УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Дуров В. Из истории первых награждений орденом св. Андрея Первозванного

// Цейхгауз. 2000. №1. С.8-11.

 

OCR: Rector, e-mail: www@regiment.ru, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

Первый и высший российский орден Св. Андрея Первозванного всегда привлекал внимание исследователей. Тем не менее, до сих пор в долгой и славной истории ордена остается немало белых пятен, большинство из которых связаны с обстоятельствами его учреждения и первыми пожалованиями. Главная причина подобных неясностей кроется, прежде всего, в слабой источниками базе. Ведь даже о самом раннем достоверно известном пожаловании орденом, которого удостоился боярин Федор Головин (1650-1706), мы знаем лишь благодаря случайной записи в дневнике иностранца.
Секретарь австрийского («цесарского») посольства в Москве Иоганн Георг Корб 10.III.1699 г.* сделал запись в своем дневнике: «Его Царское Величество учредил кавалерский орден Св. Апостола Андрея, предписав носить крест такой, на котором обыкновенно изображают Святого Андрея, называемый иначе Бургундским. Надпись на одной стороне: «Се. Апостол Андрей», а на другой: «Петр Алексеевич, Обладатель и Самодержец России», поперек (на обороте же – В. Д.) имя царевича: «Алексей Петрович». Учрежден этот орден как знак отличия для тех, которые во время Турецкой войны, счастливо начальствуя над армией, прославили себя храбрыми подвигами. Первым кавалером этого ордена стал боярин Головин, который в тот же день вечером не только показал орден господину цесарскому посланнику, но и пересказал ему содержание Статута»{1}.
Эта запись обычно считается самым первым свидетельством об ордене и нередко воспринимается как исходная точка для отсчета его истории. Однако существует более раннее упоминание о некоем «кавалерском» кресте для Ф.А.Головина, которое относится к марту 1698 г., когда золотого дела мастеру Юрию Нордерману было заплачено «за кавалерский крест, который делан второму великому и полномочному послу, за золото и за работу» 101 ефимок 14 алтын 2 деньги{2}. Правда, ни описания этого знака, ни других сведений о нем мы не знаем. Данное упоминание относится к периоду, когда Головин был Вторым великим и полномочным послом в Голландии во время пребывания там Российского Великого посольства{3}. Возможно, крест являлся принадлежностью дипломатической должности, хотя об изготовлении подобного креста для Первого великого и полномочного посла Франца Лефорта в известных сегодня документах ничего не говорится. Таким образом, напрашивается вывод о персонифицированном характере «кавалерского» знака, который предназначался только Ф.А.Головину.
Появление записи о «кавалерском» кресте именно в марте 1698 г., видимо, не случайно. В составе Великого посольства инкогнито находился Петр
I, который с малой свитой посетил Англию. Среди прочего 16.III.1698 г. царь в сопровождении Головина внимательно осмотрел Виндзорский дворец, в частности, придворную капеллу Св. Георгия, в которой происходили церемонии посвящения в рыцари высшего английского ордена Подвязки: «приехали в город Виндзор, в котором есть Королевский двор зело нарядной; тут же Посольство смотрели два Костела, в которых ставят в Кавалеры -8- синей подвязки. Здесь они уведомплись о начале, церемониях и иных околичностях оного славного ордена»{4}.
Возможно, именно тогда у Петра появилось серьезное намерение учредить собственный орден, а внимание царя привлек утративший величие с падением династии Стюартов древний шотландский орден Св. Андрея (орден Чертополоха). Во всяком случае, в старейшем известном нам сегодня орденском уставе 1720 г. продекларирована именно такая версия: «Мы сей наш новой Ордин именем Святого Андрея прозвать за благо изобрели наипаче и для того, что Ордин Святого Андрея, яко Патрона и заступника в Шкотской земле, тамо угосился{5}».
Таким образом, несмотря на то, что первое достоверное упоминание ордена связано с награждением им Ф.А.Головина 10.111.1699 г., ассоциировать эту дату с датой учреждения ордена, по нашему мнению, не стоит. Правда, в пользу 1699 г. свидетельствует знаменитая серебряная полтина, на которой выбита дата 1699 г. и изображен знак ордена Св. Андрея с цепью{6}. Но даже ее нельзя безоговорочно принимать в качестве аргумента – работа по вырезыванию штемпелей монеты могла начаться еще в 1698 г., после возвращения домой Великого посольства.
Более достоверной нам представляется другая датировка. Еще в
XVIII в. два автора И.К. Тауберт и Курас, называли, правда, не ссылаясь на источники, годом учреждения ордена 1698, первый – 30.VIII, второй – 30.XI.{7} Последняя дата, «30 ноября 1698 года», стоит и на памятной медали в честь учреждения ордена Св. Андрея Первозванного. Мы также склоняемся к версии, что орден был учрежден 30.XI.1698 г. В пользу этого свидетельствует, в частности, следующий аргумент: осенью 1725 г., когда все события петровской эпохи были еще на памяти современников, в Соборной церкви Св. Исаакия Далматского в Петербурге архимандритом Афанасием было произнесено «Слово панегирическое в честь Креста Святого Андрея ордена славнейшего первенственных кавалеров в священнороссийской Империи...». Произошло это событие в годовщину основания ордена, которое точно определялось как 30.XI. 1698 г.{8} Однако, все наши аргументы, несмотря на убедительность, имеют косвенный характер. Чтобы окончательно принять 30.XI. 1698 г. за дату учреждения ордена, необходимы дополнительные доказательства, которые, возможно, будут со временем обнаружены.
Для полноты картины необходимо упомянуть еще одно сообщение, связанное с 1698 г. В «Историческом описании ставропигиального Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого, монастыря», составленном по монастырским актам настоятелем архимандритом Леонидом, записано: «В 1698 году, по преданию, обитель посещена Царем Петром Алексеевичем, по случаю бывшего под стенами ее сражения и победы регулярных войск над взбунтовавшимися стрельцами, в память чего оставлена Царем, снятая с себя, лента и знаки ордена Св. Андрея Первозванного, по сему случаю учрежденного (лента и знаки ордена хранятся в ризнице)»{9}. Оставляя без комментариев явные нелепицы, такие, как повод для учреждения награды и наличие у Петра знаков ордена за пять лет до его награждения, заметим все же, что в располагающемся ныне в стенах Воскресенского монастыря Московском областном краеведческом музее действительно хранится андреевская звезда петровской эпохи. Эта звезда долгое время экспонировалась нашитой на священническую фелонь. Подлинность звезды не вызывает сомнений, поскольку аналогичная шитая андреевская звезда, принадлежавшая Я.В. Брюсу (1670-1735), хранится в Государственном Историческом музее.
Не менее интересным, чем определение даты учреждения высшего российского ордена, представляется вопрос о его первых кавалерах. В 1977 г. Г.В.Вилинбахов в статье «К истории учреждения ордена Андрея Первозванного и эволюции его знака» предложил считать первым андреевским кавалером ближайшего сподвижника и друга Петра
I Франца Лефорта (1656-1699){10}. В качестве аргумента он привел портрет Лефорта с орденским знаком на шее. Этот портрет был опубликован как изображение Лефорта еще в начале XX в.{11} На первый взгляд такая версия, да еще подкрепленная портретом, не может вызывать возражений. Но при более пристальном внимании она не выдерживает критики. Во-первых, у изображенного на портрете кавалера мы видим усы, которых Лефорт, как известно, не носил. Во-вторых, в российской иконографии XVIII в. есть другой портрет, повторяющий в деталях изучаемое произведение. Научный сотрудник Государственного Эрмитажа С.А.Летин любезно указал нам на офорт известного гравера и, кстати -9-, знатока орденов{12} Адриана Шхонебека, изображающий в полный рост Петра I. Царь изображен со скипетром в правой руке, подтверждающим его высокий титул. Портрет сопровождает поясняющая надпись: «Петр Первый император».
На первый взгляд императорский титул, который Петр официально принял лишь в 1721 г., не может быть помещен на работе, автор которой, Шхонебек, умер в 1705 г. Но подобные «имперские амбиции» были свойственны Петру и его окружению. Например, на пробных медных «денгах» 1700 г. была помещена сокращенная латинская титулатура «
IMP»{13}. Если даже считать эти монеты так называемыми «новоштемпельными», изготовленными в более позднее время, следует признать, что имя персонажа на офорте Шхонебека сомнений не вызывает. Следовательно, на повторяющем его погрудном портрете, приведенном Г.В. Вилинбаховым как изображение Лефорта, представлен царь, а не его любимец. Таким образом, ни одного свидетельства о том, что Лефорт был андреевским кавалером, мы не знаем. На достоверных портретах Лефорт изображен без знаков ордена.
В собрании ГИМ хранится живописный портрет, традиционно считающийся изображением известного генерала петровской эпохи Патрика Гордона (1635-1699). После службы в шведской и польской армиях шотландец Гордон в 1661 г. приехал в Москву. Здесь он сразу же получил чин майора в Иноземском приказе, дослужившись к 1683 г. до генерал-лейтенанта. Принимая с отличием участие практически во всех боевых действиях, которые вела Россия в последней трети
XVII в., он стал главным военным советником юного Петра. На портрете мы видим, как через левое плечо мужчины в пышном парике и латах надета темно-голубая или синяя лента. Это обстоятельство делает заманчивым предположение, что первым кавалером ордена Св. Андрея Первозванного был Гордон. Но андреевская лента носилась не через левое, а через правое плечо. Следовательно, это лента какой-то иностранной награды, – судя по всему, учрежденного в 1705 г. (уже после смерти Гордона) польского ордена Белого Орла или датского ордена Слона. В собрании ГИМ есть достоверный литографированный портрет Гордона. Между ним и живописным портретом есть некоторое сходство, которое, видимо, и послужило причиной неверной атрибуции. На литографии мы видим у Гордона жалованный портрет царя, но знаков или ленты ордена св. Андрея Первозванного нет. Таким образом, указанный портрет не может считаться изображением Гордона, а лицо, позировавшее художнику, следует искать среди других современников Петра I. В частности, можно найти некоторое сходство с генерал-фельдмаршалом А.И. Репниным (1668-1726), имевшим ордена Белого Орла и Слона.
Таким образом, изучив все версии, следует признать, что первым кавалером ордена св. Андрея Первозванного, до появления каких-либо новых достоверных фактов, надо считать боярина Ф.А.Головина.
Вторым по времени получения ордена андреевским кавалером стал гетман И.С. Мазепа (1644-1709). В 1814 г. историк Д.Н. Бантыш-Каменский, составляя списки награжденных, опубликовал царскую грамоту на орден Мазепе, датированную 8.
II. 1700 г. В этот же день в Москве, по мнению Бантыш-Каменского, «Государь Петр I возложил на него сам... орден св. Андрея»{14}. Эти слова, ничем не подтвержденные, вызывают сомнение. Процедура награждения орденом, видимо, произошло позднее. Об этом, в частности, свидетельствует благодарственное письмо гетмана, направленное царю из Батурина лишь 12.VIII. 1700 г. Более поздняя дата выдачи награды подтверждается и архивными документами. Только 12.III.1700 г.по указу Петра Ю.А. Головин распорядился выдать мастеру Золотой палаты Александру Клерку 750 рублей «за взятые за двадцать за пять камней алмазов, которые у него взяты к делу в кавалерский золотой крест на дачу Его Великого государя жалованья войска Запорожского обеих стран Днепра гетману Ивану Степановичу Мазепе»{15}. Дополнительно давалось семь рублей за золото для изготовления самого креста.
До нас дошло несколько портретов Мазепы. Лишь на одном из них- гравюре 1818 г., выполненной А.А.Осиповым по рисунку Д.Сплитетессера для книги Бантыш-Каменского «История Малороссии», гетман изображен с лентой и звездой ордена св. Андрея Первозванного. Однако, не трудно заметить, что эта гравюра восходит изначально к известному «Портрету напольного гетмана», выполненному художником И.Н.Никитиным в 1720-х гг. и хранящемуся сегодня в Государственном Русском музее{16}. Данный портрет не имеет точного определения персонажа. Лишь на его обороте сохранилась надпись чернилами: «Гетмань наполной». В
XIX в. указанный портрет зачастую воспроизводился не только как изображение И.С. Мазепы, но и как портрет атаманов П.Л. Полуботка, И.И. Скоропадского, Д.П. Апостола. Спор об идентификации персонажа продолжается по сей день. Следует признать, что обращение И.Н. Никитина в 1720-х гг. к образу опального Мазепы более чем -10- маловероятно. Видимо, на портрете изображено другое лицо. В 1984 г. С.О.Андросов на конференции в Государственном Эрмитаже вообще выдвинул предположение, что «Портрет напольного гетмана» на самом деле является автопортретом И.Н.Никитина. Как бы там ни было, очевидно, что Осипов и Сплитетессер взяли «Портрет напольного гетмана» за основу. Звезда и лента ордена св. Андрея Первозванного были добавлены к нему явно по заказу Бантыш-Каменского, т.к. в первом отпечатке этой гравюры, предшествовавшем книге, они отсутствовали{17}. На всех остальных известных портретах Мазепы знаки ордена также не просматриваются.
С именем Мазепы связан и первый опыт разжалования кавалера, который, по нашему мнению, нуждается в некотором историческом уточнении. После предательства гетмана была устроена специальная церемония. 9.
XI.1709 г. «персону оного изменника Мазепы вынесли и, сняв кавалерию (знаки ордена – В.Д.), которая на ту персону была надета с бантом, оную персону бросили в палаческие руки, которую палач взял и прицепил за веревку, тащил по улице и по площади даже до виселицы, и потом повесил»{18}. Канцлер Г.И.Головкин в письме П.А.Толстому добавляет детали: «...вначале его диплом (грамоту на орден – В. Д.) от Его Царского Величества изодран и от его светлости князя Меншикова и от меня, аки обер-камергофа, и обоих нас того ордена святого Андрея кавалеров во образ Мазепы, от Его Царского Величества ему наперед сего всемилостивейше данный орден снят, которого он через изменнические свои поступки себя ныне недостойным учинил»{19}. Возможно, что казненная «персона» гетмана представляла собой не чучело, а портрет изменника. Во всяком случае соответствующие статьи орденского Статута 1720 г., явно созданные с учетом опыта Мазепы, гласят следующее: «Если такой преступник будет в отлучке или убежит, то, по троекратном формулярном требовании, в собрании осуждается и определение исполняется над его портретом»{20}. После Мазепы подобных церемоний с андреевскими кавалерами не случалось. Но в 1783 г. портреты осужденных фальшивомонетчиков самозванных графов Зановичей были-таки повешены палачом на виселице{21}. Если вопрос о характере «персоны» гетмана может дискутироваться, то другой факт не вызывает разночтений. По приказанию Петра для Мазепы изготовили огромную «антинаграду» – серебряную медаль весом в двенадцать фунтов с изображением Иуды и надписью: «Проклят сын погибельный Иуда еже за сребролюбие давится»{22}.
 

Примечания

 

* Все даты по старому стилю (юлианский календарь).
{1} Дневник поездки в Московское государство Игнатия Христофора Гвариента... в 1698 году, веденный секретарем посольства Иоганном Георгом Корбом. Спб., 1866. С.155-156.
{2} Бакланова И.А. Великое посольство за границей в 1697-1698 гг. (его жизнь и быт по приходно-расходным книгам посольства) // Петр Великий. Т. 1. М.Л., 1947. С.32.
{3} Устрялов И.Г. История Петра Великого. Т. 3. Спб., 1858. С.572.
{4} Туманский Ф. Собрание разных записок и сочинений, служащих к доставлению полного сведения и о жизни и деяниях Государя Императора Петра Великого. Ч.III. Спб, 1787. С.64.
{5} Бантыш-Каменский Д.И. Историческое собрание списков кавалерам четырех российских императорских орденов... с приложением старых Статутов первых двух орденов и ордена св. Анны... М., 1814 . С.18.
{6} Георгий Михайлович, вел. кн. Монеты. Вып. 10: Монеты царствования императора Петра I. Т.I. Спб., 1914. С.12. №92.
{7} Бантыш-Каменский Д.И. Указ. соч. С.27.
{8} Родосский А. Полное описание старопечатных церковно-славянских книг, хранящихся в библиотеке Санкт-Петербургской духовной академии. Т. II. Спб., 1887. С.61.
{9} Леонид, архимандрит. Историческое описание ставропигиального Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого, монастыря. М., 1876. С. 145.
{10} Вилинбахов Г.В. К истории учреждения ордена Андрея Первозванного и эволюция его знака. // Культура и искусство Петровского времени. Л., 1977. С. 145-146.
{11} Князьков С.А. Очерки из истории Петра Великого и его времени. Спб., 1914. С. 102.
{12} Шхонебек перевел с французского языка книгу «История о ординах или чинах воинских паче же кавалерских». Это была не только первая российская публикация по фалеристике, но и одна из первых книг гражданской печати в России.
{13} Дуров В.А. Медные монеты Петра I с латинскими легендами. // Нумизматический сборник ГИМ. Ч. 4. Вып. 1. М., 1972. С. 87-94.
{14} Бантыш-Каменский Д.И. Указ. соч. С. 59.
{15} РГАДА. Ф. 396. Архив Оружейной палаты. Д. 34395. Л. 1.
{16} Государственный Русский музей. Живопись XVIII в. Каталог. Спб., 1998. С.134.
{17} Ровинский Д.А. Подробный словарь русских гравированных портретов. Т. II. Спб., 1887. С. 1215.
{18} Гизен. Журнал Государя Петра I с 1695 по 1709. //Туманскии Ф. Собрание разных записок и сочинений, служащих к доставлению полного сведения и о жизни и деяниях Государя Императора Петра Великого. Ч. I. Спб, 1770. С. 195.
{19} Письма и бумаги Петра Великого. Т. 8. Вып. 2. М„ 1951. С. 910.
{20} Бантыш-Каменский Д.И. Указ. соч. С. 44.
{21} Пыляев М.И. Старое житье: Очерки и рассказы. Спб., 1892. С. 24.
{22} Платонов С.Ф. Орден Иуды 1709 г. // Летопись занятий постоянной историко-археологической комиссии. Т. 1 (34). Л., 1927. С. 193-198. -11-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU