УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Бриль Г.Г., Корняков А.А. Правовое регулирование прокурорского надзора в пореформенной России (вторая половина XIX века)

// История государства и права, 2008, № 2

 

Судебная реформа 1864 г. являлась одной из наиболее последовательных и важнейших реформ царствования Александра II. Это не случайно. Ведь судебная система, порядок судопроизводства, деятельность органов прокуратуры определяют в том числе и уровень цивилизованности государства. Переход к новой судебной системе сопровождался и реорганизацией прокуратуры. Ее основная задача состояла в ограничении прокурорского надзора за судебной деятельностью, возложении на прокурора функций поддержания обвинения в суде и в таком усилении надзора за дознанием и следствием, который фактически превращал прокуроров в руководителей предварительного следствия <1>. Дореформенную губернскую прокуратуру должна была сменить новая судебная прокуратура. И уже в апреле 1866 г. в десяти губерниях Московской и Петербургской судебных палат к своим обязанностям приступили новые прокуроры и их товарищи <2>.
--------------------------------
<1> Казанцев С.М. История царской прокуратуры. СПб., 1993. С. 145.
<2> Казанцев С.М. История царской прокуратуры. СПб., 1993. С. 146.

К одним из первых нормативных актов "переходного периода", касавшихся прав и обязанностей прокурорского надзора, относятся Облегчительные правила 11 октября 1865 г. (Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета об изменении и дополнении статей Свода законов о судопроизводстве и делопроизводстве при нынешних судебных местах). Наиболее существенными его постановлениями являлись: о передаче прокурорами дознания судебным следователям в случае необоснованного прекращения дела органами полиции; о протестах на приговоры и решения судов.
На основании Положения "О порядке действия прокурорских чинов в судебных установлениях губерний до окончательного введения в действие Судебных уставов 20 ноября 1864 года", принятого 7 марта 1866 г., права и обязанности губернских прокуроров и стряпчих были аналогичны тем, которыми наделялись лица прокурорского надзора в судах. Так, например, губернские прокуроры и стряпчие освобождались от обязательного просмотра целого ряда постановлений различных губернских, городских и уездных административных учреждений (ст. ст. 1 - 6), но за лицами местного надзора сохранялись обязанности просмотра некоторых постановлений органов губернского правления, полицейских органов, касающихся назначения следствия, предания суду, наложения административного взыскания (ст. 9). Из старых дореформенных судебных органов прокурору направлялись решения по уголовным и гражданским делам, по которым в соответствии с Судебными уставами 1864 г. требовалось заключение (ст. ст. 2, 7).
В "переходный" период губернские прокуроры и стряпчие сохраняли право посещать губернские и уездные административные учреждения и требовать материалы их делопроизводства (ст. 13), равно как требовать проведение ревизии (ст. 11). Кроме того, они могли предлагать восстановить надлежащую подсудность (ст. 14). Этим же законом предусматривалось прекращение в дальнейшем надзора за губернскими, уездными и городскими учреждениями губернскими прокурорами и стряпчими по мере упразднения их должностей с образованием подобных постов при судах.
Законом 7 марта 1866 г. судебная прокуратура наделялась полномочиями по "наблюдению за правильностью содержания под стражей и удовлетворению запросов арестантов...", а также "... прямое участие в самом управлении тюрьмами". Под управлением понимались прием, рассмотрение и направление по принадлежности составленных арестантами обращений или заявлений. В связи с осуществлением надзора за местами лишения свободы лицам прокурорского надзора присваивались звания. Так, например, прокурор судебных палат являлся вице-президентом всех губернских комитетов общества попечительного о тюрьмах, а остальные прокурорские чины являлись директорами этих комитетов.
Расширение компетенции прокуроров по мере осуществления судебной реформы проявлялось и в том, что с 1866 г. они осуществляли надзор по административным делам. Прокурор окружных судов был обязан участвовать в заседаниях учреждений по крестьянским делам, а в дальнейшем - в заседаниях губернского правления по делам об освидетельствовании сумасшедших, о воинской повинности, по делам лесосохранительных комитетов и т.п. Причем прокурору не предоставлялось право надзора за законностью принимаемых в учреждениях решений или вынесений протестов, он являлся лишь представителем власти <3>.
--------------------------------
<3> Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности: Пособие для прокурорской службы. Т. 1. М., 1889. С. 447.

Переходный тип прокуратуры окончательно сформировался с изданием Правил 10 марта 1869 г. о порядке производства дел прежних судебных мест. Образовывался особый род переходного судопроизводства, в котором положение прокуратуры определялось нормами как дореформенного законодательства, так и Судебных уставов 1864 г. Правилами подтверждалось право губернского прокурора на осуществление надзора за дознанием и следствием и возлагалась обязанность поддерживать обвинение в палатах уголовного суда.
Губернская прокуратура в рассматриваемый период находилась в непосредственном подчинении министра юстиции и не зависела от прокуратуры при судебных палатах и местной администрации. Деятельность этого временного прокурорского института предшествовала введению в действие Судебных уставов на территории судебных округов (Костромской, Смоленской, Вологодской и др.). Таким образом, сохраняя губернскую прокуратуру, законодатель стремился максимально приблизить ее к суду, сокращая функцию общего надзора. По мнению ряда исследователей, данная мера позволяла правительству вводить в действие новое законодательство, не дожидаясь перестройки всего государственного аппарата на уровне губерний и уездов, а также способствовала процессу органичного и безболезненного перехода к новому типу судоустройства и судопроизводства <4>.
--------------------------------
<4> Горячковская Ю.М. Прокуратура и прокурорский надзор в России в XVIII - начале XX в.: Дис. ... на соискание ученой степени кандидата юрид. наук. Белгород, 2001. С. 145.

Особая роль отводилась прокурору в уголовном процессе. В соответствии с Судебными уставами 1864 г. главным предметом занятий прокурорского надзора становилось уголовное преследование. Новое процессуальное законодательство устанавливало, что "прокурор должен являться публичным обвинителем во всех уголовных делах и вести их во всех судебных инстанциях в качестве представителя правительства и закона" <5>. На прокурора возлагалась также обязанность надзора за законностью. Так, например, на стадии предварительного следствия прокурор, возбуждая уголовное дело, являлся одновременно и стороной в процессе и лицом, руководящим действиями следователей. Согласно ст. 279 Устава уголовного судопроизводства дознавательная деятельность полицейских органов находилась под контролем прокуратуры.
--------------------------------
<5> Судебные уставы 20 ноября 1864 года с изложением рассуждений, на коих они основаны. СПб., 1867. Ч. II. С. 189.

Производство на стадии предания суду законодатель также доверил прокурору. Дело, завершенное судебным следователем, передавалось прокурору, который в течение недельного срока принимал решение о том, подлежало ли оно ведению прокуратуры, произведено ли следствие по делу полностью, следует ли обвиняемого предать суду. Заключение прокурора о предании обвиняемого суду излагалось в форме обвинительного акта.
В судебном заседании прокурор обладал правами одной из сторон, такими же, как защитник. Прокурор представлял доказательства, участвовал в допросах свидетелей, в том числе и указанных в обвинительном акте, опровергал доводы противной стороны, отводил свидетелей и присяжных заседателей. В ходе прений сторон прокурор в обвинительной речи должен был изложить суть и доказательства обвинения по итогам судебного следствия, а также дать заключение о степени виновности подсудимого.
Как и на предыдущих стадиях уголовного судопроизводства, на стадии исполнения приговора прокурору отводилась особая роль - осуществление надзора за исполнением приговоров. В соответствии со ст. 963 Устава уголовного судопроизводства прокурор распоряжался исполнением приговора над осужденным к смертной казни.
В условиях обострения внутриполитической ситуации в стране на рубеже 1870 - 1880-х годов, когда страну захлестнула волна террористических актов против органов власти и управления, революционных выступлений, государство отводило прокуратуре важнейшую роль в соблюдении правопорядка и законности. На основании ст. 1034 Устава уголовного судопроизводства на прокуроров судебных палат возлагалось судебное преследование по государственным преступлениям. Предварительное следствие производилось членом судебной палаты при непосредственном присутствии прокурора палаты. Он же составлял обвинительный акт и поддерживал обвинение в суде.
По мере роста революционного движения в стране произошло расширение круга государственных органов, обладавших правом производства расследования государственных преступлений, за счет включения в него политической полиции. Правилами о порядке действий чинов корпуса жандармов по исследованию преступлений, утвержденными императором 19 мая 1871 г., были внесены изменения в Устав уголовного судопроизводства. Правила определяли полномочия жандармов в общеуголовной сфере: сообщать органам прокурорского надзора и полиции о выявленных преступлениях (ст. ст. 1 - 2); производить по поручению прокурора дознание на правах полиции (ст. ст. 3 - 8). Прекратить дознание мог только министр юстиции, согласовав такое решение с шефом жандармов. Получила печальную известность и долгие годы применялась ст. 29, в соответствии с которой предоставлялось решение подобной категории дел в административном порядке. В результате многие участники революционного движения были репрессированы внесудебным порядком.
Таким образом, за прокуратурой был оставлен надзор за расследованием государственных преступлений, а за жандармерией - право предварительного расследования. Вопросу взаимоотношения прокуратуры и жандармерии в ходе расследования политических преступлений была посвящена работа комиссии под председательством сенатора Э. Фриша в июне 1878 г., которая пришла к выводу о необходимости ограничения сферы административного разбирательства в пользу судебного и обязательного проведения предварительного следствия по всем политическим делам. Однако это предложение монарх не утвердил.
Значительное ограничение прокурорского надзора за законностью уголовного преследования государственных преступлений и возможности их реализации произошло после гибели императора Александра II в 1881 г. Изданное 14 августа 1881 г. "Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия" поставило прокуратуру в определенную зависимость от местных властей. Статья 17 Положения предоставила право губернаторам требовать от прокурора представления для просмотра отдельного следственного производства или дознания на срок до двух недель, а ст. 21 предоставляла полиции и жандармерии право без санкции прокурора производить обыски и выемки во всех без исключения помещениях, задержания на срок до двух недель по подозрению в причастности к государственным преступлениям. Прокуратура лишь уведомлялась о действиях органов полиции и жандармерии. Активный сторонник дореволюционного надзора Ф. Гредингер вынужден был признать, что "прокурорский надзор не всегда имел возможность успешно осуществлять принадлежащие ему по закону права и вынужден был подчас пассивно относиться к таким действиям административных властей, которые не были основаны на законе" <6>.
--------------------------------
<6> Гредингер Ф. Прокурорский надзор за 50 лет. Пг., 1915. С. 39.

Деятельность прокуратуры по расследованию государственных преступлений координировалась образованным в 1876 г. политическим отделом в составе уголовного отделения Министерства юстиции. Однако уже в 1884 г. этот отдел был преобразован во II уголовное отделение Министерства юстиции. Эта структурная реорганизация создавала прокуратуре все необходимые условия для проведения эффективной борьбы с политическим терроризмом в конце XIX в.
Гражданско-процессуальное законодательство в пореформенный период наделяло прокурора функцией надзора за рассмотрением всех гражданских дел в присутственных местах губерний и в Сенате. Прокурор в гражданском процессе должен был "защищать не права лиц или ведомств, а самую силу закона" <7>. Статьей 343 Устава гражданского судопроизводства устанавливалась обязанность прокурора давать заключения по ряду категорий гражданских дел: по делам земских учреждений, казенного управления, городских и сельских обществ и др. Причем эти заключения не были обязательными для суда и носили разъяснительный характер. Прокурор лишался возможности воспрепятствовать принятию судебного решения, противоречащего его заключению, что делало институт прокурорских заключений малоэффективным. Лишь законом 9 мая 1911 г. была осуществлена частичная отмена заключений прокурора по некоторым категориям гражданских дел: по брачным делам и о законности рождения, в случае отсутствия ответчика; по делам взыскания убытков, причиненных распоряжениями должностных лиц органов управления и судов, по вопросам противоречия между судебными и правительственными законоустановлениями; по спорам о подлоге документов и в иных случаях обнаружения в деле признаков преступления <8>.
--------------------------------
<7> Судебные уставы 20 ноября 1864 года с изложением рассуждений, на коих они основаны. СПб., 1867. Ч. I. С. 177.
<8> Собрание узаконений и распоряжений Правительства, издаваемое при Правительствующем сенате. СПб., 1911. N 99. Ст. 913.

В мировой юстиции прокуратура выполняла также надзорную функцию. Прокуроры не участвовали в рассмотрении дел у мировых судей, но принимали жалобы на их приговоры от частных лиц в случаях, когда они касались нарушений пределов подсудности, а также от полиции по делам об общих преступлениях. На съездах мировых судей прокурорское заключение давалось по делам несовершеннолетних, глухонемых, умалишенных, о безвестном отсутствии, об усыновлении, по вопросам подсудности и другие.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU