УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Полевой А. Необычная награда фанагорийских гренадер

// Цейхгауз. 2001. №2. С.26-29.

 

OCR: Rector, e-mail: www@regiment.ru, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

Среди коллективных наград подразделений и частей Российской Императорской армии имелась не совсем обычная – право прохождения церемониальным (торжественным) маршем, держа ружья (винтовки) «на руку»{1}. Это отличие, строго говоря, не являлось наградой, однако фактически выполняло наградную функцию.
Первой частью русской армии, получившей право проходить церемониальным маршем, держа ружья «на руку», как бы идя в штыковую атаку, был лейб-гвардии Павловский полк, которому такое право было пожаловано после заграничного похода 1813-14 гг.{2} В 1912 г. такого же отличия был удостоен 11-й гренадерский
Фанагорийский Генералиссимуса князя Суворова, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Димитрия Павловича полк. Уставными документами того времени было предусмотрено при прохождении церемониальным маршем держать винтовки в положении «на плечо»{3}. Настоящая статья посвящена истории пожалования указанного отличия фанагорийским гренадерам. Напомним, что к 1912 г. Фанагорийский гренадерский полк имел следующие награды: Георгиевское знамя, Георгиевские серебряные трубы, знаки отличия с надписью: «За взятие штурмом Измаила в 1790 г. и Праги в 1794 г.» на головные уборы для нижних чинов и особого образца нагрудные – для офицеров{4}. Последняя награда была пожалована 11 декабря 1910 г., в день 120-летия взятия Измаила, во многом благодаря ходатайству перед императором шефа полка великого князя Дмитрия Павловича{5}.
3 июня 1912 г. в лагере под Москвой, в Серебряном Бору, у села Хорошева великий князь Дмитрий Павлович впервые посетил свой подшефный полк{6}. В честь этого события был проведен церковный парад с выносом полкового знамени. Вот, что сказано о посещении шефа в приказе по полку, отданном 4 июня: «Вчера Августейший шеф полка Его Императорское Высочество Великий Князь Дмитрий Павлович при посещении полка выразил по окончании парада свое удивление, как полк мог достигнуть такой красоты твердой постановки ноги и вообще блестящего вида при прохождении церемониальным маршем «на руку». «Вы меня удивили своим парадом, – сказал Его Высочество, – много я их видел, но такой редко приходилось видеть». В офицерском собрании Его Высочество неоднократно вспоминал все им виденное и вновь высказал, что особенно сильное впечатление на него произвел церемониальный марш «на руку»{7}.
Вероятно, этот церемониальный марш был продемонстрирован великому князю не без умысла, имея ввиду испросить через него пожалование полку права такого прохождения. Благоприятное впечатление, произведенное на шефа парадом, побудило полкового командира полковника М.К. Дюгаева обратиться 30 июня с ходатайством на имя начальника 3-й гренадерской дивизии генерал-лейтенанта В.Н. Горбатовского о представлении полка императору в день полкового праздника 30 августа{8}. В 1912 г. полковой праздник фанагорийцев совпал с празднованием 100-летнего юбилея победы в Отечественной войне 1812 г. В период с 27 по 30 августа 1912 г. в Москве планировалось пребывание для участия в юбилейных торжествах Николая
II и его семьи. Ходатайство было доложено императору, который выразил согласие принять парад заслуженного полка, о чем было объявлено в приказе командира Фанагорийского полка от 28 августа: «Государь Император Высочайше повелеть соизволил -26- представить вверенный мне полк Его Императорскому Величеству в день полкового праздника 30 сего августа в 10 часов утра в Кремле. Надеюсь, что все чины полка, особенно начальствующие лица, приложат все усилия, чтобы представиться Его Величеству в блестящем виде»{9}.
Накануне парада, 29 августа, в приказе по полку, были объявлены: форма одежды, маршрут следования к месту проведения парада – в Кремль, а также порядок переноса полковых регалий: «Полку в полном составе выступить из Семинарских казарм{10} в 8 часов утра и, следуя по Немецкой улице, Денисовскому и Гороховскому переулкам, Покровке, Китайскому проезду, Лубянской площади, Театральному проезду, Театральной площади и далее к Боровицким воротам.
Линейным при штабс-капитане Фролове прибыть к Боровицким воротам к 9 часам утра. Ассистентами к знамени и регалиям назначаю поручика Евцихевича и подпоручика Фогелейса. При переносе знамен и регалий назначаю подпрапорщиков <всего 16 человек>, старших унтер-офицеров <2 человека>{11}.
Форма одежды парадная зимняя [в мундирах – А.П.]»{12}.
Хранившиеся в войсковых частях старые знамена и прочие регалии подлежали обязательному выносу в строй в дни полковых праздников, тем более в Высочайшем присутствии. Причем в тех случаях, когда войска были одеты в парадную форму, знамена выносились в строй незачехленными{13}. В фонде Главного управления Генерального Штаба Российского государственного военно-исторического архива сохранилась строевая записка за подписью командира Фанагорийского гренадерского полка{14}. В параде приняли участие все 4 батальона фанагорийцев, в строю находились: 7 штаб-офицеров, 61 обер-офицер, 233 унтер-офицера, 58 музыкантов, 1103 рядовых и 40 нестроевых. Из указанного количества нижних чинов имели награды: знак отличия Военного ордена – 1 человек, золотые и серебряные шейные медали – 3, золотые и серебряные шевроны – 46 сверхсрочнослужащих унтер-офицеров{15}.
Периодические издания того времени и мемуары сохранили описание парада фанагорийских гренадер{16}. Полк был построен на площадке перед Большим Кремлевским дворцом. На правом фланге строя полка в соответствии с установленным порядком проведения парадов в Высочайшем присутствии{17} стояли: военный министр генерал от кавалерии В.А. Сухомлинов, начальник Главного штаба генерал от инфантерии Н.П.Михневич, начальник Генерального штаба генерал от кавалерии Я.Г. Жилинский, командующий войсками Московского военного округа генерал от кавалерии П.А. Плеве, командир 25-го армейского корпуса генерал от инфантерии Д.П. Зуев, начальник 3-й гренадерской дивизии генерал-лейтенант В.Н. Горбатовский, а также лица Свиты императора. Шеф полка великий князь Дмитрий Павлович обошел строй, поздоровался с полком и поздравил гренадер с праздником.
Ровно в 10 часов из дворца в сопровождении дежурства вышел император, одетый в мундир расквартированного в Москве 12-го гренадерского Астраханского Императора Александра III полка, шефом которого Николай II являлся. Кстати, мундир астраханцев последний российский император предпочитал другим при посещениях первопрестольной столицы. Заметим, что на 30 августа приходился праздник ордена Св. Александра Невского, поэтому в соответствии с требованиями «Правил ношения орденов, медалей и других знаков отличия»{18} поверх мундира Николай
II надел ленту этого ордена, хотя имел более старший орден Св. Андрея Первозванного. По случаю праздника, сопровождавшегося торжественным выходом императора, дежурство от Свиты при нем включало генерал-адъютанта, генерал-майора Свиты и флигель-адъютанта. В этот день дежурили: генерал-адъютант, генерал от инфантерии, член Государственного совета А.И. Пантелеев; Свиты Его Величества генерал-майор, командир лейб-гвардии Сводно-казачьего полка граф М.Н. Граббе; флигель-адъютант, штабс-ротмистр лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полка Н.А. Петровский. Приняв рапорт командира полка, Николай II в сопровождении шефа обошел строй и поздравил гренадер с праздником. Затем, подойдя к вынесенному перед строем столику, император поднял чарку за боевую славу фанагорийцев. В ответ полковник М.К. Дюгаев провозгласил -27- здравицы в честь императора, августейшей семьи и шефа полка.
Перестроившись из развернутого строя, полк прошел перед Николаем
II церемониальным маршем, держа винтовки «на руку», во главе полка шел его шеф. Государь Император поблагодарил полк за парад и в воздаяние заслуг фанагорийских гренадер пожаловал полку особое отличие – право проходить на парадах и в других торжественных случаях, имея ружья «на руку». После парада Николай II переоделся в мундир 2-го лейб-гусарского Павлоградского Императора Александра III полка, шефом которого он также являлся, и вместе с семьей направился в Успенский собор на торжественную литургию, посвященную 100-летию победы в Отечественной войне.
За представление императору полка «в блестящем состоянии и порядке» офицерам-фанагорийцам дополнением к Высочайшему приказу от 30 августа 1912г. было объявлено монаршее благоволение, а нижним чинам – царское спасибо. Благоволение объявлялось как индивидуально, так и целой воинской части, отдельному управлению или ведомству. Пожалование этой награды зависело только от усмотрения императора и не требовало представления начальства. Объявлялось в рескриптах на имя награжденных или в Высочайших приказах. Лицам, удостоившимся именного Высочайшего благоволения, сокращался год из сроков, установленных для получения чинов и орденов за выслугу лет. Благоволения, объявленные за смотры, парады и в других подобных случаях, указанных преимуществ не давали{19}.Кроме того, нижние чины были награждены деньгами: имевшие знаки
отличия Военного ордена получили по 5 рублей, имевшие шевроны – по 3 рубля, остальные – по 1 рублю на человека{20}. Награждение нижних чинов деньгами за парады и смотры в Высочайшем присутствии было предусмотрено законодательством и осуществлялось из специальной суммы, ассигнуемой по смете Главного штаба{21}. Вероятно, что успешный парад в Высочайшем присутствии в определенной степени способствовал тому, что 26 апреля 1913 г. за отличие по службе полковник М.К. Дюгаев был произведен в генерал-майоры и назначен окружным дежурным генералом штаба Кавказского военного округа{22}.
В своем дневнике скупой на эмоции Николай
II сделал следующую запись об этом параде: «Рано утром шел дождь, но прошел к 10 час. Перед окнами построился Фанагорийский полк; обошел его, поздравил и выпил здравицу; затем пропустил его церемониальным] марш[ем на руку»{23}. Обращает внимание отсутствие слов «полк представился в блестящим виде», обычно употреблявшихся в дневнике последнего российского императора при упоминании о парадах и смотрах в его присутствии.
О пожаловании Фанагорийскому полку нового отличия было объявлено в приказе по войскам Московского военного округа за № 442, подписанным командующим войсками округа генералом от кавалерии П.А. Плеве 19 октября 1912 г.:
«30-го августа сего года, в городе Москве, в день полкового праздника 11-го гренадерского Фанагорийского Генерилиссимуса Князя Суворова, ныне ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА Великого Князя ДИМИТРИЯ ПАВЛОВИЧА полка, ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ благоугодно было даровать названному полку право проходить в ВЫСОЧАЙШЕМ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА присутствии и в особо торжественных случаях церемониальным маршем, держа винтовки «на руку».

О таковой МОНАРШЕЙ милости объявляю по войскам вверенного мне округа для сведения, а 11-му гренадерскому Фанагорийскому полку для руководства».
 

О награждении подразделений и частей русской армии объявлялось Высочайшими приказами, отдаваемыми в день пожалования отличий{24}. Необычностью награды фанагорийцев можно объяснить то обстоятельство, что об ее пожаловании было объявлено приказом по войскам округа по прошествии более полутора месяцев после награждения.
В адрес полка в связи с пожалованием столь редкого отличия поступили многочисленные поздравления от других войсковых частей, а также бывших фанагорийцев. Необычное прохождение полка на парадах и других церемониях неизменно привлекало внимание московской публики, о чем свидетельствует газетная заметка, посвященная параду в честь 300-летия царствования дома Романовых, состоявшемуся на Красной площади 21 февраля 1913 г.: «Особенно эффектное зрелище представило дефилирование батальонов Фанагорийского полка, которому Высочайше повелено одинаково с павловцами во время церемониального марша держать винтовки «на руку»{25}.
В отечественной военной истории был еще один случай пожалования этого необычного отличия. В 1921 г. в Галлиполи «за непрерывную службу Родине и сохранение своего оружия» Главнокомандующий Русской Армией генерал-лейтенант барон П.Н.Врангель пожаловал право прохождения церемониальным маршем, держа винтовки «на руку», Константиновскому военному училищу. Это училище, до 1 декабря 1917 г. именовавшееся 1-м Киевским Его Императорского Высочества -28- Великого Князя Константина Константиновича военным училищем, единственное из всех войсковых частей и военно-учебных заведений не подверглось в 1917-18 гг. расформированию. Уже 25 октября 1917 г. училище в полном составе включилось в борьбу с большевиками{26}.
Прохождение церемониальным маршем, держа винтовки «на руку», являлось весьма редким отличием, которое в Российской Императорской армии имели только два полка, а также одно военно-учебное заведение, получившие это отличие в составе Русской Армии после окончания Гражданской войны на юге России. Пожалование этого отличия фанагорийским гренадерам не было связано с каким-либо конкретным боевым отличием полка. Не вызывает сомнения, что в награждении определенную роль сыграл шеф полка великий князь Дмитрий Павлович.

Примечания

{1} Свод военных постановлений 1869 г. Кн. VIII. Изд. 2. СПб., 1902. (Далее - СВП). Ст. 3.
{2} Армия и флот. Военный справочник. Париж, б. г. С.104-105.
{3} Правила для парадов и церемоний. Высочайше утвержденные 22 июня 1902 г. (Далее – Правила). Ст. 83-85; Строевой пехотный устав, Высочайше утвержденный 6 апреля 1908 г. Ст. 312, 314, 325.
{4} Высочайше утвержденное "Расписание гренадерских и драгунских полков с показанием старшинства и знаков отличия, которые должны быть им присвоены». Объявлено приказом по военному ведомству (далее – ПВВ) от 10 декабря 1884 г. № 347; Гренадерские и пехотные полки. Справочная книжка Императорской Главной квартиры. Изд. 2-е, испр. и доп. ...по 1-е апр.
1909 г. СПб., 1909. С. 35; Высочайший приказ о чинах военных от 11 декабря 1910 г.
{5} Полевой А. Знак отличия Фанагорийского гренадерского полка // Цейхгауз. № 11. С. 30-35.
{6} Русский инвалид. 8 июня 1912. № 124.
{7}
РГВИА. Ф. 2601.Оп. 2.Д. 178.Л. 731об.
{8} Там же. Оп. 5. Д. 1.Л. 55.
{9} Там же. Оп. 2. Д. 192. Л. 73.
{10} Казармы, в которых помещались канцелярия и 1-й батальон полка, д.57 по Немецкой ул. (с 1918 г. Бауманская ул.), ныне одно из зданий Военного университета радиационной, химической и биологической защиты.
{11} В полку, кроме Георгиевского знамени образца 1883 г. с Александровской юбилейной лентой, пожалованного в день 100-летнего юбилея 30 августа 1890 г., хранились 16 старых знамен, из них 2 царствования Екатерины
II, 1 – Павла I, 5 – Александра I, 7 – Николая I, 1 – Александра II, а также 2 серебряные Георгиевские трубы. (РГВИА. Ф. 2601. Oп. 2. Д. 236. Л. 66об.-67об.).
{12} РГВИА. Ф. 2601. Оп. 2. Д. 192.Л. 74-74о6.
{13} Правила. Ст. 12, 109, 175, 176.
{14} Там же. Ст. 20, Приложение 1.
{15} РГВИА. Ф. 2000. Оп. 2. Д. 1007. Л.182.
{16} Новое время. 31 августа 1912. № 13100; Русский инвалид. 1 сентября 1912. № 192; Утро России. 31 августа 1912. № 201; Витязь. 1912. №285. С. 603; Джунковский В.Ф. Воспоминания: в 2-х тт. Т. 2. М., 1997. С. 60.
{17} Правила. Ст. 41.; ПВВ от 14 января 1911 г. №30.
{18} Высочайше утверждены 15декабря 1889г., объявлены ПВВ от 21 декабря 1889 г. № 303.
{19} Свод законов Российской империи. Т. III. Устав о службе по определению от правительства. Изд. 1896 г. Ст. 688-691.
{20} РГВИА. Ф. 2000. Оп. 2. Д. 1007. Л.184.; Ф. 2601. Оп. 2. Д. 193. Л.81-81об.; Русский инвалид. 1 сентября 1912. № 192.
{21} СВП. Ст. 126, 128.
{22} Высочайший приказ о чинах военных от 26 апреля 1913 г.
{23}
ГАРФ. Ф.601. Oп. 1. Д. 259. Л. 9.
{24} СВП. Ст. 147.
{25} Раннее утро. 22 февраля 1913. №44.
{26} Перепеловский К.М. Киевское Великого Князя Константина Константиновича военное училище // Военная быль. Париж, 1965. № 73. С.25.
-29-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU