УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Ковалёв Е. 4-й Донской Казачий Артиллерийский Дивизион в боях против Австро-германцев

// Военная быль, 1963, №60. С.1-5

 

(Источники-материалы из архива Союза Донских Артиллеристов: воспоминания Полковника Лукьянова С. А., Войск. Старшины Измайлова А. М. и др.).


Мобилизация 4-го Донского казачьего артиллерийского дивизиона прошла блестяще. Единственное затруднение доставил конский состав, присланный из г. Ростова: это были громадные жеребцы, на которых с трудом влезали хомуты, и несколько из них пришлось оставить в артиллерийской команде, так как ни один хомут не лез им на голову. Благодаря тому, что состав батарей пополнялся казаками, живущими в ближайших к Новочеркасску округах, дивизион смог выступить из Новочеркасска на 11-ый день мобилизации, а так как это были первые части, уходившие на войну из этого города, то овациям не было конца.
Дивизион выступил в следующем составе: командир дивизиона — полковник Алексеев А. В., дивизионный адъютант — сотник Измайлов А. М. —вып. 1909 г.); 8-ая Донская казачья батарея: командир батареи — войск, старш. Лукьянов С. А., подъесаул Ленивов С. А. (вып. 1902 г.), подъесаул Лобачев А. И. (1902), хорунжий Болдырев А. В. (1912); 9-я Донская казачья батарея: командир батареи — Войск, ст. Денисов А. П., Есаул Слюсарев Г. В. (1897), подъесаул Горский Н. А. (1902), сотник Поляков А. А. (1909), хорунжий Филатов Ю. С. (1912).
Станцией высадки был г. Люблин, и дивизион, собравшись в казармах саперного батальона, выступил в южном направлении на присоединение к 3-й Донской казачьей дивизии (18-й, 20-й, 30-й и 32-й Донские казачьи полки), уже вошедшей в соприкосновение с противником и с нетерпением ожидавшей свою артиллерию. Дивизия была придана Гренадерскому корпусу, который, нарвавшись на превосходные силы австрийцев, отходил к Люблину, все время упорно отбиваясь и неся большие потери от старавшегося окружить корпус противника.
Первое боевое крещение батареи получили 6-го (19) августа 1914 г. под м. Туробина, когда обошедшая с фланга неприятельская пехота с артиллерией заставила дивизион уйти с позиции без убитых, но с ранеными, причем 9-ая Донская казачья батарея, выехав на открытую позицию и попав под шрапнельный огонь двух неприятельских батарей, на руках откатывала орудия.
Тогда еще не было общего фронта, и Гренадерский корпус на широком фронте от Замостья до г. Янова сдерживал наступление австрийцев, а поэтому 4-му Донскому артиллерийскому дивизиону пришлось все время мотаться с фланга на фланг и огнем своих батарей -1- выручать из критического положения окруженных гренадер. Насколько была утомлена дивизия видно из ответа начальника дивизии Свиты Его Величества ген. Евреинова1, который на замечание командира Гренадерского го корпуса генерала Мрозовского: «Почему дивизия не идет рысью на выручку окруженных гренадер» — ответил: «Мой конь стоит 700 рублей, а я от него, кроме шага, добиться ничего не могу. Чего же я могу требовать от казаков?»
Так была утомлена дивизия вследствие ежедневных боев и усиленных переходов. Это подтверждает в своих воспоминаниях и ген. Акулинин (Оренбургского войска), состоявший в то время в штабе 3-й Донской дивизии в чине капитана генерального штаба:
— «3-я Донская дивизия была второочередная. Полки и сотни еще не успели втянуться в боевую работу... Технические и огневые средства дивизии были весьма ограничены: пулеметов и телефонов совсем не было. В период, предшествовавший бою у Суходолов, части 3-й Донской казачьей дивизии были сильно разбросаны... Большой наряд казаков уходил на обслуживание пехоты, на поддержание связи и командировки в тыл для розыска штабов и обозов. В последние дни августа полки не имели отдыха, лошади не расседлывались, люди не получали в должном количестве горячей пищи. Сотни были измотаны не столько боями, сколько беспрерывными передвижениями и днем и I ночью из одного района в другой». (Русский Инвалид № 133. 1939 г.).
Отход русских войск продолжался до Люблина, где уже ждали свежие пехотные части, и здесь начались знаменитые Люблинские бои, бои, окончившиеся полным разгромом противника и отходом его до Карпат.
Под Люблином 4-й Донской казачий артиллерийский дивизион вошел в подчинение командиру Гвардейского корпуса и батареи получили задачу помогать частям прикрывать левый фланг корпуса около ст. Травники. Свою задачу батареи выполнили прекрасно и войск, старшина Измайлов лично слышал от пехотных солдат, что если бы не огонь казачьих батарей, то нашим цепям невозможно было бы подняться из-за огня неприятельской артиллерии и пехоты и перейти в наступление.
В бою 20 августа (2 сентября), при разгроме правого фланга 24-й Австро-Венгерской пехотной дивизии колонной ген. Волошинова, на участке Суходолы-Олесники, когда особенно отличился 81-й пех. Апшеронский полк, который поддерживали 4 орудия 9-й~Донской казачьей батареи, составлявшей всю артиллерию колонны, было взято в плен 60 офицеров и 5000
солдат пяти полков 2-й и 24-й австро-венгерских пехотных дивизий и 10-й маршевой бригады и много военных трофеев. Разгрому австрийцев содействовала 3-я Донская казачья дивизия в составе: 18-го, 30-го и 32-го Донских казачьих и 13-го Оренбургского казачьего полков2 с 8-й Донской казачьей батареей и взводом 9-й Донской казачьей батареи, занявшая д. Олесники до прибытия туда частей 205-го Шемахинского полками создавшая угрозу флангу и тылу" противника, направив 13-й Оренбургский казачий полк по правому берегу реки Вепрж. (Ген. Головин. Галицийская битва).
На следующий день, 21-го августа (3 сентября), на левом фланге колонны ген. Волошинова у д. Суходолы произошла неувязка. Разбитая накануне 24-я австро-венгерская дивизия сохранила свою артиллерию, которая сразу же приобрела господствующее положение на поле боя. В первую половину дня у противника имелось 7 батарей против 2-х наших (8-я и 9-я Донские батареи), а во второй половине дня к ним присоединилась еще артиллерия 45-й австро-венгерской пехотной дивизии, подошедшей к д. Лопенники. Положение становилось критическим, но среди дня на ст. Травники высадились части Кавказского корпуса (206-й Сальянскии и 82-й Дагестанский полки), которые немедленно были двинуты на поддержку. В 15 ч. в распоряжение 3-й Донской казачьей дивизии прибыл из Холмаг из состава 4-й Донской казачьей дивизии, 5-й Донской казачий артиллерийский дивизион (10-я и 11-я Донские казачьи батареи), который занял позицию западнее д. Олесники и открыл огонь совместно с 8-й и 9-й батареями.
«С прибытием этих батарей, пишет ген. Акулинин, «произошел несомненный перелом боя в нашу пользу».
Это же подтверждает в своих воспоминаниях 10-й Донской казачьей батареи в. старш. Федоров П. А.: «В бою 21-го августа (3 сентября) 10-я Донская каз. батарея имела немалый успех. Этот день был как бы решительным для австрийской армии, которая, после сильного нажима на русскую армию, начала отступать, и в ночь на 22 августа (4 сентября) части 4-й Донской каз. дивизии повели преследование противника. В этот день наш дивизион вел бой по соседству с 4-м Донским каз. артилл. дивизионом. В бою был ранен ружейной пулей в грудь командир 11-й Донской каз. батареи войск, старш. Поляков Павел Иванович.
24-го августа 10-я Донская каз. батарея с бригадой конницы, зайдя в глубь расположения 1 противника под м. Фрамполь, разбили и уничтожили громадные обозы, обстреляв их с открытой -2- позиции. 19-й Донской каз. полк и 4 сотни 25-то Донского каз. полка атаковали. Конница противника, находившаяся в прикрытии, в беспорядке отступила. Здесь были взяты сотни пленных австрийцев, солдат и офицеров». (Командиром 19-го полка был в то время войск, старш. Мамонтов, прославившийся позже в 1919 г. своим рейдом по тылам Красной армии). Разбитый неприятель отступал с боями, задерживаясь на каждой удобной позиции и лишь окончательно разбитый под г. Янов, Люблинской губ., спешно отошел, оставляя много пленных и большие обозы.
За бои под Люблиным все офицеры были представлены к двум наградам, а казаки к Георгиевским крестам и медалям.
За время Люблинских боев батареи понесли большие потери убитыми и ранеными. Под командиром 8-й Донской каз. батареи войск, старш. Лукьяновым был убит конь и сам он ранен шрапнельной пулей под левый глаз и контужен; ранен в руку на вылет шрапнельной пулей подъесаул Ленивов и контужен хорунжий Болдырев.
Под г. Янов встретились с 14-й и 15-й Донскими батареями, бывшими в составе Уральской казачьей дивизии.
Перейдя австрийскую границу возле г. Янов, дивизия, оторвавшись от своей пехоты, начала самостоятельно преследовать неприятеля и с боями дошла до г. Дембице у подножья Карпат. За обладание этим городом был довольно упорный бой, а к преследованию отошедшего неприятеля подошли 6-я и 7-я Донские каз. батареи.
В этом городе дивизия остановилась и начала разведочную службу, связавшись с 11-й кав. и 3-й Кавказской каз. дивизиями, причем на разведку ходили и отдельные взводы 8-й и 9-й батарей. Когда кавалерийская разведка выяснила, что неприятель, получив подкрепление, стал окружать г. Дембице, избегая взять его беем, храбрый начальник дивизии Свиты Е. В. генерал Гилленшмид, решил оставить, этот город лишь тогда, когда последний путь был пересечен неприятельской пехотой, спустившейся с Карпат.
8-й и 9-й батареям пришлось пробиваться без дорог, лесом, в упор стреляя по идущему по дорогам неприятелю, часто оставаясь лишь с прикрытием, и только хладнокровие начальника дивизии выручало дивизион Из тяжелых положений.
Отошедши к своей пехоте, которая была удалена на г. Дембице на расстояние около 150 километров, 4-ый Донской артиллерийский дивизии получил приказание вместе с дивизией отойти за р. Сан и расположиться на отдых в д. Олесники, в резерве командующего 3-й армией, а пехота заняла позиции по р. Сан. Во время отдыха батареи несколько раз выезжали на позиции к р. Сан возле г. Ярослава и своим огнем помогали продвижению пехотных частей на неприятельском берегу реки.
В это время батарея перешла на 4-х орудийный состав и передала лишние орудия батареям 3-й Кавказской казачьей дивизии.
После долгих и упорных боев на р. Сан неприятель был сломлен, и дивизион с дивизией, переправившись "На левый берег р. Сан, получил приказание помочь блокаде крепости Перемышль до подхода 9-й кавал. дивизии, а потому дивизия, заняв город Дубецко, с боем заняла позиции около крепости, но вскоре 8-я батарея с казачьей бригадой была послана со сводной кавалерийской дивизией на преследование отходящего противника, а 9-я Донская казачья батарея с другой казачьей бригадой оставалась еще дней 7 на позиции до подхода 9-й кавалерийской дивизии. За время стоянки под крепостью Перемышль артиллерийских боев не было, а потому 9-я батарея, после смены, могла усиленными переходами двинуться на присоединение к 8-й батарее.
Присоединившись к 8-й батарее в м. Горлице, дивизион с дивизией дошли до г. Новый Сандец, который заняли после артиллерийского боя. При занятии г. Старый Сандец к нам подошли 2-я и 3-я Донские казачьи батареи и своим огнем помогли отогнать противника.
9-я Донская казачья батарея с казачьей бригадой была оставлена в Новом Сандеце для прикрытия левого фланга 3-й армии, так как между 3-й и 8-й армиями образовался большой прорыв, а 8-я батарея с другой бригадой двинулась дальне на Лиманов-Краков. За Лимановом были обнаружены сильные силы неприятеля и
8- я батарея много раз отстреливалась от пехотных частей противника, старавшихся окружить в горах казачью бригаду, и, после того как разведка выяснила появление в массах неприятеля, 8-я батарея с казачьей бригадой отошла за свою пехоту и расположилась в г. Тарнов.
За оборону Нового Сандеца командир бригады ген. Кунаков и адъютант дивизии ген. штаба капитан Акулинин (Оренбургского войска) получили ордена Св. Георгия 4-й ст., а г. г. офицеры очередные награды.
В конце декабря 1914 г. дивизион с дивизией двинулся к м. Горлице на усиление Х-го армейского корпуса. 4-й Донской казачий артиллерийской дивизион сменил на позиции 49-ю артиллерийскую бригаду, причем 8-я батарея стала на позиции южнее д. Менцина Белька, а
9- я батарея на несколько километров западнее. На этих позициях батареи оставались до весны 1915 г., помогая 9-й пехотной дивизии отражать атаки неприятеля, который часто атаковывал -3- наши позиции, но всегда отступал, оставляя убитых, ранены и пленных.
На этой позиции был убит сотник Болдырев Александр Владимирович, награжденный посмертно орденом Св. Георгия 4-й ст. Были потери и среди состава батареи, так как деревня Менцина Велька была под обстрелом неприятельских батарей. Позже, на этом месте, подошедшая немецкая пехота и артиллерия пробили весною 1915 г. фронт Х-го армейского корпуса.
Ранней весною дивизион с дивизией отошел на отдых в г. Ясло, куда прибыл в день взятия Перемышля, и потому было отслужено благо-дарственое молебствие.
Простояв на отдыхе два-три дня, дивизион с дивизией выступил через Дуклу Свидник и стал на позиции в северной Венгрии около г. Бартфельд на правом фланге 8-го армейского корпуса генерала Леша. Батареи вели пристрелку, помогая казакам вести пешую разведку. Сюда пришло первое пополнение казаками и 6 офицерами (хорунжие: Щетковский, Фомин, Колпиков, Багаев, Самсонов и Сергиев).
Казачьи части скоро были заменены пехотой, а батареи ставались на позиции до апреля 1915 года, когда, во исполнение тревожного приказания спешно присоединиться к дивизии, отошедшей к г. Тарнов, дивизион усиленными переходами выступил на Свидник, Дуклу, Зми-грод, Ясло. Шоссе под Змигродом было уже под огнем немецкой артиллерии, пробившей фронт южнее м. Горлице и отрезавшей путь 48-й и 49-й пех. дивизиям. В г. Ясло дивизион поступил в распоряжение ген. Ирманова, командира J^l-то Кавказского корпуса, спешно прибывшего на Горлицкий прорыв, но без артиллерии. 7
Сначала с if 1-м Кавказским корпусом, потом с остатками 10-го армейского, 4-й Донской казачий дивизион отходил почти до р. Сан.
Командиру 4-го Донского казачьего артиллерийского дивизиона были подчинены остатки артиллерии 10-го армейского корпуса: одна ба-терея 61-ой артилл. бригады и сводная батарея 31-й артиллерийской бригады. Отход с артиллерийскими боями продолжался почти до р. Сан, где дивизион соединился с 3-й Донской казачьей дивизией и вошел в состав 4-го Конного корпуса, с которым и продолжал отступление на Любачев, Рава-Русская, Крылов, Владимир-Волынский, где, после смотра дивизии Походным Атаманом генералом Покотило, дивизион с дивизией был погружен в вагоны около Ковеля и направлен на пополнение в Петроград, куда пришел лишь 18-й Донский казачий полк, шедший в голове дивизии, а остальные части со ст. Дно повернули на Ригу, где немцы вели сильный нажим.
В г. Вольмар дивиизон был выгружен в на-
чале июля 1915 г. и стал на отдых, а подъесаул Измайлов был послан в Петроград для ходатайства о присылке новых орудий, так как старые были расстрелены до крайних пределов. Через десять дней прибыли новые пушки, зарядные ящики, бинокли, телефоны и другое артиллерийское имущество для замены пришедшего в негодность за время Карпатских боев.
Первой боевой задачей дивизии на новом фронте была охрана побережья Балтийского моря от Пернова до Риги, где она сменила Уссурийскую казачью дивизию. Вся забота состояла лишь в том, чтобы заранее приготовить укрепленные позиции на случай возможной высадки немцев.
В дальнейшем, дивизион был на разных позициях по Двине, начиная от Якобштата, где сменил 16-ю и 20-ю Донские казачьи батареи, охранявшие железно-дорожный узел от нападения неприятельских аэропланов. Был под Ригой, под Фридрихштатом, под Икскюлем в составе пехотной дивизии, причем наблюдательный пункт был в латышских окопах на левом берегу Двины.
Во время прорыва немецкой кавалерии у Свенцян, дивизион с дивизией был переброшен к г. Полоцк, выгружен на ст. Глубокое и участвовал в ликвидации Свенцянского прорыва, а затем стоял на позиции в составе 1-го армейского корпуса возле р. Дрисвята, после чего дивизия сотавила конный корпус с Сибирской казачьей дивизией, на позиции возле Шток-мансгофа.
Во время пребывания на северном фронте были свидетелями гибели русского аэроплана, сбитого огнем немецкой артиллерии, который, загоревшись, упал за Двиной в неприятельском расположении. Известили по телефону штаб корпуса и узнали, что на аэроплане был наблюдателем донской артиллерист сотник Борис Кундрюцкий.
Когда под Ригой армию, кажется 6-ю, принял генерал Куропаткин и по его требованию, во время смотра 3-й Донской казачьей дивизии, были представлены списки потерь дивизиона за все время войны, то ген. Куропаткин был очень удивлен, что потери дивизиона составляли 50 процентов наличного состава.
В ноябре 1916 г. с позиций около Штокмансгофа дивизион был переброшен на Румынский фронт и был выгружен на ст. Тирасполь, откуда походным порядком с дивизией через Бендеры, Болград, переправившись через Дунай около Ферапонтьевского монастыря, прибыл через Мацин на правый фланг армии, действовавшей в Добрудже. Здесь дивизион с дивизией прикрывал отступление фланга армии за реку Дунай и, ведя упорные артиллерийские бои, содействовал отступлению без потерь и -4- паники, которую вносили разбежавшиеся солдаты румынской армии.
В Добрудже был убит донской артиллерист, командир 18-го Донского казачьего полка полковник Рыковский, который остался пропускать отходящий полк и был убит пулей. Когда Добруджа была оставлена нашими войсками, дивизион, перейдя Дунай возле Браилова, остался под Браиловым, как противо-аэропланные батареи, и стоял там, пока наша пехота не отошла к г. Галац, после чего отошел к г. Рени, где 8-я батарея обороняла берег Дуная, а 9-я — берег Прута.
На этих позициях артиллерийских боев не было, но наше расположение находилось под огнем немецких дальнобойных батарей, стоявших вне досягаемости наших орудий. Здесь из состава дивизиона была выделена 30-я Донская казачья батарея для отправки на турецкий фронт в Персию, но начавшаяся революция положила конец воине.-5-

 

Примечания

 

1. За неудачный бой 19-го августа он был уволен от должности начальника дивизии и, уехав в тыл, застрелился.
2. 20-й Донской казачий полк был прикомандирован в качестве корпусной конницы к XV-му армейскому корпусу.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU