УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Баиов А.К. «Малая армия» и способ ее комплектования
 

// Вестник военных знаний. 1930. №8. С.7-13.
 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

С легкой руки генерала А.Геруа у нас был поставлен на очередь вопрос о "малых армиях".
"Малые армии" получили признание со стороны значительной части русских военных деятелей, работающих на военно-научном поприще и если еще вопрос этот нельзя считать вполне решенным, то все же он занял такое положение, что ныне игнорировать его нельзя и нужно даже сказать больше : что есть большое вероятие, что для будущей вооруженной силы России , по причинам принципиальным и практического характера, он будет решен в смысле положительном.
С вопросом о "малых армиях" тесно связан вопрос о способе комплектования этих армий.
Как когда-то желание иметь во время войны большую армию, а потом и "вооруженный народ", привело к осуществлению, а затем и к самому широкому развитию на практике идеи общеобязательной воинской повинности, так и теперь с признанием необходимости заменить "полчища" "малыми армиями" неминуемо возникает вопрос, каким способом должны комплектоваться такие армии?
Как известно, система общеобязательной воинской повинности впервые была применена Пруссией после разгрома ее Наполеоном в 1806г., в результате которого она не имела права в мирное время иметь армию более определенной и притом относительно незначительной численности (42 т.). Предвидя в будущем необходимость борьбы с Наполеоном и считая, что для этой борьбы нужна будет армия, более значительная и к тому же постоянно пополняемая подготовленными контингентами, пруссаки и ввели общеобязательную воинскую повинность в связи с короткими сроками службы. Это и дало ей возможность относительно быстро накапливать запас обученных людей, что в свою очередь позволило ей при начале войны 1813 г. выставить армию гораздо более значительную, чем она могла содержать по требованию Наполеона в мирное время, а затем в течение войны пополнять убыль в армии надлежащим элементом. Таким образом, введение общеобязательной воинской повинности в Пруссии явилось для нее технической неизбежностью чисто материального характера и нравственная, моральная сторона была придана этой мере лишь как оправдание железной необходимости в виде идеи патриотического долга каждому защищать свое отечество.
Вследствие этого при проведении в жизнь системы общеобязательной воинской повинности вступающим в ряды армии предъявлялись, главным образом, только физические требования и почти совершенно не обращалось внимания на нравственные качества, – во всяком случае первые были решающими при решении вопроса о зачислении на службу.
Успех системы общеобязательной воинской повинности в Пруссии, ярко выказавшийся в воинах с Наполеоном в 1813 и 1814 гг., привел прежде всего Пруссию к расширению этой системы, в особенности в связи с все большим и большим ростом армии и в конце концов сделал эту систему единственно возможной, когда армия Пруссии, а затем Германии, стада "вооруженным народом".
Мысль о неизбежности и незаменимости системы общеобязательной воинской повинности при схожести всех других обстоятельств, связанных с осуществлением и использованием вооруженной силы, привела постепенно почти все европейские государства, не исключая и Россию, к установлению у себя этой же системы.
С все увеличивающимся ростом численности армий и в связи с этим все большим использованием системы общеобязательной воинской повинности нравственные требования, и без того незначительные, все более уменьшались. Лишь только лишенные прав по суду не допускались в армию, а с духовной стороной, выявляющейся в политических воззрениях, никогда вообще не считались – сначала потому, что государственный строй не выдвигал этого вопроса, затем потому, что по общему убеждению, армия должна быть вне политики и, наконец, потому, что считалось неоспоримым, что армия, "перевоспитает". Во общем, на этот вопрос, как говорится, закрывали глаза, что до некоторой степени оправдывалось общей обстановкой, общим положением дел. С возможным и весьма вероятным переходом в будущей национальной России к "малой армии" перед нами встает вопрос, явится ли для нас необходимым и в этом случае оставаться при комплектовании армии по системе общевоинской повинности, или вовсе отказаться от нее, или ограничиться только введением в нее тех или иных поправок.
Общая воинская повинность, в том виде, как она существует и в настоящее время, налагает на все население той или иной страны наиболее тяжелую, но вместе с тем обязательную для всех повинность и является, таким образом, с общей точки зрения в принципе равной для всех, а потому и справедливой. С военной точки зрения общевоинская повинность обеспечивает в полной мере комплектование армий в мирное время; позволяет и даже до некоторой степени требует установления коротких сроков службы; приводит к возможности быстрого накопления значительного запаса обученных людей и вследствие этого обеспечивает как автоматическое увеличение армии для войны разворачиванием ее по штатам военного времени и созданием новых частей, так и быстрое пополнение убыли армии во время войны. При этом, однако, давая возможность включить в рады армии элемент физически почти совершенный, система общеобязательной воинской повинности приводит к тому, что в армию неизбежно должны попадать элементы как нравственно нежелательные, так и политически неблагонадежные с точки зрения антипатриотизма и пацифизма.
Способ пополнения "малой армии", естественно, должен удовлетворять всем этим же требованиям с той только разницей, что нравственным требованиям от зачисляемых в армию должно быть уделяемо гораздо больше внимания, чем это делалось до сих пор, ибо малые армии должны быть прежде всего более высокого качества. Вместе с тем в связи с развитием в настоящее время интернационализма и учений, отрицающих войну по моральным и социальным причинам, должно быть обращено особенное внимание на то, чтобы в армию не попадали лица, лишенные патриотизма и зараженные учениям, которые проповедуют пацифизм и вообще отрицают войну по тем или иным основаниям.
Отсутствие патриотизма и распространение в армии отрицательных о войне учений разлагающе действуют на дух армии; подрывают те начала, на которых основана моральная мощь ее; лишают ее дисциплины, без которой она обращается в толпу вооруженных людей, более опасных своему государству, чем противнику; Делают ее неспособной к перенесению связанных со службой в армии во всякое время физических и нравственных тяжелых переживаний; расслабляют ее нравственную упругость; отнимают у нее желание оказывать сопротивление противнику и активно бороться с ним; уничтожают у нее волю к победе.
Наряду с этим, однако, не должно отказываться, от идеи необходимости каждому защищать свою Родину, свое Отечество. Но эта идея должна сознаваться не только как оправдание технической необходимости включать в состав армии возможно большее число (теоретически всех) лиц, отвечающих определенным физическим требованиям, а должна вытекать из нравственных мотивов – сознательного чувства долга, и должна опираться не на тяжелое, а потому и нежелательное обязательство, а на радостное и желаемое право.
Поэтому, если все, отвечающие определенным физическим требованиям, должны считаться обязанными служить в армии, то фактически должны включаться в ее состав лишь те, которые получат на это специальное, особенное право, даруемое только: обладающим высокими нравственными качествами, проникнутым глубоким патриотизмомf смотрящим на участие в защите Отечества, как на деяние наиболее почетное, как на рыцарское служение Родине, как на высокую честь, которой удостаивается не всякий; считающим, что стремиться к победе над врагом Отечества и способствовать ее одержанию есть высокое духовное достижение; что умереть за Родину, пасть на поле сражения за ее благоденствие и счастье является истинным нравственным подвигом.
Конечно, чтобы человек обладал всеми качествами нравственного порядка, необходимо, чтобы он заблаговременно был воспитан в надлежащем направлении. Такое воспитание он должен получать еще дома, в семье, а затем школе и, наконец, в обстановке особой допризывной в течение некоторого времени подготовки. С другой стороны, армия должна комплектоваться людьми здоровыми, крепкими, физически вполне развитыми и вместе с тем людьми достаточно молодыми, чтобы пробыв в запасе довольно большое число лет, представлял собой резервуар, из которого можно было бы в достаточной мере черпать вполне годный материал для пополнения потерь в армии во время продолжительной войны <...>
.Не останавливаясь на частностях физических требований от поступающих в армию, укажем только, что возраст призываемых должен быть установлен в 20-22 года и что все, могущие ожидать призыва, должны получить специальную подготовку, способствующую общему физическому развитию, укрепляющую здоровье, развивающую силу и крепость организма.
Приведенные выше требования как нравственного, так и физического порядка указывают на то, что отбор призываемых на службу в армию, дарование почетного права быть в ее рядах должны производиться крайне тщательно и с очень большой осторожностью.
Эта тщательность и осторожность должны быть обеспечены деятельностью особых постоянных органов государственной власти, которые уже заблаговременно должны наблюдать и изучать молодых людей с указанных сторон и в конце концов перед очередным призывом выносить решения о всесторонней их годности к высокому служению Родине, каковым является служба в армии.
В виду тех особенно высоких нравственных и физических требований, которые предлагаются предъявлять к лицам по возрасту, могущим быть призванными в армию, может явиться вопрос, возможно ли найти необходимое число молодых людей определенного возраста, удовлетворяющих столь строгим требованиям.
При существовании у нас "малой армии" и при надлежащей постановке воспитания подрастающего поколения, вплоть до призывного возраста, затруднений в этом отношении не может встретиться.
Простой арифметический расчет это доказывает.
В России, как в дореволюционную эпоху, так и в настоящее достигают около 580-600т. молодых людей. Из этого числа, после исключения физически негодных и получивших освобождение по разным основаниям, в армию при трехлетней действительной службе начислялось около половины, т.е. не более 290-285 т. Если признать, что число физически негодных и в будущем будет тоже самое, хотя надлежащим физическим воспитанием и допризывной физической подготовкой оно может быть значительно уменьшено; если затем сократить слишком широко дававшиеся у нас льготы по освобождению от службы, хотя бы на примере, компенсируя льготы по семейному положению каким-либо иным способом: денежным вспомоществованием родителям и т.п., – то число могущих быть принятыми на службу из очередного призыва по сравнению с прежним временем значительно возрастет. Между тем "малая армия" для своего пополнения при трехлетнем сроке службы – каковой срок для нашей армии мы считаем необходимым сохранить – потребует ежегодно значительно меньшее число людей для ее пополнения.
Следовательно, из большого числа физически годных молодых людей очередного призыва нужно будет выбрать меньшее относительно и в общем незначительное число для ежегодного пополнения армии. Вследствие этого явится вполне возможным предъявить призываемым более строгие нравственные требования, удовлетворять которым будет тем большее число лиц, чем школьная и допризывная нравственная подготовка будет вестись настойчивее и успешнее.
Таким образом, при такой системе комплектование армии будет вполне обеспечено, а раз так, то при трехлетнем сроке службы и надлежащий запас обученных людей будет нарастать достаточно быстро, чем и будет обеспечиваться людским материалом как развертывание армии по штатам военного времени при мобилизации, так и пополнение ее при убыли в военное время.
Однако, некоторые допускают возможность иного способа пополнения "малой армии", а именно посредством найма из числа тех, которые из военной службы захотят сделать себе профессию.
Сторонники этого способа комплектования говорят, что воины-профессионалы при нынешних условиях только и могут удовлетворить всем требованиям, которые должны предъявляться современному солдату: такую профессию может избрать только физически для нее годный; каждый, избравший себе профессией военную службу, будет заранее подготовляться к ней, чтобы выдержать при найме конкуренцию с себе подобными, и сделать себе службу легче; профессионал, нанятый на известный срок по определенному договору, будет стремиться нести службу во всех отношениях лучше, чтобы не оказаться в положении невыполняющего договора; при большом числе избравших себе профессией военную службу всегда можно выбрать необходимое число лиц, отвечающих необходимым нравственным качествам и соответствующим определенным политическим требованиям, к тому же профессиональный воин не может быть одержим антимилитаристическими учениями, отрицающими войну как с моральной, так и с социальной точек зрения.
Однако, при всем этом необходимо указать, что при системе набора в армию воинов-профессионалов, воинов-наемников стимулом для службы в ней будет служить лишь определенная материальная выгода и вытекающий отсюда юридический долг; моральная идея высокого служения Отечеству будет или совершенно или в значительной степени отсутствовать, а потому и сознания нравственного долга не будет.
Это в значительной степени умалит духовную силу и духовную ценность армии со всеми вытекающими отсюда последствиями, что особенно неблагоприятно может сказаться в наиболее тяжелые моменты ее деятельности – в военное время, а тем более в современных, многодневных тяжелых боях, когда нравственная упругость подвергается столь сильному испытанию и когда чувство самосохранения в человеке преодолевается лишь сознанием свято исполненного долга, вытекающего из любви к Родине и убежденностью в нравственной необходимости жертвовать ей всем до жизни своей включительно.
Кроме того, строгий отбор надлежащего с нравственной стороны людского материала из числа предлагающих себя для зачисления в армию в порядке найма произвести гораздо сложнее и труднее, так как при неизвестности, кто именно придет наниматься на службу в армию, не будет возможности с большей или меньшей долей вероятности определить и узнать его нравственные качества, а кроме того при этих условиях возможна в широком масштабе провокация.
Наконец, у нас армия, составленная из наемников-профессионалов, вряд ли будет пользоваться симпатиями и уважением народа, вряд ли будет пользоваться моральной поддержкой общества, что крайне необходимо в видах создания обстановки наиболее благоприятной для деятельности армии и поддержания ее духа на надлежащей высоте.

Чтобы согласиться со справедливостью таких предположений, достаточно вспомнить о том, как масса населения относилась у нас к сверхсрочнослужащим. Несмотря на их высокие личные качества, их богатый опыт и на всю ту пользу, которую они приносили армии своей службой, для них не было иного названия, как пренебрежительного "продажная шкура".
Однако, могут возразить, что все же и в "малой армии", да еще при указанном выше способе ее комплектования, будет необходимость в наличии значительного числа опытных, а значит и долгосрочнослужащих унтер-офицеров". Это верно. Но комплектование такими унтер-офицерами должно производиться способом подобным тому, каким комплектуется корпус офицеров, т.е. желающими и прошедшими специальную школу. Тогда, кстати сказать, явится возможность и по существу, и по форме уничтожить институт сверхсрочнослужащих.
В основание нашей системы комплектования должно положить ту высокую мысль, которая вытекает главным образом из идеальных соображений, а не опирается только на техническую необходимость и которая была высказана у нас еще в 1795 году такими словами: "Защита Отечества и ограждение пределов безопасности суть предметы общих усилий и возможности, и долг, и обязанность всех и каждого".



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU