УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Лабутин П.А. «Я горжусь… что мне пришлось командовать такой славной армией»

// Военно-исторический журнал. 2001. №8. С.30-37.

 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

Император Николай I (1796-1855), подавивший в начале царствования восстание декабристов, а в конце – проигравший Крымскую войну, остался в истории России, говоря по-современному, не только как крутой самодержец, но и как человек, сыновья которого свершили немало полезного в области военного строительства.
Так, его старший сын император Александр
II "благословил" Д.А. Милютина на проведение серьезной военной реформы (кстати, при нем завершилось присоединение к России Кавказа (1864), Казахстана (1865) и большей части Средней Азии (1865-1881); его второй сын великий князь Константин Николаевич (1827-1892) руководил военно-морским ведомством, где провел ряд прогрессивных реформ и, по сути, создал паровой броненосный флот; его третий сын великий князь Николай Николаевич (Старший{1}) (1831-1891), генерал-фельдмаршал (1878), генерал-инспектор кавалерии и по инженерной части, был первым, кто возглавил созданный в 1864 году Петербургский военный округ и сыграл видную роль в деле обучения и воспитания войск, затем являлся главнокомандующим Дунайской армией в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., Принесшей народам Балкан освобождение от турецкого ига. Второй русской армией, Кавказской, в ходе этой войны также одержавшей ряд серьезных побед, командовал четвертый сын Николая I – великий князь Михаил Николаевич (1832-1909).
Надо заметить, что отечественная военная историография не очень богата сведениями о великих князьях, но Николаю Николаевичу (Старшему) в этом отношении "повезло". Информацию о нем мы находим в трудах С.С.Татищева{3}, В.В. Жерве{3}, генерала от инфантерии М.А. Газенкампфа{4}, в воспоминаниях Д.А. Скалона и П.Ф. Лузанова{5}, в сборнике материалов{6} и описании{7} русско-турецкой войны на Балканах; сохранились послужной список великого князя Николая Николаевича{8}, его приказы по войскам, фотографии, дневники, довольно полно раскрывающие образ забытого ныне генерал-фельдмаршала Н.Н. Романова.
Названные выше источники и легли в основу предлагаемого читателю исторического очерка о жизни и деятельности великого князя Николая Николаевича.
Великий князь Николай Николаевич (Старший) появился на свет 27 июля 1831 года* через несколько часов после возвращения своего царствующего родителя из Новгородской губернии, где он самолично чинил грозный суд над взбунтовавшимися военными поселянами. Конечно, по размаху действий это не шло ни в какое сравнение с восставшей и усмиренной в том же 1831 году Польшей, но нервы пощекотало изрядно. Рождение еще одного сына пришлось кстати, успокоило самодержца, и Николай Павлович на радостях в тот же день назначил его шефом лейб-гвардии Уланского (впоследствии – ее величества государыни императрицы Александры Федоровны) полка и зачислил в списки лейб-гвардии Саперного батальона (2-я минерная рота). 6 декабря 1834 года Николай Николаевич был зачислен в списки лейб-гвардии Семеновского полка. Так для великого князя началось приобщение к военной службе. Когда князю пошел седьмой год, отец решил передать воспитание своих младших сыновей (имеется в виду и великий князь Михаил Николаевич) в мужские руки, причем в руки военные. Выбор пал на боевого генерала Алексея Илларионовича Философова{9}.
В неполные 8 лет Николай Николаевич уже становится кадетом Первого кадетского корпуса, принимает участие в занятиях по строевой подготовке, а затем и в маневрах, выполняет различные должностные обязанности. В 12 лет он стал обучаться цирковой вольтижировке -30- и, по свидетельству графа Олсуфьева, дошел в этом искусстве до высокой виртуозности{10}. В 1846 году Николай Николаевич назначается унтер-офицером и в том же году производится в подпоручики.
Далее офицерское производство для обоих братьев шло, как и следовало пола­гать, весьма быстро, и в октябре 1850 года оба стали полковниками.
Однако действительная служба наступила лишь после принятия в 1851 году установленной присяги, после чего Николаю Николаевичу доверили командование дивизионом в лейб-гвардии Конном полку. Практическое изучение кавалерийской службы проходило под руководством одного из выдающихся кавалерийских генералов того времени, бывшего командира кавалергардского полка генерал-адъютанта Р.Е. Гринвальда. Мы здесь намеренно говорили только о военной составляющей образования великих князей, хотя, естественно, не была оставлена в стороне и обширная общеобразовательная программа; с особенным прилежанием изучалось законоведение.
В конце 1852 года Николаю Николаевичу было присвоено звание генерал-майор с зачислением в свиту его императорского величества и назначением генерал-инспектором по инженерной части, а также командиром первой бригады 1-й легкой гвардейской кавалерийской дивизии; по строевой части ему также подчинялся лейб-гвардии Конно-пионерный дивизион. В декабре того же года он был введен в состав Государственного совета, так сказать, для стажировки, ибо принимать участие в ведении дел ему пока не разрешалось.
В начале 1853 года возникла опасность войны с Турцией. Поводом для нее послужил спор между православным и католическим духовенством за "святые места" в Палестине. В феврале 1853 года Николай
I направил в Стамбул в качестве чрезвычайного посла адмирала А.С.Меншикова" с требованием признания права России оказывать особое покро­вительство православным на Балканах.
Ультиматум был отвергнут. Турция разрешила вход в Дарданеллы англо-французской эскадре, 20 октября Россия объявила о состоянии войны с Турцией, а 9 февраля 1854 года – о состоянии войны с Великобританией и Францией. Возникла угроза выступления против России Австрии, Пруссии, Швеции. Боевые действия развернулись на нескольких театрах. В сентябре 1854 года союзники высадились в Крыму, разбили А.С. Меншикова в сражении при р. Альме и начали осаду Севастополя.
Необходимо было поднять дух армии, и император Николай Павлович посылает в действующую армию своих младших сыновей, чтобы "разделить труды и опасности защитников России".
Николай и Михаил сначала выехали в Кишинев, в штаб главнокомандующего Южной армией князя М.Д. Горчакова{12}, который в соответствии с указаниями царя направил их к князю Меншикову.
23 октября, накануне Инкерманского сражения, князья прибыли в штаб Меншикова, в тот же вечер совершили объезд войск, а на следующее утро побывали под огнем противника. Можно сказать, состоялось их боевое крещение. Покинув ненадолго осажденный город из-за болезни императрицы, великие князья в январе 1855 года снова возвратились в Севастополь. Николай Николаевич был назначен начальником всех инженерных работ по укреплению северной стороны Севастополя, начиная от Константиновской батареи, а вооружением батарей здесь заведовал Михаил Николаевич. Результатом энергичных трудов князей было то, что к концу февраля здесь уже было готово к
-31- отражению неприятельских штурмов 191 орудие.
После смерти отца и вступления на престол 19 февраля 1855 года Александра
II Николай Николаевич занимался оборонительными работами на Балтике, а после заключения 18 марта 1856 года мирного Парижского договора приступил к исполнению обязанностей генерал-инспектора по инженерной части и занимал эту должность до конца своих дней. В 1856 году состоялось его бракосочетание с принцессой Ольденбургской Александрой Петровной.
26 августа 1856 года, в день коронования Александра
II, Николай Николаевич был произведен в генерал-лейтенанты и назначен почетным президентом Николаевской инженерной академии и начальником 1-й легкой гвардейской кавалерийской дивизии.
В эти годы великий князь много и успешно занимается проблемами военной реформы, в частности, в кавалерии; в августе 1860 года производится в инженер-генералы, принимает активное участие в заседаниях Совета министров и Государственного совета. В январе 1863 года ему была пожалована высокая награда – орден Св. Владимира I степени.
Вступив в августе 1864 года в командование войсками Петербургского военного округа, великий князь разработал новые требования к боевой подготовке войск; учитывая опыт Крымской войны, энергично вел перевооружение войск, участвовал в реализации военных реформ, в том числе введении всесословной воинской повинности, поддержал реорганизацию Военного министерства.
Николай Николаевич настойчиво требовал от младших офицеров личного участия в занятиях с нижними чинами, что при сокращавшихся в то время сроках службы имело особое значение, хотя и не соответствовало старым традициям, освобождавшим офицерскую молодежь от непосредственной работы по воспитанию и обучению солдат. Командующий войсками округа постоянно подчеркивал необходимость развития одиночной подготовки личного состава в ходе полевых занятий, что в те годы тоже было новшеством и потому прививалось не так быстро, как хотелось бы.
Свои идеи, касавшиеся боевой подготовки, Николай Николаевич внедрял не только в подчиненных ему войсках гвардии и Петербургского военного округа. Как генерал-инспектор кавалерии и по инженерной части он раза по два в год выезжал во внутренние губернии России с инспекционными проверками, которые длились по 1,5-2 месяца, а то и больше. В ходе этих проверок Николай Николаевич, по отзывам современников, старался устраивать поменьше "разносов", даже если и имелись те или иные упущения. Главным для него было – научить подчиненных поступать правильно, вовремя уметь исправ­лять допущенные ошибки.
Великий князь пользовался огромной популярностью и был любим в войсках. Простота в обхождении, сердечность, незлобивость, умение заставить своих подчиненных служить не за страх, а за совесть, но в то же время и сурово потребовать, когда это необходимо, его прямой "военный" характер и рыцарское благородство – все это искренне привязывало к нему сослуживцев. Можно утверждать: его уважали все – от солдата до генерала.
О русско-турецкой войне 1877-1878 годов, которая как бы подвела итог вековому противостоянию двух огромных империй, написано так много и научно-исторических, и художественных произведений, что ее основные события, как говорится, до сих пор у всех на слуху – это сражение на Шипке, осада и взятие Плев-ны и Карса (1877 г.), зимний переход русской армии через Балканский хребет, славные победы у Шипки, при Шейно-во, под Филипполем (Пловдивом), взятие Адрианополя (Эдирне) (1878 г), выдвижение русских войск к Константинополю, тому самому Царьграду, на вратах которого десять веков назад киевский князь Олег повесил свой щит в знак победы над гордыми греками.
Николаю Николаевичу, главнокомандующему Дунайской армией, представилась возможность, чисто
-32- символически, конечно, повторить этот ритуал. Но в дело вмешался Запад, и великий князь отказался от ввода войск в Константинополь, хотя сам в нем побывал, правда, не на правах победителя, а как высокий гость.
В войне раскрылись полководческие таланты многих русских генералов, окружавших великого князя. Прежде всего это командир 14-й пехотной дивизии генерал М.И.Драгомиров{13}, командир передового отряда генерал И.В.Гурко{14}, генералы М.Д. Скобелев{15}, Ф.Ф. Радецкий{16}, Н.И. Святополк-Мирский{17}, Н.Г. Столетов{18} и другие.
Эта война стала как бы предтечей войн
XX века. Впервые на широком фронте (от 400 до 600 км) и на глубину до 400 км использовались массовые армии общей численностью свыше 1 млн человек, оснащенные нарезным артиллерийским и стрелковым вооружением, использующие железнодорожные средства передвижения и телеграф. Возросла роль штабов в управлении войсками, стала очевидной необходимость перехода к стрелковым цепям, сооружению окопов и т.п.
Вопрос о назначении Николая Николаевича главнокомандующим Дунайской армией в случае войны с Турцией решался на совещании в царской резиденции в Ливадии, на котором присутствовал и военный министр Д.А. Милютин. Здесь же обсуждался и план войны, прямо скажем, далекий от реальности.
Вследствие неправильной оценки сил и боевых качеств турецкой армии предполагалось, что русская армия, переправившись через Дунай, легко разовьет дальнейшее наступление: На переход за Балканы отрядом Кавалерии отводилось всего 3 дня, для пехоты – 7-10 дней, на отдых и взятие Рущука – 6 дней, на движение к Адрианополю – 8 дней. Итого от Дуная до Адрианополя – всего 25 дней. Своеобразный блицкриг, обернувшийся почти годом тяжелейших боев. На вопрос Николая Николаевича о том, какова окончательная цель кампании, царь ответил: "Константинополь".
Задача ставилась чрезвычайно сложная. Николай Николаевич не боялся ответственности, однако он хорошо знал, что армия еще не готова к войне,. ;что ее вооружение хуже турецкого, что военные действия будут сильно затруднены из-за того, что на Черном море не было флота, в то время как турки имели довольно сильный флот, что намеченная численность действующей армии не отвечает поставленным боевым задачам{19}.
Волновала его и позиция правительства Румынии, которое не решалось стать на сторону России и одно время держало себя враждебно; между тем необходимо было пересечь границу этой страны, пользоваться железными дорогами и местными средствами.
2 мая Николай Николаевич прибыл в г. Плоешти, где состоялась встреча с прибывшим сюда румынским князем Карлом, только что объявившим независимость Румынского княжества от Османской империи. Договоренности, достигнутые при встрече, обеспечивали беспрепятственную перевозку наших войск и военных грузов по румынским железным дорогам, что уже к середине мая позволило сократить сроки сосредоточения войск на 10 дней против первоначального расчета. Заботили главнокомандующего также нужды -33- офицеров и солдат, тыловое хозяйство армии.
Русское правительство объявило войну Турции 12 апреля 1877 года, 9 мая на стороне России выступила Румыния, позже – Сербия и Черногория.
Первым этапом предстоящих боевых действий должна была стать переправа войск через Дунай, к чему готовились заблаговременно. Главнокомандующий еще в апреле прибыл из Кишинева, осмотрел в районе Галаца и Браилова возводившиеся на берегу Дуная укрепления, причем даже попал под огонь турецких военных судов.
Время переправы через Дунай приближалось, одна­ко в реке вода стояла на две сажени выше обычного уровня. Кроме того, из-за непорядков на железных дорогах запаздывало прибытие из России понтонов. А ведь их предстояло еще собрать, сосредоточив заблаговременно и скрытно вблизи предполагавшегося места переправы.
Лишь 10 июля 1877 года
Нижнедунайский отряд генерал-лейтенанта Циммермана, составлявший левый фланг русской армии, переправился через Нижний Дунай большей частью своих сил; 15-20 июня в районе Зимниче переправилась 14-я пехотная дивизия генерала М.И.Драгомирова, а затем 4 корпуса главных сил под личным командованием великого князя.
Александр
II, ставка которого находилась поблизости от театра военных действий, остался доволен действиями главнокомандующего, награ­дил его орденом Св. Георгия II степени.
Учитывая малочисленность своих войск, Николай Николаевич разделил их на особые отряды, поручив каждому самостоятельную задачу: захват г. Тырново и проходов через Балканы силами передового отряда генерала Гурко, взятие Плевны и крепости Рущук, переход за Балканы. Сознавая, что бывших в его распоряжении войск недостаточно для достижения основной цели,
намеченной царем в Ливадии, он неоднократно просил брата об увеличении численности действующей армии, но безрезультатно.
Сначала все шло по намеченному плану. Кавалерия генерала И.-В.Гурко стремительным броском 25 июня взяла Тырново, древнюю столицу царства Болгарского. 2 июля его войска преодолели Балканский хребет и вскоре заняли Шипкинский перевал. Казалось, путь к заветной цели открыт. Но силы к тому моменту уже иссякли. Начались неудачи. А безуспешный штурм Плевны вообще поставил под вопрос весь ход кампании. Только теперь Александр
II согласился с доводами брата, и действующая армия была усилена гвардией, гренадерским корпусом, четырьмя пехотными дивизиями и стрелковой бригадой.
Взятие 22 августа Ловеча и увеличение армии более чем на 80 тыс. человек дали возможность главнокомандующему возобновить штурм Плевны 30 августа. Но он вновь не принес успеха и вынудил Александра
II экстренно собрать военный совет, на котором великий князь высказался за необходимость отступления к Дунаю. Но Александр II с ним не согласился, было решено более тщательно подготовить и осуществить новую осаду Плевны, для чего -34- вызвали героя обороны Севастополя генерала Э.И.Тотлебена. Эдуард Иванович, бывший в то время товарищем генерал-инспектора военных инженеров, прибыл в действующую армию в сентябре 1877 года, с ноября вступил в должность начальника отряда обложения Плевны и руково­дил ее осадой. Попытка Османа-паши 28 ноября 1877 года прорваться из города окончилась для турок печально – они были пленены, Плевна наконец взята. За это великий князь получил орден Св. Георгия I степени. Александр II, убедившись, что война складывается в пользу России, принял решение возвратиться в Петербург.
Переход западного отряда генерала И.В.Гурко через Балканы оказался необычайно труден. Но вот 17 декабря около трех часов дня от него приходит долгожданная телеграмма: авангард овладел выходами из Балкан между Араб-Конаком и Софией, а кавалерия встала уже на Софийском шоссе; неприятель захвачен врасплох, благодаря чему наши потери составили всего 5, человек.
Далее события развивались настолько стремительно, что уже 8 января 1878 года русские войска вошли в Адрианополь, а спустя еще месяц выдвинулись к Константинополю.
27 декабря штаб армии переехал в Ловеч, где ему была оказана восторженная встреча, остановился в одном из домов турецкого квартала. Прожив в палатке в полевых условиях более шести месяцев великий князь, по собственному признанию, отвык от нормальной обстановки. На следующий день Николай Николаевич получил телеграмму из Бухареста: турецкий военный министр Реуф-паша уведомлял, что его правительство поручило главнокомандующему в Румынии Мехмеду-Али-паше начать переговоры о перемирии. Война закончилась.
Оценивая ее исход, Николай Николаевич говорил: "Теперь я могу сказать, что кампания блистательная и все мои предположения великолепно исполнились... Но в Петербурге этого не поймут, там будут думать, что так и быть должно, и не примут в соображение, и не оценят расчета и всех гигантских трудов, войсками и
cполненных".
К сожалению, слова эти подтвердились. До сих пор
роль генерал-фельдмаршала Н.Н.Романова в победоносной для России войне по достоинству не оценена. А ведь он проявил себя не только опытным организатором, но и дальновидным военачальником: дал правильную оценку предстоящей войне и силам противника, чего не сделали в Военном министерстве, удачно выбрал места пе­реправы через Дунай, разработал план зимнего перехода через Балканы и дальнейшего наступления на Константинополь. В конце концов даже сам Сан-Стефанский договор, выгодный для России, был подписан благодаря его личному вмешательству в вялотекущий дипломатический процесс. И не его вина, что на Берлинском конгрессе условия договора были изменены не в пользу России.
Здесь надо отметить, что дипломатия для великого князя оказалась ношей более тяжелой, чем командование войсками, особенно если учесть, сколько закулисных интриг плелось Великобританией, чьи военные корабли уже стояли вблизи Константинополя, и Австро-Венгрией, тоже грозившей войной. Если сюда прибавить возникшие трения с Петербургом, откуда раздавались невыполнимые требования (например, не пускать
-35- английские корабли в Босфор, хотя у русских войск была только полевая артиллерия, да и та в крайне ограниченном количестве), и откровенную брань в петербургских газетах, то совер­шенно понятно душевное состояние великого князя.
Перед отъездом из Адрианополя он говорил: "Я ужасно устал за последнее время и не понимаю, откуда я черпал до сих пор силы, чтобы выдержать кампанию. Я совсем не могу стоять, ездить верхом могу только шагом, в коляске – не переношу толчков. Чувствую, не могу выдержать второй кампании..."
{20}. Не удивительно, что в этих условиях он попросил освободить его от должности главнокомандующего. Александр II просьбу удовлетворил и прислал следующую телеграмму: "Увольняя тебя, согласно твоему желанию, от командования действующей армией, произвожу тебя в генерал-фельдмаршалы. Надеюсь скоро обнять тебя здесь"{21}.
17 апреля (день рождения Александра
II) стал для великого князя Николая Николаевича днем грустного расставания с Сан-Стефано и со всем тем, что было ему здесь близко и дорого. После освящения пожалованных гвардейских знамен он принял прощальный парад гвардии и армейских частей{22}.
Совершив морской переход из Константинополя до Одессы, Николай Николаевич отсюда по железной дороге отправился через Вильну в Петербург. Все лето 1878 года великий князь провел в Воронежской губернии, где в своей Чесменке отдавался любимым занятиям по созданию образцового конного завода, ставшего предметом его гордости. В том же году в Париже состоялась всемирная выставка, на которую великий князь отправил 16 лошадей, многие из которых получили высшие награды и премии. Свой опыт по улучшению отечественного коневодства он передал сыновьям Николаю и Петру, впоследствии успешно продолжившим деятельность отца на этом поприще.
Из-за ухудшения состояния здоровья Николай Николаевич попросил освободить его и от исполнения обязанностей главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа, однако продолжал выполнять обязанности генерал-инспектора кавалерии и по инженерной части. Эти должности требовали не только кабинетного труда, но и частых выездов в военные округа, где он осуществлял проверки и инспектирование войск, бригад кавалерийского запаса, задонских конных.заводов.
В качестве руководителя он не раз в эти годы участвовал в больших маневрах русской армии, идея проведения которых принадлежала также ему.
Последний раз Николай Николаевич находился с войсками в 1890 году на маневрах под Нарвою и на Волыни (Варшавский и Киевский военные округа), на которых было занято около 130 тыс. человек. По настоянию врачей прямо с маневров, из Ровно, он отправился в Крым, в Алупку, где и скончался 13 апреля 1891 года. Тело его было перевезено в Санкт-Петербург и погребено в Петропавловском соборе.
-36-
 

Примечания
 

* Здесь и далее даты приводятся по старому стилю.
{1} Офицером для особых поручений в Дунайской армии при Николае Николаевиче состоял его сын великий князь Николай Николаевич (Младший) (1856-1929), впоследствии генерал от кавалерии (1901), генерал-инспектор кавалерии (1895-1905), командующий войсками гвардии и Петербургского военного округа (1905-1914), одновременно председатель Совета государственной обороны (1905-1908). Во время Первой мировой войны Николай Николаевич (Младший) с 20 июля (2 августа) 1914 г. по 23 августа (5 сентяб­ря) 1915 с являлся верховным главнокомандующим русской армией, а с августа 1915 г. по март 1917 г. возглавлял войска Кавказского фронта. В марте 1919 г. эмигрировал из Крыма в Италию, затем во Францию. Хотя и считался претендентом на российский престол, никакого участия в политической жизни не принимал.
{2} Татищев С.С. Император Александр II, его жизнь и царствование. СПб., 1903. Т.2.
{3} Жерве В.В. Генерал-фельдмаршал великий князь Николай Николаевич (Старший): Исторический очерк о его жизни и деятельности. СПб., 1911.
{4} Газенкампф М.А. Мой дневник 1877-1878 гг. СПб., 1908, Приложение № 1 “Собственноручная докладная записка генерал-лейтенанта Н.Н.Обручева от 1 октября 1878 г.”.
{5} Скалон Д.А. Мои воспоминания 1877-1878 гг. СПб., 1913. Т.
I, II.; Скалон Д.А. На службе при великом князе Николае Николаевиче // Русская старина. 1907, 1909; Лузанов П.Ф. Августейшие кадеты и их участие в лагерных сборах военно-учебных заведений. СПб., 1902.
{6} Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. СПб., 1900-1911. Вып. 1-97.
{7} Описание русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. СПб., 1901-1913. Т. 1-9.
{8} Имперская гвардия. Справочная книжка Императорской Главной Квартиры, под редакцией В.К.Шенка. СПб., 1910.
{9} 19 марта 1838 г. состоялся приказ о назначении генерал-майора Философова 1-го состоять при "Их Императорских Высочествах Великих Князьях Николае Николаевиче и Михаиле Николаевиче (Струков Д.П. Августейший генерал-фельдцейхмейстер Вел. Кн. Михаил Николаевич. Очерк и жизнеописания Его Импер. Высоч-ва. СПб., 1906).
{10} Гр. Олсуфьев. Потешные Императора Николая Николаевича // Русский Архив. 1910. №11. С. 443-448.
{11} Меншиков Александр Сергеевич (1787-1869), генерал-адъютант (1817), адмирал (1833). В 1853-1855 гг. – главнокомандующий сухопутными и морскими силами в Крыму. В феврале 1855 г. был отстранен от командования.
{12} Горчаков Михаил Дмитриевич (1793-1861), генерал от артиллерии (1844), отличился в Отечественной войне 1812 г., но на Дунае и в Крыму, где сменил Меншикова, проявил нерешительность, проиграл сражение на Черной речке.
{13} Драгомиров Михаил Иванович (1830-1905), генерал от инфантерии (1891), крупный военный теоретик, начальник Академии Генерального штаба (1878-1879), с 1889 г. командовал войсками Киевского военного округа, с 1903 г. – член Государственного совета. Написанный им "Учебник тактики" (СПб., 1879) более 20 лет служил основным пособием в Академии Генерального штаба.
{14} Гурко Иосиф Владимирович (1828-1901), генерал-фельдмаршал (1894). Под Плевной командовал кавалерией западного отряда, затем специально созданным из частей гвардии отрядом, который завершил окружение Плевны. В декабре И.В.Гурко с 70-тысячным отрядом совершил труднейший переход через Балканы, занял Софию, при содействии болгар и союзной сербской армии разбил турок в январе 1878 г. под Филипполем, затем без боя занял Адрианополь, что открывало путь к Константинополю. После войны – помощник главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа, командующий войсками Варшавского военного округа, генерал-губернатор Петербурга (1879-1880), Одессы (1882-1883), Привисленского края (1883-1894).
{15} Скобелев Михаил Дмитриевич (1843-1882), генерал от инфантерии (1881), вначале состоял при штабе великого князя. Во время второго штурма Плевны командовал Кавказской казачьей бригадой, затем 16-й пехотной дивизией, перейдя с ней через Балканы. В феврале 1878 г. его войска заняли Сан-Стефано под Константинополем. После войны – командир корпуса, руководитель 2-й Ахалтекинской экспедиции.
{16} Радецкий Федор Федорович (1820-1890), генерал от инфантерии (1877). С 1860 г. – командир 8-го армейского корпуса, с которым и участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Являлся начальником южного отряда, оборонявшего перевалы через Балканы и участвовавшего в тяжёлых боях на Шипке. В декабре 1877 г. войска, входившие в отряд Радецкого, окружили в районе Шейново (под Шипкой) 35-тысячный турецкий корпус и вынудили его к сдаче. Был очень популярен в армии, после войны командовал корпусом, войсками Киевского военного округа; с 1889 г. – член Государственного совета.
{17} Святополк-Мирский Николай Иванович (1833-1898), генерал от кавалерии, отличился во время Крымской войны. В русско-турецкую войну 1877-1878 гг. командовал 9-й пехотной дивизией и отдельными отрядами, совместно с отрядом Гурко овладел Шипкинским перевалом, участвовал в освобождении Южной Болгарии, во взаимодействии с колонной М.Д.Скобелева отличился под Шейново. С 1881 г. – наказной атаман Войска Донского, в 1898 г. назначен членом Государственного совета.
{18} Столетов Николай Григорьевич (1834-1912), генерал от инфантерии (1898), участвовал добровольцем в Крымской войне, был произведен в прапорщики и остался на военной службе. Основатель г. Красноводска. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. командовал болгарским
ополчением, возглавлял авангард колонны М.Д.Скобелева при переходе через Балканы и в сражении при Шейново. В 1878 г. был главой дипломатической миссии в Афганистане, затем командовал дивизией и корпусом. С 1899 г. – член Государственного совета.
{19} К началу войны Дунайская армия имела 185 тыс. человек, 810 орудий, что было явно недостаточно против 206-тысячной армии турок.
{20} Жерве В.В. Указ. соч. С. 181.
{21} Там же. С. 205.
{22} В тот же день главнокомандующий отдал свой последний приказ:.
"Доблестные войска действующей армии!
По воле государя я отъезжаю из армии и передаю командование над нею генерал-адъютанту Тотлебену, которому и вступить в отправление должности главнокомандующего с 17 числа сего апреля.
Семнадцать месяцев переживал я с вами труды и лишения походной жизни и ровно год опасности и славу боевого похода.
В течение этого времени я был свидетелем того беззаветного выполнения всеми чинами армии долга, среди самой тяжкой обстановки похода, и той беспримерной храбрости и самопожертвования, которые навеки составят гордость всей земли русской.
Не раз высказывал я мою задушевную благодарность и мое удивление вам, войска действующей армии.
С болью в сердце расстаюсь я с вами, мои дорогие боевые сотоварищи, и еще раз считаю своим священным долгом выразить всем вам мою сердечную благодарность за вашу многотрудную и полную славы и гордости для всей России службу.
Особенное, сердечное и искреннее спасибо тебе, русский солдат: ты не знал ни преград, ни лишений, ни опасности. Безропотно, безостановочно шел ты в грязи и в снегу, в жару и в холод, через реки и пропасти, через долы и горы и бесстрашно бился с врагом, где бы с ним ни встретился. Для тебя не было невозможнейшего в пути, который тебе указывал начальник.
Тебе честь, тебе слава, добытые потом и кровью России, бившейся за освобождение угнетенных христиан.
Я горжусь и всегда буду гордиться тем, что мне пришлось командовать такой славной армией...". -37-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU