УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Алексеев В.И. Историко-правовые аспекты российской пенитенциарной политики в начале XIX столетия (1819 - 1832 гг.)

// История государства и права. 2010. №23. С. 2-5.

 

В России с давних пор было два способа изолировать преступников: тюрьма и ссылка. Лишение свободы - весьма частое наказание политических преступников. Почти все телесные наказания сочетались с последующим лишением свободы. Следует подчеркнуть, что до XIX столетия тюрьма не всегда была de jure уголовным наказанием, но всегда была фактически одним из значительнейших звеньев общей цепи жестоких мер, направленных на преступника. Тюремное заключение как меру самостоятельную применяли очень редко, оно рассматривалось в качестве дополнительного к другим наказаниям того времени, например к смертной казни, а также к лишению чести, членовредительным карам, клеймению, которые применялись для того, чтобы выделить преступника в общей массе населения. Ввиду изложенного наказание в одних случаях служило для ограждения общества с целью его безопасности, в других - целью устрашения, в-третьих - целью исправления <1>.
--------------------------------
<1> См.: Сергеевский Н.Д. Русское уголовное право. СПб., 1915. С. 107.

Принудительный характер наказания и есть помощь для человека, который не умеет разумно пользоваться своей свободой <2>. Наиболее распространенным является мнение, при котором авторы рассматривают наказание как меру государственного принуждения в целях общего и специального предупреждения преступления <3>. "Принуждение необходимо для права. Правовые приказы превратились бы в простые советы, просьбы или поручения лишились бы своей силы, если бы нарушение их не влекло за собой никаких принудительных мер" <4>. "Необходимость правового принуждения так очевидна", что если бы государство "было лишено предупредительного, правового порядка и каждый мог поступать вполне по своему усмотрению" <5>.
--------------------------------
<2> См.: Есипов В.В. Грех и преступление. Святотатство и кража. СПб., 1894. С. 73.
<3> См.: Познышев С.В. Основы пенитенциарной науки. М., 1923. С. 32 - 33; Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. СПб., 1889. С. 53.
<4> Познышев С.В. Основы пенитенциарной науки. М., 1923. С. 32.
<5> Познышев С.В. Основные вопросы о наказании. М., 1904. С. 361.

История тюремного развития в России прошла несколько периодов: первый - период возмездия и устрашения, второй - филантропический, третий - уголовно-политический (с 1872 г.) <6>.
--------------------------------
<6> См.: Фойницкий И.Я. На досуге. СПб., 1898. С. 210.

Принято считать, что началом филантропического периода в истории пенитенциарной политики стал 1819 г., когда в России было образовано "попечительное о тюрьмах общество" <7>. "По отношению к управлению местами заключения мы имеем феномен, - пишет С.Л. Гайдук, - заслуживающий внимания, так как Общество попечительное о тюрьмах сыграло заметную роль в становлении русской пенитенциарной системы, накопив немалый опыт тюремной деятельности" <8>. В XIX в. считали, что тюремное дело может процветать под исключительным покровительством филантропических обществ. Наставление к доброму возбуждает в преступниках надежду на исправление. В таком случае их число непременно уменьшилось бы <9>. В тюрьме церковь должна учить свернувших с правильного пути - нравственности, уважать совесть свою и познавать ее глас. Заключенных должны снабжать, по мнению Говарда, книгами Священного Писания. Убедить их чтить дни воскресные и научить, чтобы они ходили на богослужение, которое необходимо отправлять в тюрьмах <10>.
--------------------------------
<7> Тальберг Д. Исторический очерк тюремной реформы и современные системы европейских тюрем. Киев, 1875. С. 24.
<8> Гайдук С.Л. Тюремная политика и тюремное законодательство в конце XIX - нач. XX в.: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1976. С. 41.
<9> См.: ПСЗ-1. Т. XXXVI. 1819. СПб., 1830. С. 307.
<10> Там же. С. 309.

В филантропическом периоде развития тюремного заключения на попечительных обществах о тюрьмах лежали следующие обязанности: разделение заключенных не только по полу, возрасту и категориям преступления, но и по степени нравственного падения, как средство исправления применять религиозно-нравственное воспитание, запрещение употребления вина, игры в карты, в кости, введение обязательного труда в тюрьмах, заключение в уединенное место, в особые кельи наиболее строптивых <11>.
--------------------------------
<11> См.: Второй международный конгресс. СПб., 1878. С. 159; Никитин В.Н. Тюрьма и ссылка. СПб., 1880. С. 14.

Признано, что постоянное занятие арестантов является ангелом-хранителем человека и обращение тюрем в дома работ есть великое средство исправления <12>. Представители филантропии не ограничивались влиянием на ум и сердце заключенных религиозными и школьными предметами и физическим трудом, а шли дальше, стараясь смягчать тяжесть их заключения самыми разнообразными способами.
--------------------------------
<12> См.: Там же. С. 159.

Император Александр I в начале своего царствования многими указами старался облегчить материальное положение заключенных. Впоследствии под влиянием масонского учения и общего мистического направления Александр I утвердил устав Императорского человеколюбивого общества, члены которого имели право беспрепятственного входа в тюрьмы <13>. При императоре Николае I осуществляется мера сопровождения арестантов в присутственные места по городу в экипажах, которые построены и содержались за счет комитета. Причина такого решения состояла в том, что при пешем хождении арестантов под конвоем родственники сопровождали их по улицам воплями. Государь удостоил одобрением эту меру, и комитет завел экипажи <14>.
--------------------------------
<13> См.: Тальберг Д. Указ. соч. С. 24.
<14> См.: Никитин В.Н. Тюрьма и ссылка. СПб., 1880. С. 257.

Образованное впервые Общество попечительное о тюрьмах было призвано к выполнению задач чисто филантропических, чуждых целям правительственной власти. Оно организовано было как учреждение совершенно частное, безо всякого вмешательства органов государственного управления. Но деятельность общества не удержалась на этой частно-филантропической почве, и оно постепенно стало вмешиваться в дела тюремной администрации и пыталось подчинить себе заведование внутренним управлением. В итоге таких устремлений к приобретению власти общество утратило свой филантропический характер и, с изменением самого устава в 1851 г., получило значение официального учреждения <15>.
--------------------------------
<15> ГАРФ. Ф. 122. Оп. 6. Д. 55. Л. 235 об.

Таким образом, все усилия филантропических обществ были направлены на улучшение гигиенических условий тюрьмы, на искоренение злоупотреблений, на духовно-религиозное воздействие арестантов. Подобная филантропическая деятельность только и возможна была в начале тюремной реформы. Она была направлена на улучшение положения заключенных, облегчение их участи. Задача эта была в высшей степени важной, и только при выполнении ее можно думать о правильной системе мер, которая поставила бы дело тюремной реформы на уголовно-политическую почву.
Исполнение наказания в указанный период осуществлялось Сводом учреждений и уставов о содержащихся под стражею и ссыльных, вошедшим в XIV том, который являлся первым законодательным памятником о лишении свободы. Он составлял пятую часть XV тома и был разбит на две книги. Первая - "Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражею", а вторая носит название "Свод учреждений и уставов о ссыльных". В обеих книгах 832 статьи, но в первой книге всего 171 статья. Такое соотношение, когда количество статей о ссыльных в четыре раза превысило число статей устава о содержащихся под стражею, находилось в полном соответствии с исторической ролью ссылки и тюрьмы в царской России <16>. В Своде законов 1832 г. господствующим родом наказания была ссылка на каторжные работы, поселение, которая соединялась с лишением всех прав состояния, т.е. личных (сословных и общегражданских, семейственных и имущественных). Лишение свободы в форме тюрьмы и ареста играло очень небольшую роль. Заключенным в тюрьмы в виде "меры предосторожности" предписывалось брить половину головы (кроме женщин и лиц, изъятых от телесных наказаний), и по выходе из тюрьмы они подлежали надзору полиции.
--------------------------------
<16> См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т. 2. М., 1961. С. 36.

Таким образом, в соотношении тюрьмы и ссылки в первой половине XIX в. законодатель отдавал предпочтение ссылке как приоритетному направлению в уголовных наказаниях.
Для анализа структуры преступности Е. Анучин берет итоговые данные за 20 лет (1827 - 1846 гг.). За это время через Тобольский приказ прошло 159755 осужденных лиц, число, достаточно большое для выявления определенных закономерностей в структуре преступности. Ссылка в Сибирь осуществлялась не только по приговору суда, но и административным порядком, что характеризует беспощадную внесудебную расправу дворянско-крепостнического государства с любыми действиями, опасными в какой-либо мере для интересов господствующего класса. Число сосланных административным порядком превышает число сосланных по судебным приговорам. Показательно, что более 60% административно-ссыльных падает на бродяг (48,6 тыс. чел.), т.е. главным образом крестьян, бежавших от гнета помещиков. Статистические данные показывают, что число сосланных административным порядком за дурное поведение по воле помещиков за второе десятилетие (1837 - 1846 гг.) против первого (1827 - 1836 гг.) возросло более чем вдвое (с 2131 до 4755) <17>.
--------------------------------
<17> См.: Максимов С.В. Ссыльные и каторга. СПб., 1862. С. 319.

Цифра людей, ссылаемых по просьбам помещиков и по распоряжению местных начальств, принадлежит к самым крупным. Количество людей этих столь велико, что цифра крестьян, сосланных господами в течение девяти лет, занимает четвертое место среди других цифр табелей Тобольского приказа.
В тобольских побегах выделены особые графы тех из ссыльных, которые осуждены за так называемое распутное или развратное поведение. В табелях они делились на три вида: кровосмешение, мужеложство и скотоложство, но впоследствии, по неизвестным причинам, снова смешаны и отнесены под общие заголовки "преступников, сосланных за соблазнительное и развратное поведение" <18>.
--------------------------------
<18> Там же. С. 321.

В числе названных преступлений первое место по их количеству принадлежит тем лицам, которые оказались виновными в прелюбодеянии. Эта цифра заметно увеличивается "снохачами", людьми, осмеянными в народном сознании во множестве скандальных анекдотов, поговорок, загадок, песен. За названное преступление они сосланы в Сибирь за кровосмешение. Общее их число за девять лет равняется 61 мужчинам и 48 женщинам <19>.
--------------------------------
<19> Там же. С. 325.

Общее число сосланных за противоестественное удовлетворение страстей, именно за тот его вид, который носит название скотоложства, равнялось за все девять лет 50 мужчинам (1838 г. - 3; 1839 г. - 7; 1840 г. - 5; 1841 г. - 9; 1842 г. - 4; 1843 г. - 5; 1844 г. - 8; 1845 г. - 5; 1846 г. - 4). Мужеложству принадлежит самая меньшая цифра из всех родов и "преступлений в противоестественном удовлетворении страстей". В 1832 г. - 2, 1841 г. - 1, 1842 г. - 1. В 1841 г. выслан был один преступник в Саратовской губернии "за осквернение младенца в уста тайным удом" <20>.
--------------------------------
<20> См.: Анучин Е.Н. Материалы для уголовной статистики. Исследование о проценте ссылаемых в Сибирь. Томск, 1866. С. 28, 41 - 42, 71 - 72.

Сводные данные о политической ссылке в Сибирь в период 1825 - 1861 гг., т.е. в дворянский период освободительного движения, составляют 268 тыс. человек, около половины из них в административном порядке по распоряжениям помещиков центральных и местных властей за побеги и "ослушания". Из числа сосланных по судебным приговорам - около 600 за "государственные преступления" и 4000 за "возмущение и неповиновение властям" <21>.
--------------------------------
<21> Кодан С.В. Политическая ссылка в системе карательных мер самодержавия первой половины XIX в. Иркутск, 1980. С. 20.

Количество политических ссыльных во второй четверти XIX в. увеличивалось. Например, если в 1822 - 1833 гг. за преступления против правительства было сослано 1032 человека, то в 1833 - 1845 гг. - 2406, т.е. в 2,3 раза больше. Еще в больших масштабах увеличивалось административное удаление. За те же периоды количество изгнанников по "распоряжению правительства или просьбе владельцев" возросло с 1283 до 4612, т.е. в 3,7 раза. Это, естественно, сказывалось и на соотношении политических ссыльных и уголовных колодников. В середине изучаемого периода (1835 - 1846 гг.) до 28,9% от всех ссыльных составляли политические. Из их числа сосланных дворян 10,1% были удалены за "государственные преступления" и 5,4% за "возмущения и неповиновение". Низшие сословия составляли 1,2% и 12,3% соответственно <22>.
--------------------------------
<22> Максимов С.В. Указ. соч. С. 332 - 333.

За преступления по первым двум пунктам Свода законов 1832 г. за 1838 - 1846 гг. сослано значительное число преступников, как свидетельствуют табели Тобольского приказа о ссыльных. По первому пункту - "злоумышление против Священной особы Государя Императора" - сослано 74 человека из Виленской области. По второму пункту - "за бунт и измену против Государя и государства" - за истекшие 9 лет сослано 56 мужчин, из которых 34 принадлежали г. Варшаве, 5 - губернии Грузино-Имеретинской, по 4 человека Тобольской и Гродненской, 2 - Омской области и по одному: Бессарабской области, губернии Оренбургской, землям донских и черноморских казаков, Волынской, Виленской и Кавказской областей. Из преступлений против правительства больше других по числу были "неповиновение законам, установленным властями". Все количество преступников этого рода за названные девять лет равнялось 416 мужчинам, 16 женщинам; большая часть высланных в Сибирь пришлась на 1846 г. <23>.
--------------------------------
<23> Там же.

Сибирь сделалась местом ссылки для политических ссыльных, как карательной меры, и для жителей Польши. Постоянная систематическая высылка людей, недовольных воссоединением с Россией, началась еще с Екатерины. Те же цифры (1827 - 1846 гг.) говорят о том, что преступления против власти, и в особенности по политическим мотивам, составляют отличительную черту католиков, для которых вероятность ссылки выше, чем для лиц других вероисповеданий (в этом случае соотношение католиков к православным, например, составляло 29:5).
Положение политических ссыльных до осуждения полностью соответствовало социальным тенденциям первого этапа освободительного движения. Если в 1826-1830 гг. ссылались за государственные преступления почти исключительно дворяне, то в 1835 - 1846 гг. они уже составляли 63,05% (36,95% из "низших сословий"). Подавляющее большинство политических ссыльных, сосланных за государственные преступления (73,24%), были в возрасте до 40 лет, что говорит об участии в освободительном движении большого числа молодежи <24>.
--------------------------------
<24> Анучин Е.Н. Материалы для уголовной статистики. Исследование о проценте ссылаемых в Сибирь. Томск, 1866. С. 28, 41 - 42, 71 - 72.

В структуре тюремных учреждений самыми суровыми считались монастырские тюрьмы. В XVIII в. насчитывалось несколько категорий колодников, которых направляли для исполнения наказания в монастырь. Это были расстриженные священники и монахи, нераскаявшиеся старообрядцы (раскольники), отпавшие от православия миряне, богохульники и, наконец, политические преступники <25>.
--------------------------------
<25> См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т. 2. М., 1961. С. 36.

В XIX в. преступников за религиозные преступления насчитывалось 1,3% (2138) от их общего количества за двадцатилетний период (1827 - 1846 гг.). Таким образом, за преступления против веры - богохуление, отступление и отвлечение от веры и святотатство - Священным Синодом устанавливается монастырская ссылка. Из 66979 лиц различных исповеданий, сосланных в Сибирь из губерний и областей европейской России в течение 10 лет (1837 - 1846 гг.), было 59931 (90,4%) лиц православного, 2484 (3,7%) - римско-католического, 1946 (2,9%) - магометанского, 1051 (1,5%) - протестантского вероисповедания. Следовательно, огромное количество в массе ссыльных составляли православные, на которых вместе с раскольниками приходилось более 90% всего числа преступников.
Император Николай I находил, что для борьбы с расколом нужна система строгая, энергичная, которая может потрясти раскол в самом его корне. Государь лишает раскольников прав гражданства, закрывает раскольничьи школы, утверждает особые секретные комитеты, обращает часть дел по преступлениям раскольников против веры к суду уголовному. Словом, в государстве создается цельная, стройная система преследований, направленная на все то, что было так дорого раскольникам.
По ряду других религиозных преступлений со стороны духовных лиц, если поступок признан зловредным, а потому опасным, Священный Синод подобные дела рассматривает по церковным правилам, соблюдая общий порядок, а потому они согласуются со всеми государственными. Как правило, назначается епитимья, т.е. преступник против веры все время был у исповеди и причастия Святых Тайн, а затем назначается ссылка <26>. Таким образом, преступник сначала предается церковному покаянию, затем назначается ссылка на поселение. Покаяние может быть и на месте водворения. Как справедливо отмечает С.О. Шаляпин, пенитенциарная практика русских обителей оформилась в ответ на потребность в ней церкви и государства, и феномен монастырской ссылки мог существовать лишь в условиях динамического равновесия между духовной и светской властями. Но в условиях абсолютизма в России монастырская ссылка неизбежно смещается в сторону уголовной репрессивности, а потому в борьбе с расколом потеряла черты прошлой гуманности <27>.
--------------------------------
<26> См.: Обзор мероприятий Министерства внутренних дел по расколу (1802 - 1881 гг.). СПб., 1903. С. 82.
<27> См.: Шаляпин С.О. Монастырская ссылка в России XV - XVIII вв.: Дис. ... канд. ист. наук. Архангельск, 1998. С. 140 - 141.

Таким образом, тюремное заключение в начале своей истории было незначительным скорее дополнением к основному наказанию. Карательный характер наказания в виде каторги и ссылки представлен господствующей чертой в уголовном законодательстве. Тюрьма же, как прибавка к основному наказанию, имела своей задачей, аналогично другим наказаниям того времени, таким как смертная казнь, лишение чести, клеймение и др., отделить наказываемого от остального общества и сделать невозможным доступ к нему. Правовое регулирование исполнения наказания не стало еще четко выраженным ввиду неразвитости пенитенциарных идей в России. На рубеже XVIII - XIX вв. тюремная реформа становится очевидной.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU