УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Геруа Б.В. Воспоминания,

т. 1. Париж, 1969

 

Вступление
Первый кадетский корпус
Пажеский Его Императорского Величества корпус

Л.-гв. Егерский полк

Военная Академия

В Генеральном Штабе

Японская война
Служба по генеральному штабу в Киеве
Командование ротой в 168-м пехотном Миргородском полку

Возвращение в штаб 42-й пехотной дивизии

Главное управление Генерального штаба в Петербурге

Николаевская военная академия — профессура

Командование батальоном Л.-гв. в Егерском полку

Опять в Академии

 

Вступление

 

Когда мой прадед Клавдий Героа (по транскрипции Истории Академии Художеств), архитектор, профессор и академик, переехал из Парижа на службу Екатерины И, обстановка в России была такова:
1774 г. — Кучук-Кайнарджийский мир, заключивший блистательную первую турецкую войну.
Гремели имена Потемкина, Румянцева, Суворова.
За год до того было усмирение Пугачевского бунта.
В начале 1774 года был гостем Императрицы (хотя и не жил во дворце, на что рассчитывал) маститый Ди-деро. В Санкт-Петербурге он, конечно, виделся с другим знаменитым французом, Фальконетом, занятым тогда отливкой статуи памятника Петру Великому.
Столица лихорадочно обстраивалась. Третий француз строил Академию Художеств на набережной Невы. Это был Деламот. До этого Академия ютилась в домах недалеко от будущего здания на том же правом, Василеостровском берегу Невы. Еще раньше — до 1762 года — она числилась в Москве при университете. Как университет, так и вновь урожденная (с 1757 г.) Академия Художеств представляла зачатки этих учебных заведений, насчитывая в них едва ли сотню студентов.
В архитектурной горячке поднимаются сооружения, составившие каменную славу Петербурга: мостики Фельтена на Неве, Мраморный дворец Ринальди, Чернышев мост Перонэ — автора моста на площади Согласия в Париже. С 1779 года выступает гениальный Гваренги с вереницей зданий. После этих иностранцев блещут Кокоринов, Баженов, Старов. Два последние по времени могли быть учениками прадеда. Неизвестно — -5- строил ли что-либо он сам. Будучи профессором, он может быть не имел на это возможности.
Живописцы того времени: Левицкий, Боровиковский, Шебанов — портретисты. Щедрин, Алексеев — первые пейзажисты.
В 1773 году скончался первый директор Академии — усердный Лосенко, учившийся в Париже.
Имя прадеда несколько раз упоминается в «Материалах по истории Академии Художеств» А. Петрова, изд. в 50-х гг. К сожалению, этой книги не оказалось в библиотеке Британского музея и не удалось ее найти в эмиграции. Имеющаяся в Британском музее чахлая компилятивная «История Академии Художеств» Генриха Реймерса, изд. 1807 г., не дает никаких существенных справок, кроме перевода на французский язык первых положений об Академии. В числе 43 иностранцев художников, бывших в России (собственно в Санкт-Петербурге) в 1807 году, согласно списку, приложенному к книжке Реймерса, Геруа нет. Следовательно, он умер к этому времени.
Сын Клавдия, Александр, родился в 1784 году. Он получил образование в Инженерном Шляхетном кадетском корпусе (который был также и артиллерийским) и в 1800 году выпущен 16 лет офицером в Пионерный полк. В следующем году Инженерно-Артиллерийский кадетский корпус был преобразован во 2-ой кадетский корпус и потерял свое специальное назначение, а в 1804 году была образована Школа для подготовки военных инженеров. Она послужила основанием будущих Инженерного училища и Академии (1819 г.), которые впоследствии находились под начальством деда по его должности начальника штаба Августейшего Генерал-инспектора инженерной части.
2-ой кадетский корпус считал деда своим питомцем и поместил его в числе своих выдающихся воспитанников.
А. К. Геруа участвовал в чине капитана в Отечественной войне 1812 года и в сражениях при Якубове, Клястицах и Головчицах. В 1813 году — под Люценом, Бауценом и Лейпцигом, также, по-видимому, под Кульмом (будучи командиром саперной роты своего имени, прикомандированной к Гвардейскому корпусу). В 1814 году — под Парижем. -6-
В 1816 году Александр Клавдиевич был назначен командиром 6-го Пионерного батальона, а в 1818 году, с производством в полковники, переведен за выдающуюся службу в лейб-гвардейский Саперный батальон. Одновременно назначен адъютантом в Великому Князю Николаю Павловичу. Отсюда шло знакомство Великого Князя — в будущем главы всего военно-инженерного ведомства — с моим дедом. Он оставался ближайшим сотрудником как Великого Князя Николая, так потом и его брата Михаила, вплоть до 1849 года, то есть в течение примерно 30 лет.
В 1820 году Александр Клавдиевич получил в командование лейб-гвардии Саперный батальон, а 30 августа 1825 г., в день именин Государя Александра I, был пожалован во флигель-адъютанты Его Величества. Это было последним свитским пожалованием Александра I.
В 1826 г. Александр Клавдиевич произведен в генерал-майоры и в связи с коронацией нового Государя, во время которой дед исполнял обязанности начальника штаба участвовавших в коронации войск, назначен генерал-адъютантом ( тогда еще не существовало генералов Свиты Его Величества, — звания, присвоенного впоследствии генерал-майорам).
Закончил он свою службу членом Военного Совета и скончался 12 февраля 1852 года. Имел все ордена, до Св. Александра Невского алмазами украшенного и Св. Георгия Победоносца 4-й ст. за 25 лет службы.
Во время декабрьского бунта в 1825 году флигель-адъютант полковник Геруа ввел свой лейб-гвардии Саперный батальон во двор Зимнего Дворца и занял его как раз в минуту, когда бунтовщики готовы были туда ворваться. Батальон не пришел, а прибежал с Кирочной, где были его казармы. Император Николай I вынес к саперам маленького Наследника — будущего Царя-Освободителя — и передал его на руки старым ветеранам солдатам, спасшим Царскую семью. Момент этот был запечатлен в картине, помещенной в собрании батальона, и на одном из барельефов памятника Императору Николаю I. Дед изображен стоящим в мундире, с обнаженной шпагою у ноги.
Император Николай I уважал и любил деда. Когда он умер и тело его несли из католической церкви св. -7- Екатерины на Невском мимо Аничковского Дворца, Государь вышел из Дворца и прошел за гробом некоторое расстояние.
Мой отец, как единственный оставшийся в живых мужской представитель потомства А. К. Геруа, получил по Высочайшему повелению пожизненную пенсию в память государственной службы деда.
Великий Князь Михаил Павлович, скончавшийся в 1849 г., за три года до смерти деда, передал, по завещанию, свои серебряные саперные генерал-адъютантские аксельбанты в семью своего старого служебного сотрудника. Отец передал их брату, и тот надел их однажды при форме Генерального штаба на торжественном приеме в собрании лейб-гвардии Саперного батальона в 1912 году, по случаю столетнего его юбилея. Мы были приглашены на это празднество в память деда — второго командира батальона, сохранившего до смерти мундир его.
Александр Клавдиевич был женат на Анастасье Александровне КОБОЗЕВОЙ. Можно думать, что брак состоялся в 1832 году, судя по дате рождения старшего сына, Николая (1833 г.). В том году деду было уже 48 лет. Поздний брак был несомненен, даже если предположенная дата и неточна. Вследствие этого, все дети были очень молоды, когда потеряли своего отца: старшему было 19 лет, младшему — моему отцу — всего 12. Это не могло не отразиться на воспитании и руководстве детьми после смерти деда. Мы ничего не знаем о бабушке, кроме того, что она ударилась в религиозное уединение, окружила себя приживалками и богомолками. Во всем этом чувствуется нечто московское. Может быть бабушка была оттуда родом. На портрете она выглядит довольно красивой женщиной, еще не старой, с русскими чертами лица. Сидит в голубом бархатном кресле у открытого окна с видом на какую-то воду с кораблями. Платье тоже тяжелое бархатное, темно-лилового цвета, с широко открытыми плечами и руками. Волосы темные, причесанные гладко, с пробором посередине.
С некоторым приближением можно думать, что бабушка Анастасия Александровна умерла около 1860 года. К этому времени вышел в офицеры мой отец (1858 г.) -8- и, насколько помню, он вскоре должен был начать вполне самостоятельную жизнь.
В Пажеском корпусе он только держал экзамены, а проходил курс на дому. Он помнил, как его привозили на экзамен в корпус в карете. В 1857 году, до полного окончания корпуса, при переходе в старший специальный класс, он был прикомандирован к Образцовому пехотному полку «для прохождения службы», а в следующем 1858 г., 18 марта, произведен в прапорщики Кексгольмского гренадерского полка. Отцу было 18 лет. Но в строю он пробыл только год с небольшим и 6 июня 1859 года уволен в отставку с чином коллежского регистратора. В 1867 году мы видим его вновь определившимся на военную службу. Он был назначен адъютантом к командующему войсками Западной Сибири генерал-адъютанту Хрулеву (герою Крымской войны) и зачислен по Сибирскому казачьему войску с чином сотника. Отцу было уже 28 лет и чин этот вследствие долгого пребывания отца вне службы был отсталым.
В Тобольске отец женился на дочери Тобольского губернатора Марии Юрьевне Пелино и там же родился у него старший сын Александр. Моя сестра Ольга родилась уже в Омске в 1872 году. В 1876 году мои родители были в Аулие-Ата, где отец занимал должность уездного начальника по военно-народному управлению. Тут появился на свет автор этих записок — 9 марта 1876 года. За время своей 15-летней службы в Сибири и Туркестане отец «продвинулся в чинах» и выехал в Россию уже в чине полковника. Скончался отец в Минске 21 декабря 1904 года, в чине генерал-майора и должности командира Минской местной бригады. -9-
 



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU