УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Кавтарадзе А.Г. «Скорее пополнить действующую армию офицерами, ознакомленными со службой Генерального штаба…»

// Военно-исторический журнал. 2002. №1. С.48-55.

 

OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru

 

Штабс-ротмистр русской армии С.В.Вакар* справедливо считал кавалерию царицей полей, глазами и ушами армии, поэтически сравнивая ее с порывом, не терпящим промедления. Ни один другой род войск так не воспет поэтами, так не восхвален в песнях, как кавалерия, за ее лихость, молодцеватость и рыцарство.
Речь идет о деятельности
академии в годы Первой мировой войны, в частности о создании ускоренных курсов по подготовке офицеров к занятию младших должностей Генерального штаба в действующей армии.
Начиная с аннексии Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины (1908) Балканы стали превращаться в «пороховой погреб» Европы. Особенно очевидным это стало после окончания 2-й Балканской войны (1913) и перехода Болгарии на сторону австро-германского блока. Уже мало кто сомневался в близости войны, но первые месяцы судьбоносного 1914 года пока прошли относительно спокойно.
Весной, как обычно, при штабах военных округов прошли предварительные письменные испытания «на право держания приемных экзаменов в Императорскую Николаевскую военную академию». Изъявили желание учиться в ней 1030 офицеров, но были допущены к испытаниям (по выводам последней аттестации, состоянию здоровья и другим критериям) 823 человека: 797 – на командное отделение и 26 – на геодезическое. Выдержали испытания 420 человек (в том числе 17 на геодезическое отделение){1}. После положенного отпуска эти офицеры направлялись в Петербург для держания приемных экзаменов (к 20 июля в академии находились уже 22 из них).
В мае состоялся выпуск дополнительного курса строевого отделения{2}. Академию «окончили успешно» 77 офицеров, из них 66 – с причислением к Генеральному штабу (по 1-му разряду), 11 – без причисления к таковому (по 2-му разряду) с откомандированием в свои части, 4 офицера окончили геодезическое отделение.
Сигналом к началу мирового пожара послужили два выстре­ла, произведенных 28 июня 1914* года в столице Боснии Сараеве Гаврилой Принципом, смертельно ранившим наследника австрийского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда и его морганатическую супругу Софи. Приказом по академии № 199 от 18 июля 1914 года, подписанным ее начальником генерал-лейтенантом князем П.Н. Енгалычевым и правителем дел генерал-майором А.К.Баиовым, «ввиду общей мобилизации армии» занятия в ней были прекращены{3}.
119 слушателей старшего класса, выдержавших переводные экзамены на дополнительный курс и 99 младшего, «признанных тогда же достойными перевода в старший класс», отчислили в свои части. Лиц учебно-административного состава из числа офицеров Генерального штаба перевели на «должности по военному времени согласно указаниям начальника Генерального штаба». Было сформировано временное управление академией во главе с временно исполняющим должность ее начальника генерал-лейтенантом А.А. Зейфатом. Чины постоянного состава (не Генерального штаба), оставшиеся от формирования временного управления академии, откомандировывались на должности по военному времени. Полуэскадрон академии (3 офицера и 80 солдат) предназначался для усиления эскадрона Офицерской кавалерийской школы при развертывании его в четырехэскадронный полк.
В связи с окончанием занятий в академии ее начальнику было
-48- предложено сообщить исполняющему должность начальника канцелярии Военного министерства «сведения о всех помещениях академии, кои могли бы быть предоставлены во время войны под госпиталь, лазарет и пр., а также списки свободных от служебных занятий чинов академии на предмет распределения их по учреждениям, более нуждающимся по случаю войны в усилении служебного состава чинов»{4}.
Небезынтересно отметить, что согласно расчетам, составленным по материалам РГВИА на 11 февраля 1912 года{5}, недостаток офицеров Генерального штаба, которые могли быть назначены на должности военного времени в войсковой Генеральный штаб, составлял 5 генералов, 29 штаб- и 205 обер-офицеров. Этот недостаток предполагалось покрыть за счет имевшегося резерва офицеров Генерального штаба.
Данные этих расчетов приводили руководство русской армии к весьма оптимистическим выводам: «даже при самом трудном положении, т.е. при общей мобилизации всех войск и при единовременном формировании всех армий, недостатка в офицерах Генерального штаба в первый период почти не будет»{6}. Для пополнения же потерь в течение самой войны оставались преподаватели военных наук в училищах{7}, остальные офицеры Генерального штаба в центральных .учреждениях, офицеры академии и следующий ее выпуск{8}.
Однако, как показали дальнейшие события, решение о прекращении занятий в академии было глубока ошибочным:
несмотря на военное время, следовало продолжать подготовку офицеров с высшей военной квалификацией. Слушателей, окончивших старший и младший классы академии в 1914 году, следовало не откомандировывать в действующую армию (в боях вышло из строя до 20 проц. подготовленных офицеров), а дать им возможность по сокращенной программе закончить академию и занять в полевых штабах должности Генерального штаба. Необходимо было так же, как и раньше, провести в 1914 году вступительные экзамены и принять не 96 офицеров, как в мирное время, а в 1,5-2 раза больше (в 1914 г. в военных округах предварительные испытания выдержали 420 офицеров).
Действительно, расширение масштабов войны потребовало новых формирований, в результате чего уже через год обнаружился острый недостаток, особенно на младших должностях, подготовленных офицеров Генерального штаба. Это вызвало необходимость в обход существовавших правил «ввиду обстоятельств военного времени» принять ряд срочных мер по пополнению корпуса офицеров Генерального штаба. Так, в период с 1 ноября 1914 года по 15 марта 1915-го был разрешен перевод в Генеральный штаб причисленных к нему офицеров, окончивших полный курс академии в1911, 1912, 1913 и 1914 гг., а в мае 1915 года было разрешено причисление, а затем перевод в Генеральный штаб обер-офицеров, окончивших: а) дополнительный курс академии по 1-му разряду, но отчисленных по собственному желанию или «как не удовлетворявших условиям причисления к Генеральному штабу»; б) дополнительный курс академии в 1912, 1913 и 1914 гг. по 2-му разряду; в) дополнительный курс академии в 1905-1909 гг., но отчисленных в строй. Наконец, в октябре 1915 года было разрешено причислить к Генеральному штабу, а в мае 1916-го перевести в него офицеров, окончивших два класса академии в 1914 году и т.д.{9}. Однако и эти меры не позволили восполнить недостаток в офицерах Генерального штаба. К лету 1916 года выяснилось, что только 50 проц. наиболее важных штабных должностей в полевых штабах действующей армии было замещено офицерами Генерального штаба.
На столь серьезное положение обратил внимание военного министра генерала Д.С. Шуваева начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал М.В.Алексеев в отношении № 2172 от 18 апреля 1916 года: «Несмотря на ряд принятых мер по замещению младших обер-офицерских должностей Генерального штаба на таковых должностях... 20 проц. уже в настоящее время замещено офицерами мало подготовленными... Далее источников для пополнения офицеров Генерального штаба не имеется»{10}. При этом подчеркивалось, что должности обер-офицеров для поручений при штабах корпусов, как менее важные по значению{11}, замещены почти исключительно офицерами не Генерального штаба, выдержавшими вступительные экзамены в академию в 1913 году, но не принятыми в нее по конкурсу (таких офицеров было 46){12}, а также выдержавшими предварительные испытания в
-49- военных округах в 1914 году. Последних, как отмечалось выше, было 420 человек. Однако эти офицеры не могли из-за недостаточной подготовки замещать офицеров Генерального штаба на таких должностях, как старшие адъютанты в штабах корпусов и особенно в штабах дивизий. В этой связи Алексеев ставил перед Шуваевым вопрос о необходимости «теперь же» открыть академию для «теоретической подготовки офицеров, предназначенных для названных обер-офицерских должностей Генерального штаба в полевых штабах»{13}.
В этом документе высказывалось также мнение направить для прохождения курса в акаде­мии в первую очередь уже привлеченных для исполнения должностей Генерального штаба или предназначенных для этой цели офицеров, о которых говорилось выше, т.е. выдержавших вступительные экзамены в академию в 1913 году и предварительные письменные испытания в 1914-м, установив две очереди и продолжительность обучения в четыре месяца.
Предполагалось также привлечь к слушанию лекций офицеров, окончивших в 1914 году младший класс и отчисленных в свои части в связи с мобилизацией. Большинство этих офицеров с конца 1914 года уже замещали должности Генерального штаба, поэтому командирование их в академию позволило бы иметь для службы Генерального штаба более опытных офицеров (подобно тем, которые в 1914 г. окончили старший класс). Для обучения этих офицеров предлагалось учредить особый курс, соответствующий старшему классу академии, но в несколько сокращенном виде, продолжительностью в пять месяцев, также в две очереди.
К преподаванию намечалось привлечь из действующей армии офицеров Генерального штаба, «принимавших непосредственное участие в боевых действиях и имевших возможность таким образом составить себе вполне определенное представление о требованиях, которые могут быть предъявлены к офицеру Генерального штаба в обстановке настоящей войны»{14}.
В соответствии с резолюцией Шуваева на отношении Алексеева 20 апреля 1916 года «Вполне присоединяюсь» начальнику Генерального штаба генералу М.А. Беляеву было предложено представить конкретные соображения по созданию ускоренных курсов при академии{15}. Отношением из Главного управления Генерального штаба № 17723 от 5 июля 1916 года разработка положения о курсах при академии, а также «составление всех соображений, связанных с их функционированием, как по учебной, так и по хозяйственной части»{16} были возложены на заведующего академическими курсами военного времени генерал-майора В.Н. Петерса{17}.
Почти одновременно, 12 июля, из отдела генерал-квартирмейстера в академию была направлена справка о числе офицеров, соответствующих требованиям к поступающим в старший и младший классы академии. Согласно ей число таких офицеров составляло для младшего класса примерно 360{18}, а для старшего – 70 человек{19}.
8 июля 1916 года генерал-майором Камневым был выработан проект «Положения об академических курсах военного времени»{20}. Согласно проекту открывающиеся при академии подготовительные курсы должны были дать офицерам навыки, позволяющие им как можно скорее восполнить (хотя бы отчасти) в полевых штабах действующей армии большой некомплект офицеров Генерального штаба. Что же касается офицеров, которые окончили до войны младший класс академии, то им предоставлялась возможность закончить в короткий срок двухгодичный академический курс (без дополнительного курса).
В первый прием в младший класс предлагалось командировать офицеров, выдержавших: а) вступительные экзамены в
1913 году, но не принятых по конкурсу; б) предварительные испытания в военных округах в 1914 году. Во второй и последующий приемы предполагалось принимать на курсы обер-офицеров всех родов войск, прослуживших в офицерских чинах в мирное время не менее трех лет в строевых частях, по облегченным конкурсным экзаменам. В каждый класс планировалось зачислять не более 110 офицеров (по 30 от каждого из трех фронтов Европейской России и 20 от Кавказского фронта). Продолжительность курса младшего и старшего класса предполагалось установить по пять месяцев, система обучения репетиционная (две-три репетиции по каждому предмету), переход из младшего класса в старший – без экзамена, по репетиционным отметкам. При таком числе обучающихся за два года в младшем классе должно было быть подготовлено в среднем 350 офицеров (учитывая отсев в каждом выпуске 10 офицеров) и в старшем классе 70 офицеров.
Указанный проект положения 1916 года был разослан в Ставку Верховного главнокомандующего, в штабы фронтов и армии. Оттуда поступил ряд замечаний, которые были обработаны в штабе Верховного главнокомандующего и объединены в сводку: 1) курсы открыть в существующем здании академии в Петрограде (а не при штабах фронтов или при -50- штабе одного из них); 2) в первую очередь на четырехмесячные курсы командировать офицеров, не состоящих в прикомандировании к полевым штабам действующей армии для исправления должностей Генерального штаба, из числа: а) выдержавших вступительные экзамены в академию в 1913 году, но не попавших в нее по конкурсу; б) выдержавших письменные испытания в военных округах в 1914 году и в) не подходивших под эти условия, но так или иначе причастных в прошлом к академии. Во вторую очередь вместе со строевыми офицерами и оставшимися некомандированными от первой очереди направить для теоретической подготовки тех офицеров из числа прикомандированных к полевым штабам, что выдержали письменные испытания в академию при военных округах в 1914 году. Что же касается офицеров, окончивших младший класс и отчисленных из академии по мобилизации в 1914 году, то для довершения подготовки тех из них, кто находится в действующей армии и исправляет штатные должности Генерального штаба, учредить пятимесячные курсы, чтобы приравнять их по теоретической подготовке к офицерам, прошедшим два класса академии и уже переведенным в Генеральный штаб.
Упомянутая сводка замечаний, исправлений и добавлений по проекту положения с отношением № 3202 от 30 сентября 1916 года была направлена начальником штаба Верховного главнокомандующего генералом М.В. Алексеевым военному министру генералу Д.С.Шуваеву{21}. В этом документе Алексеев писал, что у него нет возражений против основной мысли сводки «скорее пополнить действующую армию офицерами, ознакомленными со службой Генерального штаба и подготовленными только к занятию младших должностей Генерального штаба»{22}. В связи с тем что для этого не требуется той широкой образовательной программы, которую наметил проект положения 1916 года, «желательно было бы вновь переработать проект об академических курсах и осуществить открытие их с 1 ноября»{23}.
27 октября 1916 года военный совет решил утвердить и ввести в действие «Положение об ускоренной подготовке в Императорской Николаевской военной академии в течение настоящей войны»{24}, в котором было сказано, что для ускоренной подготовки офицеров в академии открываются: «а) 2,5-месячные подготовительные курсы 1-й очереди; б) 3-месячные подготовительные курсы 2-й (и если понадобится 3-й) очереди; в) старший класс академии 1, 2 и 3-й очереди». Командируемые в академию офицеры должны были «удовлетворять физическим условиям здоровья, требуемым для поступления в академию», а раненые должны быть «пригодны к полевой службе в младших полевых штабах в условиях военного времени». Кроме того, этим офицерам следует иметь «отличную во всех отношениях аттестацию». Окончившими успешно подготовительный курс считались офицеры, получившие среднюю отметку (за все репетиции и практические занятия) не менее 8 баллов(причем по каждому из отдельных предметов должно быть не менее 6 баллов). Для окончания старшего класса назначались выпускные экзамены по всем предметам, причем средняя репетиционная отметка включалась в средний балл на выпуск. Окончившими считались офицеры, получившие в «общем среднем за старший класс не менее 9 (причем по каждому предмету должно быть не менее 7)».
Занятия на подготовительных курсах первой очереди начались 1 ноября 1916 года. На учебу были направлены 240 офицеров{25} из строевых частей действующей армии, не прикомандированных к полевым штабам для исполнения младших должностей Генерального штаба. По родам войск эти офицеры распределялись следующим образом: пехота – 110 человек, кавалерия – 60, артиллерия – 39, инженерные войска – 20, штабы – 11{26}. В учебно-административный состав академии вошли офицеры Генерального штаба из действующей армии, пробывшие на театре войны непрерывно с ее начала и имевшие боевой опыт как на должностях Генерального штаба, так частью и на строевых командира полка.
В ноябре и декабре 1916 года слушателям были прочитаны лекции, проведены с ними практические занятия. Обучение на подготовительных курсах 1-й очереди было закончено репетициями, продолжавшимися со 2 по 20 января 1917 года{27}. Офицеры, окончившие эти курсы, в числе 237 человек отбыли из академии непосредственно в действующую армию для замещения младших должностей Генерального штаба в полевых штабах как заместители тех офицеров, которые предназначались для командирования в академию на подготовительные курсы 2-й очереди и в старший класс 1-й. Следует отметить, что окончившие подготовительные курсы 1-й очереди «в самое тяжелое время переустройства армии (после Февральской революции. – А.К.) и почти до последних дней (старой армии. – А.К.)» замещали в полевых штабах должности Генерального штаба «от обер-офицеров для поручений и до начальников штабов корпусов»{28}.
Во исполнение ст. 18 и 25 положения 1916 года к 1 февраля 1917 года в академию из действующей армии прибыли 339 офицеров: в старший класс 1-й очереди – 86 человек и на подготовительные курсы 2-й – 253 человека{29}. Цель учреждения подготовительных курсов 2-й очереди состояла в том, чтобы подготовить контингент слушателей старшего класса академии, если бы последний пришлось открыть с 1 сентября 1917 года{30}.
На подготовительные курсы 2-й очереди, начавшие работу с 1 февраля 1917 года (одновременно с открытием старшего класса 1-й очереди), командировались офицеры из «числа привлеченных ныне к
-51- исправлению вакантных должностей Генерального штаба в полевых штабах действующей армии»:{31}а) выдержавшие вступительные экзамены в академию в 1913 году, но не попавшие в нее по конкурсу; б) выдержавшие предварительные письменные испытания в военных округах в 1914 году; в) выдержавшие вступительные экзамены в академию в 1911 и 1912 гг., но не попавшие по конкурсу. В каждой из этих категорий преимущество отдавалось имеющим орден Св.Георгия или Георгиевское оружие, а также раненым.
Занятия на подготовительных курсах 2-й очереди продолжались три месяца (с 1 февраля по 25 апреля 1917 г.), т.е. на две недели больше, чем на подготовительных курсах 1-й. Общее количество часов, отведенных на лекции и практические занятия, оставалось таким же (378 против 377), с некоторым их перераспределением по предметам, а также добавлением лекций по тактике воздушных средств борьбы (13 ч) и инженерному искусству (29 ч). С 26 апреля по 22 мая продолжались экзамены, и 23 мая 1917 года состоялся выпуск с подготовительных курсов 2-й очереди в числе 233 офицеров{32}.
Как отмечалось выше, 1 февраля начались занятия и на старшем курсе 1-й очереди. Цель открытия старшего класса состояла в том, чтобы, во-первых, закончить подготовку находившихся в действующей армии офицеров, прошедших в мирное время младший класс академии и, во-вторых, довершить подготовку офицеров, окончивших во время войны подготовительные курсы 2-й и 1-й, а если потребуется, и 3-й очереди{33}.
В старший класс 1-й очереди принимались без экзамена, но «по удостоению начальства», офицеры: а) отчисленные из младшего класса академии в связи с мобилизацией в 1914 году и признанные тогда же достойными перевода в старший класс; б) выдержавшие весной 1914 года переходные экзамены для зачисления в старший класс; в) успешно окончившие два класса геодезического отделения; г) отчисленные по 1914 год включительно из старшего класса дополнительного курса по разным причинам, «кроме того случая, если офицер был отчислен от академии по распоряжению начальства за неодобрительные поступки»{34}; д) наконец, отчисленные из академии при переходе из младшего класса в старший по 1914 год включительно из-за того, что не выдержали почему-либо переходных экзаменов, однако по предварительному разрешению начальника академии о каждом из таких офицеров{35}.
Офицеры, служившие к январю 1917 года в учреждениях, частях и командах, не входящих в состав действующей армии, допускались к приему в старший класс лишь при условии, если отчисление их из строя состоялось вследствие ранения или контузии.
Учеба в старшем классе 1-й очереди продолжалась с 1 февраля по 4 мая 1917 года; 269 ч было отведено на лекции и 96 ч – на практические занятия{36}. С 5 мая по 7 июня проводились экзамены, и 43 июня 1917 года состоялся выпуск в числе 84 человек, причем первым по успехам
(средний бал 11,53) был «Петровской бомбардирской бригады капитан Шиловский Е.А.»{37}, впоследствии генерал-лейтенант Советской Армии. Вместе с ним окончили старший курс известные впоследствии командиры Красной Армии С.А. Меженинов, А.М. Перемытов, В.В. Сергеев и другие.
Так как эти офицеры прослужили около двух лет на штатных вакантных должностях Генерального штаба в действующей армии и прибыли в академию с отличными боевыми аттестациями для службы в Генеральном штабе, конференция академии постановила ходатайствовать о переводе их в Генеральный штаб на занимаемые ими штатные должности без предварительно­го причисления к Генеральному штабу на основании имеющихся аттестаций, если же это сделать не представляется возможным, причислить их к Генеральному штабу одновременно с оконча­нием экзаменов «или с возможным сокращением сроков причисления»{38}.
Приказом по Генеральному штабу № 24 от 28 июня 1917 года 81 офицер, окончивший старший класс 1-й очереди, был причислен к Генеральному штабу (с разрешением носить академический знак), а приказом Временного правительства армии и флоту о чинах военных от 14 сентября 1917 года (на основании Свода военных постановлений 1869 года Книга
VII, ст. 445 по редакции приказа по Военному ведомству № 1 от 1 января 1914 г., т.е. на тех же условиях, что и офицеры, окончившие два класса академии в 1914 г.) они были переведены в Генеральный штаб{39} (см. таблицу).

 

Офицеры, переведенные в Генеральный штаб приказом по армии и флоту о чинах военных от 14 сентября 1917 года*

 

по пор.

 

Фамилия, инициалы

 

Чин

 

Название части, из которой поступал в академию в 1913 году

Должность после перевода в

Генеральный штаб

 

1

2

3

4

5

1

Алатырцев А.В.

Капитан

12-й гренадерский Астраханский полк

Обер-офицер для поручений при штабе VIII армейского корпуса

2

Александров Л.П.

Капитан

26-я артиллерийская бригада

Старший адъютант штаба 14-й Сибирской стрелковой дивизии

3

Александрович В.Н.

Капитан

40-я артиллерийская бригада

Старший адъютант штаба XI

армейского корпуса

4

Алексеев И.Т.**

Капитан

97-й пехотный Лифляндский полк

Старший адъютант штаба 73-й пехотной дивизии

5

Бальцар В.В.

Капитан

182-й пехотный Гроховский полк

Старший адъютант штаба 1 54-й пехотной дивизии

6

Бойков А. М.**

Капитан

2-й Кубанский казачий полк

Старший адъютант штаба IV армейского корпуса

7

Брошейт А.А.

Капитан

б-й Заамурский полк Заамурского округа

Старший адъютант штаба 12-й кавалерийской дивизии

8

Вержбицкий Н.Ю.

Капитан

1-й Кавказский саперный батальон

Обер-офицер для поручений при штабе VI Кавказского армейского корпуса

-52-

1

2

3

4

5

9

Ветренко Д.Р.

Капитан

15-я конно-артиллерийская батарея

Старший адъютант штаба XXXV армейского корпуса

10

Войтына И.А.**

Капитан

1-й лейб-гренадерский Екатеринославский полк

Старший адъютант штаба 70-й

пехотной дивизии

11

Волков Б.И.**

Штабс-капитан

8-я Сибирская стрелковая артиллерийская бригада

Старший адъютант штаба 56-й пехотной дивизии

12

Гебель Г. В.

Штабс-капитан

Лейб-гвардии Егерский полк

Старший адъютант штаба XXXVI армейского корпуса

13

Гиндце С.К.

Капитан

12-й гренадерский Астраханский полк

Старший адъютант штаба 138-й пехотной дивизии

14

Гордзиевский Н.Н.

Капитан

7-й Финляндский стрелковый полк

Старший адъютант штаба Выборгской* крепости

15

Грюнберг Г.Э.

Капитан

16-й гренадерский Мингрельский полк

Помощник старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба 12-й армии

16

Гурко-Омелянский Н.Н.

Капитан

11-й Сибирский стрелковый полк

Старший адъютант штаба 1 16-й пехотной дивизии

17

Гусаковский П.Н.**

Капитан

Лейб-гвардии 2-я артиллерийская бригада

Старший адъютант штаба XIII армейского корпуса

18

Данилов Н.А.

Капитан

Лейб-гвардии конная

артиллерия

Обер-офицер для поручений при штабе II Туркестанского армейского корпуса

19

Дмоховский В.Г.

Капитан

11-й Сибирский стрелковый полк

Старший адъютант штаба 12-й Сибирской стрелковой дивизии

20

Железнов Н.В.**

Капитан

Лейб-гвардии Егерский полк

Старший адъютант штаба 13-й Сибирской стрелковой дивизии

21

Жуков С.А.

Капитан

8-я Сибирская стрелковая артиллерийская бригада

Старший адъютант штаба III Сибирского армейского корпуса

22

Загородний М.А.**

Подполковник

328-й пехотный Новоузенский полк

Исполняющий должность старшего адъютанта штаба 71-й пехотной дивизии

23

Зайцев А.А.

Капитан

Лейб-гвардии Семеновский полк

Старший адъютант штаба 1 -й гвардейской пехотной дивизии

24

Иванов-Дивов А.В.

Капитан

Лейб-гвадии Семеновский полк

Помощник старшего адъютанта штаба Петроградского военного округа

25

Капнин К.Л.

Капитан

31-я артиллерийская бригада

Старший адъютант штаба X армейского корпуса

26

Ковалев Ф.В.

Капитан

178-й пехотный Венденский полк

Старший адъютант штаба 26-й пехотной дивизии

27

Ковалевский П. Г.

Капитан

14-й саперный батальон

Старший адъютант штаба 15-й пехотной дивизии

28

Колегов С.Н.**

Капитан

97-й пехотный Лифляндский полк

Старший адъютант штаба 83-й пехотной дивизии

29

Кондратьев Б.Н.**

Капитан

Лейб-гвардии Павловский полк

Старший адъютант штаба 3-й Забайкальской казачьей бригады

30

Кононов

Капитан

8-я Сибирская стрелковая артиллерийская бригада

Обер-офицер для поручений при штабе III Сибирского армейского корпуса

31

Кузнецов Г.Н.

Капитан

41-й Донской казачий полк

Старший адъютант штаба 40-й пехотной дивизии

32

Левитский Л.Н.

Капитан

23-я артиллерийская бригада

Старший адъютант штаба 53-й стрелковой дивизии

33

Липский В.А.

Капитан

5-й уланский Литовский полк

Помощник старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба 10-й армии

34

Мазур-Ляховский Н.Е.

Штабс-капитан

168-й пехотный Миргородский полк

Старший адъютант штаба 11-й пехотной дивизии

35

Макшеев В.З.

Капитан

Лейб-гвардии Преображенский полк

Старший адъютант штаба 2-й Забайкальской казачьей бригады

36

Мартынов А.Е.

Капитан

4-й Уральский казачий полк

Старший адъютант штаба 6-й Сибирской стрелковой дивизии

37

Меженинов С.А.**

Капитан

Лейб-гвардии Литовский полк

Обер-офицер для поручений при штабе XIII армейского корпуса

38

Мутг В.И.***

Штабс-капитан

180-й пехотный Виндавский полк

Помощник старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба 5-й армии

39

Некора

Капитан

17-й пехотный Архангелогородский полк

Старший адъютант штаба 5-й пехотной дивизии

40

Образцов А.А.

Капитан

5-й понтонный батальон

Старший адъютант штаба XXXII армейского корпуса

41

Орлов М.А.**

Капитан

106-й пехотный Уфимский полк

Помощник старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба 3-й армии

42

Отмарштейн Г. В.

Капитан

8-й гусарский Лубенский полк

Старший адъютант штаба 8-й пехотной дивизии

43

Перемытов А.М.**

Капитан

14-й Сибирский стрелковый полк

Старший адъютант штаба 4-й Финляндской стрелковой дивизии

44

Пересада М.С.

Капитан

150-й пехотный Таманский полк

Помощник старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба 5-й армии

45

Песоцкий В.Д.

Капитан

1-й Сибирский полк

Обер-офицер для поручений при штабе 1-го Сибирского армейского корпуса

46

Петров М.М.**

Капитан

Туркестанский конно-горный дивизион

Старший адъютант штаба 7-й кавалерийской дивизии

47

Полковников И.Н.**

Капитан

144-й пехотный Каширский полк

Старший адъютант штаба 50-й пехотной дивизии

48

Притоманов И.Н.

Капитан

1-й Кавказский саперный батальон

Помощник старшего адъютанта управления обер-квартирмейстера штаба VII Кавказского армейского корпуса

49

Раздорнов Н.Т.

Капитан

6-й саперный батальон

Помощник старшего адъютанта штаба Кронштадтской крепости

50

Реек Н.А.

Капитан

90-й пехотный Онежский полк

Старший адъютант штаба 107-й пехотной дивизии

-53-

1

2

3

4

5

51

Рогов Д.П.

Капитан

9-й уланский Бугский полк

Старший адъютант штаба 11-й кавалерийской дивизии

52

Рубцов А. Н.

Полковник

25-й Донской казачий полк

Исполняющий обязанности старшего адъютанта штаба 188-й пехотной дивизии

53

Рябов-Решетин Г.В.

Капитан

Лейб-гвардии сводно-казачий полк

Старший адъютант штаба 2-й Туркестанской казачьей дивизии

54

Савватеев О.И.

Капитан

35-й Донской казачий полк

Старший адъютант штаба 29-й пехотной дивизии

55

Сандер А.И.**

Капитан

1 -и стрелковый полк

Старший адъютант штаба 38-й пехотной дивизии

56

Сергеев В.В.**

Капитан

Лейб-гвардии Финляндский полк

Старший адъютант штаба 1 09-й пехотной дивизии

57

Сергеев П. А.

Капитан

Лейб-гвардии тяжелый артиллерийский дивизион

Старший адъютант штаба 61-й пехотной дивизии

58

Сергеев Ф. П.

Капитан

24-я отдельная Донская казачья сотня

Старший адъютант штаба 78-й пехотной дивизии

59

Сессаревский Б.М.

Штабс-капитан

10-й понтонный батальон

Помощник старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба 2-й армии

60

Смирнов А.С.**

Капитан

17-й гусарский Черниговский полк

Старший адъютант штаба III кавалерийского корпуса

61

Снегирев

Штабс-капитан

17-я артиллерийская бригада

Помощник старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба 2-й армии

62

Спицын

Капитан

202-й пехотный Горийский полк

Помощник старшего адъютанта управления обер-квартирмейстера штаба I Кавказскогокавалерийского корпуса

63

Ставрович В.Н.

Капитан

18-й гусарский Нежинский полк

Старший адъютант штаба 18-й кавалерийской дивизии

64

Стихий Д.П.

Капитан

29-й пехотный Черниговский полк

Старший адъютант штаба 1-й Кавказской стрелковой дивизии

65

Суров Л.Ф.

Капитан

1-й Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска

Старший адъютант штаба 15-й кавалерийской дивизии

66

Толмачев

Капитан

177-й пехотный Изборский полк

Обер-офицер для поручений при штабе VII армейского корпуса

67

Троицкий И.А.***

Подполковник

264-й пехотный Георгиевский полк

Исполняющий должность помощника старшего адъютанта управления обер-квартирмейстера штаба I Кавказского кавалерийского корпуса

68

Умнов К.А.**

Капитан

Корпус военных топографов

Старший адъютант штаба XV армейского корпуса

69

Фаге К.К.

Капитан

Лейб-гвардии Финляндский полк

Старший адъютант штаба  Уссурийской конной дивизии

70

Фартушный А.К.

Капитан

26-й Сибирский стрелковый полк

Старший адъютант штаба 7-й Сибирской стрелковой дивизии

71

Федоров Б.В.

Капитан

47-я артиллерийская бригада

Старший адъютант штаба 41-й пехотной дивизии

72

Филимонов С. Н.

Капитан

134-й пехотный Феодосийский полк

Старший адъютант штаба 4-й пехотной дивизии

73

Холодовский Ю.И.

Штабс-капитан

Лейб-гвардии Преображенский полк

Старший адъютант штаба 1-й гвардейской кавалерийской дивизии

74

Храпко С.И.

Капитан

156-й пехотный Елисаветпольский полк

Обер-офицер для поручений при штабе V Кавказского армейского корпуса

75

Цуриков

Капитан

Лейб-гвардии 3-я артиллерийская бригада

Обер-офицер для поручений управления обер-квартирмейстера штаба VIII Кавказского армейского корпуса

76

Чайков А.Л.***

Капитан

94-й пехотный Енисейский полк

Старший адъютант штаба XIX армейского корпуса

77

Чернявский И.А.**

Капитан

2-й горный артиллерийский дивизион

Помощник старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба 7-й армии

78

Шиловский Е.А.**

Капитан

Лейб-гвардии 1-я артиллерийская бригада

Помощник старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба 11-й армии

79

Шмигельский К.К.

Капитан

6-й понтонный батальон

Старший адъютант штаба IX армейского корпуса

80

Шмигельский К.К.

Капитан

9-я конно-артиллерийская батарея

Старший адъютант штаба IX армейского корпуса

81

Фон Энден М.М.

Капитан

Лейб-гвардии 1-я артиллерийская бригада

Старший адъютант штаба 30-й пехотной дивизии

 

* Список составлен на основании материалов РГВА (ф. II, оп. 5, д. 1123, л.146-147 об.). Указанные в нем офицеры были переведены в старший класс академии и в связи с мобилизацией в июле 1914 года из нее отчислены в свои части.

** Окончили старший класс 1-й очереди и приказом по Генеральному штабу № 24 от 28 июня 1917 года причислены к Генеральному штабу.

*** Офицеры, впоследствии служившие в Красной Армии.

 

Примечания
 

*Все даты приводятся по старому стилю

{1} РГВИА, ф.544, оп.2, д.1557, л.47.
{2} Приказ по Генеральному штабу № 12 от 14 мая 1914 г.
{3} РГВИА, ф.544, оп.1, д.1532, л.10, 10 об.
{4} Там же, ф.544, оп.
1, д.1505, л.115. В соответствии с этим распоряжением для «потребностей эвакуационного госпиталя имени наследника цесаревича Алексея Николаевича» была освобождена вся правая половина здания академии и залы конференции и аудитории младшего класса.
{5} Там же, ф.2003, оп.1, д.700, л.1-6.
{6} Там же, л.1.
{7} Офицеров, прикомандированных к военным училищам для преподавания военных наук, предлагалось назначать на должности военного времени лишь в крайнем случае уже в ходе войны.
{8} Предлагалось привлечь на долж­ности Генерального штаба 50 проц. этих офицеров - четырех человек.
{9} РГВИА, ф.544, оп.1, д.1545, л.14 об. - 19.
{10} Там же, д.1546, л.2.
{11} По штату военного времени в штабе корпуса кроме начальника штаба было положено четыре должности Генерального штаба: штаб-офицер для поручений, старший -54- адъютант и два обер-офицера для поручений; в штабе же дивизии полагалось всего два офицера Генерального штаба: начальник штаба и старший адъютант.
{12} РГВИА, ф.544, оп.1, д.1546, л.54.
{13} Там же, л.2.
{14} Там же.
{15} Там же, л, 4, 5.
{16} Там же, л.66.
{17} Генерал-майор Петерс (сменивший фамилию в 1916 г. на Камнев) до войны был начальником Елисаветградского кавалерийского училища. С начала войны находился на фронте, занимая должность командира кавалерийской бригады и начальника 14-й кавалерийской дивизии. Из-за разрыва связок на ноге не мог продолжать строевую службу и состоял в резерве чинов при штабе Киевского военного округа.
{18} В 1914 г. выдержали вступительные экзамены в академию, но не попали в нее по конкурсу 46 офицеров (РГВИА, ф.544, оп.1, д.54). Из них выбыло из строя 8 человек, т.е. осталось. 38. Предварительные письменные испытания в академию в военных округах в 1914 г. выдержали 392 офицера, из них выбыло из строя (по аналогии с другими категориями) примерно 75 человек. Таким образом, могли быть командированы в младший класс академии примерно 360 человек.
{19} В 1914 г. окончили курс младшего класса академии и перешли в старший 100 офицеров, из них, по сведениям на 16 июня 1916 г., убитых, в плену и без вести пропавших (не считая раненых) – 21 офицер. Можно было ожидать, что общая убыль достигает 40 офицеров. В течение трех учебных лет, предшествовавших началу войны, прошли младший класс академии и затем были отчислены из старшего девять офицеров и двое выдержали экзамен в 1914 г. прямо в старший класс. Следовательно, можно было рассчитывать, что в старший класс направлялось не более 70 офицеров (РГВИА, ф.544, оп.1, д.1546, л.78).
{20} РГВИА, ф.544, оп.1, д.1546, л.93, 94.
{21} Там же, л.106, отношение №3202.
{22} Там же.
{23} Там же.
{24} Приказ по Военному ведомству №627 от 10 ноября 1916 г.
{25} Выдержавших: а) вступительные экзамены в академию в 1913 г., но не попавших в нее по конкурсу и б) предварительные письменные испытания при военных округах в 1914 г. согласно положению 1915 г. на подготовительные курсы первой очереди должно было быть командировано 220 обер-офицеров. Распределение их производилось Ставкой Верховного главнокомандующего и далее штабами фронтов, армий и корпусов из расчета по пять офицеров от каждого гвардейского и кавалерийского корпуса и по два офицера от каждого армейского корпуса; кроме того, по десять человек от каждого фронта и шесть человек от Кавказской армии из строевых частей, не входивших в состав корпусов.
{26} РГВИА, ф.2000, оп.2, д.2184, л.95 об, 96. Краткий отчет Императорской Николаевской военной академии за 1916 г. Лекции: общая тактика – 26 ч; тактика пехоты – 25 ч, конницы – 20 ч, артиллерии – 16 ч и технических войск – 16 ч; служба Генерального штаба – 16 ч; военная администрация – 25 ч; сведения по артиллерийской части – 34 ч; теория съемки – 18 ч; военно-топографиче­ская разведка – 15 ч; очерк событий текущей войны – 6 ч. Всего 247 ч. Практические занятия по тактике – 60 ч, по военной администрации – 42 ч, по теории съемки – 12 ч, по инженерному искусству – 16 ч. Всего 130 ч.
{27} Офицеры, окончившие подготовительные курсы 1-й очереди, получили право: а) если война затянется, быть призванными без экзамена в старший класс академии 3-й очереди с 1 апреля 1918 г.; б) если война окончится до 1918 г. или открытие старшего класса 3-й очереди будет признано нецелесообразным, поступить без экзамена в младший класс академии в мирное время в течение двух лет со времени
начала занятий в ней по нормальной программе.
{28} РГВИА, ф.544, оп.1, д.159, л.180.
{29} Там же, д.1553, л.84. Согласно положению на подготовительные курсы 2-й очереди должно было быть принято 125 человек. Однако в результате формирования новых дивизий 4-й очереди (128-я и 194-я пехотные дивизии) и, следовательно, необходимости создания новых штабов потребовалось значительное количество офицеров в полевые штабы на младшие должности Генерального штаба. Поэтому по предложению исполняющего обязанности начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала В.И. Гурко было разрешено на подготовительные курсы 2-й очереди командировать такое количество офицеров, «какое будет определено начальником штаба Верховного главнокомандующего в зависимости от потребности в них, а равно от наличия преподавательского состава сих курсов и возможности разместить слушателей в здании академии» (доклад по штабу Верховного главнокомандующего № 161 от 19 января 1917 г.). Помещение академии позволяло одновременно принять до 240 офицеров на подготовительные курсы 2-й очереди и до 150 в старший класс 2-й очереди.
{30} Там же, ф.2000, оп.2, д.2184, л.95-96 об.
{31} Там же. При недостатке желающих офицеров указанных категорий, уже несущих службу на обер-офицерских должностях Генерального штаба, разрешалось добавлять до требуемого числа офицеров тех же категорий, но не замещавших также должности или не попавших почему-либо на подготовительные курсы 1-й очереди.
{32} Офицеры, окончившие подготовительные курсы 2-й очереди, сохраняли право поступить без экзамена в младший класс академии в мирное время в течение двух лет со времени начала занятий в ней по нормальной программе. В случае же продолжения войны они должны были быть командированы в старший класс академии 2-й очереди, планируемый к открытию 1 сентября 1917 г. Первая категория – для выдержавших в мирное время, в 1911-1914 гг., вступительные экзамены в академию или предварительные испытания в военных округах и состоявших перед командированием в академию на штатных должностях Генерального штаба действующей армии; вторая – для тех же лиц, но состоявших в строю или прикомандированных к штабам действующей армии (не на штатных должностях Генерального штаба); третья – для не державших вступительных экзаменов в академию и предварительных испытаний в военных округах и состоявших в строю или в прикомандировании к штабам действующей армии.
{33} «Положение об ускоренной подготовке в Императорской Николаевской военной академии в течение настоящей войны». 1916 г. Отдел третий. Старший класс академии.
{34} Там же.
{35} Там же.
{36} РГВИА, ф.2000, оп.2, д.2184. Лекции: стратегия – 40 ч, общая тактика – 35 ч, тактика технических войск – 26 ч, тактика воздушных средств борьбы – 14 ч, военная администрация – 18 ч, военная статистика России – 23 ч, военная статистика иностранных государств – 20 ч, очерк событий текущей войны – 10 ч, военно-морское дело – 21 ч, сведения по артиллерийской части – 5 ч, служба Генерального штаба – 25 ч, сведения по инженерному искусству – 32 ч. Практические занятия: по тактике – 52 ч, по военной администрации – 36 ч, по инженерному искусству – 8 ч.
{37} РГВА.11, оп.5, д.1123, л.147. Е.А.Шиловский за бои под Ломжей (6-8 февраля 1915 г.) был награжден Георгиевским оружием, с 5 мая 1915 г. занимал должность обер-офицера для поручений Генерального штаба 36-го армейского корпуса, а с октября того же года – старшего адъютанта штаба 43-й пехотной дивизии (РГВИА, ф.409, послужной список 131-353).
{38} РГВИА, ф.544, оп.1, д.1584, л.62, 63.
{39} РГВА, ф.11, оп.5, д.1123. л.146-147 об. -55-



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU