УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Коровин В.М., Пустовалов С.И., Свиридов В.А. Офицерская честь: моральные принципы и правовые нормы

// Право в Вооруженных Силах, 2004, №1.

 

С принятием в 1993 г. Конституции Российской Федерации начался новый этап в развитии нашего государства. Россия встала на путь построения правового, демократического государства, в котором власть подчиняется праву. Но, как известно, право выступает регулятором главным образом внешних отношений людей, а мораль, культура и религия являются регуляторами духовно-нравственных основ жизни людей.
Во все времена сила русской армии основывалась на духовных началах. Поэтому не случайно, что многие нормы морали, а также понятия офицерской чести и достоинства получали свое юридическое закрепление в уставах, наставлениях, приказах. В рамках проводимой за последние 10 лет правовой реформы коренным образом обновилось законодательство, регулирующее вопросы организации обороны страны, прохождения военной службы, правового статуса военнослужащих и другие вопросы, связанные с военной службой. Проследить динамику изменения законодательства, регулирующего вопросы, связанные с понятиями чести и достоинства военнослужащих, мы попытались в данной статье.
Честь "...Это высокое слово трудно поддается рациональному объяснению, но именно в нем - источник побед, воинского духа, поступательного развития Российской армии и ее офицерского корпуса. Пока в воинской среде свято храниться честь, армия неустрашима и непоколебима. В Толковом словаре С. Ожегова слово "честь" трактуется как "достойные уважения и гордости моральные качества человека; хорошая незапятнанная репутация". Честь, по В. Далю, есть "внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть".
Моральные традиции в офицерском корпусе Российской армии всегда играли важнейшую роль. Воспитанные на понятиях чести, офицеры берегли честь мундира, честь полка, свою личную честь. Военное ведомство уделяло большое внимание поведению офицера как на службе, так и вне службы. Так, в 1911 г. в Петербурге существовал четкий перечень заведений, которые офицер имел право посещать и где он не должен был появляться. К первым относились: Императорский аэроклуб, Императорское автомобильное общество, яхт-клуб, дворянское благородное собрание, литературно-художественное общество. В числе запрещенных для посещения офицерами заведений были частные клубы и собрания, где имелись азартные игры, варьете, ресторан "Яр", мелкий кинематограф, рестораны и гостиницы низших разрядов, все трактиры, чайные, пивные, а также буфеты 3-го класса на станциях железных дорог. В театре, в гостях, в поезде, ресторане или на улице - всюду офицер должен был помнить, что он носит мундир русской армии. На семейных вечерах все держали себя просто, как в единой культурной семье. Обычно офицеры и члены их семей здоровались за руку. Законом было уважение к женщине. Ни один офицер не садился, если стояли женщины. Обычно семейные вечера, а также проводы офицера, переведенного в другую часть, заканчивались ужином, где за столом не было особых мест для старших начальников.
Насколько щепетильно относились офицеры к понятию офицерской чести, можно судить по следующему примеру.
В 1894 г. "Правилами о разбирательстве ссор, случающихся в офицерской среде" были узаконены дуэли именно для того, чтобы поднять уровень понятий о чести. В основном они проводились по решению судов чести, призванных "для охранения достоинства военной службы и поддержания доблести офицерского звания". В период с 1894 по 1910 гг. в армии состоялись 322 поединка, из них 256 - по постановлению суда чести. Сама возможность поплатиться жизнью за нанесение офицеру оскорбления играла огромную роль в деле поддержания чувства собственного достоинства и уважения его в других. Право и возможность поединка, как дела чести, укрепляли воинский дух, в том числе и дух храбрости, способствовали очищению офицерского корпуса от негодных элементов и холопского сознания, прислуживания тем, кто относился к офицерам по принципу "Я вас в бараний рог согну!". За эти оскорбляющие слова, произнесенные на смотре полка, капитан Норов - боевой офицер, кавалер многих наград за храбрость - потребовал сатисфакции у Великого князя Николая Павловича, будущего царя. Дуэль не состоялась. Все офицеры лейб-гвардейского Егерского полка в знак протеста решили выйти в отставку.
Приведем еще один пример.
"Один помещик упомянул в разговоре имя невесты однополчанина корнета Буянова, причем он стал подтрунивать над их платоническим чувством. Буянов поморщился, однако же промолчал. Фатовый помещик, не замечая этого, или, не желая замечать, продолжал свои заглазные издевки и под конец выразился насчет этой барышни в несколько двусмысленном тоне.
- У вас есть фактические доказательства тому, что вы говорите? - серьезно и сдержанно спросил его Буянов.
- Каких вам там еще доказательств!.. Это все знают! - развязно возразил помещик.
- От всех я этого не слыхал, а слышу от первого от вас, - настойчиво и спокойно продолжал Буянов, - и спрашиваю вас: имеете вы доказательства ваших слов?
- А, полноте! Какой вы право!.. Ну, и скажите мне, вам-то что за забота?.. Ведь это лично до вас нисколько не касается!
- Это касается до чести N-ского уланского полка. Помещик недоуменно выпучил глаза.
- До чести полка ... Как это - до чести полка? - пробормотал он, глядя на Буянова.
- А так! - выразительно, но тихо пояснил тот. - Вы позволили себе издеваться передо мною над моим однополчанином. И он, и я - мы равно имеем честь носить мундир этого полка. Это одно.
Второе: вы позволили себе легкомысленно произнести имя порядочной девушки ...Это особа - невеста моего однополчанина; не сегодня завтра она будет принадлежать к числу дам нашего полка; она и теперь уже не чужая полку в качестве невесты нашего товарища; а потому в отсутствие ее жениха, я, как его товарищ, имею полное право зажать вам рот, милостивый государь. И я попрошу вас отказаться от ваших слов и нигде, никогда не повторять того, что вы позволили себе сказать мне.
- Вы слишком строги и слишком требовательны, - возразил помещик, пренебрежительно и полунасмешливо выдвигая нижнюю губу, - и притом ... притом же я нахожу, что с вашей стороны все это не более как семейное донкихотство.
Но едва сказал он это, как сковородка с солянкой полетела в его физиономию. ...Посредством такого неожиданного казуса была дуэль..."(1).
Понятия об офицерской чести и достоинстве закладывались еще в военно-учебных заведениях России. Например, А.С. Пушкин предлагал воспитывать в будущем офицере честь и честолюбие начиная с раннего возраста. В записке "О народном воспитании" он писал: "Кадетские корпуса, рассадник офицеров русской армии, требуют дружеского преобразования, большого присмотра за нравами ...Надлежит заранее внушить воспитанникам правила чести и честолюбия".
Великий князь Константин Константинович, являясь генералом-инспектором военно-учебных заведений, счел нужным выработать и разослать по всем корпусам и училищам "Заповеди товарищества" (кодекс чести кадета и юнкера), суть которых заключалась в следующем:
1. Товариществом называются добрые взаимные отношения вместе живущих или работающих, основанные на доверии и самопожертвовании.
2. На службе дружба желательна, а товарищество обязательно.
3. Долг дружбы преклоняется перед долгом товарищества.
4. Долг товарищества преклоняется перед долгом службы.
5. Честь непреклонна.
6. Оскорбление своего товарищества является оскорблением всего товарищества(2).
Выполнение норм офицерской чести и достоинства офицером учитывалось при проведении ежегодной аттестации. Примечательны содержание аттестационного бланка и критерии, характеризующие офицера:
1. Отношение к военной службе: любит службу, относится безразлично, относится пренебрежительно...
2. Отношение к товарищам: всеми уважаем, хорошее, плохое...
3. Отношение к подчиненным офицерам: тактичное, нетактичное...
4. Отношение к своему слову: безукоризненное, легкомысленное, не держит слова...
5. Отношение к доброму имени полка: работает для полка, безучастен, вредит...
6. Желателен для полка или нет: желателен, безразличен, нежелателен(3).
Оценку своего труда, своих личных качеств в ходе ежегодно проводимой аттестации получал каждый офицер. Подобная практика, естественно, ориентировала офицеров на истинные ценности: преданность и любовь к Родине, бескорыстное исполнение воинского долга, утверждение офицерской чести и достоинства, упрочение уз воинского товарищества.
Таким образом, сама офицерская среда требовала соблюдения следующих правил:
- признания обществом офицеров ответственности за поступки каждого своего офицера, что, конечно же, не умаляет ответственности и самого офицера за совершенное им;
- требования к офицерам согласовывать свое поведение с требованиями офицерской этики;
- солидарности в отстаивании чести мундира, достоинства офицерского звания;
- верности слову, обещанию, устному заявлению, готовности исполнить обещанное и безусловное выполнение принятых на себя обязательств;
- исключения злословия, злорадства в оценке подтверждения других офицеров, различного проявления непорядочности;
- соблюдения внешних знаков приличия, товарищества и чинопочитания, особенно в гражданском обществе, общественных местах;
- готовности каждого члена общества офицеров прийти на помощь товарищу, нуждающемуся в ней, даже без формальной на то просьбы;
- проявления искреннего сочувствия тем, кого постигло горе, несчастья, неудача.
Девиз "Один - за всех, все - за одного" как нельзя лучше отражал суть корпоративности офицерского корпуса. Неслучайно в офицерском корпусе вырабатывалось и формировалось единство взглядов по принципиально важным вопросам, к которым мы можем отнести следующие утверждения:
- офицером может быть только честный, добросовестный и достойный уважения человек;
- товарищество - это не попустительство, круговая порука и покровительство, а высокая требовательность друг к другу, основанная на доверии и порядочности, взаимной поддержке и взаимной выручке;
- старший по званию или по должности начальник - такой же офицер, лишь обладающий большими полномочиями и ответственностью;
- офицер - не слуга, а воин, которому доверено самое ценное - безопасность и покой граждан.
Основой чести офицеров являлись вековые традиции офицерского корпуса, сконцентрированные в духовном кодексе, передающемся из поколения в поколение:
- служить честно Отечеству, а не прислуживать кому бы то ни было;
- верность своему слову;
- уважение законов государства;
- мужественное преодоление всех трудностей и препятствий в службе и жизни;
- разборчивость в выборе друзей, знакомых, определении круга общения: офицер должен был посещать только такие общества, в которых господствуют добрые нравы;
- преданность военной форме. Офицер всегда был при оружии, и это свидетельствовало о том, что он всегда был готов обнажить это оружие для чести и славы Родины;
- вежливость, такт, порядочность по отношению друг к другу, окружающим;
- забота о пристойности брака;
- отцовская заботливость о солдате: "Слуга царю, отец солдатам"(4). Офицеры обязаны были вести образ жизни, соответствующий их офицерскому достоинству.
За соблюдением офицерами воинской чести и достоинства следили командиры, а проступки, связанные с их нарушением, рассматривались судами чести.
Впервые военные суды чести появились в Пруссии в 1808 г. В России суды чести (суды общества офицеров) были учреждены в 1863 г. В "Положении о судах чести офицеров" говорилось: "Для охранения достоинства военной службы, офицеры, замеченные в неодобрительном поведении или поступках, хотя не подлежащих действию уголовных законов, но не совместных с понятиями о воинской чести и доблести офицерского звания, или изобличающих в офицере отсутствие правил нравственности и благородства, подвергаются суду офицерского общества. Суду этому представляются также разбор случающихся между офицерами ссор"(5).
Поступки офицеров, связанные с нарушением обязанностей службы, воинского чинопочитания или противоречащие долгу службы и присяги, судом общества офицеров не рассматривались. Суды общества офицеров учреждались при полках, отдельных батальонах, артиллерийских бригадах, а также могли быть созданы в других отдельных частях военного ведомства.
Суд общества офицеров в полках состоял из 7 членов, избираемых из числа штабных офицеров, ротных командиров и офицеров не ниже штабс-капитанского звена. В отдельных батальонах, артиллерийских бригадах и равных им частях - из 5 членов, избираемых из числа штаб- и обер-офицеров: трех не ниже штабс-капитана, а двух не ниже поручика. Сверх определенного числа членов избирались, на случай убыли, 2 кандидата. В полках - не ниже штабс-капитана, а в отдельных батальонах, артиллерийских бригадах - не ниже поручика.
Члены суда и кандидаты избирались следующим образом. В приказе по полку объявлялся день и час выбора. Все штаб- и обер-офицеры собирались в назначенное место и по команде старшего из присутствующих штаб-офицеров приступали к выбору. Каждый из присутствующих штаб- и обер-офицеров писал на карточке фамилии избираемых членов и кандидатов суда. Карточки (без подписи) собирались полковым адъютантом, который подсчитывал, сколько голосов имеет каждый из избираемых. Девять (а в батальоне семь), получившие наибольшее число голосов, считались избранными. Из выбранных два младших по званию назначались кандидатами. Избрание в члены суда и в кандидаты производилось ежегодно с объявлением результатов выборов в приказе по каждой части.
Суд офицеров обязан был удостовериться в справедливости сведений, касающихся предосудительности поступка какого-либо из обер-офицеров, приступая к такому дознанию или по предположению полкового командира, или прямо от себя по дошедшим сведениям. Командир, получив донесение, принимал решение, следует или нет приступать к обсуждению поступка офицера. Действия суда общества офицеров заключались в словесном обсуждении свойства проступка, степени вины офицера, подвергшегося суду.
Призванный для ответа перед судом общества офицеров мог предъявить законный отвод кому-либо из членов. Равным образом и члены могли отводить себя от участия в суде общества офицеров, но окончательное решение по этому вопросу принимал суд. Решение суда принималось большинством голосов, обвиняемый при этом удалялся из комнаты заседания. Если обвиняемый по требованию суда общества офицеров не являлся без уважительной причины, суд принимал заочное решение. Суд мог принять следующие решения:
1) об оправдании приведенного к ответственности офицера;
2) об объявлении офицеру взыскания;
3) об удалении его из полка.
Решение суда общества, подписанное председательствующим и всеми членами, объявлялось немедленно привлекаемому к ответственности офицеру и затем представлялось полковому командиру.
На решение суда общества офицеров жалобы не допускались, но обвиняемому этим судом офицеру предоставлялась возможность в течение 30 суток со времени объявления ему решения суда подавать командиру полка жалобу на нарушение процессуальных правил. Например, если суд собрался без разрешения полкового командира или если обвиняемый не был вызван в суд для объяснений и т.д.
Командир полка имел право отклонить решение суда и предписать председательствующему вновь созвать суд общества офицеров, если признает жалобу справедливой или сам усмотрит в производстве дела существенные нарушения. В случае принятия судом решения об удалении офицера из полка командир полка делал соответствующее представление по команде.
При увольнении со службы по приговору суда чести офицеров не принимались жалобы на неправильное решение, а также просьбы о предании суду для доказательства своей невиновности. Считалось, что "колебать нравственно обязательную силу заключения общества офицеров значило бы ослабить самое значение суда и доверие в нравственной справедливости его приговора. С предоставлением обвиняемому права требовать формального суда не достигалась бы и самая цель офицерского суда"(6).
Традиции дореволюционной армии России были продолжены в Красной Армии. В воинских частях общественные выборные органы, призванные охранять честь и достоинство воинского звания, содействовать укреплению воинской дисциплины, воспитанию военнослужащих и предупреждению правонарушений, были созданы в середине 1918 г. в виде ротных товарищеских судов чести. Они наделялись правом применять меры воздействия к виновным в совершении незначительных проступков против воинского порядка, воинского долга и товарищества. Дисциплинарным уставом РККА 1919 г. этим судам предоставлялось право рассматривать лишь проступки, не связанные с несением военной службы. Временным дисциплинарным уставом РККА 1925 г. создание товарищеских судов чести уже не предусматривалось. В 1939 г. были введены красноармейские товарищеские суды двух видов: товарищеские суды младших командиров срочной и сверхсрочной службы и товарищеские суды чести командного, политического и начальствующего состава.
Дисциплинарный устав Вооруженных Сил СССР 1946 г. предусматривал создание только офицерских судов чести, а с 1973 г. стали действовать и товарищеские суды чести прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы. В основе деятельности этих судов были специальные положения, утвержденные указами Президиума Верховного Совета СССР.
Таким образом, исторический анализ правового регулирования понятия воинской чести в русской и советской армии показывает, что наряду с четким регламентированием вопросов, связанных с прохождением военной службы, большое внимание уделялось нравственности военнослужащих, соблюдению норм и правил поведения на службе и в быту. При этом значительную помощь командирам по обеспечению соблюдения офицерами этих требований оказывали суды чести.
В современных условиях с переходом преимущественно на контрактную основу комплектования Вооруженных Сил Российской Федерации несколько изменились, а точнее, снизились требования по соблюдению военнослужащими правил, относящихся к понятиям воинской чести и достоинства. И тому, видимо, есть свои объяснения. Если раньше для офицерского состава служба в армии являлась смыслом всей жизни и не ограничивалась сроком контракта, то сегодня военнослужащие лишь исполняют свой конституционный долг и реализуют свое право на труд посредством прохождения военной службы(7).
В соответствии с утвержденной типовой формой контракта о прохождении военной службы граждане, поступающие на военную службу по контракту, берут на себя обязательства исполнять общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Каких-либо обязательств о соблюдении морально-нравственных принципов, а также правил, относящихся к воинской чести и достоинству военнослужащих, контракт не содержит.
В то же время необходимо отметить, что некоторые морально-этические нормы поведения военнослужащих в настоящее время нашли свое юридическое закрепление в ст.26 Федерального закона "О статусе военнослужащих", общевоинских уставах Вооруженных Сил Российской Федерации. Так, в соответствии со ст.13 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации военнослужащий обязан:
- беззаветно служить своему народу;
- мужественно, умело, не щадя своей крови и самой жизни, защищать Российскую Федерацию;
- стойко переносить трудности военной службы;
- быть честным, храбрым;
- дорожить войсковым товариществом, не щадя своей жизни, выручать товарищей из опасности;
- уважать честь и достоинство каждого.
Статья 26 Федерального закона "О статусе военнослужащих" к числу общих обязанностей военнослужащих относит обязанность дорожить честью и боевой славой защитников своего народа, честью воинского звания и войсковым товариществом.
Все указанные требования главным образом связаны с исполнением воинского долга и не затрагивают духовно-нравственные основы человеческого бытия военнослужащих вне службы. Ранее многие из вышеперечисленных требований к военнослужащим имели более высокую степень юридического закрепления. Например, принимая Военную присягу, гражданин СССР торжественно клялся: "...быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, ...до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Родине, с достоинством и честью защищать ее..."(8). В настоящее время текст Военной присяги утвержден Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" и содержит по своей сути обязательства военнослужащего соблюдать лишь юридически закрепленные правовые нормы.
Что касается ответственности военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, за совершение проступка, порочащего честь военнослужащего, то в соответствии со ст.104 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации предусмотрено их досрочное увольнение в запас с военной службы. Однако Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" и Положением о порядке прохождения военной службы такого основания для увольнения не предусмотрено. Уволить военнослужащего за нарушение им условий контракта (в случае совершения им проступка, порочащего честь и достоинство военнослужащего) можно лишь в том случае, если положения о чести и достоинстве закреплены в обязанностях военнослужащих, соблюдать которые военнослужащий должен по условию контракта. В противном случае за нарушение норм морали, воинской чести и достоинства военнослужащий не может быть досрочно уволен с военной службы.
Анализ содержания общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации свидетельствует о том, что слово "честь" встречается крайне редко. В Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (УВС) - 5 раз, а в Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил Российской Федерации - 2 раза. Так, военнослужащий обязан:
"...уважать честь и достоинство каждого:" (ст.13 УВС);
"дорожить честью и боевой славой Вооруженных Сил, своей воинской части и честью своего воинского звания" (ст.14 УВС);
"...свято блюсти воинскую честь : При прощании друг с другом допускается вместо "до свидания" говорить "честь имею"" (ст.64 УВС).
"Появление в нетрезвом виде на службе и в общественных местах является грубым дисциплинарным проступком, позорящим честь и достоинство военнослужащего" (ст.69 УВС);
"Солдат (матрос) обязан уважать честь и достоинство товарищей по службе ...вести себя с достоинством и честью вне расположения полка" (ст. 155 УВС).
В Федеральном законе "О статусе военнослужащих" дважды упоминается слово "честь". В первом случае в п.2 ст.5 закреплено право военнослужащих на защиту чести и достоинства, "...посягательства на честь, достоинство ...влекут ответственность в соответствии с законом". Во втором случае в ст.26 "Общие обязанности военнослужащих" определено, что военнослужащие обязаны "дорожить честью и боевой славой защитников своего народа, честью воинского звания и войсковым товариществом".
Сегодня армия и ее офицерский корпус живут в новой исторической обстановке, в которой произошли существенные изменения в социально-экономической, политической и духовной сферах. Происходит переоценка ценностей и ориентиров в жизни. Однако, как видно из приведенного обзора, ни в одном нормативном правовом акте не раскрыты сущность и содержание понятий "воинская честь" и "достоинство". А когда нет единого понимания содержания и сути этих понятий, то возникают проблемы с оценкой того или иного проступка военнослужащего. Все это накладывает свой, порой весьма негативный, отпечаток на морально-нравственную атмосферу в воинских коллективах.
Видимо, понимая, что не все морально-этические нормы можно урегулировать нормами права, ряд министерств и ведомств в современных условиях принимают свои корпоративные "кодексы чести". Так, например, судейским сообществом 21 октября 1993 г. принят Кодекс чести судьи Российской Федерации, приказом председателя государственного таможенного комитета от 3 сентября 1997 г. N 530 введен в действие Кодекс чести таможенника Российской Федерации, приказом министра внутренних дел Российской Федерации от 1993 г. N 501 утвержден Кодекс чести сотрудника органов внутренних дел. Во всех этих нормативных правовых актах содержатся конкретные морально-этические требования и нормы поведения, за нарушение которых сотрудники могут быть привлечены к ответственности. В то же время армия, ее офицерский корпус, всегда стоящий на защите Отечества и его граждан, такого кодекса не имеют. Нарушается преемственность поколений и связь времен. Такое положение необходимо изменить, и первым шагом в этом направлении могло бы быть проведение Всеармейского собрания офицерского корпуса России, на котором необходимо обсудить и принять Кодекс чести офицера.
Что касается деятельности судов чести офицеров в Вооруженных Силах Российской Федерации то, до 29 ноября 2001 г. в Вооруженных Силах Российской Федерации действовало Положение о товарищеских судах чести офицеров в Вооруженных Силах СССР, утвержденное Указом Президиума Верховного совета СССР от 25 сентября 1980 г.(9), в соответствии с которым товарищеским судам чести офицеров было предписано "охранять честь и достоинство офицерского звания, оказывать активную помощь командирам в воспитании офицерского состава в духе требований морального кодекса строителя коммунизма, строгого и точного соблюдения Конституции СССР и советских законов, военной присяги, воинских уставов и приказов, содействовать сплочению офицерских коллективов, созданию в них обстановки нетерпимости к нарушителям воинской дисциплины, норм коммунистической морали и нравственности". В настоящее время суды чести офицеров в Вооруженных Силах Российской Федерации не предусмотрены. Возможно поэтому постепенно уходит из армейской среды такое понятие, как "воинская честь".
А нужны ли вообще в правовом государстве суды чести офицеров? Мы считаем, что да, поскольку они призваны осуществлять контроль и привлекать к ответственности военнослужащих за нарушения не правовых норм, а норм морали и нравственности. И учитывая изменения, произошедшие в последние годы в законодательстве Российской Федерации, вековые традиции Российской армии, необходимо разработать и принять новое положение о судах чести офицеров, учитывающее современные реалии, внести соответствующие изменения в федеральные законы "О статусе военнослужащих", "О воинской обязанности и военной службе", в типовую форму контракта о прохождении военной службы и общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации, создав тем самым правовую основу для возрождения в Вооруженных Силах Российской Федерации нравственных и морально-этических принципов и норм поведения офицера на службе и в быту.
 

Примечания

 

(1) Крестовский В.В. Очерки кавалерийской науки. - М., 1998. - С.247 - 249.
(2) Кадетская перекличка. - Нью-Йорк, 1993. - N 53. - С.59.
(3) См.: Право в Вооруженных Силах. - 2003. - N 6. - С.10.
(4) Лермонтов М.Ю. Собр. соч. В 4-х томах. - М.: "Правда". 1986. - Т. 1. - С.44.
(5) Анисимов А. Новый дисциплинарный устав. - Варшава, 1879. - С.52.
(6) Анисимов А. Указ. соч. - С.56.
(7) См. ст.10 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе".
(8) Устав внутренней службы Вооруженных Сил СССР. - М.: "Воениздат", 1985.
(9) Приказом Министра обороны Российской Федерации от 29 ноября 2001 г. N 472 признан недействующим приказ Министра обороны СССР от 16 октября 1980 г. N 275, объявивший для руководства в Вооруженных Силах указанное Положение.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU