УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Токарева С.Н. Профессиональная подготовка служащих полиции начала XX столетия (по материалам центрального черноземья России)

// История государства и права. 2012. №24. С. 35-38.

 

В рамках кадровой политики существенным аспектом является вопрос общей и профессиональной подготовки специалистов. Состояние внутренней социально-политической ситуации Российской империи в начале XX столетия, кроме всего прочего, обозначило необходимость создания эффективной системы отбора личного состава для органов правопорядка.
В дореволюционной России не существовало высших и средних учебных заведений, воспитывавших молодых людей специально для службы в полиции. В Своде уставов учебных учреждений и учебных заведений на 1911 г. указано 28 институтов, училищ, школ, находящихся в ведомстве Министерства внутренних дел <1>. Но ни одно из них не было образовано для обучения полицейских. Нередко высшие классные должности органов правопорядка занимали выпускники университетов и училищ по юридическим специальностям (например, училища правоведения при Министерстве юстиции, целью которого было "образование юношества по части судебной").
--------------------------------
<1> Свод законов Российской империи. СПб., 1911. Т. XI. Ч. 1. Ст. 1295.

Устав о службе по определению от правительства и Закон об учреждении полиции <2>, принятые еще в XIX веке, устанавливали порядок принятия чинов и служителей в уездную и городскую полицию Российской империи. Вакансии полицмейстера и уездного исправника замещались с разрешения Министерства внутренних дел по рапорту местного губернатора. Формально основными критериями для занятия этих должностей были выслуга лет по предыдущей службе и присвоенный чин, образование же не имело принципиального значения. Начальники полицейских управлений в провинции редко имели юридическую специализацию. Они заканчивали разные не только по уровню (школы, училища, институты и т.д.), но и по виду учебные заведения (военные, учительские, духовные и т.д.). Например, последний полицмейстер г. Тамбова надворный советник А.Ф. Зубовский окончил двуклассную Московскую духовную семинарию, а полицмейстер г. Козлова Тамбовской губернии надворный советник С.А. Виноградов - курс в Витебском духовном училище <3>. Уездные исправники чаще всего обучались в уездных училищах.
--------------------------------
<2> Свод законов об обязанностях полиции. СПб., 1909. Ст. 668.
<3> Государственный архив Тамбовской области (ГАТО). Ф. 2. Оп. 143. Д. 752. Л. 117 об. - 120.

Становые приставы уездных полицейских управлений определялись губернским правлением преимущественно из дворян, имевших в данной местности недвижимую собственность <4>. Отсутствие для них единого образовательного ценза было учтено законопроектом о реформе полиции 1913 г. В нем отмечалось, что для занятия должности пристава требуется окончание четырехклассного среднего учебного заведения и трехлетнее пребывание в офицерских чинах <5>.
--------------------------------
<4> Свод законов об обязанностях полиции. Ст. 669.
<5> Право: Юридическая газета. 1913. N 39. С. 2244.

Полицейские урядники замещались уездным исправником, который должен был устроить для них специальное испытание. Из прошедших его лиц исправник выбирал "наиболее годных к полицейской службе" <6>. Более того, для получения этой должности важное значение имело указание на то, что проситель "окончил курс школы урядников" <7>, так как в соответствии с циркулярами губернских правлений при занятии вакантных мест им отдавалось наибольшее предпочтение <8>. По закону об организации уездной полицейской стражи 1903 г. были установлены основные требования к кандидатам. В нее назначались русские подданные, старше 25 лет, обладавшие здоровым телосложением, преимущественно из отставных и уволенных в запас низших воинских чинов. Кроме того, от поступающих в стражу было необходимо: для урядников - умение составлять протоколы, общее знакомство с полицейской службой и обязанностями полиции по расследованию преступлений; для стражников - умение читать, писать и общее достаточное развитие <9>. Так, в 1915 г. все 33 урядника Богучарского уезда Воронежской губернии были грамотными, но 21 (63,6%) из них не окончили никакого учебного заведения, а остальные же обучались в приходской школе, народном или уездном училище, а один из служащих окончил педагогическое училище <10>.
--------------------------------
<6> Свод законов об обязанностях полиции. Ст. 671.
<7> Государственный архив Курской области (ГАКО). Ф. 1. Оп. 1. Д. 9679. Л. 10.
<8> ГАТО. Ф. 2. Оп. 149. Д. 3. Л. 210.
<9> ПСЗ РИ. Собр. 3-е. Т. XXIII. 1903. Отд. I. СПб., 1905. N 22906. П. 8.
<10> Государственный архив Воронежской области. Ф. И-2. Оп. 8. Д. 39. Л. 3 - 74 об.; Д. 30. Л. 1 - 18 об.

Социальный портрет городового начала XX столетия также включает в себя сведения об образовании. Обычно оно было домашним или получено в сельской школе, а в лучшем случае - в уездном училище. Основные знания кандидаты получали на службе в армии, так как бывшие военные часто поступали в городскую полицейскую команду. В начале XX века для околоточных надзирателей была подготовлена программа занятий, которая предусматривала изучение правовых норм о преступлениях и наказаниях, полицейского и государственного права, гражданского и уголовного судопроизводства, постановлений местных губернаторов и дум, обучала составлять протоколы и т.д. <11>. Но, к сожалению, на местах не было организовано систематического обучения служащих полицейских команд.
--------------------------------
<11> Вестник полиции. 1909. N 8. С. 160 - 162.

Совещание по реформе правоохранительных органов 8 февраля 1913 г. в отношении низших чинов постановило, что при принятии их на службу, помимо подтверждения достаточной грамотности, необходимо было удостоверяться в беспорочности прежней службы и проводить особый экзамен на предмет знания обязанностей полиции <12>.
--------------------------------
<12> Право: Юридическая газета. 1913. N 20. С. 421.

Особое внимание в начале XX столетия стало уделяться служащим уездной стражи, возможно, потому что они составляли большинство среднего и особенно низшего звена полицейских и контролировали обширные территории уездов. Кроме того, в нее набирали помимо бывших военных, лиц, вообще ранее нигде не служивших, не знавших даже основ использования оружия, правил дисциплины, обязанностей полицейской службы. И первым, и вторым необходимо было обладать не только практическими навыками, им требовалась серьезная теоретическая подготовка. Они должны были изучить законы, правонарушения и преступления, полагающиеся за них наказания, основания привлечения к ответственности, пределы своих полномочий, правильность процессуальных действий, так как именно полицейские низшего звена первые, до разрешения вопроса высшим начальством, проводили задержания (иногда аресты, обыски, расследования), составляли протоколы, и их действия должны были носить правомерный характер. В связи с этим в губерниях еще с конца XIX века стали организовывать школы урядников, а позднее и школы стражников. Они не создавались на постоянной основе, а возникали периодически по мере необходимости. В одних местностях они функционировали ежегодно (в Воронежской губернии), а в других - раз в несколько лет (в 1912, 1913 гг. - в Курской, Орловской и Тамбовской губерниях). Всего к 1917 г. в России насчитывалось 14 школ урядников.
Встречается множество прошений на имя губернатора о желании поступить в школу (держать экзамен на полицейского урядника), но просители получали отказ до своевременного ее открытия <13>, о чем предварительно сообщалось в официальной местной газете. Так, в прессе указывалось, что в 1903 г. учрежденная при Воронежском губернском правлении школа для подготовки кандидатов на должности полицейских урядников открывает свои занятия в период Великого поста с 18 февраля <14>. Желающие поступить в нее могли обращаться за точными справками и указаниями порядка подачи прошений к начальнику полиции по месту жительства или к тому лицу, в ведении которого они хотели бы служить. В орловскую школу урядников, открывшуюся 23 сентября 1913 г., было разрешено поступать воинским чинам для подготовки к полицейской службе, в этом случае учеба продолжалось до шести месяцев <15>.
--------------------------------
<13> ГАКО. Ф. 33. Оп. 31. Д. 438. Л. 1, 2, 26.
<14> Воронежские губернские ведомости. 1903. N 14. С. 2.
<15> Государственный архив Орловской области. Ф. 4. Оп. 1. Д. 7401. Л. 132 об.

Вопрос о том, кто будет заниматься обучением, однозначно разрешился после передачи в 1906 г. уездной полицейской стражи в строевом отношении начальникам губернских жандармских управлений. Другой важной проблемой профессиональной подготовки кадров было отсутствие единых учебных планов. Решение этого вопроса проходило на местном уровне. Так, курский губернатор, планируя открыть в 1913 г. школу для подготовки урядников, в переписке с инспектором полицейской стражи предполагал, что в ней "будут обучаться преимущественно состоящие на службе урядники и стражники" в течение трех месяцев. Кроме того, он передал инспектору программу курса, присланную министерством внутренних дел. Она представляла собой максимум сведений, которые необходимо было изучить, а потому ее разрешалось сократить. Так как не существовало унифицированной программы обучения, то провинциальные власти ориентировались на курсы, которые преподавались в Петербурге и Москве, внося необходимые изменения.
Инспектор полицейской стражи в Курской губернии определил, что обучать верховой езде будет его помощник три раза в неделю по часу до обеда. Адъютант этого же управления будет преподавать стрелковое дело, устав внутренней и гарнизонной службы два раза в неделю после обеда. Программа занятий с нижними чинами полицейской стражи включала:
- обучение езде: посадку, седловку, манежную езду, шереножное и взводное учение;
- стрелковое дело: сборку и разборку револьверов и винтовок, правила стрельбы и стрельбу дробинами;
- устав внутренней и гарнизонной службы, касающийся полицейской стражи.
Содержание обучения кадров для стражи основывалась на программах подготовки военных, и поэтому некоторые аспекты (знание военного устава, верховая езда, владение оружием) с учетом специфики полицейской службы были заимствованы. Местные особенности губерний также вносили свои коррективы. Так, если в приграничной Курской губернии внимание уделялось изучению устава внутренней и гарнизонной службы, то в Тамбовской (где школа также была открыта в 1913 г.), в силу распространения в ней разных религиозных верований, в курс занятий были включены уроки по сектантству. Кроме того, учитывая широкий спектр деятельности чинов общей полиции, здесь преподавали ветеринарию, тюрьмоведение, врачебный и строительный уставы. Борьба с революционными организациями повлияла на создание отдельного курса по политическому сыску <16>. Учителями в школе были губернский инспектор стражи, его помощники, начальники полиции, прокуроры окружных судов, а также тюремные инспектора, губернские инженеры, ветеринарные и городские врачи, священники и т.д. <17>. Если первые из них знакомили с особенностями полицейской и военной службы, то последние - со спецификой своей деятельности.
--------------------------------
<16> ГАТО. Ф. 2. Оп. 143. Д. 334. Л. 88 об. - 89.
<17> Там же. Л. 136 - 136 об.

В итоге обучающиеся сдавали установленное испытание в знании обязанностей службы <18>. В порядке успеха сдачи экзамена составлялся список лиц, прослушавших полный курс и удачно выполнивших задание, по которому и замещались открывавшиеся в губернии вакансии или пополнялся полицейский резерв.
--------------------------------
<18> Там же. Оп. 149. Д. 3. Л. 218 - 222.

Единый проект программы курса подготовительной школы для лиц, желающих занять должность полицейского урядника, и особая инструкция стражникам были одобрены Комиссией по реформе полиции только в 1913 г., но это не означало введения их сразу в практику <19>.
--------------------------------
<19> Право: Юридическая газета. 1913. N 20. С. 508.

Также выходили специальные книги по подготовке кадрового состава <20>. Но это были личные рекомендации авторов (преимущественно военных чинов), а не единый государственный образовательный стандарт.
--------------------------------
<20> Строевая служба стражника: полное руководство для обучения строю пеших и конных отрядов полицейской стражи. СПб., 1910.

В течение службы сотрудники уездной стражи тоже проходили обучение. Предполагалось, что этот процесс должен идти в двух направлениях - строевом и полицейском, первым занимались жандармские офицеры, а вторым - служащие общей полиции, так как сама стража представляла военизированную структуру правоохранительной системы.
Расписание занятий для конных и пеших отрядов составлялось инспектором полицейской стражи по согласованию с уездным исправником. Распорядок дня служащих включал практические и теоретические занятия: первая половина дня была посвящена физической подготовке, обучению верховой езде, владению оружием, а вторая - изучению полицейских обязанностей <21>. Кроме того, могли проводиться и учебные лагерные сборы <22>.
--------------------------------
<21> ГАКО. Ф. 1642. Оп. 3 л. Д. 95. Л. 35 - 38.
<22> Там же. Ф. 33. Оп. 2. Д. 14853. Л. 4.

Периодически инспекторы полицейской стражи проводили смотры в уездах, результаты которых сообщались в местное жандармское управление <23>. При осмотре особое внимание уделялось строевой дисциплине, умению ездить верхом и владеть оружием, навыками борьбы и самообороны, то есть практической подготовке (а не теоретическим знаниям). Немаловажное значение имел и быт полицейских служащих: в отчетах упоминались сведения о внешнем виде урядников и стражников, условиях жизни в казармах, качестве принимаемой пищи и даже состоянии конюшен.
--------------------------------
<23> Там же. Ф. 1642. Оп. 3 л. Д. 199. Л. 399 - 400.

Под наблюдением инспектора полицейской стражи проводилась курсовая стрельба в день, назначенный уездным исправником. Стражники должны были выполнять стрельбу на 200 и 300 шагов по четыре попытки и залпом в пределах от 300 до 700 шагов <24>. Сведения о результатах подавались губернатору одновременно инспектором полицейской стражи и уездным исправником <25>.
--------------------------------
<24> Там же. Л. 113.
<25> Там же. Оп. 2. Д. 369. Л. 87, 89 - 92, 100, 101.

Помимо коллективных форм проверок полицейских на соответствие занимаемой должности проводились и индивидуальные испытания по службе. В отличие от современной аттестации сотрудников такой контроль не носил систематического и всеобщего характера, а происходил от случая к случаю и в отношении отдельных лиц. По заключению инспектора уездной стражи испытуемый мог быть понижен в должности. Так, если стражник оказался "малограмотным и малоразвитым", то его в лучшем случае назначали младшим стражником <26>, а в худшем - освобождали от занимаемой должности.
--------------------------------
<26> Там же. Л. 136 - 138.

Накануне революции в правоохранительных структурах отмечался недостаток лиц на уровне среднего и низшего звена. В тамбовской печати за март 1917 г. содержится много объявлений о необходимости замещения должностей уездных старших и младших конных милиционеров. Помимо других требований, отмечается, что они должны были быть хорошо грамотными <27>. Но в тех условиях не было реальной возможности занимать вакантные места по высоким кадровым критериям.
--------------------------------
<27> Тамбовский земский вестник. 1917. N 63. С. 1.

В сложной внутриполитической обстановке развития России в начале XX столетия важной задачей стало поднятие и укрепление престижа службы в органах правопорядка. Одной их мер являлось установление образовательного ценза и создание возможности получения соответствующей профессиональной подготовки. В итоге к 1917 г. удалось только заложить основы специального обучения полицейских, не создав цельной системы формирования кадрового состава.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU