УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Кузнецов А.М. Военные музеи в императорской России
 

// Военно-исторический журнал. 2007. №2. С.56-61.

 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

Важной составляющей прошлого Российского государства является его военная история. Помочь подрастающему поколению изучить ее, больше узнать об основных событиях, выдающихся военачальниках, а также о жизни и быте в армии и на флоте призваны отечественные военные музеи. XVIII-начало XX века – особый период в развитии военных музеев, получивший название императорского. Созданная в то время военно-музейная сеть включала в себя военные музеи и войсковые, или полковые, музеи{*}. В России велась большая работа по сбору, хранению и популяризации предметов военной истории, что способствовало формированию у русского воинства любви к Родине, вооруженным силам, преданности лучшим воинским традициям.
Экономические, политические, культурные и военные преобразования, проводившиеся Петром
I в конце XVII – начале XVIII века, послужили основанием для закрепления за военными музеями статуса государственных социально-культурных институтов. Особое внимание к накоплению, хранению и изучению артиллерийских орудий, моделей кораблей, образцов холодного и огнестрельного оружия было связано с важнейшей общенациональной задачей – укреплением военного могущества Российской Империи.
В первой четверти
XVIII века в России началась систематизация знаний о морском деле. В 1709 году в Петербургском адмиралтействе была учреждена Модель-камера, в которой по указу Петра I собирались и хранились модели и чертежи как иностранных, так и отечественных кораблей{1}. В 1805 году Модель-камеру преобразовали в Морской музей, первоначально разместившийся в здании Адмиралтейства. Ныне – это Центральный военно-морской музей, располагающийся в здании бывшей фондовой биржи на стрелке Васильевского острова.
В годы царствования ближайших преемников Петра
I предпочтение в области строительства и развития армии и флота отдавалось зарубежному опыту в ущерб отечественным традициям, что повлекло за собой ослабление внимания к собиранию, хранению и изучению памятников российской военной истории.
Положение изменилось к лучшему в 60-е годы
XVIII века благодаря деятельности возглавившего оружейную канцелярию генерал-фельдцейхмейстера П.И. Шувалова (1710-1762). Он приступил к созданию в России единого центра собирания и изучения военно-исторических материалов музейного значения. При его непосредственном участии был разработан и проведен в жизнь
указ от 28 июля 1756 года о сосредоточении в Москве и Санкт-Петербурге разных военных «достопамятностей»{2}. Во исполнение этого документа в 1775 году был создан один из первых российских военных музеев – Достопамятный зал в Санкт-Петербурге{3}.
Проведение некоторых административных реформ в армии и на флоте в первой четверти
XIX столетия коснулось и военных музеев. Их сотрудники, подлинные патриоты своей Родины, вели кропотливую созидательную работу. В фондах Достопамятного зала и Государственной Оружейной палаты в Москве шел процесс накопления предметов оружия и воинского быта. В 1806 году на должность помощника директора Морского музея был назначен лейтенант А.Я. Глотов (1779-1825). Главной его заслугой явилось основание при Модель-камере музея специальной мастерской, в стенах которой при его непосредственном участии к 1819 году были исправлены и изготовлены около 290 моделей кораблей{4}. Они служили наглядными пособиями, рассказывавшими об истории создания и развития русского флота.
В ходе Отечественной войны 1812 года и после нее Достопамятный зал и Государственная Оружейная палата пополнились большим количеством исторически ценного отечественного и трофейного французского оружия. В те годы залы этих музеев впервые открылись для широкого посещения{5}.

Во второй половине XIX века   прогрессивные  тенденции -56- в науке, технике и культуре оказали огромное влияние на деятельность военных музеев, повысили практическую значимость использования музейных коллекций в научно-исследовательских, образовательных и просветительных целях. В этот период в основном сформировались коллекции Артиллерийского и Морского музеев, возникли Хирургический и Пироговский музеи. Впоследствии их собрания стали основой Военно-медицинского музея, ряда военно-морских музеев, таких, как Севастопольский, Кронштадтский и др.
Cо второй половины XIX века началась деятельность войсковых, или, как их тогда называли, полковых музеев. Они создавались в связи с проводившейся работой по написанию истории каждой из частей, отмечавших юбилей. Первый войсковой музей был создан в 1866 году в 65-м пехотном Московском полку{6}.
Развитию войсковых музеев способствовали российские военные реформы, проведенные в 1860-1870 годах под руководством военного министра Д.А. Милютина. Уже во второй половине XIX – начале XX века в армии насчитывалось более 300 войсковых музеев{7}. Полковые музеи в основном создавались без директивных указаний, по частной инициативе офицеров. Так, в конце 1889 года поручик П.П. Потоцкий обратился к офицерскому собранию лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады с предложением открыть исторический музей части. Эта идея встретила горячую поддержку со стороны офицерского состава. Соответствующее прошение было одобрено командованием. Приступив на общественных началах к созданию музея, П.П. Потоцкий начал собирать среди сослуживцев памятные предметы (ордена, медали, образцы оружия, предметы обмундирования и снаряжения, личные вещи и т.д.). Через два года музей открылся для официального посещения{8}.
Процесс создания войсковых музеев положительно оценили современники. Военный историк генерал П.О. Бобровский в 1901 году писал: «Никогда еще, со времен устройства регулярной армии в России, не было такого горячего стремления иметь историю полков, как в последние 25 лет...»{9}.
Что касается типовой модели организации войскового музея начала XX века, то она была следующей. Как правило, музей размещался в помещении офицерского собрания части и занимал одну или две специально выделенные комнаты. Наиболее ценные вещи (серебряные георгиевские трубы, высочайше пожалованные грамоты и т.д.) хранились на квартире командира полка. Хранителя (заведующего) войсковым музеем выбирало общее собрание офицеров полка. Устройство музея было в ведении либо одного человека, либо нескольких внештатных сотрудников, которые в свободное от службы время занимались поиском, сбором, учетом и публичным представлением особо ценных предметов, имевших отношение к истории части. Содержался музей в основном за счет средств, выделенных офицерским собранием{10}.
Экспозиция любого войскового музея представляла собой несколько витрин и шкафов, хранивших коллекции и мемориальные вещи. На стенах музейных залов висели портреты правившего императора и командиров, служивших на протяжении всей истории существования полка, а также картины, на которых были изображены наиболее значимые события его боевого прошлого. В специально оборудованных стойках хранились полковые знамена и штандарты. Образцы обмундирования и снаряжения демонстрировались на манекенах.
Доступ в войсковой музей ограничивался определенными для посещения днями, а также специальным разрешением офицерского собрания или командира части{11}.
Следует отметить, что в коллекциях полковых музеев имелись предметы, принадлежавшие людям, сыгравшим значительную роль в истории нашего государства и его культуры. Например, в лейб-гвардии Финляндском полку находились личные вещи и материалы «дедушки русского романса» композитора Н.А. Титова, художника П.А. Федотова, писателя А.В. Дружинина{12}.
Рост числа войсковых музеев, открытие новых военно-исторических музеев свидетельствовали о складывавшейся военно-музейной сети, во главе которой стояли такие крупные музеи, как Артиллерийский и Морской.
Особый интерес к военной истории Отечества на рубеже XIX-XX веков способствовал учреждению военно-исторических комиссий, военно-исторических обществ, которые объединяли усилия энтузиастов, активно интересовавшихся героическим прошлым страны.

В 1896 году по инициативе офицеров Петербургского гарнизона было создано Общество ревнителей военных знаний, которое возглавил генерал-майор Е.М. Бибиков, командир 2-й бригады гвардейской пехотной дивизии. Устав общества не предусматривал оказание помощи в создании и организации деятельности военно-исторических музеев Петербургского гарнизона, однако его члены активно -57- помогали военным и полковым музеям, использовали их коллекции для обучения и воспитания личного состава. Так, в 1902 году членами общества был устроен осмотр Интендантского музея, в 1903 году проведены торжества в честь 200-летнего юбилея Артиллерийского исторического музея. Кроме этого, Общество ревнителей военных знаний подготовило и выпустило путеводители и справочные издания о Суворовском музее, памятниках Бородино.
В 1907 году в Петербурге было основано Русское военно-историческое общество, целью которого стало «изучение военно-исторического прошлого русского народа во всех его проявлениях»{13}. Одной из задач провозглашалось устройство музеев военной старины. Русское военно-историческое общество насчитывало 13 местных отделений.
Наибольшую активность проявляли Московское и Киевское отделения. При Московском отделении был создан Кружок ревнителей памяти Отечественной войны 1812 года, члены которого участвовали в создании Музея 1812 года, постройке памятников на Бородинском поле и других местах, связанных с событиями той войны. Киевское отделение с 1911 года издавало журнал «Военно-исторический вестник», организовало Киевский военно-исторический музей.
Помимо научных обществ, занимавшихся изучением военной истории и сохранением памятников, были созданы официальные учреждения с аналогичными задачами. Одно из таких учреждений – «Комиссия по описанию боевых трофеев русского воинства и старых русских знамен при Военно-походной канцелярии его императорского величества» под председательством В.К. Шенка. Главной целью комиссии было собирание реликвийных трофеев и знамен русской армии и флота, находившихся в полках и военных храмах в разных частях страны. Создание комиссии свидетельствовало о заинтересованности государства в сохранении военно-исторического наследия.
По мере накопления музеями исторических предметов встала задача по их учету в целях более рационального использования в воспитании личного состава. В 1910 году Московское отделение Русского военно-исторического общества приступило к изданию обозрения предметов военной старины, хранившихся в музеях, частных собраниях и воинских частях, чтобы впоследствии представить общий исторический очерк о развитии отечественного военно-музейного дела. Первый выпуск, посвященный 11 полковым музеям частей, принимавшим участие в Отечественной войне 1812 года, оказался и единственным. Выходу в свет остальных изданий помешала Первая мировая война{14}.

Рост числа войсковых музеев вызвал необходимость объединения усилий музееведов, любителей военной истории. 26-30 декабря 1912 года в Москве состоялся Первый предварительный Всероссийский съезд деятелей музеев и архивов. Работавшая на съезде секция полковых музеев в ходе своих -58- заседаний пришла к выводу, что без принятия положения о полковых музеях их деятельность и даже само существование «не представляются обеспеченными»{15}.
20-26 апреля 1913 года в Москве прошел съезд хранителей полковых музеев Московского военного округа. Участники форума выработали проект Положения о войсковых музеях, который был направлен для дальнейшего обсуждения в разряд (отделение) военной археологии и археографии Русского военно-исторического общества. К сожалению, дальнейшая работа над проектом была приостановлена из-за начавшейся Первой мировой войны.
Наряду с положительными моментами в процессе создания и организационного оформления отечественных полковых музеев во второй половине XIX — начале XX века имелись и принципиальные недостатки, относившиеся к практической деятельности самих музеев.
В частности, не было единого мнения по поводу того, кто именно должен был заниматься историей войсковой части. Например, видный военный деятель и историк А.З. Мышлаевский подчеркивал, что люди, привлеченные к этому делу, обязаны были «серьезно относиться к исполнению своей задачи, а не быть вольнонаемными»{16}. П.О. Бобровский также напоминал: «Чужой ли, свой ли офицер, прежде всего, должен быть правдивым в изображении событий, представлять их такими, какими они являются в документах...»{17}. Таким образом, от деятельности военных музееведов зависели подбор и истолкование музейных экспонатов, рассказывавших об истории воинской части, тематика и содержание разделов, а также воспитательная работа, проводившаяся в армии и на флоте с помощью музеев.
Кроме того, с работой подавляющего большинства полковых музеев не могли ознакомиться нижние чины войсковых частей. В упомянутом выше проекте положения говорилось о том, что музеи «могут посещать лишь офицеры и приглашаемые ими родственники и гости»{18}. Это свидетельствовало об определенной кастовой принадлежности полковых музеев, что не могло не влиять на эффективность работы по воинскому воспитанию нижних чинов.
Помимо этого, в изученных автором документах, касающихся деятельности полковых музеев второй половины XIX – начала XX века, не упоминается такое понятие, как «экспозиция». Это дает основание полагать: экспозиционная работа как важное направление музейной деятельности не получила должного развития, что осложняло представление музейных предметов для обозрения.
И, наконец, существенным недостатком многих музеев являлась слабая материальная база. Некоторые музеи размещались в неприспособленных помещениях, вследствие чего наблюдались преждевременный износ, порча и утеря реликвийных предметов военной истории части.

Однако указанные недостатки не умаляют того самоотверженного труда по сбору, хранению и публикации -59- (представлению на всеобщее обозрение) исторических предметов, которые вели полковые музееведы. В начале XX века полковые музеи подчинялись Генеральному штабу, что вело к определенной обособленности от музейной общественности страны и сказывалось на формах и методах работы военных музееведов. Подобное положение вещей требовало создания единого военно-исторического музея, под эгидой которого можно было бы объединить усилия по сохранению и изучению богатого исторического наследия российских вооруженных сил.
К решению такой задачи приступили следующие рабочие органы: комиссия под председательством видного военачальника и историографа Н.Н. Обручева (1902-1904 гг.) и комитет под руководством Н.Н. Сухотина (1907-1914 гг.). К сожалению, по ряду экономических, социальных и духовных причин деятельность указанных органов не увенчалась успехом, и единый военно-исторический музей не был создан.
Во многом рубежным в развитии отечественной военно-музейной сети императорского периода стал 1914 год. Начавшаяся Первая мировая война внесла коррективы в планы музеев. Прекратили свою деятельность Русское военно-историческое общество, Общество ревнителей военных знаний и другие. Многие члены указанных общественных объединений были мобилизованы в действующую армию. Кроме того, начался процесс эвакуации в глубь страны ряда военных и полковых музеев, находившихся в близости от фронтовых границ.
Однако в это время работа музееведов продолжалась. Так, в Петрограде с 24 июня по 8 сентября 1915 года действовала и имела большой успех «Выставка войны: наши трофеи». Для размещения ее экспонатов по согласованию с Морским министерством были отведены площади манежа Главного адмиралтейства и его внутреннего бульвара.
За два месяца выставку посетили более 560 тыс. человек. Начатая без всякой субсидии от казны, она принесла государству свыше 30 тыс. рублей дохода, при том, что входная плата была заменена добровольными взносами на нужды жертв войны{19}. Выставку предполагалось отправить в Москву, но в переполненном беженцами городе не нашлось необходимого помещения.
Вскоре после закрытия выставки один из активистов Общества ревнителей истории, М.К. Соколовский, выступил с инициативой создания в Петрограде музея Великой войны. Для проработки этой идеи был учрежден комитет, который возглавил председатель общества герцог Г.Н. Лейхтенбергский. Инициативу создания музея Великой войны в российской столице поддержали гражданские и военные власти, городская общественность. Министр путей сообщения С.В. Рухлов согласился передать музею все предметы его ведомства, представленные на «Выставке войны: наши трофеи». Комитет по устройству музея также заручился поддержкой начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии -60- М.В. Алексеева относительно получения предметов, доставленных непосредственно с театров военных действий и имевших историческую ценность.
4 октября 1916 года Николай II высочайше утвердил название музея: «Императорский Петроградский музей Великой войны имени его императорского высочества наследника цесаревича». 9 октября состоялось официальное открытие и освящение музея в особняке № 17 на 12-й линии Васильевского острова{20}. Окончательно музей Великой войны должен был разместиться в Федоровском городке Царского Села.
Февральская революция 1917 года серьезно повлияла на развитие военно-музейного дела. С одной стороны, активизировалась русская интеллигенция, усмотревшая свою миссию по спасению богатого культурного наследия от гибели в огне революции, а с другой – центральная власть растерялась, оказалась инертной и в критическое для страны время не предприняла никаких мер по сохранению музеев и их коллекций.
 

Примечания
 

{*} Военные музеи – самостоятельные учреждения, имевшие собственные штаты сотрудников; войсковые (полковые) музеи действовали при частях, на общественных началах.
{1} Морской музей России. Центральный военно-морской музей / Под ред. Е.Н. Корчагина. СПб., 2000. С.13.
{2} Ермошин И.П. Артиллерийский исторический музей к 40-й годовщине Вооруженных Сил Советского Союза / Сборник исследований и материалов Артиллерийского исторического музея. Л., 1958. Вып. 2. С.210.
{3} Вопрос о времени создания Достопамятного зала и сегодня вызывает споры. Многие исследователи считают годом его основания 1703-й, когда был создан цейхгауз Петропавловской крепости. Об изменении названия музея: с 1775 г. – Достопамятный зал; с 1868 г. – Артиллерийский музей; с 1903 г. – Артиллерийский исторический музей; с 1965 г. по настоящее время – Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. См.: Российская музейная энциклопедия: В 2 т. М., 2001. Т. I. С. 36, 37.
{4} Морской музей имени императора Петра Великого. СПб., 1909. С. 26.
{5} Бардыго Н.С. Музееведение. М., 2000. С. 8.
{6} Военная энциклопедия: В 8 т. М., 1998. Т. 2. С. 108, 109.
{7} Спиридонова Т.П. Музеи войсковых частей в дореволюционной России (становление и историко-культурное значение): Дис. ... канд. ист. наук. М., 2005. С. 31.
{8} Александрова Н.В. Российские военные музеи на рубеже XIX-XX вв. / Информационно-методический сборник ЦМ ВС. 1998. № 2. С. 60.
{9} Бобровский П.О. Истории полков русской армии // Русский инвалид. 1904. № 84. С. 16.
{10} Озаровский А. Еще раз о полковых музеях и архивах // Русский инвалид. 1901.3 ноября.
{11} Самонов В. Полковые музеи, их устройство, организация и общественное значение // Офицерская жизнь. 1910. № 422-423. С. 30, 31.
{12} Александрова Н.В. Указ. соч. С. 61.
{13} Военный энциклопедический словарь: В 2 т. М., 2001. Т. 2. С.505.
{14} Обозрение предметов старины. Музеи войсковых частей // Военный мир. 1912. №8-9. С.7.
{15} Кишкин Л. Съезд хранителей полковых музеев частей МВО // Военный сборник. 1913. № 7. С. 10.
{16} Григорович А. Пособие для составления полковых историй и устройства музеев. СПб., 1906. С. 11.
{17} Бобровский И.О. Указ. соч. С. 17.
{18} Проект Положения о войсковых музеях // Журнал Русского военно-исторического общества. 1914. № 4-5. С.293.
{19} Александрова Н.В. Спасение военно-исторических материалов в 1914-18 гг. // Информационно-методический сборник Центрального Музея Вооруженных сил. 1999. №4. С. 25.
{20} Там же. С. 26. -61-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU