УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Дядченко А.А. Историческая ретроспектива становления и развития уголовно-процессуального статуса начальника органа дознания

// История государства и права, 2008, №15

 

На протяжении всего исторического развития российское уголовно-процессуальное законодательство, как и иные отрасли права, было призвано соответствовать экономическим, политическим и социальным условиям жизни государства. Изменения в законодательстве осуществлялись в соответствии с преобразованиями в данных сферах и должны были обеспечивать поступательное развитие общества. Вместе с тем формирование уголовно-процессуального статуса начальника органа дознания происходило вопреки привычной последовательности. В различные исторические периоды нормотворцы либо наделяли данное лицо безграничными полномочиями, либо, напротив, максимально ограничивали их. Одни должностные лица становились обладателями высокого статуса, а другие лишались такового. Подобные меры далеко не всегда давали ожидаемый результат и, как следствие, не повышали эффективность уголовного судопроизводства. Тем не менее исторический путь проб и ошибок дает нам сегодня возможность сформировать процессуальный статус начальника органа дознания, который будет соответствовать современным реалиям нашего общества.
В отношении периодичности становления и развития органов дознания существуют различные мнения <1>.
--------------------------------
<1> См.: Рыжаков А.П. Органы дознания в уголовном процессе России. М., 2001. С. 9; Седова Г.И., Степанов В.В. Дознание: функции и организация деятельности. М.: Приор-издат, 2003. С. 10 - 11.

Следует отметить, что во всех случаях речь идет именно об органах дознания. Историческая ретроспектива правового положения начальника органа дознания как участника уголовного судопроизводства не привлекала внимания ученых. Вероятно, это связано с тем, что в истории уголовно-процессуального законодательства разграничения между понятиями "орган дознания" и "начальник органа дознания" не существовало. Несмотря на это, имеются упоминания о специальных должностных лицах, осуществлявших дознание в том или ином виде. На основании этих положений, истории развития дознания и органов, его осуществлявших, предполагается возможным определить момент зарождения института начальника органа дознания и этапы формирования его уголовно-процессуального статуса.
Мы предлагаем следующую периодизацию, которая основана на принятии значимых для уголовно-процессуального статуса начальника органа дознания нормативных актах:
1. IX в. (издание Русской Правды) - 1756 г. (Инструкция "главному сыщику воров, разбойников и беглых драгун") - появление специальных должностных лиц, осуществлявших организацию розыска и изобличение виновных в совершении преступлений, создание предпосылок к регламентации их полномочий.
2. 1756 - 1920 гг. - принятие Устава благочиния, Устава уголовного судопроизводства, отделение судебной власти от следственной, подробная регламентация процессуальных полномочий органов дознания, основным из которых являлась полиция.
3. 1918 (Декреты N 1 и N 2 "О суде") - 1993 гг. - постоянное расширение круга органов и должностных лиц, уполномоченных на производство дознания, принятие нормативных правовых актов, обозначивших четкие границы между органами дознания и предварительного следствия без указания конкретных полномочий начальника органа дознания, приостановление развития его процессуального статуса.
4. 9 сентября 1993 г. - современный период - первое официальное упоминание о должности начальника органа дознания с указанием его полномочий в разъяснении Генеральной прокуратуры РФ и МВД России "О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел" от 9 сентября 1993 г. N 25/15-1-1993 и N 1/3986, законодательное определение "начальник органа дознания" в п. 17 ст. 5 УПК РФ.
Впервые законодательное закрепление одной из основных функций дознания - розыска - появилось в первой редакции Русской Правды ("Суд Ярослава"), где содержалась подробная характеристика порядка проведения "свода" - отыскание лица, похитившего вещь, добросовестными покупателями. В IX в., в условиях, когда древнее Русское государство еще не имело специальных органов уголовного розыска, это правило позволяло осуществлять розыск и изобличать преступника без участия представителей государственной власти. Однако это были первые предпосылки к появлению специальных должностей с соответствующими начальнику органа дознания полномочиями.
Специальные лица, наделенные полномочием вести розыск преступника, появляются в более поздний период - в XIII - XV вв. Они же осуществляли административную и судебную власть. Эти полномочия они получали от князя. В городе функцию розыска выполняли наместники, в волостях - волостели. При них находились тиуны и доводчики. Данный факт свидетельствует о наличии руководителей и подчиненных, деятельность которых направлена на изобличение виновных в совершении преступлений. Следовательно, именно волостели и наместники являются первыми в истории специальными должностными лицами, обладавшими полномочиями, часть из которых принадлежит сегодня начальнику органа дознания. Так, согласно ч. 1 ст. 41 УПК РФ полномочия органа дознания, предусмотренные п. 1 ч. 2 ст. 40 УПК РФ, возлагаются на дознавателя начальником органа дознания или его заместителем.
Специальный орган, осуществлявший розыск и поимку преступников, появился несколько позже. В начале XVI в. Иваном Грозным был введен постоянный полицейский орган из числа местных выборных людей - губных старост.
Одним из обязательных полномочий губных старост и особых обыщиков являлось проведение "повального обыска", который представлял собой форму нынешнего следственного действия - допроса свидетелей и потерпевших.
Недостатком в учреждении института губных старост следует признать тот факт, что их полномочия были определены сроком в несколько лет. Это обстоятельство часто не позволяло им в полной мере развивать необходимые профессиональные качества или не всегда давало возможность применить полученные за этот срок навыки в последующем. Трудно представить, чтобы в наше время начальник органа дознания избирался на должность на определенный срок.
В 1669 г. впервые были введены специальные должности сыщиков с целью расследования и суда по уголовным делам. Назначались они центральной властью и имели статус чиновников.
В результате роста преступности по указанию Петра I в места, где действия преступников носили явный, открытый и наиболее опасный характер, стали посылать воинские команды во главе с офицером. В специальной Инструкции (1719 г.) говорилось, что такие команды создаются "ради сыску беглых драгун, солдат, матросов и рекрут и ради искоренения воров и разбойников, и кто им пристан чинит" <2>. Власть, предоставленная офицерам розыскных команд, была чрезвычайно большой. Они могли привлекать к розыску лиц всех сословий и при изобличении в совершенном преступлении карать виновное лицо смертной казнью. Следует отметить, что некоторые положения данной Инструкции регламентировали полномочия воевод ("Смертные дела воеводе каждое к своему надлежащему суду отсылать, и по учиненному решению от суда и по подтверждению и по определению надворного суда к подобающему и действительному исполнению в действо производить, и по окончании каждого года о экзекуциях, учиненных по тем делам, к надворному суду обстоятельную ведомость сообщить") <3>. Проводя аналогию с процессуальными полномочиями начальника органа дознания, отметим, что согласно п. 4 ст. 225 УПК РФ он утверждает обвинительный акт и вместе с материалами дела направляет его прокурору для дальнейшего направления в суд.
--------------------------------
<2> Линовский В. Опыт исторических розысканий о следственном уголовном судопроизводстве в России. Одесса, 1849. С. 31.
<3> Инструкция или наказ воеводам от января 1719 года // Законодательство Екатерины. В двух томах. Т. 1 / Отв. ред. О.И. Чистяков, Т.Е. Новицкая. М.: Юрид. лит., 2000. С. 187.

Логическим завершением данного этапа в становлении и развитии должности начальника органа дознания следует считать 1743 г. - год издания специального Указа о сыщиках "для искоренения воров и разбойников в низовых губерниях" - первого документа, подробно регламентирующего деятельность указанных должностных лиц. В последующем, в 1756 г. была утверждена Инструкция "главному сыщику воров, разбойников и беглых драгун", которой определялись основные права и обязанности этого чиновника. Эта Инструкция является первым в истории развития органов дознания нормативным документом, подробно регламентирующим правовое положение специального должностного лица ("Вначале имеешь ты при команде учинить присягу, что тебе, будучи при том порученном деле, поступать истинно, не маня никому и не посягая ни на кого ни для чего, но по сущей справедливости, и никаких излишностей и приметок, сверх настоящего тебе врученного по сей инструкции дела, не делать и не вымышлять...") <4>.
--------------------------------
<4> Инструкция, определенная для сыска и искоренения воров и разбойников главному сыщику 1756 года // Законодательство Екатерины. В двух томах. Т. 1 / Отв. ред. О.И. Чистяков, Т.Е. Новицкая. М.: Юрид. лит., 2000. С. 257, 261.

Характеризуя данный этап, отметим, что в результате роста преступности государство осознавало необходимость создания специальных должностных лиц для борьбы с этим социальным недугом. В то же время многие решения и принимаемые меры не оправдывали себя. Уполномочивая различных должностных лиц на борьбу с преступностью, законодатели не наделяли их конкретными процессуальными полномочиями. Как результат - нестабильность деятельности данных должностных лиц. В то же время поиск оптимального результата стал предпосылкой к формированию правового положения специальных должностных лиц с соответствующими начальнику органа дознания полномочиями, что отразилось в издании специальных Указов 1743 и 1756 гг.
Законодательными актами Екатерины II была установлена единая система следствия, суда и розыска в губерниях. В соответствии с ней функции розыска по уголовным делам в уезде возлагались на капитан-исправника, а в городе - на городничего и подчиненную ему полицию. Устав благочиния, или полицейский, 1782 г. окончательно отделил судебную власть от следственно-розыскной и передал последнюю в руки общей полиции, что предопределило, на наш взгляд, начало нового этапа в формировании процессуального статуса начальника органа дознания.
Так, полиция стала в дореволюционной России основным органом дознания, в руках которого до 1860 г. было полностью сосредоточено расследование преступлений. По Закону от 8 июля 1860 г. полиция была освобождена от следственных функций. На нее возлагалось обнаружение противозаконных деяний и виновных в их совершении лиц. Эта обязанность осуществлялась путем дознания, т.е. негласного разведывания.
Устав уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г. регламентировал дознание более подробно. Так, о всяком происшествии, заключающем в себе признаки преступления или проступка, полиция немедленно и никак не позже суток по получении о том сведений обязана была сообщить судебному следователю и прокурору или его товарищу. Если же никого из этих должностных лиц не оказывалось на месте, полиция имела право производить следственные действия, не терпящие отлагательства: осмотры, освидетельствования, обыски, выемки.
Отметим, что в соответствии с ч. 3 ст. 40 действующего УПК РФ таким же образом регламентируется деятельность указанных в ней должностных лиц.
Полиция имела бесчисленное множество и других обязанностей, в связи с чем смотрела на свою деятельность по производству дознания как на второстепенную, что также характерно сегодня для капитанов морских и речных судов, начальников исправительных учреждений, начальников зимовок, командиров воинских частей и соединений. Данный факт свидетельствует о том, что полиция и ее руководители выполняли лишь вспомогательные функции для следователей, в связи с чем самостоятельного процессуального статуса руководящих должностных лиц органов дознания на данном этапе как такового не существовало.
Несмотря на все недостатки процессуальной регламентации деятельности органов, осуществлявших дознание, и их руководителей следует отметить и положительные моменты.
Во-первых, впервые была сделана попытка более детально регламентировать именно процессуальные полномочия органов, осуществлявших дознание.
Во-вторых, расширен круг участников производства дознания по отдельным видам преступлений, что было связано с их спецификой. Это послужило предпосылкой к появлению специализированных органов дознания.
Началом следующего этапа становления процессуального статуса начальника органа дознания является издание Декретов ВЦИК от 1918 г. N 1 и N 2 "О суде". Согласно ст. 21 следственные комиссии при губернских (городских) Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов "в целях расследования дела" имели право "обратиться за содействием как к красной гвардии или народной милиции, так и ко всем частным и должностным лицам, а равно и к государственным и общественным учреждениям". Данные правовые положения позволяли производить дознание, закреплять следы преступления многим государственным служащим, первым обнаружившим таковые, но в то же время позволяли большинству из них бездействовать, так как отсутствовало четкое определение того, какие.
В 1921 г. круг органов и должностных лиц, производящих дознание, вновь был расширен. Помимо милиции и уголовного розыска, впервые процессуальный статус органа дознания получили сотрудники (аппараты) других отделов НКВД. При этом они выполняли обеспечительную функцию. Основанием послужило Постановление Совета Труда и Обороны, согласно которому были созданы следственные комиссии при НКВД и соответствующих губернских и уездных исполкомах <5>. Подобные следственные комиссии создавались и в других ведомствах.
--------------------------------
<5> ЦГАОР РФ. Ф. 4041. Оп. 5. Д. 38. С. 10.

Основными характерными чертами данного исторического этапа являлись постоянное расширение круга органов и должностных лиц, осуществлявших производство дознания, и в то же время отсутствие четкого нормативного определения их процессуального положения и соответственно начальников органов дознания. Имеющиеся отдельные постановления и циркуляры лишь обозначали наличие полномочий по производству дознания, но не регулировали этот вид деятельности и поэтому были недостаточны.
В 90-х годах появились новые органы дознания, и полномочия последних вновь были расширены. Впервые получил законодательное закрепление термин "начальник органа дознания" в разъяснении Генеральной прокуратуры РФ и МВД России от 9 сентября 1993 г. N 25/15-1-19-93 и N 3986 "О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел".
В принятом УПК РФ впервые дано законодательное определение "начальник органа дознания", что является осознанием необходимости дальнейшего развития процессуального статуса данного должностного лица.
Следовательно, в результате исторического развития российского уголовного судопроизводства процессуальный статус начальника органа дознания был трансформирован из полномочий большого количества специальных государственных должностей, первыми из которых являлись волостели и наместники в XIII - XV вв. В то же время следует отметить, что, несмотря на длительный исторический путь проб и ошибок, в настоящее время, как и на первом этапе, отсутствует четкая процессуальная регламентация полномочий начальника органа дознания.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU