УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Кобозев А.А. Профессиональная подготовка полицейских кадров в период образования и становления МВД Российской империи

// История государства и права, 2006, №5

 

Важным этапом в развитии полицейских органов России явилось образование 8 сентября (по старому стилю) 1802 г. в числе восьми министерств - Министерства внутренних дел <*>. Новая система управления повысила роль права в деятельности подразделений полиции, для службы в которых все более требовались профессионально подготовленные кадры.



<*> Об учреждении министерств: Манифест от 8 сентября 1802 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1 (1649 - 1825). (1 ПСЗ). Т. XXVII. N 20406. СПб., 1830.



Это послужило значительным импульсом к тому, что с начала XIX в. для служащих полиции стали издаваться подборки нормативных документов, инструкций, относящихся к деятельности полиции, по которым полицмейстерам, частным приставам вменялось в обязанность обучать своих подчиненных <*>.



<*> Борисов А.В., Дугин А.Н., Малыгин А.Я. и др. Полиция и милиция России: страницы истории. М.: Наука, 1995. С. 76.



Наряду с этим 24 января 1803 г. были обнародованы Правила народного просвещения, которыми предусматривалось, что "в связи с предстоящим открытием ряда университетов может быть выдвинуто особое требование о замещении всех должностей гражданской государственной службы, требующих юридических и других специальных познаний, лишь лицами, окончившими курс обучения в казенных или частных учебных заведениях" <*>. Для практической реализации данного положения был издан указ, который вступал в силу через пять лет после его опубликования, тем самым давая желающим поступить на государственную службу время для получения образования <**>.



<*> Колодкин Л.М. Правовой статус преподавателей вузов дореволюционной России (XIX - начало XX веков) // МВД России 200 лет: история, развитие, перспективы: Труды Академии управления МВД России, 2003. С. 195.
<**> 1 ПСЗ. Т. XXVIII. N 20576.



Среди мер, направленных на реализацию Программы, устанавливающей зависимость между уровнем образования и успехами в продвижении по службе, особое место занимает Указ Императора от 6 августа 1809 г. "О правилах производства в чины по гражданской службе и об испытаниях в науках для производства в коллежские асессоры и статские советники". Согласно этому Указу чин VIII класса, дающий право на потомственное дворянство и соответствующий воинскому званию майора, нельзя было получить, не имея университетского диплома или свидетельства об окончании учебного заведения, приравненного к университету <*>. С тех пор нормативно-правовое закрепление зависимости между уровнем образования чиновника и дальнейшим продвижением его по службе лишь усложнялось и видоизменялось, но оставалась постоянно.



<*> Колодкин Л.М. Указ. раб. С. 195; Борисов А.В., Дугин А.Н., Малыгин А.Я. и др. Указ. раб. С. 74.



Что же касается источников получения специальных знаний в сфере полицейской деятельности, то, по справедливому мнению Л.И. Беляевой, первым таким источником была периодическая печать <1>. Действительно, как показывает ретроспективный анализ организации деятельности полицейского аппарата, в условиях отсутствия стройной системы профессиональной подготовки полицейских кадров указанный источник распространения профессиональных знаний среди полицейских на протяжении всего XIX в. имел приоритетное значение. Во многих газетах и журналах того времени помещались статьи, освещающие различные аспекты полицейской деятельности <2>. А в периодических изданиях юридического профиля зачастую содержались ответы на вопросы, возникающие в процессе полицейской деятельности <3>. Посредством ведомственной печати до подчиненных доводились инструкции, предписания, циркуляры относительно служебной дисциплины, правил поведения <4>. Кроме того, распространению профессиональных знаний способствовали различные справочники, сборники, инструкции для полицейских чинов всех уровней, а также учебная литература, издававшиеся повсеместно и пользовавшиеся спросом, о чем свидетельствуют их многократные переиздания <5>.



<1> Беляева Л.И. Организация и методика распространения профессиональных знаний среди чинов полиции Российской империи // Проблемы преподавания и изучения истории государства и права, органов внутренних дел России: Материалы конференции. М.: Академия управления МВД России, 2000. С. 31.
<2> См., напр.: Никитин М. О несмертельных повреждениях // Вестник судебной медицины. 1898. N 7 - 8; Филиппов М.А. Полицмейстер Бубенчиков // Современник. 1859. N 10.
<3> См., напр.: Давыдов В. Несколько слов по поводу участия железнодорожной жандармской полиции в производстве следственных действий // Журнал Министерства юстиции. 1836. N 9 (хроника); Исаченко Б.Л. Полицейское засвидетельствование подписи за безграмотных // Юридический вестник. 1881. N 5. С. 89 - 107; Кремлев А. О допросе сыскной полиции в качестве свидетелей сознания подсудимых // Юридическая газета. 1894. N 75; Левитский М. Права полиции во время пожара // Судебная газета. 1895. N 36; Лунин В. К вопросу о паспортах замужних женщин // Юридический вестник. 1889. N 11. С. 371 - 372; Обнинский П. Спорные границы полицейского дознания и предварительного следствия // Юридический вестник. 1884. N 3. С. 508 - 514.
<4> См., напр.: Об обязанности полицейских чиновников носить всегда установленную форму // Журнал Министерства внутренних дел. Ч. 13. Т. VII. 1885. С. 38 - 39; Форма для чиновников и нижних чинов пожарной и фонарной команд: Высочайшее повеление, утвержденное 12 мая 1855 г. // Там же. С. 27 - 30.
<5> См., напр.: Арефа Н. Сборник действующих узаконений для руководства чинов столичной, городской, уездной и сельской полиции. СПб., 1894; Арефа Н. Инструкция полицейским урядникам. СПб., 1899; Букуновский А.Н. Справочная книга для чинов полиции на 1900 г. М., 1900; Мордвинов В. Справочная книга для полицейских урядников и сельской полиции, с инструкциями и разъяснениями. 2-е изд. СПб., 1898; Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. М., 1879; Сергеевич В.И. Лекции и исследования по истории русского права. СПб., 1887; Штейн Л. Учение об управлении и право управления. СПб., 1874; Эсмен А. Основные начала государственного права. Т. I. М., 1898.



Например, Инструкция полицейским урядникам по своей сути представляла совокупность алгоритмов неотложных действий на большинство ситуаций, связанных с их практической деятельностью. Назовем лишь некоторые, чтобы показать их разнообразие: Временные правила употребления полицейскими и жандармскими чинами в дело оружия, где четко определялся перечень обстоятельств, дающих право на применение оружия <*>; Краткий наказ полицейским начальникам по раскрытию преступлений и поимке преступников; Наставления для спасения утопающих и возвращения утопленников к жизни, а также оказания помощи раненым и выплаты пособий умершим; Формы полицейского делопроизводства по уголовным делам (Руководство по составлению протоколов, постановлений и сообщений). Опубликованные формы образцов протоколов ориентировали полицейских на соблюдение юридически значимых требований, правил ведения делопроизводства, тщательность и полноту изложения фактов и обстоятельств дела.



<*> Более подробно об этом см.: Арефа Н. Инструкция полицейским урядникам. СПб., 1899. С. 89 - 90.



Особое место ведомственные нормативно-правовые акты и справочные издания того времени уделяли формам и методам борьбы с преступностью <*>. Причем уже тогда обращалось внимание на соблюдение законности, поскольку при угрозе уничтожения или утраты следов на месте происшествия нормативными актами на полицейских возлагалась обязанность заменить следователя во всех следственных действиях, не терпящих отлагательства. К тому же некоторые категории уголовных дел велись полицией самостоятельно. Большую роль в формировании законности в деятельности полицейских, как, впрочем, и в усвоении ими умений правильного реагирования на совершенное преступление, играли и инструкции прокуроров по обнаружению и исследованию преступлений <**>.



<*> См., напр.: Инструкция чинам полиции округа С.-Петербургской судебной палаты по обнаружению и исследованию преступлений. СПб., 1864; Инструкция чинам полиции Харьковской судебной палаты по обнаружению и исследованию преступлений. Харьков, 1898.
<**> См., напр.: Инструкция прокурора Казанской судебной палаты чинам полиции округа. Казань, 1898; Тостовский К.З. Инструкция прокурора Виленской судебной палаты чинам полиции Виленского судебного округа по обнаружению и исследованию преступлений. Вильна, 1899.



Большинство этих справочников и пособий адресовалось низшим полицейским чинам <*>, составляющим подавляющую часть личного состава полиции. Более того, во многих из них приводились вопросы, которые могли быть предложены при испытаниях на должность полицейских урядников. Дело в том, что одной из мер, способствующей организации в полиции общей и специальной подготовки, стало предоставление возможности унтер-офицерам полиции с 1838 г. сдачи соответствующего экзамена на получение так называемого I классного чина, т.е. стать чиновником XIV класса по Табели о рангах. Успешная сдача экзамена комиссии, состоявшей из руководителей полиции, и получение классного чина давали ряд преимуществ, в том числе повышение жалованья в два раза. Право на экзамен предоставлялось при условии безупречной службы унтер-офицера, а если он к тому же занимал должность квартального надзирателя, то, естественно, учитывалось и положение дел во вверенном ему квартале <**>.



<*> См., напр.: Романовский П. Систематическое руководство для полицейских урядников: В 3 ч. 2-е изд. СПб., 1898; Справочная книжка полицейских урядников. СПб., 1879; Урусов В.П. Полицейский урядник: Сборник сведений, необходимых для низших чинов полиции. М., 1894; Чичинадзе Д. Справочная книга для полицейских урядников: В 2-х ч. СПб., 1895.
<**> Борисов А.В., Дугин А.Н., Малыгин А.Я. и др. Указ. раб. С. 78.



Порядок отбора кандидатур и программа экзаменов для полицейских унтер-офицеров были утверждены лично императором. Не сдавший экзамен в первый раз имел право на вторую попытку. Сдача экзамена третий раз запрещалась <*>. Сдающий экзамен должен был показать знание "Краткого катехизиса", т.е. основных положений и норм морали христианского учения, умение бегло и грамотно читать и писать, выполнять арифметические действия. Кроме того, он обязан был знать инструкции для квартального надзирателя, правила ведения служебной переписки и статистического учета правонарушений, порядок организации розыскных мероприятий и правила первоначальных следственных действий <**>. Подготовка и сдача этих экзаменов, безусловно, способствовали повышению образовательного уровня полицейских чиновников и их престижу в обществе. Однако проведение данных экзаменов осуществлялось бессистемно.



<*> Там же.
<**> Борисов А.В., Колодкин Л.М. Становление и развитие юридического образования в дореволюционной России. М.: Академия МВД России, 1994. С. 43.



Несколько иначе обстояло дело с профессиональной подготовкой руководящего звена полиции. Несмотря на отсутствие в системе МВД Российской империи специализированного учебного заведения по подготовке профессиональных кадров, большая часть лиц, занимавших руководящие посты в Министерстве, Департаменте полиции, губернских, уездных и городских полицейских органах (полицмейстеры крупных городов, градоначальники столиц и уездные исправники), имели высшее образование. Оно приобреталось ими как в военно-учебных заведениях, так и в гражданских вузах юридического профиля, дававших элитарное образование <*>. Данное обучение также носило эпизодический характер и не имело выраженного характера подготовки чисто полицейских специалистов. Вместе с тем не подлежит сомнению, что в некоторых из этих образовательных учреждений зародились формы и методы обучения, востребованные впоследствии в специальных полицейских школах дореволюционной России.



<*> Фигуровская В.М. Элитарное образование: научное созерцание и теоретическое обоснование проблемы // Проблемы образования: Сб. научных трудов. Новосибирск, 1997. С. 8.



Среди таких специализированных юридических учебных заведений, осуществляющих подготовку кадров для МВД, особого внимания прежде всего заслуживают Ярославское училище высших наук, основанное в 1803 г., Александровский (Царскосельский) лицей, образованный в 1811 г., и Императорское училище правоведения, открытое в 1835 г.
Первое из упомянутых училищ являлось привилегированным учебным заведением того времени, окончание которого давало те же права при поступлении на государственную службу и получении чинов, что и окончание университета. В 1868 г. оно было преобразовано в Демидовский юридический лицей, готовивший высококвалифицированных правоведов. Со дня своего основания Ярославское училище высших наук являлось гуманитарным учебным заведением, где глубоко изучались юридические дисциплины - право естественное и право народное <*>.



<*> Борисов А.В., Колодкин Л.М. Указ. раб. С. 18.



Между тем, как свидетельствует проведенный нами анализ, наибольший интерес в рассматриваемом контексте представляет не менее известное и престижное учебное заведение, осуществлявшее в XIX в. подготовку будущих чиновников для всех отраслей государственного управления и в большей степени для Министерства внутренних дел - Александровский (Царскосельский) лицей. Это обусловлено тем, что Устав императорского Александровского лицея, утвержденный в 1848 г., в первом параграфе определял, что это учебное заведение "имеет целью воспитание благородного юношества для гражданской службы по всем частям, требующим высшего образования, преимущественно же по Министерству внутренних дел" <*>. Данная цель предполагала, что комплектоваться он должен был из "отличнейших воспитанников дворянского происхождения и из таковых наставников, которые своими знаниями и нравственностью заслужили общее доверие" <**>. Замещение же вакансий в лицее осуществлялось только по указанию императора <***>.



<*> Российский Государственный исторический архив (РГИА). Ф. 733. Оп. 226. Д. 307. Л. 36.
<**> Императорский Александровский лицей // Журнал МВД. Ч. XXVI. СПб., 1849. С. 5.
<***> РГИА. Ф. 759. Оп. 4. Д. 1095. Л. 1 - 2.



Обучение рассчитывалось на шесть лет при практически постоянном пребывании воспитанников в лицее. Лицеисты должны были овладеть различными знаниями и умениями: от физики до фехтования и верховой езды. В последний год обучения особое внимание уделялось изучению публичного (государственного) права России и зарубежных стран <*>. Среди изучаемых дисциплин важное место отводилось юриспруденции. Программа ее изучения должна была строиться таким образом, чтобы "начиная от самых простых понятий права довести воспитанников до коренного и твердого познания различных прав и изъяснения им системы права публичного, права частного и особенно права Российского" <**>.



<*> Борисов А.В., Колодкин Л.М. Указ. раб. С. 18 - 19.
<**> 1 ПСЗ. Т. XXXI. N 24325.



Учитывая конкретное предназначение лицея "готовить воспитанников преимущественно для службы по МВД", Совет учебного заведения признал необходимым взамен юридической практики, существовавшей ранее, ввести с января 1849 г. особый курс, "в котором бы сверх подробного учения о делопроизводстве по МВД, излагались бы те из частей Свода законов о благородстве и благочинии, использование которых вверено означенному министерству" <*>. Во исполнение данного решения было подготовлено прошение попечителя лицея к императору "О назначении одного из чиновников Министерства внутренних дел для преподавания вновь открываемого в Императорском лицее особого курса практического извлечения из Свода законов о благоустройстве и благочинии", где отмечалось, что "преподавание показанных предметов облегчит лицею возможность достигнуть успехов высочайше указанной ему цели". Вскоре прошение было удовлетворено. И на должность исполняющего обязанности профессора по циклу специальных дисциплин был назначен чиновник по особым поручениям МВД Я.В. Ханыкин. Им была разработана Программа специального приготовления воспитанников к службе по МВД. Основными ее разделами являлись: попечение об общественном производстве; попечение о народном здравии; надзор за ремеслами и различной торговлей; об общественном призрении; попечение об охранении общественной и личной безопасности от противозаконных поступков и от разрушительных действий природы; техническое учение о службе.



<*> Исторический очерк Императорского (бывшего Царскосельского, ныне Александровского) лицея за первое его пятидесятилетие с 1811 по 1861 гг. СПб., 1861. С. 447.



Одним из самых содержательных разделов программы являлся раздел "Сохранение общественной тишины и порядка". Его темы рассматривали цели, задачи и функции полицейских и других карательных органов, методику профилактики антиобщественных проявлений. Сменивший Я.В. Ханыкина на посту профессора цикла специальных дисциплин в декабре 1851 г. В.А. Милютин подготовил новую программу преподавания по административному праву, которая включала следующие разделы: учение об органах администрации; учение о предметах администрации; отношение административного права к другим наукам и др. Особое внимание в программе уделялось законам о гражданской службе и законам полицейским <*>.



<*> РГИА. Ф. 759. Оп. 4. Д. 1414. Л. 1 - 2.



По результатам проведенного выше анализа содержания учебных программ следует признать правоту В.Я. Кикотя, что подготовка по ним воспитанников давала несомненную пользу для Министерства внутренних дел <*>. Однако в результате непродуманной кадровой политики, проводимой руководством МВД, выпускники лицея оказались невостребованными на полицейской службе. Большинство из них в силу противоречивых инструкций Министерства не могли сразу же после окончания лицея занять соответствующие образованию должности. Многие выпускники, назначенные после окончания лицея в Департаменты МВД, находились за штатом и "не росли в чинах", в то время как в других министерствах и ведомствах их сверстники успешно продвигались по службе <**>.



<*> Кикоть В.Я. Организационно-правовое и информационное обеспечение реализации кадровой политики МВД России в сфере подготовки кадров: Дис. ... докт. юрид. наук. М.: ВНИИ МВД России, 2002. С. 52.
<**> Там же. С. 52 - 53.



Разумеется, такой подход к определению на должности выпускников лицея привел к снижению количества лиц, поступающих в него, в 1850 г. по сравнению с 1848 г. более чем на 50%. В связи с этим руководство учебного заведения и его попечитель принц П.Г. Ольденбургский обратились к императору с просьбой "восстановить прежний порядок выпуска на службу, т.е. предоставить им право избирать себе род гражданской службы по желанию, с правом быть принятым во все министерства и главные управления" <*>. После рассмотрения этого прошения на заседании Комитета Министров (заседание N 20 от 29 мая 1851 г.) император согласился с предложением и нанес на представлении резолюцию: "Согласен, однако по собственному желанию нельзя, но определять можно в прочия Министерства, кроме Иностранных дел" <**>.



<*> Исторический очерк Императорского (бывшего Царскосельского, ныне Александровского) лицея... С. 469.
<**> РГИА. Ф. 1263. Оп. 1. Д. 2187.



Вот так неудачно закончилась одна из первых попыток закрепления за МВД специализированного учебного заведения, что, судя по дальнейшему развитию событий, на долгие годы оставило свою негативную "печать" на профессиональной подготовленности его руководящих сотрудников.
Училище правоведения было образовано в целях подготовки профессиональных кадров для государственных учреждений. Император Николай I выделил большие денежные средства на создание этого нового, ставшего вскоре одним из лучших учебных заведений страны <*>. Училище являлось перворазрядным закрытым учебным заведением "для образования благородного юношества по судебной части". По уставу, разработанному при активном участии выдающегося государственного деятеля М.М. Сперанского и утвержденному императором Николаем I, училище состояло при Министерстве юстиции и управлялось попечителем и советом. Оно было привилегированным, приравненным в "правах и преимуществах" к Царскосельскому лицею. Прием воспитанников в Училище правоведения осуществлялся только из сословных потомственных дворян. Кандидаты на поступление из числа младших возрастов сдавали вступительные экзамены по чтению и письму на русском, французском и немецком языках, арифметике, а также истории и географии. Выдержавшие приемные испытания "помещались в тот класс, с которого по степени своего познания могли начать учение". Полный курс обучения составлял шесть лет. Программа обучения предполагала деление изучаемых дисциплин на главный и вспомогательный разряды. К числу главных предметов, изучавшихся в основном на старших курсах, относились: энциклопедия правоведения; римское законоведение; уголовное право; гражданское, государственное и уголовное судопроизводство <**>. Большое внимание уделялось практическим занятиям. Ежегодно училище оканчивало около 150 человек. Это больше, чем юридические факультеты Московского и Петербургского университетов <***>.



<*> Корнев А.В., Борисов А.В. Правовая мысль и юридическое образование в дореволюционной России: Учебное пособие. М.: Изд-во "Эксмо", 2005. С. 214.
<**> Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2 (1855 - 1881). Т. X. N 8185. СПб., 1830 - 1884.
<***> Корнев А.В., Борисов А.В. Указ. раб. С. 214 - 215.



Нельзя не заметить, что преподаватели этого образовательного учреждения составляли цвет и гордость российской юридической науки. В этом смысле достаточно вспомнить И.Е. Андриевского, К.К. Арсентьева, А.Д. Градовского, А.Ф. Кони, Н.С. Таганцева. По окончании обучения выпускники училища правоведения определялись на государственную службу. Наиболее отличившиеся направлялись на службу как в Министерство юстиции, так и в Министерство внутренних дел. Ряд его выпускников поступили на службу в Санкт-Петербургскую полицию по предложению столичного обер-полицмейстера графа П.А. Шувалова. Эти назначения рассматривались как одно из средств улучшения деятельности столичной полиции, подвергавшейся критике со стороны населения и правительственных кругов за низкий уровень подготовки и образования ее сотрудников <*>.



<*> Там же. С. 215.



Для поднятия авторитета полиции в конце 50-х гг. XIX в. при обсуждении и подготовке будущих реформ среди иных со всей остротой ставился вопрос об общем и профессиональном уровне ее сотрудников. Так, руководство МВД и губернаторы страны, говоря о важности и многообразии функций, выполняемых полицией, которые предъявляют высокие требования к ее служащим, особо подчеркивали при этом, что последние далеко не всегда соответствуют им <1>. Например, известный русский административист И.Т. Тарасов по этому поводу писал: "Министерству внутренних дел правительство в качестве исполнительных чинов для городской полиции дает одно отребье армии" <2>, кроме того, не уделяя должного внимания их общей и профессиональной подготовке. Аналогичным образом оценивалась кадровая ситуация в полицейских органах во второй четверти XIX в. и в популярном журнале того времени "Русский вестник" <3>. Поэтому не случайно в те времена широко была распространена шутка известного государственного деятеля графа Канкрина, что если в других странах беспорядки происходят из-за расстройства финансов и продовольственного снабжения, то в Российской империи они могут случиться из-за плохой работы полиции <4>.



<1> Борисов А.В., Дугин А.Н., Малыгин А.Я. и др. Указ. раб. С. 79.
<2> Тарасов И. Полиция в эпоху реформ. СПб., 1885. С. 24.
<3> Подробнее об этом см.: Русский вестник. N 9. 1859. С. 328 - 336.
<4> Борисов А.В., Колодкин Л.М. Указ. раб. С. 25.



Правительство, понимая неизбежную необходимость профессиональной подготовки полицейских (прежде всего "нижних чинов"), предпринимает соответствующие шаги в этом направлении. Проблему улучшения качественного состава полицейских служащих предполагалось решить в ходе готовящихся прогрессивных реформ 60-х гг. XIX в.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU