УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Абдуллин Х.М. Воинская служба крымских татар в Российской империи

// Военно-исторический журнал. 2007. №1. С.49-54.

 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

Крымское ханство – последний осколок Золотой Орды, просуществовавший в качестве вассала Османской империи до конца XVIII века. В ходе Русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Крымский полуостров был занят русскими войсками и по итогам Кучук-Кайнарджийского мира в 1774 году был объявлен независимым государством. Полная аннексия Крыма Россией произошла в 1783 году.
По случаю присоединения Крыма Екатерина
II (1762-1796)* издает манифест, в котором обещает мусульманам полуострова: «...охранять и защищать их лица, храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно; и дозволить напоследок каждому из них состоянию все те правости и преимущества, каковыми таковые в России пользуются»1. 1 ноября 1783 года именным указом Екатерина II дозволяет принимать татарских мурз2 и чиновников присоединенного Крымского ханства на военную службу с присвоением им званий не выше премьер-майора3. Тем самым впервые на законодательном уровне мусульмане России получили права воинской службы в офицерских чинах.
Указ от 22 февраля 1784 года уравнял татарских мурз и князей в правах с российским дворянством4. В том же году из крымских татар формируется особое войско – Таврические национальные дивизионы5, где все офицеры были назначены из молодых мурз.
Первым дивизионом командовал ротмистр6 Мустафа Киятов, вторым – майор Абдулла Велич, третьим — майор Батыр-ага7 Тамагул Крымтайский. В дивизионах не было установленной формы одежды, единственным требованием было, чтобы цвета ее различались подивизионно8. Эти первые военные формирования из крымских татар просуществовали до 1796 года. Отметим, что первоначально по штатам не предусматривалось присутствие в них мусульманского духовенства9. Но в конце 1806 года по случаю вступления России в Четвертую антифранцузскую коалицию мусульманское духовенство и дворяне Крыма во главе с муфтием10 Мурзой Челеби изъявили желание выставить нужное число полков «на своем иждивении» для защиты Отечества. Александр
I (1801-1825) решил пойти навстречу их верноподданническому порыву. Законодательным актом от 24 января 1808 года из крымских татар были сформированы конные полки: Симферопольский, Перекопский, Евпаторийский и Феодосийский11. А уже 20 ноября 1808 года выходит именной указ «О назначении в татарских полках, сформированных из крымских татар, по одному мулле»12, посвященный назначению мусульманского духовенства «для отправления богослужения». Кроме муллы13 по одному в полк определялись и «мечетные служители» из рядовых татар (по-видимому, речь шла о муэдзинах14).
Вновь созданные военные формирования были построены по примеру Донских казачьих полков. Военнослужащие были одеты по казачьему образцу, но носили татарские шапки. Часть воинов была вооружена в соответствии с требованием времени – пиками, пистолетами или ружьями и саблями, а часть имела только пики, ножи и кулюки15. Полки получили название по уездам, из жителей которых они составлялись. Симферопольским конно-татарским полком командовал Кая-бей16 Балатуков, Перекопским – Ахмет-бей Хункалов, Евпаторийским – Абдулла-ага Ма-майский, Феодосийским – Али мурза Ширинский.
В 1809 году Евпаторийский и Феодосийский полки выдвинулись на границу Киевской и Житомирской губерний. В начале 1812 года Евпаторийский конно-татарский полк был направлен в Виленскую губернию и вошел в состав Второй западной армии. Он занимал кордоны по р. Неман и участвовал в сражениях с авангардными войсками противника17, а Перекопский и Симферопольский полки участвовали в Бородинском сражении. Действительно, после начала боевых действий в Отечественную войну 1812 года указанные полки принимали участие во всех боях и сражениях в корпусе войскового атамана Платова18. Крымцы участвовали в ежедневных сражениях, изгоняя неприятеля из Москвы. Особенно татары отличились в блокаде и взятии крепости Данциг, за что командир Симферопольского полка полковник К. Балатуков был произведен в генерал-майоры. После окончания войны в 1814 году все полки вернулись в Крым и были распущены19. -49-
За отличную боевую службу конно-татарских полков в Отечественной войне 1812 года законодательным актом от 20 июля 1827 года из крымских татар был выделен лейб-гвардии20 Крымско-татарский эскадрон21. Он был разделен на три части, две из них постоянно находились на службе в Санкт-Петербурге, а третья в составе 3 офицеров, 8 унтер-офицеров и 64 рядовых находилась в Крыму и через каждые три года отправлялась на службу в столицу. Эскадрон содержался за счет крымско-татарского населения. Для этих целей все крымские татары были обложены специальным налогом в размере 17 копеек с души в год. Однако содержание эскадрона в период следования его на службу в столицу производилось за счет казны. Из казны же выдавалось и жалованье военнослужащим: 54 рубля серебром в год — унтер-офицерам и 37 рублей — рядовым, а офицерам – по общегвардейскому кавалерийскому окладу22. Согласно табели «Об усиленных окладах жалованья для всех вообще войск и чинов к ним принадлежащих», утвержденной 6 ноября 1841 года, мусульманское духовенство эскадрона получало жалованье 82 рубля 80 копеек серебром в год23.
16 марта 1828 года командир эскадрона К. Балатуков по болезни ушел в отставку, а на его место был назначен полковник Ахмет-бей князь Хункалов. Эскадрон принял участие в начавшейся в том же году очередной русско-турецкой войне. За осаду и взятие крепости Варна крымцы вместе с лейб-гвардии Сводно-казачьим полком получили серебряные трубы, а несколько нижних чинов были награждены Георгиевскими крестами. После завершения кампании эскадрон в составе гвардейского корпуса вернулся в столицу24. Заметим, что если война против единокровной Турции и халифа25 – повелителя всех правоверных мусульман-суннитов не вызвала особого возмущения среди крымских татар, то совершенно по-другому была воспринята Крымская война 1853-1856 гг.: она разделила мусульманское население полуострова. Проосмански ориентированная часть беев,
мурз и мулл, особенно в Ялте и Евпатории, открыто выступила на стороне англо-франко-турецкой коалиции, хотя основная часть крымских татар, в особенности военнослужащие, остались верными присяге. Сразу после начала войны эскадрон, находившийся в Петербурге под командованием полковника Батыр Челеби Муфтий-заде, выдвинулся к крепости Кронштадт и все время охранял берега Балтийского моря. Та его часть, что находилась в Крыму под командой ротмистра Омер-бея Балатукова, обороняла Севастополь и участвовала в действиях на Черной речке в отряде генерал-лейтенанта Рыжова.
25 сентября 1854 года разъезд полуэскадрона снял на Мекензиевой горе пикет английских гвардейских драгун, захватив в плен одного офицера и пять нижних чинов. За проявленную храбрость унтер-офицер Сеитша Балов и рядовые Селим Абульхаиров и Молладжан Аметов получили Георгиевские кресты26 лично из рук князя А.С. Меншикова27. Верность военнослужащих-татар не осталась без внимания молодого императора Александра -50-
II (1855-1881): еще не закончились боевые действия, а он утвердил положение военного совета «О назначении содержания имаму лейб-гвардии Крымско-татарского эскадрона»28. Согласно этому законодательному акту состоявшему при эскадроне имаму Мавлюталиеву, руководствуясь заключением Таврического магометанского духовного правления, повышалось жалованье. Имаму, получавшему до этого от казны по 42 рубля 90 копеек серебром в год, теперь выдавались столовые деньги в сумме 285 рублей, но не за счет казны, а из средств, собираемых ежегодно с крымских татар на содержание лейб-гвардии Крымско-татарского эскадрона. Это содержание сохранялось и впредь за теми, кто становился муллой или имамом означенного эскадрона. В Центральном государственном историческом архиве Республики Башкортостан (ЦГИА РБ) сохранилось «Дело по предложению министра внутренних дел об испытании рядового Мавлюталиева в должности имама Крымского татарского эскадрона» от 16 марта 1855 года29. Согласно российскому законодательству, чтобы военнослужащий получил право на проведение религиозных обрядов в среде своих сослуживцев, он должен был сдать соответствующий экзамен (испытание), доказывающий его компетентность в религиозных вопросах, в Оренбургском магометанском духовном собрании30. Именно по этому поводу духовный департамент Министерства внутренних дел информировал духовное собрание о скором приезде в Уфу рядового Мавлюталиева. Однако военный министр в связи с продолжением войны счел неудобным отправку рядового на столь далекое расстояние и по специальному распоряжению по военному ведомству имам сдал экзамен в Таврическом духовном правлении.
В 1860-1861 гг. значительная часть крымских татар эмигрировала в Османскую империю. В связи с этим содержание и комплектование эскадрона стало не по средствам мусульманам Крыма. Поэтому приказом военного министра № 210 от 26 мая 1863 года эскадрон был переформирован   в   команду
лейб-гвардии крымских татар собственного его императорского величества конвоя31. Из состава эскадрона выбрали 3 офицеров и 21 нижнего чина. Эту команду разделили на три смены: одна служила в Петербурге в составе лейб-гвардии Кавказского казачьего эскадрона, а две другие — 2 офицера и 14 рядовых – находились в Крыму и по очереди сменялись каждые три года. Для духовных нужд служащих в команде также предусматривалась вакансия религиозного деятеля, и даже не одного. Согласно штатам на 14 ноября 1868 года32 в эскадроне состояли два эфендия33, «из них 1 Омаровой, а другой Алиевой секты», то есть суннитский и шиитский мусульманские священнослужители. Гвардейский статус наделял религиозных деятелей большими правами. Они получали солидное жалованье в сумме 343 рубля 20 копеек в год каждый, причем без всякого положенного в то время вычета на госпиталь и эмеритальную кассу. Тому и другому эфенди полагался денщик, преимущественно из рекрут или нижних чинов-магометан. Кроме того, на продовольственные   нужды -51- им выдавались суточные деньги в размере 86 копеек в сутки. Наконец, если эфенди не предоставлялось казенное помещение для проживания, они могли рассчитывать на получение квартирных денег, составлявших 171 рубль 60 копеек в год. Естественно, служба в конвое считалась у мусульманского духовенства очень престижной, и крымцы отвечали взаимностью в деле служения российскому престолу. Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. две команды царского конвоя вместе с эскадронами находились в действующей армии за Дунаем при главной квартире Александра II, участвовали во взятии Горного Дубняка, Ловчи и Плевны34. В составе собственного его императорского величества конвоя команда крымских татар просуществовала вплоть до 18 мая 1890 года35.
Введенная в 1874 году всеобщая воинская повинность для крымских татар была заменена службой в особом иррегулярном формировании. 12 июня 1874 года Александр
II подписал именной указ «О сформировании   Крымского   эскадрона»36. По штату эскадрон состоял из 2 штаб-офицеров, 10 обер-офицеров, 38 унтер-офицеров, 6 трубачей и 175 рядовых. Все унтер-офицеры и трубачи до 1895 года были исключительно из русских кадровых военнослужащих, назначаемых из разных кавалерийских полков37. В эскадроне также состояли на штатной основе в качестве нестроевых чинов мулла и муэдзин с годовым окладом в 294 и 195 рублей в год соответственно. Квартирные деньги для них были установлены наравне с обер-офицерами. Именным указом Александра II, объявленным в приказе по военному ведомству от 22 июля 1875 года, Крымский эскадрон был переформирован в дивизион38. Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. дивизион находился в Севастополе, занимая аванпосты и делая разъезды по берегу Черного моря39.
В 1882 году из сверхштатных новобранцев, составлявших пеший эскадрон крымских татар, была сформирована Крымская стрелковая рота. Находясь при Крымском дивизионе, она просуществовала до 24 декабря 1893 года40. Приказом по военному ведомству № 114 от 1906 года дивизион был переформирован в Крымский драгунский полк41. Другим приказом № 514 от 1907 года военному духовенству драгунского полка были повышены оклады жалованья42: мулле до 444 рублей в год, а муэдзину до 300. В том же году высочайшим приказом от 31 декабря это воинское формирование было переименовано в Крымский конный полк. Знаком особого доверия крымским татарам со стороны императорской фамилии следовало считать тот факт, что 10 октября 1909 года Николай
II (1894-1917) назначил шефом полка императрицу Александру Федоровну, и полк был соответственно переименован в «Крымский конный ее величества государыни императрицы Александры Федоровны полк»43. А уже 5 ноября того же года император лично зачислил себя в списки этого полка. Затем для полка была выстроена особая полковая мечеть, на устройство которой кроме отпущенных сумм императрица пожертвовала 10 000 рублей из своих личных -52- несколько дорогих ковров44. В том же году предписанием Главного штаба № 61932 было подтверждено исключительное право муллы Крымского полка на получение в течение первых трех дней в пункте командировок квартиры или квартирных денег. При этом другие штатные муллы военного ведомства такого права не имели45. Приказом по военному ведомству № 298 от 1911 года полку было присвоено старшинство с 1 марта 1784 года, то есть официально признавалось, что полк вел свою историю с этого периода46. Днем полкового праздника являлось 23 апреля, а городом стоянки – Симферополь47.
С началом Первой мировой войны полк в составе 6 эскадронов выступил на фронт и 10 сентября 1914 года вошел в состав сводной кавалерийской дивизии, позже – в состав 4-й отдельной кавалерийской бригады. В январе 1915 года его отправили на Юго-Западный фронт, где он 4 июля 1916 года в составе 33-го армейского корпуса участвовал в летнем наступлении. В августе 1917 года полк отозвали с фронта в Херсон, а один из эскадронов – в Бахчисарай. За время войны 5 офицеров полка были награждены орденом Св. Георгия 4-й степени и 7 человек – Георгиевским оружием. Сам полк был представлен к награждению Георгиевским штандартом и Георгиевскими трубами48. В целом в Первую мировую войну крымские татары так же, как и все остальные мусульманские народы империи, проявили себя как верноподданные патриоты. Это касается не только военнослужащих, но и гражданского населения. Например, после начала войны крымские мусульмане вошли с ходатайством об открытии лазарета, который должен был содержаться за счет доходов с движимого и недвижимого имущества духовных учреждений. Также в Крыму под предводительством Сайде Ханум Муфти-заде был создан комитет для сбора пожертвований теплыми вещами в пользу российских военнослужащих49.
После октябрьских событий 1917 года полк прибыл в Симферополь, где находились его казармы мирного времени. Когда на полуострове было создано крымско-татарское правительство, военнослужащие полка поддерживали порядок в Крыму, а с января 1918 года участвовали в боях с большевиками. После падения Симферополя, потеряв 13 офицеров, полк был возрожден в Белой армии на юге России. В составе различных подразделений татары участвовали в боях в Крыму на Акманайских позициях, а также против Махно, в Бредовском походе из-под Одессы в Польшу и других операциях. К августу 1920 года в полку находилось около 450 человек. Дальнейшая его судьба мало чем отличалась от остальных формирований Белой армии. Его пеший эскадрон, откомандированный 9 октября 1920 года в состав стрелкового полка 2-й кавалерийской дивизии, был уничтожен 30 октября у деревни Мамут под Джанкоем, но конный эскадрон успел эвакуироваться50.
С 1783 по 1920 год, с самого вхождения в состав Российской Империи и до последней попытки ее сохранить, воинскую службу крымских татар можно назвать показательной и верноподданнической. Имея собственные национальные формирования, офицеров из самых известных -53- и уважаемых фамилий Крыма, а также возможность открыто исповедовать свою религию и исполнять все ее обряды, крымские мусульмане считали воинскую службу для себя почетной, а воинские формирования, состоявшие в личной охране императора, вызывали чувство национальной гордости.
Таким образом, существование подобных иррегулярных частей в полной мере удовлетворяло как представителей национальных меньшинств, так и российскую монархию.
 

Примечания
 

* Здесь и далее в скобках указаны годы царствования.
1. Ислам в Российской империи (законодательные акты, описания, статистика) / Сост. Д.Ю. Арапов. М., 2001. С. 47. Здесь и далее даты приводятся по старому стилю.
2. Мурза — в Российской Империи дворянин татарского происхождения, выходец из знатных родов Золотой Орды.
3. Полное собрание законов Российской Империи (ПСЗРИ). Iс. Т. XXI. № 15861. СПб., 1830. С. 1040, 1041; Премьер-майор – в 1731-1797 гг. верхняя ступень военного чина 8-го класса по Табели о рангах.
4. ПСЗРИ.
Iс. Т. XXII. № 15936. СПб., 1830. С.51, 52.
5. Там же. Т.
XLIII. Ч. I. Книга штатов. Отд. I. № 15945. СПб., 1830. С. 210.
6. Ротмистр – военный чин в кавалерии, до 1884 года – 9-го, а с 1884 года – 8-го класса по Табели о рангах, соответствовал чину капитана.
7. Ага (тюрк. – господин) – почетный титул у тюркских народов, употреблялся по отношению к старейшинам.
8. Муфтий-заде И.М. Очерк военной службы крымских татар с 1783 по 1899 год // Восточная коллекция, 2001. № 3. С. 114.
9. ПСЗРИ. 1с. Т.
XLIII. Ч. I. Книга штатов. Отд. I. № 15945. СПб., 1830. С. 210.
10. Муфтий (от араб, высказывающий мнение, дающий фетву) – в Российской Империи глава мусульман и мусульманского духовенства, руководитель духовного управления.
11. Казин В.Х. Казачьи войска: хроники гвардейских казачьих частей. Репринт, изд. 1912 г. М., 1992. С. 24.
12. ПСЗРИ.
Iс. Т. XXX. № 23362. СПб., 1830. С. 692.
13. Мулла (от араб, владыка, господин) – основной служитель
культа и мусульман, обычно выбираемый верующими из своей среды. В Российской Империи был фактически приравнен к священнику, хотя исторически в исламе институт священства отсутствует. Имам (араб. — стоять впереди, предводительствовать) – руководитель общественной молитвы, глава мусульманской общины.
14. Муэдзин (араб. – извещать, объявлять) – служитель мечети, скликающий мусульман с минарета на молитву путем провозглашения азана.
15. Кулюк-балта — старинное татарское оружие наподобие кирки с короткой ручкой, у которой с одной стороны закругленная головка вроде молотка, с другой – заостренный нос журавля. Это оружие часто бросали вдогонку противнику на тонком волосяном канате.
16. Бей (тюрк. — властитель, господин) – турецкий почетный титул, дававшийся в основном военным.
17. Муфтий-заде И.М. Указ. соч. С.115.
18. Платов Матвей Иванович (1751-1818) – военачальник русской армии, генерал от кавалерии (1809). На военной службе с 1764 г. С 1788 г. – походный атаман, с 1801 – войсковой атаман войска Донского. Во время Отечественной войны 1812 г. стоял во главе казачьего корпуса, прикрывал отход 2-й Западной армии, в Бородинском сражении командовал отдельным казачьим корпусом. Искусно руководил войсками во время Заграничных походов русской армии 1813-1814 гг.
19. Муфтий-заде И.М. Указ. соч. С. 115.
20. Лейб-гвардия – привилегированная часть российской армии. Чины в гвардии до 1884 г. считались на 2 класса выше, чем в армии, а с 1884 г. они стали считаться на 1 класс выше армейских. Все должности в гвардии замещались более высокими чинами, чем в армии.
21. Казин В.Х. Указ. соч. С. 24.
22. Муфтий-заде И.М. Указ. соч. С.116.
23. ПСЗРИ.
IIс. Т. XVI. Отд. II. № 14792. СПб., 1842. С. 229 (по шт.).
24. Муфтий-заде И.М. Указ. соч. С. 116.
25. Халиф (араб. — преемник, заместитель) – глава мусульманской общины, мусульманского государства, замещающий посланника Аллаха.
26. Муфтий-заде И.М. Указ. соч. С.116, 117.
27. Меншиков Александр Сергеевич (1787-1869) – российский военачальник, адмирал (1833). Участник Русско-турецкой войны 1806-1812 гг. В Отечественную войну 1812 г. и Заграничных походах русской армии 1813-1814 гг. участвовал во всех главных сражениях. С 1816 г. директор канцелярии, затем генерал-квартирмейстер Главного штаба, с 1828 г. начальник Главного морского штаба, с 1830 г. член Государственного совета, с 1831 г. одновременно генерал-губернатор Финляндии. С началом Крымской войны 1853-1856 гг. главнокомандующий сухопутными и морскими силами в Крыму, но после первых неудач в 1855 отстранен от командования. С 1856 г. в отставке.
28. ПСЗРИ.
IIс. Т. XXX. Отд. I. № 29903. СПб., 1856. С. 715.
29. ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 4. Д.2732.
30. Оренбургское магометанское духовное собрание (ОМДС) – в Российской Империи государственно-религиозное учреждение в форме ограниченной религиозной автономии.
31. Казин В.Х. Указ. соч. С. 24.
32. ПСЗРИ.
IIc. Т. XLIII. Отд. III. № 46443. СПб., 1873. С. 878 (по Шт.).
33. Эфенди (тур. –
effendi) – почетный титул мусульманских духовных лиц, чиновников, ученых и др.
34. Муфтий-заде И.М. Указ. соч. С. 117.
35. Казин В.Х. Указ. соч. С. 24.
36. ПСЗРИ. IIс. Т.
XLIX. Отд. III. № 53634. СПб., 1876. С. 175-177 (по шт.).
37. Муфтий-заде И.М. Указ. соч. С.118.
38. ПСЗРИ. IIс. Т.
L. Отд. III. № 54927. СПб., 1877. С. 296, 297 (по шт.).
39. Муфтий-заде И.М. Указ. соч. С.118.
40. Казин В.Х. Указ. соч. С. 24.
41. Там же.
42. Русский инвалид. 1905. 22 июня. №132.
43. Приказ по военному ведомству № 496 от 1 сентября 1910 г. Комитет под председательством начальника ГУГШ был создан для обсуждения важнейших вопросов, имевших отношение к боевой готовности сухопутной армии.
44. РГВИА, ф.2000, оп.2, д.083, л.124.
45. Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов по военному ведомству, циркуляров, предписаний и отзывов Главного штаба и прочих Главных управлений и приказов, приказаний и циркуляров за 52 года (1859-1911 годы) / Сост. К. Патин. Кн.
I. СПб., 1911. С. 99.
46. Казин В.Х. Указ. соч. С. 24.
47. Вакар С.В. Русская императорская кавалерия // Воен.-истор. журнал. 2002. № 6. С. 60.
48. Волков С.В. «Восточные части» российской армии // Восточная коллекция, 2001. № 3. С. 120.
49. Арапов Д.Ю. Указ. соч. С. 42.
50. Волков С.В. Указ. соч. С. 120. -54-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU