УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Лашков А.Ю. Опознавательные знаки авиации России

// Военно-исторический журнал. 2002. №8. С.47-49.

 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

 

В связи с быстрым распространением в начале XX века летательных   аппаратов   в странах Европы возникла необходимость юридического оформления государственных границ в воздухе. В России этот вопрос был официально решен. в начале 1913 года: с 1 января иступил в силу закон о суверенитете воздушного пространства Российской Империи. Вместе с тем воздухоплавательные «снаряды» и аэропланы было решено снабжать специальными отличительными знаками для обозначения их государственной принадлежности{1}. На аэропланах по бокам фюзеляжа и на рулях направления стали наносить концентрические круги цветов государственного флага России — белого, синего и красного, причем белый цвет наносился в центральном круге. На дирижаблях опознавательным знаком служил флаг с изображением красного гюйса в левом верхнем углу и красного якоря — в правом нижнем{2}. Однако вскоре и на их оболочках стали рисовать трехцветные круги, хорошо заметные и с земли, и с воздуха.
Принятый в военном воздухоплавании России опознавательный знак первоначально рассматривался как флаг воздухоплавательных частей русской армии: с высочайшего одобрения он был утвержден как флаг воздухоплавательных отделений{3}. Но затем он стал считаться аэродромным флагом, используемым только при полетах воздухоплавательных аппаратов.
Первые опознавательные знаки были введены в России Генеральным штабом в марте 1914 года в соответствии с «Правилами опознавания летательных аппаратов». За аэропланами авиационных частей русской армии закреплялся трехцветный круг, за частными аэропланами – трехцветные треугольники.
По опознавательным знакам гидропланов решение принимал начальник Главного морского штаба вице-адмирал А.И. Русин; предполагалось, что все гидропланы в мирное время должны иметь на обеих нижних плоскостях отличительные знаки в виде перекрещенных по диагоналям синих полос – имитация Андреевского флага. Для военного времени отличительные знаки должны были устанавливаться командующим Морскими силами. На передней части гидропланов предусматривалось нанесение Государственного герба небольшого размера.
В начале Первой мировой войны выяснилось, что с земли опознавательные знаки русских плохо различимы, из-за чего наши летчики не раз попадали под обстрел своих же батарей. В октябре 1914 года в специальном приказе главнокомандующего Северо-Западным фронтом генерала от инфантерии Н.В.Рузского приводились случаи расстрела воздухоплавательных аппаратов своими же войсками. Так, 9 сентября в Бенгхейме были расстреляны четыре аппарата Гродненского крепостного авиационного отряда 288-м пехотным полком, когда аппараты снижались. Имелись убитые и раненые, при этом также были повреждены аэропланы. В связи с этим Н.В. Рузский приказал «открывать огонь по воздухоплавательным аппаратам, если опознавательные знаки не видны, только в том случае, когда аппарат будет бросать бомбы или сигнализировать неприятелю особыми ракетами». Поэтому капитан В.В.Тарновский – один из разработчиков первой русской зенитной пушки — предлагал «за наружный размер всего Круга брать ширину крыла аэроплана, ширину обода красного и синего кругов делать не более двух вершков каждый, закрашивая все остальное пространство круга яркой белой краской, и почаще его освежать. Полезно также красить знаки и на боковых поверхностях хвоста аэроплана... ». Предложения капитана В.В. Тарковского были учтены. В дальнейшем принимается решение, изменить расположение цветов в концентрических кругах на крыльях самолётов: наружный – красный круг, средний – белый, в центре – синий. Опознавательный знак на аэростатах и дирижаблях в виде малого флага воздухоплавательных частей оставался прежним.
Несмотря на утвержденные опознавательные знаки, указывавшие на государственную принадлежность летательного аппарата, продолжался поиск новых, более удобных и более «читаемых» символов. Наибольшее предпочтение отдавалось знакам темных тонов. Наглядным примером здесь может служить докладная записка, направленная 25 сентября 1914 года начальником Гатчинской военной авиационной школы полковником С.А.Ульяниным в Главный штаб. На рассмотрение высшему военному руководству был представлен проект «Инструкции для принятия мер предосторожности во избежание обстрела своих воздухоплавательных аппаратов» и силуэтов русских и неприятельских аэропланов. С.А.Ульянин доказывал, что цветные круги на крыльях русских аэропланов в качестве отличительных знаков совершенно не видны на большой высоте. В связи с этим в военной авиационной школе начали проводить опытные полеты летательных аппаратов с треугольными черными флагами, которые оказались достаточно заметными с земли.
В «Инструкции по воздухоплаванию», утвержденной в конце ноября 1914 года, отмечалось, что все военные и частные летательные аппараты должны быть снабжены отличительными знаками: аэропланы кроме красно-сине-белых кругов на крыльях должны иметь на крыльях же треугольные черные флаги, а аэростаты – такие же большие круги национальных цветов снизу и флаги: спереди – малый военный воздухоплавательный, сзади – большой русский национальный флаг.
Так как авиация начинала играть все более заметную роль в военных действиях, возникла необходимость создания специальной сети наблюдения за воздушным пространством. Наблюдатели должны были уметь определять все типы аэропланов и военных дирижаблей (российских и германских), знать их опознавательные знаки{5}. Служба наблюдения за воздушным противником становилась важной частью зарождавшейся противовоздушной обороны. В России к ее созданию приступили уже через месяц после начала Первой мировой войны с целью защиты Варшавы от ударов германского воздушного флота. К январю 1915 года она была официально оформлена и введена в действие приказом командующего 27-м Варшавским армейским корпусом.
По мере развития русской авиации начался процесс оформления отрядных опознавательных знаков и персональных знаков военных летчиков. Для авиационных отрядов флота уже в первых Правилах -47- 1913 года определялось, что летательные аппараты должны иметь номер отряда и литеру (букву) гидроплана, наносившиеся черной краской на поверхностях стабилизаторов. Например, знак 2А обозначал аппарат «А» 2-го отряда. Предусматривалось также нанесение на головной части или гондолах гидроплана персонального названия аппарата. Кстати, такие же правила распространялись и на сухопутные авиационные отряды.
В некоторых случаях на задних рулях самолета изображалась авиационная эмблема в виде двуглавого орла, державшего в лапах перекрестие пропеллера и меча. Иногда орел помещался внутри большого бело-сине-красного треугольника, размещенного на фюзеляже.
С началом войны треугольные трехцветные флаги различных форм и размеров прочно закрепились в качестве опознавательных знаков на многих типах самолетов{6}, которыми были вооружены армейские и корпусные отряды русской армии. В некоторых случаях треугольник заменялся прямоугольником с раскраской, соответствовавшей национальным цветам российского флага.
На отдельных летательных аппаратах на носовой части размещался двуглавый орел. Так, изображение Государственного герба белого цвета в черном круге являлось персональной эмблемой известного русского летчика штабс-ротмистра Александра Козакова, с успехом повторившего в годы войны воздушный таран вражеского аэроплана.
Постепенно наряду с официальными опознавательными знаками на самолетах начали появляться эмблемы различных авиационных отрядов. Особое место среди них занимало изображение черепа с костями («головы Адама»). Этот знак был одобрен лично Николаем
II{7}.
Среди первых авиационных частей знак «мертвая голова» стал иметь 19-й корпусной авиаотряд, которым командовал штабс-ротмистр А.А. Козаков. В некоторых случаях военные летчики использовали «мертвую голову» в качестве персонального отличительного знака. Так, белая «голова Адама» на темном фоне хвостовой части самолета была закреплена за русским летчиком-асом прапорщиком Иваном Смирновым, служившим под началом А.А. Козакова. Отличительным знаком самого командира 19-го авиаотряда была черная «мертвая голова», расположенная внутри концентрического трехцветного круга. Позднее «мертвая
голова» стала символом и 31-го корпусного авиационного отряда.
Некоторые летчики изображали «голову Адама» одновременно на фюзеляже, крыльях и задних рулях своих аэропланов. Военный летчик 22-го корпусного авиаотряда А.Г. Михайлов таким образом разукрасил свой «Ньюпор-Х
I»{8}.
Наряду с эмблемой "мертвая голова» в русской авиации появляются «орлы», «пиковые» и «червовые» тузы, различные формы стрел и тому подобная символика. Так, корпусные авиаотряды Юго-Западного фронта, входившие в состав 2-й боевой авиационной группы под командованием русского летчика-аса капитана Е.Н. Крутеня, к Лету 1917 года имели собственные оригинальные опознавательные знаки. Эмблемой 3-го авиаотряда была голова индейца, 7-го - голова орла, официальным знаком 8-го авиационного отряда был туз червей. Личным опознавательным знаком капитана Е.Н. Крутеня являлась голова богатыря Ильи Муромца в боевом шлеме. В связи с этим, а также за личное мужество и высокое лётное мастерство командира боевой авиагруппы однополчане называли летающим витязем.
Каждый авиатор считал своим долгом нанести на борт самолета персональный знак. Вскоре многие авиационные отряды представляли собой летающие произведения искусства. Вероятно, противник уже по одной боевой раскраске русских самолетов знал, с кем ему довелось встретиться в воздухе. Так, военный летчик 1-й боевой авиационной группы П.И. Кирсанов разместил на фюзеляже своего аэроплана знак в виде черной правосторонней свастики, положив тем самым начало ее использованию в мировой авиации.
Учитывая, что в погоне за оригинальностью опознавательных знаков можно было дойти до явного абсурда, руководство авиацией действующей армии принимало меры по наведению порядка в боевой символике. Был объявлен конкурс на новые нагрудные знаки и значки в русской авиации, итоги которого так и остались не подведенными из-за Октябрьской революции.
В годы Гражданской войны, например, в период весны-лета 1918 года, когда старая символика была практически отменена, а новая еще не введена, самолеты противоборствующих сторон продолжали летать с тем же «букетом» различных рисунков на фюзеляжах и крыльях, что и в ходе Первой мировой войны. В то же время красные авиаторы начали стихийно создавать свою символику.-48- Делались попытки закрашивать старые трехцветные круги красной краской. Но в большинстве случаев на многих аэропланах Красной Армии мирно уживались старые и новые символы как олицетворение эпохи переходного периода.
К лету 1918 года отдельные авиационные отряды Красного Воздушного Флота начали использовать в качестве опознавательных знаков пятиконечную звезду. В этот период больше внимания уделялось форме эмблемы, чем цвету. Это привело к  тому, что наряду с красными на советских самолетах начали появляться черные звезды. Так, в сентябре 1918 года на Восточном фронте по инициативе начальника авиации фронта военного летчика В.А. Юнгмейстера в качестве опознавательного знака была официально определена черная пятиконечная звезда. В дальнейшем на том же Восточном фронте делались попытки использовать синие звезды. Это еще раз подтверждало, что введение красных звезд в авиации носило больше политический оттенок, а не вызывалось требованиями жизни. Темный цвет опознавательных знаков позволял с большей долей уверенности определять государственную принадлежность летательного аппарата, чего нельзя было сказать о навязываемом красном, цвете. Но доводы отдельных авиационных руководителей партией большевиков в расчёт не принимались. 9 октября 1918 года начальником Полевого управления авиацией и воздухоплаванием при штабе Реввоенсовета Республики А.В. Сергеевым был подписан специальный приказ по Рабоче-Крестьянскому Красному Воздушному Флоту, который, в частности, определял: «Всем авиационным частям немедленно ввести одинаковые отличительные знаки на концах крыльев сверху и снизу и на хвосте самолетов. Отличительным знаком должна быть пятиконечная красная Звезда»{9}. Однако до начала 20-х годов самолеты РККФ несли на себе как традиционные старые знаки русской армии, так и новую советскую символику, а также целый набор персональных знаков летчиков. Известно, что, несмотря на директивные указания сверху, на Восточном фронте по традиции еще долго красные летчики летали с черными звездами. Подобную символику имели на своих боевых машинах некоторые авиационные подразделения и на других фронтах. Например, летный состав 45-го разведывательного авиационного отряда, действовавшего
осенью 1919 года на Западном фронте, черную звезду помещал на фюзеляжах самолетов.
В морской авиации на смену опознавательным знакам в виде Андреевского флага пришей черный крылатый якорь, причем в композиции с красной звездой.
В период Гражданской войны авиация Белой армии имела свои опознавательные знаки, в том числе старые трехцветные круги, а также черные и желтые полосы поперек фюзеляжа{10}.
На самолетах, имевшихся в Вооруженных силах Юга России, использовался черный треугольник в белом круге с черным ободком. Этот знак был официально принят в армии генерала Краснова. Осенью 1918 года в качестве опознавательного знака черный треугольник был закреплен за 1-м Донским авиационным отрядом, которым командовал капитан Веселовский, входившим в состав донской авиации, руководимой военным летчиком полковником Барановым. Есть предположения, что этот знак мог иметь германское происхождение. Так, при опросе бывших белых военных летчиков 1-го авиационного отряда Михаила и Ивана Куличенко было установлено, что традиционными опознавательными знаками на их самолетах были трехцветные круги, а на «Бранденбурге», перелетевшем от немцев, имелся черный треугольник в белом круге. Так или иначе, но этот знак был официально закреплен за одним из отрядов белой авиации и имел опознавательные функции. На некоторых самолетах рядом с ним располагался еще один символ — черная летная эмблема на голубом фоне.
Своеобразным символом в виде черного православного креста пользовались летчики авиаотрядов, входивших в состав Западного добровольческого имени графа Келлера корпуса, сформированного в начале лета 1919 года на занятой, немецкими войсками территории Латвии и Литвы. В сентябре корпус, уже преобразованный в Западную добровольческую армию и имевший в своем составе до 140 самолетов, был расформирован.
Имеется мнение, что сегодня при разработке новых опознавательных знаков для отечественной авиации необходимо вернуться к традиционным военным сим-, волам России. Для определения же принадлежности к видам Вооруженных Сил можно использовать их военные геральдические знаки (эмблемы), которые будут размещаться на фюзеляжах летательных аппаратов.
 

Примечания 

{1} В августе 1913 г, военный совет принял постановление о введении на отечественных летательных аппаратах опознавательных знаков с целью отличия российских воздухоплавательных средств от иностранных.
{2} Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 2000, оп. 7, д. 62, л. 78.
{3} Приказ по военному ведомству от 12 мая (ст. ст.) 1894 г. № 94.
{4} РГВИА, ф. 2008, оп. 1, д. 657, л. 54.
{5} Немецкие аэропланы на верхней и нижней поверхностях крыльев и на боковых рулях имели черные кресты. Для исключения случайных обстрелов немецким летчикам и воздухоплавателям предписывалось летать над своими войсками так низко, чтобы их можно было отличить по опознавательным знакам. В темное время суток в качестве опознавательных знаков предусматривались различные комбинации световых сигналов. Тот же принцип был закреплен в России и Франции, имевших свою систему сигналов (РГВИА, ф. 2019, оп. 1, д. 807, л. 2).
{6} Среди них «Моран-Парасоль»; С-16, С-18, С-20, «Лебедь 12» и т.д. Аналогичные флаги на своих фюзеляжах имел и ряд воздушных кораблей типа «Илья Муромец».
{7} Начало применению этого знака было положено еще в годы Кавказской войны. Знак «мертвая голова» стал особым воинским знаком 17-го Донского казачьего полка, которым командовал казачий генерал Я.П.Бакланов. Знак довольно сильно воздействовал на психику горцев, вызывая у них суеверный страх. В связи с этим Шамиль однажды бросил упрек своим подчиненным: «Если бы вы боялись Аллаха так же, как Бакланова, давно были бы святыми» (Родина. 2000. № 1-2. Л. 99). Впоследствии знак «мертвая голова» присваивался элитным частям русской армии.
{8} В последующем «мертвая голова» использовалась только как персональный знак военных летчиков. В Красном Воздушном Флоте ее активным приверженцем был герой Гражданской войны командир 1-й советской боевой авиационной группы И.У. Павлов. Являясь выходцем из прежнего состава 1-й боевой авиационной группы А.А. Козакова, он свято чтил ее традиции и символику. В качестве своего персонального знака И.У. Павлов использовал «мертвую голову с кинжалом в зубах». Надпись над ней «Смерть побежденным» говорила о стремлении сражаться до победного конца. В ходе Гражданской войны Иван Ульянович Павлов за умелое руководство войсками и личное мужество был трижды удостоен ордена Красного Знамени.
{9} Российский государственный военный архив (РГВА), ф. 30, оп, 1, д. 2, л. 7.
{10} Там же, ф. 5, оп. 1,д. 6, л.11. -49-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU