УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Змеев В.А. "Обучать... потребным наукам воинскому искусству"

Первые кадетские корпуса России

// Военно-исторический журнал. 2001. №11. С.49-53.

 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

Возраставшие в XVIII веке потребности государства в квалифицированных отечественных специалистах и в то же время весьма скромные результаты деятельности Петербургского академического университета предопределили развитие в России специальных учебных заведений различного профиля. После кончины императора Петра Великого его наследники, если можно так выразиться, сделали молодых дворян главным объектом своей образовательной политики. Подавляющее большинство юношей этого сословия получали неплохое начальное образование в семейном кругу, но для вступления в государственную службу они нуждались в специальном (профессиональном) образовании.
Поскольку продолжал действовать петровский указ от 20 февраля 1705 года, то для физически здоровых дворян мужского пола рекрутская повинность оставалась обязательной и пожизненной{1}. Это обстоятельство, в совокупности с традициями, делало весьма привлекательным для дворянской молодежи обучение в специальных военно-учебных заведениях, которые давали реальную возможность получения офицерского чина и быстрого продвижения по службе (военной, статской или придворной).
Военные школы петровской эпохи после смерти императора перестали удовлетворять запросы русской армии и флота, поскольку их совокупный выпуск составлял несколько десятков человек в год. Серьезной проблемой оставалось качество офицерского состава, так как его основная масса готовилась непосредственно в войсках, прежде всего в Преображенском   и   Семеновском лейб-гвардии полках. Правда, уже в годы Северной войны часть офицеров прошла в дивизиях краткосрочные армейские сборы{2}. Кроме того, в офицерский состав производили лучших младших командиров, отличившихся в боях, а также за выслугу лет.
Важным шагом в повышении уровня образования российского дворянства стало учреждение в 1731 году в Петербурге первого отечественного Кадетского корпуса. 29 июля императрица Анна Иоанновна подписала указ, в котором, в частности, сказано: «Учредить корпус кадет, состоящий из 200 человек шляхетских детей от тринадцати до семнадцати лет как российских, так и эстляндских и лифляндских провинций, которых обучать арифметике, геометрии, рисованию, фортификации, артиллерии, шпажному действу, на лошадях ездить и прочим к воинскому искусству потребным наукам»{3}.
18 ноября 1731 года императрица утвердила устав Кадетского корпуса, в котором давался полный перечень наук для изучения молодыми дворянами. В первом классе кадеты изучали общеобразовательные дисциплины и основы военного дела, причем срок обучения здесь не устанавливался, а зависел от исходного уровня домашнего образования. После окончания первого класса на совете корпуса решалась судьба каждого кадета: в зависимости от результатов учебы и склонностей молодого человека ему определялись предметы для обучения в трех старших классах. В них занимались еще 5-6 лет.
Поскольку русских профессоров и учителей в те годы было крайне мало, кадеты должны были слушать лекции на латинском, французском и немецком языках, а также читать литературу, привезенную иностранными преподавателями из-за границы. В старших классах завершалась общеобразовательная подготовка и начиналось преподавание дисциплин высшей специальной школы. Молодые люди изучали историю, географию, геральдику, риторику, мораль, юриспруденцию, артиллерию, фортификацию и другие науки. Поскольку кадеты постоянно находились в здании корпуса на Васильевском острове, в бывшем доме князя А.Д. Меньшикова, то учебно-воспитательное воздействие на них оказывалось весьма эффективным.
Каждый курс обучавшихся организационно сводился в кадетскую роту во главе с обер-офицером, который одновременно выполнял роль преподавателя общевоенных дисциплин. Все перемещения по двору Кадетского корпуса в учебные классы, церковь, трапезную осуществлялись строем, под барабан или с песнями. В статье 15 Устава было записано: «Как при трапезе, так и в прочих случаях кадеты имеют себя всегда учтивым обхождением показывать, и во время стола одному из них попеременно вслух читать несколько из артикулов, из регламентов и из указов, также и из историев, или газет и прочее»{4}.
Поскольку комплектование нового военного вуза первоначально проходило сложно, императрица Анна Иоанновна в 1731 году издала указы от 20 ноября «Об определении детей дворянских в Кадетский корпус» и от 4 декабря «О записи дворян в Кадетский корпус». Для большей убедительности члены царской семьи вели беседы с крупными сановниками о целесообразности   зачисления в это -49- учебное заведение их молодых родственников. Сама же императрица лично определила в кадеты 12 пажей, что имело принципиальное значение. Запись в Кадетский корпус осуществляли: в Москве – дежурный генерал-адъютант Царского двора, в Санкт-Петербурге – генерал-фельдцейхмейстер Б.Х.Миних, а в Лифляндии и Эстляндии – непосредственно генерал-губернаторы.
В течение трех месяцев в штат корпуса были включены 360 кадет, прошедших собеседования и медицинскую комиссию, а торжественное открытие вуза состоялось 17 февраля 1732 года. Главным директором Кадетского корпуса императрица назначила графа Б.Х. Миниха, который находился в этом качестве по 1741 год. За этот период должность директора занимали: генерал-майор Л. Люберас, действительный тайный советник барон
X. Миних и генерал-майор А. Тетау. Им удалось привести Кадетский корпус к уровню специального учебного заведения повышенного типа.
Среди преподавателей выделялись: Филипп Анахин – бывший переводчик Святейшего Синода, создатель авторизованного перевода французской грамматики на русский язык; Людвиг Бетье – учитель немецкого языка и литературы; Иоганн Виндорф – адъюнкт немецкого языка; Осип Горожанинов - преподаватель инженерного дела; Иоган Греч – профессор философии; Карл Зольберг – адъюнкт юриспруденции; капитан Фридрих Раден – преподаватель латыни, геометрии и фортификации; майор Николай Ляпунов – преподаватель артиллерийских наук; подполковник Егор Панов – преподаватель тактики; капитан-поручик Иван Ремизов – преподаватель артиллерии. Большое внимание уделялось переводным публичным экзаменам, которые проводились 15 марта и 15 сентября в присутствии членов императорской семьи, сенаторов, профессоров и учителей Петербургской академии наук, а также высших военачальников артиллерийского и инженерного корпусов. Порядок подготовки и сдачи таких экзаменов был определен специальным положением, утвержденным в 1737 году. Экзамены также проводились на старших курсах после изучения в полном объеме определенных предметов. Кадеты, которые углубленно изучали гуманитарные дисциплины, сдавали экзамены по логике, нравоучительной философии, физике и юриспруденции{5}.
Несмотря на определенные издержки в начальном периоде деятельности Кадетского корпуса, до 1741 года из его стен вышло немало выдающихся личностей. Так, выпускник корпуса А.П. Сумароков стал бригадиром, действительным статским советником, известным писателем. И.И. Мелиссино был выпущен прапорщиком, но в дальнейшем прославился в качестве директора и попечителя Московского университета. Много полезного для России сделал А.П. Мельгунов, который начинал как армейский офицер, но затем стал сенатором, президентом Камер-коллегии, генерал-губернатором в Ярославле и наместником в Костроме.
15 декабря 1752 года указом императрицы Елизаветы Петровны адми­ралтейские и гардемаринская школы были упразднены, а на их базе основан Морской шляхетный корпус, по аналогии с Кадетским корпусом. Чтобы исключить путаницу, последний стал называться Сухопутным шляхетным кадетским корпусом. Должность директора Морского шляхетного корпуса исполнял капитан 1 ранга А.И. Нагаев, выпускник Морской академии. С 1722 по 1729 год Алексей Иванович, будучи морским офицером, преподавал в Морской академии навигацию и другие специальные предметы{6}. Под непосредственным руководством А.И. Нагаева были сформированы три кадетские роты численностью по 120 человек каждая. 3-я (младшая) рота комплектовалась кадетами, которые имели домашнее образование и хорошее здоровье. Срок обучения в младшем классе составлял от 1 года до 3 лет, в зависимости от возраста молодого человека и уровня его первоначальной подготовки. Здесь изучали русский, английский, немецкий и французский языки, тригонометрию и военные науки.
После экзамена годные к морской службе кадеты переводились во второй класс и зачислялись во 2-ю роту. В этот же класс по экзамену могли переводиться молодые дворяне из других учебных заведений. Из всего личного состава 2-й роты отбирали 30 кадет для обучения по специальности морской артиллерии. Срок обучения не устанавливался, а зависел от способностей кадета и свободных вакансий в первом классе. Не способные к учебе кадеты отчислялись из корпуса и направлялись для службы на флот. Выдержав строгий экзамен, лучшие воспитанники переводились в первый класс, который считался высшим. Таких дворян зачисляли в 1-ю роту уже на конкретную должность аптенармуса, подпрапорщика, фурьера, сержанта, капрала, ефрейтора или гардемарина с выплатой соответствующего денежного довольствия.
none'>Согласно штату Морского шляхетного корпуса, учебный процесс с кадетами и гардемаринами обеспечивали: один профессор математических и навигационных наук с годовым окладом в 700 рублей, два учителя математики, навигации и астрономии (по 500 рублей), два учителя артиллерии и фортификации (по 250 рублей), два помощника учителей (по 120 рублей), два учителя рисования (по 250 и 200 рублей), два помощника учителей (по 120 и 100 рублей), два учителя гуманитарных предметов (по 200 рублей), семь учителей русского и иностранных языков (по 200 рублей), по одному учителю танцев и фехтования (по 250 и 150 рублей){7}.
4 марта 1753 года императрица передала в распоряжение Морского шляхетного корпуса каменный двухэтажный дом на углу набережной большой Невы и 12-й линии. Ранее он принадлежал графу Б.Х. Миниху и считался одним из красивейших на Василеостровской набережной. Наружные стены дома были украшены изображениями знамен, пушек, скованных плененных турок; на возвышении перед входом красовались четыре статуи и трофеи с русско-турецкой войны. Внутри комнаты сохранили богатые изразцовые печи, позолоту на потолках и лепнину на стенах.
Корпус имел свою домовую церковь и лазарет, для которого были назначены медицинские чины. Указом Сената от 4 августа 1754 года во всех помещениях был проведен ремонт за счет казны, для чего использовались штатные мастеровые и подмастерья, а также 35 рабочих типографии, которая перешла от Морской академии. Вскоре корпус занял под классы -51- старый дом этой академии между 3-й и 4-й линиями Васильевского острова. После выполнения строительных и ремонтных работ все воспитанники стали жить в помещениях корпуса{8}.
Поскольку капитан 1 ранга А.И. Нагаев регулярно участвовал в плаваниях, его пришлось освободить от командования Морским шляхетным корпусом. Его место занял капитан 1 ранга A.M. Давыдов, а общее руководство было возложено на контр-адмирала Ф.С. Милославского. Новый руководитель сосредоточил главные усилия на совершенствовании учебно-материальной базы вуза и укреплении кадров профессорско-преподавательского и командного состава.
В начале 60-х годов XVIII века в Морском шляхетном корпусе преподавательскую работу вели: профессор математических и морских наук англичанин Дж. Ньюбери, преподаватель географии и генеалогии немец X. Гейльман, русские учителя Иван Кривое и Федор Четвериков, преподаватели морских наук офицеры Петр Чаплин, Григорий Спиридонов, Харитон Лаптев, Евстафий Бестужев, Иван Голенищев-Кутузов, Игорь Ерецкий, Иван Шишков и другие. Проведенные контр-адмиралом Ф.С. Милославским кадровые изменения существенно повысили качество подготовки кадет и гардемаринов для русского флота. Кроме того, он добился выдачи корпусу задержанных Штатс-конторой денег, упорядочил хозяйственную часть, устроил огород и провел другие улучшения жизни постоянного и переменного состава учебного заведения{9}.
За первые 10 лет работы Морского шляхетного корпуса было выпущено 227 квалифицированных офицеров для русского флота со специальным образованием. В числе лучших был Петр Степанов, закончивший курс обучения в 25-летнем возрасте и оставленный в корпусе учителем навигации. За время учебы он участвовал в восьми морских походах в различных корабельных должностях. Другой воспитанник, Николай Курганов, добился больших успехов в математических науках и написал учебник «Универсальная арифметика», который издали в 1757 году.
После смерти в январе 1762 года начальника артиллерийской оружейной канцелярии графа П.И. Шувалова его преемник, генерал-фельдцейхмейстер А.Н. Вильбоа, занялся реализацией плана создания кадетского корпуса для специальных родов войск. Он представил императрице Екатерине II проект преобразования Соединенной артиллерийской и инженерной дворянской школы в кадетский корпус. В основу был положен проект П.И. Шувалова, который с некоторыми корректировками императрица утвердила 25 октября 1762 года. Так в Петербурге был создан Артиллерийский -52- и инженерный шляхетный кадетский корпус оенно-учебное заведение специального назначения.
Корпус готовил для офицерской службы в артиллерии и инженерных войсках 146 молодых дворян, из которых четвертая часть набиралась из Лифляндии и Эстляндии. Все кадеты составляли одну роту, в которой выделялись 40 бомбардиров или гренадер. Руководящий офицерский состав включал директора в чине полковника, а также подполковника, майора и адъютанта. В кадетской роте состояли командир в чине капитана, 2 поручика, 2 подпоручика и 2 штык-юнкера. Содержание Артиллерийского и инженерного шляхетного кадетского корпуса ежегодно обходилось казне в 33 226 рублей{10}.
Cрок обучения кадет первоначально определен не был, но фактически составлял 5-7 лет, в зависимости от уровня их начального домашнего образования. В нижнем классе младшие кадеты изучали историю, географию, арифметику, рисование, немецкий и французский языки, а также военные экзерциции. В старших классах преподавали следующие предметы: алгебру, геометрию, гражданскую архитектуру, химию, механику, гидравлику, фейерверкерское искусство, артиллерию и фортификацию. Ежегодно в присутствии генералитета артиллерии и инженерных войск кадеты сдавали экзамены по всем изученным дисциплинам.
Первые два года корпусом командовал подполковник М.И. Мордвинов, который много сделал для организации учебно-воспитательного процесса и решения проблем жизнеобеспечения учащихся. Учебную работу с кадетами организовывал подполковник И.А. Вильяшев-Волынцев, которому непосредственно подчинялись учителя политической истории, географии, физики, химии, математики, механики, гидравлики, французского и немецкого языков, рисования, танцев, а также их помощники (подмастерья). Военные науки преподавали штатные офицеры корпуса. В 1764 году директором Артиллерийского и инженерного шляхетного кадетского корпуса стал полковник М.С. Бегичев, который осуществлял строгий контроль за качеством проведения занятий, особенно по военным дисциплинам. С 1765 года в типографии корпуса стали печатать учебные книги по основным предметам обучения, написанные местными учителями. По распоряжению генерал-фельдцейхмейстера А.Н. Вильбоа корпусу стали отпускать потребное количество пороха для обучения кадет стрельбе из орудий и артиллерийским приемам{11}.
В 1771 году вторично директором корпуса стал генерал-майор М.И. Мордвинов, который одновременно являлся «директором от строения государственных дорог». Он стремился усилить воспитательное воздействие на кадет через офицеров, которые должны были внушать молодым людям «правила нравственности, амбиции, субординации, запрещать неприличныя благородным детям игры и вселять в них охоту к занятию науками»{12}. Офицерам помогали старшие по камерам, где проживали кадеты, назначавшиеся из унтер-офицеров, капралов и ефрейторов. Генерал М.И. Мордвинов установил разумный распорядок дня, который способствовал подготовке квалифицированных офицеров для артиллерии и инженерных войск. Кадеты пробуждались в 5 часов утра, в 6 молились Богу в церкви корпуса, затем завтракали, в 11 обедали, а в 6 вечера ужинали. Вечернюю зарю били летом по крепостному сигналу, а зимой в 8 часов. За обедом читали: два раза в неделю воинский устав и артикулы, два раза русские и два раза иностранные газеты{13}. Классные занятия проводились: утром с 7 до 11 и после обеда с 14 до 16 часов. Два раза в неделю с 7 до 8 часов учащиеся читали Катехизис под руководством священника корпусной церкви. Особое внимание уделялось изучению иностранных языков как в классах, так и в камерах (в каждой из них вместе с русскими дворянами жил кадет из Лифляндии или Эстляндии, знавший немецкий язык). В летнее время кадеты изучали общевоинские дисциплины, находясь в полевом лагере в пригороде Петербурга. Для младшего класса срок лагерного сбора составлял 1 месяц, а для старшего – 2 месяца. Особое внимание здесь уделяли артиллерийским стрельбам и проведению фортификационных работ.
По окончании Артиллерийского и инженерного шляхетного кадетского корпуса выпускники из сержантов и унтер-офицеров производились в подпоручики, а из капралов и кадет - в прапорщики и штык-юнкера. Неуспевающие юноши отсылались унтер-офицерами или рядовыми в инженерные войска или артиллерию для прохождения дальнейшей службы. Среди выпускников корпуса того периода было немало известных военачальников русской армии: генералы артиллерии и инженерных войск Ф.А. Буксгевден, Н.В. Верещагин, А.И. Корсаков, П.М. Меллер, Е.П. Трейлебен и другие{14}.
Таким образом, первые кадетские корпуса России представляли собой специальные учебные заведения повышенного типа, в которых дворянские дети готовились к предстоящей государственной службе. Большинство выпускников кадетских корпусов выпускались офицерами в сухопутные войска и на флот, а остальные определялись в статскую или придворную службу.
Кадетские корпуса готовили квалифицированных офицеров и чиновников, что создало условия для реорганизации их в конце XVII! века в высшие военно-учебные заведения.
 

Примечания

 

{1} Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. (ПСЗ-1). Т. IV. СПб., 1830. № 2036. С.291-295.
{2} Вопросы военной истории России. XVIII и первая половина XIX веков. М.: Наука, 1969. С. 229.
{3} ПСЗ-1. Т. VIII. СПб., 1830. №5811. С. 519.
{4 Там же. №5884.
С. 559.
{5} Лузанов П. Сухопутный шляхетный кадетский корпус. СПб., 1907. С. 85.
{6} Русский биографический словарь. Т. 11. СПб., 1914. С. 7.
{7} ПСЗ-1. Т. XLIV. СПб., 1830. Книга штатов. № 10062. С. 49-50.
{8} Веселого Ф. Очерк истории Морского кадетского корпуса. СПб., 1852. С. 125.
{9} Военная энциклопедия. Т. XVI. СПб., 1914. С. 432.
{10} ПСЗ-1. Т. XVI. СПб., 1830. № 11696. С. 95.
{11} Краткая история 2-го Кадетского корпуса. СПб., 1836. С. 22-23.
{12} Исторический очерк 2-го Кадетского корпуса. Т. 1. СПб., 1912. С. 51.
{13} Краткая история 2-го Кадетского корпуса. СПб., 1836. С. 25-27.
{14} Военная энциклопедия. Т. VII. СПб., 1912. С. 90-91. -53-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU