УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Иванов А.А. Нормативно-правовая регламентация контрразведывательной деятельности на Севере России в 1918 - 1920 гг.

// История государства и права. 2011. №13. С. 8-9.

 

Начало Гражданской войны на Русском Севере связано с событиями августа 1918 г., когда после антисоветского переворота в Архангельске была образована антибольшевистская Северная область, во главе которой стало Верховное управление. С первых дней своего существования данный орган развернул активную работу по созданию вооруженных сил для свержения власти большевиков на всей территории России. При этом исповедуемый белогвардейскими лидерами подход к формированию армии предполагал отказ от использования многих дореволюционных принципов российской воинской организации, вследствие чего контрразведывательная служба стала заложницей их политических убеждений.
К этому моменту органы по борьбе со шпионажем на Севере были представлены Архангельским Военно-морским контролем, образованным на основе контрразведывательного отделения флотилии Северного Ледовитого океана. Во главе данного учреждения стоял коллежский асессор М.К. Рындин, назначенный на эту должность еще в июле 1917 г. <1>. Несмотря на то что работники флотской контрразведки приняли активное участие в свержении власти большевиков, на них обратили внимание лишь по прошествии нескольких месяцев - в ноябре 1918 г. Толчком к этому послужило свержение Верховного управления и его замена на Временное правительство Северной области (ВПСО), не стремившееся отринуть опыт Российской империи в сфере создания вооруженных сил.
--------------------------------
<1> Российский государственный архив Военно-Морского Флота (РГА ВМФ). Ф. 418. Оп. 2. Д. 179. Л. 235.

В итоге Архангельский Военно-морской контроль был преобразован в Военно-регистрационное отделение (ВРО), напрямую подчинявшееся главнокомандующему русскими войсками на Севере. Законодательную основу контрразведывательной работы на территории Белого Севера составили статьи Уголовного уложения Российской империи 1903 г., Воинского устава о наказаниях и Устава уголовного судопроизводства <2>. Тем самым основные законодательные нормы в сфере борьбы с разведывательно-диверсионной деятельностью, по сути, представляли собой механические заимствования уголовных законов Российской империи. Причиной этого был тот факт, что на Европейском Севере в значительной степени наблюдалась эксплуатация дореволюционного опыта Белым движением - это было характерно для различных сфер государственного, общественного и военного управления.
--------------------------------
<2> РГА ВМФ. Ф. Р-431. Оп. 1. Д. 577. Л. 5 об.

Однако все перечисленные документы не учитывали тот факт, что в условиях Гражданской войны служба военной контрразведки постепенно трансформировалась в военно-политическую, поэтому ее базовые функции претерпели изменения. Помимо выполнения своих основных обязанностей: противодействия сбору секретной информации вражеской агентурой, предотвращения терактов и диверсий и т.д., добавились наблюдение за политическим настроением войск и борьба с большевистской агитацией среди солдат. Для наиболее эффективного выполнения указанных задач за основу нормативно-правового было взято Временное положение о правах и обязанностях чинов сухопутной и морской контрразведки по производству расследований <3>, разработанное еще летом 1917 г. именно с целью передачи контрразведке ряда функций политического сыска.
--------------------------------
<3> Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 40313. Оп. 1. Д. 1. Л. 1 - 2 об.

Задачами ВРО были определены: борьба с неприятельским шпионажем, охрана складов, военных объектов, путей сообщения и мест дислокации воинских частей, а также осуществление контроля за перемещением населения по территории области <4>. Таким образом, спецслужбы Белого Севера не пошли по пути инноваций, а взяли на вооружение успешно действовавший документ, дополнив его рядом инструкций. Утверждение данного Положения вполне могло быть связано и с тем, что на его основании до осени 1918 г. действовали контрразведывательные органы антибольшевистского движения в Сибири <5>, соединение с которым являлось одной из основных задач Северной армии.
--------------------------------
<4> РГВА. Ф. 39450. Оп. 1. Д. 151. Л. 95 - 95 об.
<5> РГВА. Ф. 39617. Оп. 1. Д. 54. Л. 19.

Существенной особенностью Временного положения было серьезное расширение прав контрразведчиков по сравнению с дореволюционным периодом, что позволяло им осуществлять весь комплекс следственных мероприятий в области борьбы со шпионажем. Данный документ наиболее точно соответствовал утвердившейся на Севере правоохранительной и судебной системе, поскольку в нем оговаривались формы взаимодействия контрразведки с милицией и прокуратурой, также воссозданными ВПСО практически в неизменном с 1917 г. виде. Это было тем более важно, если учесть, что именно милицейские работники должны были выдавать чинам ВРО ордера на задержание подозреваемых на основании официального требования контрразведчиков <6>.
--------------------------------
<6> РГВА. Ф. 40313. Оп. 1. Д. 1. Л. 1 об.

Кроме того, еще одним элементом нормативно-правовой базы функционирования Военно-регистрационных органов были приказы главнокомандующего, генерал-губернатора Северной области и начальника ВРО М.К. Рындина. К примеру, по Постановлению генерал-губернатора от 11 октября 1918 г. был определен срок наказания за опубликование в открытой печати ложных сведений по поводу положения на фронте - он составлял до 8 месяцев заключения. В ноябре того же года генерал-губернатор возложил на контрразведку выдачу пропусков на выезд в Архангельск и прифронтовую полосу <7>.
--------------------------------
<7> РГВА. Ф. 39450. Оп. 1. Д. 46. Л. 85.

При анализе нормативно-правового обеспечения военно-контрольных органов антибольшевистской Северной области нельзя не обратить внимание на различные инструкции ее сотрудникам, определявшие и уточнявшие методы их работы, правила поведения в определенных ситуациях и т.д. Первой из них стала Инструкция чинам Военно-регистрационного Отделения на кордонах. Будучи оторваны от центральных органов управления, контрразведчики на местах нуждались в четких алгоритмизированных установках во избежание втягивания в непрофильные сферы деятельности, вследствие чего и появилась Инструкция. Ее пункты также касались в основном правил проверки документов <8>, а значит, для сотрудников контрразведки на кордонах, по мысли Рындина, превалирующими были не агентурные, а безагентурные методы.
--------------------------------
<8> РГВА. Ф. 39450. Оп. 1. Д. 46. Л. 5.

Стоит заметить, что вышеупомянутая Инструкция была составлена после проведенной заведующим наружной службой наблюдения К.В. Малышевым инспекции контршпионской службы Селецкого войскового района. Его резолюция была неутешительной: "При обозрении Селецкого района усматривается масса дорог и тропинок, по которым весьма и весьма часто пробираются сюда агенты-разведчики (большевики), что, конечно, влечет и уже влекло массу печальных для нас последствий. Все это я лично приписываю исключительно тому, что здесь нет буквально никакого контроля ни на дорогах, ни в местностях, где можно пробраться и отсюда к большевикам и обратно" <9>. Данное мнение сыграло одну из решающих ролей при утверждении ряда положений Инструкции, что свидетельствовало об активном участии агентов ВРО в корректировке собственной нормативно-правовой базы.
--------------------------------
<9> РГВА. Ф. 39450. Оп. 1. Д. 4. Л. 16.

В дальнейшем после трансформации Военно-регистрационного отделения в одноименную службу в апреле 1919 г. на вооружение контрразведчиков поступила и Инструкция по руководству агентурой, согласно которой "Основаниями к агентскому исследованию и дальнейшему дознанию могут служить: 1) личные наблюдения агентов; 2) сообщения официальных мест и лиц; 3) сообщения частных лиц; 4) анонимные сообщения" <10>. Несмотря на кажущуюся простоту, следует заметить, что такая классификация источников информации в последующие годы фигурировала почти в неизменном виде в трудах признанных классиков контрразведывательной теории и практики: Н.С. Батюшина <11>, С.С. Турло и И.П. Залдата <12> и др. Кроме того, Инструкция определяла и основополагающие требования к секретным агентам: "...практика показала, что наиболее ценные услуги в этой области дали люди, обладающие известным образовательным цензом, работающие во имя моральных побуждений и притом хотя бы несколько независимые по своему имущественному положению" <13>.
--------------------------------
<10> РГВА. Ф. 40313. Оп. 1. Д. 1.
<11> Батюшин Н.С. Тайная военная разведка и борьба с ней. М.: X-history, 2002. 259 с.
<12> Турло С.С., Залдат И.П. Шпионаж. М.: X-history, 2002. 408 с.
<13> РГВА. Ф. 40313. Оп. 1. Д. 1. Л. 38.

Аналогичным образом утвержденные Рындиным нормативные документы определяли и круг лиц, являвшихся первоочередными объектами оперативной проверки: "В списки "сомнительных" заносят не только скомпрометированных лиц из наличного состава населения, но и выбывших как во внутрь Северной области, так и за линию фронта при свержении советской власти или впоследствии" <14>. Тем самым круг потенциально неблагонадежных граждан был изначально ограничен, что позволяло контрразведчикам не тратить силы и средства на безосновательное наблюдение за простыми обывателями. К слову, практика составления списков "сомнительных" личностей органами контрразведки восходила к периоду мировой войны <15>, когда в аналогичные списки заносились прогермански настроенные граждане Российской империи.
--------------------------------
<14> РГВА. Ф. 40313. Оп. 1. Д. 1. Л. 39.
<15> Седунов А.В. Губернская администрация и контрразведка Северного фронта в годы Первой мировой войны // Вестник молодых ученых. Серия "Исторические науки". 2005. N 1. С. 29

Таким образом, на территории Белого Севера была создана многоуровневая система нормативно-правового обеспечения контрразведывательной деятельности, каждый элемент которой происходил из своего источника. Законодательство о шпионаже было заимствовано у Российской империи, правила работы ВРО - у Временного правительства, повседневные вопросы решались на основе приказов военного руководства региона, а также внутренних инструкций и распоряжений. Несмотря на разнородность нормативной базы, в большинстве представленной документами 1903 - 1917 гг., она составлялась не только согласно идеологии белогвардейского режима, но и для оптимального соответствия созданной на Севере системе государственного и военного управления, преодоления стоявших перед антибольшевистскими войсками угроз.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU