УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Крылов В.М., Чернухин В.А. «Шведская пехота… была остановлена русской артиллерией, которая… валила целые шеренги»
 

Видные военачальники во главе российской артиллерии (XVIII–начало XIX века)
// Военно-исторический журнал. 2004. №4. С.66-72.

 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

Сегодня происходят заметные изменения в обществе в оценке военной истории Российской империи. Наши читатели, особенно молодежь, хотят лучше узнать прошлое своей страны, что ведет к новому осмыслению пройденного пути: возвращаются забытые имена, открываются неизвестные страницы, восстанавливаются связи времен и поколений.
В данной статье рассказывается о трех российских военачальниках, внесших наиболее заметный вклад в создание русской артиллерии и сочетавших в себе высокий военный профессионализм с чертами, присущими крупным общественным и государственным деятелям.
Первым и самым главным российским бомбардиром был Петр
I. Его гения с лихвой хватило на то, чтобы на столетия оставить глубокий след практически во всех сферах жизнедеятельности созданной им великой державы, и прежде всего в военной сфере. Он занимался не только бомбардирским ремеслом, но и изготовлением артиллерийского вооружения и его испытаниями. По его повелению был учрежден чин генерал-фельдцейхмейстера – главы артиллерийского ведомства российской армии, в обязанности которого согласно Воинскому уставу 1716 года при необходимости входило и командование «инфантериею и кавалериею»{1}. Можно сказать, что этим требованиям в полной мере отвечали генерал-фельдцейхмейстеры Я.В. Брюс (1670-1735) и П.И. Шувалов (1710-1762).
Яков Вилимович Брюс являлся одним из ближайших сподвижников Петра
I, был весьма образованным человеком. Потомок шотландских королей, он слыл фигурой поистине легендарной и принадлежал к замечательным личностям Петровской эпохи. Будучи почти ровесником Петра I, он в 1683 году вступил в ряды потешных войск юного Петра Алексеевича. В чине прапорщика Я.В. Брюс принимает участие в Крымских походах Петра I (1687, 1689 гг.), в 26-летнем возрасте в чине капитана – в Азовских походах (1695, 1696 гг.). В 27 лет Брюс произведен в полковники. Не заставил себя ждать и генеральский чин (июнь 1700 г.). В этом человеке весьма удачно сочетались глубокие теоретические познания с умением применять их на практике. Пожалуй, он один из тех «птенцов гнезда Петрова», кто до конца представлял себе суть и масштаб преобразований, затеянных великим реформатором.
Успешной деятельности Брюса в области реформирования артиллерии способствовало то, что он сопровождал Петра
I в его поездках за границу, где достаточно подробно ознакомился с постановкой артиллерийского дела, производством орудий и снарядов, перенял все ценное, что можно было реализовать у себя на родине. Реформы в артиллерии, как и во всей русской армии, шли параллельно с боевыми действиями. Осада и штурм шведских крепостей на Ижорской земле – Нотебурга (бывший Орешек) осенью 1702 года и Ниеншанца (апрель 1703 г.) были первыми сражениями Северной войны, в которых Брюс руководил артиллерией и, надо сказать, не без успеха: по крепости Нотебург выпустили 9 тыс. снарядов, которыми были разрушены инженерные укрепления и подавлены вражеские батареи, затем его пушки поддержали атаку пехоты, и крепость пала. Оценивая эти действия, Петр
I отмечал: «Правда, что зело жесток сей орех был, однако счастливо разгрызен, артиллерия наша зело чудесно дело исправила»{2}.
Отличился Брюс и при штурме Ниеншанца: под ударами его артиллерии гарнизон крепости капитулировал, не дожидаясь штурма. В мае 1704 года артиллерия, руководимая Брюсом, десять дней бомбардировала Нарву, гарнизон которой насчитывал более 4500 человек и свыше 600 орудий{3}. Разрушения, потери в войсках противника и моральное воздействие на него огневых ударов оказались столь велики, что шведы, несмотря на свои значительные силы, посчитали за лучшее капитулировать.
Пушки Брюса громили врага у Гродно (1706 г.), Калиша (1705 г.), Лесной (1708 г.) и в других сражениях. Брюс умело применял марш-маневры с целью сосредоточения артиллерии на главных направлениях, ее взаимодействия с пехотой и конницей в условиях лесисто-болотистой местности. В победоносном сражении у Лесной Яков Вилимович командовал не только артиллерией, но и всем левым флангом русских войск. Эта победа подготовила условия для еще большего успеха российской армии 27 июня (8 июля) 1709 года в битве под Полтавой, ставшей одной из самых ярких страниц боевого прошлого нашего Отечества и звездным часом Я.В. Брюса, где генерал умело организовал систему огня артиллерии в сочетании с инженерными заграждениями.
Как известно, непосредственно в сражении со стороны шведов участвовали 20 тыс. человек и 4 орудия (28 орудий без боеприпасов оставались в обозе). Главные силы русской армии насчитывали 42 тыс. человек и 72 орудия. Шведы первыми ринулись в атаку, овладели первыми двумя редутами. Петр I приказал А.Д. Меншикову отойти за линию редутов, правый фланг наступавших шведов попал под перекрестный ружейный и пушечный огонь, и противник в панике отступил. На -66- втором этапе сражения шведы также первыми пошли в наступление и были встречены сильным огнем русской артиллерии: около 1500 ядер, картечей и бомб обрушила она на боевые порядки противника. О действиях брюсовской артиллерии шведы оставили потомкам такое свидетельство: «Ядра прорубали кровавые просеки в продолжающих наступать батальонах... Людей подбрасывало кверху, ломало, калечило, разрывало на куски... Когда до неприятеля оставалось метров 200, русская артиллерия перешла от ядер к картечи. Железный шквал превратился в ураган. Дула полковых орудий выплевывали заряд за за­рядом: один густой рой за другим свинцовых пуль, обломков кремня и сеченого железа врезал­ся в тонкую синюю линию... Вероятно, в эти минуты, когда русские орудия извергали картечь, артиллерийский огонь и нанес пехоте самый большой, самый страшный урон»{4}. А полковник принц Вюртенбергский так охарактеризовал действия русской артиллерии: «Шведская пехота... была остановлена русской артиллерией, которая, громя с фронта, валила целые шеренги и производила страшное опустошение». В результате Полтавской битвы шведы потеряли практически всю армию: более 9 тыс. убитыми, свыше 18 тыс. пленными, 32 орудия, весь обоз. Потери русских войск: 1345 человек убитыми, 3290 ранеными.
Полтавское сражение было тщательно подготовлено в артиллерийском отношении. Артиллерия имела лучшую по тому времени материальную часть, достаточное количество боеприпасов, хорошо подготовленных бомбардиров. Расположение орудий в редутах передовой позиции и в укрепленном лагере позволило артиллеристам маневрировать в ходе сражения. Применение орудий во фронтальных и перпендикулярных редутах в полевом бою было тактической новинкой, что дало возможность использовать фронтальный и перекрестный артиллерийский огонь в сочетании с ружейным.
За Полтаву Петр I собственноручно вручил Я.В. Брюсу высшую награду – орден Св. апосто­ла Андрея Первозванного. После Полтавы последовали осада Риги, Прутский поход, другие сражения, где также принимал участие Брюс.
Яков Вилимович в совершенстве знал артиллерийское и инженерное дело. Ему удалось сплотить вокруг себя талантливых людей, которые за короткое время создали ряд новых артиллерийских орудий, отличавшихся легкостью, повышенными маневренными свойствами, большой огневой мощью, точностью и дальностью стрельбы. Для устранения многокалиберности и многосистемности было решено оставить вместо 25 только 12 образцов пушек, гаубиц и мортир. Брюсовские артиллеристы первыми установили нормы боевого комплекта боеприпасов на одно орудие и ввели колесный зарядный ящик. Лично генерал-фельдцейхмейстеру российской армии принадлежит заслуга в разработке единой системы измерений – артиллерийской шкалы и артиллерийского веса, что способствовало установлению единообразия в изготовлении орудий и снарядов.
На основе опытных стрельб и боевого применения артиллерии в Северной войне была определена наиболее рациональная длина стволов для различных калибров артиллерийских орудий, что позволило достигать наибольшей дальности стрельбы. Был также определен минимальный вес (масса) артиллерийских орудий, позволявший, не снижая боевых качеств, повысить их маневренность на поле боя.
Таким образом, в годы руководства Я.В. Брюсом артиллерией ее материальная часть была в немалой степени унифицирована, а значительное по тем временам увеличение дальности стрельбы позволяло российской артиллерии обеспечивать поддержку действий пехоты и конницы еще до завязывания ими боя с противником, а также, что немаловажно, вести борьбу с его артиллерией. Кроме того, Я.В. Брюс много сделал для преобразования организационных основ артиллерии. Под его руководством достаточно продуманно реформируется центральный орган управления, который вскоре получает новое название: Приказ артиллерии переименовывается в Главную артиллерию{5}, прообраз будущего Главного артиллерийского управления (ГАУ). Это был принципиально новый высший орган управления артиллерией, сочетавший в себе функции руководства, боевого применения, снабжения.
Предпринятые Брюсом усовершенствования в управлении артиллерией были настолько рациональны и устойчивы, что их основы оставались незыблемыми на протяжении всего XVIII столетия, а некоторые из тех установлений перешли и в более позднее время.
В ходе реформ, проведенных Петром I и Брюсом, артиллерия окончательно была разделена по -67- организационно-тактическому принципу на полковую, входившую в пехотные (кавалерийские) полки; полевую, которая поддерживала своим огнем пехоту и конницу в полевом бою, усиливая огонь полковой артиллерии; осадную и крепостную. В кавалерийских полках вводилась конная артиллерия, в которой орудийные расчеты передвигались на верховых лошадях. В этом Россия на полвека опережала страны Западной Европы.
В 1701 году началось формирование первого артиллерийского полка, в котором объединялась вся полевая артиллерия. При этом сначала за полком не закреплялись материальная часть, находившаяся на складах, и лошади, которые содержались в специальных командах. Однако в ходе Северной войны это себя не оправдало. Орудия и лошади стали принадлежностью полка. В полном своем составе в бою полк, как правило, не участвовал, из него выделялись в действующую армию лишь отдельные артиллерийские роты. В эти же годы была упорядочена транспортировка орудий, введены так называемые фурштатские команды для перевозки полковых, полевых, осадных орудий и зарядных ящиков.
Особое внимание уделялось подготовке национальных офицерских кадров для артиллерии. В 1698 году при бомбардирской роте Преображенского полка открылась первая в России артиллерийская школа. Позднее были созданы другие артиллерийские школы в Москве и Петербурге. Высокая грамотность и культура, глубокое знание дела стали одной из славных традиций русских артиллеристов.
В боевой подготовке в войсках преобладала одиночная подготовка, носившая прикладной характер. Для обучения меткой и быстрой стрельбе практиковали стрельбу из мортир по специально оборудованному городку, в центре которого выставляли веху, а стрельбу из пушек вели по мишени.
Возглавляя артиллерию российской армии и руководя ее боевым применением, Брюс одновременно выполнял важнейшие поручения Петра I в вопросах внутренней и внешней политики. Он возглавлял также Берг- и Мануфактур-коллегии, участвовал в заключении мирного договора со Швецией. Во многом благодаря его искусным действиям и настойчивости Россия получила Лифляндию, Эстляндию, Ингерманландию, часть Карелии с Выборгским уездом и многие города, занятые российской армией в ходе Северной войны. Ему даже удалось убедить шведов передать России Выборг, на уступку которого Швеции соглашался Петр I. «Трактат, вами заключенный, – писал благодарный царь генерал-фельдцейхмейстеру, – столь искусно составлен, что и мне самому не можно бы лучше оного написать для подписи господ шведов. Славное сие в свете дело ваше останется всегда незабвенным: никогда нагла Россия такого полезного мира не получала»{6}. Глава российской артиллерии по воле Петра I был возведен в графское достоинство (февраль 1721 г.).
Велики заслуги Брюса в области науки и просветительства. Во многом благодаря его деятельности стало возможным основание Академии наук. Им была составлена карта земель на огромной территории от Москвы до Малой Азии. Яков Вилимович руководил изданием знаменитого календаря. Благодаря его глубоким познаниям в астрономии Россия впервые познакомилась с учением Коперника. С английского, немецкого, французского, голландского и латинского языков им были переведены книги по астрономии, математике, географии, механике, фортификации, баллистике, грамматике, навигационному искусству и т.д.
Накануне и в день погребения тела Петра Великого Брюс носил звание «верховного обер-маршала печальной комиссии» и в этом звании отдал последний долг своему любимому государю. С воцарением -68- на престоле Екатерины I (1725 г.) деятельность Брюса по руководству артиллерией прекратилась. Учитывая его заслуги перед Отечеством, специальным указом императрицы перед уходом в отставку Яков Вилимович был пожалован в генерал-фельдмаршалы (1726 г.). Умер он в своем родовом имении в Глинках под Москвой. Смерть его, по выражению одного из современников, «опечалила многих», ибо «был он доступен для каждого, любил делать добро без тщеславия, помогал бедным и силу свою употреблял на подвиги»{7} – подвиги во имя и во славу России, своей настоящей Родины, где он родился и прожил долгую и интересную жизнь, подвиги во имя и славу своего любимого рода войск – артиллерии.
Петр Иванович Шувалов был седьмым генерал-фельдцейхмейстером, возглавляя российскую артиллерию в период с 1756 по 1761 год. Его назначение на должность главы российской артиллерии было связано с Семилетней войной (1756-1763 гг.), когда высшие государственные и военные чины Российской империи, обеспокоенные «обезглавием» артиллерии (с 1749 по 1756 г. глава артиллерии не назначался), в мае 1756 года представили императрице Елизавете Петровне доклад, где говорилось о «крайней необходимости определить при артиллерии главного командира – генерал-фельдцейхмейстера, способного генерал-аншефа и кавалера графа Петра Ивановича Шувалова»{8}. Так в его лице российская артиллерия получила человека выдающихся способностей, продолжившего начинания Петра Великого и Я.В. Брюса. Начальник Артиллерийского исторического музея Д.П. Струков о нем отзывался так: «Энергичная и просвещенная деятельность седьмого генерал-фельдцейхмейстера успела ознаменоваться целым рядом выдающихся преобразований. Им после 30-летнего застоя было восстановлено продолжение благотворных начинаний в артиллерийском деле Великого Петра и энергичного выполнителя их, знаменитого Брюса. Время генерал-фельдцейхмейстера графа П.И. Шувалова, бесспорно, положило собою эру нового развития и процветания русской артиллерии»{9}.
Принимая руководство артиллерийским ведомством, П.И. Шувалов, по его выражению, решил «перевоссоздать материальную часть артиллерии», на которую к концу «немецкого правления» (Гинтер, Миних, Гессен-Гомбургский) со всех сторон сыпались жалобы из-за низкой эффективности огня, невысоких маневренных качеств и т.д. Еще в 1753 году Шувалов предложил конструкторам и изобретателям реализовать на практике идею создания «секретной гаубицы». Она имела эллипсовидный, расширявшийся к дулу канал ствола, что, по мысли Шувалова, должно было способствовать разлету картечи веером больше по горизонтали, чем по вертикали. Тем самым могла быть увеличена площадь поражения противника по сравнению с картечным действием обычных полевых гаубиц.
Одновременно по указанию П.И. Шувалова проводились исследования, практические работы и по созданию других типов и систем артиллерийских орудий. В 1757 году были изготовлены первые образцы 152-мм гаубиц, названных «единорогами» (конструкторы М.И. Данилов и М.Г. Мартынов), находившиеся на вооружении русской армии свыше 100 лет. Подобное название они получили от геральдической фигурки единорога – мифического зверя, имевшегося в фамильном дворянском гербе Шувалова и украшавшего ствол орудия.
С 1757 года стали создаваться артиллерийские бригады, объединявшие орудия, орудийную прислугу (закрепленную за орудиями) и постоянные средства тяги на каждое орудие (в 1760 г. создается пять однотипных бригад по 20 орудий в каждой). Нововведение Шувалова в развитии средств тяги состояло в том, что фурштатские команды поступили теперь в полное распоряжение тех командиров, которым они придавались.
Обновленная под руководством П.И. Шувалова артиллерия сыграла значительную роль в разгроме прусских войск под Кунерсдорфом (август 1759 г.). Здесь костяком обороны русских войск были артиллерийские батареи, располагавшиеся на высотах Юденберг (правый фланг) – пять батарей, Шпицберг (центр) – одна батарея и Мюльберг (левый фланг) – одиннадцать батарей. Позиции были хорошо оборудованы в инженерном отношении и связаны между собой сплошной линией окопов. В целом армия генерал-фельдмаршала П.С. Салтыкова имела 60 тыс. человек и около 250 орудий. Русские артиллеристы мужественно отражали натиск превосходящих сил противника. Скучившиеся в овраге пруссаки попали под убийственный огонь русской артиллерии -69- и пехоты с выс. Шпицберг и оказались в тяжелом положении. Салтыков приказал перебросить два полка с артиллерией с правого фланга на направление, где пруссаки наносили главный удар. Мощный огонь всей артиллерии, часть которой вела стрельбу через головы своих войск, привел неприятеля в замешательство. Фридрих II бросил в бой свой последний резерв – конницу Зейдлица, но артиллеристы, подпустив ее на близкое расстояние, открыли губительный картечный огонь в упор. Опустошенные ряды врага дрогнули, а его полный разгром был завершен контратакой конницы и пехоты.
В последующих сражениях Семилетней войны, при штурме Кольберга (1761 г.) и ранее при взятии Берлина (1760 г.), по которому шуваловские «единороги» выпустили 1600 снарядов, артиллерия являлась решающим огневым средством, обеспечивавшим успешные действия войск.
С именем П.И. Шувалова связаны важные изменения в организации артиллерии. При нем впервые были введены должности полкового артиллерийского офицера и дивизионного артиллерийского капитана, фактически ставших предвестниками будущих начальников артиллерии полков и дивизий. Фурштатские команды в ходе Семилетней войны получили форму одежды личного состава артиллерии и стали привлекаться к боевой подготовке со всеми прочими подразделениями.
Как видный военачальник, генерал-фельдцейхмейстер П.И. Шувалов зарекомендовал себя новатором в вопросах артиллерийского образования. В период управления им артиллерией на достаточно высоком уровне была подготовка артиллерийских кадров. С 1758 года они готовились в Объединенной артиллерийской и инженерной дворянской школе (с 1762 г. – Артиллерийский и инженерный шляхетный кадетский корпус). Получив разносторонние знания, офицеры-выпускники завершали подготовку в войсках, приобретая практические навыки. Здесь же готовили и рядовых артиллеристов. В период обучения в летних лагерях особое внимание обращалось на отработку приемов, способствовавших повышению скорострельности и точности стрельбы. Полевую артиллерию рекомендовалось располагать на поле боя в две линии в соответствии с построением остальных войск, что увеличивало глубину ее боевых порядков и обеспечивало большую устойчивость войск.
Артиллерия второй линии должна была находиться на возвышенных местах и вести огонь через головы своих войск. Это стало новым этапом в развитии тактики артиллерии, что в последующем заимствовали артиллеристы из других стран.
Большое внимание уделялось организации борьбы с артиллерией противника на протяжении всего боя. Рекомендовалось поддерживать тесное взаимодействие между батареями: если противник атакует одну из батарей, другие поддерживают ее своим огнем. Подчеркивалась необходимость организации фланкирующего огня. Наставление определяло и действия полковой артиллерии.
В бытность П.И. Шувалова генерал-фельдцейхмейстером им была выдвинута идея создания военной академии. Он представил в военное ведомство докладную записку «О военной науке», в которой обобщил передовые для своего времени принципы военной теории. Шувалову русская артиллерия обязана уничтожением крупного зла тех лет – служебных преимуществ иноземцев, которыми они пользовались, неся одинаковую с русскими офицерами службу. Немало им было сделано в вопросах формирования национальной системы воспитания и обучения артиллеристов, исходившей из особенностей устройства и комплектования русской армии. Особое внимание генерал-фельддейхмейстер уделял обобщению боевого опыта, доведению его до всего командного состава. Он принимал личное участие в составлении важнейшего документа Семилетней войны – «Обязанности общевойсковых и артиллерийских начальников по управлению артиллерией». В нем достаточно четко определялись обязанности по управлению артиллерией от начальника полковой артиллерии до начальника артиллерии на театре военных действий, давались разумные и обоснованные рекомендации по организации поддержания взаимодействия артиллерии с пехотой и кавалерией. «Обязанности...» способствовали дальнейшему развитию основ тактики полевой артиллерии.
Таким образом, высокое качество материальной части артиллерии, применение мощных разрывных снарядов, умелое осуществление маневра и массирования артиллерии на важнейших направлениях, стрельба через боевые порядки своих войск, высокая огневая и тактическая подготовка специалистов способствовали превращению российской артиллерии, возглавлявшейся П.И. Шуваловым, в надежную опору государства.
Петр III произвел графа Шувалова в генерал-фельдмаршалы, но к этому времени Петр Иванович был уже серьезно болен. 4 января 1762 года Шувалов скончался, гробницу его украсил фельдмаршальский жезл.
Велик вклад в развитие российской артиллерии графа Алексея Андреевича Аракчеева (1769-1834). Его обширные познания в области артиллерии, недюжинный артиллерийский талант способствовали укреплению этого важного рода войск в годы наполеоновских войн. Назначенный инспектором артиллерии в январе 1799 года, -70- Аракчеев начал с того, что принял меры к упрощению процедуры оформления документов, ускорению прохождения их по инстанциям. С этой целью он создал свой орган управления – Канцелярию инспектора всей артиллерии, возложив на нее задачу готовить необходимые справки без излишней волокиты, чтобы избежать промедления в производстве дел{10}.
С октября 1799 года Аракчеев находился в отставке, в мае 1803 года восстановлен в должности инспектора артиллерии, в декабре 1807 года назначен состоять при императоре Александре I с правом издавать указы по артиллерийской части от имени царя.
Реформы в артиллерии, за осуществление которых взялся новый ее начальник, охватили все ее стороны: решались проблемы совершенствования материальной части и боеприпасов, организационно-штатной структуры, подготовки кадров и т.д.
Алексей Андреевич не без оснований считал, что успешное реформирование такого рода войск, как артиллерия, в непростое и сложное время на рубеже двух столетий было бы немыслимо без квалифицированного научно-технического руководства. По его предложению в 1804 году последовало высочайшее повеление об учреждении Временного артиллерийского комитета при Артиллерийской экспедиции, в последующем переименованного в Ученый комитет по артиллерийской части. Инспектор артиллерии перенес в комитет рассмотрение всех предложений, связанных с развитием артиллерийской науки, созданием новой материальной части, боеприпасов и усовершенствованием существовавших образцов артиллерийского вооружения. На заседания комитета привлекались представители из войск, которые, собственно, и являлись заказчиками и движителями его научных
разработок. С позиций сегодняшнего дня А.А. Аракчеев предстает перед нами не только как профессионал и опытный руководитель артиллерийского ведомства, но и как хорошо подготовленный инженер-исследователь.
В результате деятельности специально созданной в 1802 году комиссии под председательством Аракчеева, куда входили русские артиллеристы Х.А. Эйлер, А.О. Базин, К.К. Сивере, Д.П. Резвой, А.И. Кутайсов, И.Г. Гогель, Г.А. Плато, А.И. Маркевич и Ф.Й. Апрелев, была разработана система вооружения полевой артиллерии, принятая в 1805 году.
Эта система с достаточной четкостью определяла состав полевой артиллерии, что потребовало установления соответствующего порядка изготовления артиллерийского вооружения и военно-технического имущества. Орудия образца 1805 года были значительно легче, чем соответствующие орудия прежней конструкции, возросли их маневренные возможности, а применявшиеся боеприпасы позволяли с большей эффективностью поражать цели, успешно вести борьбу с артиллерией противника. На основе опытов, проведенных по указанию инспектора артиллерии, в изготовление бомб и гранат были внесены конструктивные изменения, благодаря которым боеприпасы сухопутной и морской артиллерии одного и того же калибра стали взаимозаменяемыми{11}. Были созданы подвижные арсеналы и утверждены для них штаты на мирное и военное время. По замыслу инспектора артиллерии, они должны были в полевых условиях решать значительный объем -71- работ по ремонту артиллерийского вооружения{12}. По инициативе А.А. Аракчеева достаточно четко и определенно устанавливался вес (масса) заряда и пули для патронов всех видов огнестрельного оружия российской армии".
При Аракчееве была усовершенствована организационно-штатная структура артиллерии. С созданием постоянных корпусов и дивизий все артиллерийские роты, приданные одной пехотной дивизии, стали объединяться в артиллерийские бригады. В начале июля 1807 года соответствующим указом была уточнена их структура. Предусматривалось, что число бригад (26) будет соответствовать числу пехотных дивизий, а в составе каждой артиллерийской бригады будет равное количество рот: батарейных – 2, легких – 2, конных – 1, понтонных – 1. По существу, каждая дивизия получала своего рода штатную дивизионную артиллерию. Командир артиллерийской бригады являлся в то же время начальником артиллерии дивизии. В корпусе назначался артиллерийский генерал, исполнявший должность начальника артиллерии корпуса. И еще немаловажная деталь – артиллерийская рота становилась основной огневой и тактической единицей в артиллерии. Подобные изменения в организации артиллерии позволяли с большей эффективностью управлять ее огнем и маневром в боевой обстановке.
А.А. Аракчеев принял ряд мер по улучшению подготовки кадров для артиллерии, стремился возродить румянцевские и суворовские принципы обучения и воспитания личного состава. 6 февраля 1804 года Александром I были утверждены составленные Аракчеевым правила об офицерских экзаменах: тех, кто показывал отличные знания математических наук и артиллерийского дела, Алексей Андреевич неизменно представлял к награждению. Если же офицер помимо успешной учебы занимался еще и переводами на русский язык полезных для российских артиллеристов иностранных книг, то он награждался денежной премией. Были приняты меры и к улучшению боевой подготовки. Еще в 1804 году был разработан и высочайше утвержден порядок проведения учений с артиллерийскими подразделениями. Инспектор артиллерии обращал внимание на качество подготовки личного состава непосредственно в роте, требуя не мене двух недель отводить на «лабораторные занятия», четыре недели на занятия в лагерных (полевых) условиях, после чего предусматривалось участие артиллерийских подразделений в маневрах совместно с пехотными и кавалерийскими частями.
А.А. Аракчеев по своей инициативе в 1808 году организовал издание «Артиллерийского журнала», призвав широкие военные круги обмениваться опытом, мнениями по самым различным вопросам артиллерийского дела, в том числе по проектированию новых орудий и боеприпасов, дальнейшему развитию тактики и организации взаимодействия артиллерии с пехотой и конницей и т.д.
С 1808 по 1810 год А.А. Аракчеев занимал пост военного министра. В Отечественную войну 1812 года руководил подготовкой резервов для действующей армии.
Результаты его преобразований в артиллерии позволили ей достойно зарекомендовать себя в наполеоновских войнах начала XIX века. Выстояла она с честью и на Бородинском поле против лучшей артиллерии тогдашней Европы, руководимой лучшим артиллеристом эпохи – самим Бонапартом.
Александр I, выехав в декабре 1812 года в действующую армию, взял с собой и Аракчеева и уже не расставался с ним до окончания военных действий в Европе. 31 марта 1814 года российский император подписал указ о производстве его в генерал-фельдмаршалы. Однако Алексей Андреевич, полагая, что, не принимая личного участия в боевых действиях, не руководя войсками, не имеет морального права принять фельдмаршальский жезл, отказался от него. Но другую награду – портрет императора, украшенный бриллиантами, для ношения на груди – принял. Однако и здесь проявил «своеволие» – с портретом не расставался до самой смерти, а бриллианты возвратил в императорский кабинет.
Авторитет А.А. Аракчеева как артиллериста стоял так высоко, что великий князь Михаил Павлович (1798-1849), вступив в исполнение обязанностей генерал-фельдцейхмейстера, неоднократно обращался к нему за советами. В одном из адресованных ему писем он отмечал: «Артиллерия так Вам во многом одолжена, что я ничего не хочу вводить нового, не спрося наперед Вашего на то совета»{14} .
В целом же русская артиллерия в начале XIX века была на уровне передовой теории и практики своего времени, а русские артиллеристы неизменно отличались широким кругозором, высокой культурой и профессиональной подготовкой. Немалая заслуга в этом подлинных сынов Отечества Я.В. Брюса, П.И. Шувалова, А.А. Аракчеева.
 

Примечания
 

{1} Воинский устав 1716 г. СПб., 1753. С. 66.
{2} Цит. по: Павленко Н.И. Петр Великий. М., 1998. С. 199.
{3} Ласковский Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России. Ч. II. СПб., 1861. С. 132.
{4} Цит. по: Энглунд П. Полтава. Рассказ о гибели одной армии. М., 1995. С. 166, 167.
{5} Полное собрание законов Российской Империи (ПСЗ). Т. 6. № 3588. 1830.
{6} Карцов А.П. Военно-исторический обзор Северной войны. СПб., 1851. С. 76.
{7} Фирсов Н.Н. Петр 1 Великий, московский царь и император всероссийский. М., 1916. С.97.
{8} Струков Д.П. Столетие военного министерства. Главное артиллерийское управление. Исторический очерк. СПб., 1902. С. 227.
{9} Там же. С. 23.
{10} Артиллерийский журнал. 1885. № 9. С. 663, 664.
{11} ПСЗ. Т. 1. № 23178. С. 457.
{12} Тамже. №23181. С. 515.
{13} Там же. №21627. С. 828.
{14} Архив ВИМАИВиВС. Ф. 5. Оп. 2. Д. 1. JI. 17. -72-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU