УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Меленберг А.А. Немцы в российской армии накануне первой мировой войны

// Вопросы истории, 1998, №10, с. 127-130.

 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

  

Широкое участие немцев в государственной жизни Российской империи общеизвестно. К началу XX в. они занимали заметные позиции в государственной структуре страны. Назовем для примера некоторые ее сферы. Министерство иностранных дел: здесь служила плеяда блестящих дипломатов – министр иностранных дел граф В.Н. Ламздорф; посланник в Иране и Сербии Н.Г. Гартвиг – единственный иностранец, которому сербским правительством в Белграде был воздвигнут памятник в ознаменование его заслуг в деле укрепления русско-сербского союза; российский дипломатический представитель при действующей сербской армии во время I мировой войны В.Н. Штрандтман и др. Министерство финансов: на протяжении большей части XIX в. его возглавляли граф Е. Ф. Канкрин, граф М. X. Рейтерн, акад. Н. X. Бунге (потом стал председателем Комитета министров), граф С.Ю. Витте (затем стал председателем Комитета министров и Совета министров). В сфере образования: несколько поколений профессоров-немцев работало в стенах одного лишь Московского университета, занимая различные кафедры – от зоологии до литературы. Здесь начинал свою деятельность, в частности, будущий иностранный член АН СССР М. Фасмер, чей четырехтомный «Этимологический словарь русского языка» до сих пор не превзойден.
Практически нет такой области российской культуры и народного хозяйства той поры, где бы не подвизались лица немецкого происхождения. При этом в русском обществе уже сложились определенные стереотипы отношения к таким лицам, органически вошедшим в ряды членов этого общества{1}. Но главным местом приложения сил немцев была тогда российская армия. Остзейские немцы, будучи в основе своей служилым дворянством, традиционно считали своим призванием военную службу. А приезжие из Германии, предлагавшие свои услуги армии, вообще были, как правило, потомственными военными; потом и их дети избирали военную карьеру.
Анализируя состав офицерского корпуса российской армии накануне первой мировой войны, видный знаток проблемы П.А. Зайончковский подчеркнул, что графа «национальность» в официальных документах того времени отсутствовала и заменялась графой «вероисповедание». Но в «Военно-статистическом ежегоднике армии на 1912 год» графа «национальность» уже появилась. И автор писал: «Национальный состав Русской армии был в основном стабилен. Подавляющее большинство всех категорий офицеров (около 86%) составляли русские. (В их число, в соответствии с существовавшим в то время порядком, включали также украинцев и белорусов). К 1912 г., по сравнению с 1903 г., можно отметить -127- лишь два изменения: некоторое уменьшение доли генералов из поляков (с 3,8% до 3,3%), а также немцев (с 10,3% до 6,5%)»{2}.
По сведениям этого ежегодника, из 1299 генералов немцев был 61 (6,55%), протестантов – 63(6,76%); из 8340 штаб-офицеров – 212(3,26%) и 218(3,3%); из 38976 обер-офицеров – 878 (2,61%) и 949 (2,82%){3}. Под протестантами понимались лютеране, евангелисты и реформаты. Из данных цифр видно, что и авторы «Ежегодника», и Зайончковский посчитали всех лютеран немцами. Так же автоматически они посчитали всех православных русскими. Но, открыв соответствующий список генералов, обнаружим там следующих «русских»{4}: Гибер фон Грейфенфельс, Шаффгаузен-Шёнберг-Эк-Шауфус, граф Граббе, барон Будберг, барон фон Мершейд-Гиллессем, барон Сталь фон Гольштейн, барон Мейендорф, барон Фитингоф, барон фон Неттельгорст, барон фон Медем, барон Икскюль фон Гильдебрант, а также Шмидт, Фогель, Флуг, Сивере, Эльснер, Шульц, Фаленберг, Гартвиг, Ольдерогге, Шейдеман и др. Они оказались русскими на том основании, что в графе «вероисповедание» указали – «православный».{5}
В данной работе подсчету подлежали только носители традиционных немецких фамилий. При наличии сомнений в подлинности немецкого происхождения владелец фамилии нами не учитывался, что относится как к православным, так и к лютеранам и с учетом того, что лютеранами могли быть финны, эстонцы и латыши, в тогдашней военной среде немногочисленные. Так, при подсчете: количества немцев среди подполковников нами, исходя из сказанного, отброшено 87 человек: Линдстром, Якобсен, Петерсон, Даниельсон, Апельгрен, Хендунен (лютеране и потенциальные финны или шведы), Озолин и Вацетис (лютеране и латыши), католики Соммер Владислав, Штофельс Юлиан, Энгельман Ян, Гензель Владислав, Корн Казимир, Микенафф Юрий и др. (вероятно, поляки, тем более, что большинство из них окончило Варшавское пехотное юнкерское училище). Финны, как правило, заканчивали военно-учебные заведения в Финляндии, в то время как их немецкие коллеги – преимущественно в коренной России. Не учтены Бауман и Нейшильд как англикане. Не учтены Великие князья – члены императорского дома Романовых, хотя у всех них текла в жилах немецкая кровь. Среди генералов их было 9.
Подсчеты проведены по категориям генералов и штаб-офицеров, для каждого воинского звания отдельно. Генералы подразделялись на полных (генералы от инфантерии, от кавалерии, от артиллерии), генерал-лейтенантов и генерал-майоров. Штаб-офицерами именовались полковники и подполковники. Списки со сведениями об обер-офицерах (от капитана и ниже) не велись, имеются лишь отдельные списки капитанов пехоты и ротмистров армейской кавалерии, что лишило возможности произвести подсчеты.
Среди полных генералов на 15 апреля 1914г. из 169 было 48 немцев (28,4%). Среди генерал-лейтенантов из 371 немцев было 73 (19,7%). Среди генерал-майоров из 1034 немцев было 196 (19%). Все большее количество немцев-военных принимало православие. Шел естественный процесс обрусения российских немцев. А из всех 1574 генералов немцев было 317 (20,1%). По сравнению со временем перед русско-японской войной немцев среди генералов стало меньше только на 1,5%.
Перейдем к штаб-офицерам. Последний по хронологии список подполковников был составлен по 15 мая 1913 года. Чтобы зафиксировать общее количество штаб-офицеров, подсчеты полковников проведены нами по весеннему списку 1913 года, хотя на полковников имелся список и по весну 1914 года{5}. Из 3806 полковников немцев было 510(13,4%). Из 5154 подполковников немцев было 528 (10,2%). А в целом из 8960 штаб-офицеров немцев было 1038 (11,6%). В принципе численный состав немцев в рядах офицерского корпуса российской армии оставался стабильным, имея тенденцию к незначительному сокращению. Сугубо механическое сложение процентов немцев – генералов и штаб-офицеров (20,1 и 11,6) показывает, что не менее 15% носивших погоны пяти высших чинов российской армии являлись немцами (то есть каждый шестой-седьмой военачальник). Так было в стране, в которой немцы составляли 1,2% от всего населения{6}.
Теперь – о соотношении по отдельным группам офицеров (офицерским кастам). Зайончковский писал: «Среди полных генералов доля немцев значительна… что говорит об определенной симпатии дома Романовых»{7}. Думается, что об определенных симпатиях царствовавших особ больше говорит состав их личной свиты. Император сам назначал генералов и офицеров в состав своей свиты. Вот как
-128- выглядела она на июль 1913 года{8}. Среди 53 генерал-адъютантов немцев было 13 (24,5%). Еще 9 из них являлись членами императорской фамилии. Но их, несмотря на полунемецкое происхождение, мы условились при подсчетах за немцев не принимать. В противном случае почти каждый второй носитель высшего свитского звания оказался бы немцем. Из 68 лиц Свиты генерал-майоров и контр-адмиралов немцев было 16(23,5%). Из 56 флигель-адъютантов немцев было 8(17%). Среди флигель-адъютантов насчитывалось тоже 9 членов императорского дома. Если учесть их как немцев, то соотношение один к семи сократится вдвое. Всего в Свите Его Величества из 177 человек немцев было 37 (20,9%).
Особое место в российской армии занимал корпус офицеров Генерального штаба. Формировался он из лиц, успешно окончивших соответствующую академию. Они потом замещали все штабные и оперативные должности в армии, пользуясь ускоренным продвижением по службе. «Мозг армии» – так именовалась эта почти замкнутая корпорация. По последнему предвоенному списку{9}: из 82 полных генералов немцев – 24(29,3%); из 115 генерал-лейтенантов немцев – 27 (23,5%); из 224 генерал-майоров немцев – 39 (17,4%). Из 445 полковников немцев – 55 (12,4%). Из 119 подполковников немцев – 24 (20,2%). Отсюда вытекает, что, не случись мировой войны и революции, немцы сохранили бы свои позиции в среде генералитета.
Приняв к сведению, что ускоренное производство в званиях кроме офицеров Генерального штаба распространялось и на офицеров императорской гвардии (в гвардии отсутствовал чин подполковника; капитаны сразу производились в полковники), получим {10}: из 230 капитанов гвардии немцев – 50 (21,7%). Остановимся на лицах, занимавших командные и штабные должности{11}. Начнем с гвардии. Среди начдивов в гвардейской пехоте немцев было – один из трех; в кавалерии – один из двух; в артиллерии – три из четырех комбригов. Среди комбригов – соответственно два из семи; один из трех; и один из 10 из числа командиров артдивизионов. Среди комполков – 6 из 16; три из 12; и 6 из 29 среди командиров батарей. В среднем третья часть командных должностей в гвардии была замещена немцами. В начавшейся спустя три месяца мировой войне гвардия показала высокие морально-боевые качества. Отсюда можно сделать вывод о хорошем воспитании гвардейских солдат и высоком профессионализме их командиров.
В российских военно-морских силах действовали два главных оперативных соединения: Балтийской флот (командующий адмирал фон Эссен) и Черноморский (командующий адмирал Эбергард). У Эссена начальником штаба был капитан 1 ранга Кербер, начальником оперативного отдела – капитан 1 ранга Рихтер; у Эбергарда начальником штаба был контр-адмирал Плансон. На Балтике действующий флот составляли: бригада линкоров (начальник – вице-адмирал барон Ферзен) в составе четырех кораблей, из них линкором «Цесаревич» командовал капитан 1 ранга Рейн. В бригаде крейсеров (начальник – контр-адмирал Шульц) крейсером «Паллада» командовал капитан 1 ранга Магнус. В 1-й минной дивизии (контр-адмирал Шторре) одним из эскадренных миноносцев командовал капитан 1 ранга Вейс. Из 36 эскадренных миноносцев немцы командовали на 8. Во 2-й минной дивизии (контр-адмирал Курош) командиров-немцев не встречаем. В отряде загра­дителей одним («Онега») из 6-ти командовал немец, капитан 2 ранга Энгельман. В бригаде подводных лодок одной из 8-ми («Аллигатор») командовал капитан 2 ранга Вальронд. Из четырех императорских яхт одной («Александрия») командовал капитан 1 ранга Фальк.
На Черноморском флоте одним из трех минных дивизионов командовал капитан 1 ранга Винтер. Из 17-ти эскадренных миноносцев и миноносцев немцы командовали на четырех. В Сибирской флотилии с базой во Владивостоке миноносцем «Статный» командовал ст. лейтенант Шефнер, а дивизионом подводных лодок – капитан 2 ранга Липхарт. Из 11 подлодок немцы были командирами на трех. В отряде заградителей из четырех кораблей на трех капитанами были немцы. В Каспийской флотилии обеими канонерскими лодками командовали соответственно капитаны 2 ранга Викорст и Вейнер. То есть, немцы составляли около четверти капитанов военно-морских судов.
По званиям: из 12 адмиралов немцев было 4; из 18 вице-адмиралов – 4; из 23 контр-адмиралов – 6; из 108 каперангов – 21; из 238 кавторангов – 52; из 159 старлейтов – 40; из 608 лейтенантов – 118; из 451 мичмана – 94. Всего среди этих моряков немцы составляли 20,9%{12}. Между прочим, данное обстоятельство следует
-129- принимать во внимание, когда мы говорим о том, как после революции матросы расправлялись со своими офицерами.
В прочих родах войск{13} (дивизий: 4 гренадерские, 52 пехотные, 11 сибирских стрелковых, всего 67; бригады: 8 гренадерских, 104 пехотные, 22 сибирские стрелковые, 5 стрелковых, 4 финляндские стрелковые, 2 кавказские стрелковые, 6 туркестанских стрелковых, всего – 151; полки: 16 гренадерских, 208 пехотных, 44 сибирских стрелковых, 20 стрелковых, 16 финляндских стрелковых, 8 кавказских стрелковых, 22 туркестанских стрелковых, всего 334) картина была такой (приведены цифры по подсчитанным). Среди начдивов в пехоте немцев было 13 из 67, в кавалерии – 6 из 16; их начальники штабов – 10 из 83 и 2 из 15. Среди комбригов пехоты: 25 из 149, кавалерии – 8 из 35. Среди комполков – 39 из 326 и 12 из 57. Среди комбригов артиллерии – 8 из 67; командиров дивизионов – 25 из 215; командиров батарей – 59 из 444. В инженерных войсках: среди командиров саперных, понтонных, минных батальонов и рот, начальников военных телеграфов и искровых станций – 21 немец из 87. В крепостях из 18 их комендантов (имели права на уровне командиров корпусов) немцами были 4.
Мы подошли к органам, венчающим структуру армии. Сухопутные войска сводились в корпуса, их было 36 (25 армейских, 1 гренадерский, 3 кавказских, 2 туркестанских, 5 сибирских); они располагались в 12-ти военных округах, образованных в 1864г. по территориальному принципу. Среди лиц высшего начсостава из 36 командиров корпусов немцев было 10, из 35 их начальников штабов – 7, из 12 командующих войсками округов – 6, из 8 их помощников – 3, из 6 их начштабов – 1 немец. То есть, на высших строевых должностях немцы замещали треть. На высших штабных должностях их представительство несколько скромнее.
Мы не рассматриваем казачьи войска с их своеобразным устройством и особым подбором офицеров «от станиц». Однако их атаманы назначались по представлению военного министра. На 1 мая 1914г. из 11-ти войсковых атаманов четыре являлись немцами: Терского казачьего войска – генерал-лейтенант Флейшер, Сибирского казачьего войска – генерал от кавалерии Шмидт, Забайкальского казачьего войска – генерал от инфантерии Эверт, Семиреченского казачьего войска – генерал-лейтенант Фольбаум.
Из вышеприведенного вытекает, что накануне
I мировой войны каждый пятый генерал российской армии являлся по национальности немцем. Да и офицеров было немало.
 

Примечания
 

{1} См. подробнее: Оболенская С. В. Немцы в глазах русских XIX в.: черты общественной психологии. – Вопросы истории, 1997, № 12.
{2} Зайончковский П. А. Офицерский корпус русской армии перед
I Мировой войной. – Вопросы истории, 1981, № 4, с. 23.
{3} Военно-статистический ежегодник армии на 1912 год. СПб. 1914, с. 54, 234-235.
{4} Список генералов по старшинству; составлен по 1 сентября 1904 г. СПб. 1904; Список генералов по старшинству; составлен по 1 марта 1913 г.; Список... по 1 июля 1913 г. СПб. 1913; Список генералов по старшинству; составлен по 15 апреля 1914 г. СПб. 1914.
{5} Список подполковникам по старшинству; составлен по 15 мая 1913г. СПб. 1913; Список полковникам... по 1 марта 1913 г. СПб. 1913.
{6} Военно-статистический ежегодник.., с. 261.
{7} Зайончковский П.А. Ук. соч., с. 23.
{8} Список генерал-адъютантам, генерал-майорам и контр-адмиралам Свиты Его Величества и флигель-адъютантам по старшинству; составлен по 1 июля 1913 г. СПб. 1913.
{9} Список Генерального Штаба; исправлен по 1 июля 1914г. Пг, 1914.
{10} Список капитанам Гвардейской пехоты по старшинству; составлен по 1 сентября 1913г. СПб. 1913.
{11} Росписание сухопутных войск; исправлено по сведениям к 1 мая 1914 г. СПб. 1914.
{12} Списки личного состава судов флота; составлены по 1 июля 1913 г. СПб. 1913.
{13} Росписание... к 1 мая 1914 г. -130-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU