УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Беляев В.П., Ларина О.Г. Образование института государственного контроля и надзора в России

// История государства и права. 2012. №17. С. 33-37
 

Общеизвестно, что для государственной деятельности контроль, надзор, проверка исполнения законов являются неотделимыми от самой ее природы. Но специальный институт контроля и надзора возникает только при наличии определенных условий, характеризующих общественный и государственный строй страны. Во-первых, это наличие писаного права (законов, указов, инструкций и т.п.); во-вторых, структурирование общества и столкновение интересов общественных групп, частных лиц с интересами государства; в-третьих, революционные изменения в общественном, государственном устройстве, а также в законодательстве и т.д.
Поиск эффективного механизма контроля начался в России в период формирования централизованного государства. По мнению С.М. Казанцева, в московский период контроль присутствует в двух формах: "народный надзор", осуществляемый выборными лицами от населения ("целовальники") и "высший надзор", осуществляемый специальными органами или должностными лицами (Боярская дума как высший орган государственного управления по Судебнику 1497 г.) <1>. При Иване Грозном возникает своеобразная система контроля - опричники. Однако, полагаем, этот институт нельзя считать формой надзора - это больше побочный продукт поиска, носивший временный характер и не оправдавший своей деятельностью возлагавшихся на него надежд. Определенные черты надзорного органа имели Челобитный приказ, приказ Приказных дел, приказ Тайных дел Алексея Михайловича (1654 - 1676 гг.) <2>. Указанные органы выполняли некоторые функции по надзору, но их деятельность не носила постоянного характера и имела своей целью не предупреждение нарушений закона, а наказание виновных. Следовательно, эти органы нельзя считать надзорными, они не могут считаться даже родоначальниками (предшественниками) таковых. Заметим, что такую точку зрения высказали А.Д. Градовский, Н.В. Муравьев, В.И. Веретенников и др.
--------------------------------
<1> Казанцев С.М. История царской прокуратуры. СПб., 1993. С. 8 - 9.
<2> Сергеевич В.И. Лекции и исследования по древней истории русского права. СПб., 1910. С. 290 - 291; Гурлянд И.Я. Приказ великого государя Тайных дел. Ярославль, 1902. С. 314, 332.

Первая четверть XVIII столетия - это, по мнению многих историков, время становления абсолютизма в России, время бурных изменений в обществе, государственном устройстве, законодательстве. Царь Петр, стремившийся сделать Россию великой и сильной державой, нуждался в хорошо отлаженном государственном аппарате, быстро и эффективно претворявшем его замыслы в жизнь. Действующий аппарат, который он получил в наследство, не имел четкой законодательной регламентации прав и обязанностей должностных лиц, что обусловило отсутствие реальной возможности привлечения чиновников к ответственности и, как следствие, малоэффективное управление государством. Местничество, привычка смотреть на должность как на источник доходов, мздоимство, волокита - вот неполный перечень проблем того времени <3>. Поэтому в первой четверти XVIII века Петр I кардинально реформирует высшие и центральные органы власти. Создавался малочисленный, централизованный, способный более быстро и решительно исполнять волю царя государственный аппарат, функции, устройство и порядок деятельности которого были четко определены законодательно.
--------------------------------
<3> Беляев В.П. Надзор: его истоки в России // Административное право и процесс. 2004. N 2. С. 44.

В такой обстановке Петр I нуждался в органе, который, с одной стороны, осуществлял бы надзор за соблюдением законов центральной власти на местах, не допуская отклонений и объясняя смысл вновь издаваемых указов, а с другой стороны, осуществлял бы от имени императора надзор за деятельностью созданных им Сената и других учреждений. С этой целью Петр Великий Указом от 2 марта 1711 г. "Об обязанностях Сената" <4> учреждает должности фискалов при всех государственных учреждениях. Разъяснение обязанностей фискалов изложено в Указе от 5 марта 1711 г.: фискалу поручалось "над всеми тайно надсматривать и проведывать про неправый суд, також - в сборе казны и прочего". В последующих указах и инструкциях права и обязанности фискалов были определены более точно: фискал должен был не только обнаруживать нарушения закона, но и обвинять преступника непосредственно в Сенате. На фискалов был возложен тайный надзор за действиями всех должностных лиц.
--------------------------------
<4> Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). Т. IV. N 2331.

К представителям высшего надзорного органа власть предъявляла высокие нравственные требования, некий моральный ценз, убедительно показывающий, что Петр I возлагал на фискалов большие надежды и стремился поднять и закрепить их авторитет на высоком уровне. К фискалам предъявлялись особые требования порядочности и честности, и если они не оправдывали доверия, то жестко наказывались. Наказание приобретало характер показательности и воспитательную направленность, чтобы другим неповадно было обманывать казну, государя <5>. Заметим, что эти требования для современных государственных служащих более чем актуальны. Кроме того, были учреждены должности провинциал-фискалов и нижестоящих фискалов с той же компетенцией, что и у обер-фискала при Сенате, за исключением права обвинять "вышнего судью", то есть сенатора <6>. Следовательно, в основу построения системы фискалитета был заложен важный принцип единства и неделимости этого органа, который характерен для всех надзорных органов.
--------------------------------
<5> См.: Ларина О.Г. Категория финансовых прерогатив государства в историко-правовой науке // Изв. Курского гос. техн. ун-та. 2010. N 2.
<6> Памятники русского права. Вып. VIII. С. 46.

Важным этапом в становлении фискалитета было принятие 17 марта 1714 г. Указа "О фискалах, о их должности и действии" <7>, который более четко определил функции, порядок деятельности, структуру, штаты, ответственность и прочие компоненты статуса фискальской службы. Наиболее важный критерий, положенный законодателем в основу определения их компетенции - "взыскание всех безгласных дел": а) проведывать и доносить обо всех нарушениях закона; б) о взяточничестве, казнокрадстве и прочем, "что во вред государственному интересу быть может" (в том числе о злом умысле против персоны его величества, измене, возмущении или бунте <8>); и в) о других делах народных, по которым нет челобитчика.
--------------------------------
<7> ПСЗ. Т. V. N 2786.
<8> ПСЗ. Т. VI. N 3876.

Не вдаваясь в детальное исследование фискалитета, отметим, что существование его было недолгим. В декабре 1729 г. Верховный тайный совет ликвидировал фискалов как должность и как институт <9>: все фискальские дела, денежная казна, имущество и функции были распределены между различными учреждениями.
--------------------------------
<9> ПСЗ. Т. VIII. N 5431, 5494.

Думается, что необходимость надзора за исполнением законов в первую очередь возникает в таком государстве, где есть хотя бы более-менее упорядоченная система законодательства. Эта необходимость реализуется путем создания надзирающих органов и наделения их соответствующими функциями с целью обеспечения эффективности управления обществом и государственным аппаратом. Подобные органы имеют в различных странах неодинаковые наименования, несовпадающие объемы полномочий, круг обязанностей, функции, но общим для них является основное - обеспечение верховенства законов и единообразия их применения.
Появлению прокуратуры в России предшествовало, как уже отмечалось, несколько различных форм надзорной власти (хотя они и были в зачаточном состоянии). И, несмотря на то что фискалитет был прообразом прокуратуры, поскольку он не выполнил своей надзорной функции, поиски более эффективного органа надзора продолжались. К двадцатым годам XVIII в. эти поиски завершились учреждением института государственного органа - была создана прокуратура. Для учреждения столь сложного института необходима была тщательная проработка всех его элементов, как на теоретическом, так и на законодательном уровнях. При этом был учтен опыт аналогичных институтов в европейских странах, подобие которых мечтал создать царь. Венцом стал его Указ от 12 января 1722 г. <10>, которым учреждались должности генерал- и обер-прокурора при Сенате и должности прокуроров при всех коллегиях. На генерал-прокурора возлагались обязанности наблюдать за правильным производством дел вообще и в Сенате в особенности, а также за исполнением уже решенных дел. Аналогично была определена компетенция прокуроров при коллегиях: они наблюдали за правильным производством дел и за практическим исполнением указов. 18 января 1722 г. специальным Указом были учреждены прокуроры в провинциях при надворных судах, что положило начало местной (губернской) прокуратуре <11>. Названными Указами определялись структура органов прокуратуры, а также их компетенция: первым прокуроры были уполномочены осуществлять надзор за соблюдением законов органами власти и управления, вторым - осуществлять надзор за судами.
--------------------------------
<10> ПСЗ. Т. VI. N 3877.
<11> Российское законодательство X - XX вв. М., 1986. Т. 4. С. 184; ПСЗ. Т. VI. N 3880.

В дальнейшем продолжалась тщательная проработка законопроектов, определяющих статус прокуратуры: о Сенате, о генерал-прокуроре, о прокурорах коллегий. Последний был утвержден 5 апреля 1722 г. <12> и составил раздел Регламента Адмиралтейств-коллегии (позже на его основе были составлены положения о прокурорах других коллегий и надворных судов <13>). Затем 27 апреля 1722 г. были приняты Указы "О должности Сената" <14> и "О должности генерал-прокурора" <15>. Последний Указ оставался основным законодательным актом о прокуратуре на протяжении всего XVIII столетия.
--------------------------------
<12> ПСЗ. Т. VI. N 3937.
<13> Воскресенский Н.А. Законодательные акты Петра I. М.; Л., 1945. С. 319.
<14> Российское законодательство. Т. 4. С. 189 - 193.
<15> ПСЗ. Т. VI. N 3979.

"Должностью" определялись основные задачи, а также принципы организации и деятельности прокуратуры. Генерал-прокурор наделялся широкими полномочиями по надзору за Сенатом: он смотрел за тем, чтобы сенаторы правильно разрешали все дела согласно указам; при обнаружении нарушения обращал их внимание на ошибку и предлагал устранить ее. В случае если Сенат должным образом не реагировал на предложение прокурора, он мог приостановить действие любого решения Сената и обязан был доложить об этом царю в письменной форме в установленные сроки. Если генерал-прокурор не мог определить, допущено ли нарушение закона, он мог приостановить дело и проконсультироваться, "с кем заблагорассудит", после чего передать дело на рассмотрение царя. Делопроизводство в Сенате было письменным, поэтому генерал-прокурор обязан был вести особый журнал, где протоколировал ход заседания.
В соответствии с указом "О должности Сената" генерал-прокурор наделялся полномочиями для придания оперативности работе Сената: он определял, какие дела следует рассматривать в первую очередь, сколько требуется времени Сенату для обсуждения того или иного дела. В случае необходимости генерал-прокурор напоминал сенаторам об их долге и следил за тем, чтобы они не злоупотребляли своим положением (раздел IV Указа "О должности Сената" <16>). Законодатель определил конечный результат деятельности генерал-прокурора, степень ее эффективности: он должен был не только предотвращать нарушения закона, но и следить за тем, чтобы указы исполнялись и самим Сенатом "не на столе токмо, но и самым действом" (раздел I, п. 2 Указа "О должности генерал-прокурора"), "понеже всуе законы писать, когда их не хранить или играть ими как в карты" <17>. В случае неисполнения какого-либо указа или решения генерал-прокурор должен был выяснить причины происшедшего, предложить Сенату ликвидировать такое положение и занести этот факт в книгу регистрации исполнения <18>. Еще одна характерная деталь: прокуратура была поставлена над фискальными органами, и в обязанности генерал-прокурора входил надзор за фискалами.
--------------------------------
<16> Российское законодательство. Т. 4. С. 191 - 197.
<17> Указ от 17 апреля 1722 г. "О хранении прав гражданских" // Российское законодательство. Т. 4. С. 186.
<18> Там же. С. 197.

Основным принципом организации прокуратуры была строгая централизация, однако прокурорские чины не состояли в иерархической зависимости друг от друга; коллежские и губернские прокуроры непосредственно подчинялись генерал-прокурору. Они являлись как бы "оком генерал-прокурора" на местах, действуя от его имени, под его наблюдением и покровительством <19>. От него они получали наставления и указания, к нему обращались со своими письмами и протестами. Генерал-прокурор помимо руководства осуществлял надзор за прокурорами, так же как и за фискалами. В случае совершения прокурорами проступка или преступления, генерал-прокурор предлагал их дела, впрочем, равно как и доносы прокуроров (и на них), для рассмотрения Сенату.
--------------------------------
<19> Беляев В.П. Государственный финансовый контроль России в первой половине XIX века // Финансовое право. 2005. N 2. С. 19.

В соответствии с Указом от 17 апреля 1722 г. "О хранении прав гражданских" на генерал-прокурора возлагалась обязанность, выявив пробел в законодательстве, ставить вопрос перед Сенатом для выработки проекта решения, представляемого императору на утверждение. В ситуации, когда сам царь и Сенат (как законосовещательный орган <20>) вели активную, хотя и неупорядоченную правотворческую деятельность, а кодификация законодательства отсутствовала, право законодательной инициативы генерал-прокурора представляло собой значительное достижение в деле управления государством.
--------------------------------
<20> Российское законодательство. Т. 4. С. 189 - 190.

На местах прокуроры осуществляли надзор за тем, чтобы в своей должности центральные и местные учреждения не допускали нарушений закона. Для этого они должны были: а) напоминать чиновникам об их обязанностях; б) предлагать устранить допущенные ими нарушения; в) опротестовывать и приостанавливать действие их незаконных решений, о чем г) доносить генерал-прокурору в течение трех дней. При осуществлении своих функций прокуроры имели право присутствовать на заседаниях поднадзорных учреждений. В те же дни, когда коллегия не заседала, прокурор должен был проверять ее деятельность и сообщать о нарушениях на следующих заседаниях. Основным и единственным методом деятельности прокуроров был, как уже отмечалось выше, гласный надзор. Поэтому на законодательном уровне прокурорам обеспечивалась свобода доступа к документам, касающимся деятельности тех учреждений, надзор за которыми они осуществляли. Для этого на обер-секретаря и всех служащих коллегии возлагалась обязанность представлять по требованию прокурора все материалы. Прокурору коллегии была подчинена вся канцелярия коллегии, к нему поступали фискальские доносы, а он был обязан принимать их, расследовать и предлагать на рассмотрение в соответствующие учреждения. Помимо протестов по делам от прокуроров надворных судов к генерал-прокурорам поступали различные справки и статистические отчеты отдельно по фискальским, "интересным" (делам большой политической или общественной значимости) и другим делам <21>. Кандидатуры на должности прокуроров подбирал генерал-прокурор, но утверждались и назначались они Сенатом, перед ним же и несли ответственность за проступки по службе.
--------------------------------
<21> Веретенников В.И. Очерки истории генерал-прокуратуры в России до Екатерининского времени. Харьков, 1915. С. 88.

Нельзя не отметить то обстоятельство, что 11 мая 1722 г. была учреждена должность обер-прокурора Синода и надзор был распространен на высший орган духовной власти в государстве.
Следовательно, в 1722 году в России был создан государственный орган, осуществлявший от имени и по поручению верховной власти повсеместный и постоянный надзор за действиями и решениями Правительствующего сената, других центральных и местных учреждений. В то же время подчеркнем, что в компетенцию прокуроров уголовное преследование не входило.
Архивное законодательство свидетельствует, что прокуратура изначально создавалась как орган надзора за законностью. Ее учреждение было закономерным и объективно обусловленным, хотя надзорная функция могла быть возложена на уже существовавшие органы, в том числе и на фискалов.
В свою очередь, история Государственного контроля как отдельного, самостоятельного ведомства, по утверждению ученых, началась 28 января 1811 г. высочайше утвержденным Манифестом Александра I "Об устройстве Главного управления ревизии государственных счетов" <22>, согласно которому указанное ведомство обязано было проверять приходы и расходы "всех казенных и общественных сумм и капиталов".
--------------------------------
<22> Манифест от 28 января 1811 г. "Об устройстве Главного управления ревизии государственных счетов" // ПСЗ. Собр. 1. Т. XXXI. СПб., 1830. N 24502.

Граф М.М. Сперанский одним из основных положений предложил подчинение всех министерств контролю Госсовета, а всех расходов - Государственному контролю. В соответствии с императорским Манифестом на Государственный контроль возлагались обязанность проверки и ревизии доходов и расходов всех казенных и общественных денег, а также надзор за их движением. Впервые военное и морское ведомства, тратившие большие суммы, теперь подчинялись Государственному контролю <23>. Первым Государственным контролером был назначен барон Б.Б. Кампенгаузен.
--------------------------------
<23> См.: там же. Ст. 564.

В соответствии с Манифестом от 25 июня 1811 г. при Государственном контролере образовывался Совет для рассмотрения дел, "требующих по важности своей общего соображения" (в разное время он назывался по-разному: Совет главного управления ревизии государственных счетов, Совет Государственного контролера, Совет Государственного контроля), в который входили Государственный контролер и директора департаментов. В его ведении также находились вопросы, связанные с рассмотрением годовых смет и отчетов, претензий частных лиц к казне, проступков чиновников контрольного ведомства и т.п. Заметим, принимаемые им решения имели рекомендательный характер. Но вместе с тем значимость Совету придавало то, что в случае отсутствия Государственного контролера (по болезни или иным причинам) ему предоставлялось право руководства Главным управлением.
Что же касается компетенции непосредственно Главного управления, то по Манифесту от 28 января 1811 г. на данное учреждение возлагалась обязанность контролировать законность финансовых операций, проводимых с бюджетными средствами, и правильность государственной отчетности. При этом факт правильности проверяемых счетов утверждался выдачей расчетных свидетельств (квитанций). В случае же выявления каких-либо несоответствий ("неисправностей счетов или действительных начетов") виновные привлекались к ответственности. Кроме того, Главное управление одновременно составляло "сличительные расчеты или балансы, по коим можно было бы усмотреть выгоды, приобретенные казною при разных предприятиях (операциях), или убытки, ею понесенные, хотя бы, впрочем, самое производство их и счеты найдены были в порядке" (§ 2).
Положительное новшество состояло в том, что данное ведомство получило право проверять эффективность и целесообразность всех финансовых операций со средствами казны. Это позволяло оценивать составленную роспись государственных доходов и расходов с практической точки зрения и избежать в будущем нецелесообразного использования казенных средств.
Рассмотренные службы (фискалитет, прокуратура) и Государственный контроль (как орган) заложили в Российском государстве основы института государственного контроля и надзора, который в видоизмененных формах существует и поныне, требуя всестороннего изучения и постоянного совершенствования.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU