УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Алексеев В.И. Объект и предмет российской пенитенциарной политики (середина XIX - начало XX в.)

// История государства и права. 2012. №8. С. 35-38.

 

Построение модели познания прямо зависит от постановки научной проблемы и, по мнению Д.А. Керимова, "предполагает определение объекта исследования" <1>. Э.Г. Юдин пишет: "объект всегда определенным образом "дан" исследователю" <2>. "Объект исследования следует рассматривать не как отдельные части правоведения (нормы права, правосознание, правоотношение), а как реально существующую правовую действительность" <3>.
--------------------------------
<1> Керимов Д.А. Методология права. М.: Аванта, 2000. С. 93.
<2> Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности // Методологические проблемы современной науки. М.: Наука, 1978. С. 59.
<3> Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. Общая часть: Учебник для юридических вузов. М.: Зерцало, 2001. С. 101.

Значение разграничения объекта и предмета исследования связано со сложностью понятия пенитенциарной политики, ее различных проявлений на различных этапах истории в реализации основных направлений. "В таком понимании, - пишет Н.Н. Тарасов, - объект юридической науки "существует", а предмет формируется в процессе познавательной деятельности правоведов в зависимости от тех или иных мировоззренческих представлений, гносеологических установок и исследовательских средств" <4>. В процессе такого разграничения в исторической ретроспективе через нормативно-правовой акт раскрываются определенные системно-структурные закономерности.
--------------------------------
<4> Тарасов Н.Н. Методологические проблемы юридической науки. Екатеринбург, 2001. С. 138.

Исходя из историко-генетических связей элементов уголовно-пенитенциарного права объект исследования составляет питательную почву для законодательного акта, в котором четко прослеживается тенденция снижения применяемых элементов уголовно-правовой кары. Достаточно сказать о том, что институт лишения всех прав был существенно изменен в Уголовном уложении 1903 г. Оно исключало назначение лишения частных прав осужденных (семейственных, имущественных). Прекращена ссылка на поселение в Сибирь за общеуголовные преступления с 1900 г.
Понятию пенитенциарной политики как объекта исследования предшествовала карательная система государства <5>. В других источниках она называлась карательная политика <6>, деятельность карающей власти <7>, карательная деятельность государства <8>. В дореволюционной литературе исполнение наказания всегда было связано с карательной деятельностью государства. "Мстя преступнику, - пишет И.Я. Фойницкий, - карающий видел в нем только нарушителя своего интереса, не замечая человека" <9>.
--------------------------------
<5> Фойницкий И.Я. Русская карательная система. СПб., 1874. С. 102.
<6> Детков М.Г. Наказание в царской России. Система его исполнения. М., 1994. С. 6.
<7> См.: Никитина Е. Торная дорога (тюрьма и каторга 1905 - 1913 гг.). М.; Л.; 1927. С. 35.
<8> См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. СПб.; Пг. 1915. Т. 2. С. 4.
<9> Фойницкий И.Я. Русская карательная система. СПб., 1874. С. 102.

"Карательную политику в Российском государстве, - пишет М.Г. Детков, - характеризуют отсутствие четкого определения понятий преступления и наказания, а также наличие множественности субъектов, которым предоставлено право определять деяния преступными и применять в отношении лиц, их совершивших, наказания" <10>. Отсюда вытекает, что истоки причин волевого регулирования установленных и назначаемых наказания и исполнения идут от самой формы восстановления и защиты права, от повторяющихся фактических отношений. По мнению Д. Тальберга, "до XIX столетия тюрьма всегда была de jure уголовным наказанием, но всегда фактически была одним из значительных звеньев общей цепи жестоких мер, направленных на преступника" <11>.
--------------------------------
<10> Детков М.Г. Наказание в царской России. Система его исполнения. М., 1994. С. 19.
<11> Тальберг Д. Исторический очерк тюремной реформы и современные системы европейских тюрем. Киев, 1875. С. 9.

Обобщая вышеизложенное, понятие объекта пенитенциарной политики можно сформулировать следующим образом: пенитенциарная политика - это порожденное государством системно-структурное образование, которое является составной частью единой политики в области борьбы с преступностью и как комплекс идей, задач и установок закрепляется и реализуется правовыми предписаниями отрасли уголовно-пенитенциарного законодательства. Пенитенциарная политика - понятие собирательное, т.е. это совокупность правовых предписаний уголовно-пенитенциарного права. Соответственно, в исследовании пенитенциарной политики выделяется правотворчество законодателя в сфере реализации уголовно-правовой кары и мер пенитенциарно-педагогического воздействия на осужденных.
Если в более широком контексте объект исследования следует рассматривать как часть общей государственной политики, то предмет, оперируя различными правовыми категориями: субъектные отношения, пенитенциарно-педагогическая деятельность, социальное содержание арестантского труда, тюремного режима исследуют различные направления ресоциализации осужденных. Итак, объект представляет совокупность правовых предписаний, в которых выражены бесконечные формы устрашения, возмездия осужденных. Чтобы исследовать единство карательных мер с элементами пенитенциарно-педагогического воздействия на осужденных в ходе их ресоциализации, необходимо такое временное пространство, в котором четко могли бы себя проявить структурно-функциональные закономерности при ресоциализации пенитенциарной политики. Такой отрезок времени можно было бы назвать предметом исследования.
Что касается пенитенциарной политики на переходе от первой половины XIX к началу XX столетия <12>, то она может быть охарактеризована в целом как направленная на централизацию тюремного управления, формирование срочности системы исправительных учреждений, "экономии" уголовных наказаний, на обеспечение юридического и нравственного исправления преступника и удержание его от повторного совершения преступления, причиняя ему как можно меньше вреда.
--------------------------------
<12> Алексеев В.И. Пенитенциарная политика России во второй половине XIX - начале XX века: Монография. Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2008. 396 с.

Пенитенциарная политика как предмет исследования есть совокупность всех элементов, системообразующая связь которых дает представление о ее содержании. Во-первых, исполнение наказания есть выражение юридического отношения, возникающего между государством и преступником, изменяющего права и интересы осужденного к лишению свободы. Во-вторых, сущностью наказания является реализация кары, исправительно-трудовое, духовно-нравственное воздействия на осужденных, которые применяются исключительно в единстве. Их взаимосвязь в пенитенциарной политике есть не что иное, как карательно-воспитательный процесс, элементы которого стали фактом в правовой действительности исполняемого наказания. В-третьих, тюремная политика есть закономерный процесс защиты общества от посягательств преступного элемента и охранения господствующих общественных отношений.
Изменение пенитенциарной политики в новых исторических условиях объясняется новыми задачами, которые возникли перед тюремной системой в связи с реальными правовыми возможностями реадаптации и ресоциализации арестантов. Пенитенциарно-педагогическая направленность исполнения наказаний реализуется исключительно в системном видении уголовно-пенитенциарного права, эволюция которого сформировала основные контуры пенитенциарной политики.
Возникновение новых норм и их качественная характеристика - это, в свою очередь, закрепление новых пенитенциарно-педагогических направлений, правовых идеалов в пенитенциарной системе, на которую возлагаются надежды на исправление и реадаптацию арестантов. Применяемые наряду с наказанием некарательные воспитательные меры, такие как труд, учеба, воспитание, могут быть в полной мере реализованы как средства исправления.
Специфика политико-правового фактора правотворчества в области пенитенциарно-педагогической деятельности состоит, с одной стороны, в исправлении арестантов, с другой стороны, в снижении карательных элементов в законе, который юридически закрепляет различные правовые режимы отбытия наказания. Субъекты правотворчества пришли к мнению о том, что тюремное заключение как приоритетное направление в пенитенциарной политике не может быть более года постоянного одиночного содержания с обязательными работами в кельях <13>. Многие психологические аспекты тюремного заключения являются необходимым условием социальной оправданности и эффективности правовых норм, направленных на защиту общества от преступных посягательств. Тюремное заключение в модели его преобразования с точки зрения общественной пользы, сначала в форме изоляции преступников, а затем возвращения их в общество после ресоциализации, действительно стало новым в практике исполнения наказания.
--------------------------------
<13> ГАРФ. Ф. 122. Оп. 3. Д. 294. Л. 22 об.

Исходя из срочности наказаний в уголовно-пенитенциарном праве юридически закрепляются уголовно-правовая кара и ее конкретизация. Она регламентирует в первую очередь правовое положение осужденных. Причем принудительные меры, принимаемые органами государственной власти для предупреждения или пресечения правонарушений, означают те фактические результаты, которых добивается государство. Это организационно-правовая основа для модернизации тюремной системы, и представляет собой совокупность различных отношений и в первую очередь с лицом, подвергнутым уголовной ответственности.
Разумеется, предмет пенитенциарной политики не является изолированным как от его объекта, так и от стоящих перед ней целей, ее функций и задач. Однако это не означает, что предмет пенитенциарной политики может подменяться или отождествляться с его объектом или же с его функциональным назначением. В качестве предмета ее исследования выступают общие принципы и исторические закономерности генетической связи элементов права уголовно-правовой кары, пенитенциарно-педагогического процесса, ресоциализации осужденных.
Таким образом, предметом пенитенциарной политики являются конкретные стороны ее проявления, то есть различные социальные аспекты уголовно-пенитенциарных отношений, которые эволюционировали в некую желаемую форму желаемого поведения. Исправление арестанта как функциональная закономерность означает обеспечение такого порядка и условий для осужденного, при которых он не мог бы совершать новых преступлений, а карательная сущность уголовно-пенитенциарного воздействия удерживала бы всех других лиц, склонных к преступлениям.
История российской пенитенциарной политики свидетельствует о том, что основой для преобразования уголовно-пенитенциарного законодательства является последовательное продвижение различных проектов законов, которые с достаточной долей определенности формируют закономерности, принципы уголовно-пенитенциарного права, его функции, так как они выступают в качестве одного из основных инструментов научного исследования. Через них устанавливается связь отношений пенитенциарной практики и пенитенциарной политики, которая способствует глубокому проникновению в исследование процессов реального исполнения наказания.
В последней четверти XIX столетия уголовно-пенитенциарное законодательство, отражая назревшие проблемы борьбы с преступностью, формирует основные направления пенитенциарной политики. Детализируются правовые предписания, изложенные в Законе от 11 декабря 1879 г. "Об основных положениях, имеющих быть руководством при преобразовании тюремной части и при пересмотре Уложения о наказаниях". В нем формируется концепция срочности наказаний.
Названный закон с точки зрения связей между пенитенциарно однородными элементами выступает носителем свойств нового качества системы. В этом смысле государственное волеизъявление в преодолении негативных проявлений в тюремной системе, в обеспечении гуманизации исполнения наказаний - будущее российской пенитенциарной политики.
Такая политика представляет собой юридическое выражение правового порядка в местах лишения свободы, имеет объективную природу и характер закономерного развития. С этих позиций пенитенциарная политика является частью государственной и тем самым "преследует две цели: во-первых, удержать самого преступника от совершения нового преступления в будущем; во-вторых, предостеречь от подобных шагов преступных элементов общества" <14>.
--------------------------------
<14> См.: Алексеев В.И. Психологические аспекты правового регулирования исполнения наказания в виде лишения свободы (1879 - 1917 гг.) // Юридическая психология. 2008. N 2. С. 39.

Знание объекта пенитенциарной политики является необходимым условием познания конкретной ее модели, а представление о предмете пенитенциарной политики заключается в том, чтобы раскрыть совокупность исторических закономерностей исполнения уголовного наказания. Предмет исследует условия приведенных дополнительных аргументов в изучении структурно-функциональных закономерностей связей элементов. Из различения объекта и предмета следует, что последний исследует важнейшие закономерности исполнения наказания, при этом на основе взаимодействия элементов уголовно-правовой кары в соединении с элементами пенитенциарно-педагогического воздействия на арестантов.
Закономерность здесь выступает как форма конкретного проявления закона. Постоянно повторяющиеся причинно-следственные связи представляют собой закономерности в реализации нормативных предписаний, заключающих в себе правовое и нравственное исправление на осужденных.
Для понимания и рассмотрения предмета пенитенциарной политики необходимо выявить и усвоить основные признаки закономерностей реализации пенитенциарной политики и в первую очередь связь между элементами уголовно-правовой кары и ее исполнением, нравственным и юридическим исправлением осужденных. Они выражены в следующих системных свойствах: обеспечение филантропической деятельности, установлении срочности исправительных наказаний, конкретизации правового статуса субъектов карательно-воспитательного процесса, осуществлении специально-предупредительной деятельности в местах лишения свободы в форме совершенствования правового режима исполнения наказания.
Сказанное позволяет вывести определение закономерности карательно-воспитательного процесса в реализации пенитенциарной политики. Закономерность в предметном изучении пенитенциарной политики представляет необходимые повторяющиеся связи элементов уголовно-пенитенциарного права, отраслевого взаимодействия элементов, обеспечивающих ресоциализацию осужденных с элементами управления органами, исполняющими наказания.
Исследование регулятивных свойств тюремного заключения, в котором закон отражает закономерную связь, между элементами права становится необходимым для исполнения как объективная основа принципа связи элементов уголовно-пенитенциарного права, так как вытекает из природы права как регулятора общественных отношений. "В структуре законотворчества аккумулируются разносторонние знания о действительности, ее истории, законодательной технике, технологии и их использование в ходе создания и их реализации" <15>.
--------------------------------
<15> Познышев С.В. Основы пенитенциарной науки. М., 1923. С. 35.

Исходя из изложенного, можно утверждать, что между различными нормами и элементами права, определяющими наказание, и нормами права исправительного воздействия существуют разнообразные внутренние связи: субординационные (иерархические), координационные, корреляционные и информационные <16>. Существующая упорядоченность норм и элементов права имеет разные направления в обеспечении правового регулирования, а значит, можно говорить о разных системообразующих признаках, связях и отношениях.
--------------------------------
<16> Алексеев В.И. Системообразующие связи пенитенциарной политики (1872 - 1917 гг.) // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2008. N 5. С. 31; Алексеев В.И. Пенитенциарная политика: система, элементы (1872 - 1917 гг.) // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2008. N 3. С. 32 - 33.

В обновленном уголовно-пенитенциарном законодательстве установлена новая организационно-правовая система, в которой уголовная юстиция трактует возмездие в форме кары как важнейшую цель уголовного наказания. Концепция общего предупреждения преступности как функция наказания взаимодействует с мерами пенитенциарно-педагогического воздействия. В итоге карательная сила воздействия на арестантов способствует изменению их психики в желательную для воспитания сторону, т.е. в сторону исправления, она заставляет их отказаться от прежних вредных для общества привычек и наклонностей <17>. В итоге частно-предупредительное значение лишения свободы приобретает воспитательное значение, а уголовно-правовая кара имеет тенденцию к ее снижению.
--------------------------------
<17> См.: Гернет М.Г. В тюрьме. М.: Госюриздат, 1930. С. 759.

Функциональный аспект пенитенциарной политики как предмет исследования состоит в реализации цели исправления, который предполагает взаимодействие карательного, исправительного, филантропического элементов, направленных на формирование у осужденных уважительного отношения к закону и стимулирование правопослушного поведения.
Социально-интегративная роль уголовно-пенитенциарного права представляет собой тесную связь его элементов, обеспечивающих ресоциализацию осужденных. В пенологической науке делается упор на соблюдение тюремной дисциплины, обеспечения арестантского труда, надзора, пенитенциарно-педагогической деятельности. Причем весь спектр пенологических исследований с середины XIX в. имеет тенденцию в предоставлении права Обществу попечительному о тюрьмах осуществлять пенитенциарную деятельность и освобождении от несвойственных ему функций.
Во второй половине XIX в. в пенитенциарной политике отдается предпочтение исправительным наказаниям. Они становятся приоритетным направлением в тюремной политике. Проведенный М.Н. Гернетом статистический анализ соотношения уголовных и исправительных наказаний показал, что если правоприменительные органы в 1860 г. назначали тюремное заключение лишь 3,8%, то в 1866 г. этот процент возрос до 23,5%. Тюрьма тем самым окончательно ставит точку под прошлым, в котором она играла лишь вспомогательную роль, дополнение к телесным наказаниям <18>.
--------------------------------
<18> См.: Гернет М.Г. История царской тюрьмы. М., 1961. Т. 2. С. 541.

Закон от 11 декабря 1879 г. в статической совокупности его нормативных установлений, во-первых, соединил функции карательных и исправительных элементов исполнения наказания, во-вторых, системность пенитенциарного воздействия на арестантов получает свое развитие в форме убеждения и принуждения.
Отсюда следует, что в теоретико-методологическом плане изучение системы тюремного управления отражает одновременно два разнонаправленных процесса: дифференциацию элементов тюремного управления и интеграция элементов функций тюремного управления. Исходя из изложенного формируется строго очерченная вертикаль власти, это способствует проходимости управляющих воздействий к управляемым объектам с элементами обратной связи. Они дают возможность узнать об управляемой системе в центральном органе тюремного управления.
Таким образом, уголовно-пенитенциарное право четко выделяет предмет и его как бы расщепляет на отдельные направления пенитенциарно-правового воздействия. Иначе говоря, предмет пенитенциарной политики выделяется из объекта в ходе познавательной деятельности субъектом познания. Важнейшая тенденция в познании пенитенциарной политики - это установление единства связи уголовного наказания с элементами пенитенциарно-педагогического воздействия. Она призвана обеспечить укрепление правопорядка, ресоциализацию осужденных, достижение целей специально-предупредительной деятельности в местах лишения свободы.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU