, а имея перед собою противника, образцово обученного. 27 июня 1901 года исполнилось 250 лет со дня основания полка. За этот период времени в полку произошло много перемен.
Неизменным осталось лишь одно особое постоянство полка, которое вылилось в лучшую форму преданности Дарю и Родине. Боевые же подвиги, свидетельствуют о славном духе полка. Примеры дедов и отцов полка, как живые образы, носящиеся всегда перед сумцами, подымали в них дух решимости, который всегда доходил до полного самоотвержения. Славные подвиги их да послужат примером для молодежи. Имена же Кондратьева, Тутолмина, Палена, Чаликова, Дорохова, Потапова, Мелиссено, Кульнева, Крейца, Сеславина и других сумцев, составляющая гордость полка и русской конницы, останутся навек в памяти нашей.
Когда я писал историю полка и перед моими глазами проходила вся его жизнь изо дня в день, я переживал один из приятнейших моментов моей жизни. Почту для себя за особую награду, если мои товарищи, прочитав „Историю Сумского полка", испытают хотя бы наполовину то отрадное впечатление, которое было испытано мною.
Хотя законченная история полка является всецело результатом почти десятилетнего моего труда, но я не в силах был бы довести мой труд до конца, если бы не встретил полного сочувствия и готовности помочь мне со стороны всех лиц, к которым мне приходилось обращаться за справками и вообще необходимым для истории материалом. Приношу искреннюю благодарность всем этим лицам, которые своим содействием помогли мне в исполнении нелегкой задачи.
Наибольшую мою благодарность приношу нашим историкам А. В. Бильбасову, Д. И. Багалею и Н. К. Шильдеру. Покойный Николай Карлович Шильдер за год перед своею смертию, несмотря на свои личные занятия по историческим исследованиям, много помог мне, и главным образом во второй части моего труда.
Эти лица с редкою любезностью своими полезными указаниями много способствовали мне в исполнении возложенного на меня труда.
Придавая большое значение в истории полка историческо-художественной стороне, я обязан многим из того, что мне удалось в этом отношении сделать, П. Я. Дашкову, которому приношу мою особую искреннюю благодарность. Павел Яковлевич Дашков, обладатель чудного собрания исторических гравюр, для Сумского полка оказал исключительную любезность: он снабдил меня теми редкими экземплярами гравюр и портретов, которые так удачно просветляют страницы книги о далеком прошлом.
Г-а С. Сергеевича благодарю за исполненные им работы, к которым он, как просвещенный художник, отнесся с редкою серьезностью.
Ротмистр Петр Голодолинский.

 

Глава 1.

 

Связь полка с казачеством.—Происхождение казачества. — Их историческое прошлое. — Причина переселения казачества.—Места поселения Сумского полка.—Город Сумы.—Сумы в 1665 году и главные местечки.—Характер населения.—Устройство полка.—Вооружение, одежда, снаряжение и лошади.— Полковник Слободского казачьего полка.—Его права и обстановка —Полковые клейноды. — Старшие чины полка,.—Церкви, выстроенный полком в Сумах.—Первый полковник Сумского полка.—Царская грамота полку в 1677 г. — Служба полка. —Набеги татар.

История образования Сумского полка имеет тесную связь с историею запорожского н малороссийского казачества, которое, как известно, в свое время -1- сыграло видную роль в событиях польского края, а в более позднее время часть его послужила надежною опорою колонизации южных окраин России.
Казачество создалось при особых обстоятельствах и по характеру своей жизни резко отличалось от прочего населения страны. Самое происхождение казаков, их жизнь среди опасностей породили в казачестве особый образ отваги, лихости, бесстрашия и громадную ненависть ко всему неправославному.
Образование казачества состоялось при следующих обстоятельствах.
С давних времен на свободную степь, отделявшую пределы Московского государства и Польши от владений татар и крымцев, шли вольные люди, искавшие свободы и простора.
Тяжелая жизнь на родине со времени покорения Малороссии Литвою (1320 г.), обиды со стороны поляков и жидов гнали энергичных людей на «дикое поле» приднепровских степей.
Эти выходцы смешались с остатками живших здесь различных племен и с татарами, образовали в более позднее время военные товарищества,— общины, которые, поселившись на больших реках, преимущественно на их низовьях, как-то: на Днепре, Доне, Волге, Яике и Тереке, получили себе соответствующие наименования.
С умножением таких выходцев, начиная с XVI века, стали появляться уже и казачьи войска. Около 1500 года уже образовались запорожские казаки, главный стан которых, или так называемый «Кош», был ниже Днепровских порогов (за порогами Днепра, отсюда «запорожцы»).
Многочисленные притоки и заливы Днепра доставляли надежное убежище казакам. Отсюда можно было, почти безнаказанно, на легких стругах, делать набеги на берега Турции или на быстрых конях проноситься через обширную степь в Крым.
Один из первых предводителей заднепровских малороссийских переселенцев был Евстафий (Остап) Дашкович, по происхождению знатный польский дворянин. Он составил постоянное конное войско до 6.000 человек и с этой горстью отважных храбрецов не только отражал набеги татар и нападения польских отрядов, но и сам делал вторжения в турецкия владения.
Польское правительство вначале благосклонно приветствовало появление этих удалых казачьих дружин и предложило составить из них пограничную стражу от татар.
Король Сигизмунд I даровал казакам значение правильного сословия, разрешил им селиться выше порогов Днепра и по обеим сторонам его. Главным начальником всего поселения был назначен особый гетман, которому -2- подчинялись все казачьи старшины. Самое же казачество составило сословие, права которого равнялись правам польского шляхетства.
В то время, как казачество, устроившись за Днепровскими порогами и образовав собою грозное братство Запорожской Сечи, обеспечивало себя, с одной стороны, от полной зависимости от королевских старшин, а с другой — было обеспечено и хорошо ограждено сооруженными укреплениями от татарских и турецких посягательств на их родной Днепр, городовое казачество было несравненно в худших условиях. Противиться старостам в городах не было возможности. Там казаки и казакующие мещане были у старост в руках со всем своим имуществом, и положение их далеко не удовлетворяло стремлениям отделаться почти от крепостной зависимости польского панства, жидов и ксендзов. Таким образом разделенное казачество не могло слиться в плотную массу. Недовольные бросали свои родные места и уходили в привольные степи. Неудовольствие росло. Польское правительство, желая окончательно поработить малороссийское казачество и связать его крепче с собою, вздумало обратить их в католицизм.
Это обстоятельство породило унию.
Протест гетмана Коссинского кончился для него печально. Его вызвали в Брест на совет, где он был схвачен и заключен в тюрьму, предан суду, как богоотступник, и приговорен к смертной казни.
Казаки, узнав о заключении гетмана в темницу, в числе 7.000 бросились в Брест на выручку его и, встретив польские войска, разбили их. Но гетман был уже казнен. Весть о казни гетмана быстро облетела всю Украйну и послужила набатом к общему восстанию.
Выбранный в гетманы вместо Коссинского, Наливайко, разбив поляков под Чигирином, под Лубинами сам был разбит, попал в плен и сожжен в Варшаве в медном быке. Однако, жесткости поляков не унимали народное волнение, охватившее широким пламенем всю Украйну. Напротив, это еще более раздражало казачество, и среди них постоянно являлись достойные заместители тех выборных народников, которые умели умирать за святое дело... Сагайдачный, быв гетманом более 20 лет, сумел до некоторой степени умиротворить отношения казачества к полякам. Но смерть его в 1622 году снова вызвала неурядицы.
Бывшие после него гетманами Стеблевец, Конга и Жаро плохо предводительствовали. Польша не замедлила возобновить и усилить свое гонение. Со смертью же Дорошенки был выбран гетманом Григорий Черный, человек преданный полякам. В 1628 году запорожцы убили Черного, выбрали на его место Тараса Трясила, который прославил себя полною ненавистью к полякам -3- и ночным избиением их в ночь праздника «Тела Христова», и битвою, названною казаками «Тарасовой ночью». После этого поляки несколько ослабили свои притязания, и народ вздохнул свободнее. Но это длилось не долго. Снова поднялось казачество и с переменным счастием вело борьбу. Наконец явился среди них даровитый гетман Богдан Хмельницкий, который своим умом и военным образованием сумел силою оружия сыскать у поляков многие льготы для казачества.
Эти льготы, достигнутые им упорными войнами, не имели характера постоянства, они в зависимости от успеха казачьего оружия постоянно изменялись. Почему народ, не видя конца своего порабощения, стал все более и более покидать свои родные места.
Наконец вековая борьба казачества с польским панством, жидами и ксендзами близилась к концу.
Богдан Хмельницкий в конце сороковых годов XVII века напрягал последние усилия сломить ненавистную зависимость от Польши. В начале своего гетманства он удачными битвами с поляками как будто давал надежду на то близкое счастье, о котором так мечтали казаки. Но нерешительные действия Хмельницкого после поражения поляков под Зборжем поколебали веру в него, а невыгодный белоцерковский договор еще более убедил казачество, что нет им спасения от польского порабощения. После несчастного дела под Берестечком, очевидно, что Богдан Хмельницкий и сам не знал, что с ним будет, а потому не мог и не был в силах помочь своему казачеству, стать снова на твердую ногу самостоятельной жизни.
Сознавая это, Хмельницкий единственно, что мог сделать,— это подать мысль о возможности переселения казачества на жительство в Полтавщину, в Крым и в Россию, на ее южные окраины. Казачество, не видя конца нестерпимого польского ига, пользуясь объявлением гетмана свободного переселения, стало покидать свою родину по Днепру, отправляясь на места. облюбованный их предшественниками.
Московское правительство не препятствовало селению этих выходцев. Обширные пустопорожние места, лежащие между татарскими кочевьями и окраинами границ тогдашней России, служили в то время широким трактом татарских набегов, почему желательно было заслонить их. Заселение этих мест выходцами — казаками, как нельзя лучше отвечало этим целям. Они своими поселками, своим живым оплотом, прикрывали эти рубежи, как бы передовыми постами.
Таким образом казачество, заняв места в нынешней Харьковской губернии, образовало собою сторожевую дугу, правый край и центр которой -4- упирался в тогдашнюю Белгородскую (ныне Курскую) губернию, а левый примыкал к реке Северному Донцу. Поселившиеся в этих местах казаки получили в 1651 г. название «черкас», слободских казаков (от слов свободно селиться, «слободно» селиться).
В северной части, или так сказать, на правом фланге вновь населенной местности, «на диком шляховом поле», где прежде татары ходили воевать путивльские, рыльские и другие укрепленные места, поселившиеся казаки здесь и по рекам Пслу, Суме, Суле, Выре, Крыге, Олыпавке и другим получили название Сумских слободских казаков или черкас*). Это-то казачество и послужило основанием Сумского полка.
В 1652 году на возвышенной местности между р. Пслом и pp. Сумы и Сумою был устроен город, который был назван Сумами.
Документа, по которому можно было бы указать точно время образования Сумского полка, нам не пришлось разыскать; но надо полагать, это было не позлее 1651 года.
По описи царского воеводы Арсеньева, которому поручено было воздвигнуть укрепление и устроить новопришедших черкас землями и всякими угодьями, поселившихся «на диком шляховом поле», на Сумином городище, видно, что в 1653 году город Сумин или Сумы был уже отделан «весь в дубовом лесе» и в нем сделаны башни, стены, бойницы п тайник, а черкасам в городе дано место под дворы, гумна и огороды**).
Между прочим любопытно предание о происхождении названия г. Сумы.
По преданию, у реки Сумы были найдены три охотничьи сумы и будто бы это послужило причиною названия местности с ее речками. Конечно, предание это может быть верно по отношению названия речки, но, очевидно, что название города Сумы или Сумин получилось по реке Суме. Три же сумы во всяком случае имеют связь с происхождением города, а также и с полком, так как на древнем гербе города и полка на серебряном щите изображены три черные сумы с перевязями и золотыми пуговицами***).
Часть города, которая сохранилась еще и теперь, называлась «Городище». Это крутая гора, при подошве которой течет р. Псел, разделяющаяся на несколько рукавов. С восточной стороны, с другого берега Псла, и между рукавами его было много озер, что служило значительным препятствием для движения татар, и к Городищу добраться было весьма трудно; тем более, что сторона горы, обращенная к Пслу, обрывиста и крута.


*) Арх. Мин. Юст. Белгород. столб., № 4289.
**) Там же.
***) Историко-статистическое описание Харьковской епархии, отд. И. -5-


 

Городище в XVI столетии называлось «Липецким городищем» и тогда ужо было только городищем ведомства Московского. Поэтому весьма понятно, что город, памятником которого осталось городище, существовать до времен татарских, и есть предположение, что был один из городов Черниговского княжества*).
Липецкое городище долго было потомственным владением Кондратьевских, потомков первого основателя полка; это показывает, что первый сумский полковник, умный Герасим Кондратьев, был одарен хорошею военною сообразительностью, обратил внимание на это место, считал его важным опорным пунктом и в то время, когда Черкассы селились на Псле, черкасский город основали в 2-х верстах ниже Городища.
Как в военном городе, в Сумах была крепость.
По указу царя Алексея Михайловича, в 1665 году воевода Бутурлин и товарищ его Иван Чудинов осматривали город и составили о нем любопытное описание**):
«Сумин большой острог поставлен в дубовом лесу, от наугольной городовой, глухой башни, что по конец рву, от реки Пела, до наугольной острожной бойницы, что над ровом, острожные стены 42 1/2 саж., бойница 2 саж., от той бойницы до бойницы же острожные стены 42 саж., бойница 2 саж., от той бойницы до большой проезжей Ворожбинской башни острожные стены 30 саж., башня 3 саж.
От большой Ворожбинской башни до передних проезжих ворот, что ездят на мост через речку Сумку, острожные стены 52 саж., ворота 2 саж., от тех передних проезжих ворот до наугольной бойницы острожные стены 49 саж., бойница 2 саж.
От той бойницы до средней бойницы острожной стены 43 саж., бойница 3 саж.
А от той средней бойницы до фортки, что ходят по воду к р. Сумке, острожные стены 37 саж., фортка 1 саж. От той фортки до бойницы острожные стены 6Vs саж., бойница 2 саж.
От той бойницы до фортки, что на устье речки Сумки, острожные стены 47 1/2 саж., фортка 1 саж.
А от той фортки до середней бойницы, что над рекой Сумою, против полковницкой гребли острожные стены 96 саж., бойница 2Ѵ2 сажени.


*) Ист. и стат. опис. Харьк. губ.
**) Ар. Мин. Юст. Разряд, прик. Белгор. ст. Кн. № 51, 101 об,—104 об. д. № 3. -6-



А от той бойницы до передних проезжих ворот, что ездят через реку Суму на мост и на полковницкую греблю и на Путивльския и на Рыльския дороги, острожные стены 11 саж., ворота 2 саж.
А от тех проезжих ворот до середней бойницы, что над рекою Сумою по конец рву, острожные стены 110 саж., бойница 2 сажени.
От той бойницы до проезжих середних ворот, что ездят на мост, на устьи реки Сумы на новое место, острожные стены 32 саж., ворота 2 сажени.
А от тех средних проезжих ворот до угла, что над рекою Пслом, острожные стены 110 саж.
А от того угла вниз рекою Пслом до проезжих ворот, что ездят на млины и через луг на Суровицкую дорогу, острожные стены 93 саж., ворота 4 саж.
От тех проезжих ворот до бойницы, что над болотом, острожные стены 95 саж., бойница 1 саж.
От той бойницы до бойницы же городовые острожные стены 34 1/2 саж., бойница 1 саж.
А от той бойницы до фортки, что ходят на воду к р. Пслѵ, острожные стены 2 саж., фортка 1 саж.
А от той фортки до наугольной городовой башни, что близко тайника, по конец городового рву, острожные стены 26 саж.
И всего вокруг острожные стены и с башнями и с фортки 904 саж. и около большого острога выкопан ров в ширину 3 саж., а в глубину тож. Да в Сумин ж по конец посаду от р. Пела до речки Сумки выкопан ров и высыпан вал и по валу поставлены столбы в замет и над ровом поставлены кобылицы на 300 саженях».
По ведомости 1780 года, в описании города значатся полковые казармы, церкви соборные — Преображения Господня, приходские: апост. Матфея, Николая Чудотворца — деревянные и каменные, Воскресения Господня. За валом в предместьи церкви деревянные и проч.*). И теперь еще заметны остатки вала, упирающегося концами в р. Псел; по рву эта часть города получила название «Перекопа». Как и в каждом полковом городе, в Сумах было главное правительство поселенного полка, или полковая канцелярия, где заведывали всеми воинскими и гражданскими делами слобожан того полка.
Главные местечки, входившие в округ заведывания канцелярии, были: Лебедин, Недригайлов, Белополье, Лицерич, Ворожба, Сыроватка. Нижняя и Верхняя, Краснополье, Мирополье, Суджи.


*) Истор. статист. описание Харьковск. епархии, отд. II. -7-



Все население имело характер военный. Оно делилось на части, имевшие названия военные (полк, сотня), начальники этих частей были военные; народонаселение полка делилось на сословия сообразно военному управлению и воинскому быту и состояло из панства, духовенства и простого народа. Панство подразделялось на шляхетство и простых панов,- Первое имело право владеть крестьянами, другие не имели собственных крестьян, но, состоя на службе, получали во временное владение подпомощников с принадлежавшею им землею и распоряжались ими почти как собственными крестьянами; вне же службы пользовались только землею с разрешения полковников наравне с обывателями.
Любопытно то, что духовенство в слободских полках, так как и панство, состояло из шляхетства и простого. К первому принадлежали лица шляхетского происхождения и потому пользовались правом владеть крестьянами и землею; последнее не имело этих прав.
Простой народ делился на казаков, мещан и селян.
Казаки выбирались из селян и обязаны были нести военную службу; других повинностей не отбывали. Они разделялись на служащих, или реестровых, хорунжевых и пушкарей. Первые составляли собственно полк; вторые находились при полковом прапоре (штабе) и составляли гвардию полковника; последние служили при пушках.
Вооружение слободского казака состояло из сабли, пары пистолетов и сагайдака*); в начале же царствования императрицы Елисаветы Петровны во-оружение казаков состояло из пики, сабли, ружья и пары пистолетов.


*) Ар. М. 10. Раз. Пр. Белгор. ст. кн. 51 („сагайдак“—военный снаряд, состоящий из лука, налучья и стрел с колчаном). -8-


 

Точно определенной формы одежды тогда не существовало: одевались как кому вздумается. В общем же походная одежда казаков состояла из низкой овечьей шапки с суконным верхом, свиты или кобеняка, грубого серого сукна с капюшоном, синего суконного кафтана, подпоясанного широким поясом, за поясом нож и маленькая «люлька» (трубка для куренья табаку), широкие шаровары, смазные «чоботы» (сапоги). Летом лишняя одежда сбрасывалась в обоз, и казаки оставались на коне в рубахах и шароварах. Они брили бороду и носили усы.
В позднейшее лее время, в царствование Елисаветы Петровны, форма в полку установилась и состояла из синей черкески с откинутыми рукавами, голубого чекменя, голубых шаровар и барашковой шапки с голубым же верхом*).
Хотя походная одежда казаков отличалась простотой, зато дома они оде-вались богато и с болыпим вкусом. Наряды, убранство простого казака отличались от убранства полковника или сотника, но в общем убранство людей и лошадей было направлено к блеску и роскоши.
Самый главный и ценный предмет бытовой обстановки слободского казака была одежда. Верхняя одежда слобожан состояла из широких шаровар, нижнего полукафтанья и верхней одежды, черкески с откидными рукавами, на красоте которой сосредоточивались главнейшие попечения**).
Казачьи кафтаны, как окрестили одежду казаков великоруссы, делились на теплые, т.-е. меховые, и холодные. Теплые были сравнительно проще, так как не имели никаких украшений, лишь изредка полы опушались «оголками» (хвостами). Меха под эти кафтаны клались собольи, пластинчатые, пупчатые или лапчатые, лисьи,—червьи или хребтовые, красных лисиц,—и, наконец, белые хребтовые. Крылись эти меха: собольи — красным, зеленым бархатом или сукном, остальные — сукном красным, васильковым, коричневым, маковым или лимонным с искрою, светло-лимонным, а также камкою дымчатого, песочного, коричневого, василькового, осинового.
Холодные кафтаны, как бы парадные, имели более парадный вид. Для покрышки их допускались ткани более блестящие и нарядные. На этих кафтанах бывали серебряный пуговицы, мелкие, «частыя», и иногда на обеих полах по драгоценной «запонке» с изумрудами, «красными каменьями» и т. п. Кафтаны эти делались из обяри «бабереку», вишневые, золотые или яркие, темно-лимонные, — все это с золотыми и серебряными травами, затем из бархату красные и желтые, наконец, более простые из камки самых


*) Масловский. Семилетняя война.
**) Опись имущества полковника Перекрестова. Архив Харьк. университета. -9-



 разнообразных цветов. «Подпушек» непременно должен был быть другого цвета, чем покрышка: так красный кафтан имел желтый, лазоревый подпушек. Бархатный кафтан подпушался обыкновенно «тафтой», иногда даже атласом или обярью.
На изображениях малорусских полковников в их полном уборе всегда видна накинутая на плечи мантия, которая называлась «епанчой» и делалась обыкновенно темнозеленого сукна. Полукафтаны непременно подпоясывались, и на достоинство пояса обращалось большое внимание. Все кушаки были турецкие или простые шелковые, или с золотом, или с золотом и серебром. Преобладающий цвет кушаков — красный, также зеленый. Шапки, кроме обыкновенных овчинных, носились и бархатные собольи, которые нередко были на беличьем меху.
Главным украшением казачьего наряда было оружие. Красивое и ценное оружие по крайней мере столько же служило для своих специальных целей, как и для удовлетворения потребностей вкуса, стремлений к изящному. На первом плане между этим оружием стояла сабля. Самые ценные сабли были сабли турецкие. Ценные сабли имели золотые насечки, серебряные, вызолоченные оправы с черевчатыми яхонтами, с бирюзами и друг, драгоценными каменьями; «черены» (эфесы) были яшмовые, черепаховые, рыбьей кости (моржовые), у более простых сабель буйволовые; ножны хазовые оправлялись, серебром, золотились, иногда украшались также ценными каменьями, покрывались красным бархатом: ножны более простых сабель оправлялись посеребренной медью. -10-

Огнестрельное оружие обыкновенно оставлялось без украшений; но все-таки щеголяли пистолетными ольстрами (кобурами), отвороты которых шились по сафьяну или сукну золотом и серебром. Огнестрельное ручное оружие состояло из пистолетов немецкой работы и пищалей турецких, а также тульского и немецкого дела. Турецкие пищали украшались серебряными бляхами.
Нарядные лядунки и барашки (мешки для пуль) также шились золотом и серебром; рога для пороха были буйволовые или простые и оправдались серебром.
Пернач, — знак полковничьего достоинства, — был серебряно-вызолоченный, иногда по черни, и украшался бирюзой.
Седла составляли для казаков предмет не меньших забот, чем оружие. Седла были или польские, или черкасские, или русские (арчаки). Самое седло могло быть или вовсе без оправы, или писано по дереву золотом, или крыто ящуром, оправлено серебром, или серебром с бирюзой, пли украшено вызолоченными, серебряными штуками с чернью и т. п. Седельные подушки крылись красным, зеленым, гвоздичным бархатом, сафьяном, сукном, шитыми золотом и серебром. Седельные крыльца того же материала и той же отделки, как и подушки. Седельные войлоки также покрывались сафьяном или бархатом, вышивались по углам серебром, а случалось даже обкладывались немецким кружевом: золото с серебром. Для покрытия седел употреблялись также суконные платы, шитые по углам золотом и серебром. Узды были "оправныя, серебряныя», вызолоченныя, «болванчатыя" с пахвами и с наперстями. Употреблялись и попоны «красныя греческия» и попоны «черкасския, что называются коцы».
На каких же конях сидели полковники и прочие слободские казаки? Были ли у них кони черкасские, турецкие или персидские, или какие другие? Воевода Бутурлин и Чудинов. донося подробно Царю о Сумском полку в 1665 году, объясняет, что кони у казаков были породы простой и что, как видно, все казаки ездили на меринах; кобыл и жеребцов в описях не встречается. В перечислении служивных казаков Сумского полка значится: „Сумской полковник Герасим Кондратьев, на мерине, конь прост, в сагайдаке и с саблею, пара пистолетов; у него 3 сына; Ивашка 20 лет. на мерине, конь прост, в сагайдуке и проч. Полковой писарь Левонтий Савинов на мерине в сагайдаке и проч.". Если полковник, главный представитель полка, ездил на простом мерине, то лошади прочих казаков вероятно не выделялись породою. -11-
Число служащих или выборных казаков первоначально было в Сумском полку от 100 до 800 человек *).
Мещане, жители городов и местечек, занимались преимущественно ремеслами и торговлею.
Селяне разделялись на два разряда: 1) на семьи, из которых все способные замещали места убывших реестровых или выборных казаков; 2) семейства подпомощников, которые должны были вспомоществовать выборным казакам во всем, относящемся к службе. С них собирались деньги для покупки казакам лошадей, ружей, седел и платья, а во время походов и провианта.
Некоторая часть подпомощничьих дворов была назначена для взноса денег и провианта на жалованье полковым служителям.
В Сумском полку с самого его начала устройства была введена служба конная, почему и все население именовалось казаками (конниками-кавалеристами)**). Главным действующим лицом в полку был полковник, который избирался всеми чинами в полку. В более позднее время, а именно уже при Петре I, выбор этот утверждался непосредственно царем. Так, выбор в полковники Ивана Андреевича Кондратьева 1708 года взамен убитого его отца Андрея Герасимовича был представлен полковою старшиною царю Петру I. Петр, согласившись на выбор, прислал полку наказ, в котором писал: «и как к вам ся наша великая Государя грамота придет и вы б о том нам великого Государя указ ведали и того полку полковничье знамя и шестопер и всякие воинские знаки о всяких наших Государевых делах и наказы, каковы и даны наперед сего прежним Сумским полковникам и всякия наши великого Государя дела и того полку старшине и казакам имянные списки и денежную и зелейную и свинцовую казну и пушечный снаряд и всякие того полку полковые припасы отдали и во всему ему Ивану были послушны по сему нашему великого Государя указу»***).
Полковнику представлялось право жаловать по достоинству в полковые старшины и сотники, а также он мог незанятые земли и другие угодья раздавать по заслугам своим подчиненным; универсалами за своею подписью и печатью утверждали в потомственных владениях и такие же земли занимали для себя.
Приговоры о наказаниях преступников утверждались также полковниками.


*) Ар. М. Ю. Разряд, прик. Белгород. стола кн. № 51.
**) Некоторые писатели думают, что слово „казак“ на каком-либо из татарских наречий означает „конник“. Так в простом народе живет насмешливая поговорка над спешеным казаком; напр., „не казаковати Мыколи, не буде у него коня николи“,
***) Ар. М. Ю. Разряд. Прик. св. № 47 д. 20. -12-


 

Жизнь и обстановка слободского полковника в старое доброе время представляли собою в доме полную чашу и удобство жизни, главным образом, сводились к накоплению имущественного богатства, Даровой труд многочисленной челяди, находящейся в услужении пана полковника и панн полковницы, конечно, переполнял кладовые и амбары всевозможными запасами холстов, сукон, шелков, парчи и немецких кружев и разных дорогих мехов. В доме же на полках можно было найти не мало драгоценной хрустальной и серебряной посуды.
Полковничьими клейнодами были:
1) Пернач, или шестопер (шестигранная булава). Командуя полком, полковник имел шестопер в руке.
2) Полковое знамя, которое было двух родов: «хорогвы и прапоры». Обязанность оберегать в походах полковую хорогву лежала на полковом хорунжем, а полковой «прапор» оберегал полковой «прапорщик». Кроме того, каждая сотня имела свою «хорогву»,—большое знамя и «значок>. Первое оберегал сотенный хорунжий, а второй «значок»—«значковый товарищ».
Знамена делались из тканей «лудиновых» и «голевых», при чем «голь» обозначала, по-видимому, шелковую ткань, а «лудан» — камку.
На знаменах изображалось: с одной стороны «национальный» герб, т.-е. казак с мушкетом и саблей, а на другой—полковой или сотенный герб.
В настоящее время при Киевской духовной академии хранится одно старинное казацкое знамя; к сожалению, неизвестно, какому полку оно принадлежало.
Знамя это сделано из плотной шелковой ткани («голи») светлоголубого цвета, вышиною 6, а шириною 10 четвертей. На одной стороне изображен национальный герб (казак с ружьем и саблею), окруженный арматурою, а на другой, вероятно, сотенный герб: рука держит золотой крест, который две человеческие фигуры (ангелы?) осеняют пальмовыми ветками. Под сотенным гербом надпись:
Господи Иисус за люди страдаше, в собранстве тайны спасение наше блюди, опасно како преступаше, и да кто имать службу совершати»*). Позднее на полковых знаменах стали изображать лик Божией Матери или святого угодника, становившегося покровителем полка. До половины ХѴШ века казачьи знамена заготовлялись на деньги, собиравшиеся для этого с шинкарей и «бражниц» (продавцы меда), которые за то увольнялись от других «обще-народных» повинностей.


*) Киев. Стар. 1890 г- т. XXXI: казацкие знамена. -13-


 

3) Гербовая полковничья печать, считавшаяся и полковою.
В эти времена в полку уже была и полковая музыка.
За полковником по старшинству следовал полковой обозный. Он ведал полковою артиллериею и снарядами, к ней принадлежащими, а равно и нижними ея чинами. В отсутствие полковника он командовал полком, но полной полковничьей власти не имел*).
Полковой судья заведовал гражданскими делами и присутствовал в полковой ратуше.
Полковой есаул приводил в исполнение приказы полковника пм военной части.
Полковой хорунжий начальствовал хорунжевыми казаками, заведовал полковою музыкою и в походах имел в своем хранении полковое знамя.
Полковые писаря исполняли в полковых ратушах должность секретарей. В полку, их было два: один — по гражданской, а другой — по военной части.
Все эти чины были главные деятели в полку, каждый из них, кроме полковника, имел равный голос; полковники или исполняющий его должность имел два голоса**).
Для решения более важных дел казаки собирались на площади (обыкновенно у церкви) и общим собранием или так называемою «радою» решали вопрос большинством голосов.
Распорядителем дел в раде был полковой обозный. Рады были обыкновенно шумные и нередко оканчивались дракой и даже битвами между дворянскими семьями, которые для этой цели вооружали своих крестьян.
При полковом прапоре (штабе) сверх хорунжевых казаков состояла команда из старшинских детей, называвшихся полковыми казаками. Они были назначаемы по усмотрению полковника и старшин и употреблялись для разных поручений, как-то: для командировок с командами, для посылок с экстренными


*) Соврем, т. XVII. 1840 г.: о Слоб. полках.
**) Головинский. Ист. Слоб. каз. полка. См. Экстр. о Слоб. полках. -14-


 

приказаниями в отдельные партии или команды и т. п. Они не получали от полка никакого содержания, а служили на собственном коште. Из них на вакантные места выбирались сотники*).
При полковой ратуше из старшинских детей состояло четыре писца. Эти писцы подготовлялись на должности полковых писарей. Жалованье они получали от полка.
Управление в сотнях было таковое же, как и в полках. Сотник в важных делах исполнял резолюцию полковника, а в других решал по своему усмотрению.
Сотенные атаман и писарь производили в сотенной ратуше гражданские дела; первый из них занимал место судьи; есаул и хорунжий были помощниками; сотники—по военной части; хорунжий во время походов имел в своем ведении сотенный значок.
Таково в общих чертах было внутреннее устройство полка.
С первых же дней своей жизни полк принял на себя охрану части юго-западной границы Московского государства.
За это ему дарованы были следующие преимущества:
1) Свободное занятие пустопорожних земель.
2) Свободное устройство казацкое.
3) Свобода выборных казаков от службы строевой.
4) Свобода остального населения промышлять всякими промыслами: рыбной ловлею, мельничеством, винокурением и винопродажею.
5) Свобода общая от всяких податей и повинностей, кроме военных, казаческих;
и 6) право содержать на откупе таможни, мосты и перевозы**).
За уплаченные промыслы слобожане с 1665 г. по окладу Белгородского разряда платили оброчные деньги***).
Заботливостью полка было сооружено несколько церквей.
Наиболее замечательный храм в Сумах, который сохранился и по настоящее время,—это великолепный по-тогдашнему каменный Воскресенский храм, сооруженный на иждивение стольника и полковника Андрея Герасимовича Кондратьева.
Храм построен в два яруса: в верхнем—престол во имя Воскресения Христова, в нижнем — во имя св. апостола Андрея Первозванного — ангела строителя храма. Храм этот с высокою оградою и с башнями, очевидно,


*) Головинский. Ист. Слоб. каз. пол. См. Экстр. о Слоб. полк.
**) Ист. обозр. граж. уст. Слобод. Украйны.
***) Срезневский. Истор. Обозр. граж. уст. Слоб. Укр. -15-


 

был построен с целью, чтобы в случае нападения татар за стенами его можно было бы укрыться как в крепости. В верхней части его безопасно можно было выдержать долговременную осаду; стены храма толстые; ход в верхний храм—внутри стен, от земли до окошек верхнего храма высоко, без длинных лестниц не достать.
В церковной ризнице и в настоящее время сохранилось несколько облачений, который можно отнести к старине глубокой. Облачения эти сделаны из драгоценного «византийского» бархата и богато расшиты золотом. В ризнице хранится деревянный престольный крест с надписью, из которой видно, что храм воздвигнуть иждивением стольника полковника Андрея Герасимовича Кондратьева и освещен в 1702 году «при державе» Царя Петра Алексеевича.
Земля, занятая полком, хорошо орошаема реками, богатыми рыбою и удобными для построек мельниц. Изобилие лесов и других угодий, благоприятный климат много способствовали быстрому устройству переселенцев на новых местах. Слобожане, чувствуя освобождение от нестерпимого ига ненавистных панов польских и лидов-арендаторов, зажили новою привольною жизнью.
Главным деятелем по образованию полка был выдающийся своими способностями и умом полковник и стольник Герасим Кондратьевич Кондратьев. Он был, как видно из всех царских грамот Сумскому полку, главным лицом полка не только по званию своему, но п по личным качествам и делам своим. Кондратьев был усердным строителем храмов Божиих, искренним слугою Царя, отличался энергичным, твердым характером, что весьма много способствовало быстрому устройству полка.
Между прочим, о нем сохранилось любопытное предание, которое характеризует -16- его как человека с твердой волей. У него была сестра, чрезвычайно отважная женщина, но жила «нечестно». Она набрала себе ватагу сорванцов и на большой дороге обирала с ними московских купцов. Герасим Кондратьевич, узнав об этом, приказал ей прекратить эти занятия. Она не слушалась. Тогда он лично обратился, к ней и, строго укоряя ее в худой жизни, требовал с угрозами, чтобы она бросила свои привычки. Но сестра не слушалась и жила по-прежнему. Тогда Герасим Кондратьевич, поймав ее на месте преступления, засадил ее в каменную стену и замуровал*).
Не будем доказывать верность предания, но, и о всяком случае, это обстоятельство прекрасно нам дает понятие о том, как народ рисовал себе в воображении Герасима Кондратьевича.
Жалованная грамота Царя Феодора Алексеевича, данная Герасиму Кондратьевичу в 1678 г., говорит, что Герасим Кондратьевич всегда отличался примерною службою как при царе Алексее, так и при царе Феодоре, зорко смотрел за замыслами врагов св. Руси, был неутомим в разысканиях козней измены и о каждом шаге неприятельском давал известия Царю и его воеводам. Дети его, сыновья — Иван, Григорий, Андрей и Роман — делили с ним труды и подвиги его; в долгой боевой службе он украсился множеством ран.
В первые годы служба полка состояла главным образом в обязанностях оберегать границы Московского государства от вторжения в то время воинственных и назойливых татар. Для этого полк постоянно имел самое тщательное наблюдение за татарскими полчищами, который были всегда готовы ринуться вперед, прорвав передовых сторожей. От полка высылались в глубь степи небольшие отдельные отряды, которые, удаляясь от мест постоянной стоянки (верст на 50 — 100) посылали еще дальше разъезды вперед и в стороны для собирания сведений о противнике.
Конские следы, стая воронья, ржанье и прысканье коней, ночью — огонь, а днем — пыль давали возможность судить о приближении татар. Разъезды или сторожка на вышках, заметив приближение татарских отрядов, немедленно


•) Истор. статис. опис. Харьк. епархии, отд. II. -17-


 

посылали с известием в полк, а полк в свою очередь давал знать воеводам и боярам ближайших городов.
Общими усилиями, конечно, татарские полчища обыкновенно бывали опрокинуты и удалялись обратно в степь без всякой добычи. Но бывало и иначе:
Иногда татары, подкараулив небдительность «сторожей» на лазах и бродах или на главных «шляхах», бросались неожиданно на пограничные поселки и города, предавали все огню и грабежу и, захватив пленных, преимущественно женщин, быстро удалялись обратно, оставляя за собой пепелища и полное разорение. Таковые нападения не раз приходилось испытывать Сумскому полку в первые годы своего существования. Вот, например, 23 февраля в 1659 году, в Царской грамоте к чугуевскому воеводе, между прочим, говорится:
«Пнсал к Нам, Великому Государю, из Сум Наум Атаманов, что приходили под Сумы татарове многие люди и бой с ними был. И татарове отшед от Сумина стали в Суминском уезде, и села и деревни воюют и людей в пол емлют; а дожидаются больших людей и дождався хотят приходить на наши украинские города вскоре». Писалось это чугуевскому воеводе с предписанием «сидеть в Чугуеве, укрепляясь осадным береженьем».
Интересен характер татарских набегов. По словам бар. Герберштейна*), они очень смело вступают в битву с врагами издали, это однако же бывает непродолжительно: они обращаются в притворное бегство и, улучая удобную минуту, пускают стрелы назад в преследующих неприятелей, потом внезапно, повернув коней, снова делают нападение на рассыпанные ряды врагов. Когда доводится им сражаться на открытом поле и неприятель находится на расстоянии полета копья, то они вступают в битву нестройными рядами и кружатся около неприятельского войска, обхватывая его со всех сторон, чтобы вернее и свободнее метать в него копья. Они наступают и удаляются в удивительном порядке; для этого у них есть вожатые, опытные в таком деле, за которыми они следуют; если эти вожатые будут убиты неприятельскими стрелами или от страха ошибутся в своих распоряжениях, то от этого происходить такое замешательство в целом войске, что они не могут больше ни восстановить порядка, ни пускать стрел в неприятеля. Этот род сражения, по своему сходству с танцами, назывался у них «пляской». По словам Боплана**), в сражении они прибегают ко всевозможным хитростям: стараются стать спиною к солнцу, чтобы оно светило прямо в глаза их противникам, употребляют все усилия для того, чтобы ветер дул на


*) Записки о Московии., бар. Герберштейна.
**) Боплан. Описание Украйны, стр. 57—58. -18-



их врага и т. п. Пустив тучу стрел, они убегают па своих быстрых конях, затем снова соединяются и опять пускают стрелы на всем скаку чрез левое плечо. Из лука они стреляли очень метко, попадали на 60 и даже 100 шагах. Догнать бегущего татарина было мудрено, потому что кони их были быстрее русских. Чаще всего их можно было настигнуть тогда, когда они останавливались для дележа добычи.
Остановившись на описании нападения татар, мы имели в виду познакомить читателей с их военным искусством. Военное искусство татар служило, как это ни странно на первый взгляд, школою для многих Европейских государств.
Знаменитые татарские полководцы Чингис-Хан и Тамерлан и их потомки покорили более 720 народов, говоривших на разных языках и исповедовавших разные веры. Внуки Чингис-Хана повелевали землями нынешнего Китая, частью Индии, Кореей, всей средней Азией, почти всею нынешней Россией и Южной Азией от Инда до Евфрата. Такую обширность и последовательность почти постоянных побед нельзя иначе объяснить, как предположением, что монгольские войска превосходили прочие, современные качеством, оружием, уменьем владеть нм, дисциплиной, устройством, а полководцы их—искусными соображениями и хорошими тактическими и стратегическими правилами.
Казачество в более позднее время, имея постоянное соприкосновение с потомками воинственных завоевателей, училось у них военному искусству. Хотя до нас и не дошли определенные сведения о том, каким строем казачество пользовалось при отражении нападений или при нападении, но полагаем, что у них эти приемы были заимствованы у татар. Теперешняя казачья лава — это есть, конечно, один из хитрых приемов татарских эволюций. Что казачество вообще способно перенимать приемы тех враждебных народностей, с которыми имеет постоянное соприкосновение, доказательством этому могут служить наши Терские и Кубанские казаки, которые сравнительно в недавнее время переселились на Кавказ, но у черкес и у кубанских татар переняли многое и самую внешность свою изменили настолько, что издали с трудом можно отличить казака от черкеса или лезгина. -19-

 

Глава 2.
 

Смерть Богдана Хмельницкого.—Восстание Выговского.— Восстание Брюховецкого.—Нападение крымских татар на Сумский полк.—Заслуги полка.—Царская милость и грамота полку.—Бунт Стеньки и Фролки Разиных. — Волнение Слободской Украйны. — Бродяжничество. — Увеличение населения в Сумском полку.

Поднепровская Украйна, убедясь в своем бессилии освободиться от польского владычества и составить самостоятельную страну, 8 сентября 1654 года окончательно отдалась под покровительство Царя Московского и присоединилась к Московскому государству под именем Малой России. Через два с половиною года после этого важного события для Малороссии и России, в Чигирине происходила трогательная сцена прощания Богдана Хмельницкого с товарищами своих битв и побед.
Народ блого дар ил Богдана за его услуги Украйне и торжественно решил, что после него никто не будет у них гетманом, кроме его сына, и с обычным восклицанием провозгласил гетманом шестнадцатилетнего Юрия. Богдан согласился на избрание сына, вручил ему клейноды, а для руководства юного гетмана установил совет, в котором первым лицом назначил Выговского.
15 августа 1657 г. ровно в полдень раздался выстрел пушки и затем унылый звон на упокой души. Тысяча осиротевших казаков набожно, с душевным волнением осенили себя знамением креста и Хмельницкий отошел в вечность.
Присоединение Малороссии к России однако нравилось не всем казакам. Стесненные тишиной, порядком и не имея повода к войне, всегда дававшей разгульному казачеству не мало удовольствия пограбить, погулять и пображничать, многие казаки стали высказывать свое неудовольствие ко всему этому.
Поляки для своей выгоды старались как можно больше поддерживать это настроение между казаками и распускали слухи, что будто бы Царь Московский -20-  намеревается уменьшить число казаков и многих из пих обратить в драгуны. Такие слухи были достаточным поводом к поддержанию неудовольствия, которое вскоре и перешло в целое возстание против Московского государства, имея во главе писаря Выговского.
Выговский был недоволен положением главного советчика юного гетмана. Он стремился быть лично гетманом и главным правителем всей Украйны. Пользуясь малолетством Юрия Хмельницкого, Выговский уговорил его отказаться от правления, получил согласие, взял с ведома Юрия милли-он талеров из собственной казны йокойного Хмельницкого и посредством подкупов достиг гетманства.
Выговский, поляк по происхождение, равнодушный к интересам народа Малороссийского и как честолюбивый сребролюбец, не призадумался над мыслью вновь подчинить Малороссию Полыпе и, по словам летописца, несмотря на то, что еще не осохли зеницы от слез матерей по сынам и жен по мужьям и иным своим погибшим в продолжение последних лет в кровавых битвах с поляками, затеял новыя междоусобия и крово-пролития.
В сентябре месяце 1658 года Выговский заключил в Годяче с поляками договор, по которому Малороссия и Запорожцы должны были перейти во власть короны польской.
Желая привлечь на свою сторону слободские полки, Выговский, зная каким положением и доверием пользуется Сумский полк у Московского правительстка и у своего и соседняго казачества, послал на его имя уни-версал, в котором приглашал к возстанию слободские полки, при чем просил снять копию с него и разослать полковникам других полков.
Выговский ошибся в своих расчетах.
Кондратьев, получив универсал, собрал полковую старшину и в присутствии ея торжественно разорвал универсал и со стыдом прогнал гетманского посла.
Вообще же затея Выговского не удалась, и он вскоре сам поплатился жизнью по подозрению в измене полякам.
После смерти Выговского смуты в Малороссии не кончились; напротив, оне росли с каждым годом; в гетманство Брюховецкого оне достигли крайних пределов.
Брюховецкий был слуга Богдана Хмельницкого и потом сына его Юрия.
При помощи денегь и интриг он умел привлечь на свою сторону запорожцев и был избран в гетманы, наперекор желанию украинцев. -21-
Чтобы упрочить за собою гетманство, он роздал многия места украинских подковников и чиновников приближенным запорождам, которые, пользуясь необузданностью самого гетмана, предавались распутству, своеволию и непови-новению. Бояре же, проживавшие в Малороссии для установления порядка, задобренные Брюховецким, поддерживали его. Народ роптал.
Полковники заднепровские, полагая, что гетману покровительствует правительство московское, отложились от Москвы и присоединились к Полыпе.
Польша не замедлила призвать на помощь татар, произвести в Мало-россии резню и опустошения. г
Высланные на защиту Малороссии бояре с войсками русскими плохо способствовали подавлению возстания.
Ненависть народа к Брюховецкому подливала масла в огонь. Появились новые претенденты на гетманство, что еще больше усилило безурядицу. Ко всему этому присоединилось неѵдовольствие казачества за Андрусовский договор, по которому, как известно, Украйна восточной стороны Днепра оставалась во власти царя московского, Украйна западная уступалась Полыпе, а потому запорожцы были обязаны слушаться обоих правительств н отправлять общую службу против турецких и татарских нашествий. Приезд же во все города и местечки Малороссии воевод и приставов русских для введения податей в пользу московской казны окончательно произвел повсеместное негодование на гетмана.
Брюховецкий, не зная, как выйти из угрожавшей со всех сторон беды, созвал в январе 1688 года раду из генеральных старшин и полков-ников.
На раде было решено: перебить всех находящихся в Малороссии русских воевод и чиновников и отложиться от Москвы. По окончании рады от гетмана помчались гонцы: в Крым — просить ханской помощи, в Константинополь— искать вечной протекции, в Запорожье и на Дон с пригла-шением поднять оружие против России. В то же время был послан нарочный и в слободские полки с предложением примкнуть к возстанию гетмана.
В разосланных письмах Брюховецкий писал, что Москва, побратавшись с ляхами, условилась с ними всех православных на Украйне, Доне, Запорожье и слободах с их детьми, иных истребить мечом. а других загнать в Сибирь, а земли казацкия обратить в дикия поля и звериныя жилища.
Однако, поднять слободские полки против Московского правительства не удалось. Разгневанный Брюховецкий послал свои войска и часть крымских татар в Слободскую Украйну, чтобы силою принудить казаков стать на его сторону. Гетманския ватаги, разделившись двинулись одне на Недригайлов, -22- другия наУкрайну, а часть осадила Лебедин. Эти ватаги на пути своем предавали все грабежу и огню. Слободские казаки, внимая советам своих полков-нпков и старшин, остались верны престолу и своим обещаниям и несмотря на страшное бедствие, которое им было причинено нашествием татар, при-сланных Выговским, выдержали борьбу со славою до конца.
Татары в этом своем походе захватили широкую полосу от Нежина до Ахтырки. Сумы и Лебедин попали в центр этого движения и этим го-родам пришлось сослужить Московскому Царю верную службу, запечатлев се пожаром своих домов и потоками казацкой крови. Велики были заслуги Сум-ского полка в это смутное время, но и награды царския были не менее щедры.
В изявление своей блогосклонности к Сумскому полку за оказанную ими верность, Царь Алексей Михайлович пожаловал полку похвальную грамоту 28 июня 1668 г.
В грамоте Царь писал, что и казаки и мещане Сумского полка слу-жат Государю верно, бьются с изменниками черкасами и татарами, не щадя своей головы, и не обольщаются их обманчивыми внушзниями, чем заслуживают полную Царскую похвалу; Царь, будучи в полной уверенности в преданности полка, поручает полковникам и казакам убеждать малороссийских казаков. дабы они без всякого опасения возвратились к верной слѵжбе Царю, так как Царю известно, что они совращались с пути долга «по неволе, по прелестным письмам изменника и вора Ивашки Брюховецкого и его совет-ников». Вместе с этим предписывалось посылать как можно чаще в Киев, Переяславль, Нежин, Чернигов и в др. города «куда точно проведывать, что делается» и нет ли притеснения войскам Царским.
В грамоте от 5-го мая, 1669 года. Царь в награду за верность Сумского полка: во-первых, простил пошлины за продажу вина и пива, следуе-мыя за прошлые годы (всего 6.091 руб.), во-вторых, дозволил на будущее время безпошлинно курить и продавать вино и пиво; в-третьих, прощает недоимку сбора за право иметь пасеки.
Этою примерною верностью Сумский полк обязан своему полковнику Герасиму Кондратьеву, энергия и предусмотрительность которого еумела побе-дить «шатание» и заглушить «прелестныя речи» сторонников измены и мятежа. Не мудрено поэтому, что Цари Московские жаловали как самого Кондратьева, так и его храбрых сыновей, которые также не мало потрудились п в ратном деле и в «совете».
Чтобы еще более показать свое блоговоление к Сумскому полку, вслед за присланною грамотою повелел полку быть в ведении Московского Посоль-ского приказа. -23-
В 1665 году во время войны Россин с Польшей, полководец русских войск князь Юрий Долгорукий казиил наказного атамана донскнх казаков, бывшнх в русской армии, за то, что тот с казаками своими вопреки при-казания самовольно ушел на зимовки на Дон. Атаман тот был Разин. У него были братья: Стенька (Степан) и Фролка (Фрол). Стенька Разин за-думал отомстить за брата, и в следующем году начал формировать шайку добрых молодцов. Устроив свою ватагу на казачий лад, весною 1667 г. пустился по Дону, переволокся на Волгу и поплыл по Яику, где уже скрывались его пособники. Стенька, пограбив берега Волги и Каспийского моря, направился к берегам Дагестана, разбил персидския войска, высланныя против него, возвратился на Волгу и затем прибыл на зимовку на Дон в силе, богатстве и славе.
На другой год явился снова на Волге, извещая народ, что идет истреблять бояр и установить равенство. Пронзвел страшныя опустошения между Окою и Волгою, на юге до Саратовской степи и на востоке от Рязани до Во-ронежа. Здесь всюду пылали села и лилась кровь воевод, бояр, дворян и чиновников.
Подвиги Стеньки и его воззвания к народу напомнили старым слобод-ским казакам их резню на Украйне при Вогдане Хмельницком. Взволновалась кровь казацкая и во многнх из них зародилось желание вернуться к старому, когда казачество не признавало над собой ничьей власти.
В то время как Стенька неистовствовал на Волге, брат его Фролка Разин, желая произвести возстание на Белгородской черте и в Слободской Украйне, напал на Коротояк, но здесь потерпел поражение от Ромоданов-ского и спасся на стругах, поплыв вниз по Дону. Увлекшись этим, пол-ковник Острогожского слободского полка Дзинковский затеял возстание, но безуспешно,—был схвачен и вместе с женою поплатился жизнью на плахе. Кроме этого, возстание слободских полков распространилось и далее; оно вспыхнуло в Чугуеве, Царевоборисове, Балаклаве, Марефе и другнх местах Слободской Украйны, но было подавлено московскими войсками при содействии Сумского полка *).
6-го июня 1672 года Стенька Разин был казнен в Москве. Со смертью его смуты в Украйне утихли; но бродяжничество продолжалось и даже увеличилось, причиною чему было не совсем правильное управление в Слободских полках.
Паны завладели лучшими землями и угодьями, подчиняя своей воле
*) Бунт Стеньки Разина. Костомарова -24-

народ, всемн средствами старались закабалять себе людей, не имевших собственного хозяйства. Сборы на содержание выборных казаков и полковых учреждений, пронзводившиеся без всякого контроля и даже записи в шнуровыя книги, служили средством обогащения полковников и полковой и сотенной старшины. Особенно тернели подпомощникн или подсоседки; они должны были служить казакам, или панам, из дневного пропнтания, без всякой надежды на улучшение своего положения. Недовольные своим положением, они переходили из полка в полк или пробирались на Дон и Волгу *).
Несмотря на развившееся бродяжничество, народонаселение Слободской Украйны с каждым годом значительно увеличивалось, такь что в Сумском полку, который в начале делился только на пять сотен, в конце царствования Алексея Михайловича было уже девять сотен **). А всего Сумских черкас, казаков, мещан и пушкарей—2.322 человека. Детей, братьев, племянников, зятьев, соседов и подсоседников—1.640 человек ***).
*) Слободск. полки, Головинский.
**) Арх. М. Юст. Разряд, прик. Белгород. ст. кн. .N» 51.
***) Арх. М. Юст. Разряд, прик. Белгород. ст. кн. № 51. -25-


Глава 3.

 

Чигиринский поход в 1677 г. — Причина войны. — Письмо турецкого султана к казакам. — Ответ казаков султану—Осада Чигирина.—Чудесное отступление турок.—Военныя действия с турками.— Бой 11 августа.— Отступление турок.— Письмо Серко.— Похвальная грамота полку за Чигиринский поход.—Возвращение полка. — Поход на крымского хана 1686 г.—Поход осенью и зимою, в 1688 и 1689.—Переговоры и мир с крымским ханом.—Отступление армии и нападение татар на полк,— Возвращение полка—Награды Кондратьеву. — Падеж в походе лошадей от Оезкормицы,—Прием в полку посла Зотова.

В 1677 году Сумский полк принял участие в Турецкой войне и был под Чигирином во время славной битвы русских войск с турками и татарами. В истории полка следует отметить это событие особенно в виду того, что Московское правительство впервые со времени образования полка воспользовалось им для своих военных целей.
Кроме того этим обстоятельством окончательно связывалась судьба полка с Россиею и определялась его зависимость от Москвы. Поводом к войне послужил тот же Андрусовский договор, по которому, как было замечено, Малороссия по левую сторону Днепра осталась во власти Царя Мо-сковского, а по правую уступалась короне Польской; запорожцы должны быть в послушании обоих правительств и отправлять общую службу против турецких и татарских нашествий. Малороссияне не хотели знать своей Украины иначе, как в тех пределах, в каких она была при Хмельницком. Кроме того Дорошенко, гетман Заднепровской Украины еще до Андрусовского договора, задумав стать гетманом всей Малороссии и потеряв всякую надежду на успех в этом, поддался турецкому султану, но потом в 1667 г. перешел к Московскому Царю, при чем часть Заднепровской Малороссии и Чигирин отдал России. Но по убеждению турок Чигирин принадлежал им по праву -26-
 

иг был несправедливо взят русскими, вот почему турки стали готовиться к войне с целью взять Чигирин обратно.

Турецкий султан, желая при этом склонить на свою сторону казаков^ написал им повеление следующого содержания *):

«Султан, сын Солтана Турского, Цесарь Турский, Греческий, Македонский, Вавилонский, Иерусалимский, паша Ассириский, великого Египта король и Иеру-салимский, Армянский и всех на свете, обитающих князь над князя, внук Божий, храбрый воин, поветник христианский, хранитель распятого Бога, Государь великий, дедичь на земле, надежда и утешение бусурманское, а христианам скорбь и падение, повелеваем вам чтобы есте добровольно поддались со всеми людьми».

На это казаки из Чигирина послали султану любопытный ответ.

«Салтану, сыну проклятого Салтана Турского, товарищу Сатанину, бездны адовой солтану Турскому, подножью греческому, повару Вавилонскому, драннику Иерусалимския колесницы, Ассирийскому винокуру, великого и малого Египта свинопасу, Александрийскому арчаку, Армянскому псу, Татарскому, живущему на свете проклятому аспиду, похитителю Каменца-Подольского и всех земных подданному шпылю и скариду, всего света приведению, Турского уезда бусурману, равину (раввину) есмоту (есмох - оборванец), клеврету сатанину всего сонмища адова, внуку проклятого сатаны, гонцу распятого Бога, врагу и гонителю рабов Его, надеждеж утешению бусурманскому падение и скорбь. Ведай яко ни поддадимся мы тебе никогда, но будем с тобой биться» **).

В ожидании нападения было приступлено к исправлению Чигиринских укреплений и гарнизон его был усилен. (Десять тысяч русских заняли верхний город, а Малороссияне — нижний).

1-го августа 1677 года стотысячная турецкая армия под предводитель-ством Ибрагима-паши подошла к Чигирину и, заняв его высоты, немедленно приступила к осадным работам.

Осада Чигирина уже длилась три недели. Стены укреплений во многих местах были разрушены; снарядов и орудий уже почти не было. У осажден-ных от частых вылазок были сильныя потери; положение гарнизона становилось затруднительным. Но военноначальник русских войск кн. Ромода-новский, высланный для освобождения Чигирина, не спешил на выручку. Ромо-дановский медленно двигался и только 10 августа соединился с гетманом Самойловичем.
*) Рус. Арх. 1878, И, 274.
**) Там же. -27-
 

26-го августа воевода и гетман подошли к Днепру у Чигирина. 27-го августа Крымский хан со своею ордою и частью турецких войск появился пе-ред русскими; но вдруг совершенно неожиданно 29-го августа турки отступили.

Русские, подозревая в этом военную хитрость, не преследовали их; но через несколько времени Ромодановский получил уведомление, что турки действительно 27-го августа сняли осаду и, бросая на пути пушки и запасы, поспешно отступают. В Киеве в этот день преподобного Пимена, по случаю войны совершался торжественный крестный ход, «каких не было прежде». Малоросские летописцы обясняют это отступление чудом. Затем турки очистили Украйну и Чигирин был спасен. Так окончилась 4-хнедельная кам-пания первого Чигиринского похода. Но окончания войны еще не предвиделось. Неудачная попытка овладеть Чигирином и отступление турецких войск раздражили султана. Ибрагим-паша случайно избавился казни. Крымский хан был сменен. Немедленно были сделаны расиоряжения о новых приготовле-ниях к Чигиринскому походу на будущее лето.

В свою очередь Россия принимала меры к отражению неприятеля в сле-дующем году. В доиолнение к войскам, находившимся уже под начальством князя Ромодановского, в декабре царскими грамотами предписано: «Москов-ским служилым людям, которые не были в прошлых походах, городовым дворянам и детям боярским замосковным и украинским и рязанским, и заокским городам и новокрещенцам и мурзам, и татарам, и казакам быть у них в полках всем по списку и собраться к Троицыну дню в Курск».

С открытием весны начали приводить в порядок Чигиринскую кре-пость. Крепость была снабжена гарнизоном из 4.146 чел., под начальством стольника Ржевского, и 7.567 казаков, под начальством полковника Коров-ченки. В числе казаков было 300 человек Сумского и 1200 Ахтырского полка под начальством полковника Давыдова *).

3-го июня перед Чигирином показались значительныя татарския шайки, которыя, сделав нападения на наши сторожевые разезды, угнали несколько лошадей, находившихся на лугах. В конце июня тѵрецкия войска придвинулись к Днепру. В то же время была получена весть о прибытии соединен-ных войск. Вслед за тем они получили известие, что турки уже соединились с татарами и не позднее 10-го июля придут к Чигирину.

8-го июля часов в 10 утра показались в виду передовые отряды не-приятеля. Произошла незначительная стычка. В полдень показались еще турец-кия войска, и мало-по-малу все пространство перед крепостью покрылось вой-
*) Попов,—Турецкая война 1677 г. -28-
 

сками. Гордон приказал вынести из замка знамена всех полков, находящихся в Чигнрине, и разместить их по крепостному валу.

Два перебежчика известили о составе турецких войск и что завтра великий визирь приблизится с главными силами. На другой день все пространство холмов, с юго-запада окружающих Чигирин, покрылось лагерем; между других палаток возвышались с особенной роскошью устроенныя палатки пашей и посреди всех пятью башнями палатка великого визиря. Лагерь, растянувшись на восемь миль, представлял великолепнейшее и грозное зре-лище. С этого дня начались незначительныя стычки. .С полдня турки уже приступили к осадным работам. Прикрываясь мешкамн, набитыми шерстью, вязанками трав и сеном, они, в 80 саженях от передового вала, заложили первую траншею и потом постепенно приближались более и более, несмотря на пальбу из крепости. Перед вечером три всадника подехалн к Крым-ским воротам и бросили пакет. В пакете были два письма, одно к воеводе Ржевскому, а другое к полковнику Коровченке. В этих посланиях предлагалось сдать крепость Чигирин, которую изменник, подданный Оттоманской Порты, Дорошенко незаконно передал русским. В случае добровольной сдачи визирь обещал горожан отпустить со всеми пожитками без всяких затруднений.

Ржевский уведомил об этом Ромодановского, собрал военный совет, на котором решено было напасть на турок. После этого решения принялись с особенным прилежанием за работу. Работали день и ночь. Гордон по ночам проверял, далеко ли работают осаждающие, и вот в одну из таких ночей он заметил, что неприятель приблизился на 20 саж. Он немедленно решил произвести вылазку. Турки были отодвинуты к первым их тран-шеям. Турки работали быстро и успешно, постоянно возводя новыя батареи и ежедневно ближе и ближе подводя свои траншеи. Ядра достигали своей целн, городския укрепления сильно страдали, потеря в людях была значительна и увеличивалась ежедневно. Вылазки временно отодвигали турок от укреплений, к которым вслед за тем ближе и ближе подвигались их осадныя работы. Во многих местах они вели подкопы. 28-го июля в нижнем городе зогорелась церковь, а с нею и соседние дома, и часть города была обращена в пепел. В этот же день осажденные заметнли особенное двнжение в турецком лагере; строились полки пехоты и конницы и, приближаясь к городу, занимали траншеи. Через несколько времени взлетела на воздух часть больверка и образовался пролом, в который бросились турки, но, осыпаемые пулями и картечью, отступили с огромными потерями. Приступ не удался. Осажденные, потеряв значительное число людей и снарядов, не считали возможным без содействия соединенных войск отстоять крепость. -29-
 

Турки однакоже находились в положениии гораздо худшем, нежели осажденные. Движение большого войска, которое со дня на день могло явиться для защиты крепостп, упорное мужество осажденных, приближение осени, близкая возможность недостатка в сестных и боевых припасах, ропот в войсках,— все это заставило задуматься верховного визиря. На военном совете решено было продолжать осаду и в то же время переправить через р. Тясмин значительное войско, которое должно было разбить или по крайней мере не допустить соединенное московское и малороссийское войско оказать помощь крепости.

Турецкия войска заняли довольно выгодную позицию между Бужинской и Тясминской переправой. 1-го августа по распоряжению кн. Ромодановского отряды наших соединенных войск пошли ночью на турок с целью внезапным на-падением раскрыть положение противника и проложить путь для действия своих войск. 3-го августа назначено было общее движение вперед. Несмотря на сильный отпор турок, которые, занимая возвышенность, имели на своей стороне все преимущества, русския войска двинулись вперед на гору. Быстро передовыя войска левого фланга взошли на возвышенность и проникли далее в лагерь неприятеля; к сожалению, следовавшие за ними резервы не могли во время оказать им поддержки. В то время, как довольные первым успехом, они набросились на лагерь, и не заметили какь Турки окружили их. Многие погибли; остальные не потеряли присутствия духа.

Этот отряд построился в каре, огородил себя рогатками и с двумя пушками мужественно защищался от турок. Между тем, Стрелецкие полки сбили турок в центр и заняли их место. Конница сделала два нападения на турок и, наконец, принудила их к бегству. Казаки овладели всем лагерем турок, взяли 28 пушек. Турки бежали за Тясмин, многие погибли при переправах и сожгли за собою мосты *).

Между тем какь Ромодановский, после удачного боя вместо того, чтобы решительным ударом разстроить турок, бездействовал. Это ободрило турок, они с ревностью принялись за осадныя работы. Гордон постоянно по-сылал гонцов к Ромодановскому и просил напасть на турок, но это было напрасно. Между тем турки действовали решительно; их осадные работы все более и более приближались к городу.

Августа 11-го турки редкими выстрелами открыли пальбу, которая к полдню усилилась. В первом часу один за другим взлетели два подкопа на воздух и открыли широкий пролом. Почти беспрепятственно турки овладели частью вала и поставили на нем свои знамена. В то же время во
*) Летопись Величии, II, стр. 457 и след. Гордон, I, стр. 548 и след. „Письма Gap. гр. Келлера". -30-

 

многих местах турки приступили к верхнему городу. Гордон, узнав, что турки заняли нижний город и их приступ к верхнему не удался, он с Сумским, Ахтырским и двумя пехотными полками немедленно отправился туда на выручку. Но уже было поздно; казаки из вновь при-бывших, не испытавшие осадного огня и действия подкопов, в безпо-рядке бежали к мосту, преследуемые турками, гибли во множестве (мало-российские летописцы прибавляют этому и другое обстоятельство: день был воскресный и казаки, сильно подгуляв, спали в то время как взлетели подкопы и начался приступ *). К довершению бедствия мост на Тясмине обрушился, но турки сами положили предел своему успеху; они зажгли деревянный бруствер, отчего вспыхнул пожар в городе. Турки, прогнанные с площади подоспевшими полками с верхняго города, не могли сражаться в узких горевших улицах. Городския ворота верхняго города, через которыя только возможно было отступление, турки не заняли и отступление гарнизона было обезпечено. Гордон не считал еще, что Чигирин потеряк; он по-слал несколько гонцов к Ромодановскому, просил подкрепления и принялся с большой энергией устраивать новыя укреиления. Подкрепления из 3-х полков, хотя поздно, подошли к Чигирину. Но к удивлению своему ве-чером Гордон получил от Ромодановского приказание оставить Чигирин. Гордону это приказание казалось настолько невероятным, что он потребовал пнсьменого приказания. В третьем часу ночи полковник Карандеев при-вез ему приказ воеводы: немедленно вывести весь гарнизон из верхняго города, пушки, которыя возможно, взять с собою, тяжелыя зарыть в землю, запасы сжечь, а укрепления взорвать. Турки, заметив отстѵпление, со всех сторон стали наседать: одним из последних Гордон оставил город, который уже горел со всех сторон; разрывались пушки, набитыя порохом, и наконец со страшным громом взлетали на воздух пороховые погреба. Едва остатки чигиринского гарнизона собрались во стан воеводы и гетмана, как в полном порядке все соединенный войска начали отступление к укрепленному лагерю на берегу Днепра. Татары и турки не замедлили показаться в тылу и мелкими отрядами нападали на отступавших. На другой день было решено сделать нападение на турок, которые накануне успели занять одно из передовых укреплений. Турки были выбиты из траншей и укреиления были заняты русскими войсками. До 17-го августа постоянно происходили стычки между русскими и турками, но от решительных действий русские воздерживались; наконец, уже 17 августа по распоряжению гетмана и воеводы соединенныя
*) Головинский. Слободок, казачьи полки. -31-

 

войска напали на турок и одержали блистательную победу. Турки бежали к Чигирину; соединенныя войска не преследовали их. Так окончилась эта война.

На возвратном пути турки срыли до основания чигиринския укрепления, оставшияся после осады, захватили кой-какую добычу и быстро возвращались к Дунаю. Юрий Хмельницкий, получив часть турецкого и татарского войска от визиря, захватил г. Конев и другие города, и вся Украйна по правую сторону Днепра сдалась ему.

Падение Чигирина произвело сильное впечатление на Малороссию, которая

привыкла смотреть на него как на твердыню и с участью которой тесно связана судьба всего Заднепровья. Князя Ромода-новского и гетмана сильно обвиняли. Без-действие Ромодановского летописцы обясняли чуть ли не изменой ради спасения жизни сына своего, который был взят татарами в плен еще в 1668 году. Визирь дал знать воеводе, что он возвратит ему сына, если он ему не воспрепятствует взять Чигирин; в противном слѵчае он обе-щал снять кожу с сына и прислать ему.

Горячий Серко высказал свое мнение в письме к Самойловичу: «Много потерпела Украйна после смерти Богдана Хмельниц-кого и от его преемников,—писал он;— мы, низовое войско Запорожское, лишь только разделили Малороссию на три части по Андрусовскому договору, издали усмотрели упадок и всеконечное за-пустение нашей родины. Так случилось ко милости вашей Гетманской Светло-сти». Укоряя бывших гетманов, он продолжал: «Да не удивится ваша вель-можность, что после падения Чигирина, Конева и др. городов заднепровских мы и вас помещаем в один список с ними». Указав на многия дей-ствия гетмана, Серко заключает: «о вашей неспособности, после падения Чигирина, мы и не пишем: не только мы, низовое войско запорожское, но и весь свет великороссийский и малороссийский ясно видит неспособность вашу и князя Ромодановского и нежелание оказать помощь». Письмо Серко проникнуто чувством грусти и, в то же время насмешки, хотя, конечно, такое чувство могло быть вызвано сильной ненавистью Серко к Самойловичу; тем не менее, почти то же повторяется и летописцем. Описав осаду и падение Чигирина, Величко заключает: и пропал Чигирин, и вся тогобочная Украйна -32-

 

от неспособности и коварства Ромодановского и, без сомнения, неприязненного к ним Самойловича.

Правительство, кажется, также смотрело на действия воеводы; уступая общему негодованию, оно лишило его начальства над войсками в Малороссии, но потом даровало ему значительный награды.

В мае 1681 года Сумский полк, получив царскую похвальную грамоту за Чигиринскую войну, торжественно праздновал двойную милость Божию. По царской грамоте совершалось торжественное блогодарение Господу Богу за пере-мирие с турками и татарами, несколько лет сряду лившими кровь христиан-скую в Малороссии и Украйне. И в той же грамоте царь обявил блогодарность свою Сумскому полку за верную службу его. Царское внимание к службе Сумского полка выражалось в грамоте самыми отрадными чертами. Царь на-зывал службу их честью для всего царского имени, славную для всего государства. ГИо этой лее грамоте видно, что казаки Сумского полка бились с турками и татарами под Чигирином в 1677 и 1678 гг. и в продолжение всей турецко-татарской войны, начиная с 1673 года были в разных нарядах и битвах. В этой войне Сумский полк потерял ѵбитым полковника Ивана Герасимовича Кондратьева.

Спустя несколько лет после возвращения полка из-под Чигирина, ему снова пришлось готовиться в поход на Крымского хана. Этот поход в Крым полку пришлось сделать в армии кн. В. В. Голицына. Царевна Софья, получив осенью 1686 года известие о новом набеге крымцев на Малороссию, приказала собрать 100 тысяч войска для похода в Крым. В начале мая 1687 года собралось на р. Мерло войско, к которому на р. Сикмара присоединилось 50 тыс. малороссийских казаков, в числе их были также и слободские *).

Этот поход был совершенно неудачен. Употребив семь недель ка прохождение 300 верст,- армия, 13 июля, переправилась через Конския воды. При дальнейшем движении она встречена была пожаром степи, подожженой татарами; безводье, дым и летний зной изнурили людей и лошадей. Не встре-тив по пути до р. Каракчакрак ни одного татарина, Голицын собрал здесь военный совет, на котором воеводы в виду истощения взятых с собой запасов и трудности пройти остававшияся до Перекопа 200 верст по безводной и обгорелой степи, решили вернуться. Отступление было совершено настолько быстро, что назади были оставлены обозы. На р. Мерло армию встретил боярин Шереметев, привезший ей признательность царевны зауспешный поход, богатыя награды Голицыну и воеводам и указ и роспуск ратных людей...
*) Головинский. Ист. слоб. казаков. -33-

 

С весны следующого года хан нроизводил безпрерывные набеги на Украйну и Волынь, прорвался до Киева и Полтавы, увсл более GO тыс. нлен-ных, пожег и разорил наши южныя границы. Поэтому 18-го сентября 1688 года царевна вновь обявила поход на Крым.

Чтобы избежать зноя и стеиных иожаров, решено было начать поход до наступления весны, для чего ратным людям приказано было собраться к указанным в Малороссии пунктам в феврале 1689 года. Начальство над армиею было снова вверено кн. Голицыну. Этот поход был еще более неуда-чен и как наша армия, так и Сумский полк понес страшныя потери. Кн. Голицын 17-го марта с «главным полком» выступил из Сум. В начале похода армия страдала от жестокой стужи, быстро сменившейся оттепелью; реки разлились, для переправ приходилось строить на несколько верст мосты и гати. Вся армия состояла из 112 тыс. человек, не считая малорос-сийских казаков, которые присоединились на р. Сакмаре; при армии находилось 350 пушек и обоз свыше 20 тыс. повозок с провиантом на 2 месяца. Армия двигалась весьма медленно с громадными предосторожностями в виде большого четырехугольника, далеко высылая разезды, но в течение месяца не встретила неприятеля. 15-го мая 10 тыс. татар в 1-й раз появились перед армией, но после незначительной перестрелки, отступили. 16-го мая на урочище Черная долина хан стремительно ударил на армию и, несмотря на то, что располагал несравненно слабейшими силами, произвел в ней не малый безпорядок, но в конце был отбит. Потеря наших войск в этом деле была около 1300 чел. Армия 20-го мая остановилась в виду Перекопа, но, несмотря на значительность сил русских и ничтожность укреплений, Голицын не решился атаковать Перекопа и, озабоченный тем, как бы блогополучно вернуться в Россию, послал хану предложение о мире, требуя, чтобы татары, во-первых, не ходили войною на Украйну, во-вторых, не брали дани и, в-третьих, отпустили бы всех русских пленных. Татары, с ужасом ожидавшие вторжения русских в Крым, до крайности были удивлены поступ-ком Голицына, вели переговоры, ясно насмехаясь над ним, и отказали во всех условиях, предложенных Голицыным, который, заботясь лишь о безопасности отступления, не настаивал и просил только, чтобы татары не без-покоили его на обратном пути. 21-го мая армия начала отступление, настойчиво преследуемая в течение 8 суток татарами, не дававшими ей покоя ни днем, ни ночью. В одно из таких нападений Сумский и Ахтырский полк, защищая обоз и отступление армии, понесли большой урон и если бы не подоспело под-

®) Лет. пов. о Мал. Рос. Ригельман. -34-

 

крепление, то от полков ничего бы не осталось *). Между тем Голицын писал не только царевне Софье, но и польскому королю о своих блистатель-ных победах над татарами и полном разгроме их. На р. Мерло армия была распущена, а Голицын поспешил в Москву, где царевна Софья осыпала его новыми наградами.

В 1692 году ханом провозглашен был воинственный Селим, который немедленно произвел вторжение в Украйну и возобновил требование о дани.

С удалением царевны Софьи от правления Петр I, видя безполез-ность переговоров, решил оружием смирить и положить предел хищности татар и понудить к тому же самих турок. Такова была одна из целей предпринятых им походов против Азова.

По возвращении Сумского полка из Крымского похода полковники Ге-расим и Андрей Кондратьевы в награду записаны—первый «по Московскому дворянскому списку», а второй в «стольники». По этому поводу в грамоте 2-го августа 1687 года говорится: «Пожаловали мы, великие Государи, тебя, Герасима, за многия твои прежния службы и за кровь, и за раны, также и тебя, Андрея, за прежния и что вы ныне были в Крымском походе и служили радостным хотением и усердством, честью тебя, Герасима, написать по Московскому дворянскому списку, а тебя, Андрея, в стольники» *).

Главнейшия потери Сумского полка в этом походе заключались в падеже лошадей от безкормицы и от недостатка воды. Едва показывались русския конныя части, как татары зажигали степь, и конница шла подожженной степью, с трудом находя фураж по незначительным долинам сгеп-ных рек. Гордон, находившийся в этом походе, передает любопытный сведения:

«14-го июля армия перешла конския воды и шла по сожженной степи среди удушливого дыма и пыли; у маленькой речки, Ачакрак, найдено было немного травы, а дров и воды вовсе не было; лошади стали падать, солдаты заболевать; все вообще были в унынии, думая о том, что их еще ожидает впереди. 16-го числа полил сильный дождь, прибивший пыль; надеялись, что он освежит траву, снова пошли по сожженной степи. Следующий день оказался особенно тяжелым; с болыпим трудом могли раздобыть столько травы, сколько было необходимо, чтобы лошади не палп от голода, и т. д.».

. \

*) Ист. стат. описан. Харьк. губ. -35-





 



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU