УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Тарасова И.А. Организация и осуществление полицейского надзора в сфере общественной и частной благотворительности в императорской России

// История государства и права. 2012. №23. С. 17 - 20.

 

Предпосылки развития полицейского надзора за благотворительной деятельностью содержались в "Дополнении к Большому наказу" от 28 февраля 1768 г. В соответствии со ст. 557 органы полиции были обязаны запрещать "недозволенные сходбища и собрания" <1>. Постепенно надзор за деятельностью всех общественных и частных организаций, в том числе и благотворительных, становится одной из основных обязанностей полиции. Он распространился на все общественные и частные организации, уставы которых не были учреждены правительством. С учреждением в 1802 г. Министерства внутренних дел надзорные функции выполняло I Отделение Экспедиции спокойствия и благочиния <2>. С учреждением в 1811 г. Министерства полиции полицейский надзор за деятельностью благотворительных обществ и частных лиц осуществлялся Особенной канцелярией при министре полиции <3>, которая после упразднения Министерства, с 1819 г., входила в Министерство внутренних дел. Особенная канцелярия осуществляла систематический надзор за общественными благотворительными организациями с целью предотвращения антигосударственной деятельности и пропаганды.
--------------------------------
<1> Цит. по: История органов внутренних дел: Сборник документов. Вып. 2 / Сост. А.Я. Малыгин, М.И. Сизиков. Курск, 1998. С. 37.
<2> Сизиков М.И., Борисов А.В., Скрипилев А.Е. История полиции России (1718 - 1917 гг.). Вып. 2: Полиция Российской империи XIX - начала XX в. М., 1992. С. 5.
<3> ПСЗ. Собр. I. Т. XXXI. N 24687. С. 720.

В период правления Николая I правительственному контролю за деятельностью благотворительных обществ придавалось большое значение, что было связано с политикой всеобщих запретов и ограничений. С 1826 г. в целом надзорные функции осуществлял специализированный орган политической полиции - III Отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. Надзорная деятельность III Отделения осуществлялась и в царствование Александра II, хотя и не в такой жесткой форме, что было обусловлено лояльностью правительства к общественной и частной благотворительности. В Секретном архиве III Отделения сохранились сведения о надзоре за деятельностью благотворительных обществ и заведений, а также благотворительности частных лиц на протяжении всего периода существования III Отделения (1826 - 1880).
Надзор осуществлялся служащими III Отделения, прежде всего, с целью выявления антиправительственной деятельности членов благотворительных обществ. Агенты предоставляли шефу жандармов сведения о деятельности благотворительных обществ и заведений в плане соответствия уставу, наличия или отсутствия злоупотреблений <4>.
--------------------------------
<4> ГАРФ. Ф. 109. СА. Оп. 3. Д. 2670. Л. 1 - 3; Д. 2665. Л. 1 - 2; Д. 2666. Л. 1.

При получении сведений о злоупотреблениях служащих в благотворительных заведениях руководство III Отделения поручало жандармам провести расследование, о результатах которого следовало немедленно сообщить шефу жандармов <5>. Например, для проверки сведений о злоупотреблениях в управлении Императорского Человеколюбивого общества, полученных III Отделением, по указанию императора Александра II в 1866 г. была создана секретная комиссия <6>. В 1868 г. было проведено расследование о жестоком обращении с детьми в больнице воспитательного дома в д. Мануйлово Ямбургского уезда. В жестоком обращении с детьми обвинялся доктор Каргер, практикующий в этой больнице. В ходе расследования выяснилось, что указанное лицо действительно применяло телесные наказания в отношении больных детей <7>.
--------------------------------
<5> Там же. Д. 2669. Л. 1 - 2.
<6> ГАРФ. Ф. 109. СА. Оп. 3. Д. 2666. Л. 1 - 3.
<7> ГАРФ. Ф. 109. СА. Оп. 3. Д. 2669. Л. 2.

Сведения об общественной и частной благотворительности чиновники политической полиции получали негласным путем, например, при проверке писем частных лиц <8>, а также из газетных публикаций, данные которых тщательно проверялись жандармами на местах. Так, начальник 2-го округа Корпуса жандармов опроверг в своем донесении шефу жандармов сведения об активной благотворительной деятельности калужского купца Золотарева, представленные в "Северной пчеле" за 1831 г., как не соответствующие истине, так как помощь указанного лица нуждающимся была предельно минимальной <9>.
--------------------------------
<8> Там же. Д. 2662. Л. 2.
<9> Там же. Д. 2658. Л. 1.

Кроме того, жандармами полностью контролировалась и частная благотворительность. В III Отделении имелись списки всех лиц, сделавших единовременные пожертвования в пользу благотворительных заведений <10>. Лица, изъявившие желание сделать пожертвование на благотворительные цели в крупных размерах, должны были сообщать об этом шефу жандармов, который давал адресные рекомендации по применению указанных денежных средств <11>.
--------------------------------
<10> Там же. Д. 2659. Л. 1 - 2.
<11> Там же. Д. 2674. Л. 3 - 4.

В период контрреформ 80 - 90 гг. полицейский надзор над действующими благотворительными обществами и заведениями стал более жестким. В ходе проведения в 1880 г. реорганизации управления полиции III Отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии было упразднено. В составе Министерства внутренних дел был создан Департамент полиции. С этого момента полицейский надзор за благотворительными учреждениями перешел к этому новому органу. Задача надзора над общественной и частной благотворительностью входила в круг обязанностей 3-го (секретного) делопроизводства Департамента полиции.
В ходе осуществления надзора за деятельностью общественных и частных благотворительных учреждений Департамент полиции, в соответствии с Нормальными уставами 1897 г., осуществлял ее проверку на предмет соответствия целям, заявленным в Уставах обществ, проводил сбор сведений об учредителях и членах обществ, выявлял злоупотребления и, при обнаружении таковых, принимал меры <12>.
--------------------------------
<12> ГАРФ. Ф. 102. 3 д-во. Оп. 79. Д. 700. Л. 70 - 75; Оп. 81. Д. 109. Л. 1 - 9; Д. 110. Л. 14; Оп. 83. Д. 213. Л. 20 об. - 21; Оп. 92. Д. 1312. Л. 7 - 8.

Заявления об учреждении обществ рассматривали и утверждали губернатор и губернские присутствия. При рассмотрении заявлений члены присутствия пользовались данными, предоставленными полицейскими служащими. Действующие общества обязаны были сообщать начальнику местной полиции (полицмейстеру, обер-полицмейстеру или генерал-полицмейстеру) о дне, месте, времени и повестке дня общих собраний. Присутствующие на собраниях полицейские служащие наблюдали, чтобы обсуждались только те вопросы, которые касались деятельности, определенной непосредственно в Уставе общества и о которых заблаговременно было доведено до сведения полиции <13>.
--------------------------------
<13> Там же. Оп. 233. Д. 1255. Ч. 35. Л. 1 - 1 об.

Об учреждении каждого нового благотворительного заведения губернатор ставил в известность министра внутренних дел <14>. Одновременно аналогичные сведения представлялись и в Департамент полиции, где собирались данные об учредителях, источнике средств, наличии или отсутствии разрешения губернатора на учреждение общества <15>.
--------------------------------
<14> Там же. 3 д-во. Оп. 79. Д. 758. Л. 1 - 5.
<15> Там же. Д. 892. Л. 1 - 6; Оп. 1899 г. Д. 501. Л. 1 - 7.

Если у администрации имелись какие-либо претензии "в полицейском отношении" к учредителям или содержанию проекта Устава, открытие благотворительного общества или не допускалось, или надолго откладывалось. Например, в 1900 г. было отказано в открытии московского отдела Общества содействия женскому сельскохозяйственному образованию, вследствие "неблагонадежности и нежелательности" его предполагаемых основателей <16>.
--------------------------------
<16> ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 134. Д. 30. Л. 38.

Полученные негласным путем сведения об учредителях и членах правлений благотворительных обществ и организаций полиция предоставляла губернской администрации. Это создавало предпосылки для установления жесткого контроля администрации над благотворительными обществами. В результате осуществления надзора полицейские органы выявляли в деятельности благотворительных обществ и заведений многочисленные злоупотребления в виде растраты материальных средств, казнокрадства. Так, в 1885 г. руководство благотворительным обществом (общиной) "Утоли мои печали", действовавшим в Москве, обратилось к государю за денежной помощью для поддержания в порядке заведений общества. Однако путем негласных сведений, собранных обер-полицмейстером, удалось выяснить, что дела общины пришли в упадок из-за неправильных действий руководства: попустительства начальницы княгини Шаховской и злоупотреблений ее помощницы. Поэтому вместо денежной помощи Московский обер-полицмейстер предложил установить строгий правительственный контроль за деятельностью общины, назначив для этого чиновников Министерства внутренних дел <17>.
--------------------------------
<17> Там же. 3 д-во. Оп. 81. Д. 109. Л. 1 - 9, 14.

Помимо растрат и злоупотреблений внутри благотворительных обществ были и другие негативные стороны в процессе их учреждения и деятельности. Иногда под видом благотворительных открывались организации, совершенно далекие от данного рода деятельности, служившие для их учредителей и членов источником личного обогащения и популярности в высших кругах. Кроме того, имелись случаи, когда так называемые "благотворители", не располагавшие материальными средствами, принимали участие в учреждении сразу нескольких обществ, ни одно из которых не выполняло обязанностей, предусмотренных Уставом. Например, престарелая баронесса Энгельгард, имевшая весьма ограниченные средства к существованию, принимала участие в учреждении сразу нескольких благотворительных организаций, которые вскоре закрывались <18>. В 1907 г. в С.-Петербурге было учреждено "Всероссийское братское общество оказания помощи во всех несчастных случаях". В первый же год деятельности этой организации многочисленные злоупотребления руководства и рядовых членов привели ее к банкротству. В ходе ревизии, проведенной по распоряжению градоначальника, было выявлено отсутствие документов, свидетельствующих о денежных пожертвованиях членов, что предполагало или растрату членских взносов, или фиктивность списка. Было выявлено, что сотрудники общества вербовались без разбора, привлекаясь только в целях денежных пожертвований. При этом каждому из них выдавалась талонная книжка и удостоверение на право сбора денежных средств на благотворительные цели. Однако некоторые лица, получив талонные книжки и удостоверения, больше в правлении общества не появлялись. Кроме того, были выявлены факты растрат денежных сумм руководством общества <19>.
--------------------------------
<18> ГАРФ. Ф. 102. Оп. 239. Д. 7. Ч. 15. Т. 2. Л. 27.
<19> Там же. Л. 87 - 88.

С такими псевдоблаготворителями активно боролись полицейские органы, которые следили за тем, чтобы учредители благотворительных организаций были в состоянии реально осуществлять деятельность на избранном поприще <20>.
--------------------------------
<20> Там же. Оп. 1912 г. Д. 79. Л. 39.

О злоупотреблениях в деятельности благотворительных обществ и заведений Департамент полиции узнавал не только от начальников губернских жандармских управлений, охранных отделений, губернаторов, обер-полицмейстеров, но и попадавших в руки служащих охранных отделений писем частных лиц, содержавших подобную информацию. Например, в письме госпожи Андреевой, направленном из Ташкента в Каменец-Подольск, упоминалось о растрате казенных денег заведующей городской богадельней <21>.
--------------------------------
<21> ГАРФ. Ф. 102. Оп. 1914 г. Д. 20. Ч. 84 лБ. Л. 30.

Необходимо отметить, что полицейский надзор распространялся не только на благотворительные общества, но и общества "взаимного вспомоществования", учреждаемые на предприятиях. С этой целью полицмейстер осуществлял переписку с руководством последних, в которой, как правило, определял основное направление их деятельности, высказывал замечания, делал предупреждения в случае отступления от Устава <22>.
--------------------------------
<22> Там же. 3 д-во. Оп. 80. Д. 329. Л. 1 - 6, 10 - 10 об, 13 - 16.

Под наблюдением полиции находилась и частная благотворительность. Помимо того, что все государственные пособия нуждающимся выдавались с разрешения министра внутренних дел <23>, он уведомлялся обо всех частных пожертвованиях. Кроме того, полицейскими органами жестко контролировались все благотворительные мероприятия, устраиваемые обществами и отдельными гражданами. Обязательным условием проведения этих мероприятий являлось разрешение градоначальника, который ставил в известность о времени их проведения полицмейстера.
--------------------------------
<23> Там же. Оп. 237. Д. 48 (1). Л. 24.

В 1901 г. был ужесточен порядок выдачи разрешений на устройство благотворительных мероприятий <24>. Представляется, что это было обусловлено всплеском революционных настроений в стране, когда под видом благотворительных создавались организации для распространения антигосударственной пропаганды среди населения. С этой целью названные общества организовывали благотворительные мероприятия <25>. В процессе борьбы с этим опасным явлением Департамент полиции требовал от полицмейстеров сведений обо всех существующих в губернских и уездных городах благотворительных обществах с подробным описанием деятельности каждого. Несмотря на временный спад революционного движения после революции 1905 - 1907 гг., жесткое регламентирование общественной и частной благотворительности ослаблено не было. Практика детального контроля, введенная в 80-х гг. XIX в., оставалась вплоть до 1917 г. <26>.
--------------------------------
<24> Там же. Оп. 1901 г. Д. 559. Л. 59.
<25> Там же. 3 д-во. Оп. 92. Д. 1312. Л. 7 - 8; Оп. 233. Д. 1255. Ч. 30. Л. 2 - 4; Д. 1255. Ч. 43. Л. 41 - 46; Оп. 234. Отд. 2. Д. 774. Л. 1 - 1 об.
<26> ГАРФ. Ф. 102. Оп. 1915 г. Д. 167. Ч. 69. Л. 32, 47.

Ужесточение полицейского надзора наблюдалось также в период чрезвычайных ситуаций. Например, в неурожайные годы, когда в стране стихийно возникали различные благотворительные организации, нацеленные на оказание помощи жителям пострадавших губерний, Министерство внутренних дел издавало циркуляры, в которых прослеживалось стремление если и не запретить, то поставить такого рода деятельность в жесткие рамки. В 1913 г. был издан циркуляр, в котором губернаторам пострадавших от неурожая местностей предписывалось допускать благотворительные общества к оказанию "врачебной и питательной помощи... только в качестве органов крестьянских и земских учреждений и Российского общества Красного Креста при условии объединения с ними и за их ответственность" <27>. Кроме того, на начальников губерний возлагалась ответственность за "допуск к работам на местах лишь лиц благонадежных", а также надзор за их деятельностью с целью предупреждения злоупотреблений <28>.
--------------------------------
<27> ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 147. Д. 6. Т. 1. Л. 25.
<28> Там же.

Все виды общественной и частной благотворительности, имевшие место в России, контролировались государством посредством регламентации и полицейского надзора. Полицейские органы осуществляли не только надзор за деятельностью общественных и частных благотворительных учреждений, но и в некоторых случаях взаимодействовали с ними.
Участие частных благотворителей в деятельности Советов общественного призрения, руководство которыми осуществляли полицейские учреждения, свидетельствовало об их взаимодействии. Однако, судя по преобладанию чиновников в их составе, можно предположить, что влияние общественности на характер их деятельности было незначительным.
Бурное развитие общественной и частной благотворительности после буржуазных реформ 60 - 70 гг. XIX в., а также жесткая правительственная регламентация образования и деятельности общественных и частных благотворительных организаций в условиях абсолютизма явились основными предпосылками изменения основных направлений деятельности полиции по обеспечению благотворительной деятельности; таковыми стали полицейский надзор и контроль над общественной и частной благотворительностью. Причем последние осуществлялись как органами общей полиции (полицмейстерами, обер-полицмейстерами, генерал-полицмейстерами), так и политической полиции, созданной в 1826 г. (губернскими жандармскими управлениями, охранными отделениями).
Жесткая правительственная регламентация и полицейский надзор снижали темпы развития общественной и частной благотворительной деятельности, сдерживали проявления частной инициативы в сфере благотворительности. Вместе с тем полицейский надзор имел очень важное значение для ее осуществления. Органы полиции не только вели борьбу с "неблагонадежными в полицейском отношении благотворителями", но и закрывали доступ на благотворительное поприще мошенников и проходимцев, а также выявляли злоупотребления внутри благотворительных обществ и заведений.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU