УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Берков Е.А. «Что нам за дело до иноземных обычаев...»
Российская военная мысль, лежащая в основе строительства регулярных национальных вооруженных сил, доказала свою жизнеспособность в течение почти трех минувших столетий.
// Военно-исторический журнал. 1994. №5. С.61-65.

 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

XVI-первая четверть XVIII века в истории России время начала строительства регулярной национальной вооруженной организации. Еще Иван Грозный (1530-1584) выдвинул идею создания ядра постоянных войск, непосредственно подчиненных центральной государственной власти и способных обуздать родовитых феодалов, формировавших свои ополчения. Указ от 3 октября 1550 года об "испомещении тысячи" служилых люден в окрестностях Москвы положил начало реализации этой идеи. Причем государем отвергалась практика Запада по привлечению наемников. В своем духовном завещании, лично составленном в 1572 году, русский царь писал: "Сами живите в любви, и военному делу сколько возможно навыкайте... Всякому делу навыкайте... как которые чины ведутся здесь и в иных государствах..."{1}.
Постепенному переходу к регулярной армии в какой-то мере способствовал царский указ от 2 декабря 1550 года о создании постоянного стрелецкого войска с единой организацией, формой одежды и вооружением. Стрельцы должны были получать денежное довольствие из казны, размещаться в одном месте, где их можно было бы обучать, держать под постоянным наблюдением командиров и в случае надобности быстро собирать.
Думал Иван Грозный и о создании флота
на Балтийском море, "чтобы из заморских городов... в наше государство дорога не затворилося...". В связи с этим с 1570 года на Руси начали формировать каперский флот под командованием царского атамана Христиана Роде.
В 1571 году появился первый официальный документ – "Боярский приговор о станичной и сторожевой службе", разработанный под руководством воеводы князя М.И. Воротынского. Это первый в истории России устав пограничной службы.
За необходимость постоянной вооруженной организации как обязательного условия могучей централизованной власти в государстве выступал писатель-публицист
XVI века И.С. Пересветов. В "Сказании о Магмете-Салтане" он утверждал, что "войско царское с коня не сседает николи же и оружия из рук не пущают"{2}. Пересветов ратовал за пехоту, вооруженную огнестрельным оружием, как за главный род войск. В какой-то степени предвосхитив развитие кордонной теории, он предлагал расположить 20 тыс. стрелков вдоль западной границы в крепостях{3}. В постоянных войсках он советовал утвердить строгий воинский правопорядок и дисциплину, ввести "командирскую" юстицию: военные судьи, обеспечиваемые твердым жалованьем, должны были судить "без взяток". Продвижение по службе, по его мнению, надлежало -61- производить в зависимости от заслуг, а не от знатности рода.
Талантливый военачальник М.В. Скопин-Шуйский (1586-1610) также был сторонником организации постоянных войск, обученных действиям на основе уставов, отвергал западную систему использования наемников. Летом 1609 года в лагере у г. Калязина он обучал ратников ополчении - москвичей, костромичей, ярославцев, вятичей, смолян, вологодцев, устюжан - совместным с регулярными войсками действиям. Причем ополченцы по своей выучке приближались к солдатам постоянных войск.
За организацию высокодисциплинированного, боеспособного народного ополчения, которое централизованно снабжалось бы всеми видами довольствия, выступал воевода Д.М. Пожарский (1578-1642). Вопреки господствовавшей в регулярных армиях Западной Европы традиции князь отказался от привлечения иностранных профессионалов-наемников. Офицерам Френгеру, Маржерету, Эстону, Гилю, изъявившим желание поступить па русскую службу вместе со своими солдатами, в середине августа 1612 года он писал: "...наемные нам люди иных государств, ныне не падобеть... а сами мы... служим бьемся... за свое отечество без жалованья... чаем... оборонимся... сами, российским государством, и без наемных людей"{4}.
Г.К. Котошихин, служивший при Днепровском войске князя Черкасского, затем князя Долгорукого п генерала Прозоровского, после побега в Польшу, где получил представление о наемных регулярных армиях Пруссии и Швеции, выступил с критикой феодальных ополчении. Он пропагандировал организацию в России постоянных войск, "которым быть всегда [готовыми] к бою и не к бою при нем самом и для оберегания знамени его царского..."{5}.
Высокообразованный государственный деятель, глава Посольского приказа А.Л. Ордин-Нащокин (ок. 1605-1680) был так­же сторонником строительства постоянной армии и флота. Он добивался утверждения России на Балтийском море, сам участвовал в организации военной флотилии на Западной Двине. С его именем связана попытка русского правительства создать своп военный флот на Каспийском море. Ордин-Нащокин отрицательно относился к наемным войскам Запада. "Что нам за дело до иноземных обычаев, – утверждал он, – их платье не по нас, а наше не по них".
Для создания постоянной национальной вооруженной организации требовалась уставная база. Переводчики Михаил Юрьев и Иван Фомин составили "Воинскую книгу", изданную в 1621 году с дополнениями Анисима Михайлова под названием "Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки". В 1647 году вышло в свет "Учение и хитрость ратного строения пехотных людей".
Некоторые предпосылки создания регулярной армии были заложены при Алексее Михаиловиче Романове. "...Отец твои, - обращался князь Я. Долгоруков к Петру
I, - много хвалы заслужил и великую пользу государству принес, устройством регулярных войск тебе путь показал..."{6}. В 1649 году началось формирование воинских полков, комплектовавшихся путем набора "со двора" и названных историком Н.И. Костомаровым зародышем регулярного войска в России.
Из современников Петра
I следует отметить И.Т. Посошкова (1652-1726), изложившего свои взгляды на строительство регулярной армии в произведениях "О ратном поведении" (1701), "Завещание отеческое к своему сыну", "Книга о скудости и богатстве". Он уделял большое внимание огневой подготовке регулярных войск, как пехоты, так и кавалерии, предлагал увеличить жалованье метким стрелкам. Иван Посошков выступал за твердый воинский правопорядок и дисциплину, за "командирскую" юстицию, подчиненную закону, считал необходимым создать "суд равный, каков простолюдину, таков без поноровки и афицеру..."{7},
 

Петр I и его соратники внимательно следили за опытом государств Западной Европы в деле военного строительства. В поисках информации посылали за границу молодых людей, а также использовали иностранных военных специалистов, поступавших па русскую военную и военно-морскую службу. Многое почерпнули Петр и его сподвижники во время пребывания в германских государствах, Речи Посполитой, Голландии, Австрии, Англии в 1697-1698 гг. Молодой царь требовал критически относиться к иностранному опыту, предписывая перенимать только то, что полезно для России, учитывая ее национальные особенности. Отправляя за границу для сбора материалов о западных наемных армиях и флотах, он напутствовал капитан-поручика К. Зотова: "...а в чем несходно с ситуацией) сего государства (России. – Е.Б.), о тех пунктах докладывать". -62-
В свете этих указании изучалась деятельность Вильгельма I Оранского, руководившего поисками в период революции в Нидерландах в XVI веке. Ученый Николай Витзен познакомил Петра I с трудами известного военного писателя, военного инженера Ван Кэгорна, прозванного голландским Вобаном.
На русскую военную службу иностранные специалисты все же приглашались, ио ограниченно, с целью передачи опыта: "...а без того, по одним книгам, нельзя будет делать, ибо всех циркумстанций никогда не пишут"{8}.
Первые знания в области артиллерии и фортификации дал Петру I высокообразованный Тиммерман, а шотландец П. Гордон учил организации и тактике, выписывая из-за границы сочинения военных авторов. Организаторы русской регулярной армии проявляли интерес к изучению военной деятельности шведского короля Густава II Адольфа (1594-1632), войска которого комплектовались путем обязательных наборов по округам в сочетании с ограниченном вербовкой наемников. Петр I имел книги немецкого юриста и историка С. Пуффендорфа (1631-1694) – автора истории царствования Густава II Адольфа, также выступавшего за регулярную армию. Благодаря Феофану Прокоповпчу в России были известны взгляды на эту проблему голландского юриста Гуго Гроция (1583-1645), придававшего большое значение регулярной армии в охране права.
Сторонники строительства регулярной армии имелись и в Англии: Т. Гоббс (1588-1679),Д.Гаррингтон (1611-1677), А.Сидней (1622-1683). Широко разрабатывалась эта проблема во Франции. В первом половине XVII века за набор рекрутов выступил маршал Г. Роган. Талантливый военный администратор Ф.М. Лувуа (1641-1691), ставший в 1668 году военным министром, тогда же впервые осуществил принудительный набор 25 тыс. рекрутов. К 1691 году армия короля Людовика XIV имела 446 500 солдат, сведенных в роты и батальоны в соответствии со штатами, вооруженных ружьями повышенной скорострельности. Лувуа установил пятипереходную магазинную систему снабжения войск (обеспечение на пять переходов от магазина, расположенного в базе, крепости) на основе твердых табелей. По указанию Петра I нововведения Лувуа переводились на русский язык. Русский царь интересовался также деятельностью маршала
Франции Анри де Тюренна (1611-1675), добившегося значительных успехов в боевом сколачивании частей и в управлении войсками, создавшего бригады как постоянные соединения, утверждавшего воинский правопорядок и дисциплину.
Среди французских военачальников-сторонников регулярных армий – выделялись генерал-лейтенант Фекьер (1648-1752), маршал Пюисегюр (1655-1743), Фолар (1669-1752). Мориц Саксонский (1696-1750), перешедший в 1729 году во французскую армию, выступал за национальную регулярную армию, комплектуемую на основе обязательной всесословной воинской повинности. Он провозгласил значение морального фактора в армии. Широкой известностью в Европе пользовались генералиссимус австрийской армии Евгений Савойскпй (1663-1736), австрийский военный теоретик фельдмаршал Раймунд Монтекуккули (1609-1680), сделавшие много в области военного строительства. Они также были сторонниками постоянной армии. Обо всем этом Петру I рассказывали служившие у него иностранцы.
Проект создания регулярной армии в России был разработан Юрием Крижаничем (1612-1683) – переводчиком Посольского приказа, находившимся при войсках. Свои мысли он излагал воспитателю Алексея Михайловича боярину Б.И. Морозову. "Оружие должно быть всегда наготове, и занятие ратным делом никогда не должно быть отлагаемо"{9}, – писал Крижаннч. Он высказывался против иностранных советников в армии, ратовал за единообразие в вооружении, форме одежды, знаках различия, обучении войск. Петр I потребовал в 1714 году разыскать сочинения Крижанича и опубликовать их.
Прогрессивное направление русской военной школы, возглавляемое Петром I, представляли генералиссимус А.Д. Меншиков, генерал-фельдмаршалы Б.П. Шереметев, Я.В. Брюс и М.М. Голицын, генерал-адмиралы Ф.М. Апраксин и Ф.А. Головин. В разработке и реализации плана военного строительства немалую роль сыграли генералы А.М. Головин, А. А. Вейде, П. Гордон.
Наиболее талантливым стратегом и организатором был Б.П. Шереметев (1652-1719), командовавший войсками в Лифляндии, руководивший центром боевого порядка русской армии в Полтавском сражении. Он первый выдвинул идею установления в своей армии регулярной военной -63- юстиции, разработал "Уложение" для армии.
А.Д. Меншиков (1673-1729) – талантливый полководец, президент Военной коллегии, уделял большое внимание введению унифицированных уставов. Ф.М.Апраксин (1661-1728) являлся президентом Адмиралтейств-коллегий, возглавлял весь процесс строительства регулярных военно-морских сил. М.М. Голицын (1675-1730) отличился в боевых действиях при Лесной и Полтаве, участвовал в Прутском походе 1711 года, возглавлял гребной флот, одержавший победу при Гренгаме в 1720 году, внес большой вклад в обобщение теории и практики военного искусства. Ф.А. Головин (1650-1706) активно участвовал в военном строительстве, являясь главой Военно-морского приказа в 1699 году, с 1700 года - Посольского и Ямского приказов, управлял Золотой и Серебряной палатами, руководил Навигацкой школой. А.М. Головин заложил основы комплектования национальной регулярной армии. Он был вдохновителем и исполнителем указа от 17 ноября 1699 года о наборе даточных людей ("Генеральный двор" в Преображенском).
А.А. Венде, являясь вице-президентом Военной коллегии, занимался преимущественно вопросами военной администрации, военного законодательства, утверждением в войсках унифицированного правопорядка. Патрик Гордон (1635-1699), находившийся с 1661 года на русской службе, генерал, командир Бутырского полка, принимал участие в Азовских походах 1695-1696 гг., обладал большим опытом в организации регулярных войск. Я.В. Брюс (1670-1737) – профессиональный военный, шотландец по происхождению, командовал артиллерией в сражениях у деревни Лесной, под Полтавой, сыграл значительную роль в организации регулярной артиллерии, участвовал в составлении "Устава воинского" 1716 года.
Петр I и его единомышленники отвергали взгляд на войска как "машину, автоматически исполняющую приказы, но не мыслящую", утвердившийся в Пруссии и Австрии. В армии прусского короля Фридриха II (1712-1786) господствовали муштра, автоматизм действии солдат, палка капрала, произвол военной юстиции, применявшей изощренные наказания. Рекруты служили пожизненно – до смерти пли инвалидности.
Экономической основой строительства в России регулярной армии и флота являлся феодальный способ производства с широким созданием мануфактур и отказом от иностранных займов. Нужды войск и флота обеспечивались казенной мануфактурой (металлургические предприятия, металлообрабатывающие мастерские, оружейное, пушечное и пороховое производства; кораблестроение, полотняное и парусное производства, фабрики по изготовлению предметов обмундирования и снаряжения). Использовались также отечественные и иностранные частновладельческие предприятия и в крайне ограниченном количестве зарубежные поставки (сукно, корабли). В первой четверти XVIII века было создано 178 мануфактур, а в 1725 году насчитывалось уже 233 промышленных предприятия, в их числе более трети новых мелких (рудни, пороховые мельницы и т.д.).
Для удовлетворения нужд армии и флота в 1711 году требовалось изготовить в расчете на 75 полков 81 480 фузей, 19 524 пары пистолей, 33 тыс. палашей, 700 шпаг, 6048 копий. Такова была потребность армии на каждые пять лет, и обходилось это казне примерно в 305 тыс. рублей. Военные расходы только за один год Северной войны составляли около 3,8 млн. рублей золотом, из них на долю военной техники приходилось 11 проц.{10}
 

Основой строительства национальных регулярных вооруженных сил являлась система рекрутских наборов, установленных указом от 20 января 1705 года, который обязывал тяглые сословия выставлять по одному рекруту с каждых 20 дворов. Основными организационно-штатными единицами являлись армия, соединение, часть и подразделение. Запрещался самостоятельный переход пз одной части в другую; наименования полков давались в соответствии с местом их формирования. При этом полки имели отличительные особенности, которые отражались на знаменах, в атрибутах, обмундировании. Обеспечивалось централизованное снабжение войск всеми видами довольствия на основе табелей, вводилось казарменное расположение частей, унифицировалась система боевой подготовки и воинского воспитания в соответствии с уставами. Основной организующей силой регулярной армии и флота являлся специально подготавливаемый офицерский корпус, состоявший, за редким исключением, из привилегированного сословия – дворянства. Централизм и единоначалие, строгий воинский порядок и дисциплина -64- были неразрывно связаны с регламентированными принципами стратегии и тактики.
Воспитательная работа в армии и па флоте нацеливалась на повышение моральных качеств воинов, привитие личному составу понимания воинского долга - службы во славу Отечества. При этом использовались военно-патриотические традиции народа.
Казарменное расположение войск диктовалось не только стремлением к быстрой, по необходимости, мобилизации сил, но и для подавления антифеодальных выступлении эксплуатируемых классов - крепостного крестьянства и городских низов, т.е. для обеспечения интересов господствующего сословия.
Строительство регулярной армии обусловливалось международной обстановкой, необходимостью защиты от агрессивных устремлении западноевропейских государств, обеспечения самостоятельного развития России и превращения се в могучую державу, способную играть видную роль в мировой политике.
Военные деятели России разработали систему управления войсками, которая включала выработку решения, определение сил и мероприятии но их подготовке, порядок боевых действии, а в необходимых случаях и взаимодействие с силами корабельного и галерного флота. Предусматривались обеспечение взаимодействия между родами войск, соединениями, частями и подразделениями, соблюдение всеми начальниками оперативной дисциплины и проявление инициативы в рамках общего замысла операции ("не держись устава, яко слепой стены").
Табель о рангах, введенная Петром I в 1724 году, закрепляла принцип выслуги и заслуги в продвижении офицеров и генералов по службе, заменяя принцип "породы" (знатности). Генеральный регламент от 28 февраля 1720 года определял организационную структуру, единый порядок делопроизводства в коллегиях, в том числе и в центральных органах военного управления: Военной коллегии и Адмиралтейств-коллегий. Суть такого управления определял Духовный регламент от 25 января 1721 года: "Что един не постигнет, постигнет другой".
Введенная система снабжения регулярной армии была более гибкой по сравнению с западноевропейской, она ориентировалась на использование местных ресурсов в сочетании со снабжением, осуществляемым интендантской службой по штатам и табелям.
В основе жизнедеятельности регулярных вооруженных сил России были унифицированные уставы, регламенты - Воинский устав 1716 года, Морской устав 1720 года, Регламент адмиралтейства 1722 года, Регламент Кригскомиссариату 1717 года. Военная юстиция базировалась на системе военных судов (с постепенным созданием постоянного гарнизонного суда), регламентации состава воинских преступлений и наказаний ("Воинские артикулы и процессы"). Вплоть до 1917 года действовало установление от 1724 года: "Всем подчиненным быть в послушании у своих командиров во всем, что не противно указу. А ежели что противно, того отнюдь не делать... Но должен командиру своему... объявить, что то противно указам, и ежели не слушает, то протестовать и доносить вышестоящим над ним командирам". Деятельность Петра I и его соратников, например подканцлера П.Т. Шафирова, Ф. Салтыкова и других, способствовала упрочению "гуманных" обычаев ведения воины и превращению их в обязательную норму международного права (отказ от разграбления взятого города, насилия над его гражданами и т.п.)
Сейчас, когда идет активный процесс реформирования российской армии и флота, важно учитывать богатый исторический опыт строительства регулярных вооруженных сил нашего государства.
 

Примечания
 

{1} Соловьев С.М. История России с древнейших времен. СПб., 1894. Т. VI-X. С. 176-177.
{2} Пересестов И. Сочинения. М.; Л., 1956. С.190.
{3} Там же. С. 240.
{4} Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел. М., 1819. Ч.2. С.606-607.
{5} О России в царствование Алексея Михайловича. Сочинение Григория Котошихина. 4-е изд. СПб., 1906. С. 131.
{6} Ключевский В. Очерки и речи. Второй сборник статей. М., 1913. С. 501.
{7} Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве. М., 1937. С. 127.
{8} Российский государственный архив древних актов (РГАДА), ф. IX. Кабинет Петра I, 1 -е отделение, д.37.
{9} Русское государство в половине XVII века. М., 1860. Ч. II. С. 81.
{10} Лаговский А. Стратегия и экономика. М.: Воениздат, 1957. С. 9. -65-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU