УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Балковая В.Г. Становление механизма оплаты труда в штатных таможнях в XVIII в.

// История государства и права. 2013. №18. С. 47-51.

 

Одним из важнейших условий для развития государственной службы является ее материальное обеспечение. Хотя в России регулярный государственный механизм оформился уже к середине XVI в., однако деятельность большинства государственных должностей осуществлялась без выплаты жалованья. В первую очередь это касалось лиц, осуществлявших должности в местном управлении. В таможенной системе это привело к утверждению в результате проведения таможенной реформы Ивана Грозного т.н. верной службы.
При верной службе должностные лица таможен - таможенные головы и целовальники - осуществляли свои полномочия на безвозмездной основе в порядке государственной повинности. Для осуществления этих полномочий привлекались представители местного населения, которые в течение одного года служили в таможнях. Верная служба позволила значительно удешевить управление на местах, поэтому практиковалась до середины XVIII в. - сперва как основной способ рекрутирования управленческих кадров, затем как вспомогательный.
Несмотря на определенную выгоду для государства, заключавшуюся в удешевлении местного управления, в целом верная служба была не вполне эффективной - управленческие функции выполнялись подневольно, отсутствовали механизмы стимулирования добросовестной работы. Кроме того, происходила ежегодная полная замена кадрового состава таможен, что приводило к периодическому снижению эффективности функционирования всей таможенной системы в целом.
Развитие внешнеэкономических отношений и увеличение объемов внешней торговли в первой четверти XVIII в. особенно остро выявили неэффективность верной службы в таможнях. По мнению Н.В. Козловой, "кратковременность службы и незаинтересованность в ней посадских людей препятствовали созданию обученных кадров в такой области государственного хозяйства, которому правительство отводило все большую роль в денежных накоплениях" [1. С. 86]. Вследствие этого Петром I была начата реформа таможенной системы.
За образец таможенных учреждений нового типа были взяты лицентные конторы (портовые таможни) Лифляндии. Таким образом, был реципиирован опыт организации таможенного дела Швеции.
Организационное реформирование таможенной системы было начато с Санкт-Петербургской портовой таможни, именно здесь впервые вводилось укомплектование на штатной основе. Как говорилось в Указе Петра I от 19 февраля 1724 г., "содержать таможенных служителей без жалованья опасно для таможенных сборов" [2. С. 28].
Уже первое штатное расписание Санкт-Петербургской портовой таможни, принятое 8 июля 1725 г., устанавливало штатную численность 154 человека с суммарным жалованьем 8716 руб. 56 коп. [3. Д. 241. Л. 2 - 2 об.]. Во второй половине 1720-х гг. на штатную основу были переведены остальные портовые таможни, а с 1731 г. - также и сухопутные пограничные. Таким образом, все таможенные учреждения, осуществлявшие таможенное оформление экспортно-импортных операций, постепенно были преобразованы в конторы.
Такие принципиальные изменения в подходе к кадровому укомплектованию таможен сделали актуальными вопросы финансирования системы. Его основы были сформированы уже Петром I в Указе от 23 ноября 1724 г. "О назначении суммы на выдачу жалованья портовой таможни служителям" [4. Т. VII. N 4604. С. 373 - 374]. Именно там впервые в качестве источника средств на жалованье штатным таможенникам была определена акциденция - особый сбор с участников внешней торговли.
Акциденция в России была юридически узаконена в декабре 1724 г., в тот период ее размер составлял две копейки с облагаемого рубля стоимости товаров: "Акциденции брать по два со ста платежного рубля и из того давать жалованье канцелярским таможенным служителям по примеру других коллегий, а что останется, давать портовым служителям" [4. Т. XCIV-2. Отд. IV. С. 5].
Любопытно, что акциденция взыскивалась со всех товаров - как разрешенных к ввозу, так и запрещенных. В том случае, если при оформлении обнаруживался привезенный в Россию запрещенный товар, он облагался акциденцией и лишь после этого подлежал высылке из страны [4. Т. XIX. N 13892. С. 605 - 606].
Одну из первых попыток раскрыть юридическую природу акциденции сделал президент Коммерц-коллегии П.А. Соймонов в 1797 г. Он считал этот сбор заимствованием из Швеции: "Сбор сей, при Выборгских, Эстляндских и Лифляндских таможнях от давних лет при шведском еще владении начало свое восприявший, зависел сперва от доброй воли купечества" [5. С. 184]. Исходя из этого, акциденцию можно рассматривать как заимствование из Швеции, чей опыт государственного управления активно изучался и внедрялся Петром I.
Но с другой стороны, предлагаемый механизм оплаты труда таможенных служителей в России имел и собственную историю. По похожей схеме оплачивался труд таможенных дьяков и подьячих еще в Московском государстве. Они получали жалованье за счет специальной пошлины - "писчей деньги", которая взыскивалась с торговцев в течение года и по итогам года выплачивалась в назначенном размере, о чем делалась запись в расходной таможенной книге [6. С. 88; 7. С. 121, 376, 443, 456].
Близость акциденции писчей деньге видна, в частности, из указа Правительствующего Сената Смоленской пограничной таможне от 8 апреля 1725 г. В то время как большинство служителей пограничных таможен осуществляло свою службу безвозмездно, канцеляристам устанавливалось жалованье от акциденции, размер которой составлял две копейки с рубля [4. Т. VII. N 4693. С. 444 - 445].
Размер акциденции с момента принятия Тарифа 1731 г. увеличился и вплоть до конца 1753 г. во всех портовых и пограничных таможнях составлял четыре копейки с облагаемого пошлиной рубля стоимости товара.
В ходе таможенной реформы 1753 - 1757 гг. практика взыскания акцидентного сбора с участников внешней торговли сохранилась, но изменились ставки: в 1754 г. его размер составил одну копейку с экспортных и четыре копейки с импортных товаров [4. Т. XIV. N 10181. С. 25; N 10218. С. 60 - 63].
Акциденция взималась как целевой сбор во всех портовых и пограничных таможнях, что видно из Указа Правительствующего Сената от 24 ноября 1737 г. "Об употреблении на жалованье Выборгской и Кольской таможен служителям и на мелочные таможенные расходы из собираемой акциденции" [4. Т. X. N 7449. С. 360 - 361].
Вместе с тем размер собранных сумм в разных таможнях сильно различался, что предопределялось объемами торговли и номенклатурой перемещаемых товаров. Нередко поэтому в небольших таможнях денег на выплату жалованья служителям не хватало, и многие из них постоянно находились под угрозой сокращения. Комиссии о коммерции при подготовке таможенной реформы 1753 - 1757 гг. предписывалось: "А между тем оный штат ...рассмотреть, не можно ли служителей в тех таможнях убавить и быть толику числу, сколько на той акциденции содержать можно" [4. Т. X. N 7449. С. 360 - 361].
Напротив, про Санкт-Петербургскую портовую таможню говорилось, что "акциденция, коя положена и собирается на жалованье портовым служителям, бывает в году по немалому числу" [4. Т. XII. N 8859. С. 9 - 10]. Именно поэтому нередко выплаты жалованья из акциденции, собиравшейся в Санкт-Петербургской портовой таможне, производились не только ее штатным служителям, но и должностным лицам других контор. В делопроизводстве Санкт-Петербургской портовой таможни за 1753 г. сохранился Указ о выплате таким образом жалованья вагмейстеру Астраханской таможни Василию Лисовскому по его прошению "за неимением в той таможни акциденции". Любопытно, что ходатайствовать об этом он прислал в Санкт-Петербург свою жену Ирину, "Архипову дочь". В Указе предписано выделить деньги из средств акциденции Санкт-Петербургской портовой таможни и списать: "передано в Астраханскую таможню" [8. Д. 27. Л. 192]. Положительное решение по индивидуальному делу привело к официальному запросу в Коммерц-коллегию со стороны директора Астраханской таможни Ильи Игуменова, который сообщал, что, т.к. акциденции там "сбирается весьма малое число", таможенники претерпевают нужду. В ответ на это заявление был издан Указ о выплате жалованья всем служителям астраханской таможни из средств Санкт-Петербургской портовой таможни [8. Д. 27. Л. 201].
После открытия в 1755 г. Васильковской пограничной таможни выдача жалованья директору Черкасову и канцеляристу Мясоедову также была произведена за счет акциденции Санкт-Петербургской портовой таможни, "записав в расход с распискою" [8. Д. 30. Л. 28].
В порядке исключения по прошению отдельных служителей таможен допускался особый порядок выплаты жалованья. В делопроизводстве Санкт-Петербургской портовой таможни сохранился указ Коммерц-коллегии о выплате за счет собранной там акциденции 2/3 годового жалованья стемпельмейстеру Переяславской пограничной таможни "в рассуждении его бедности" [8. Д. 30. Л. 106].
Средства акцидентного сбора расходовались не только на жалованье служителям таможен, но и на содержание курирующих чиновников. В частности, сохранился указ о выплате жалованья таким образом служащему Коммерц-коллегии титулярному советнику Михаилу Хераскову, состоявшему "при счетных делах" [8. Д. 30. Л. 32].
Из этого видно, что Санкт-Петербургская портовая таможня занимала особое место в системе таможенных учреждений Российской империи. Это предопределялось многими причинами: близостью к Коммерц-коллегии, большим торговым оборотом (в конце XVIII в. там оформлялось от 1/3 до 1/2 всех сделок внешней торговли), многочисленностью штата (там была сосредоточена 1/6 часть всего штатного состава таможенной системы, причем наиболее квалифицированная).
Именно в силу всего этого акциденция Санкт-Петербургской портовой таможни являлась не только источником выплаты жалованья собственному штату указанной таможни и штатным служителям других таможен, но также и средством содержания всей таможенной системы и инфраструктуры Российской империи.
Сохранился интересный отчетный документ, подтверждающий это, - ведомость об акцидентном сборе Санкт-Петербургской портовой таможни и его распределении за 1746 - 1748 гг. Из него следует, что в 1746 г. в счет акциденции было взыскано 15620 руб. коп., что, с учетом остатка средств за прошлый год, составило сумму 19786 руб. коп. За счет этих средств были произведены следующие расходы [3. Д. 241. Л. 8 - 8 об.]:

 

        Статьи расхода     

    Затраченные   

     средства     

Жалованье                                             9678 руб. коп.

Починка шлюпов, обеспечение гребцов                    

1232 руб. 75 коп.

Покупка книг, переплет отчетных документов        

340 руб. 50 коп. 

Изготовление печатей       

 221 руб. 95 коп. 

Покупка бумаги, свеч,сургуча, дров              

595 руб. 43 коп. 

Покупка указных и тарифных

книг                       

9 руб. 40 коп.  

Сколка льда у биржи        

17 руб. 50 коп. 

Наем дома под Кронштадтскую таможню                    

40 руб. 00 коп. 

Изготовление комплекта гирь для Фридрихсгамской таможни                    

33 руб. 00 коп. 

Покупка пожарных труб      

9 руб. 66 коп.  

Починка ефимочных коромысел и чашек                    

4 руб. 25 коп.  

Починка печей, конопаченье шлюпов и другие мелкие

расходы                    

104 руб. 90 коп. 

 Покупка свинца и литье пуль                          142 руб.  коп.

 

В начале 1747 г. неизрасходованная сумма была зачислена в баланс нового года. Статьи расхода в основном остались прежними, но дополнительно в новом году деньги были потрачены на литье колокола для биржи (34 руб. коп.), проверку и ремонт весов (38 руб. коп.), возврат иностранным послам уплаченных ввозных пошлин, произведенный по распоряжению императрицы (12 руб. коп.), гребцам на мундиры (130 руб.), за взятые в казне мешки (23 руб. 48 коп.), за проезд досмотрщику Рогожину для досмотра Любского корабля на Березовых островах (17 руб. 10 коп.) [3. Д. 241. Л. 9 - 9 об.].
За счет сумм акциденции, собираемой в Санкт-Петербургской портовой таможне, все таможни обеспечивались печатями и ежегодными штемпелями. Например, для Архангельской таможни в 1753 г. было изготовлено четыре печати: одна с изображением государственного герба с литерами А:П (Архангельский порт), две с литерами А:Т (Архангельская таможня), одна с изображением герба и литерами А:В:Т (Архангельская внутренняя таможня); полная сумма заказа составила 12 руб. [8. Д. 27. Л. 90]. Для обеспечения учрежденных в ходе таможенной реформы 1753 - 1757 гг. пограничных таможен на Днепре в 1756 г. было изготовлено три печати по 10 руб. и 12 штемпелей по 3 руб., общая сумма составила 66 руб. [8. Д. 30. Л. 4]. В марте 1756 г. в связи с утратой печати Бахмутской пограничной таможни была изготовлена новая печать за счет средств акциденции Санкт-Петербургской портовой таможни [8. Д. 30. Л. 113].
Другой статьей расходов Санкт-Петербургской портовой таможни было обеспечение таможенных учреждений России таможенными книгами и бланочной продукцией, изготавливаемыми в мастерских Академии наук. Так, по указу от 23 октября 1753 г. для Архангельской таможни изготовлено 1000 ярлыков и 150 паспортов на отходящие корабли, стоимость заказа составила 5 руб. 50 коп. [8. Д. 27. Л. 153], в феврале 1756 г. для этой же таможни оплачен заказ на бланочную продукцию стоимостью 13 руб. [8. Д. 30. Л. 105].
Кроме того, за счет акциденции Санкт-Петербургской портовой таможни другие таможни обеспечивались оборудованием. Например, Указом от 2 июня 1753 г. Коммерц-коллегия предписывала Санкт-Петербургской портовой таможне приобрести для Псковской пограничной таможни весы-коромысла на 30 пудов [8. Д. 27. Л. 213].
Помимо использования средств акцидентного сбора на содержание таможенной системы в особых случаях допускалось тратить эти деньги и на другие расходы. Это делалось по прямому распоряжению центральных органов власти. Так, в связи с определением в богадельню отставных солдат Ивана Коблина, Авраама Лагунова и Дениса Сапожникова по их прошению о выплате жалованья за 1755 г. "коего в даче не было", был издан Указ Коммерц-коллегии о выплате им жалованья из акциденции Санкт-Петербургской портовой таможни [8. Д. 30. Л. 27].
Таким образом, в XVIII в. в связи с переходом на штатное укомплектование таможен завершился процесс бюрократизации таможенной системы, которая превратилась в важный структурный элемент государственного механизма Российской империи.
Акцидентный сбор стал основой для формирования собственных средств таможенной системы. Указанный сбор, первоначально призванный обеспечить содержание таможенным служителям конкретных таможен, применительно к Санкт-Петербургской портовой таможне позволил создать определенный фонд, поддерживающий содержание малых таможен и всей таможенной инфраструктуры Российской империи в XVIII в. Все это свидетельствовало о качественно новом уровне государственного управления в сфере таможенного дела.
 

Список литературы


1. Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в. (20 - 60-е гг.). М.: Археограф. центр, 1999. 381 с.
2. Таможенная служба Санкт-Петербурга (1703 - 2003 гг.) / Сост. И.И. Мушкет, Н.С. Нижник, Н.В. Симонова; под ред. В.И. Вьюнова. СПб.: Сатис, 2003. 335 с.
3. РГАДА. Ф. 19 (разряд XIX). Финансы. Отд. фондов верхов. упр. Оп. 1.
4. Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1: 1649 - 1830 гг.: В 48 т. СПб.: II отд. Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. М.: ГБИП России, 2006. 48 электрон. опт. дисков (CD-ROM).
5. Таможенное дело России: Сб. док. и материалов / Под ред. Н.М. Блинова. М.: Автор; ЮПАПС, 1998. Т. 2. 504 с.
6. Варенцов В.А., Коваленко Г.М. Таможенные книги Великого Новгорода 1610/11 гг. и 1613/1614 гг. / Под ред. В.Л. Янина. СПб.: ПиК, 1996. 285 с.
7. Таможенные книги Московского государства / Под ред. А.И. Яковлева. М.; Л.: АН СССР, 1951. Т. 3: Северный речной путь. Устюг Великий, Сольвычегодск, Тотьма в 1675 - 1680 гг. 888 с.
8. РГИА. Ф. 138. Петербургская портовая таможня департамента таможенных сборов Министерства финансов. Оп. 6.



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU