УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


Рейтинг SIMPLETOP.NET


Яндекс.Метрика



Глава 3. Самоуправление в Черноморском казачьем войске с конца XVIII в. по 1860 г.
3.1. Организация власти и управления на Кубани

 

После падения Запорожской Сечи казаки разбрелись по территории Малороссии. В 1780 году, объезжая подвластные земли, князь Г.Потемкин замечал, что многие пространства границ России с Турцией, Крымом и Польшей слабо укреплены. Тогда-то он и вспомнил о бывшем «вольном товариществе», которое цепью аванпостов закрывало весь Юг России от неприятеля. Возникла необходимость его восстановления. С этой целью 1 июля 1783 года вышла следующая прокламация: «...кои в бывшем войске Запорожском служил и... приглашать из них охотников к служению в казачьем звании...»384. К 1784 году собралось 5300 человек «самого отличного воинства», которые изъявляли желание быть принятыми на службу385. Войско строилось по образцу Донского и получило название Черноморского. В 1787 году из него уже составили конвой императрицы при ее посещении южных регионов России, и они «восхищали всех своею ловкостью и молодечеством». Начавшаяся война с Турцией 1787-1791 годов показала, насколько нужны были казачьи отряды. Генерал Дашков писал: «Казаки Черноморские, движимые духом усердия...в различных действиях против неприятеля, многими мужественными подвигами оказали опыты отличной своей храбрости и соревнования на пользу службы»386. На этой войне казаки потеряли первого черноморского кошевого С. Белого, вместо



384 Скальковский А. Указ. соч. -T.IIL- С.217-218.
385 РГВИА. Ф.52. Оп.1/194. Д.304. 4.1. Л.8, 10-Юоб., 12, 18,25,32-34; Д.304. 4.2. Л.1-32; Д.311. 4.1. Л. 100-136; Короленко П.П. Двухсотлетие Кубанского казачьего войска 1696-1896. Исторический очерк.-Екатеринодар, 1896.-С. 15.
386 РГВИА. Ф52. Оп.1/194. Д.304.Ч.1. Л.14, 19,32-34; Скальковский А. Указ. соч.- T.III. -С.219. -135-


 

него был назначен 3. Чепега387. С 1784 по 1792 годы бывшие запорожцы обращались к центральной власти с просьбой об определении места для совместного проживания, несколько раз отправляли делегации в Санкт-Петербург388.
Наконец, в 1790 году Черноморскому войску была отведена земля между реками Днестром и Бугом, здесь казаки основали 25 поселений и множество хуторов. Административный центр располагался в селении Слободзе, где находились атаман, судья, писарь, есаул. Учреждены были также три паланки: Березанская, Поднестрянская, Кинбурнская389. Прожили здесь казаки недолго, около трех лет. Уже в 1792 году черноморцы получили разрешение переселяться из-за Буга на Таманский или Фанагорийский полуостров390. Эти земли они приобрели благодаря своим заботам, неоднократным прошениям к Г.А. Потемкину, Екатерине И, депутатским делегациям во главе с А. Головатым в Петербург. Вместе с новыми территориями казаки получали привилегии на пользование рыбными промыслами, добычу соли, занятие хлебопашеством и скотоводством391.
До переселения бывших запорожцев на Кубань административное устройство Войска не имело правового выражения в центральном законодательстве. Только после издания Жалованной грамоты Екатериной II от 30 июня 1792 года наступил период юридического оформления организации власти и управления392. Ф.А. Щербина писал: «...в этой грамоте были выражены те начала, которые легли потом в основу общинного



387 ГАКК. Ф.670. Оп.1. Д. 19. Л.1-5.
388 РГВИА.Ф.52. Оп.1/194. Д.304.Ч.1. Л.1,3; Эварницкий Д.И. Источники...-Т. 1.-С.2093-2094.
389 Щербина Ф.А. История самоуправления у кубанских казаков // Киевская старина. -Киев, 1884. Янв. -Т.VIII.- С.223-246; РГВИА. Ф.643. Оп.2. Д.1. Л.2-4.
390 РГИА.Ф.1374. Оп.З. Д.2299. Л.З; РГВИА.Ф.643. Оп.2. Д.1. Л.1-4; Ф.896. Оп.1. Д.36. Л.З-Зоб.; ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.168. Л.1-2; Ф.670. Оп.1. Д.17. Л.81.
391 ГАКК.Ф.670. Оп.1. Д. 17. Л.82; Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. -Екатеринодар, 1913,- Т.1.- С.565-572.
392 РГИА.Ф.1630. Оп.1. Д.171. Л.6,13об.-14об; РГВИА. Ф.643. Оп.2. Д.1 Л.5-8об.; ГАКК. Ф.249. Oп. 1. Д.2830. Л.2-8; Дмитренко И.И.Сб. исторических материалов по истории Кубанского казачьего войска,- СПб., 1896.-T.II. -С.2-6.; Короленко П.П. Черноморцы,- СПб., 1874.- С.25-28. -136-



самоуправления черноморских казаков...»393. На основе вышеуказанного документа Войско представляло собой юридическое лицо с землей, отданной в коллективную собственность, в обязанность которого входила охрана новых пограничных рубежей. Казакам утверждались штаты и ежегодное жалованье, назначались привилегии в виде свободной внутренней торговли, продажи вина. Были дарованы войсковые клейноды: знамя и литавры. В административном отношении определялся порядок управления Войском. По военной части оно подчинялось таврическому губернатору, которому необходимо было представлять двухнедельный рапорт «о благосостоянии Войска и обо всех важных происшествиях»394, но в тоже время у черноморцев оставалось свое войсковое правительство, состоящее из атамана, судьи, писаря. Порядок внутреннего управления должен был сообразовываться с «Учреждениями об управлении губерниями». Вместе с тем компетенцию войскового правительства составляли суд и наказания по маловажным преступлениям. Серьезные правонарушения рассматривались в канцелярии таврического губернатора, где выносился окончательный приговор по существующим законам. Из этого документа можно сделать следующие выводы: требование привести управление Войском в соответствие с учреждениями о губерниях не давало ни малейшей надежды на восстановление такого самоуправления, которое существовало в Запорожской Сечи. В то же время, отсутствие указания на порядок замещения должностей и характер местной администрации разрешало некоторые формы демократии. Следовательно, правительство допускало известные элементы самоуправления, сохранив при этом за собой свободу в любой момент привести их в соответствие с «Учреждениями об управлении



393 Щербина Ф.А. Краткий исторический очерк Кубанского казачьего войска // Кубанское казачье войско 1696-1888 годах,- Воронеж, 1888. - С.55.
394 Короленко П.П. Черноморцы...-С.78. -137-


 

губерниями».
В 1794 году кошевым атаманом Захарием Чепегой, войсковым судьей Антоном Головатым, писарем Терентием Котляревским был разработан документ, получивший название «Порядок общей пользы»395. Он определил организацию внутреннего управления в Черномории, территориальное устройство, условия несения военной службы. Составленный казачьей старшиной документ получил одобрение в правительственных кругах. По этому акту для управления Войском учреждалось правительство, «в котором заседать должны атаман кошевой, войсковой судья и войсковой писарь» т.е. составители «Порядка общей пользы»396. Кроме этого было создано пять окружных правлений, которые подчинялись войсковому правительству и назначались им. В каждое окружное правление назначалось по одному полковнику, писарю, есаулу и хорунжему397. Под их руководством находилось пять округов, на которые была разделена в административном отношении войсковая территория: Екатеринодарский, Тамано-Фанагорийский, Бейсугский, Ейский, Григорьевский398. В обязанности окружных правлений входил контроль и охрана установленных старшиной порядков в Войске. Через каждые семь дней они обязаны были давать отчет «о благосостоянии» жителей округа войсковому атаману. «Порядок общей пользы» предписывал окружным правлениям: «попечение о заведении жителями хлебопашества, мельниц, лесов, садов, виноградов, скотоводства, рыболовных заводов...также между людьми встречающиеся ссоры и драки голословно разбирать, обиженных защищать, свирепых укрощать, злонравных исправлять, сирот и вдов заступать и во всем помогать... не покоряющихся власти и не почитающих старейшин, по мере преступления



395 ГАКК. Ф.249. Oп. 1. Д.2830. Л.1-6об.
396 РГВИА. Ф.896. Оп.1. Д.36. Л.12; ГАКК. Ф.249,Оп.1. Д.2830. Л.2; Короленко П.П. Черноморцы...-С.32-37.
397 РГВИА. Ф.896. Оп.1. Д.36. Л.13-13об., 16-16об.; ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.2830. Л.Зоб.,6об.
398 РГИА.Ф.1630. Оп.1. Д.171. Л.7об.; ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.338. Л.Зоб.-4. -138-



штрафовать, а содеявших важное преступление к законному суждению присылать в войсковое правление»399.
Деятельность окружных правлений регламентировалась не только «Порядком общей пользы», но и специальной инструкцией, составленной на основе и некотором дублировании «Устава благочиния и взыскания». Так, в их обязанность входило: «Во-первых, иметь бдение, дабы в округе были сохранены благочиние, добронравие и порядок; второе, чтобы предписанное законами полезное повсюду в округе исполняемо и сохраняемо было; и -третье, окружное правление одно в округе право имеет приводить в действие повеление сего правительства»400. Кроме контроля за хозяйственными делами, торговлей, «чтобы никто запрещенным не торговал в округе и через округу не возил запрещенного», регулированием цен на продовольственные товары, окружные правления должны были выполнять полицейские функции, наблюдать, «чтобы в округе никто беглых людей не принимал, не держал и не укрывал». Эти статьи во многом повторяли общероссийские указы - «Учреждения об управлении губерниями» и «Устав благочиния»401.
В инструкции также были определены права и обязанности полковника, как главного начальника окружного правления в Войске, которые совпадали с полномочиями губернского земского исправника или капитана.
«Порядок общей пользы» предусматривал строительство четырех окружных центров: Фанагории, Бейсуга, Ейска, Григорьевска. Войсковой столицей стал город Екатеринодар с сорока куренями-казармами «ради собрания Войска, устроения довлеемого порядка и прибежища бездомных казаков»402. Во главе его стоял куренной атаман, который должен был



399 Короленко П.П. Черноморцы...-С.32-37.
400 Короленко П.П. Черноморцы...- С.32-37; Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). Собрание 1.- СПб.,1830. -T.XXI.- №15379.
401 Короленко П.П. Черноморцы...-С.3-6; ПСЗ.-Т.ХХ.- №14392; T.XXI.- №15379.
402 Короленко П.П. Черноморцы...-С.32-37; ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.2830. Л.3-4. -139-



«безотлучно пребывать в нем» и выполнять военно-административные функции, являясь посредником между черноморским правительством и местной администрацией. Он избирался жителями Екатеринодара один раз в год «из достойных людей» города.
Каждое окружное правление имело свою печать (Екатеринодарское — «казак, водружавший ратище в землю»; Фанагорийское - «лодка»; Бейсугское - «рыба»; Ейское — «казак, стоящий с ружьем в карауле»; Григорьевское - «казак, сидящий на коне»).
Таким образом, «Порядок общей пользы» во многом отвечал интересам черноморской старшины, закреплял ее имущественное и правовое превосходство над массой рядового казачества. Сосредотачивал в их руках экономическую и политическую власти: право потомственного владения кубанскими землями, хуторами, мельницами, рыболовными заводами; эксплуатацию простого народа; избрание на высшие войсковые должности. Элементы самоуправления, затронули лишь низшие ступени военной и административной сферы, в частности, выборы куренного атамана (об этом мы поговорим далее).
Однако не всегда действующие в Черноморском войске порядки укладывались в рамки приведенного документа. Кубанский историк начала XX века И. Дмитренко замечал, что в 1795 году находящийся в польском походе кошевой 3. Чепега от своего и старшин имени дает согласие на выбор есаула оставшемуся на Кубани обществу в лице старшин и обер-офицерских чинов403. Просуществовавший некоторое время порядок избрания старшин на должности не может считаться признаком самоуправления в Войске, поскольку право быть выбранным в органы местного управления принадлежало лишь лицам дворянского сословия, произведенным в офицерские чины, а это соответствовало закону «Учреждений об управлении



403 Дмитренко И.И. Сб. исторических материалов по истории Кубанского казачьего войска...-Т.Ш.- С.2-4. -140-



губерниями». В соответствии с этим документом 17 мая 1795 года А. Головатому поступил ордер, согласно которому всем казакам, проживавшим на Кубани, должны были выдаваться паспорта на право выезда за пределы Черномории404. Этот акт уравнивал положение казачества с остальным населением России.
Таким образом, центральная власть вела постоянный контроль за действиями войскового правительства. Давая черноморской старшине некоторую самостоятельность в вопросах внутреннего устройства, она вводила ограничения в области казачьего самоуправления. Такая система отвечала интересам царского аппарата и не имела принципиальных отличий от общероссийских положений.
С приходом к власти Павла I в общественной жизни Кубани произошли существенные изменения. Приказом императора от 18 февраля 1801 года упразднялось войсковое правительство. Вместо него, для того «чтобы управление дел до оного... восприяло лучшим образом...» учреждалась войсковая канцелярия, подразделявшаяся на шесть экспедиций: первая - для «дел криминальных», вторая - для «гражданских и тяжебных», третья - для «казенных», четвертая — для «межевых», пятая - для «полиции» и шестая — «сыскное начальство, соответствующее земскому суду»405. Канцелярия получала права губернского правления, ее членами являлись войсковой атаман, два офицера от Войска, прокурор и генерал от правительства, на которого возлагались обязанности первоприсутствующего. Дальнейшие изменения имели цель унификации управления казачьими войсками для приспособления их к интересам империи. В судейские должности ежегодно назначались «способные и благонадежные люди» из дворянского общества406. Исходя из рассматриваемого закона, высшее



404 ГАКК. Ф249. Оп.1. Д.338. Л.57-57об.
405 РГВИ А.Ф.643 .Оп.2. Д. 1 .Л .9-10об.; РГИА.Ф.1374. Оп.З. Д.2299. Л.4.; Д.2316. Л.64,189; Короленко П.П. Черноморцы...-С.59-61.
406 РГВИА.Ф.643. Оп.2. Д.1. Л.10об. -141-



управление Черноморским войском сосредотачивалось в руках определенной социальной группы казачества — старшин и офицерства. Вопросами гражданской части ведал Сенат, куда ежегодно посылался отчет о состоянии дел в войсковой канцелярии, а по военным - поступал в Военную коллегию. Управление в Черномории строилось на «основании общих узаконений Всероссийской империи»407.
Произошли важные изменения в определении лиц на должность войскового атамана. После смерти Захария Чепеги казаки по своему старинному обычаю на общинной раде провозгласили своим головой А. Головатого, но он умер в Персидском походе, так и не узнав о своем назначении. Указом царя от 27 июня 1797 года на это место был назначен подполковник Т.Т. Котляревский, который стал первым атаманом Черноморского войска, выбранный императором, а не избранный в среде товарищества408. Казачество долго не соглашалось с этой кандидатурой (Т. Котляревский пробыл в этой должности два года, после него назначили Ф. Бурсака409), на стихийных сборах производило свой выбор старшин410, хотя причина недовольства крылась не в личности атамана, а в самом факте назначения черноморского правительства сверху. Для устранения дополнительных причин беспорядков в рядах простого казачества Павел I отменил звания войсковых писаря и судьи. Кубанцам пришлось смириться и с этим постановлением.
Назначение в черноморскую канцелярию доверенных от центрального правительства лиц, помимо выраженного самим этим фактом недоверия, связало местные органы власти в области самостоятельных действий и начинаний. Руководящие посты в Войске по-прежнему принадлежали



407 РГИА. Ф.1374. Оп.З. Д.2299. Л.4; РГВИА. Ф.643. Оп.2. Д.1. Л.10 об.
408 Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска...-Т. 1. -С.644; Дмитренко И.И. Указ. соч.-Т.1.- С.87; ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.337. Л. 1-6.
409 Короленко П.П. Двухсотлетие Кубанского казачьего войска...-С.77.
410 Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска...-Т.1.- С.644-645. -142-



старшинам и выделявшейся на общем фоне группе кубанского дворянства, которое выбирало из своей среды двух офицеров - членов канцелярии. Так, 4 апреля 1801 года были избраны подполковники Кардовский и Еремеев. Аналогично проходили выборы в экспедиции. Таким образом, в состав войскового правительства в 1801 году вошло 12 человек, все они являлись представителями дворянского сословия. Кроме них в этот орган власти назначались императором черноморский атаман подполковник Ф. Бурсак и генерал-лейтенант Кираев. Элементы самоуправления оставались лишь в куренном правлении.
В царских грамотах 1801 года подтверждались привилегии Войска на рыбную ловлю, охоту, добычу соли, «право пользоваться свободною внутреннею торговлею и вольной продажей вина на землях войску принадлежащих... »411.
Изменения, проведенные Павлом I в организации управления на Кубани, способствовали росту злоупотреблений верхушки. Так как возросло количество чиновников, а система контроля над их действиями не была создана. Это привело к взяточничеству, своевольству, скоплению нерешенных дел и т. п. За превышение властных полномочий был снят первоприсутствующий в войсковой канцелярии генерал-лейтенант Кираев. Вместо него назначался генерал от инфантерии Дашков, который в 1801 году сообщал в Сенат о «растрате в знатном количестве войсковых сумм и других сборов...»412, а также о большом числе нерешенных дел, находящихся в черноморской канцелярии и других присутственных местах413. Такие серьезные нарушения не могли остаться незамеченными, поэтому из правительства следовали приказы с требованиями «произвести самое строгое обследование, общее с войсковой канцелярией...приведя все сии



411 РГВИА.Ф.643. Оп.2. Д.1. Л.9; Ф.896. Оп.1. Д.36. Л.Зоб.; РГИА.Ф.1374. Оп.З. Д.2299. Л.З.
4,2 РГИА. Ф.1374. Оп.З. Д.2316. Л.1-20, 35-40, 64.
413 ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.442. Л.2-12об.,13-17об.,20-21,24,58,61. -143-



злоупотребления в ясность...»414. Началась работа по искоренению недостатков, о чем говорят собранные в Государственном архиве Краснодарского края доносы на злоупотребления местной властной верхушки, написанные простыми казаками415. Все вышесказанное требовало серьезных изменений существующих порядков.
Указом императора Александра I от 20 марта 1802 года войсковое правление на Кубани было реорганизовано по образцу управления войском Донским416. Теперь оно состояло из атамана, двух непременных членов и шести асессоров. Присутствие особого генерала от правительства отменялось. Войсковой прокурор Черномории подчинялся таврическому губернскому прокурору. По гражданской части казаки находились в ведении Сената, а по военной - военной коллегии417. Новый порядок управления вводил избрание съездом офицеров двух непременных членов и четырех асессоров, то есть предусматривал выборное начало. 12 мая 1802 года в Екатеринодаре проходили выборы, на которые собралось 159 офицеров, среди которых присутствовали представители Александра I - генерал Дашков и войсковой прокурор Тарновский. Большинством голосов в непременные члены были избраны подполковники Е. Чепега и К. Кордовский, а в асессоры - капитаны Г. Кухаренко, Животовский, Кифа и поручик Порывай418.
На основании этих преобразований Черномория разделялась на четыре земских сыскных начальства: Екатеринодарское, Бейсугское, Ейское и Таманское, а пятое, Григорьевское, ликвидировалось419. К 8 июля эти управления были укомплектованы штатом чиновников, состоявших из начальника, двух членов и секретаря. В преобразованной войсковой



414 РГИА. Ф.1374. Оп.З. Д.2316. Л.13.
415 ГАКК. Ф.670. Оп.1. Д.9. Л. 110-111.
416 РГВИА. Ф.643. Оп.2. Д.1. Л.75-77; РГИА. Ф.1286. Оп.1. Д.225. Л.75-76.
417 РГВИА. Ф643. Оп.2. Д.1. Л.75.
418 Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска...-T.II. -С.80.
419 РГИА. Ф. 1286. On. 1. Д.242. Л.28. -144-



канцелярии ликвидировались все экспедиции, за исключением «управы благочиния» полицейской, на которую возлагались широкие полномочия от «наблюдения за порядком» до «приохочивания к умножению хлебопашества»420. Она находилась под «точным и единственным ведомством войскового атамана»421. Такая организация власти и управления на Кубани просуществовала в течение 25 лет.
В знак благодарности за охрану границ от закубанских народов император счел нужным вручить черноморцам знамя422 и высочайшей грамотой от 27 июля 1803 года Александр I подтверждал данные казакам Екатериной II и Павлом I права на: землю, пользование ее недрами (охота, рыбная ловля, добыча соли), свободную внутреннюю торговлю, вольную продажу вина423. Таким образом, можно говорить о сохранении элементов самоуправления в виде дарованных Войску привилегий.
До 1820 года черноморское правительство по военной части подчинялось крымскому инспектору, по гражданской находилось в ведомстве таврического губернского начальства424. По указу Сената от 11 апреля 1820 года гражданское управление сосредоточивалось в руках кавказского губернского начальства, а военное - подчинялось начальнику Отдельного Грузинского корпуса425.
В результате всех этих преобразований на Кубани в несколько раз увеличился чиновничий аппарат, а вместе с тем возросли волокита, взяточничество, казнокрадство, беспорядки в управлении, превосходящие «всякое воображение». Это видно из доклада командира Отдельного



420 РГВИА. Ф.643. Оп.2. Д.1. Л.76-77; РГИА. Ф1286. Оп.1. Д.242. Л.28; Ф.1286. Оп.1. Д.225. Л.75-76; Щербина Ф.А.История Кубанского казачьего войска...-Т.П.- С.81.
421РГВИА. Ф.643. Оп.2. Д.1. Л.77.
422 РГИА. Ф.1374. Оп.З. Д.2316. Л. 167.
423 РГВИА. Ф.643. Оп.2. Д.1. Л. 11-12; Ф.896. Оп.1. Д.36. Л.Зоб.
424 Там же. Ф.896. Оп. 2. Д.1. Л.12.
425 Там же. Ф. 896. Oп. 1. Д.42. Л.7. -145-



Кавказского корпуса генерала от инфантерии А.П. Ермолова, который проводил ревизию Черноморского войска в 1821 году426. Все эти нарушения, по его мнению, происходили от «недостатка положенных правил, которыми необходимо руководствоваться каждому должностному лицу...»427. Поэтому в 1821 году под руководством самого А.П. Ермолова был разработан «Проект Положения об управлении Черноморским войском»428, который 13 августа 1824 года представили на высочайшее утверждение в Правительствующий Сенат429. Но общественно-политическая обстановка в стране, в частности, восстание декабристов, отложили принятие закона. 26 апреля 1827 года на Кубани вводилось новое управление, отразившее усиление феодально-крепостнической реакции, после известных событий. От предложений генерала А.П. Ермолова по многим вопросам пришлось отказаться. По новому положению управление краем передавалось войсковой канцелярии, которой были подчинены четыре земских начальника и полиция города Екатеринодара430. В состав канцелярии входили войсковой атаман - председатель, два непременных члена, три асессора, семь столоначальников, журналист, казначей и экзекутор. В помощь им назначалось два секретаря. Канцелярия делилась на две экспедиции: воинскую, ведавшую полицейскими делами и вопросами Войска; экономическую, занимавшуюся хозяйственными проблемами. В такой структуре наблюдалось сходство с управлением, установленным Николаем I в центре. Кроме того, при войсковом атамане находилась особая канцелярия под непосредственным руководством командира Особого Кавказского корпуса. Она занималась секретными, пограничными и другими делами. В



426 Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Архив главного управления наместника кавказского / Под ред. А.Берже.- Тифлис, 1875.- T.VI. Ч.П.- С.659-663.
427 РГИА. Ф.1260. Oп. 1. Д.804. Л.2.
428 Там же. Ф.1260. Оп.1. Д.367. Л.5-52; Ф.1263. Оп.1. Д.413. Л.388-388об.
429 Там же. Ф.1260. Оп.1. Д.804. Л.4-44об.
430 РГВИА. Ф.896. Оп.1. Д. 1. Л205-206; ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д. 1924. Л.115об.; Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска...-T.II.-C.90. -146-



результате этих изменений в Черномории в несколько раз увеличился чиновничий аппарат431.
Положение 1827 года вводило «особый» военный и гражданский суд, по которому городской полиции разрешалось приводить приговоры к исполнению и наказывать жителей Войска (только не из дворян) за своевольство, нарушение общественного порядка, кражи на сумму от 20 до 100 рублей и другие маловажные проступки. Наказания могли быть следующими: штраф, не превышающий 25 рублей, содержание под арестом до семи дней, общественные работы не более четырнадцати дней, телесные наказания до ста ударов розгами432. Все важные преступления передавались в Кавказский областной суд433.
Преобразовывалось и местное правление. Вместо существовавших ранее в каждом курене трех начальников - смотрителя, сельского и куренного атаманов, оставался один куренной, в помощь которому назначалось два судьи и писарь. В их обязанность входило решение административных, судебных и казначейских дел. Глава станичной администрации избирался один раз в год из казачьей среды и подлежал утверждению черноморской канцелярией.
«Положение» регламентировало назначение царем войскового атамана, а непременных членов и полицмейстера города Екатеринодара — командиром отдельного Кавказского корпуса. Асессоры выбирались чиновниками через каждые три года. Возглавил новую войсковую канцелярию на Кубани генерал А.Д. Безкровный, участник Отечественной войны 1812 года. Приказом от 2 октября 1827 года император Николай I в «ознаменование особого благоволения к казачьим войскам», назначил наследника престола



431 ГАКК. Ф.670. Оп.1. Д.9. Л.12-12об.
432 ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.1091. Л.2-Зоб.
433 РГВИА. Ф.643.Оп.2. Д.1. Л.52об., 56-57. -147-



«атаманом всех казачьих войск», а А. Безкровный был переименован из войскового в наказного атамана444. Это звание носили и его преемники.
Перемены в управлении не изменили тяжелых условий службы и жизни казаков, не избавили от укоренившихся в Войске беспорядков. Попытка генерала А.Д. Безкровного крутыми административными мерами ликвидировать злоупотребления в среде чиновников привела к отстранению от должности самого наказного атамана. Прибывший в Черноморию граф Н.Ф. Паскевич, занявший сторону «проворовавшейся верхушки», 11 ноября 1830 года снял с занимаемого поста незаслуженно оклеветанного атамана435. На его место был назначен генерал Н.С. Заводовский, которого высоко ценил Николай I за участие на стороне правительства в событиях 14 декабря 1825 года436.
Ухудшающиеся условия жизни на Кубани требовали более глубоких изменений в управлении казачьим войском. Вопрос о его преобразовании поднимался еще в 1829 году, когда с этой целью в городе Ставрополе была создана специальная комиссия, правда, не заявившая о себе никакими дельными предложениями437. Спустя три года, в 1832 году, указом императора образовывался комитет, в задачу которого входила выработка нового положения об управлении Черноморией.
В его состав вошли: генерал — майор Шипов, статские советники Высоцкий, Ушаков, Чекалов, правитель дел седьмого класса Чуйкевич и коллежский секретарь Пчелинский438. Комиссия провела огромную работу: собрала все сведения о состоянии Войска, просмотрела огромное количество правительственных документов, обозрела состояние дел в присутственных



434 Кияшко И.И. Генерал-майор Алексей Данилович Безкровный // Кубанский казачий листок,-Екатеринодар,1912. -№ 228.
435 ГАКК. Ф.764. Оп.1. Д.30. Л.1-14.
436 Там же. Ф.670. Оп.1. Д.19. Л.65-68об.; Фелицын Е.Д. Кошевые войсковые и наказные атаманы // Кубанское казачье войско...-С.302.
437 РГИА. Ф.1286. Оп.4. Д.752. Л.1-2.
438 ГАКК. Ф. 670. Oп. 1. Д.23. Л. 10-60; Д. 18. Oп. 1. Л 83. -148-



местах, принимала жалобы простых казаков о нарушениях в чиновничьей среде439. В результате был создан наиболее полный и юридически обоснованный акт казачьего законодательства. «Положение о Черноморском казачьем войске» было утверждено Николаем I и вступило в силу 1 июля 1842 года.
Документ делился на четыре части: первая - общий состав, обязанности и преимущества казачьего войска; вторая — военное и гражданское правительство в совокупности; третья - военное, и четвертая — гражданское управление440. В основу «Положения» легли права казачества на землю: «Войско владеет принадлежащими ему землями по грамотам, в разные времена пожалованным». Официально признавалось, что население Черномории, кроме казаков, состояло из дворовых людей, принадлежащих чиновникам, выходцев из Крыма и Кубани, проживающих в селениях Ады и Ангелинской441.
В военном и гражданском отношении Войско подчинялось военному министерству, по департаменту военных поселений, а также командующему на Кавказской линии и в Черномории442. Непосредственным начальником на Кубани оставался наказной атаман, назначавшийся приказом императора и Правительствующего Сената. По военной части он имел права начальника дивизии, а по гражданской - губернатора. Ежегодно наказной атаман представлял отчет о состоянии Войска военному министерству (в РГИА сохранились такие отчеты, см. Ф.1286.). Ближайшим помощником атамана являлся начальник штаба, входивший в состав войскового дежурства, где так-же заседали: дежурный штаб-офицер, старший адъютант, обер-аудитор443. Помимо их к военному управлению относились: комиссия



439 РГВИА. Ф.643. Оп.2. Д.9. Л.2 -84.
440 РГИА. Ф1341. Оп.50. Д.518.Л.6-115; ГАКК. Ф.252. Оп.47. Д. 3 -37; Там же Ф.249.0п.1.Д.1924. Л.115об.
441 Там же. Ф1286. Оп.6. 1836. Д.220. Л. 1-4; Ф.1341. Оп.68. Д.278. Л.1 -2об.
442 Там же. Ф.1286. Оп.50. Д.518.Л.6.
443 Там же. Ф.1341. Оп.50. Д.518.Л.7-15. -149-



военного суда, окружные и станичные начальства. По части гражданского управления назначались войсковое правление во главе с наказным атаманом, врачебная управа, почтовая контора, торговый словесный суд, прокурор и полиция города Екатеринодара444. Правление делилось на четыре экспедиции: исполнительную, хозяйственную, поземельную, гражданскую. В каждой из них заседал асессор и контролер.
Территория Кубани подразделялась на три округа: Таманский, насчитывающий 21 станицу с населением 19334 человек, Екатеринодарский - 20 станиц, 21064 человек, Ейский - 19 станиц, 19083 человек. Таким образом, в Черномории было всего 60 станиц с общей численностью населения 59481 человек445. В окружное правление входили суд, сыскное начальство, словесный мировой суд, окружные стряпчие.
«Положение» 1842 года и дополнения к нему 1848 года446 упорядочили формы управления Войском, ввели четкое разграничение гражданской и военной власти, усилили контроль над действиями чиновников. Однако это не привело к значительному сокращению злоупотреблений в их среде. Начальник войскового штаба, исполнявший роль наказного атамана генерал Г.А. Рашпиль в течение десяти лет держал на стене кабинета нагайку, с помощью которой пытался усмирить взяточников. Но даже такими своеобразными мерами бороться с чиновниками было невозможно, так как последние опирались на поддержку высшей администрации447.
В феврале 1860 года на карте российской империи появилась новая административная единица - Кубанская область. Не объясняя причин ее образования, император Александр II повелел: правое крыло кавказской линии (пространство от северо-восточного берега Черного моря до верховьев реки Малки) именовать Кубанской областью, левое - Терской, а все



444 РГИА. Ф.1341. 0п.50. Д.518. Л.15об.-16.
445 РГИА. Ф.1341.0п.50. Д. 518. Л.20; ГАКК. Ф.252. Оп.1. Д.47. Л.28об.
446 РГИА. Ф. 1341. Оп.73. Д.266. Л.11-1Зоб.
447 ГАКК. Ф.254. Оп.1. Д. 1047. Л.20,23об.,44. -150-



пространство этих новообразованных областей и ставропольской губернии называть Северным Кавказом (сама Кавказская линия упразднялась). 19 ноября 1860 года последовало новое предписание императора: Черноморское войско переименовать в Кубанское казачье войско, с включением в его состав некоторой части Линейного войска и земель, ранее не принадлежащих черноморцам. Эти преобразования преследовали следующие цели: упростить многоступенчатую и громоздкую систему управления, сложившуюся до 1860 года, придать ей большую гибкость, а также упорядочить территориальные границы, подведомственные конкретным юридическим лицам. Окончательно границы области установились в 1864 году. На западе оно омывалось Азовским морем, керченским проливом и частью Черного моря; на юге отделялась Главным кавказским хребтом от Черноморского побережья и кутаисской губернии; на востоке - Эльбрусом и его отрогами от Терской области, а также граничила со ставропольской губернией, от которой разделялась рекой Еей ее притоками Кугоеей, и на севере - с Донским войском. В основу административного устройства Кубанской области легло право собственности войска на землю.
Таким образом, вопросы организации власти и управления Черноморией занимали не только местную администрацию, но и правительство. Начиная, с 1797 года центральной властью упразднялся порядок выбора войскового атамана и других должностных лиц. На все главные посты приказом императора назначались преданные ему чиновники. Это было прямым посягательством на основы общинного самоуправления, существовавшего в Запорожской Сечи и в первые годы жизни казаков на Кубани. Все дальнейшие постановления правительства («Положения...» 1801, 1802, 1827, 1842 годов) имели цель приведения управления Черноморией в соответствие с общероссийским законодательством. Учрежденные войсковая канцелярия и другие присутственные места Кубани были переполнены чиновниками, послушно проводившими политику, -151- выражавшую интересы монархии. Отсюда вытекали беспорядки в управлении, волокита, взяточничество, что было присуще для всей России середины 50-х годов XIX века.
 

3.2. Куренное (станичное) и хуторское управление в Черномории

 

Об организации власти и управления в Черноморском казачьем войске уже говорилось в данной работе. Теперь остановимся на вопросе о куренном, хуторском управлении в конце XVIII - первой половине XIX веков.
Низшей военно-административной единицей на Кубани являлся курень. До конца 1793 года черноморские селения подчинялись кордонным начальникам. Занятые охраной пограничной линии по реке Кубани, они не вникали в дела казачьих сел. В жалобах черноморцев говорилось, что кордонные начальники «разными видами их угнетают и тем приводят к разорению»448.
20 ноября 1793 года специальным «Ордером» кошевого атамана Захария Чепеги войсковые чиновники освобождались от командования сельскими территориями и определялся порядок выборности на их место куренных атаманов из среды казачьего общества449. «Порядок общей пользы» узаконил избрание сельского главы «из достойных людей» куреня сроком на один год. Ежегодно 29 июня в день святых апостолов Петра и Павла происходили перевыборы атамана и приведение его к присяге450.
Таким образом, исходя из вышеуказанного документа, на Кубани допускалось самоуправление только в выборе куренного атамана - низшей ступени казачьей администрации. Последние должны были «безотлучно пребывать» в своем селении, и «по нарядам начальства на службу казаков



448 ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.256. Л.1.
449 Там же. Л.2,6; Д.2830. Л.2об.
450 Там же. Л.2-2об.; РГВИА. Ф.896. Оп.1. Д.36. Л.12-12об.; РГИА. Ф.1630. Оп.1. Д.171. Л.14-14об. -152-



чинить немедленное выставление». Также в их обязанность входило разбирать «голословно» ссоры и драки между членами сельского общества, примирять их, «доставлять обидимой стороне справедливое удовольствие»451. Важные преступления атаман представлял «под законное суждение войсковому правительству»452. Следовательно, станичные начальники, осуществляя мобилизационные и другие военноадминистративные распоряжения войсковой администрации, также являлись судьями и исполнителями своих решений по отношению к казакам подведомственного куреня. Черноморское правительство поддерживало авторитет сельского главы, обязывая даже «старшин без должности, какого бы ранга ни были», повиноваться ему453.
После смерти 3. Чепеги приказом царя на должность войскового атамана был назначен Т.Т. Котляревский, который 18 декабря 1798 года разработал инструкцию по выборам сельских глав, где говорилось, что куренным (сельским) атаманом мог стать «вежливый, расторопный, разумеющий страх божий, страх государев...» старшина или казак454. Перевыборы проходили 1 января, когда должно было явиться «все общество того селения». При большом количестве отсутствующих казаков такое собрание не проводилось, а переносилось на другой срок455. Не явившимся селянам грозило наказание. После проведения выборов куренной атаман писал ордер на имя войскового атамана, где указывалась фамилия и имя нового избранника и прилагались списки казаков и старшин, которые выразили согласие и несогласие при выборе кандидатуры сельского головы. Нередко на таких собраниях вспыхивали ссоры, как, например, 1 января 1799 года в Васюринском курене казак Прокоп Орлянский, будучи



451 РГВИА. Ф.896. Оп.1. Д.36. Л.12об.
452 Там же.
453 ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.256. Л.2,6; Д.2830. Л.З; РГВИА. Ф.896. Оп.1. Д.36. Л.13-13об.
454 ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.387. Л.21,21 об.
455 Там же. Л.8-8об, 21-21об., 25. -153-



«наполнен неудовольствиями за какие-то обиды, разными противными толкованиями о выборе атамана развратил многих казаков его послушавших, удалился с круга...», а когда он вернулся то «ругал предыдущих атаманов»456. Такой же случай произошел в 1799 году и в Переясловском курене, когда казак Савва Дрок «не согласился подписаться» в ордере о назначении атамана457. Войсковая администрация во главе с Т. Котляревским предлагала наказывать «зломыслящих» общинников, проявлявших плохое поведение: грубость, запугивание, сквернословие, подкуп на сельских собраниях458. В рапорте капитана окружного Екатеринодарского правления Чистофата от 29 января 1799 года говорилось о подкупе жителей селения Джерелиевского, которым были разосланы письма следующего содержания: «...что буди, кто подпишется, то будут их селения разорять и жечь», а сверх того, находящийся там священник М. Дубицкий «...внушает им (казакам-И.Б.), дабы никто нареченных выборах не подписывался...»459. Все приведенные факты говорят нам о том, что выборы играли важную роль в жизни простых черноморцев, которые, может быть, не всегда в корректной форме выражали свое мнение и тем самым боролись за свои права в управлении селом. Так, на место умершего атамана Калниболотского куреня на собрании станичного общества в 1799 году был выбран «благонадежный» казак Степан Бернацкий «без ведома окружного правления», когда последнее захотело повлиять на результаты голосования, то встретило упорное сопротивление со стороны сельчан460.
Положение черноморцев как воинского сословия и пограничного населения определяло большую роль атамана в общественно-экономической жизни куреня. В его руках находилось регулирование порядка



456 ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.387. Л.39.
457 Там же. Л.37.
458 Там же. Л.181-186,190-191об., 204-205.
439 Там же. Л.95.
460 ГАКК. Ф.249. Oп. 1. Д.З 87. Л.213. -154-



прохождения службы и отработки всех повинностей, что открывало возможности для злоупотреблений. В 1797 году поступило прошение Васюринского общества о переизбрании куренного атамана старшины Ивана Тарановского, который не только растратил сельское имущество, но, «сверх того, по какому он умыслу берет с казаков взятки и от службы защищает, то же и в войсковых тягостях чрез чего они сносят в селении живущие немалое отягощение»461. Надо отметить, что подобные случаи не единичны, и такое положение существовало и в последующие десятилетия. Злоупотребления представителей низших органов власти поддерживались высшей администрацией. В 1821 году генерал А.П. Ермолов в письме князю П.М. Волконскому, начальнику штаба е.и.в. писал, что «...повинности между казаками распределяются неуровнительно, наряды казаков на кордонную службу проводятся помимо очереди, казаки, имевшие сильную руку в куренном управлении, находятся дома, занимаясь хозяйством...»462. Были случаи, когда сельская администрация принимала беглых людей, приписывала их к куреню, а на самом деле они работали на хуторе атамана батраками или оказывали ему другие услуги463.
Видя все эти нарушения, простые казаки старались с ними бороться, сообщали о них в высшие инстанции, переизбирали показавших себя с нечестной стороны администраторов на станичных сборах. Такая активная позиция сельского общества (некоторые исследователи сравнивают ее. с грубым или плохим поведением последних) во многом сокращала число злоупотреблений, и в то же время позволяла сохранить принцип выборности, который, по мнению Ф. Щербины, «ограждал казаков от всех зол»464. Эта привилегия, являвшаяся основной в обычном праве, сложилась в первые



461 ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.387.Л.217.
462 АКАК.- Тифлис, 1875,- Т.VI. Ч.П.- С.662-663.
463 ГАКК. Ф.670. Оп.1. Д.18. Л.118; Д.28. Л.173-176; Д.22. Л.131-132об.; Д.21. Л.99-100об.,327-328.
464 Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска...-Т.П.- С.83. -155-



годы пребывания товарищества на Кубани и продолжала действовать в течение всего периода существования Черноморского войска465.
В начале царствования Александра I военно-административная единица - курень, упразднялась. Функции местных руководителей делились между тремя начальниками: сельским, куренным атаманом и смотрителем. В их задачу входило регулирование порядка отбывания службы, несения повинностей казаков, наблюдение за экономическим состоянием станиц и так далее. Управление сельской местностью на Кубани строилось на тех же принципах, что и для государственных крестьян466.
Из документов, хранящихся в архиве Комитета министров Российского государственного исторического архива, где приводятся списки куренных атаманов за 1802 год указывается, что из сорока станичных глав, только семь чиновников занимали этот пост467. Таким образом, в общинной среде большим уважением и доверием товарищества пользовались «благомыслящие» личности из простых «братьев-казаков», а не из войсковых старшин, проживавших на территории села. Причем такая картина прослеживается вплоть до 1842 года468.
В 1821 году был подготовлен проект «Правил для куренных управлений469, по которому сельский глава избирался «по балатированию» обществом станиц и «какого бы звания не был» являлся «хозяином в курене»470. В его обязанности входило: наблюдение за порядком вверенного ему населенного пункта; справедливое рассмотрение жалоб; соблюдение очередности и честности при назначении нарядов на службу казаков;



465 ГАКК. Ф.249. Оп.1. д.387.л.3,8-80б.,22,27,29,103,111; Д.256.Л.1-6; Ф.670. Оп.1. Д.9. Л.57,76; Д.20. Л.123-123об.; РГИА. Ф.1630. Оп.1. Д.171. Л.13-13об.; Ф.1286.Оп. 1. Д.225. Л.78-80; Ф.1291. Оп.66. Д.43. Л. 106-107.
466 Бенку И.В.Организация власти и управления в Черноморском казачьем войске в XVIII-первой половине XIX веков //Региональные исследования по отечественной истории и культуре.- Краснодар,2001.-Вып.2.-С.22.
467РГИА. Ф.1286. Оп.1. Д.225. Л.78-80.
468 Щербина Ф.А. Самоуправление Черноморского войска...- С.86.
469 РГИА. Ф.1260. Оп.1. Д.367. Л.47-52.
470 РГИА. Ф.1260. Оп.1. Д.367. Л. 47-48. -156-



немедленное выполнение вышестоящих указов; неусыпное наблюдение за беглыми и дезертирами; содержание в надлежащем виде станичной казны. В помощь атаману назначались судьи, которых тоже избирало сельское общество471. В их компетенцию входил разбор, вместе с атаманом дел о всевозможных нарушениях общественного порядка на основании законов, но «не принимая на себя права выше предоставленной власти». Рассматриваемое исковое заявление не должно было превышать 25 рублей, если сумма указывалась больше, то дело передавалось в земское начальство. На сельском сборе также предполагалось избирать писаря, которому необходимо было содержать в порядке всю станичную документацию, вести строгий учет поступающих приказов и исходящих бумаг472.
Таким образом, проект «Правила куренных управлений» определял сферу деятельности каждого члена сельского правления. Из них видно, насколько большая роль отводилась станичному атаману, который сосредоточивал в своих руках неограниченную власть. В связи с этим приобретали важность сельские сборы, на которых проводились выборы главы и его помощников из казачьей среды населенного пункта473, так как именно от их мнения зависело их же собственное благополучие. Существование такой модели управления на уровне сельской администрации позволило бы с полным правом говорить о сохранении демократических традиций в среде черноморцев, после принятия выше рассмотренного документа.
Положение от 26 апреля 1827 года, утвержденное Николаем I, преобразовывало станичное правление. Теперь вместо сельского и куренного атаманов вводился один куренной, который ежегодно 1 января переизбирался из трех кандидатур «почетных казаков или чиновников,



471 РГИА. Ф. 1260. Oп. 1. Д.367. Л. 47-48.
472 Там же. Л.48-49.
473 Там же. Ф.651. On. 1. Д. 198. Л. 1 -4. -157-



уволенных с военной службы», на общем собрании станичного общества474. Выбранный претендент подлежал утверждению войсковой канцелярией. Представителю земского управления необходимо было присутствовать на сборе для наблюдения за соблюдением процедуры выборов. В помощь атаману таким же образом назначались двое судей и писарь. Положение оговаривало возможность продления властных полномочий куренной верхушки, «если они удовлетворяли общество», но только при проведении собрания казаков475. Закон определял отчетность сельского атамана перед земским начальством о расходовании и поступлении станичных сумм, состоянии куреня и так далее. По окончании года или при передаче должности в другие руки депутатами, выбранными из куренного общества, проверялась вся работа атамана. О найденных неточностях или злоупотреблениях необходимо было докладывать земскому начальству476.
Особое внимание в «Положении» уделялось сельскому суду. Последнему разрешалось на основе норм обычного права разбирать маловажные преступления: легкие побои, оскорбления, драки, ссоры, вольную отлучку из села, иск, по которым не превышал 50 рублей477. Наказания, присужденные нарушителям, могли быть следующими: штраф до 5 рублей, содержание под арестом не более 7 дней, осуждение на трехдневные общественные работы, порка плетьми не превышающая 50 ударов478. Недовольные решением куренного суда могли в четырехнедельный срок принести жалобу в сыскное начальство479. Такие случаи были редкостью, так как окончательный приговор вышестоящего



474 РГИА. Ф. 1260. Оп.1. д.367. Л.47-48; ПСЗ. -Собрание 1.- T.XXVII. -№.20508,20922.
475 РГИА. Ф.1260. Оп.1.Д.367. Л.49.
476 Там же. Л.52.
477 Там же. Л.50; ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.1091. Л.Зоб.
478 РГИА. Ф.1260. Оп.1. Д.367. Л.50-51; ГАКК. Ф. 249. Oп. 1. Д. 1091. Л.Зоб.; Ф.670. Оп.1. Д.21. Л.87-88об., Д.9. Л.57.
479 ГАКК. Ф.249. Оп.1. Д.1091. Л.2-3. -158-



судебного органа из-за большого количества скопившихся там нерешенных дел приходилось ждать годами. Так, казак Соколовский, «уворовавший двух лошадей у азовского мещанина Кузнецова, содержался более года под стражей», не имея на руках судебного заключения480. Зато станичные судьи (в основном это были «почетные старики») с большим трепетом относились к своей работе. У них даже сложилась поговорка: «Лучше десяти виновных освободить, нежели одного невиновного истязать»481.
Таким образом, данное «Положение» упорядочило систему управления селом, создало возможность альтернативного выбора, при этом существовала реальная возможность занять пост атамана одному из членов казачьего общества. Вводимая система отчетности сельского главы перед жителями куреня подтверждала понимание центральным правительством важности и необходимости существующей там системы самоуправления. Заслуживает особого внимания и реформа судебных органов, которая разрешала, хотя и за маловажные проступки, наказывать провинившихся на основе норм обычного права, получивших распространение в черноморской среде.
На практике введенные перемены в местном управлении оказались «противными благосостоянии войска», поэтому 28 июня 1828 года были приняты новые правила «сообразные с обязанностию куренных атаманов»482.
Первый параграф этого документа рассматривал полномочия сельского главы. Он должен был наблюдать за порядком, рассматривать жалобы жителей станицы, составлять списки казаков для несения военной службы. Помимо этого на него возлагались полицейские функции: каждый месяц объезжать подведомственные ему территории и следить «чтобы не было передержательства беглым дезертирам и безписьменновидным



480 РГВИА. Ф.896. Оп.1. Д.1. Л.367об.
481 Там же. Ф.643. Оп.2. Д.1. Л.39-40.
482 Там же. Л.38-47об. -159-



людям»483. В этом атаману помогали специально выбранные люди. Обо всех нарушениях необходимо было сообщать начальству.
Второй параграф правил рассматривал обязанности куренных судей484. Они являлись главными помощниками атамана в решении спорных процессуальных вопросов, фиксировали ход судебного заседания в специальных журналах. В их юрисдикцию входили дела, иск по которым не превышал 25 рублей. Белее серьезные преступления рассматривало земское начальство.
Согласно четвертому параграфу правил в сельской администрации вводилась новая избирательная должность - десятских «чтобы через них всякое местное управление могло действовать и открывать все происшествия и беспорядки»485. Десятские должны были докладывать атаману обо всех происшествиях в курене, следить за чистотой и опрятностью домов станичников и соблюдение ими общественного порядка. Кроме этого в правилах перечислялись обязанности станичных правлений в целом: составление списков и нарядов казаков на службу, контроль за повинностями общинников по Войску, внутренней службой, куренной службой, подготовкой к службе малолетних, распространением хлебопашества, сенокошением, распределением станичных доходов486.
Вышеуказанные перемены не повлияли на улучшение экономического положения казаков. Последние продолжали испытывать нужду. В 1830 году граф Н.Ф. Паскевич отмечал, что простые черноморцы в большинстве своем отличались «непомерной бедностью... многие из них не имели ни хлеба, ни одежды...». Причиной этого являлись «злоупотребления и взяточничество» некоторых представителей сельской администрации487. Когда началась



483 РГВИА. Ф.643. Оп.2. Д.1. Л. 38-39.
484 Там же. Л.39-40.
485 Там же. Л.41-41 об.
486 Там же. Л. 41об.-47об.
487 Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска...-Т.П.- С.91. -160-



работа комиссии по составлению нового закона об управлении на Кубани в 1832 году, председатель ее генерал-майор Шипов обращался с просьбой к войсковому атаману Н.С. Заводовскому по проблеме помощи в сборе сведений о состоянии жизни в куренях. Членов комитета особо интересовали вопросы, касающиеся: управления селом, внутренней службы черноморцев, куренных должностях, распределения жалованья, доходов и расходов станиц, дарованных казакам привилегиях488. В результате была обнаружена масса нарушений закона, выражавшихся в несправедливом распределении на службу малолеток489, фальсификации списков слабых по состоянию здоровья казаков490, так как это давало возможность получить отставку от службы. Комитет получал множество жалоб черноморцев на чиновников. Так, жители Батуринского куреня, «будучи окружены хуторами чиновников, которые выгоняют скот на хлебные и степные луга», не имели возможности кормить свою живность, часто ее вообще убивали. Они обращались в комиссию, ища защиты, так как их просьбы куренному правительству и сыскному начальству оказывались безрезультатными491. Казак Новокорсунского куреня Андрей Клюшник жаловался на есаула Черного за побои492. Житель Новотатаровского сельского округа Иван Печерица сообщал о том, что куренной атаман Вереця, взяв у него седло «объявил, что оно воровское», потом вызвал его и сына Фому в правление, где допрашивал и продержал три дня, требуя с обоих по 20 рублей»493. Таких примеров можно привести много. Представители войсковой администрации часто нарушали даже центральные постановления. Вопреки дарованных



488 РГВИА. Ф.896. Оп.1. Д.36. Л. 1,7-8; Ф.643. Оп.2. Д.9. Л.29,38,39,44,65,72-72об.; ГАКК. Ф.670. Оп.1. Д.18. Л.83,225.
489РГВИА. Ф.896. Оп.1. Д.1. Л. 297,369; Д.22. Л.5.
490 Там же. Д. 22. Л.5.
491 Там же. Ф.896. Оп.1. Д.1. Л.307,369-369об.; ГАКК. Ф.670. Оп.1. Д.18. Л.40.
492 РГВИА. Ф.896. Оп.1. Д.1. Л.308об.
493 Там же. Л.316. -161-



черноморцам привилегий на беспошлинную торговлю, взимали денежные суммы за вывозимые мед, рыбу, шкуры и другое494.
Во многом такое поведение кубанской верхушки объяснялось низким годовым жалованьем, присылаемым из Москвы. Например, в 1850 году наказной атаман получал две тысячи рублей, тогда как гражданский губернатор шесть тысяч. Зарплата же хорунжего (71 руб. 55 коп.) не позволяла последнему приобрести даже военный мундир, стоимость которого превышала 150 руб.495. В записке генерала Хомутова 18 апреля 1835 года о состоянии Черноморского войска, причиной низкого жизненного уровня в казачьей среде выдвигалась проблема постоянного отсутствия мужского населения (которое, как известно, являлось основной рабочей силой) из-за несения военной службы. Тогда как «всемилостивейше было даровано» после «годичной полевой службы» назначать два года «отдыха» черноморцам в своем населенном пункте, где последний мог заниматься своими житейскими обязанностями. Но это постановление, заключал генерал, по разным причинам «в сем войске никогда не исполнялось»496.
Рассмотрев вышеуказанные проблемы, в 1842 году членами комитета было разработано новое Положение о Черноморском войске, исходя из которого местную исполнительную власть составляли станичные правления, заключавшие в себя военную и гражданскую части497. В компетенцию этого учреждения входили: полиция, опека бедных, отправление повинностей, суд, сельские сборы, хозяйственные вопросы498. Станицам предоставлялось право избирать «из среды себя» атамана, двух судей, заседателей в уголовный и гражданский окружные суды, а также в сыскные начальства, сроком на три года499. Утверждались выбранные кандидатуры наказным атаманом.



494 РГВИА, Ф.896. Оп.1. Д.1: Л.Зббоб.; ГАКК. Ф.670. Оп.1. Д.22. Л.36.
495 РГВИА. Ф.643. Оп. 2. Д. 19. Л.11-11об.
496 Там же. Л.8-8об.
497 РГИА. Ф.1341.Оп.50. Д.518. Л.49-49об.
498 Там же.
499 РГИА. Ф.1341.Оп.50. Д.518. Л.68-68об.; ГАКК. Ф.670. Оп.1. Д.20. Л. 123-123об. -162-



Сельское правление состояло из атамана, двух судей и писаря. Если куренной голова не имел официального звания, то на время исполнения данной должности он получал чин хорунжего. Всему населению станицы наказывалось «безприкословно» выполнять распоряжения местного правительства.
Круг обязанностей сельских сборов определялся согласно «Положению об управлении войска Донского» (1835год)500. Исходя из него, последнему разрешалось судить и наказывать членов общества за маловажные проступки. Руководствуясь параграфом 115 «отдельных правил к наказу гражданского управления», станичные собрания должны были заниматься тем, чтобы «общественная собственность... оставалась неприкосновенною; польза общая... предпочитаема частной; все обыватели довольствовались выгодами уравнительно...; не был упущен из виду источник, могущий приносить станице доход; меры взыскательности служили к неослабному сохранению и утверждению древних обычаев...»501. В этом документе также говорилось о соблюдении основ нравственности в семьях, уважении к старшим, помощи немощным и сиротам, отказе от укрывательства беглых и бродяг. Собственно, вопросы, подлежащие обсуждению на сельских сборах, можно было разделить на две категории. Такие, как «распоряжения по земельному довольствию, назначение опекунов, определение меры телесного наказания...», решались не менее двумя третями голосов всех жителей населенного пункта502. А разборы ссор, драк, буйства, непослушания старших, злоупотребления спиртными напитками могли производиться и при неполных сборах503.
Исходя из «Положения...» 1842 года, станичным правлениям



500 Положение об управлении Донского войска. -СПб.,1835. -С.408-410; РГИА. Ф.1341. Оп. 36. Д.3399. Л.408-412; Оп. 50. Д.518. Л.79об.; ГАКК. Ф.670. Оп.1. Д.20. Л.123.
501 Положение об управлении Донского войска.. .-С 370-379.
502 РГИА. Ф.1291. Оп.66. Д.43. Л.106-107; Ф.1341. 0п.50. Д.518. Л.68-69.
503 Там же. -163-



определялась и судебная власть. В компетенцию сельских правлений входило рассмотрение дел «не заключающих в себе важного преступления» иск, по которым не превышал 50 рублей504. После решение, вынесенное станичным правлением, передавалось на суд общественности, которое, в свою очередь, «проверив обстоятельства дела, или соглашалось с мнением атамана и судей, или полагало свое решение»505.
Таким образом, функции станичного суда распределялись между сельским правлением и собранием общинников. Причем первые выполняли работу предварительной следственной власти, а последние - высшей судебной инстанции.
Разработанное на Кубани с учетом особенностей здешней жизни «Положение...» отразило многие аспекты традиционного казачьего уклада. Увеличивалась компетенция станичного сбора, которому поручалось выносить окончательное решение по многим вопросам хозяйственной жизни села, производить выборы правления, куда входили лучшие представители сельской общины, и депутатов для заседания в окружных судах, сыскных начальствах, где они являлись защитниками интересов рядового казачества. Большие права получал и станичный суд, кроме которого, согласно обычаям, оставался суд посредников или третейский.
Таким образом, законопроект 1842 года официально закреплял существование общинного самоуправления в станицах и хуторах Черноморского войска. Этому свидетельствует следующий факт. 16 сентября 1848 года и.о. наказного атамана генерал-майор Г.А. Рашпиль, дал станичным правлениям циркулярное предписание о перевыборах сельской администрации в связи с окончанием трехлетнего срока ее полномочий. В этом документе он требовал соблюдения процедуры



504 РГИА. Ф.1341.0п.50. Д.518. Л.79-82; Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска...-Т.П.- С.104-105.
505 Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска...-Т.П.- С.104. -164-



проведения выборов, и описывал станичный сбор в Новонижестеблиевской, где при выборе сельского головы, общество разделилось на две группы: чиновники и казаки. Победа осталась за последними, хотя поступали требования об отмене результатов голосования506. Этот пример подтверждает наш вывод о том, что желание простого народа, их выбор оставался решающим в любом споре, и они готовы были его защищать и отстаивать свою позицию перед вышестоящими инстанциями. В 1853 году изменился порядок управления в станичных обществах на основании закона о гражданском управлении войска Донского, где по иному строилась работа сельских сборов507.
Рассмотрев вопрос, касающийся самоуправления станиц и хуторов Черноморского войска в XVIII - первой половине XIX веков отмечаем, что многие элементы демократического уклада жизни, заложенные еще в период существования Запорожской Сечи, были сохранены на Кубани. Это подтверждается следующими фактами:
1) выборностью станичного правительства из казачьей среды путем открытого общинного голосования;
2) деятельностью сбора (в разные времена назывался по- разному: рада, круг, сход, собрание...), где населением решались важнейшие вопросы жизни станиц;
3) наличием суда в котором на основе норм обычного права (рамки допустимости, применения которых оговаривались правительственными распоряжениями) проходили правовые операции, хотя и по «маловажным» преступлениям;
4) присутствием депутатов (они также избирались на станичных сборах) на заседаниях окружных судов и сыскных начальств, что



506 ГАКК. Ф.670. On. 1. Д.20. Л.123об.
507 Там же. Д.22. Л.266-271об. -165-



давало последним право защищать в них интересы казачьего общества;
5) существованием дарованных черноморцам прав и привилегий на землю (в пределах границ Войска), свободным передвижением по территории Кубани, пользованием ее недрами (рыбная ловля, охота, добыча соли (в более позднее время - нефти)), беспошлинной торговлей с жителями российских губерний и закубанских народов.
В заключении главы необходимо отметить, что с конца XVIII в. по 1860 год в системе управления Войском проводились преобразования, во многом соответствовавшие интересам царского правительства и чиновничьего аппарата Черномории. Эти изменения были тесно связаны с внутренней и внешней политикой центральных властей, видевших в лице казачества орудие для достижения своих целей (укрепление позиций на Северном Кавказе, Причерноморье и в Закавказье). Основную опору в решении этих вопросов правительство возлагало на представителей старшинской верхушки казачества, которые «за преданную службу» получали офицерские армейские чины, ключевые посты в управлении Войском, пожизненные земельные владения, различные привилегии. Элементы самоуправления, заложенные еще в период существования Запорожской Сечи, продолжали существовать на уровне станиц. Они выражались в выборности местной администрации из казаков населенного пункта, деятельности народного собрания, суда, существованием определенных государством прав и привилегий. -166-

 

Заключение

 

Система казачьего самоуправления Донского, Запорожского, Черноморского казачьих войск в рассматриваемый период прошла сложный процесс поэтапной эволюции: становление, развитие, разрушение и возрождение. На ход этого явления оказывали влияние социально-экономические, политические, культурно-бытовые и другие факторы.
Известно, что образование и становление казачьих республик привело к возникновению своеобразных властных структур, но при всех их особенностях они являлись частью общероссийского процесса. Вечевые, дружинные, общинные традиции, издревле существовавшие у славян, предопределяли характер, существо и формы стихийно возникавших в пустынных местах, оторванных на сотни и тысячи верст от центров средневековой цивилизации, казачьих вольных общин.
На протяжении XVIII века последовательно осуществлялся процесс подчинения казачества российскому государству, который завершился для Запорожской Сечи в 1775 году, когда по приказу Екатерины II была уничтожена Сечь, и первой третью XIX века для Донского войска.
В течение XVIII - XIX веков самоуправление казачества во многом определялось отношениями с государственной властью. Правительственными указами и различными положениями регламентировалась степень самостоятельности войсковых атаманов, полномочия войсковых кругов (рад). Как правило, эти властные распоряжения ограничивали «казачью демократию» и ставили всю казачью структуру в рамки российской государственной системы. Тем не менее, внутренняя жизнь на Дону и Кубани не только в исследуемый период, но и вплоть до самой революции 1917 года строилась и управлялась не только этими законами, но издавна сложившимися обычаями, на базе которых сохранялось казачье самоуправление. Спецификой его было полувоенное -167- состояние, которое сказывалось во всем: в названиях местных структур власти, в направлениях и регламенте их деятельности, в положении граждан-казаков и неказаков.
Одним из первых законов, ограничивающих самостоятельность донского казачества, являлось «Положение об управлении войска Донского», утвержденное Екатериной II в 1775 году, в первом пункте которого говорилось: «Учредить на Дону гражданское правительство, под именем войсковой канцелярии, которой на основании общих в империи законов, предоставить как и расправу земскую, так и все хозяйственные распоряжения, сборы доходов, проверку расходов и все до промыслов и торговле относящееся». Вместе с тем говорилось о принципе выборности на все должности внутри войска, в том числе, из шести старшин, составляющих войсковое правление, только двое назначались атаманом, а четверо выбирались на войсковом круге.
В начале. 1794 года представителями старшинской верхушки Черноморского войска был разработан документ, получивший название «Порядок общей пользы», который вводил ограничения в области казачьего самоуправления на Кубани и полностью соответствовал интересам правительства, а также его составителям.
Указом Александра I об устройстве на общих началах Донского и Черноморского войск (1802 г.) проводилось четкое разделение между войсковым и станичным правлениями. Если первое из них все больше приобретало черты гражданско-государственного управления губерниями России, то второе выделялось, как форма общественного самоуправления.
С 1835 года вся жизнь Донского, а с 1842 года Черноморского казачьих войск регламентировалась «Положениями об управлении...», которые уточняли и стабилизировали внутренние отношения и порядки. Данные документы подтверждали нерушимость и неприкосновенность существовавших казачьих преимуществ. Важнейшими из них являлись -168- земельная собственность и право внутреннего самоуправления. «Положения...» стали правовой основой существования казачьей местной власти в рассматриваемых регионах.
Во главе отдельных войск, занимавших особые области, стояли наказные атаманы. Территориально Донское и Черноморское войска делились на округа. Низшей административной единицей была станица, нередко состоявшая из нескольких хуторов. Высшим органом власти на местном уровне являлся станичный казачий круг. Право и обязанность участвовать в нем предоставлялась всем казакам мужского пола, достигшим 21 года. Если в семье не оказывалось такого мужчины, то его заменяла казачка. Особым положением на сельском собрании пользовались старейшины и авторитетные казаки.
Казачий круг относительно демократично избирал атаманов (хуторских, станичных, окружных), правления при них, рассматривал важнейшие вопросы развития территории и жизни населения. Обычно решения принимались после обсуждения простым большинством голосов. На сход граждан более высокого уровня направлялись выборные представители во главе с атаманом. Некоторые решения принимались на основе подворного опроса жителей.
Постоянно действующим выборным органом было правление. Оно решало финансовые, хозяйственные, мобилизационные и культурные вопросы. Правление рассматривало мелкие споры и нередко уголовные дела, обладая значительными полномочиями по вынесению приговора. Крупные проступки выносились на станичный круг. Судебные дела среди казачьего населения заводились редко.
Работа казачьих органов территориального самоуправления строилась на основе местных традиций, законов Российского государства и предписаний вышестоящих структур войсковой системы управления. Экономическим фундаментом этой формы самоуправления являлись -169- войсковые земли, делившиеся на станичные юрты, находившиеся в коллективном пользовании, офицерские наделы и войсковой запас. Так обеспечивалась экономическая независимость казачьих семей, что являлось гарантом гражданского самосознания, социальной активности людей, эффективности территориального самоуправления, а также привилегированности казачества.
Таким образом, изучение эволюции системы казачьего самоуправления с XVIII века по 1860 год позволяет не только воссоздать исторические страницы прошлого, но и по-новому увидеть демократические устои жизни казачьей общины.
Развернутое на постсоциалистическом пространстве России строительство основ гражданского общества требует поиска оптимальных путей, снижающих напряженность в обществе и сплачивающих его на общегражданской основе. Поэтому сейчас, стоит вопрос об использовании незаслуженно забытых форм и методов казачьего самоуправления при разработке новой региональной политики. Бесценным кладезем здесь является исторический опыт, накопленный казачеством Дона, Кубани. -170-
 

Список использованных источников и литературы
 

1. Источники.
1.1. Неопубликованные источники.
 

Российский государственный исторический архив (РГИА).
 

1. Ф.560. Фонды министерства финансов. Общая канцелярия министра. Оп.22. Д.20.
2. Ф.651. Личный фонд князей Васильчиковых. Оп.1.Д.193, 194, 198, 199, 202.
3. Ф.1146. Совет при «высочайшем» дворе. Оп.1. Д.23.
4. Ф.1149.Департамент законов. Фонд Государственного Совета. Оп.1. Д.9, 14, 15.; Оп.4. Д.53.
5. Ф.1260. Фонды кодификационных учреждений. Комиссия составления законов. Оп.1. Д.367
6. Ф.1263.Фонды комитета министров. Комитет министров. Оп.1. Д. 14, 171, 179, 195,330,413,804.
7. Ф.1268.Фонды учреждений, хранящихся в архиве комитета министров. Кавказский комитет. Оп.1. Д.З., Оп.9. Д.486.
8. Ф.1281. Фонды министерства внутренних дел. Совет министра. Оп.11. Д-14, 15, 16.
9. Ф.1284. Фонды министерства внутренних дел. Департамент общих дел. Оп.19. Д.8.; Оп.25. Д.158.
10. Ф.1286. Фонды министерства внутренних дел. Департамент полиции исполнительной. Оп.1. Д.77а, 225, 242, 257.; Оп.2. Д.56.; Оп.4. Д.752.; Оп.5. Д.366.; Оп.б. Д.220.
11. Ф.1291. Фонды министерства внутренних дел. Земский отдел. Оп.37. Д.1.; Оп.66. Д.43.

12. Ф.1341. Фонды Сената. Первый департамент. Оп. 13.Д. 1383.; Оп.36. Д.2299.; 0п.50.д.518.; Оп.59. Д.242.; Оп.68. Д.278.; Оп.73. Д.266.; Оп.Ю5. Д.963.
13. Ф.1374. Фонды Сената. Канцелярия генерал-прокурора. Оп.З. Д.2299, 2316
14. Ф.1405. Фонды министерства юстиции. Министерство юстиции. Оп.63. Д.7572.
15. Ф.1630. Фонд князя Д.В.Дашкова. Оп.1. Д. 171.
 

Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА)
 

16. Ф.52. Канцелярия генерал-фельдмаршала Г.А.Потемкина- Таврического 1776-1800гг. Оп.1/194. Д.1.Ч.1, 2., Д.2.Ч.1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13., Д.37.Ч.1, 2., Д.58.Ч.5., Д.80.Ч.10., Д.92.Ч.1., Д.95.Ч.1, 2, 3., Д.97. 4.29., Д.304.Ч.1, 2., Д.311.Ч.1., Д.315.Ч.1, 2., Д. 602.4.131.; Оп.2. Д.6, 90.
17. Ф.20. Фонд секретной экспедиции Военной коллегии. Оп.1(доп)2. Д.1157, 1165.; Оп.1/47. Д.16,91, 266, 367, 845, 906.
18. Ф.330. Главное управление казачьих войск 1770-1915. Оп.63. Д.68, 69.
19. Ф.643. Войсковое правление Кубанского казачьего войска. Оп.2. Д.1, 6, 9,
19. 81.; Оп.4. Д. 1-42, 57, 68-72, 76, 78, 83, 84, 85.
20. Ф.896. Комитет, учрежденный для составления проекта положения об устройстве Черноморского войска. Оп.1. Д.1, 3, 4, 22, 29, 36,41, 42, 52.
21. Ф.13454. Штаб войск Кавказской линии и в Черномории расположенных. Оп.1. Д.25,30.; Оп.13. Д.32.
 

Государственный архив Ростовской области (ГАРО)


22 . Ф.55. Личный фонд Х.И.Попова. Оп.1. Д.56, 116, 124, 208, 242, 279, 281, 300, 316, 366, 369, 371, 794, 823, 948, 1036, 1393, 1400, 1491.; Оп.1 (доп). Д.1356,1393, 1400,1491.
23. Ф.338. Станичные правления. Оп.1. Д.48, 49.; Оп.2. Д.19, 38, 39, 75.; Оп.З. Д.543, 1025.

24. Ф.341. Войсковая канцелярия войска Донского. Оп.1. Д.13, 17, 23, 85, 89, 120, 131, 161, 162, 147, 332, 1594, 1952, 1955, 2265, 2517, 2793, 2794, 2795, 2796, 2798, 2809, 3232.; Оп.2. Д.17, 85, 159, 165, 332, 1594.
25. Ф.802. Комитет для составления проекта «Положения о войске Донском». Оп.1. Д.6.


Государственный архив Краснодарского края (ГАКК)
 

26. Ф.1.о.а.ф. Станичные, куренные, хуторские, аульские и волостные правления Кубанской области. Оп.1. Д. 191, 192, 392, 394, 395, 425, 426, 440, 444,517, 747.
27. Ф.249. Канцелярия наказного атамана Кубанского казачьего войска. Оп.1. Д. 5, 11, 21, 81, 168, 170, 179,180, 256, 337, 338, 387, 442, 832, 1091, 1568, 1844, 1890, 1924,2265,2830.
28. Ф.252. Войсковое (хозяйственное) правление Черноморского (Кубанского) казачьего войска. Oп. 1. Д. 17.
29. Ф.254. Войсковое дежурство Черноморского казачьего войска. Оп.1. Д. 1047.
30. Ф.670. Коллекция документов по истории Кубанского казачьего войска. Оп.1. Д.2, 8, 9, 10,11, 12, 13,14, 15, 17, 18, 19,20,21,22,23,27, 28.
31. Ф.764. Коллекция документов по истории Кубани, созданная Щербиной Федором Андреевичем. Оп.1. Д.11,30.
 

1.2. Опубликованные источники
 

32. Акты, относящиеся к истории войска Донского, собранные генерал-майором А.А. Лишиным: В 3-х т. - Новочеркасск: Типография областного правления войска Донского, 1891-1894.- Т. 1-3.
33. Акты, относящиеся к истории войска Донского / Под ред. Х.И. Попова.-Новочеркасск: Частная донская типография, 1902. - 276 с.
34. Акты, относящиеся к юридической и бытовой истории донских казаков // Памятная книжка области войска Донского на 1900 год. - Новочеркасск: Типография главного управления казачьих войск, 1900,- 126 с.

35. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией: В 11-ти т. / Под ред. А. Берже. - Тифлис: Тип. Главного управления наместника кавказского, 1875. -Т.б. Ч.2.- 950 с.
36. Андриевский А. Материалы по истории Запорожья и пограничных отношений (1743 - 1767).- Одесса: Тип. общества любителей древностей и истории, 1893.- 134 с.
37. Булавинское восстание: Сб. документов.- М.: Соцэкгиз, 1935,- 267 с.
38. Войсковая грамота от 28.04.1773 года о наказании Ст. Ефремова и ссылке его в Пернов // Труды областного войска Донского статистического комитета. - Новочеркасск: Издание Донского войскового статистического комитета, 1874.- вып. 2.- С. 48-49.
39. Грамота царя Петра Алексеевича на Дон о пожаловании войску Донскому печати 21 сентября 1704 года// Донские войсковые ведомости. - 1864.- №19.
40. Дмитренко И.И. Сборник исторических материалов по истории Кубанского казачьего войска. - СПб.: Тип. штаба отд. корпуса жандармерии 1896.- Т. 1-3.
41. Доклад генерала А. Потемкина об учреждении на Дону войскового гражданского правительства 14.02.1775 года // Донские войсковые ведомости.- 1864.-№35.
42. Донские дела: В 5 кн. - Петроград: Тип. графического института Бр. Лукшевич, 1906.- Кн. 2: Переписка по сношениям Московского государства с Донским войском с 1640 по 1646 годы. Посольский приказ. - 1025 с.; Петроград: Тип. Военного министерства, 1917.- Кн. 5: Дела, хранящиеся в Московском главном архиве министерства иностранных дел 1665 - 1662 годы. - 1037 с.
43. Кириллов А. Обычное право на Дону. Станичное право на Дону // Сб. областного войска Донского статистического комитета. Новочеркасск, 1908.-вып. 8.-С. 170-178.

44. К истории атаманства В.П. Орлова // Сб. материалов к истории Дона, изданные И.П. Поповым.- Новочеркасск: Войсковая типография, 1900.- С. 11-24.
45. Короленко П.П. Материалы по истории войска Запорожского, извлеченные из дел Харьковского исторического архива. - Харьков: Тип. губернского правления, 1896.-43 с.
46. Котельников Е. Исторические сведения о Верхне-Курмоярской станице. -Новочеркасск: Издание областного войска Донского статистического комитета, 1886.- 127 с.
47. Крестьянская война под предводительством Степана Разина: Сб. документов.-М.: АН СССР, 1954-1959.-Т. 1-3.
48. Манштейн Х.Г. Записки исторические, гражданские и военные о России с 1727 по 1744 годы с дополнением достаточного сведения о войске, флоте, торговле и прочее сей обширной империи: Пер. с нем. / Под ред. Т. Мальгина. - М.: Тип. Августа Семена, при императорской медикохирургической академии, 1823.- Ч.1.- 329 с.
49. Материалы для истории войска Донского. Грамоты / Под ред. М. Прянишникова. Новочеркасск: Войсковая типография, 1864.- 332 с.
50. Организация казачьего самоуправления: Сб. нормативно-правовых актов / Под ред. П. Водолацкого. - Ростов н/Д.: Ростиздат, 2000.- 119 с.
51. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1-е: В 37 т.-СПб.: Типография второго отделения Собственной е.и.в. канцелярии, 1830.-Т. 20, 21, 24, 26-28, 31, 33, 37.; Собрание 2-е: В 10-ти т. - СПб.: Типография первого отделения Собственной е.и.в. канцелярии, 1836.- Т.10. - 1083 с.
52. Положение об управлении Донского войска. - СПб.: Военная типография, 1835.- 445 с.
53. Положение об управлении Черноморского казачьего войска. - СПб.: Военная типография, 1842.- 386 с.
54. Попов А. Войсковой круг в войске Донском // Донские войсковые ведомости.- 1854.-№19, 22-24.
55. Попов B.C. Материалы по истории войска Донского // Сб. областного войска Донского статистического комитета. - Новочеркасск, 1915.- вып. 12.-201 с.
56. Попов Х.И. Материалы для истории войска Донского // Сб. областного войска Донского статистического комитета.- Новочеркасск, 1913.- вып. 13.-С. 160-166.
57. Права и привилегии войска Донского, российскими государями дарованные // Статистическое описание земли Донских казаков, составленное в 1822 - 1832 годах.- Новочеркасск: Издание областного войска Донского статистического комитета, 1891.- С. 258-176.
58. Проект станичного управления // Донские войсковые ведомости.- 1862.-№16-17, 20-23.
59. Труды Донского войскового статистического комитета.- Новочеркасск: Издание Донского войскового статистического комитета, 1867.- вып. 1.- 204 с.
60. Харузин М. Сведения о казацких общинах на Дону. Материалы для обычного права. - М.: Тип. императорской академии наук, 1888.- 339 с.
61. Щелкунов 3. Преступление против «Войска» по древнему казачьему праву (юридический сб.) // Сб. областного войска Донского статистического комитета.-Новочеркасск, 1908.- вып. 8.- С. 164-169.
62. Эварницкий Д.И. Сборник материалов для истории запорожских казаков.-СПб.: Тип. И.Н. Скороходова, 1888.- 248 с.
63. Эварницкий Д.И. Источники для истории Запорожских казаков.-Владимир: Тип. губернского правления, 1903. -1072 с.
64. Эварницкий Д.И. Две поездки в Запорожскую Сечь Яцека-Зеленского, монаха Полтавского монастыря в 1750-1751 годах. - Екатеринослав: Тип. Екатеринославской епархии, 1915.- 100 с.


2. Литература
 

65. Астапенко М.П. Донские казачьи атаманы. Исторические очерки-биографии.- Ростов н/Д.: РГУ, 1996.- 180 с.
66. Астапенко М.П. Донские казаки (1550 - 1920).- Ростов н/Д.: РГУ, 1992.-220 с.
67.Анфимов Н.В. История родного края.-Краснодар: Книжное изд-во, 1976.-48 с.
68. Бараниченко В.Е. Схватка над бездной: История кубанского казачества в контексте мировой истории: факты и версии.- Краснодар: Советская Кубань, 1999.-640 с.
69. Бреэре Ив. Казаки: Исторический очерк: Пер. с фр.- М.: Воениздат, 1992.-235 с.
70. Броневский Вл. Описание Донской земли, нравов и обычаев жителей.-СПб.: Тип. экспедиции заготовления государственных бумаг, 1834. -Ч. 1-4.
71. Ведута В.Н. История Кубани. Краткий очерк.- Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 1997.-143 с.
72. Вопросы истории Кубани XIX - начала XX вв.: Сб. научных трудов / Кубан. гос. ун-т.- Краснодар: КГУ, 2001. -128 с.
73. Вопросы историографии и истории Северного Кавказа XVIII - начала XX вв. / Кубан. гос. ун-т.-Краснодар: КГУ, 1997. -208 с.
74. Глущенко В. Казаки Отечества былого и нынешнего.- Ростов н/Д.: ТОР, 1995.- 136 с.
75. Голобуцкий В.А. Черноморское казачество.- Киев: Изд-во АН СССР, 1956.-478 с.
76. Голобуцкий В.А. Запорожское казачество.- Киев: Госполитиздат УССР, 1957.- 461 с.
77. Гольдентул И. Земельные отношения на Кубани: Краткий исторический очерк. - Ростов н/Д.: Буревестник, 1924.- 104 с.

78. Греков A.M. Воинская повинность Донского казачьего войска в прежнее и настоящее время // Военный сб.- 1876.- № 1 - 3.
79. Григорьев В. Реформа местного управления при Екатерине II.- СПб.: Тип. В. Безобразова, 1910.-233 с.
80. Дон и степное Предкавказье XVIII - 1-я пол. XIX вв. Социальные отношения, управление, классовая борьба / Под ред. А.П. Пронштейна.-Ростов н/Д.: Изд-во Ростовского университета, 1977.- 208 с.
81. Донские казаки в походе и дома / Под ред. Х.И. Попова.- Ростов н/Д.: РГУ, 1991.-52 с.
82. Дружинин В.Г. Раскол на Дону в конце XVII века. - СПб.: Изд. А. Евдокимова, 1889.-307с.
83. Дулимов Е.И., Золотарев И.И. Самоуправление казаков: история и современность.- Ростов н/Д.: Донской юридический институт, 1998.- 341 с.
84. За други своя или все о казачестве / Авт. - сост. иеродиакон Андрей (А.М. Гнеденко), священник Вячеслав (В.М. Гнеденко).- М.: Междунар. фонд слав, письменности и культуры, 1993.- 271 с.
85. Зарубежная историография истории Запорожского казачества. Сб. статей. - Запорожье: Запорожский государственный университет, 1992.- 64 с.
86. Игнатович И.И. Крестьянское движение на Дону в 1820 годах.-М.: Соцэкгиз, 1937.- 350 с.
87. Игнатьев Б.Б. Развитие системы управления казачьих войск России (вторая половина XIX начало XX вв.): Дис. канд. ист. наук.- М., 1997.- 239с.
88. История о Донском войске, сочиненная директором училищ в войске Донском коллежским советником и кавалером А. Поповым. - Харьков: Университетская типография, 1815-1816.-Ч. 1-2.
89. История казачества России: Учеб. пособие / Под ред. А.В. Венкова. -Ростов н/Д: Изд-во Ростов, ун-та, 2001.- 256 с.
90. Казачество: Энциклопедия / Об-ние «Казачья энциклопедия»; Гл. ред. А.П. Федотов,- М.: Инфра-М., 2003. - 400 с.

91. Казачий словарь справочник: В 3 т. / Сост. Г.В. Губарев: Ред. изд. А.И. Скрылов / Репринтное воспроизведение.- М.: ТО «Созидание», 1992.
92. Казачий Дон очерки истории / Науч. ред. А.П. Скорик.- Ростов н/Д., 1995.- 171 с.
93. Карамзин Н.М. История государства Российского: В 12-т. 5-е изд.- СПб.: Тип. Э. Праца, 1845.-Т. 8. Кн. 2.- 280 с.
94. Карасев А.А. История Донской истории // Русский архив.-1898.-Т. 3.-№ 12.- С. 593-599.
95. Кириллов А. Краткое обозрение истории о Донских казаках.-Новочеркасск, 1909.- 37 с.
96. Ключевский В.О. Курс русской истории: В 8 - т.- М.: Госполитиздат, 1956.- Т.1.Ч.1.- 427 с.
97. Козлов А.И., Козлов А.А., Кислицын С.А., Попова Н.А. Власть на Дону от первого атамана до первого губернатора. Краткие исторические очерки.-Ростов н/Д.: Ростиздат, 1999.- 128 с.
98. Козлов А.И. Возрождение казачества: История и современность (эволюция, политика, теория).- Ростов н/Д.: Изд-во Ростовск. ун-та, 1995.-248 с.
99. Козлов С.А. Кавказ в судьбах казачества (XVI - XVIII вв.) / С.А. Козлов. 2-е изд., испр. и доп.- СПб.: Ист. иллюстрация, 2002.- 285 с.
100. Короленко П.П. Двухсотлетие Кубанского казачьего войска 1696 - 1896. Исторический очерк. - Екатеринодар: Тип. Кубанского областного правления, 1896.- 96 с.
101. Короленко П.П. Черноморцы.- СПб.: Тип. департамента уделов, 1874.-212 с.
102. Короленко П.П. Атаманы бывшего Черноморского (ныне Кубанского) казачьего войска // Кубанский сб.- Екатеринодар, 1891.- Т.П.- С. 3 - 42.
103. Короленко П.П. Записка по истории кубанского казачьего войска// Кубанский сб.- Екатеринодар, 1915.-Т. XVIII.- С. 305 - 350.
104. Короленко П.П. Предки кубанских казаков на Днепре: К истории кубанского казачьего войска // Кубанский сб.- Екатеринодар, 1901.- Т.VI.- С. 1-70.
105. Короленко П.П. Черноморцы на Кубани: Исторический очерк о заселении Кубани черноморскими казаками // Памятная книжка кубанской области на 1878 г.- Екатеринодар, 1876.-С. 113 - 144.
106. Короленко П.П. Первые четыре атамана бывшего Черноморского ныне Кубанского казачьего войска, 1775 - 1792 гг. // Кубанские областные ведомости.- Екатеринодар, 1892.- № 51.
107. Котошихин Т. О России в царствование Алексея Михайловича. 4-е изд. -СПб.: Тип. отд. русского языка и словесности императорской академии наук, 1906.- 194 с.
108. Краснов П.Н. Картины былого Тихого Дона. Краткий исторический очерк истории войска Донского для чтения в семье, школе и войсковых частях.- СПб.: Товарищество Г. Гедике и А. Вильборг, 1909,- Т.1-2.
109. Крикунов В.П., Магомедов P.M., Пронштейн А.П. Краткий обзор указателей источников и литературы по истории Дона, Кубани и всего Северного Кавказа.- Отрадная: Отрадненский гуманит. ин-т, 1999. -19 с.
110. Кубанское казачье войско 1696 - 1888. Сб. кратких сведений о войске / Под ред. Е.Д. Фелицына.- Воронеж: Типография В.И. Исаева, 1888.-478 с.
111. Кубанское казачество: проблемы истории и возрождения / Науч. ред. В.Н. Ратушняк, В.Е. Щетнев.- Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 1992.- 144 с.
112. Кузьмин А. Запорожская Сечь. Исторический и бытовой очерк.- М.: Университетская тип. (Катков и Ко), 1904.- 125 с.
113. К введению самоуправления в казачьих войсках // Приазовский край.-1913.-№ 101, 117.
114. Лещенко А. Из истории украинской колонизации Кубани (роль черноморской старшины в освоении украинцами юго-восточного побережья Азовского моря // Труды Кубанского педагогического института.- Краснодар, 1930.-Т. 1.-146 с.
115. Марков К.В. Крестьяне на Дону // Сб. областного войска Донского статистического комитета.-Новочеркасск, 1913.- вып. 13.- С. 52-109.
116. Малукало А.Н. Кубанское казачье войско в 1860 — 1914гг.: организация, система управления и функционирования, социально-экономический статус.-Краснодар: КубГУ, 2003. - 216 с.
117. Малахова Г.Н. Становление и развитие Российского государственного управления на Северном Кавказе в конце XVIII - XIX вв. - Ростов н/Д.: СКАГС, 2001.
118. Марковина М. Очерк истории Запорожского казачества. - СПб.: Типография второго отделения Собственной е.и.в. канцелярии, 1878.- 146 с.
119. Мышецкий С.И. История о казаках запорожских, как оные из древле зачалися, и откуда свое происхождение имеют и в каком состоянии ныне находятся, сочиненная от инженерной команды, издана со списка хранящегося в библиотеке князя Михаила Семеновича Воронцова.- Одесса: Тип. одесского общество истории и древностей, 1852.- 42 с.
120. Новицкий Я.П. Материалы для истории запорожских казаков.-Екатеринослав, 1919. - 24 с.
121. Озеров А.А., Киблицкий А.Г. История современного Донского казачества. Исследования и документы. - Ростов н/Д.: Ростиздат, 2000.- 320 с.
122. Отец Феодосий (Макаревский). Самарский, Екатеринославской епархии Пустынно-Николаевский монастырь. - Екатеринослав: Тип. Екатеринославской епархии, 1873.- 121 с.
123. Очерки традиционной культуры казачеств России. Т.1. / Под ред. Н.И. Бондаря.- М.; Краснодар, 2002.- 560 с.
124. Очерки истории Кубани с древнейших времен до 1920 года / Под общ. ред. В.Н. Ратушняка.- Краснодар: Советская Кубань, 1996.- 656 с.
125. Петровский А. Опись войсковым, наказным и войсковым наказным атаманам войска Донского. Новочеркасск: Военная типография, 1917.- 53 с.
126. Певнев А.П. Кубанские казаки: пособие по истории.- Краснодар: «Сполох» Всекубанского казачьего войска, 1995.- 48 с.
127. Платонов С.Ф. Очерки по истории смуты в Московском государстве XVII - XVII веков. Опыт изучения общественного строя и сословных отношений в смутное время. 2-е изд. - М.: Соцэкгиз, 1937.- 499 с.
128. Попко И.Д. Черноморские казаки в гражданском и военном быту: Очерки края, общества, вооруженные силы и служба: В 2 ч.- Краснодар: Советская Кубань, 1998.- 190 с.
129. Попов А. Управление в войске донском и его атаманы с 1737 г. Алексей Иванович Иловайский // Донские войсковые ведомости.- 1854.- № 19, 22.
130. Попов В.И. Материалы к истории Дона, документы с 1775 по 1847 гг. Новочеркасск: Из-во областного войска Донского статистического комитета, 1900. - вып. 1. - 168 с.
131. Попов И. Материалы к истории войска Донского // Сб. областного войска Донского статистического комитета. - Новочеркасск, 1901,- С. 117 -120.
132. Попов Х.И. Войсковые круги // Памятная книжка области войска Донского на 1916 г.- Новочеркасск: Изд-во областного войска Донского статистического комитета, 1916.- С. 1-7.
133. Происхождение Запорожского казачества // Киевская старина. Киев, 1884.- Т. 9.- С. 580-608.
134. Пронштейн А.П. Земля Донская в XVIII веке,- Ростов н/Д.: Изд-во Ростовского университета, 1961.- 354 с.
135. Пронштейн А.П. Обзор материалов по истории донского казачества XVIII - XIX вв., хранящихся в Госархиве Ростовской области // Ежегодник археографической комиссии.- М.: Изд-во АН СССР, 1958. -Т. 1,- С. 228-242.

136. Пудавов В.М. История войска Донского и старобытность начал казачества.-М.: Товарищество М.О. Вольф, 1890-1898.-397 с.
137. Пушкарев С.Г. Донское казачество и Московское государство в XVII веке // Вопросы истории.- 1994,- №11.- С. 109-119.
138. Ратушняк В.Н. Актуальные проблемы истории и историографии северного Кавказа / М-во образования Р.Ф., КГУ.- Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 2000.- 233 с.
139. Ригельман А.И. История о донских казаках.- М.: Издание императорского общества истории и древностей Российских, 1846.- 210 с.
140. Ригельман А.И. История о казаках запорожских, как оные из древних лет зачалися и откуда свое происхождение имеют, и в каком состоянии ныне находятся. - М.: Издание императорского общества истории и древностей Российских, 1847.- 80 с.
141. Ригельман А.И. Летописное повествование о Малой России и ее народе и казаках вообще, отколь, из какого народа оные происхождение свое имеют, и по каким случаям они ныне при своих местах обитают, как то: черкасские или малороссийские и запорожские, а от них уже донские, а от сих яицкие, уральские, гребенские, сибирские, волжские, терские, некрасовские и прочие казаки, как равно и слободские полки, 1785-1786 годах. - М.: Издание императорского общества истории и древностей Российских, 1847.- 219 с.
142. Савельев А.М. Трехсотлетие войска Донского. - СПб.: Тип главного управления казачьих войск, 1870.- 245с.
143. Савельев Е.П. Войсковой круг как народоправие на Дону. Исторический очерк.-Новочеркасск: Донская типография, 1913.-17 с.
144. Савельев Е.П. История Дона и донского казачества: В 4 ч.-Новочеркасск, 1918.
145. Сахаров П.П. Белое рабство на Дону // Донская церковная старина.-Новочеркасск, 1911.-вып. 2.- С.145-158.
146. Сватиков С.Г. Россия и Дон (1549—1917). Исследования государственного и административного права и политических движений на Дону.- Белград: Изд-во Донской исторической комиссии, 1924.- 570 с.
147. Сементовский Н. Старина Малороссийская, запорожская и донская,-СПб.: Тип. Тренке и Фюсно, 1846.- 54 с.
148. Сенюткин М. Донцы. Исторические очерки военных действий, биографии старшин прошлого века. -М.: Университетская тип. (Катков и Ко), 1866.-345 с.
149. Скальковский А. История Новой Сечи или последнего Коша Запорожского, составлены из подлинных документов Запорожского сечевого архива. 2-е изд. - Одесса: Тип. одесского общество истории и древностей, 1846.- 4.1-3.
150. Скальковский А. К истории Запорожья // Киевская старина.- Киев, 1882.-№7.- С. 178-180.
151. Скорик А.П. Возникновение Донского казачества как этноса, изначальные культурные традиции. -Новочеркасск: Изд-во Новочеркасского политехнического университета, 1992.- 83 с.
152. Смирнов Н. Россия и Турция в XVI - XVII вв.- М.: Изд-во МГУ, 1946. -Т. 1-2.
153. Соловьев С.М. Сочинения. История России с древнейших времен: В 18 -кн.-М.: Университетская типография (Катков и Ко), 1873. - Кн. 4. Т. 8. - 405 с.
154. Становление казачьего самоуправления. Доклады и тезисы научно-практической конференции / Под ред. А.В. Венкова.- Ростов н/Д.: Ростовский юридический институт, 1998.- 179 с.
155. Степанов И.В. О некоторых вопросах истории Крестьянской войны 1670-1671 гг. в России // Вестник ЛГУ. -Л., 1959. Серия истории языка и литературы.- вып. 3.- № 14.- С. 120-137.

156. Столетие Военного министерства 1802 - 1902. Главное управление казачьих войск. Исторический очерк / Под ред. Д.А. Скалон.- СПб.: Военная типография, 1902 - 1907.-Т. 9. Ч.1.; Т. 11. Ч.З.
157. Судейкин Н. О станичном управлении // Донские войсковые ведомости.-1862.-№34, 48-50.
158. Сухоруков В.Д. Историческое описание земли войска Донского. Новочеркасск: Изд-е областного войска Донского статистического комитета,-1903.-397 с.
159. Сухоруков В.Д. Краткое известие о бывшем на Дону городе Черкасске // Северный архив.- 1823.- № 20.- С.45-57.
160. Сухоруков В.Д. О внутреннем состоянии донских казаков в конце XVI столетия // Соревнователь просвещения и благотворения. - 1824. -Ч. 26.- С. 183-189.
161. Сухоруков В.Д. Общежитие донских казаков в XVII - XVIII столетиях // Русская старина.- 1824-1825.- Вып. 1-2.
162. Сухоруков В.Д. Критический разбор книги Броневского // Донские вести, 1867. -№ 27 - 29.
163. Тимощенков И. Общественный быт и народные обычаи Казанской станицы // Труды областного войска Донского статистического комитета,-Новочеркасск: Издание Донского войскового статистического комитета, 1874.- вып. 2.-С. 139-145.
164. Трехбратов Б.А. История Кубани с древнейших времен до начала XX века.- Краснодар: Краснодарское кн. изд-во, 2002.- 440 с.
165. Туренко А.М. Исторические записки о войске Черноморском // Киевская старина.- Киев, 1887. -Т. 22.- С. 494-519.
166. Тхоржевский С.И. Донское войско // Русское прошлое.- 1923. -№ 3.- С. 15-19.
167. Устное повествование Никиты Леонидовича Коржа. - Одесса: Тип. одесского общества истории и древностей, 1842.- 28с.
168. Фадеев А.В. Очерки экономического развития степного Предкавказья в дореформенный период.- М.: Изд-во АН СССР, 1957. -378 с.
169.Фелицын Е.Д. Библиографический указатель литературы о кубанской области.- Екатеринодар, 1904.- 487 с.
170. Фелицын Е.Д. О времени поселения бывшего Черноморского казачьего войска // Киевская старина.- Киев, 1897.- Т. 57. -С.43 - 62.
171.Фролов Б.Е. Печати Черноморского казачьего войска конца XVIII -первой трети XIX вв. // Казачьи вести. -1997.- 25 апреля.- С.6.
172. Хорунжий из Новочеркасска. О казачестве и об управлении войском Донским // День. 1862.- № 19.
173. Чекменев С.А. Социально-экономическое развитие Ставрополья и Кубани в конце XVIII и 1-й пол. XIX вв. -Пятигорск: Университетская тип., 1967. - 179 с.
174. Шевченко Г.Н. Черноморское казачество в конце XVIII - 1-й пол XIX вв.: Сословный строй, социальные отношения: Учеб. пособие.- Краснодар: КГУ, 1993.- 85 с.
175. Щелкунов С. Войско донское при атамане А.И. Иловайском // Сб. областного войска Донского статистического комитета. - Новочеркасск: Частная донская типография, 1910.- вып. 10.- С. 22-57.
176. Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска.- Екатеринодар: Типография Кубанского областного правления, 1910-1913.- Т. 1-2.
177. Щербина Ф.А. История самоуправления у Кубанских казаков // Киевская старина.- Киев, 1884.-Т. 8. -С. 223-246.
178. Щербина Ф.А. Кавказская жизнь и нужды: Письмо четвертое // Южные записки.-Одесса, 1904.- № 26. -С.45-48.
179. Щербина Ф.А. Факты казачьей идеологии и творчества (памяти мучеников и страдальцев казачества) // Казачество. Мысли современников о прошлом, настоящем и будущем казачества,- Париж, 1928.- С. 359- 367.
180. Щербина Ф.А. Новая не земская Россия // Русская мысль.- 1914.- Кн. 3. Отд. 2.- С. 24-32.
181. Щербина Ф.А. Земельная община кубанских казаков // Кубанский сб. -Екатеринодар, 1891.- Т. II.-C. 1 - 207.
182. Щербина Ф.А. Новая неземская Россия: О хозяйственном обустройстве Кубани //Кубанский курьер.- 1993.-18, 23, 25 июня.
183. Эварницкий Д.И. История Запорожских казаков.- СПб.: Тип. И.Н. Скороходова, 1892-1897.-Т. 1-3.
184. Эварницкий Д.И. Запорожье в остатках старины и преданиях народа. -СПб.: Тип. Н.А. Лебедева, 1888,- 294 с.
185. Эварницкий Д.И. Число и порядок Запорожских Сечей // Киевская старина.- Киев, 1884. -Т. 8.- С. 589-608.
186. Эварницкий Д.И. Вольности Запорожских казаков. 2-е изд.- СПб.: Тип. П.И. Бабкина, 1898.-405 с.
187. Эварницкий Д.И. По следам Запорожцев.- СПб.: Тип. П.И. Бабкина, 1898.- 324 с.
188. Эварницкий Д.И. Две поездки в Запорожскую Сечь Яцека-Зеленского, монаха Полтавского монастыря в 1750-1751 годах.- Екатеринослав: Тип. Екатеринославской епархии, 1915.- 100 с.
189. Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времен до октября 1917 года / Сост. Б.А. Трехбратов.- Краснодар, 1997.-559 с.
190. Kohut Z. Russian centralism and Ukrainian autonomy.- Cambridge (Mass). 1980.-207 p.
191. McNeal, Robert H. Tsar and Cossack, 1855-1914.- London, 1987.- 330 p.
192. Antoine Louis Romano. Coup d’oeil philosophique sur le pays occupe par le cosaques du Don.- Milan, 1807.- T. 1-11.
 

Список сокращений

 

АКАК - «Акты Кавказской Археографической комиссии»
ГАКК - Государственный архив Краснодарского края
ГАРО - Государственный архив Ростовской области
ПСЗРИ - Полное собрание законов Российской империи
РГВИА - Российский государственный военно-исторический архив
РГИА - Российский государственный исторический архив


 

2004-2014 ©РегиментЪ.RU