УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Григорьев О.В. Процессуальные особенности рассмотрения дел военными судами в феврале - октябре 1917 г.

// История государства и права. 2012. №16. С. 29-31.

 

Период правления Временного правительства (февраль - октябрь 1917 г.) - это весьма значимый переходный период в развитии как российской государственности в целом, так и российской судебной системы в частности. Этот исторический этап связан во многих отношениях с социально-правовым дуализмом, в том числе в государственно-правовой, судебной и военно-судебной сферах. Временное правительство пыталось максимально использовать основные положения Устава уголовного судопроизводства 1864 г. при разрешении вопросов военного судопроизводства. Уже в Приказе N 233 по Военному министерству от 21 апреля 1917 г. отмечалось, что "действующие по военному и военно-морскому ведомству постановления о судоустройстве и судопроизводстве военно-уголовных дел не отвечают интересам правильного отправления правосудия и новым условиям войсковой жизни" и ставилась задача "ввести неотложные преобразования в порядке производства по военно-уголовным делам". Этим же Приказом вводились временные правила об устройстве полковых судов в мирное и в военное время.
Существо временных правил сводилось к следующему: 1) законными поводами к возбуждению уголовного дела являются сообщения командира полка, полкового и ротного комитета, представления ротного дисциплинарного суда, а также сообщения военно-судебных и административных органов, должностных лиц, жалоба потерпевшего и явка с повинной; 2) суд при подсудности ему дела принимает его к своему производству и рассматривает по существу при наличии достаточных доказательств либо направляет для производства дознания или передает дело по подсудности; 3) приговор суда вступает в силу без утверждения его строевым командиром.
Двенадцатого июня 1917 г. Приказом N 344 по Военному министерству были введены в действие Правила о производстве дел в полковых судах. Следует обратить особое внимание на то, что в данном Приказе прямо указывалось, что при применении вводимых правил следовало также руководствоваться Инструкцией полковым судам, введенной в действие Приказом от 1896 г. N 319, - в части, не противоречащей вновь вводимым правилам.
В Приказе также подчеркивалось, что этими Правилами выборному полковому суду предоставлена самостоятельность в его судебной деятельности. По существу, Правила от 12 июня 1917 г. представляли собой военно-уголовно-процессуальный кодекс, в котором определялся порядок судопроизводства от возбуждения уголовного дела до его разрешения. Эти Правила состояли из 10 разделов, 4 глав и 262 статей.
Правила предоставляли обвиняемому достаточно широкие права для защиты от обвинения: он имел право знакомиться с материалами дела уже с момента принятия их к производству в полковом суде, мог ходатайствовать о вызове дополнительных свидетелей, просить о предоставлении защитника по своему выбору. Правда, специально оговаривалось, что в районе театра военных действий вызов и допрос свидетелей, находящихся вне места производства суда, является необязательным, что обусловливалось обстоятельствами военного времени.
Уголовные дела рассматривались в открытом судебном заседании. Исключения из этого правила допускались лишь в случаях, когда публичное рассмотрение уголовного дела оскорбляло нравственное или религиозное чувство и когда по ходатайству сторон суд признавал, что с учетом тяжести и характера совершенного преступления публичное разбирательство ставит потерпевшего в особо тягостное положение. Однако и в этих случаях суд мог допустить в закрытое судебное заседание командира полка и по указанию сторон не более трех человек с каждой стороны.
Лица, по сообщению которых было возбуждено уголовное дело, могут поддерживать обвинение как лично, так и через своего представителя. Как правило, дело должно было рассматриваться в одном судебном заседании. Достаточно подробно во временных правилах описывался порядок судебного разбирательства и процедура исследования доказательств, что имело немаловажное значение для состава суда, так как подавляющее большинство судей не имели соответствующей юридической подготовки. В судебном разбирательстве был в значительной мере заимствован соответствующий раздел из Военно-судебного устава 1867 г.
В Правилах содержалось важное положение о том, что суд должен был принимать решение по рассмотренному им уголовному делу только на основании исследованных в судебном разбирательстве доказательств и оценивать их в совокупности по своему внутреннему убеждению. Приговор сначала составлялся краткий и подписывался судьями, а затем в присутствии обвиняемого председатель суда оглашал приговор и порядок обжалования приговора. Подробный приговор составлялся в течение трех дней, и с него выдавалась копия. В войсковом районе театра военных действий подробный приговор не составлялся. По каждому рассматриваемому делу делопроизводитель полкового суда должен был вести особый журнал судебного разбирательства. Показания свидетелей, заявления и возражения сторон вносились в журнал вкратце, прочитывались делопроизводителем тем лицам, которыми они были сделаны, и подписывался грамотными. Журнал подписывается председателем полкового суда и делопроизводителем.
Здесь стоит обратить внимание на попытку, без ущерба для сторон, упростить процедуру постановления приговора: суд принимает решение по основным вопросам уголовного дела о виновности или невиновности, квалификации преступных действий подсудимого, о применении или неприменении к нему уголовного наказания, о виде и размере наказания. Принятое решение объявляется в открытом судебном заседании, а полный текст приговора может уже изготавливаться в иных процессуальных условиях вне рамок совещательной комнаты. Это особенно важно, когда военный суд рассматривает уголовное дело в условиях боевой обстановки.
Анализ содержания Правил о производстве дел в полковых судах от 12 июня 1917 г. позволяет сделать вывод о том, что они довольно подробно регламентировали вопросы организации их деятельности. В то же время обращает на себя внимание, что их разработчики стремились, с одной стороны, как можно ближе подойти к Судебным уставам 1864 г. в вопросах судопроизводства, и в то же время широко применяли выборные начала в формировании суда. Необходимо отметить и то, что подсудность полковых судов стала распространяться не только на солдат, но и на все категории военнослужащих вплоть до командира батальона.
Существенным затруднением в работе полковых судов было то, что его члены не имели зачастую не только юридической, но и достаточной общей подготовки, особенно солдаты. Объективно это в какой-то мере компенсировалось несложностью дел и требованием к делопроизводителю иметь специальную или хотя бы достаточную общеобразовательную подготовку. Конечно, рассмотренные Правила были значительным шагом вперед в поддержании дисциплины в войсках по сравнению с аналогичными документами царской армии, но в условиях политического и экономического кризиса в стране, неудач на фронтах полковой суд вряд ли мог надлежаще выполнять свои функции.
При создании полковых судов расширение демократических основ выразилось в следующем: расширился состав суда, в него были введены солдаты; полковые суды стали создаваться путем выборов через выборщиков, в свою очередь, избранных на собраниях рот (для избрания полковых судей из числа солдат) и на общем собрании офицеров и чиновников полка (для избрания судей из числа офицеров), а не путем назначения трех офицеров, как в царской армии. Резко возросла роль выборных органов (ротного и полкового комитетов, ротных дисциплинарных судов).
В большей степени стали соблюдаться принципы гласности, состязательности и независимости судов; полковой суд наравне с командиром полка и военно-общественными организациями стал пользоваться правом возбуждения дел, назначения производства дознания; была введена обязательная защита подсудимого, причем защитником мог быть всякий, кому не было запрещено законом выполнять эти функции. Судебное разбирательство должно было проходить устно и публично, случаи закрытия дверей были сведены к минимуму, всем присутствующим в зале заседания разрешалось сидеть (в царской армии это запрещалось нижним чинам); приговоры полковых судов вступали в силу без утверждения их командиром полка.
В то же время не было предусмотрено какое-либо правовое обучение членов полковых судов, тем более что в состав их входили не только офицеры, имеющие определенное образование, но и солдаты, которые в основной своей массе были малограмотными. Не продумана была система контроля за деятельностью полковых судов и их отчетность. Деятельность полковых судов в условиях, когда воинские начальники всех уровней были de facto лишены дисциплинарной власти, приносила определенные результаты, но все-таки их работа в конкретных исторических условиях, при наличии глубокого экономического и политического кризиса была малоэффективной, и они не полностью оправдывали возлагавшиеся на них надежды.
Временное правительство Постановлением от 13 июня 1917 г. отменило военно-полевые суды, но, как уже отмечалось выше, 12 июля 1917 г. учредило военно-революционные суды в составе 3 офицеров и 3 солдат, которые рассматривали дела в ускоренном порядке. Производство в военно-революционных судах выглядело следующим образом. Дела решались по большинству голосов. При равенстве их принималось мнение, благоприятное для подсудимого. Допускалось направление дела из суда к производству предварительного следствия, если суд найдет его "неразъясненным", после чего оно получает ход в общем порядке.
Приговор военно-революционного суда вступал в законную силу немедленно по объявлении его на суде и безотлагательно приводился в исполнение. Предусматривалось, что в случае, если суд признает необходимым смягчить назначенное наказание свыше пределов предоставленной ему власти, то представляет ходатайство о том командующему фронтом, причем исполнение приговора отлагается до разрешения ходатайства.
С первых же шагов деятельности военно-революционных судов обнаружились многочисленные и вопиющие нарушения законов и отступления от элементарных норм правосудия. Отовсюду поступали сообщения о несовершенстве "судебной техники", отсутствии в судах "элементов справки, опыта и подготовленности", недопустимых отступлениях не только от форм и обрядов судопроизводства, но и от основных начал правосудия <1>. Сплошь и рядом суды неверно квалифицировали преступления и выносили приговоры, явно не соответствующие обстоятельствам дела. Большинство дознаний проводилось неудовлетворительно, все материалы дела порой вмещались на нескольких небрежно написанных страницах. Отсутствовало определение вины и обвинения по фактическим признакам. Обвиняемому вместо факта преподносили юридические признаки такового <2>.
--------------------------------
<1> Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 9. Оп. 19/88. Ед. хр. 23. Л. 117 - 118.
<2> Там же. Ф. 2003. Оп. 2. Ед. хр. 830. Л. 107 - 108.

Не случайно главный военный прокурор вынужден был направить телеграмму военным прокурорам всех фронтов, в которой предписывалось усилить надзор за деятельностью этих судов, соблюдением подсудности уголовных дел, порядком рассмотрения дел в судебных заседаниях, законностью выносимых приговоров <3>. Оценивая деятельность военно-революционных судов, начальник Главного военно-судного управления А.В. Апушкин наименовал их "суррогатными органами правосудия", имеющими больше недостатков, чем достоинств, вызывающими к себе отрицательное отношение. Недостатки этих судов, совершенно беспомощных в юридическом отношении, сказались с первых же шагов их деятельности.
--------------------------------
<3> Там же. Ф. 9. Оп. 19/88. Ед. хр. 23. Л. 23.

По мнению А.В. Апушкина, военно-революционные суды стали применять "новый уголовный закон к преступлениям, совершенным до его издания; допускали грубые нарушения правил о подсудности; постановляли приговоры о наказаниях, явно не соответствовавших тяжести вины; явно признавая свою беспомощность и неспособность рассмотреть переданные им дела, они направляли таковые на рассмотрение судов нормального типа".
Хотя военно-революционные суды в значительной мере дискредитировали себя, Временное правительство упорно не желало их упразднить и передать дела, подсудные им, в корпусные и окружные суды для рассматривания в ускоренном порядке, на чем настаивали многие командующие и комиссары фронтов и армий. Временное правительство ограничивалось лишь тем, что 10 октября 1917 г. установило "контроль" военной прокуратуры над деятельностью этих судов. Но уведомление об этом постановлении поступило в канцелярию военного министра лишь 20 октября 1917 г. Следовательно, практически никакого надзора за деятельностью установлено не было. Телеграмма А.Ф. Керенского от 28-го сентября 1917 г. о неприведении в исполнение смертных приговоров до особого распоряжения юридически не упраздняла военно-полевых судов и не препятствовала им выносить смертные приговоры.
Таким образом, введение Временным правительством 12 июля 1917 г. военно-революционных судов и восстановление смертной казни на фронте свидетельствовало о нарушении устоев правосудия и стремлении установить новое средство подавления революционного движения солдатских масс. Военным командованием, комиссарами Временного правительства и самими судами допускались грубые нарушения даже царских уголовных и уголовно-процессуальных законов. Отрицательное отношение к этим судам вынудило ставить вопрос об упразднении их и передаче подсудных им дел в обычные военные суды, хотя Временное правительство так и не решилось выполнить актуальную задачу отмены одиозной военно-полевой юстиции, лишь объявив о подчинении их военно-прокурорскому надзору, который практически так и не был установлен.
Наиболее серьезные изменения в сфере военно-уголовного судопроизводства в период февраля - октября 1917 г. были внесены, благодаря изданию Правил о производстве дел в полковых судах от 12 июня 1917 г. В них были усилены такие демократические принципы судопроизводства, как гласность, участие представителей общественности в отправлении правосудия, право обвиняемого на защиту. Однако в условиях нараставшего кризиса в стране и в вооруженных силах более демократические нормы военно-уголовного судопроизводства объективно не могли быть претворены в правоприменительной практике.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU