УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Вишняков О.В. Создание Заамурского округа Отдельного корпуса пограничной стражи. Конец XIX-начало ХХ века. Ч.1 //

Военно-исторический журнал. 2007. №1. С.55-57.
 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru
 

Начиная с середины XIX века одним из главенствующих во внешнеполитическом курсе России стало дальневосточное направление, а важным рычагом реализации ее геополитических интересов в этом регионе явилось сооружение Транссибирской железнодорожной магистрали от Челябинска до Владивостока, пролегавшей частично по китайской территории через Маньчжурию (Китайско-восточная железная дорога – КВЖД). Кроме того, в 1897 году, стремясь получить доступ к незамерзающим морским портам Тихого океана, Россия добилась заключения с Китаем конвенции на аренду Ляодунского полуострова на 25 лет и распространения концессии на строительство железной дороги – соединительной ветки до Даляньваня и Порт-Артура.
Прохождение стратегической магистрали по китайской территории вынуждало Россию содержать там свои войска, хотя юридически договор на постройку дороги этого не предусматривал. Вместе с тем необходимость ввода в Маньчжурию русских регулярных частей объяснялась серьезной опасностью для железнодорожного предприятия, исходившей от местных разбойников – хунхузов. Их банды, насчитывавшие порой до нескольких тысяч человек, совершали дерзкие нападения на деревни и города Маньчжурии, нанося немалый ущерб и российскому предпринимательству{1}. Чтобы воспрепятствовать подобным посягательствам, в мае 1897 года было принято решение учредить для КВЖД особую охранную стражу, укомплектовав ее вольнонаемными чинами запаса армии{2}. Основы устройства этого формирования были разработаны по согласованию двух министерств – финансового и военного по образцу войск Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС). Подразделения Охранной стражи в службе и в повседневной жизни руководствовались соответствующими воинскими уставами, имели особую форму одежды (без погон) для личного состава. Оружием они снабжались из запасов военного ведомства по заготовительной цене, комплектовались на добровольных основаниях офицерами армейских и пограничных частей. Переводившиеся на службу в Охранную стражу офицеры зачислялись в запас, но продолжали числиться в списках своих частей и сохраняли права государственных служащих. Рядовые стражники набирались из добровольцев казачьих войск европейской части России и отставных чинов.
Первые подразделения Охранной стражи, количественное усиление которой происходило по мере развития строительных работ, прибыли в Маньчжурию в январе 1898 года. Два с половиной года спустя в ней насчитывались 69 офицеров и 4658 стражников{3}.
Штаб Охранной стражи был расположен в Харбине. Вся стража, состоявшая из сотен и рот, распределялась по так называемым линиям соответственно участкам дороги: Сунгарийская, Аргунская и Порт-Артурская. Распределение стражников по постам вдоль линии КВЖД обусловливалось ходом работ и не имело постоянного характера. Сотни обыкновенно занимали участки протяженностью до 120, а роты – до 360 верст. И те, и другие образовывали смешанные посты и несли охранную, разведывательную и почтовую службу, сопровождали служащих дороги и обозы. Назначение пеших рот предполагалось двоякое – не только как боевой, но и как трудовой силы. Им вменялось в обязанность исполнять различные работы, например, по устройству телеграфа. Кроме этого, они занимали участок по р. Сунгари от Харбина до Хабаровска для охраны пароходного сообщения и несли службу матросами на пароходах Общества КВЖД{4}. Помимо этого на стражников были возложены еще и обязанности жандармской службы и земской полиции в местах расположения постов и железнодорожных станций, а на офицеров охраны возлагалась еще и следственная часть в полосе отчуждения КВЖД с последующим направлением дел в судебные учреждения Амурской и Приморской областей{5}.
Первые годы деятельности для Охранной стражи прошли под знаком борьбы с хунхузами. Кроме того, с развитием работ стали учащаться конфликты между русскими и китайцами, поскольку местное население не желало уступать своих земель под строительство железной дороги{6}. Вскоре движение против иностранцев вовлекло в свой круговорот не только народные массы, но и правящие сферы, вылившись в так называемое восстание ихэтуаней. С разрастанием его масштабов началось и наращивание русской стороной сил Охранной стражи. 2 июня 1900 года С.Ю. Витте испросил соизволения на увеличение ее состава до 6000, а две недели спустя – до 7000 человек. Поскольку и такая численность была признана недостаточной, 22 июня того же года император Николай II разрешил довести число стражников до 11 тыс.{7}.Между тем -55- волнения распространились на весь район КВЖД, причем китайское правительство вступило в соглашение с руководителями повстанцев{8}.
Восстание ихэтуаней было подавлено совместной военной экспедицией восьми держав (России, Англии, Германии, Австро-Венгрии, Франции, Японии, США и Италии). Наступление русских войск в Маньчжурии осуществлялось по пяти направлениям, при этом подразделения Охранной стражи входили в состав различных отрядов. К 20 августа 1900 года была освобождена от восставших магистраль КВЖД, к 23 сентября – южная ветка дороги; вскоре все основные районы Маньчжурии оказались под контролем российских войск{9}.
Анализ действий Охранной стражи в ходе этих событий показал необходимость совершенствования ее организационно-штатной структуры в соответствии со стоявшими перед ней задачами. По предложению СЮ. Витте 4 декабря 1900 года она была переведена в подчинение командира ОКПС, а 9-го последовало высочайшее повеление об увеличении численности Охранной стражи до 16 тыс. человек{10}. Месяц спустя последовал высочайший указ об образовании на базе Охранной стражи особого округа ОКПС, содержание которого оставалось в ведении Общества КВЖД{11} и который, начиная с февраля 1901 года, император повелел именовать Заамурским{12}.
Таким образом, статус Охранной стражи КВЖД был повышен до общегосударственного уровня. Уникальность сложившийся ситуации состояла в том, что объединению российских погранвойск предстояло нести службу за пределами страны и охранять коммерческое предприятие на территории другого государства. Так как ОКПС состоял в ведении министерства финансов, следовательно, соблюдалось положение, согласно которому Россия не могла содержать в полосе отчуждения КВЖД свои регулярные войска. Эти преобразования были связаны с изменившейся к тому времени точкой зрения на само назначение частей охраны дороги. Военное ведомство вместо скромной задачи охраны дороги от случайных нападений стало придавать Заамурскому округу характер военного авангарда, способного в случае необходимости дать первый отпор неприятелю до прибытия регулярных войск{13}.
В силу специфики подчинения и своеобразия решаемых задач возникла необходимость в правовой регламентации деятельности Заамурского округа по охране КВЖД. На основании соглашения с военным ведомством было разработано «Временное положение о Заамурском округе ОКПС», в котором уточнялись задачи вновь созданного округа. 18 мая 1901 года по всеподданнейшему докладу С.Ю. Витте царем были утверждены вместе с упомянутым документом и штаты округа в составе 3 генералов, 58 штаб- и 488 обер-офицеров, 24 врачей, 17 ветеринаров, 1 священника, 1 артчиновника, 25 тыс. нижних чинов; предполагалось также иметь 9384 строевых и артиллерийских лошадей{14}. Высшее руководство Заамурским округом было возложено на министра финансов как шефа Пограничной стражи, а непосредственное управление – на начальника округа, который подчинялся первому в дисциплинарном, административном и инспекторском отношениях, а вопросы денежных расходов и хозяйственной части решал по согласованию с правлением КВЖД.
Заамурскому округу были поставлены следующие задачи: охрана линии железной дороги, зданий, сооружений, поездов и другого имущества; охрана производимых дорогой работ как на самой линии, так и вне ее; надзор за местностью, прилегающей к железной дороге, отражение и преследование злоумышленников; назначение особых команд для участия в экстренных случаях в ремонте пути; исполнение в полосе отчуждения полицейских обязанностей специально для этого назначенными чинами округа{15}. Кроме того, конвоям от округа была поручена охрана российских консульств в Харбине, Цицикаре и Гирине, а также отделений Русско-Китайского банка. Части округа формировались из чинов бывшей Охранной стражи КВЖД и из срочно-
служащих солдат Пограничной стражи. Штатный состав округа был определен в 55 рот, 55 сотен, 12 пеших и 12 конных учебных команд и 6 батарей. Части эти были сведены в 8 линейных, 4 резервных отряда и составили 4 бригады{16}. Штаб округа по-прежнему находился в Харбине, а штабы бригад для удобства управления занимали центральное положение в своих районах. Основными организационными единицами охраны линии КВЖД были отряды, отвечавшие за сохранность порученных участков железной дороги со всеми станциями, искусственными сооружениями. Каждая бригада состояла из двух линейных и одного резервного отрядов, имевших «общую нумерацию по всему округу, отдельно линейные и отдельно резервные»{17}. В задачу первых из них входила служба вдоль линии железной дороги, вторые же должны были поддерживать и в случае надобности пополнять части линейных отрядов и служить учебным пунктом для вновь прибывших пополнений.
Соотношение числа рот, сотен, батарей в составе отрядов зависело от протяженности участка, количества станций, населенности местности и характера отношения местных жителей к железной дороге{18}. Отрядные участки разделялись на ротные участки. Роты располагались на станциях и возле важных пунктов вдоль линии железной дороги в путевых казармах, на расстоянии около 20 верст друг от друга. Путевые казармы приспособлены были к обороне против отрядов силой «в несколько сот человек без артиллерии»{19}. Личный состав роты распределялся следующим образом: 50 человек состояли в резерве при штабе роты, а остальные находились на постах вдоль линии. Посты располагались на пятиверстном расстоянии друг от друга, а состав поста составлял от 5 до 20 человек{20}.
Сотни из линейных отрядов также принимали непосредственное участие в охране объектов железной дороги. Они располагались вдоль линии на станциях и полустанках. Сотенные участки охраны не совпадали с границами ротных. В их задачу входил надзор за -56- прилегающей местностью и обеспечение железной дороги от внезапных нападений. Роты и сотни резервных отрядов составляли частные резервы. На них возлагалась задача противодействовать бандам хунхузов в шестидесятиверстном районе в каждую сторону охраняемого участка дороги{21}.
 

Примечания
 

{1} Дигамма. Маньчжурия и Китайская Восточная железная дорога. Томск, 1898. С. 37.
{2} Нилус Е.Х. Исторический обзор КВЖД. 1896-1923 гг. Харбин, 1923. С. 503, 504.
{3} Овсяный Г.М. Военные действия в Китае. Ч. III. СПб, 1910. С. 51-53.
{4} Нилус Е.Х. Указ. соч. С. 506-509.
{5} Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора генерала от инфантерии Гродекова за 1898-1900 гг. Хабаровск, 1901. С. 134.
{6} Глинский Б.Б. Пролог Русско-японской войны. Петроград, 1916. С. 71,72.
{7} Государственный архив Хабаровского края (ГАХК). Ф. Р-831. Оп. 2. Д.30. Л.50.
{8} Материалы для описания военных действий в Китае в 1900-1901 гг. Отд. III. Кн. 2. СПб., 1902. С. 1.
{9} Керсновский А.А. История русской армии: В 4 т. М., 1994. Т. 3. С.49, 50.
{10} Овсяный Г.М. Указ. соч. С. 54.
{11} Центральный пограничный музей Федеральной службы безопасности Российской Федерации (ЦПМ ФСБ РФ). Документальный фонд Д-461. Приказ по ОКПС от 19 января 1901 г.
{12} Там же. Приказ по ОКПС-от 16 февраля 1901 г.
{13} Нилус Е.Х. Указ. соч. С. 512.
{14} Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф.400. Оп. 4.Д. 517.Л. 26.
{15} Там же. Ф. 4888. Оп. 2. Д. 4. Л. 1-3, 3 об.
{16} Орлов Н.В. Заамурцы. 1898-1917 гг. Исторический очерк в пяти частях // Россияне в Азии. 2000. № 7. С. 272.
{17} РГВИА. Ф. 400. Оп. 4. Д. 487. Л. 66 об.
{18} Троцкий В. Заамурский округ пограничной стражи на охране железной дороги в кампанию 1904-1905 гг. // Военный сборник. 1908. № 8. С. 66.
{19} РГВИА. Ф. 400. Оп. 4. Д. 487. Л. 41.
{20} Байков Н.А. Записки заамурца. Маньчжурия 1902-1914 гг. // Россияне в Азии. 1997. № 4. С. 46.
{21} Троцкий В. Указ. соч. (продолжение) // Военный сборник. 1908. № 9. С. 73, 74. -57-


(Окончание следует)



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU