УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Загорский Г.И. Военно-судебная реформа 1867 г.

// История государства и права. 2013. №3. С. 44-50

 

В 2012 г. исполнилось 145 лет со дня принятия Военно-судебного устава (1867), коренным образом изменившего судоустройство военных судов и судопроизводство в них. Следует отметить, что одновременно с судебной реформой в 60-х - 70-х гг. XIX в. проводилась и военная реформа, которая затронула в той или иной степени все стороны военной системы России. Она способствовала созданию массовой армии современного типа, повышению ее боеготовности, подготовке офицерских кадров в соответствии с повышенными требованиями к их профессиональному мастерству [2. С. 98; 9. С. 130 - 135; 8. С. 309 - 391].
Перестройка деятельности армии на основе новых принципов ее организации и строительства органически требовала совершенствования военно-правовых отношений в ней. Вместе с тем они должны были строиться в четком соответствии с положениями общей судебной реформы государства [5. С. 609 - 612].
Военная и судебные реформы, в корне изменившие структуру, сущность, принципы существования и направления строительства военной и судебной составляющих государственного устройства, стали побудительными мотивами кардинальных преобразований в военно-судебной системе. В ней необходимо было применить новые принципы судебного права, согласовать положения разрабатываемого Военно-судебного устава с положениями нового судоустройства и судопроизводства для общих судов, так как военное судопроизводство занимало подчиненное положение по отношению к общему, а потому, как отмечал Д.А. Милютин, "правила о военном суде, как закон специальный, должны заключать в себе одни лишь исключения из общего закона" [1. С. 33].
Подготовка военно-судебной реформы включала разработку общих принципов судопроизводства, оформленных и закрепленных в Основных положениях преобразования военно-судной части; затем эти положения были обсуждены и утверждены, и только после этого разработан и утвержден Военно-судебный устав [3. С. 75 - 125].
Военно-судебный устав состоял из двух частей. В первой его части (ст. ст. 1 - 216), включающей девять разделов, были изложены общие положения военного судоустройства, принципы и порядок организации военных судов и военной прокуратуры, порядок назначения, увольнения и перемещения должностных лиц военно-судебного ведомства, их права и преимущества, порядок надзора за военно-судебными учреждениями и ответственность должностных лиц военно-судебного ведомства, правила устройства военно-судебных мест и порядок взаимоотношений с другими ведомствами, положение о лицах, состоящих при военно-судебных местах (защитниках и кандидатах на должности по военно-судебному ведомству).
Часть вторая устава (ст. ст. 217 - 1230) состояла из четырех книг. В первой излагались общие принципы и решались вопросы, связанные с подсудностью дел военным судам. Книга вторая была посвящена порядку производства дел в военных судах, включая предварительное следствие. Третья книга содержала изъятия из общего правила военно-уголовного производства: о судопроизводстве по государственным преступлениям, по должностным преступлениям лиц военно-судебного ведомства, по делам смешанной подсудности (военной и гражданской) и др. Четвертая книга включала правила о судоустройстве и судопроизводстве в военное время (то есть в особый период).
В построении новых органов военной юстиции были заложены некоторые принципы буржуазного судоустройства, в том числе принцип отделения и независимости суда от административных органов, принцип отделения и независимости органов обвинения от административных и судебных, принцип несменяемости судей, принцип максимального сокращения судебных инстанций. Однако в действительности не все эти принципы удалось полностью воплотить в жизнь.
Военно-судебным уставом (1867) была установлена новая система органов правосудия в армии. Она состояла из полковых судов, военно-окружных судов и Главного военного суда с двумя отделениями (в Сибири и на Кавказе). Устав определял, что судебная власть в военном ведомстве принадлежит указанным судам, которые должны учреждаться и действовать как коллегиальные органы правосудия.
Полковые и военно-окружные суды являлись судами первой инстанции. Они предназначались для рассмотрения дел по существу. Главный военный суд должен был наблюдать за "охранением точной силы закона и единообразным его исполнением военными судами" (ст. ст. 1 - 4 Военно-судебного устава). Правительствующий сенат, являвшийся кассационной инстанцией для общих судов, к военным судам отношения не имел. В целом военно-судебная система являлась ведомственной, а потому представляла собой обособленную часть судебной системы Российской империи [10. С. 102 - 165].
Кроме названных и постоянно действующих военных судов устав допускал учреждение временных военных судов, особых присутствий для рассмотрения протестов прокуроров и жалоб осужденных на приговоры военных судов по особо важным делам, а также особых военных судов и Верховного уголовного суда для рассмотрения дел о государственных преступлениях, совершенных военнослужащими полевого военного суда и полевого Главного военного суда (ст. ст. 28, 60, 1096, 1195, 1199 Военно-судебного устава).
Для производства предварительного следствия при военно-окружных судах были учреждены должности военных следователей, а для осуществления надзора за судами введены следующие должности: Главного военного прокурора (при Главном военном суде), товарищей его (заместителей), военных прокуроров и их помощников (при военно-окружных судах).
Они осуществляли в основном две функции: прокурорского надзора за соблюдением законов при судебном рассмотрении дел и обвинительную - обличение подсудимого. При военно-окружных судах и военных прокурорах был учрежден институт кандидатов на военно-судебные должности [1. С. 55].
Общий надзор за военно-судебными местами лежал на военном министре, который за недостатки и упущения по службе (но не в связи с судебной деятельностью) был вправе наложить на виновных чинов военно-судебного ведомства дисциплинарные взыскания в виде замечания или выговора. Он мог лично произвести ревизию в любом военном суде либо поручить это подчиненному ему Главному военному прокурору или одному из должностных лиц военно-судебного ведомства.
Военные суды комплектовались из офицеров, генералов и чиновников военного ведомства, непременно "русского подданства, с безупречной репутацией". Постоянные (коронные), то есть профессиональные, судьи обязаны были иметь юридическое образование.
В Военно-судебном уставе большое внимание было уделено вопросу о подсудности дел военным судам. Учитывая негативность непомерного расширения юрисдикции военно-судебных учреждений в дореформенном периоде и тот факт, что прежние военные суды прочно завоевали себе репутацию беспощадных и бездушных органов расправы со всеми инакомыслящими в стране, с чем больше не желало мириться общественное мнение, было принято решение о необходимости сокращения круга лиц, подлежащих военному суду.
Исходя из этого признали целесообразным всех лиц, не принадлежащих к военному ведомству, отнести к общей подсудности за все виды преступлений за исключением совершенных в местностях, объявленных на военном положении. В отношении военнослужащих комиссия решила, что все они должны подлежать военному суду за все виды преступлений, как воинские, так и общеуголовные.
В Военно-судебном уставе подсудность уголовных дел была оправданно дифференцирована относительно мирного и военного времени. В мирное время в военных судах по первой инстанции подлежали рассмотрению:
- все воинские чины сухопутного и морского ведомств, а также чины пограничной стражи за преступления и проступки, совершенные во время прохождения действительной службы;
- все воинские чины, не состоящие на действительной военной службе (находящиеся в запасе или отставке), за преступления, совершенные во время службы;
- гражданские чины военного ведомства за должностные преступления и нарушения правил военной дисциплины;
- гражданские лица, совершившие преступления совместно с военнослужащими [10].
Подсудность военных судов значительно расширялась в военное время. В местностях, объявленных на военном положении, им были подсудны лица любого ведомства за те преступления, которые будут указаны по этому случаю в Высочайшем указе, а также в случае совершения преступления совместно с военными лицами. Военным судам были подсудны и дела о военнопленных до передачи их в гражданское ведомство.
Важным фактом явилось и то, что в Военно-судебном уставе было уделено внимание разграничению подсудности дел между военными и гражданскими судами. Нормы эти изложены в первой книге второй части устава, в главе третьей "О подсудности по роду преступлений и по месту совершения оных", а также в книге третьей "Изъятия из общего порядка военно-уголовного судопроизводства".
Согласно нормам книги третьей из подсудности военных судов были изъяты преступления против веры, лиц духовного звания, государственные и должностные преступления лиц военно-судебных органов, а также дела о нарушении законов о печати и ряд других. Как правило, изъятия эти допускались в интересах государственной власти.
Военно-судебный устав (1867) предусматривал учреждение полковых судов при каждом полку и других частях войск, командиры которых пользовались правами (полномочиями) полкового командира. К числу таких частей относились артиллерийские бригады, отдельные батальоны, местные губернские батальоны и другие части. Суды эти носили название тех частей войск, при которых они состояли, например полковой суд 92-го пехотного Печерского полка, батальонный суд Боровичского резервного батальона.
Кроме военных судов сухопутных войск в 1872 г. на правах полковых были учреждены особые суды для "суждения нижних чинов" Санкт-Петербургской и Московской полиции, а в 1874 г. Варшавской полиции. В начале 80-х гг. XIX в. были организованы суды пограничной стражи на тех же основах и нормативах, что были установлены для полковых судов в войсках.
Военно-морским судебным уставом (1867) определялась новая система судов, действовавшая в морском ведомстве России: экипажные, военно-морские суды в главных портах российского флота и Главный военно-морской суд. Правила о подсудности им дел были сформулированы аналогично нормам Военно-судебного устава. Следует отметить, что военно-морская судебная система действовала независимо от других военных судов.
Полковой суд состоял из председателя из числа штаб-офицеров и двух членов из числа обер-офицеров, назначаемых полковым командиром или начальником той войсковой части, при которой суд был учрежден. Если возникали затруднения в назначении председателя суда штаб-офицера, то на эту должность мог быть назначен один из старших обер-офицеров полка. Председатель суда назначался на один год, члены - на шесть месяцев, а делопроизводитель - на два года (ст. ст. 9, 10, 12, 13, 17 Военно-судебного устава). Примечательно, что члены суда менялись не одновременно, а по одному через каждые три месяца, поэтому первого члена суда заменяли не через шесть месяцев, а через три.
В общей отечественной системе военных судов полковые суды занимали важное место, так как рассматривали значительную часть возникавших в армии военно-судебных дел. Например, за 15 лет (1871 - 1885 гг.) из общего количества (196244) поступивших в военные суды дел полковые суды рассмотрели 122887 дел, или 62,6% [7. С. 100].
Полковым судам были подсудны дела о преступлениях только нижних чинов, за которые предусматривались исправительные наказания (не более одного года и четырех месяцев заключения в крепости или тюрьме без лишения прав и преимуществ, а также денежные взыскания не свыше 100 руб.).
Военно-судебным уставом предусматривалось учреждение военно-окружных судов в качестве судов первой инстанции по делам, не подлежавшим ведению полковых судов.
Им были подсудны дела о генералах, штаб- и обер-офицерах, а также чиновниках военного ведомства, о преступлениях нижних чинов, за совершение которых предусмотрены наказания более строгие, чем мог назначить полковой суд, либо о преступлениях против военной службы, совершенных совместно с гражданскими лицами, о преступлениях и проступках нижних чинов, если вместе с обвинением по делу заявлен гражданский иск на сумму свыше 100 руб. либо за совершенное преступление предусмотрено денежное взыскание более 100 руб. Военно-окружным судам были подсудны также все дела о государственных преступлениях военнослужащих, а в местностях, объявленных на военном положении, дела в отношении гражданских лиц.
Следовательно, по объему компетенции и по ее значимости военно-окружные суды занимали важное положение в военно-судебной системе России. С учетом этого устанавливались их структура, состав и порядок замещения в них судейских и иных должностей.
Военно-окружные суды, создаваемые командующими в каждом военном округе, состояли из постоянных и временных членов. К числу постоянных членов относились председатели, военные судьи и военные следователи в количестве, определенном штатами (ст. ст. 30 - 32 Военно-судебного устава). Постоянные (коронные) судьи являлись, как правило, штаб-офицерами (но могли иметь и генеральское звание), имеющими юридическое образование. Кроме того, в число постоянных судей вводился один чиновник из военного ведомства, получивший юридическое образование.
Статья 42 Военно-судебного устава предписывала при назначении временных членов в военно-окружные суды соблюдать следующие правила:
- в число временных членов военно-окружных судов не назначать: а) полковых командиров по хозяйственной части; б) полковых адъютантов, казначеев и квартирмейстеров; в) заведующих в полку оружием;
- начальство не может быть стесняемо очередностью, установленной списком, когда лица, подлежащие назначению в порядке очередности, будут заняты исполнением особых поручений начальства и когда нет возможности заменить их другими офицерами;
- назначенные в состав временных членов штаб- и обер-офицеры, командующие частями, считаются на это время во временной командировке. Исполнение их обязанностей временно поручается другим офицерам.
Обязанности председателей военно-окружных судов должны были исполнять только военнослужащие, обычно генералы. Военными следователями, делопроизводителями, секретарями и их помощниками могли назначаться лица, окончившие курс юридических наук или же проявившие на службе свои способности по судебной части. Число постоянных судей в различных военных округах было неодинаковым. Это зависело от судебной нагрузки.
В состав военно-окружного суда входили один военный следователь для производства предварительного следствия и кандидаты на судебные должности для осуществления защиты подсудимых. Это были преимущественно обер-офицеры, закончившие курс юридических наук и прошедшие в течение года стажировку в суде. Звание кандидата на судебные должности присваивал военный министр.
Военными следователями назначались как штаб- и обер-офицеры, так и гражданские чиновники военного ведомства. Секретарей военно-окружного суда и их помощников также назначали из числа военных и гражданских чинов (ст. ст. 139, 142 - 145, 148 Военно-судебного устава).
Перечисленные требования в отношении лиц, назначаемых на должности военно-окружных судов, служили гарантией обеспечения полной благонадежности чиновников военно-судебного ведомства и их профессиональной пригодности.
Еще большей гарантией в этом отношении являлся установленный порядок назначения руководящих должностных лиц военно-окружных судов. Устав определял, что в должности председателей военно-окружных судов должны назначаться военные судьи и военные прокуроры, а в должности военных судей - военные следователи, помощники военных прокуроров и чины Главного военно-судебного управления.
Председатели военно-окружных судов, военные судьи и военные следователи подбирались военным министром и назначались императором, должности секретарей военно-окружных судов и их помощников комплектовались председателями этих судов и назначались военным министром (ст. ст. 141, 146, 148 Военно-судебного устава).
Временные члены военно-окружных судов назначались из войск на шесть месяцев в количестве шести офицеров: двух штаб-офицеров и четырех обер-офицеров. Временными членами суда могли быть офицеры, прослужившие в армии не менее восьми лет, из которых четыре года - на строевых должностях (командиром эскадрона, роты, взвода). Они назначались приказом командующего войсками округа, о чем объявлялось войскам округа и сообщалось председателю суда. На время пребывания в суде они освобождались от исполнения своих служебных обязанностей.
Главными задачами военно-окружных судов являлись рассмотрение уголовных дел по первой инстанции, осуществление судебного надзора за полковыми судами и надзора за должностными лицами, состоящими при суде: секретарями и их помощниками, военными следователями, кандидатами на судебные должности и лицами, выполняющими технические функции.
Кроме постоянно действующих военно-окружных судов Военно-судебный устав допускал создание временных военных судов, которые в рассмотрении дел имели равные права с военно-окружными судами. Временные военные суды открывались в тех или иных пунктах по усмотрению командующего войсками округа с учетом дислокации войск и наличия готовых к слушанию дел. В состав временных военных судов входили один постоянный и шесть временных членов (ст. ст. 48 - 53, 89 Военно-судебного устава).
Временные военные суды, по существу, являлись выездными сессиями военно-окружных судов. Они открывались, как правило, в тех местах, где накапливалось значительное количество нерассмотренных военно-судебных дел. В некоторых удаленных регионах, где регулярно скапливалось много дел, такие суды действовали постоянно.
Так, за 15 лет (1871 - 1885 гг.) временные военные суды рассмотрели 47,6% всех дел, поступивших на рассмотрение в военно-окружные суды. Следовательно, практика функционирования временных военных судов в рассматриваемый период получила самое широкое распространение. Особенно часто открытие временных военных судов практиковалось в 1879 - 1880 гг. в период обострения революционной ситуации в стране, когда самодержавие в целях подавления революционного движения принимало все меры к тому, чтобы ускорить рассмотрение дел в судах, особенно по так называемым политическим преступлениям [1. С. 89].
Кроме временных военно-окружных судов Военно-судебный устав предусматривал возможность создания особых военных судов для рассмотрения дел о так называемых государственных преступлениях, совершенных военнослужащими. Такие дела военно-окружные суды не могли рассматривать по своему усмотрению. Устав определял, что "дела по государственным преступлениям военнослужащих рассматриваются особым порядком": по приказу военного министра военно-окружными судами, либо особыми военными судами, либо Верховным уголовным судом.
В соответствии с Военно-судебным уставом (1867), высшим органом военно-судебной системы являлся Главный военный суд. Кроме того, предполагалось учредить еще два его отделения. Главный военный суд должен был находиться в Петербурге, а его отделения (филиалы) - в Сибири и на Кавказе.
Главный военный суд состоял из председателя и членов. Председателем его мог быть только генерал, а членами - как генералы, так и чиновники военного ведомства первых четырех классов. Тем не менее число военнослужащих обязательно должно было превышать число членов из чиновников. Председатель суда назначался из его членов, а члены суда - из числа председателей военно-окружных судов и чинов прокуратуры не ниже военного прокурора. Эти назначения производились по указам императора.
Главный военный суд был учрежден в конце 1867 г. одновременно с организацией Петербургского и Московского военно-окружных судов, однако Сибирское и Кавказское отделения Главного военного суда так и не были учреждены.
Военно-судебный устав допускал создание особых присутствий при Главном военном суде для рассмотрения наиболее важных дел, требующих неотложного наказания.
Одно из отделений Главного военного суда называлось Верховным кассационным судом. Там рассматривались дела по кассационным протестам Главного военного прокурора, а также по жалобам заинтересованных лиц на приговоры военно-окружных судов. В то время кассационными поводами являлись: нарушение либо неправильное истолкование уголовного закона при квалификации преступления или назначении наказания, существенное нарушение порядка судопроизводства, выход суда за пределы своих полномочий. Если ошибка в применении закона не повлекла назначения несправедливого наказания, основанием для протеста или жалобы это не считалось.
Хотя осужденного, его защитника и потерпевшего на судебное заседание не вызывали, они имели право не только присутствовать, но и выступать с пояснениями, однако участие Главного военного прокурора или его заместителя считалось обязательным.
Главный военный суд обладал широкими нормативно определенными полномочиями по руководству нижестоящими военными судами. Он же следил за точным и единообразным применением всеми военными судами закона, на основе обобщения судебной практики давал руководящие разъяснения по применению действующего законодательства.
 

Список используемой литературы
 

1. Баишев М.И. Военно-судебная реформа в России 60 - 70-х гг. XIX в. М., 1954.
2. Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке. М., 1973.
3. Григорьев О.В. Военно-судебные реформы России (середина XVI - конец XX в.). М., 2010. С. 75 - 125.
4. Иллюстров И. Военные суды в русской армии за 25-летие (1867 - 1885 гг.). М., 1890.
5. История России XVIII - XIX вв. / Под ред. Л.В. Милова. М., 2008. С. 609 - 612.
6. Кобликов А.С. Военные суды России. М., 2001. С. 64 - 78.
7. Зайончиковский П.А. Военные реформы 1860 - 1870 гг. в России. М., 1926.
8. Золотарев В.А., Саксонов О.В., Тюшкевич С.А. Военная история России. М., 2001. С. 309 - 391.
9. Золотарев В.А. Военная безопасность государства Российского. М., 2001. С. 130 - 135.
10. Огнев Д.Ф. Военная подсудность. СПб., 1896.
11. Петухов Н.А. История военных судов России. М., 2003. С. 102 - 165.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU