УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Юдин П. К истории Петровских полков на Кавказе
 

// Военно-исторический сборник. 1912. №2. С.19-22.
 

(предоставил К.Л. Козюренок)
 

OCR: К.Л. Козюренок, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

В заметке, помещенной в № 2 "Военно-исторического сборника" за 1911 год, под названием "Audiatur et altera pars", г. Щедринский дает некоторые сведения о полках, возникших на Кавказе по приказу Великого Петра. Однако, делая по этому поводу поправки (допущеные г. Козловским в № 1 того же журнала), автор и сам впадает в ошибки, не подтверждая свои предположения првоисточниками, которых у него, по-видимому, не было под руками.
Это обстоятельство вынуждает меня сделать к его сообщению несколько новых добавлений по документам только что разобранного мною, по поручению наказного атамана Терского казачьего войска, архива бывшего Кизлярского комендантского управления, архива очень интересного и богатого многими данными не только из прошлого Гребенских, Терских и Кубанских казаков, но касающимися истории воинских частей, а также покорения и заселения северного и восточного Кавказа и наших сношений с горскими народами и сопредельными владеними: Персией, Грузией, Турцией, Закубанью и Крымом. Встречается в нем немало таких документов, которые вовсе не были известны прежним исследователм Кавказа.
По данны этого архива можно судить, что, в противоположность убеждениям г. Щедринского, оставленные Петром Великим в персидских крепостях гарнизоны, "сведенные (?) в батальоны", назывались не по "фамилиям своих командиров", а носили названия тех российских полков и гарнизонов, от которых -19- они были оторваны в 1721 году при назначении в персидский поход. О сформировании из них особых полков в Кизлярском архиве сохранилось следующее письмо Астраханского губернатора, ген.-м. фон Менгдена, Терскому коменданту, полковнику Кисилеву, от 13-го апреля 1725 года{1}.
"Прошлаго, 1724 года, ноября 10-го, получил я от его пр-ва г. ген.-лейт. и гвардии майора, Михаила Афанасьевича Матюшкина, ордер, что, в бытность его пр-ва в Москве, на поданных Его Императорскому Величеству докладных пунктах, Его Величество соизволил подписать собственною рукою, дабы обретающихся в низовом корпусе 18 пехотных батальонов учинить полками, которым звания дать по тамошним местам. А из обретающихся в том корпусе 1 и 2 гренадерских пехотных батальонов определить к вышереченным полкам по роте. По которому Его Императорского Величества указу вышеозначенные пехотные батальоны соединены полками, также и гренадерские роты определены к полкам{2}. В месячном рапорте Дербентского полка на 1-е июня 1725 г. показано: полковник 1, подполковник 1; в гренадерской роте капитан и поручик, а с нижними чинами всего 167 чел., в мушкетерских ротах: капитанов 8, остальных офицеров 28, нижних чинов 1396 (Кизляр. архив, св.1, л.744) и каковы тем полкам звания даны... писано сего 725 г. генваря с 1-го числа. А сего марта 13-го получил я от его пр-ва ордер, при котором объявлено, что в прежде посланном реестре соединены были батальоны Выбогский с Сибирским, а Троицкий с Галицким, а оный де Троицкий с Сибирским обретаются в Гилянской провинции, в одном Кескерском гарнизоне, а Выборгский с Галицким в других местах той же провинции. Того ради оные батальоны переименованы званиями, а именно: Троицкий с Сибирским, а Выбогский с Галицким".
Так возник в 1725 г. Кескерский полк из батальонов Троицкого и Сибирского{3}. Последние два батальона дали, по-видимому, основание Зинзелинскому полку, а полк Дагестанский составился из батальонов Вологодского и Табовского{4}. Судя по сообщению генерала Левашова от 14-го августа 1725 года{5}, существовали -20- в это время и остальные шесть полков: Астрабадский, Мизанронский{6}, Рящинский, Бакинский, Дербентский и Ширванский. О возникновении же "Гирковского"{7} полка нигде не упоминают кизлярские документы того периода, почему, надо думать, он составился гораздо позднее, а не в 1725 году, как уверяет г. Щедринский.
А так как послужившие к их комплектованию батальоны начали свое бытие с 1721 года (как указано выше), то, по нашему мнению, справедливее было бы считать старшинство возникших при Петре I полков с этого времени, а не со дня Высочайшего повеления о новой их организации.
Батальоны эти и два расквартированных там кавалерийских полка очень сильно старадали от губительного климата восточного побережья Каспийского моря, не говоря уже о постоянных стычках с шайками лезгин и персов, так что правительство не поспевало пополнять их до установленной нормы{8}. За период с 1722 по 1725 год было отправлено туда свыше 20 тыс. рекрут и солдат, что, при комплектном состоянии в то время батальонов в 705 человек, превышало численность их почти в полтора раза{9}.
Так в 1722 г. было командировано в персидские провинции воинских чинов: из Москвы 2387, Нижнего Новгорода 1417 и Казани 41 чел.; в следующем году первая выслала 1297 солдат и рекрут, Нижний послал 986, Казань 2673, да из Воронежа вытребовано 750 чел. 1724 год заставил отправить: москвичей 202, казанцев 1000, воронежских поселенцев 912, из Киева и Глухова 1745 чел. Наконец, по требованию генерала Матюшкина, было послано в июне 1725 г.: из Киевского и Глуховского гарнизонов по 1050 солдат, из Казани 900 солдат и 657 рекрут, да из Москвы 419 человек. Кроме того, "по особому наряду излишних сверх табели в городах Астраханской губернии 2120 чел. велено комплектовать того низового корпуса полки". -21-
Мало этого, "в число 17 пехотных полков того же корпуса", были командированы в 1728 году "особыми полками еще гарнизоны Воронежский и Казанский"{10}.
К концу 1729 года все полки персидских провинций имели полный комплектный состав и носили названия по тамошним городам и провинциям: Бакинский, Ширванский, Дербентский, Дагестанский, Куринский, Тенгинский, Рящинский, Астрабадский, Мизандронский, Гирканский, Зинзелинский, Кескерский, Ранокутский, Ленкоранский, Астаринский, Аджеруцкий и Керкеруцкий. Впоследствии, после заключени (21-го января 1732 г.) с Персией трактата, по настоянию персидского посла мирзы Ибрагима, генерал Левашев (18-го августа) распорядился дать им новые названия, за исключением первых шести, которые сохранили наименования прежние{11}.
Согласно этого распоряжения, полки приобрели следующие наименования: Рящинскому дано название Каспийского, Астрабадский назван Апшеронским, Мизандронский – Ставропольским (по крепости св. Креста на Сулаке, которая именовалась часто и Ставрополем); Гирканский получил название Сулакского, Зинзелинский – Астраханского, Кескерский – Кавказского (что ныне 14 гренадерский Грузинский). Остальным даны имена: Ранокутскому – Кабардинского, Ленкоранскому – Нашебургского, Астаринскому – Низовского, Аджеруцкому – Навагинского и Керкеруцкому – Сальянского. -22-
 

Примечания
 

{1} Кизляр. архив св. 1, лист 386.
{2} В каждом полку, согласно этого штата, состояло: 1 гренадерская и 8 мушкетерских рот.
{3} А не в 1726 г., как пишет г. Щедринский.
{4} Из сообщения полковника Федора Лоне, от 31-го мая 1725 г. см. Кизляский архив, св. 1, л. 466.
{5} Там же, л.779.
{6} А не "Мазандеранский", как уверяет г. Щедринский.
{7} Да с таким названием не существовало воинской части, а был полк "Гирканский".
{8} Как это видно из указа Военной коллегии на имя генерала Матюшкина 23 июня 1725 года (Кизляр. архив, л.519).
{9} А именно: 20 батальонов по 700 чел. составлют численность в 14 т. чинов.
{10} Кизляр. арх. св. 4, №1741, стр. 64. Из Высочайшего рескрипта на имя Военной коллегии от 16-го мая 1729 г.
{11} О причинах этого переименования в Кизляр. архиве (св. 11, л.331-332) сохранилось любопытное письмо Левашева ген.-м. Кропотову.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU