УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Солнцева С.А. «Мы, солдаты-окопники, приветствуем Учредительное собрание...»
 

// Военно-исторический журнал. 2001. №3. С.60-67.

 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

Одним из крупнейших событий в жизни послефевральской России 1917 года стала подготовка и проведение выборов в Учредительное собрание. Вопрос о его созыве возник буквально в момент победы Февральской революции. 1 марта{*} Петербургский межрайонный комитет РСДРП и партия эсеров выпустили адресованную солдатам листовку, в которой по этому поводу говорилось: "Если не будет созвано Учредительное собрание, в которое посылали бы своих депутатов ВСЕ [здесь и ниже выделено в оригинале. – С.С.] крестьяне и ВСЕ рабочие, а не как в нынешней Думе – кто побогаче да посановитее, то погибнет народное дело"{1}. В тот же день в Царском Селе был составлен проект манифеста от имени Николая II о введении в России конституционного образа правления, для чего провозглашалось возобновление деятельности Госсовета и Госдумы. Председателю последней поручалось образовать Временное правительство и в согласии с императором "озаботиться созывом законодательного собрания, необходимого для безотлагательного рассмотрения имеющего быть внесенным правительством проекта новых основных законов Российской империи"{2}.
Исполком Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, заседавший параллельно с временным комитетом Государственной думы, постановил: не участвовать в буржуазном правительстве, но согласиться на его создание при условии принятия думцами составленной исполкомом правительственной программы действий. Предполагалось, что это будет Временное правительство, срок деятельности которого продлится "по
крайней мере до тех пор, пока Учредительное собрание не скажет своего слова". Программа была принята, и, таким образом, Временное правительство в числе прочего взяло на себя обязательство принять немедленные меры к созыву Учредительного собрания на основах всеобщего, равного, прямого и тайного голосования{3}. Непосредственно в войсках идея созыва Учредительного собрания и участия в выборах военнослужащих в целом была воспринята положительно. В течение всего 1917 года в армии принимались соответствующие резолюции, обращения, наказы и т.п.{4}.
В июне-августе 1917 года был разработан и утвержден правительством
III раздел Положения о выборах в Учредительное собрание, рассматривавший процедуру их проведения в армии и на флоте. Положение устанавливало, что "в войсковом районе, а равно в Балтийском и Черноморском флотах" военнослужащие, гражданские служащие вооруженных сил и военное духовенство должны были голосовать "отдельно от прочего населения... за особые кандидатские списки", в тылу же "военнослужащие, принадлежащие к воинским частям и обслуживающим войска учреждениям и организациям, а равно команды судов и береговых частей флота и служащие в учреждениях морского ведомства" голосовали бы "совместно с населением тех избирательных округов, в пределах коих расположены эти части, команды, учреждения и организации... за общие с этими округами кандидатские списки"{5}. К последней категории относились также больные и раненые, находившиеся в небольших лазаретах и госпиталях, и военнослужащие, прикомандированные к заводам и гражданским учреждениям{6}. "Лица, состоящие в кратковременных -60- командировках и отпусках", вносились "в избирательные списки своих частей, учреждений и организаций"{7}.
"Если воинская часть или обслуживающие войска учреждения или организации были переброшены из какого-либо избирательного округа в другой и если они прибыли в новый округ после составления избирательных списков, но до последнего дня выборов, то для подачи голосов на месте нового своего пребывания" им следовало образовывать "особые избирательные комиссии, которые принимают от избирателей избирательные записки [бюллетени. – С.С], отмечая о подаче голосов в избирательном списке или выписке из избирательного списка, выдаваемого этим частям, учреждениям или организациям при их отправлении из прежнего округа [избирательного. – С.С.]"- Поданные голоса после подсчета надо было пересылать "в соответствующую уездную или городскую либо армейскую комиссию того избирательного округа, из которого прибыли означенные избиратели"{8}.
Во флоте команда корабля, переведенного в состав другого отряда, если
она не составляла отдельного избирательного участка, а перевод состоялся раньше оглашения избирательных списков, включалась в состав нового участка, а если позже – формировала свой особый избирательный участок{9}. Все фронты (Северный, Западный, Юго-Западный, Румынский, Кавказский) с включением войск, находившихся в Финляндии и не подчиненных командующему Балтийским флотом; флоты Балтийский и Черноморский, а -61- также русские войска, действовавшие во Франции и на Балканском полуострове, выделялись в отдельные избирательные округа{10} с созданием фронтовых (флотских), а в русских войсках за рубежом – отрядных избирательных (по делам о выборах в Учредительное собрание) комиссий{11} со статусом окружных при соответствующих штабах{12}. В комиссии должны были входить по три представителя от войскового комитета каждой армии данного фронта и одно приглашенное лицо с юридическим образованием для ведения делопроизводства комиссии. Им подчинялись избирательные комиссии армии, которые создавались при штабах армий и имели статус уездных и городских (в русских войсках за рубежом – при штабе бригады). В их состав войсковые комитеты должны были избирать по десять своих членов и тоже приглашать по одному человеку с юридическим образованием для заведования делопроизводством. Наконец низшими являлись полковые комиссии со статусом участковых, создававшиеся при штабах или управлениях частей (кораблей) и составлявшие отдельные участки, в которые комитетами частей избиралось по семь человек как из своей среды, так из других военнослужащих части{13} и, кроме того, входило "по одному лицу от каждой группы избирателей, зaявившей кандидатский список"{14}. 06разовывалась специальная фронтовая совещательная комиссия из представителей фронтовых и флотских комиссий для разрешения вопросов, касавшихся выборов в вооруженных силах, которые возникали у Всероссийской по делам о выборах в Учредительное собрание комиссии (Всевыборы){15}.
Относительно возрастного ценза военных избирателей положение указывало: "Избирательным правом пользуются лица, родившиеся не позднее 12 ноября 1897 года и, сверх того, родившиеся не позднее 12 ноября 1899 года лица [т.е. в возрасте 18 лет. – С.С.], как призванные на военную службу, так и вошедшие в состав армии и флота независимо от призыва, как то: офицеры, воспитанники юнкерских и
Boенных училищ, а также школ прапорщиков, вольноопределяющиеся и охотники [добровольцы. – С.С], не исключая и лиц женского пола"{16}. Пониженный относительно гражданских лиц возрастной ценз для избирателей-военнослужащих был установлен после длительных дебатов в обществе с учетом того, что 750 тыс. последних имели возраст 18-19 лет{17}. Указанный возрастной ценз не распространялся на гражданских служащих вооруженных сил и лиц, прикомандированных к войскам, а также на военное духовенство{18}.
При определенных условиях к выборам допускались даже дезертиры{19} и военнослужащие, совершившие определенные дисциплинарные проступки или отдельные виды уголовных преступлений{20}.В то же время по понятным причинам в выборах не могли принять участие около 2 млн русских военнопленных{21}.
Кампания по подготовке к выборам в действующей армии началась с налаживания агитационно-пропагандистской и политико-просветительной работы среди военнослужащих. Сразу возникли вопросы: "В каких формах возможна на фронте предвыборная агитация и предвыборные собрания... как быть с участием офицерства в предвыборной агитации; не подорвет ли предвыборная борьба боевой мощи армии в тех случаях, когда офицерство пойдет по другому пути, чем солдаты; не совпадет ли период выборов со временем наиболее жарких боев и т.д."{22}. Для разрешения агитационных и политических проблем к работе были привлечены войсковые комитеты, которым должно было оказывать содействие командование{23}, и самостоятельные армейские организации{24}. В частях на добровольной основе начали создаваться лекторские группы из офицеров, военных врачей, военных чиновников и солдат{25}.
В середине июля при отделе по подготовке к выборам в Учредительное собрание ЦИК
I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов (помещался в Смольном) открылись краткосрочные (10-14 дней) курсы инструкторов по выборам. За полтора месяца они подготовили 1372 человека, из них 518 – военных{26}. Среди последних встречались не только рядовые активисты, но и члены выборных органов, например Областного комитета армии, флота и рабочих Финляндии{27}. Возникли подобные курсы и на местах, к примеру в Одессе{28}.
Слушатели изучали основы избирательного права, технику выборов, программы партий и т.д. На Румынском фронте инструкторские курсы окончили более тысячи человек{29}. В войска стали поступать издания с текстами Положения о выборах в Учредительное собрание и соответствующих постановлений Временного правительства, популярная литература по теме. Специально для фронтовых избирательных округов Всевыборы издали -62- брошюру, которая содержала календарь выборов на театре военных действий с указанием дат всех этапов организационной подготовки и проведения выборов; постановления правительства, касавшиеся подготовки выборов; Положение о выборах; инструкцию к разделу
III Положения; тексты действовавших законов, на которые имелись ссылки в Положении; расчет числа членов Учредительного собрания по отдельным округам; наказ о применении раздела I Положения о выборах.
Пик предвыборной кампании пришелся на конец лета-осень 1917 года. 19 сентября начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал Н.Н.Духонин утвердил штаты Особого отдела Управления помощника начальника штаба Верховного главнокомандующего, 1-е отделение которого должно было, в частности, ведать и подготовкой выборов в Учредительное собрание{30}. Под руководством генерала Духонина в Ставке Верховного главнокомандующего в сентябре была разработана программа повышения боеспособности армии к весне 1918 года. Один из ее пунктов указывал: "Подготовка к выборам в Учредительное собрание ведется в войсках под руководством комиссаров, их помощников и комитетов. Эти органы определяют и те меры (литература, лекции, собрания, беседы), которые являются необходимыми для ознакомления масс с производством выборов"{31}. 27 сентября газета "Армия и флот свободной России" опубликовала материалы о порядке проведения будущих выборов и об образовании избирательных комиссий в частях.
Работа началась. В журнале военных действий (!) одного из полков действующей армии записано: «1917. 15/
IX. На участке полка спокойно. Член полкового комитета... в окопах в 5-й и 8-й ротах прочел лекцию на тему: "Задачи солдата как гражданина в республиканском государстве и подготовка к выборам в Учредительное собрание"»{32}.
Для пропаганды идеи Учредительного собрания использовались различные мероприятия. Так, в 84-м пехотном Ширванском полку на празднике Дня Знамени Свободы секретарь полкового комитета выступил по вопросу об Учредительном собрании{33}. Практиковались специальные собрания личного состава частей{34}, развернулась агитация за различные кандидатские списки. Военнослужащие выезжали с целью агитации и в тыл{35}. Отмечалось, что предвыборная кампания способствовала улучшению морального климата среди солдат{36}.
На фронте начали формировать избирательные участки. Предполагалось, что, как правило, "избирательный участок объединяется полковым или соответствующим ему комитетом. Ни одна часть не должна остаться не вошедшей в какой-либо избирательный участок, и ни одна не должна входить сразу в два избирательных участка"{37}. В действующей армии участки могли образовываться и "из одного небольшого гарнизона, а также из нескольких небольших гарнизонов, расположенных в непосредственной друг от друга близости, или из нескольких отдельных частей (рот, сотен и т.д.) хотя бы разного рода оружия, если численность личного состава отдельного гарнизона или отдельной части будет признана недостаточною для образования избирательного участка". Штабы крупных войсковых частей и соединений, разделявшихся на несколько участков, должны были присоединиться "к какому-либо из ближайших избирательных участков по возможности той же войсковой единицы". Штабы с многочисленным личным составом имели право образовывать самостоятельные участки{38}.
Во флоте избирательные участки предписывалось формировать "из команд судов первого ранга, а также из тех судов второго ранга, численный состав команд которых приближается к численному составу судов первого ранга". Отдельные участки создавались из дивизионов и отрядов небольших судов. Последние могли быть присоединены и "к большим судам в зависимости от совместности стоянки, существования связи и прочих условий". За основание объединения кораблей в единый избирательный участок принимались "общность базы, объединенность общим командованием и т.п.". Кроме того, команды кораблей могли включаться в участки береговых частей флота и даже в участки сухопутных войск{39}.
Казачьи части, находившиеся вне своего избирательного округа (территория соответствующего войска), выделялись в отдельные участки, но голосовать должны были за кандидатские списки своего войска (Донского, Терского, Кубанского и т.д.). Войсковым частям, находившимся в пути, следовало "голосовать на избирательных участках в пунктах прибытия"{40}.
-63-
Как известно, дата созыва Учредительного собрания и сроки выборов неоднократно переносились, что породило в обществе сомнения в возможности его проведения вообще, а также целесообразности выборов, в частности в действующей армии. 4 октября 1917 года московская большевистская газета "Деревенская правда" писала: "Враги народа... кадеты... говорят, что... нельзя теперь на фронте устраивать собрания, обсуждать вопрос, кого послать в Учредительное собрание. Это... поведет к развалу армии"{41}.
После победы Октябрьской революции многие ожидали отмены Учредительного собрания{42}. Но Совет Народных Комиссаров подтвердил проведение выборов 12 ноября{43} и назначил конкретный срок созыва Учредительного собрания – 5 января 1918 года. Более того, решением Совнаркома от 15 ноября количество кандидатов в депутаты собрания от фронта было увеличено за счет понижения нормы представительства со 100 тыс. избирателей для одного кандидата до 75 тыс. Избранные таким образом дополнительные депутаты до решения их судьбы самим Учредительным собранием считались кандидатами в депутаты{44}.
Выборы в действующей армии должны были состояться 8-17 ноября 1917 года{45}. На Балтийском и Черноморском флотах выборы должны были начаться 1 ноября{46}. 8 ноября Верховный главнокомандующий издал приказ: "Сегодня, 8 ноября, первый день выборов в Учредительное собрание в войсковом районе театра военных действий (кроме Кавказского фронта, где они начались уже 1 ноября).
Призываю войска действующей армии к сознательному выполнению своего гражданского долга в этом великом деле.
Начальников, комиссаров и комитеты всех степеней прошу о самой деятельной работе по облегчению войскам производства выборов..."{47}.
Действующие армия и флот (голосование в русских войсках за границей не состоялось) избрали 80 депутатов, в том числе 35 эсеров, 34 большевика, 7 украинских эсеров, 1 меньшевика, 1 украинского социал-демократа и 2 украинских социалистов{48}. В целом фронт и тыловые округа направили в Учредительное собрание свыше 100 депутатов{49}.
Интересно отметить, что ВЦИК Советов декретом от 17 ноября 1917 года установил право отзыва делегатов выборных органов, в том числе и Учредительного собрания, как "основное принципиальное положение истинного демократизма"{50}, и в декабре крестьянский съезд 12-й армии постановил отозвать всех правых эсеров (4 депутата), избранных этой армией в Учредительное собрание{51}.
Революция наделила военнослужащих не только активным, но и пассивным избирательным правом, иными словами, они могли и избирать, и быть избираемы сами. Это не удивительно, ведь новая власть была крайне заинтересована в лояльности вооруженных сил и привлечении их на свою сторону, тем более в условиях войны. А последние в свою очередь оказывали давление на правительство. Специально для военных кандидатов в члены Учредительного собрания Верховный главнокомандующий 24 октября издал приказ, согласно которому они для "более тесного общения с избирателями в течение предвыборной кампании" освобождались "на время до окончания выборов по их о том ходатайствам при предоставлении соответствующих удостоверений подлежащих комиссий от несения служебных обязанностей с сохранением служебных прав и преимуществ, а также всех видов довольствия, присвоенных занимаемым ими должностям"{52}.
-64-
Голос фронта и вообще военных должен был обязательно прозвучать в Учредительном собрании не только с точки зрения социального или политического представительства, но и как голос профессионалов, ибо собранию предстояло разработать конституцию страны, в которой предполагались разделы об армии, а также организации судов, в том числе и военных{53}. Представители фронтовой группы и морской подсекции
I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов участвовали еще в работе Особого совещания по подготовке проекта Положения о выборах в Учредительное собрание{54}, а в составе самого собрания предусматривалось образовать специальный военный отдел{55}. В "Проекте закона об организации временной исполнительной власти при Учредительном собрании, а также проекте формы издания законов при Учредительном собрании" (название единого документа. – С.С.) предлагалось ввести пост временного Президента Российской Республики, которому в числе прочего присваивались "верховное начальство над всеми вооруженными силами Российской Республики" и исключительное право назначения и смещения "Председателя Совета министров и министров, кои на основании действующих узаконений назначаются и увольняются верховной властью"{56}.
Но пока намечалось преобразование старых вооруженных сил, они сыграли решающую роль в роспуске Учредительного собрания. Еще 24 октября 1917 года в ответ на приказ министра юстиции Временного правительства об аресте В.И. Ленина общее собрание команды крейсера "Россия" вынесло резолюцию с протестом против попытки "не допустить в Учредительное собрание одного из кандидатов Балтийского флота", заявив, что всеми силами будет «защищать своих вождей и проводить в жизнь лозунги [так в тексте. – С.С] "Вся власть Советам!"» Резолюцию "России" поддержали общие собрания команд крейсеров "Диана" и "Громобой"{57}.
Подобные настроения присутствовали и в сухопутных войсках. В наказе делегатам
III Всероссийского съезда Советов, данном общим собранием крестьянских депутатов совместно с солдатами 64-й пехотной дивизии, 64-й артиллерийской бригады и артиллерийского парка (8-я армия Юго-Западного фронта) (январь 1918 г.), было недвусмысленно заявлено: "Мы, солдаты-окопники, приветствуем Учредительное собрание и будем поддерживать его, но только желаем от него, чтобы оно защищало интересы трудового народа и исполняло волю трудового народа и закрепило нам Октябрьскую революцию. Но ежели оно будет идти против трудового народа и не закрепит завоеваний нашей свободы, то мы его, солдаты-окопники, никак не признаем, и придется его тогда разогнать..."{58}. Впрочем, имелись в армии и иные мнения. Так, чрезвычайный крестьянский съезд 1-й армии Северного фронта провозгласил:
"5. Всякую попытку превратить Учредительное собрание в орган борьбы с Советами кр(естьянских), р(абочих) и с(олдатских) депутатов), как органами власти, мы считаем посягательством на завоевания революции, а также не допускаем и посягательства Советов на Учредительное собрание, ибо это также вредно отразится на революции.
6. Категорически протестуем против насильственных действий народных комиссаров, проявившихся в их посягательстве на свободу членов Учредительного собрания..."{59}.
Согласно проекту "Временных правил об ограждении безопасности Учредительного собрания и охранения порядка в его здании" заниматься охраной с началом заседаний должны были войсковые части, выделенные "подлежащими военными властями" в распоряжение председателя собрания по его указанию{60}.
Накануне открытия Учредительного собрания, 4 января 1918 года, в Петроград прибыли отряды балтийских моряков численностью до 5000 человек, занявшие ключевые позиции в городе. Их вызвал нарком и, кстати, депутат Учредительного собрания П.Е. Дыбенко, получивший информацию о подготовке в столице контрреволюционного выступления, приуроченного ко дню открытия собрания{61}. Непосредственная охрана Таврического дворца была возложена, как известно, на отряд под командованием матроса-анархиста А.Г. Викторского (Железняка){62}, который 5 января, после того как большевики и левые эсеры покинули первое заседание собрания, подошел к председательствующему В.М.Чернову и произнес историческую фразу о том, что караул устал и он, Железняк, предлагает собранию разойтись по домам{63}. 6 января декретом ВЦИК роспуск Учредительного -65- собрания был закреплен официально{64}.
Справедливости ради следует сказать, что Союз защиты Учредительного собрания возглавлял тоже военный моряк, депутат собрания от Юго-Западного фронта, член ВЦИК Советов 1-го созыва лейтенант В.Н. Филипповский{65}. С целью вооруженной защиты Учредительного собрания военная комиссия при ЦК партии правых эсеров в декабре 1917 года смогла привлечь свыше 600 офицеров и солдат-фронтовиков, исподволь распределив их по ротам Преображенского и Семеновского полков{66}. Пыталась продолжать работу со смещенной Советской властью Всероссийской комиссией по выборам фронтовая совещательная комиссия{67}. Однако судьба собрания была решена. Как вспоминал впоследствии один из депутатов Учредительного собрания от партии эсеров П.Д. Климушкин, "большинство рабочих и солдат остались верны Совету Народных Комиссаров. Привлечь их на сторону Учредительного собрания так и не удалось"{68}.
Несмотря на участие в предвыборной кампании и в самих выборах, армия и флот остались в массе своей равнодушны к судьбе Учредительного собрания, попросту "наплевали" на него, как выразился в одной из своих работ видный военный писатель А.А. Керсновский{69}. Однако парадоксальна эта ситуация только на первый взгляд. Не секрет, что идея собрания носила "верхушечный" характер, т.е. была близка и понятна людям, принадлежавшим к культурным слоям русского общества, да и то не всем. Но они составляли небольшой процент населения. Такая же картина наблюдалась и в вооруженных силах. В толщу же народа, особенно жителей деревни, идея всенародного представительного собрания, несмотря на внешнюю привлекательность, пробивалась с большим трудом. В мае 1917 года отдел сношений с провинцией Временного комитета Государственной думы констатировал, что "в большинстве случаев о нем [Учредительном собрании. – С.С] никак не думают, в нек(оторых) местах вообще не слышали... Своего мнения у сельского населения по отношению к Учредительному собранию нет никакого"{70}.
Не способствовали повышению интереса к идее Учредительного собрания затянутость предвыборной кампании и неоднократные переносы сроков выборов и созыва собрания, а также падение авторитета самого
правительства, не способного овладеть ситуацией в стране.
Все это привело к тому, что Учредительное собрание, к которому новая власть пыталась подвести общество на протяжении почти всего 1917 года, потерпело фиаско, оставшись без поддержки в том числе и такого важного государственного института, как вооруженные силы, а идеология Февральской революции сменилась идеологией Октября.
 

Примечания
 

{*} Все даты приводятся по старому стилю.
{1} Центральный музей Вооруженных Сил (ЦМВС), ф. 4, on. II.7, ед. хр. 16415.
{2} Примечания к письмам и запискам великого) к(нязя) Николая Николаевича // Воейков В.Н. С царем и без царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта государя императора Николая
II. М.: Терра, 1995. С. 465-466.
{3} Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. 5 апр.
{4} ЦМВС, ф. 4, оп.
II.8.1, ед. хр. 38476. Вопрос о допущении военнослужащих к выборам, т.е. "политике", дискутировался в обществе. Победила, как видим, революционная точка зрения. Впрочем, подоплека этой победы весьма прозаична. 10 марта 1917 г. командир 49-го армейского корпуса (Юго-Западный фронт) генерал В.И. Селивачев записал по этому поводу в своем дневнике: "Я... глубоко убежден, что армия будет привлечена к выборам, так как иначе некому же будет и выбирать – в деревне остались лишь бабы и дети" (Красный Архив. 1925. Т. 2(9). С. 112); Войсковые комитеты действующей армии. Март 1917 г. – март 1918 г. Сборник документов. М.: Наука, 1982. С. 285. Док. № 230.
{5} Положение о выборах... С. 81-82, 93.
{6} Знаменский О.Н. Всероссийское Учредительное собрание. История созыва и политического крушения. Л.: Наука, 1976. С.139.
{7} Положение о выборах... С. 87.
{8} Там же. С. 82.
{9} Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при правительствующем Сенате. Отдел 1-й. Пг., 1917. С. 3115.
{10} Положение о выборах... С. 83, 92. "Команды судов и береговых частей Черноморского флота и служащие в учреждениях сего флота, для которых "было невозможно" в силу боевой обстановки участвовать в выборах в Учредительное собрание в составе Черноморского избирательного округа", включались "согласно их заявлению по постановлению Черноморской флотской по делам о выборах в Учредительное собрание комиссии в состав Румынского или Кавказского фронтовых избирательных округов". Команды судов, личный состав фронтовых береговых частей и служащие учреждений флотилий включались в состав фронтовых избирательных округов: флотилии Чудского озера – Северного фронта, Урмийско-Ванской – Кавказского фронта и Дунайской – Румынского фронта. Команды судов и личный состав береговых частей, находившихся за границей, включались в состав избирательных округов русских -66- войск за рубежом (Положение о выборах... С. 92-93).
{11} Положение о выборах... С. 84-87. Высшие флотские комиссии (Балтийская и Черноморская) приравнивались как к окружным, так и к уездным и городским, а судовые – к участковым избирательным комиссиям (Положение о выборах.. С. 94-96).
{12} Собрание узаконений... С. 3111.
{13} Там же. С. 3112, 3115.
{14} Там же. С. 3111. {15} Положение о выборах... С. 103.
{16} Там же. С. 100.
{17} Цит. по: Минц И.И. История Великого Октября. В 3 т. 2-е изд. М.: Наука, 1978. Т. 3. С. 325-326.
{18} Положение о выборах... С. 81.
{19} Лишение дезертиров избирательного права подтвердил специальный приказ военного министра армии и флоту № 17 в мае 1917 г., но дезертирство он не остановил, что было констатировано в августе Верховным главнокомандующим: "На фронте идут бои и льется кровь верных сынов Отечества, а в то же время подлые трусы и изменники, дезертировав в тыл, уклоняются от исполнения своего воинского долга.
Меры, принятые Временным правительством, лишающие их права выбора в Учредительное собрание... по отношению к таким людям не достигают результатов" (приказ Верховного главнокомандующего № 807 от 12 августа 1917 г.).
{20} Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 2620, оп. 1, д. 7, л. 1-2.
{21} Минц И.И. Указ. соч. С. 828.
{22} Цит. по: Знаменский О.Н. Указ. соч. С. 81.
{23} РГВИА, ф. 2620, оп. 2, д. 68, л. 239 об.
{24} Там же, оп. 1, д. 11, л. 383.
{25} Там же, оп. 2, д. 68, л. 323.
{26} Знаменский О.Н. Указ. соч. С. 124.
{27} ЦМВС, ф. 4, оп.
II.8.1, ед. хр. Б-4123/2.
{28} Там же, оп.
III. 1.1, ед. хр. Б-1726, л. 8.
{29} Протасов Л.Г. Всероссийское Учредительное собрание. История рождения и гибели. М.: Росспэн, 1997. С. 103.
{30} Приказ начальника штаба Верховного главнокомандующего № 570 от 22 сентября 1917 г.
{31} Исторический архив. 1961. № 4. С. 98.
{32} РГВИА, ф. 2620, оп. 2, д. 42, л. 1.
{33} ЦМВС, ф. 4, оп.
II, ед. хр. Б-1114, л. 1.
{34} РГВИА, ф. 2620, оп. 2, д. 68, л. 496. {35} Там же. л. 61.
{36} Там же, д. 26, л. 57.
{37} Там же, д. 68, л. 496.
{38} Собрание узаконений... С. 3111.
{39} Там же. С. 3114.
{40} РГВИА, ф. 2620. оп.1, д. 2, л. 5.
{41} ЦМВС, ф. 4, оп.
II.9.9, ед. хр. 16409.
{42} Там же, оп.
II.9.4, ед. хр. 24537.
{43} Декреты Советской власти. М.: Госполитиздат, 1957. Т. 1. С. 25.
{44} Там же. С. 266, с. 90Ы-91.
{45} РГВИА, ф. 2620, оп. 1, д. 3, л. 14. Первоначально предполагалось завершить их до 14 ноября (там же. д. 7, л. 39). На Кавказском фронте ввиду его удаленности срок голосования был установлен с 1 по 14 ноября (Протасов Л.Г. Указ. соч. С. 152), а на Западном – циркулярным распоряжением Всевыборов от 11 ноября начало выборов было отсрочено до 20 ноября (1917 г. в документах и материалах. Всероссийское Учредительное собрание. М.; Л.: Госиздат, 1930. С. 154). {46} Собрание узаконений... С. 3116.
{47} Приказ Верховного главнокомандующего № 949 от 8 ноября 1917 г.
{48} Сводную таблицу результатов голосования по округам, в том числе вооруженных сил, см.: Протасов Л.Г. Указ. соч. С. 363-366. Таблицу результатов голосования по армиям Северного фронта, составленную в [избирательной комиссии фронта], см.: Якупов Н.М. Борьба за армию в 1917 году (Деятельность большевиков в прифронтовых округах). М.: Мысль, 1976. С. 208.
{49} Протасов Л.Г. Указ. соч. С. 302. Расчетной цифрой было 125 из 838 предполагавшихся депутатов (Знаменский О.Н. Указ. соч. С. 137). В реальности же получилось свыше 100 из 400. Не следует забывать, что не все депутаты, избранные в вооруженных силах, были военнослужащими.
{50} Всероссийское Учредительное собрание... С. 143.
{51} Там же. С. 187.
{52} РГВИА, ф. 2620, оп. 1, д. 7, л. 63.
{53} Красный Архив. 1928. Т.3 (28) С. 122, 124.
{54} Положение о выборах... С. 103. Совещание было образовано постановлением Временного правительства от 25 марта 1917 г. (Собрание узаконений... С. 604-605). Согласно наказу о применении раздела
I Положения о выборах представители фронтовой группы и морской подсекции съезда Советов заменялись во Всевыборах особой совещательной комиссией.
{55} Протасов Л.Г. Указ. соч. С. 78.
{56} Красный Архив. 1928. Т. 3 (28). С. 118.
{57} ЦМВС, ф. 4, оп.
II.8.1, ед. хр. Б-3170.
{58} Всероссийское Учредительное собрание... С.195.
{59} Там же. С. 190-191.
{60} Красный Архив. 1928. Т. 3 (28). С. 116.
{61} Балтийский флот в Октябрьской революции и гражданской войне. Сб. документов. М.; Л.: Партиздат, 1932. С. 49.
{62} Дыбенко П.Е. Из недр царского флота к Великому Октябрю. М.: Воениздат, 1958. С. 117 (примечание). Еще в середине октября 1917 г. большевистская фракция Моссовета в своей резолюции, например, потребовала: "В целях обеспечения Учредительного собрания от всяких покушений со стороны контрреволюции оно должно заседать в Петрограде под охраной революционных войск и вооруженного пролетариата" (Всероссийское Учредительное собрание... С. 157).
{63} Дыбенко П.Е. Указ. соч. С. 175.
{64} Декреты Советской власти. Т. 1. С. 335-336.
{65} Протасов Л.Г. Указ. соч. С. 269; Красный Архив. 1925. Т. 3 (10). С. 112.
{66} Шавеко Н. Октябрьская революция и Учредительное собрание. М.; Л.: Московский рабочий,1928. С.156.
{67} Всероссийское Учредительное собрание... С. 154.
{68} Цит. по: Шавеко Н. Указ. соч. С. 160.
{69} Керсновский А.А. Упущенная возможность. Какая армия нужна России? Взгляд из истории // Российский военный сборник. Вып. 9. М.: Военный университет; Армия и общество, 1995. С. 293.
{70} Красный Архив. 1926. Т. 2 (15). С. 36-37. -
67-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU