УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Ивашевский С.Л. Идеалы и правовые нормы образовательной культуры России: история и теория развития.

Автореферат доктора философских наук. Н.Новгород, 2008

 

Специальность 09.00.11 – социальная философия
 

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора философских наук
 

Нижний Новгород – 2008

Диссертация выполнена на кафедре философии ГОУ ВПО «Нижегородская академия МВД России»
Научный консультант: доктор философских наук, профессор
Касьян Андрей Афанасьевич
Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Савруцкая Елизавета Петровна
доктор педагогических наук, профессор Соколов Владимир Михайлович
доктор философских наук, профессор Юлов Владимир Федорович
Ведущая организация – ГОУ ВПО «Ивановский государственный университет»
Защита состоится «14» ноября 2008 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.166.04 при ГОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» по адресу: 603000, гор. Нижний Новгород, Университетский пер., д.7, ННГУ, корп.12, факультет социальных наук, ауд.300.
С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, просп. Гагарина, д.23, корп.1.
 

Автореферат разослан « » 2008 года.
Ученый секретарь диссертационного совета А.Н. Фатенков
 

I. Общая характеристика работы
 

Актуальность исследования. Кризисное состояние отечественной системы образования, неоднозначное отношение в обществе к попыткам ее реформирования требует анализа не только «изнутри» проблемы, но и в контексте взаимодействия с другими элементами системы общественных отношений. Поэтому, в рамках социальной философии, возникает интерес к рассмотрению феномена образования в его связи с другими подсистемами, среди которых наиболее значимой представляется правовая. В настоящее время, когда российское общество выстраивает правовые отношения во всех сферах своей жизнедеятельности, для отечественной системы образования решение проблемы ее правового обеспечения является одной из важнейших.
Юридические исследования, как показывает практика, не могут дать требуемого результата без системного теоретического обоснования. Разнообразие изменений, происходящих в российском социуме, детерминирует принципиальную значимость методологических и теоретических исследований различных сфер общественной жизни. Так, в сфере образования реформы стали настолько значительны и противоречивы, что юридическая наука и практика оказалась неспособными оперативно и достойно отвечать на эти вызовы. Все это свидетельствует об актуальности философских исследований проблем образовательного права. Правовая система образования – это не застывшая, статичная сфера общества. Она постоянно изменяется, что приводит к сложным сочетаниям различных ее элементов, обусловленных объективными закономерностями развития социума. В связи с этим научный анализ теоретико-методологических аспектов, раскрытие системного характера образовательного права как основополагающего элемента образовательной системы, выявление критериальных основ эффективности правового воздействия, оценка действующего российского образовательного права с аксиологических позиций имеют первостепенное значение.
Важнейшая функция философии образования связана с обоснованием наиболее общих ориентиров развития всех компонентов образовательной системы - целей, содержания, методов, средств и организационных форм обучения, воспитания и развития учащихся на разных уровнях образования. Но наиболее существенной, исходной задачей такого системного обоснования, несомненно, выступают идеалы образования. Совершенно очевидно, что, не определившись в этом вопросе, не удастся с должной логической последовательностью и преемственностью вести аргументированный, доказательный поиск всех остальных содержательно-процессуальных и организационно-управленческих компонентов образовательного процесса. Образовательная деятельность характеризуется особой формой целеустремленности. Это всегда процесс преодоления настоящего во имя будущего, направляемый представлениями об идеальном результате своего труда. Наличие идеала не просто одухотворяет образовательную деятельность, но повышает ее качество, придает определенный смысл самому ее существованию.
Идеалы не даны личности в готовом виде, не приняты ею от общества пассивно, они являются результатом усилий и интеллектуальных достижений. А правовые новации - это, прежде всего, отражение новых идеалов, новое отношение к образованности, смыслу образования, его формам и методам. Именно поэтому возникает необходимость «взращивания» позитивных ценностей. Это особенно важно учитывать в системе образования, результаты деятельности которой будут определять будущее всей нашей страны и каждого человека в отдельности.
Фактическое отсутствие преемственности в стратегии и политике развития образования в России обусловлено невниманием к анализу связи времен - прошлого, настоящего и будущего - в столь ответственной, жизненно важной сфере российского социума. Это актуализирует обращение к диалектическому подходу в рассмотрении особенностей взаимоотношений ценностей образования и права. При этом следует признать, что диалектический метод не противоречит методам прагматизма, структурализма, герменевтики, синергетики и т.д., а включает их в общую систему познания, сохраняя и развивая при этом их специфику на основе общей диалектической природы.
Диалектика образовательной культуры состоит в постоянном переходе от прошлого к настоящему и будущему. Накопленному опыту прошлого противостоит повседневная практика, требующая постоянной расшифровки прежнего опыта, его приспосабливания, отбора, интерпретации и обогащения. Именно вследствие диалектической связи между настоящим и будущим имеет место взаимный переход форм опережающего отражения друг в друга. Превращение будущего (идеалов) в настоящее находит выражение, в частности, в созревании возможности для этого будущего, затем происходит переход от абстрактной возможности к формальной, от нее к реальной и, наконец, превращение ее в действительность.
В связи с этим возникает возможность применения в систематизации форм предвидения метода движения от абстрактного к конкретному. Наиболее абстрактными формами выступают идеалы, наиболее конкретными - правовые нормы. «Движение» форм предвидения отражает в тенденции «движение» системы к будущему.
Тем самым, среди критериев действенности процесса фиксации образовательных идеалов важное место занимает их нормативно-правовое институирование. В зависимости от адекватного или неадекватного характера норм с точки зрения объективных тенденций прогресса такое институирование направлено на преодоление существующих норм и создание новых или на принятие существующих норм, на их постоянную консолидацию и совершенствование в соответствии с динамикой и реализацией общественных идеалов. Развитие этих идей представляется важным звеном модернизации образовательного права России.
Состояние и степень разработанности темы.
Данная диссертационная работа исходит из позиции ученых, которые анализируют образование как культурный феномен, обосновывая методологический уровень понимания проблем соотношения образования и культуры (Б. С. Гершунский, А. С. Запесоцкий, Ф. Т. Михайлов и др.). Вместе с тем, следует признать, что в рамках этого направления не сложилась общая теория образовательной культуры общества. Хотя отдельным характеристикам этого явления, кроме уже названных ученых, посвятили работы А.А. Веряев, И.К. Шалаев, Л.Л. Любимов, Н.Д. Никандров, С.В. Резванов.
Ценностно-нормативный подход к культуре разработан западной школой неокантианства (В. Виндельбанд, Г. Риккерт) и получил развитие в творчестве М. Вебера, Т. Парсонса, Дж. Мида и др. В российской науке это направление представлено идеями Б.А. Кистяковского, П.И. Новгородцева, П.А. Сорокина, О.М. Бакурадзе, О.Г. Дробницкого, И.С. Нарского и др.
Различные варианты обоснования значимости идеалов в образовании, как важнейших ценностей-норм, а также отдельные характеристики идеала образованности представлены в работах Н.П. Пищулина, Ю.А. Огородникова, В.М. Розина, О.Н. Смолина, А.И. Субетто, А.Н. Шиминой.
Эволюция идеалов образования тесно связана с историей развития педагогической теории и практики. Эти вопросы нашли свое освещение в трудах В.П. Борисенкова, А.Н. Джуринского, Э.Д. Днепрова, М.Н. Колмаковой, Н.А. Константинова, Е.Н. Медынского, Ф.Г. Паначина, А.И. Пискунова, З.И. Равкина, В.И. Уколовой, Т.Ф. Яркиной. Проблемы взаимодействия философии и педагогической теории нашли отражение в трудах С.А. Ан, Л.Н. Голубевой, А.А. Гагаева и П.А. Гагаева, Н.Д. Наумова.
Отечественная система образования, начиная с XVIII века, находилась под пристальным контролем государственной власти, которая свои требования к образованности граждан выражала через специальные нормативные документы: законы, уставы, планы, программы и т.д. Степень их соответствия наиболее прогрессивным образовательным идеалам во многом обусловливала результативность всей системы образования. Теории содержания и истории развития нормативной базы образования в СССР посвящены работы В.В. Краевского, И.Я. Лернера, Р.Б. Вендровской, И.И. Логвинова.
Правовая система как целостный комплекс правовых явлений, обусловленный закономерностями развития социума, начала исследоваться в отечественной юридической литературе со второй половины ХХ в. В современной общей теории государства и права проблемы правовой системы и методологии правовой науки изучаются в работах В.Н. Карташева, Д.А. Керимова, В.П. Малахова, М.Н. Марченко, В.С. Нерсесянца, В.Д. Перевалова, В.М. Сырых, А.Г. Хабибулина.
Теоретико-правовая проблематика в традиции российской науки всегда тесно переплеталась с философией. Особенности русской философии права анализируются в трудах Л.Л. Леонова, П.И. Симуш, О.Ф. Смазнова, Б.В. Васильева, С.И. Максимова, Г.Ч. Синченко, В.Н. Жукова, Э.В. Кузнецова.
К вопросу о взаимодействии социальных ценностей и норм обращались В.Д. Плахов, А.А. Ручка, Й. Тудосеску, Н. Неновски, а проблемы их диалектического развития наиболее полно отражены в работах Н.Д. Абдуллаева и А.П. Дудина. Основы философии правовых норм заложены диссертационной работой А.Ф. Закомлистова.
Философско-правовая интерпретация взаимосвязи идеального и нормативного уходит корнями в традиции российской дореволюционной науки (П.И. Новгородцев, В.С. Соловьев), которая обосновывает идеальную природу (сущность) права. В советский период нашей истории этот вопрос получает развитие в трудах В.О. Тененбаума, Ю.А. Тихомирова, Л.С. Явича и др. В последние годы проблеме сущности права посвятили работы М.И. Байтин, Н.Б. Зазаева, О.Е. Лейст, Ю.С. Пивоваров. В более широком контексте культурософские проблемы права отражены в диссертациях В.М. Артемова, Г.Д. Гриценко, З.Д. Деникиной, В.С. Слепокурова, М.Б. Смоленского.
Отмечая продуктивность проведенных исследований, нужно признать, что общественная потребность в разработке актуальных теоретических и методологических вопросов развития отечественного образования и образовательного права далеко не удовлетворена.
Цель и задачи работы.
Цель диссертационного исследования состоит в обосновании особенностей становления и развития образовательной культуры России в аспекте взаимодействия ее идеалов и правовых норм, разработке теоретико-методологических основ формирования эффективной правовой системы образования как целостного социокультурного комплекса, определяющего факторы построения постиндустриального общества.
Для достижения этой цели в работе поставлены следующие основные исследовательские задачи:
- обосновать категорию образовательной культуры в качестве фундаментальной категории общей теории образования;
- проанализировать образовательную культуру России в аспекте ценностно-нормативного подхода;
- определить идеалы и правовые нормы образования в качестве важнейших ценностей, направляющих ход его исторической динамики;
- выявить сущностную природу образовательного права и определить идеалы как социальные факторы его возникновения и развития;
- определить специфические особенности становления и развития правовой системы образования в условиях российского типа модернизации;
- обосновать закономерность сменяемости правовых норм образования в соответствии с эволюцией образовательных идеалов, показать взаимодействие образовательных идеалов и права в культурном развитии общества;
- выявить своеобразие идеалов и правовых норм в образовательной культуре современной России и разработать теоретические основы их дальнейшего развития.
Объектом исследования является отечественная образовательная культура как комплекс ценностно-нормативных явлений и процессов в условиях исторического генезиса и эволюции российского государства.
Предметом исследования является диалектическое взаимодействие идеалов и правовых норм отечественного образования.
Методологической и теоретической основой диссертации являются идеи отечественных и зарубежных ученых, развивающих принципы диалектики социального познания, что обусловило использование комплекса методов: диалектического, ценностно-нормативного, сравнительно-исторического, структурно-функционального, метода системного анализа. Методами научного исследования явились: теоретический анализ философской, культурологической, юридической, историко-педагогической, психологической литературы, относящейся к исследуемой проблеме; анализ статистической и документальной информации, сравнительный анализ пакета государственных документов, определяющих политику и практику реформирования и модернизации образования.
Теоретической базой, являющейся в диссертации предметом социально-философского анализа, выступили работы ряда зарубежных ученых: И. Канта, Г. Гегеля, К. Маркса, Ф. Энгельса, Д. Дьюи, К. Поппера, Б. Рассела, Э. Фромма и др., а также российских мыслителей: Ф. Прокоповича, В.Н. Татищева, Н.И. Новикова, М.М. Щербатова, В.С. Соловьева, П.А. Флоренского, П.Я. Чаадаева, В.В. Зеньковского и др.
В основу проведенного исследования положены достижения современной философии образования и философии права. Долгое время они не были выделены в самостоятельные исследовательские области и соответствующий систематический анализ проблем образовательной деятельности и регламентирующей ее правовой базы не находил своего места в научной литературе. С 90-х гг. XX века в нашей стране ситуация изменилась. Социально-философская теория образования получила развитие в трудах И.В. Бестужева-Лады, Л.П. Буевой, А.П. Валицкой, Б.С. Гершунского, О.В. Долженко, Л.А. Зеленова, М.С. Кагана, А.А. Касьяна, А.Ж. Кусжановой, В.Я. Нечаева, А.П. Огурцова, В.М. Розина, А.И. Субетто. За последние годы появилось значительное количество диссертационных исследований по вопросам образования. Среди них, в контексте избранной нами проблематики, особый интерес представляют работы В.И. Паршикова, Н.В. Крыловой, Б.О. Майер, М.Г. Заборской, И.Б. Романенко, Б.М. Магомедова, Г.И. Герасимова, К.В. Рубчевского, С.А. Смирнова, И.Е. Видт.
Вместе с тем необходимо отметить, что достижения современной науки опираются в России на значительные философские традиции в анализе проблем образования. В этом отношении особый интерес представляют труды мыслителей XIX- нач. XX вв.: И.В. Киреевского, В.В. Розанова, Л.Н. Толстого, А.С. Хомякова, Д.П. Юркевича, а также представителей последующей исторической эпохи: П.П. Блонского, Г.Н. Волкова, В.И. Ленина, А.В. Луначарского, В.Н. Турченко, И.Т. Фролова и др.
Иным аспектом теоретической основы проведенного исследования выступает теория идеала, разработанная в трудах представителей отечественной философской мысли: В.Е. Давидовича, Е.Л. Дубко, Э.В. Ильенкова, В.В. Ильина, А.Т. Калинкина, А.В. Кезина, В.А. Титова, С.В. Туманова, А.И. Яценко. Следуя их идеям, можно отметить, что идеал является отражением объективных изменений, происходящих в обществе и вместе с тем, определяет характер и направление общественного развития. Анализ этих изменений и формирование новых идеалов представляются неразрывной принадлежностью развития социально-философских воззрений.
В своем исследовании автор использует теоретико-методологические правовые концепции российских дореволюционных ученых: Б.А. Кистяковского, И.В. Михайловского, П.И. Новгородцева, В.С. Соловьева, Е.Н. Трубецкого, С.Л. Франка, Б.Н. Чичерина и др.
Теоретическую основу диссертации составляют, помимо названных ранее исследований, работы ученых юристов, исследующих различные аспекты правовой системы образования О.Н. Смолина, В.М. Сырых, В.И. Шкатуллы.
Анализ представлений о состоянии образования в России XX в. опирался на официальные государственные документы: Конституции, декреты, законы, постановления и решения съездов и пленумов ЦК ВКП(б) и КПСС, учебные планы и программы вузов и средних школ страны, а также на статистические сборники: «Народное образование и культура в СССР», «Народное хозяйство СССР». Для выявления новейших тенденций развития отечественного образования использовались образовательные стандарты средней и высшей школы, действующие (с поправками) Закон «Об образовании» и Закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», Федеральная программа развития образования.
Автором проанализированы Указы и Постановления государственных органов дореволюционной России, советской власти, Конституции СССР и РФ, федеральные законы, указы Президента РФ, нормативно-правовые акты федеральных органов исполнительной власти РФ. В процессе диссертационного исследования были изучены материалы «круглых столов», научно-практических конференций по проблемам развития российского образования и его правовой базы.
Научная новизна исследования заключается в обосновании и конкретизации теоретических и методологических аспектов развития образовательной культуры России. Диссертант впервые в отечественной науке предпринял попытку комплексного исследования эволюции российской образовательной культуры в контексте изменения ее ценностных ориентаций. Ценностно-нормативный подход раскрыт в качестве теоретико-методологического способа познания и формирования направлений развития образовательных институтов и их регламентирующей правовой системы. В работе исследована диалектическая взаимосвязь образовательных идеалов и правовых норм в системе общей теории культуры. Проведен анализ и обоснование принципов обеспечения правотворчества в образовании.
Благодаря вышеназванному представляется возможным:
– выявить и обосновать идеалы национальной образовательной культуры в качестве определяющей координаты развития образовательного права;
– преодолеть недооценку роли методологических проблем правовой науки и на этой основе провести углубленный аксиологический анализ современной правовой системы образования и познание закономерностей ее построения;
– раскрыть диалектическую связь развития образовательного права с эволюцией общественных идеалов, благодаря чему формируется новый подход к исследованию проблем правотворчества, обоснованию критериев жизнеспособности правовой системы образования.
Проведенное исследование позволяет, в известной мере, преодолеть существующие в настоящее время противоречия между потребностью в гармоничном развитии образованности общества, способах ее формирования и степенью удовлетворения этой потребности со стороны политических решений, а также помогает понять, как и какими путями, методами можно сформировать правовую систему образования, отвечающую интересам и потребностям современного человека и общества в целом.
Общая характеристика научной новизны диссертационного исследования конкретизируется и дополняется следующими положениями, выносимыми на защиту.
Положения, выносимые на защиту:
1. Образовательная культура - это процесс и результат творческой деятельности человека (общества) по созданию материальных и духовных ценностей, направленных на удовлетворение потребности в социализации и развитии общества. Образовательная культура является составной частью доминирующей культуры общества и обусловлена ее спецификой. В период социальных кризисов и реформ образовательная культура становится очагом прогрессивных изменений, либо фактором, тормозящим общественное развитие. Внутренний потенциал образовательной культуры определяется важнейшей социальной функцией – совершенствования человека и общества, что является непреходящей гуманитарной ценностью, обеспечивающей стабильную потребность общества в развитии образованности. Образование как процесс, ориентирующийся на будущее, создает условия для аккумуляции в образовательной культуре наиболее значимого и перспективного, из созданного человеком.
2. Образовательное право есть проявление социальной практики, нормирование которой приводит к необходимости выявления единого во многом, формирует представление о сущности образовательного права как эссенции всей правовой реальности. Сущность образовательного права есть сущность права вообще, но проявляемая в определенной сфере социального бытия. В поисках единого, основополагающего признака права мы приходим к его идеальности. Право, являясь сферой духовной деятельности людей, формируется как внутреннее, идеальное стремление к совершенствованию общественных отношений и в этом стремлении, направляемо идеалом, представлением о лучшем, о желаемом. В этой связи, идеалы образования необходимо определить в качестве важнейших факторов правотворчества. Эти факторы являются выражением синтеза разнообразных общественных процессов, представляются наиболее интегративными, включающими в себя многочисленные аспекты экономических, политических, духовных и других социальных новаций.
3. Отношениям между идеалами и правовыми нормами образования присущ характер диалектического единства. Идеалы выступают квинтэссенцией духовной жизни, а нормы права – условием оптимизации функциональности организационных структур на уровне всех сфер общественной жизни. Идеалы и нормы взаимно друг друга не исключают, а находятся в постоянном противоречивом единстве. Нормы всегда отражают определенные идеалы и в то же время представляют собой реальное условие для их осуществления. Для своей реализации идеалы требуют создания адекватных нормативных систем, правил организационной деятельности и поведения человека, без которых они не вышли бы за пределы потенциального и не перешли бы в действительное. Идеал становится, таким образом, целью нормативности, а свобода выбора и реализации идеалов становится отношением, нормативно детерминированным, непосредственно зависимым от нормативной системы. Сообразно культуре и ее потребностям человек, общество создают идеалы, которым должно соответствовать право данного общества на данном этапе его исторического развития. Осмысление состояния развития духовных ценностей является необходимой предпосылкой правотворческого процесса.
4. Правовые нормы системы образования должны быть обусловлены ведущими ценностями традиционной образовательной культуры. Среди таких ценностей в России особо выделяются общедоступность (массовость), государственный характер, всесторонность, духовность, народность (патриотизм), коллективизм, гуманизм. Концентрацией всех основных ценностей образования являются идеалы. Научность, всесторонность (гармоничность), духовность, патриотизм образуют национальный идеал образованности; державность, коллективизм, идеологичность, массовость составляют организационный идеал образования; гуманизм, авторитарность, опора на коллективные формы обучения и воспитания являются основаниями российского идеала образовательных отношений. Каждый идеал должен быть основой для формирования соответствующей сферы правового нормирования. Жизнеспособность правовых норм образования также, во многом, зависима от их соответствия образовательным идеалам общества. В этой связи, важнейшей задачей нашего времени является выявление объективных основ идеалов образования, их популяризация, объединение всех субъектов национального образовательного пространства на основе общности представлений о ценности образования, его основных целях, задачах и функциях.
5. В качестве основных причин отчуждения людей от прогрессивного идеала образованности представляются следующие:
- опережающий характер отражения идеалом реальности;
- отсутствие отлаженных социальных механизмов его популяризации;
- социальные кризисы, при которых идеал образованности перестает быть частью актуальной культуры;
- отсутствие материальных условий для приобщения к идеалу образованности;
- неспособность образовательных институтов обеспечить реализацию идеалов в жизнь;
- «зависимое» положение образовательных идеалов от иных превалирующих в обществе ценностей;
- отсутствие или ограничение личной свободы человека.
6. На деятельное укоренение оформленных наукой идеалов образования оказывает влияние развитие демократических основ жизнедеятельности российского социума. Демократия, являясь развитием идей свободы и справедливости, выступает и как основание развития образования. Формирование жизнеспособных идеалов образования, их преобразование в действительно действующие нормы права, практическая реализация этих норм в деятельности конкретных социальных институтов невозможна без вовлечения в эти процессы как можно большего числа сознательных граждан страны.
7. Современная нормативная база отечественного образования во многих аспектах констатирует сложившиеся в науке представления об эталоне образованности, но практически является неспособной в сложившихся социокультурных условиях воздействовать на массовую осознанность предлагаемых идеалов и целенаправленную деятельность по их достижению.
8. Важнейшие приоритеты развития современной образовательной политики (гуманизация образования, реализация концепции обучения в течение всей жизни, обеспечение принципа доступности образования, создание системы объективного внешнего контроля за качеством получаемых россиянами знаний, переход к гражданской образовательной политике) необходимо дополнить следующими:
- создание новой философской концепции человека и общества и на ее основе теории образования соответствующей вызову времени;
- приведение правовой базы системы образования в соответствие с идеалами российской образовательной культуры;
- решение вопроса о путях популяризации прогрессивных образовательных идеалов;
- переориентация личностных потребностей российских граждан в образовании.
Научная и практическая значимость. Полученные в диссертации результаты имеют теоретическое и методологическое значение для развития социальной философии, философии и социологии образования, педагогики, образовательного права. Основные материалы и выводы могут быть использованы при подготовке лекций по философии, культурологии, социологии, философии и истории образования, педагогике, теории права. Результаты диссертационного исследования могут иметь значение для разработки программ конкретно-социологических исследований в сфере образования, для прогнозирования направлений развития образовательных реформ и оптимизации путей их проведения. Выводы, сделанные в работе, могут способствовать выработке новых подходов к проблемам правового обеспечения образования, формирования учебных планов и программ, содержательного и структурного изменения учебных курсов, использования новых методов обучения.
Теоретическое значение работы состоит в том, что в ней обоснованы и разработаны теоретико-методологические аспекты исследования и формирования правовой системы образования в условиях российской типа модернизации. Применен диалектический метод и исследована концепция ценностно-нормативного подхода к анализу образовательной культуры. Выявлены условия эффективности правового воздействия на образованность общества.
Автором внесены конкретные предложения по изменению ряда действующих нормативных актов, разработана программа развития культурно-образовательного потенциала граждан РФ, на проект которой дано положительное заключение лаборатории среды и средовых исследований в образовании Нижегородского института развития образования с выводом о необходимости внедрения предложенных мер в практику российской системы образования. Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, представляют собой теоретико-прикладное значение для деятельности законодательных и правоприменительных органов. Они могут служить необходимым условием для разработки и осуществления средне- и долгосрочного планирования программ социально-правового управления сферой образования.
Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации отражены в монографиях и других публикациях автора. Принципы и методы исследования, выводы и положения данной работы были апробированы на международных, всероссийских, межрегиональных научных конгрессах и научно-практических конференциях в 1995-2008 гг. Результаты исследования докладывались на международной научно-практической конференции «Российское образование: традиции и перспективы» (Н.Новгород, 1997г.), V Российском симпозиуме историков русской философии (Н.Новгород, 1998г.), цикле международных симпозиумов «Диалог мировоззрений» (Н.Новгород, 1997, 1999, 2001, 2003, 2005, 2007 гг.), цикле симпозиумов «Квалиметрия человека и образования. Методология и практика» (Москва, 1998, 2002 гг.), международном симпозиуме «Философия образования Востока и Запада: развитие диалога» (Новосибирск, 2006 г.), Третьей международной конференции «Онтология и аксиология права» (Омск, 2007 г.).
Структура работы. Диссертация состоит из Введения, Главы I, состоящей из двух параграфов, Главы II, состоящей из двух параграфов, Главы III, состоящей из трех параграфов, Главы IV, состоящей из трех параграфов, Заключения и Библиографического списка.
 

II. Основное содержание работы
 

Во Введении обосновывается актуальность темы, указывается степень ее научной разработанности; определяются цели и задачи, объект и предмет исследования; характеризуются теоретическая и методологическая база исследования, а также делается общий обзор источников; оценивается новизна, теоретическая и практическая значимость исследования; дается описание апробации работы.
Первая глава «Образовательная культура в аспекте ценностно-нормативного подхода» представляет обоснование необходимости рассмотрения сферы образования как особой культурной формы, основные характеристики которой формируют образовательную культуру общества. Диссертант исходит из того, что анализ образования через понятие «образовательная культура» позволяет открыть новые исследовательские возможности, опирающиеся на принципиальную несводимость предложенного понятия ни к одному из практически используемых в современной науке. В качестве наиболее эффективного методологического инструментария в познании образовательной культуры предложен ценностно-нормативный подход.
Первый параграф «Образовательная культура: понятие и структура» посвящен обоснованию категории «образовательная культура» в качестве фундаментальной категории общей теории образования, рассмотрению особенностей и отдельных элементов образовательной культуры общества. Чтобы выявить сущность образовательной культуры как социального феномена, автор обращается к родовым понятиям - «культура» и «образование». Анализ их различных трактовок позволил определить образовательную культуру как процесс и результат творческой деятельности человека (общества) по созданию материальных и духовных ценностей, направленных на удовлетворение потребности в социализации и развитии общества.
Диссертант уточняет соотношение понятий «образовательная культура» и «культура образования». Между ними много общего, но есть и различия. Понятие «культура образования» в случае, когда под «образованием» понимается особая социальная система, несущая функцию социализации людей, предполагает синонимичность понятию «образовательная культура». В другом варианте, когда в сочетании «культура образования» последнее слово означает процесс передачи знаний, ценностей и т.д., предполагает совпадение с категорией «педагогическая культура».
Понятия же «образовательная культура» и «педагогическая культура» автор предлагает различать как целое и часть, представляя последнюю в качестве важнейшего, но производного элемента общей культуры цельного образовательного пространства. Педагогическая культура, прежде всего, является культурой трансляции опыта, знаний, ценностей, идеалов и др. Образовательная же культура предполагает и их трансляцию, и их постижение, и сохранение, и созидание.
В параграфе утверждается первенство историко-национального компонента в формировании и развитии образовательной культуры. Вместе с тем, признаются и вненациональные основания данного социального явления. Предложен анализ отношений интеграции России с германской, романской образовательными культурами и с англо-саксонской моделью. Признавая, в целом, позитивным такое взаимодействие, делается вывод, что зарубежные образовательные традиции в значительной степени противоположны отечественным и механический опыт их перенесения в российскую практику не допустим.
Осмыслению сути категории «образовательная культура» поспособствовал анализ теоретического багажа, накопленного научной литературой. Диссертант обратился к творчеству ученых, давших характеристики некоторых аспектов феномена образовательной культуры: К. Манхейма (подвижности, готовности к духовному расширению), Н.Д. Никандрова (ценностных оснований), Ф.Т. Михайлова (креативности), Л.Л. Любимова (недостатков российской образовательной культуры), А. А. Веряева и И.К. Шалаева (взаимосвязи образовательной культуры с образовательным пространством), др.
Структура образовательной культуры представлена в работе с разных позиций. Прежде всего, как совокупность материального и духовного. Первая часть материальной образовательной культуры: все средства обучения, здания, технические средства, т.е. все то, что, получило название искусственной среды, в данном случае среды образовательной. Вторая, не менее значимая часть материальной культуры связана с функционированием множества общественных институтов, организаций и учреждений, обеспечивающих нормальную жизнедеятельность системы образования во всех ее сферах.
Составной частью духовной культуры является мир ценностей, знания, убеждения, идеологии и все, что обусловлено понятием «сознание». Наиболее концентрированно общественное сознание в области образования отражено в образовательной идеологии. Это систематизированная, выраженная в специальных категориях, правовых и научных документах и воплощенная в объективном праве научно обоснованная и одобряемая государством концепция о роли образования и способах использования его возможностей в интересах развития государства и общества.
Альтернативой образовательной идеологии выступает образовательная психология. Это своеобразный «дух образования» в народе и государственных структурах, проявление реальной жизни образовательных идеалов и ценностей, действительной авторитетности образовательного права, выраженный в социально-психологических феноменах: общественных взглядах, мнениях, настроениях, образовательных традициях и обычаях.
В структуре образовательной культуры в конкретно-социологическом аспекте автор выделил следующие наиболее крупные элементы:
- образовательное право как систему норм, выражающих возведенную в закон государственную волю;
- образовательные отношения как систему общественных отношений, участники которых обладают взаимными правами и обязанностями;
- сознание как систему духовного отражения всей образовательной действительности;
- учреждения образования как систему государственных и негосударственных институтов и общественных организаций, обеспечивающих социализацию;
- поведение, деятельность в рамках образовательных институтов.
Образовательная культура представлена и как совокупность следующих элементов: когнитивный (устойчивые стереотипы общественного сознания), нормативно-оценочный (ценности, нормы, цели, идеалы), эмоционально-психологический (чувства и переживания, которые испытывают социальные субъекты в связи с их участием в образовательных процессах) и установочно-поведенческий (установки и соответствующие стереотипы поведения, которые способствуют переводу представлений и ценностей в плоскость практической реализации).
В параграфе выдвигается идея о том, что обращение к образованию как к особой культурной системе позволит выявить те культурные ценности и нормы, которые не всегда и не в полной мере соответствуют господствующим в данном обществе в данный исторический момент, но генетически нацелены на развитие, совершенствование человека и общества. Так, если в обществе превалируют ценности «рыночной культуры», где все покупается и продается, если это, как мы видим сегодня, может культивироваться даже в системе образования (как совокупности субъектов образовательного пространства), то для образовательной культуры это совершенно неприемлемо. Знания, интеллект, нравственность не могут быть куплены или проданы. Они формируются в процессе длительного, кропотливого духовного взаимодействия людей «отдающих» себя друг другу, на основе взаимоуважения, терпимости, доверия и даже жертвенности собой ради других, ради высоких духовных идеалов. Если эти принципы социального взаимодействия будут восприняты как можно большим количеством людей – перед нами предстанет «сила» образовательной культуры, способная преодолеть многие несовершенства современной жизни.
Второй параграф «Ценностно-нормативный подход как методология познания образовательной культуры» раскрывает особенности трех основных исследовательских подходов: системного, деятельностного и ценностного (аксиологического). Диссертант обосновывает особую значимость аксиологического подхода при изучении проблем образования. Аксиологический подход направляет внимание исследователей на изучение ценностей как смыслообразующих основ образования, понимаемых как образцы культурной, достойной жизни человека и общества. Ценности, утверждает автор, отражают представления людей о должном и во многом определяют их действия. Развитие представлений о нормативности ценностей определило появления особого – ценностно-нормативного подхода к анализу социальной реальности. Основания ценностно-нормативного подхода выявлены в неокантианстве. В Баденской школе неокантианства (В. Виндельбанд, Г. Риккерт) сформировалось представление о ценности как об идеальном бытии, соотносящимся не с эмпирическим, но с «чистым» или трансцендентальным сознанием. Будучи идеальными, ценности, считалось, не зависят от человеческих потребностей и поступков. Тем не менее, ценности должны каким-то образом коррелировать с реальностью. Поэтому предлагалось идеализировать эмпирическое сознание, приписав ему нормативность. В качестве классических оснований ценностно-нормативного подхода в работе рассмотрены идеи М. Вебера, Э. Дюркгейма, Т. Парсонса, В. Парето, У. Томаса, Ф. Знанецкого, Дж. Мида.
В традициях русской философии наиболее развитыми аксиологическими подходами стали неокантианский нормативизм (П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский и др.) и религиозно-ориентированная версия ценностно-нормативного подхода, предложенная в различных вариантах В.С. Соловьевым, Н.А. Бердяевым, П.А. Флоренским, Н.О. Лосским и др. мыслителями «русского религиозного ренессанса». Весомую роль ценностно-нормативный подход сыграл в развитии отечественной социологической школы, берущей свое начало от творчества П.А. Сорокина.
В параграфе выявлено, что для ряда отечественных авторов (О.М. Бакурадзе, И.С. Нарский, О.Г. Дробницкий) характерно отнесение ценностей к сфере должного, которое выступает в качестве нормы, цели, идеала.
В отечественной науке постсоветского периода к числу сторонников нормативного понимания ценностей культуры можно отнести Н.Д. Никандрова, Б.С. Ерасова, Б.Л. Губмана, П.С. Гуревича, 3. И. Равкина и др. На основе рассмотрения их идей, диссертант заключает, что ценностно-нормативный подход основан на выяснении значения явлений для общества и личности, их оценки с точки зрения общего блага, справедливости, свободы, уважения человеческого достоинства и т.п. Ценностно-нормативный подход предполагает выяснение значения образования для жизни личности и общества в целом, его оценку с точки зрения общего блага, справедливости, свободы, уважения человеческого достоинства. Этот подход ориентирован на разработку идеалов образования и путей их практического воплощения. Он в большей степени исходит не из реального, а из должного или желаемого и требует опираться в конкретных решениях на этические ценности и нормы.
Объективность в оценке выбора методологии потребовала выявить и слабые стороны ценностно-нормативной трактовки образования. Автор указывает, что этот подход оперирует достаточно многозначными, не всегда четко определенными категориями, допускающими возможность различной трактовки общественного блага. Тем самым создаются предпосылки для манипуляции общественным сознанием в интересах различных политических сил. Нормативное толкование образования, включающее рассмотрение его через призму основополагающих нравственных ценностей, располагает громадным притягательным свойством, способностью увлечь многих людей на активные действия по осуществлению образовательного идеала. Вместе с тем, именно ценностный компонент заключает в себе некое идеализированно-отвлеченное начало, показывающее, насколько практическое осуществление ее далеко от действительности.
Но именно это пробуждает настоятельную потребность в научном обосновании образовательных ценностей и норм, как основы модернизации общества и государства.
Во второй главе «Диалектическое единство идеалов и нормотворчества в сфере образования» обосновывается сущностная природа образовательного права, определяются социальные факторы его возникновения и развития. Идеалы и правовые нормы образования рассматриваются в качестве важнейших ценностей, направляющих ход его исторической динамики, выявляется их органическая и противоречивая взаимосвязь. Формулируются основные идеалы отечественного образования, их место и роль в процессе нормотворчества.
Первый параграф «Идеальная сущность образовательного права» посвящен выявлению сущностных характеристик образовательного права. При этом, сущность образовательного права рассматривается как сущность права вообще, но проявляемая в определенной сфере социального бытия. Сущность права - это главная внутренняя, относительно устойчивая качественная основа права, которая отражает его истинную природу и назначение в обществе. Диссертант, анализируя различные подходы к этому вопросу, в поисках единого, основополагающего признака права приходит к утверждению его идеальности.
Исследование показало, что представления отечественной науки об идеальной природе права опираются в своих традициях на философско-правовое учение Г. Гегеля, в философии духа которого развивается идея о сущности государства и права, где право рассматривается как одна из форм проявления объективного духа. К середине ХIХ века эта проблематика начинает активно разрабатываться в России. Самобытность русской философии права этого периода проявляется в форме философско-правового идеализма. Во второй половине XIX века в России сформировалось целое движение юристов-философов, разрабатывающее учения, в которых, наряду с вниманием к абсолютным ценностям добра и справедливости, анализировались конкретные пути и способы политико-правового преобразования страны. Упор делался на легальные пути с помощью реформ. К представителям этого направления можно отнести В.С. Соловьева, В. Н. Чичерина, И. В. Михайловского, П.И. Новгородцева, Б.А. Кистяковского, В.М. Гессена, И.А. Ильина, Е.Н. Трубецкого и др.
В их концепциях представлены новые, самобытные взгляды на сущность права, которые остались актуальными и по нынешний день. Основная особенность философско-правовых теорий этого времени заключается в анализе правовых вопросов через утверждение идеальной сущности права. Это, во многом, было обусловлено спецификой культурного развития отечественной философско-правовой мысли, сопрягающей в себе традиции глубокого религиозного мировоззрения и новации современной европейской науки. Такое положение определило особое внимание российских ученых к теории естественного права. Нормы и принципы естественного права имели в России религиозно-этическое обоснование. Нормативно-ценностным пределом устремлений для естественного права служила высшая справедливость, понимаемая как универсальный идеал, соответствующий коренным устоям миропорядка. В таком ракурсе позитивное право представлялось как неестественное, противолежащее, основанное на интересах политических и ставящее их превыше всего. Такой подход противоречил устоям русского общества, чем определил, соответственно, преобладание негативного отношения к позитивному праву в России.
В период становления советского политического режима утвердился тезис о том, что без государства, без принудительного аппарата не существует право. Идеологической базой советского тоталитаризма выступила социалистическая нормативистская концепция права, согласно которой право понималось как продукт исключительно государственной деятельности. С середины 50-х годов в советской науке изредка стали появляться публикации, в которых ставился вопрос о расширении толкования права, об определении его новых структурных элементов, о включении в его содержание наряду с нормами права правоотношений (С. Ф. Кечекъян, А. А. Пионтковский, А. К. Стальгевич), правоотношений и правосознания (Я. Ф. Миколенко), субъективных прав (Л. С. Явич). Однако при этом, по существу, не подвергалась сомнению мысль о совпадении права и закона.
Конечно, следует признать, что заидеологизированный, позитивистский подход к праву достаточно быстро перестал себя оправдывать. Еще до объявления «перестройки» в СССР возникла дискуссия о новом правопонимании. При всем разнообразии высказанных в этой связи мнений, как представляется, главным в дискуссии оказался вопрос о различении права и закона.
С началом рыночных преобразований коммунистические идеалы утрачивают свою монополию на формирование общественного сознания, а советское право стало неспособным к отражению новых потребностей общества. Такое положение обусловило постепенный возврат отечественной философско-правовой мысли к опыту естественно-правового учения и развитию представлений об идеальной сущности права.
Смягчение политического режима позволило начать более активную работу по развитию и углублению представлений о сущности права. В этой связи в работе анализируются взгляды В.О. Тененбаума, Д.А. Керимова, Л.С. Мамута, В.С. Нерсесянца, Л.С. Явича. Главный, выявленный в данном случае результат, – это обращение в вопросе о сущности права к естественно-правовым традициям. Как не раз подтверждала история, возвращение к идеям естественного права совершается в переломные для нашего Отечества периоды.
Еще более отчетливо идеальные основы права утверждаются в философско-юридической мысли современной России. Это выявляется при рассмотрении многочисленных работ В.Г. Графского, Ю.С. Пивоварова, М.И. Байтина, О.Э. Лейста, Н.Б. Зазаевой, др.
На основании анализа имеющейся теоретической базы, диссертант утверждает, что право, являясь сферой духовной деятельности людей, формируется как внутреннее, идеальное стремление к совершенствованию общественных отношений. Идеальное - ключевой признак сознания, генетически обусловленный социальной сущностью и природой человека. Такая постановка вопроса позволяет воспринять право не как инструмент для реализации политической программы преобразования общества, а как объективно сформировавшуюся социальную потребность в достижении наилучшего состояния.
Второй параграф «Идеалы образования как основа развития его нормативной структуры» определяет образовательные идеалы в качестве наиболее обобщающих, интегративных ценностей образования. Диссертант предлагает анализ понятия идеал и его интерпретацию в образовательной проблематике.
Изучение природы образовательных идеалов приводит к убеждению, что их генезис и эволюция являются объективными процессами, отражающими изменения социальных, экономических, политических, культурных приоритетов общества, его поступательного движения в познании действительности. Идеалы образования, являясь формой опережающего отражения, исходят из динамики социальной действительности и указывают направление изменений в сфере образования. Успех образовательной деятельности субъекта во многом обусловлен наличием образовательных идеалов, ориентирующих и определяющих культурное развитие общества.
Обращаясь к вопросам развития российского образовательного права, автор акцентируем внимание на теории факторного анализа, и предлагает установить в качестве одного из факторов правотворчества фактор общественного идеала, а в контексте образовательной проблематики – идеалов образования.
Национальный идеал образованности призван отразить в себе интересы разнообразных социальных групп, их цели, стремления и надежды, связанные с детьми, государством, будущим. На основе этого идеала будет оцениваться существующая государственно-правовая реальность и складываться представление о путях и способах ее сохранения или преобразования. Такой идеал станет стимулом политико-правовой активности и сплочения социальных общностей (классов, партий, народов, наций и др.).
В контексте правовой проблематики идеал предстает в двух наиважнейших своих аспектах. Во-первых, это само наличие идеала, не в смысле объективно существующей разновидности проявлений общественного сознания, что есть как данность, а в виде научно оформленной доктрины либо идеологически обоснованного интереса политической власти. Во-вторых, это общественная осознанность идеала, его восприятие как реальной ценности, руководства к действию. В первом из этих аспектов идеал, при определенной мудрости и политической воле властьимущих, выполняет правотворческую функцию, определяя характер и направление законодательной деятельности. Во втором аспекте идеал выполняет функцию правоприменения, обеспечивая жизнеспособность принятых правовых норм в реально существующих социальных условиях. В противном же случае, если проблема идеала игнорируется, не разрабатывается наукой, право теряет ориентиры для своего развития, а отсутствие социальной осознанности ценности идеала ведет к деформации правовой системы этот идеал утверждающей.
Современное состояние отечественной системы образования требует определенности в выборе направления ее дальнейшего развития. В качестве наиболее общего, направляющего ориентира сферы образования диссертант предлагает идеал образованного человека. Такой идеал носит объективный, динамичный характер, отражающий общие тенденции развития общества. Изменения в идеале образованности являют собой итог длительных изменений в области общественных отношений, экономики, политики, культуры. Этот идеал актуализирует разницу между имеющимся и должным уровнем образования. В силу своей природы человек стремится гармонизировать собственную жизнь, приблизить ее к идеальному объекту. В образовательной среде это побуждает личность к активному действию, к труду, направленному на преодоление разрыва фактического с идеальным. Государственная власть, в свою очередь, стимулируемая оформившимся идеалом сферы образования, должна стремиться к созданию условий для удовлетворения новых образовательных потребностей общества. Таким образом, идеал образованного человека, представляется определяющим мотивом для целеполагающей образовательной деятельности всех структур общественного организма.
В работе представлена эволюция образовательного идеала в истории западной социальной мысли и процесс становления и развития отечественного образовательного идеала. Российский идеал, утверждает автор, – это, прежде всего, человек с высоким духовным развитием. Духовность в контексте российской образовательной традиции предполагает интеллектуальное и нравственное совершенство личности. Начиная с XVII в. отечественный идеал образованного человека приобретает разные формы своего существования. Но характерной особенностью для всех них было усиленное внимание к внутреннему миру человека, к развитию его нравственности.
Итак, среди ценностей образовательной культуры особо выделяется идеал образованного человека, как направляющий и ориентирующий всю деятельность образовательных институтов общества. Жизнеспособность правовых норм образования также, во многом, зависима от их соответствия образовательному идеалу общества. В этой связи, важнейшей задачей нашего времени является выявление объективных основ идеала образованности, его популяризация, объединение всех субъектов национального образовательного пространства (а сегодня это должны быть практически все граждане страны) на основе общности представлений о ценности образования, его основных целях, задачах и функциях.
Идеал образованности интегрирует в себе представления о главной цели, о результате образовательной деятельности. Но наличие цели предполагает и представление о способах ее достижения. Исторически эти способы изменяются, являя собой эволюцию образовательных систем. Институт образования возник для удовлетворения потребности человека в социализации, в повышении своего интеллектуального уровня, профессиональной готовности и развивается благодаря совершенствованию организационных основ, способов и методов педагогической работы, различных форм отношений между субъектами образовательного процесса. Все эти новации в основе своей также вызваны стремлением к идеалам, рожденным опытом и практикой, духовно-интеллектуальной деятельностью человека.
Организационный идеал образования, идеал образовательных отношений (взаимодействий субъектов) по-своему нормируют образовательный процесс. Они определяют наиболее эффективные в заданных социокультурных условиях способы управления системой, идеологические основания, отбирают возможных участников процесса и принципы взаимодействия между ними.
В третьей главе «Эволюция идеалов и правовых норм в истории российского образования» дается философско-исторический анализ генезиса и эволюции правовых норм российского образования в контексте изменения ценностных приоритетов общества. Идеалы образования предложены при этом в качестве основы для оценивания государственной политики в области образования.
Первый параграф «Становление идеалов и правовых основ государственной системы образования в России XVIII в.» предлагает рассмотрение процесса формирования отечественной системы образования в противоречивой динамике общественных идеалов (в интерпретации философской мысли) и правовых норм.
Автор указывает, что до XVIII века на Руси сложилось несколько устойчивых институтов воспитания: семья, церковь и православная община, а также духовные учебные заведения различного уровня. Целью воспитания в рамках православно-патриархального подхода, в конечном счете, оставалось духовное, религиозное развитие личности, приобщение человека к православным традициям. Развитие российской государственности, изменение социально-экономических условий, расширение связей с другими странами не могло не сказаться на изменении целей образования. «Ученая дружина» Петра I, в которую входили Ф. Прокопович, В. Н. Татищев, И. Т. Посошков и др. развернули активную деятельность по изучению опыта европейских стран и внедрению в России новых для того времени взглядов на жизнь человека, его нравственный долг, служение отечеству и на будущее державы.
При Петре I идеал образованного человека в России теряет свою прежнюю всеобщность: дворянское сословие вольно и невольно приобщалось к западным культурным ценностям, а российская глубинка и особо старообрядцы жили в соответствии с древнерусскими традициями. Такое раздвоение наложило отпечаток на всю дальнейшую эволюцию идеала образованности в России, предоставляя почву для дискуссий между сторонниками европейского и самобытного путей развития и, в результате, для создания своеобразных концепций образования в отечественной социальной мысли.
В работе рассмотрены философские взгляды идеологов образовательных реформ в России XVIII в. И.Т. Посошкова, Ф.И. Янковича де Мириево, И.И. Бецкого, Е.Р. Дашковой, М.В. Ломоносова. В российской философской и педагогической мысли того времени отражались идеи просветителей Европы, которые, синтезируясь в сознании русских мыслителей с идеями традиционными для России, формировали весьма самобытные представления об идеале человека и образования, которые и легли в основу развивающейся системы воспитания и образования в России. Именно в этот период впервые обосновываются ведущие ценности российской образовательной культуры: массовость, государственность, всесторонность, духовность, народность, гуманизм. Формирующиеся образовательные идеалы получают в этот период серьезное философско-педагогическое обоснование и начинают реально определять характер государственной политики в сфере образования. Ценностные основания заданных идеалов позволяют выявить их диалектическое единство и противоречия с формирующимися правовыми основами отечественной системы образования.
Анализ нормативных документов эпохи Петра I и Екатерины II, как наиболее значимых для развития российского образования периодов XVIII века, показал, что задача создания государственной системы образования определила больший интерес и внимание законодателей к организационным основам образования, тогда как критерии образованности и принципы образовательных отношений остались практически без фиксации в нормативных актах.
Идеал светской образованности был абсолютно новым для российской жизни. Новый идеал насаждался царскими указами в очень короткие сроки. При этом, чаще всего регламентировались лишь внешние признаки нового человека: отсутствие бороды, европейский костюм, владение иностранным языком и т.п. Новым было и изменение отношения к знанию. Уже в первой четверти XVIII века в государственных документах шла речь о необходимости светского знания, а само это знание связывалось с полезностью человека для государства, для служения государю. Европейское знание становилось доступным широкому слою дворян, прежде всего молодому поколению.
Имея в виду, что идеал образованности, прежде всего, должен был реализовываться в формах элитарного образования, диссертант обратился к содержанию такового. Так, в качестве примера, рассмотрено содержание образования кадетов Шляхетского сухопутного кадетского корпуса. С одной стороны воспитание в подобном учебном заведении было ориентировано на подготовку «слуги Отечества», но с другой стороны это была и подготовка самостоятельного, деятельного человека, с достаточно широким образованием, готового принимать продуманные и зрелые решения в ситуации своего жизненного выбора, человека, соответствующего требованиям времени.
Очевидно, что дворянское воспитание практически было полностью переориентировано на новый светский идеал человека. В низших училищах - школах, организованных светской властью и церковью при приходах, на практике предусматривалось реализовывать прежний патриархально-православный подход.
С развитием образовательных институтов формируются представления об оптимальных формах взаимодействия между субъектами образования и, на основе идеала образовательных отношений, начинаются попытки регламентировать эту сферу особыми установлениями.
Так, например, воспитателям в Шляхетном сухопутном корпусе предписывалось исключить любые контакты с посторонними и слугами, самим педагогам предписывалось быть с детьми неотлучно, и днем и ночью, питаться тем же, что и дети, постоянно общаться с ними, демонстрируя пример благонравия и хороших манер. Автор Устава Шляхетского сухопутного кадетского корпуса И.И. Бецкой настаивал на ласковом, доброжелательном и любовном тоне общения всех воспитателей с детьми. Подчеркивалась необходимость привить питомцам доброту, развивать в них чувство собственного достоинства, что исключало применение телесных наказаний.
Образовательные реформы Петра Великого и Екатерины II в целом соответствовали официально провозглашенным идеалам, но будучи обусловленными политическими и экономическими интересами власти приобрели узко сословный характер, практическую направленность и во многом расходился с устоявшимися традициями российской культуры. Итогами XVIII века в области образовательной политики являются ее секуляризация, потеря церковью своих прежних позиций в деле воспитания молодого поколения, раскол образовательной культуры русского общества на народную и элитарную. Последняя, имея своей основой европейские идеалы, с одной стороны определяла тенденцию прогрессивного пути буржуазного развития России, а с другой – социальный раскол, неприятие иностранных ценностей широкими народными массами и, как следствие, узкую сословную направленность правовых основ отечественного образования.
Второй параграф «Социокультурные приоритеты и государственные реформы отечественного образования в XIX - начале XX веков» продолжает анализ исторической динамики отношений идеалов и права в российском образовании. Диссертант доказывает, что философская мысль данного периода закрепляет и развивает представления об основных ценностных приоритетах отечественного образования. В работе показана роль М. М. Сперанского в актуализации идеи поддержания традиционных образовательных ценностей. Предлагается анализ дискуссии «западников» и «славянофилов», в которой прослеживается тенденция к обоснованию ценностных ориентиров отечественного образования. Представители западнического направления усматривали основу этих ориентиров в достижениях европейского просвещения. Осознавая специфику развития российского общества, в качестве вспомогательного средства для подъема уровня образованности, они признавали нравственность личности на основе православия. Славянофилы же нравственность относили к органичным качествам русского человека и, следовательно, она занимала центральное место в их педагогических концепциях. В идеях славянофилов отражена тенденция сохранения и актуализации тех особенностей отечественной культуры, которые способствовали бы сохранению целостности, единства, дальнейшему развитию российского общества. Апеллируя к русской духовности, соборным, общинным традициям славянофилы не противопоставляли их современной науке. Их образовательные воззрения явились попыткой синтезировать национальные особенности Руси и успехи современного научного знания. В условиях, когда Европа интеллектуализировалась славянофилы призывали к воспитанию нравственности, духовности, патриотизма.
Революционно-демократические представления об образованности опирались на идеал человеческой личности - сознательного гражданина, активного участника в «гражданских делах», непоколебимого защитника интересов народа. А.И. Герцен, В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов выступали за самое широкое образование, не допускающее узкую специализацию, за развитие всесторонности образования.
Самоценность научной образованности актуализировалась в XIX в. представителями российской естественнонаучной мысли. За научный характер образования выступали Н.И. Пирогов, И.И. Мечников, В.И. Вернадский и др.
В философии православия идеи человеколюбия, доброты, милосердия, самоценности каждой отдельной личности заняли первостепенное место. Православная духовная традиция явилась выражением извечных потребностей души русского человека и органично вписывалась в его идеал образованности. Так, образованность, по В.С. Соловьеву, определяется сообразностью действий человека с идеей Добра и способствует становлению нравственного порядка. Ученый подчеркивал, что у каждого есть возможность усовершенствоваться в способности все понимать разумом и все обнимать сердцем. Такая способность позволит человечеству осуществить идею всеединства, т.е. преобразовать и воссоединить все элементы бытия. Этой цели должно следовать и образование, связывающее прошлое с будущим, а традиционные идеи с прогрессивными.
Многие идеи, определяющие самобытность российской философско-образовательной мысли, находят свое развитие после свершившейся революции 1917 г. за пределами нашей страны, в рамках философии русского зарубежья. Центральное место в концепциях русских ученых занимало воспитание Человека, воспитание, направляемое идеалами христианства и гуманизма. Высокая нравственность, духовность, коренящиеся в русской религиозно-православной традиции, и их сочетание с достижениями современной науки определяли направление движения научного творчества Н.А. Бердяева, В.В. Зеньковского, С.И. Гессена и др.
Вместе с развитием научного творчества в этот исторический период активизируется и правотворческая деятельность в области образования. В целом, необходимо отметить, что в нормативных актах Правительства и созданного в начале XIX века Министерства просвещения не уделялось внимание идеалам, конкретным целям образования, моделям образованности. Но все же, исходя из объективных условий, отдельные ценности формирующейся образовательной культуры России нашли в праве свое вполне конкретное обозначение. В Манифесте «Об учреждении министерств» имелся ряд параграфов, из которых видно, какие цели должно было преследовать российское просвещение и какие духовные ценности должны были быть в центре школьного воспитания и образования: «благоденствие» народа, как одно из высших государственных благ, представлялось в неразрывной связи с «правилами государственного правления», счастье каждого члена общества - с твердостью и стройностью «политического тела». Российская государственность, самодержавие и церковь рассматривались как единое и обязательное условие существования и как главная ценность для каждого гражданина. Верность великодержавному патриотизму стала основной целью воспитания юношества, впервые зафиксированной в официальном документе российского государства.
Анализ многочисленных реформ XIX - нач. XX в. и конкретизирующих их правовых актов позволил заключить, что с развитием капитализма в России объективно сложилась потребность в новых знаниях, умениях, в новых качествах, свойственных человеку новой – капиталистической эпохи. Осознанность этой потребности привела к развитию представлений об образованности современного человека, что, в свою очередь, определило появление попыток создать правовые нормы, регулирующие образовательную сферу в соответствии с новыми интересами государства.
Образованность в этот период имеет ярко выраженный сословный характер, закрепляемый высокой платой за престижное образование. Крестьянское население России продолжало ориентироваться на традиционные принципы общинного воспитания и даже не столько финансовые вопросы, сколько отсутствие потребности в знаниях предлагаемых новыми учебными заведениями, отстраняло простых людей от идеалов и правовых норм системы образования периода развивающегося капитализма. Итогом этого стала поражающая безграмотность населения страны к началу XX века, за что царскую Россию критиковали во все времена.
Понимая слабость своей политики в области образования, государственная власть предпринимает в XIX веке разнообразные попытки реформирования этой сферы. В целом они имели нацеленность на расширение и углубление образованности населения Российской империи. Особо в ряду этих реформ выделяется попытка «освобождения» образования 60-70-х годов. Но все эти новации имели весьма ограниченный характер и периодически прерывались политической реакцией, связанной с ростом революционного движения в России. Обострение социальных противоречий и провал попыток поддержания традиционного консенсуса между церковью, царской властью и народом, обусловили слабое воздействие официально провозглашенных идеалов на реальные социальные процессы и с весомой очевидностью указали на необходимость масштабных политико-правовых преобразований. К началу ХХ века в России произошли значительные экономические и социальные изменения, оказавшие влияние на развитие в общественном сознании новой системы ценностных ориентаций и взглядов на цели воспитания. Контрасты и противоречия в социально-экономической жизни общества проявлялись и в подходах к пониманию идеала человека и целей воспитания.
Недостаточно высокий уровень жизни большинства населения России, отсутствие глубоких правовых традиций - всё это способствовало углублению и обострению социальных противоречий. В России, как ни в какой другой стране мира, обсуждение различных аспектов воспитания не просто стало общественно-педагогической необходимостью, но и оказалась смещённой из чисто педагогической сферы в сферу политическую. Начало XX века – переломный момент в истории России. Страна жила пониманием необходимости системных перемен, но вот каких конкретно, в каком направлении эти изменения должны осуществляться, на какие ценности, идеалы ориентироваться, единой позиции так и не сложилось. Такое положение определило кризис «верхов», недоверие к ним со стороны широких слоев российской общественности и, как параллельный процесс, - неспособность действующих норм права регулировать быстро нарастающий ком социальных противоречий. Это целиком и полностью проявилось в жизнедеятельности отечественной системы образования. С одной стороны, в этот период мы наблюдаем бурное развитие философской, педагогической, правовой мысли, а с другой – неспособность консервативной политической системы к плодотворному, сущностному взаимодействию с передовыми достижениями российской и мировой науки, к модернизации на основе смены общественных идеалов в соответствии с новыми интересами и потребностями общества.
Третий параграф «Идеалы и право в системе образования советской России» выявляет особенности советской системы образования в аспекте ее ценностно-нормативного развития.
Рассмотрение идей В.И. Ленина А.В. Луначарского, Н.К. Крупской, П.П. Блонского, К.Н. Вентцеля, С.Т. Шацкого, А.С. Макаренко, др. позволило заключить, что ценностное наследие советской философско-педагогической мысли отличается внутренней противоречивостью и неоднозначностью, но при этом её ценностно-смысловое содержание формируют высокие духовно-нравственные категории – гуманизм, государственность, духовность, моралистичность, свободолюбие, интернационализм.
Переход к коммунизму, утверждала советская идеология, требует всестороннего развития личности, воспитания нового человека, гармонически сочетающего в себе духовное богатство, моральную чистоту, физическое совершенство. Вклад в освещение проблемы личности внесли исследования в области марксистской теории ценностей О.Г. Дробницкого, В.П. Тугаринова, др. В трудах советских ученых разрабатывалась марксистская концепция человека, исследовались пути и формы всестороннего развития личности. Исследования пришли к выводу, что всестороннее развитие личности, ее расцвет предполагают формирование у каждого члена общества научного мировоззрения, глубокой идейной коммунистической убежденности, высокой этической и эстетической культуры, развитие всех творческих способностей, широкий диапазон знаний при глубоком овладении той или иной специальностью. Критерием развития личности являются не просто богатый духовный мир и образованность, но, прежде всего, применение ею своих знаний и способностей в интересах общественного прогресса, для блага народа, в целях построения социализма и коммунизма.
Теоретическому осмыслению процесса модернизации общего образования в СССР способствовали идеи А.Н. Леонтьева, А.И. Берга, Н.А. Менчинской, И.Я. Лернера, П.Я. Гальперина, М.А. Лифшица и др.
Во взаимосвязи с эволюцией образовательных идеалов автор прослеживает развитие правовой базы советского образования. В этой связи отмечается, что специфика советского политического режима определила особое положение среди социальных норм партийных документов, которые, по сути, не относимы к правовым, но в то время играли особо значимую роль в регламентации всех сторон жизни общества. Вообще политическая идеология становится основой для формирования официальных идеалов и правовых норм образования. В соответствии с ней традиционные ценности российской образовательной культуры получили несколько новую интерпретацию. Политика определяла в те годы пределы научности и законы гармоничности в формировании личности. Духовность напрямую связывалась с религией и попала в опалу, а по существу была заменена на коммунистическую мораль и идеологию. Патриотизм потребовал теперь полной самоотдачи человека интересам установившегося в стране режима.
Такие ценности как державность, коллективизм, идеологичность, массовость получают официальное признание властей и становятся основаниями для построения советской школы. Во многом, именно их востребованность, культурная укорененность способствовали бурному развитию образования в социалистическом государстве.
В первых советских Конституциях было зафиксировано право всех граждан на всестороннее и бесплатное образование, а Конституция СССР 1936 г. объявила первые семь лет его обязательными. Массовость, обязательность обучения – важнейшие достижения советской школы, закрепленные, регулярно подтверждаемые и развиваемые нормативными документами.
Вершиной образовательного законодательства советской эпохи стали «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании» 1973 г. В них были записаны руководящие принципы народного образования в СССР: равенство всех граждан в получении образования; обязательность образования для всех детей и подростков; государственный и общественный характер всех учебно-воспитательных учреждений; научный, гуманистический, высоконравственный характер образования и воспитания и др.
Важнейшей ценностью советской системы образования декларировался гуманизм - требование учета интересов учащихся, возбуждения их активности и самодеятельности, развития в них творчества и лучших качеств, необходимых для жизни в социалистическом Отечестве. Советская эпоха утверждала авторитарность в образовательных отношениях. В учебных заведениях должен был поддерживаться строгий режим и твердый внутренний распорядок, в школах неуклонно соблюдаться «Правила для учащихся», вводились серьезные санкции за нарушение установленного порядка вплоть до исключения. В нормативных актах подчеркивалась центральная роль учителя, его особые функции в организации учебной работы, а также принципиально важное значение администрации учебного заведения.
Советская школа всегда опиралась на коллективные формы обучения и воспитания. «Личность может развернуть со всей возможной роскошью свои задатки только в гармоническом и солидарном обществе равных», - указывалось в «Основных принципах единой трудовой школы» (1918 г.). И далее, в течение всего советского периода истории нашего образования опора на коллективизм провозглашалась важнейшим принципом. В нормативных актах это находило выражение в требовании воспитания учащихся в коллективе и через коллектив.
Образовательная система, призванная обеспечивать воплощение в жизнь этих идеалов по многим показателям добилась очень значительных результатов. Долгое время основным ориентиром советской школы провозглашался идеал всесторонне развитого человека, но в силу определенных тенденций развития нашего общества его содержание постоянно сужалось в реальной практике образования. Следствием форсированного развития «стратегически важных» отраслей промышленности, а позже политики «догнать и перегнать», по отношению к Западу, стала профессионализация, онаучивание российского образования, отрыв его от многих культурных ценностей человечества. Это внутреннее противоречие нашей системы образования порождало постоянный разрыв между словом и делом, между декларациями о свободном и всестороннем развитии личности и реалиями образовательного процесса.
Подобное несоответствие реальности идеалу породило кризис отечественной системы образования, который, прежде всего, проявился в несоответствии подготовки выпускников этой системы потребностям общественного развития и как следствие в падении престижа образованности в целом. Этот кризис явился составной частью общемирового, но имел и свои специфические черты, объясняемые своеобразием экономического и духовного развития советского общества.
Государственная политика в области образования позволила достичь нашей стране целого ряда положительных результатов. Была создана уникальная по масштабам, плодотворная, бесплатная на всех уровнях система народного образования. Успешно были решены проблемы всеобщего начального, а затем неполного среднего и полного среднего обучения молодежи. По многим качественным показателям советское образование занимало ведущие позиции в мире. Но без учета изменения тенденций в эволюции идеала образованности результативность отечественной системы образования стала падать. К началу 80-х гг. характерными стали следующие явления: несоответствие содержания образования реальным условиям жизни, неспособность выпускников профессиональных учебных заведений плодотворно включаться в трудовую деятельность, перепроизводство специалистов в ряде технологических сфер, падение престижа образованности, формализм в работе педагогических коллективов и т.д.
В четвертой главе «Динамика развития образовательных идеалов и законодательства об образовании в новейшей истории России» определяется своеобразие идеалов и правовых норм в образовательной культуре современной России и разрабатываются теоретические основы их дальнейшего развития.
В первом параграфе «Ценности-нормы российского образования» формулируются и рассматриваются базовые ценности российской культуры, являющиеся определяющими для развития отечественного образования.
Рассмотрев основные исторические этапы развития российской образовательной культуры, автор пришел к выводу о наличии в ней устойчивых особенностей, ценностей, сложившихся под воздействием различных влияний и ставших традициями. Среди них особое место занимают:
державность, определяющая роль государства в организации и содержании образования на всех его уровнях;
коллективизм, сложившийся приоритет общественных интересов над личными в вопросах обучения и воспитания. Цель образования - создание личности, полезной для общества;
высокая доля государственной идеологии в содержании образования;
научность, что предполагает особую роль знания как такового, вера в его всемогущество;
всесторонность (гармоничность), сочетание интеллектуального, нравственного и физического развития в образовании;
народность (патриотизм), близость к родной земле, своему народу, Отечеству;
авторитарность в образовании, особая по значению роль педагога в учебном процессе;
массовость, общедоступность и открытость образования;
гуманизм, ориентация на интересы личности.
Концентрацией всех основных ценностей образования являются идеалы. В качестве определяющих диссертант выделяет идеал образованности, организационный идеал образования и идеал образовательных отношений. При этом идеал образованности представляется вершиной ценностных устремлений всех субъектов образовательной системы, а иные идеалы образования рассматриваются как идеалы-средства для достижения основной цели.
Российский идеал образованного человека обладает самобытной историей своего развития и индивидуальными чертами, обусловившими своеобразие отечественного образования. В традициях отечественного образования – утверждение идеала соборной личности, т.е. духовно слившейся со своим народом, ответственной за его судьбу. Соборность развивается в ощущении братства, любви, милосердия, христианского смирения, кротости, не подавляя, при этом, индивидуальности, воспитывает самые добрые чувства к другому человеку. Это определяет другую важнейшую черту российской образовательной культуры – ее духовность. По мнению диссертанта, духовность, прежде всего, проявляется в способности и готовности индивида к жертвованию своим личным ради других людей, Родины, человечества. Духовность как базисная черта российского менталитета является необходимым условием формирования социальной гармонии, единства власти и народа. Ведь чтобы общество действовало как единое целое, каждый отдельный его представитель должен обладать способностью «выходить» за рамки своей собственной жизни, уметь подчинять свои личные интересы интересам общим.
Исторические традиции определили основу российского идеала образованности принципом народности. Идея народности российского образования означает, в первую очередь, то, что вся его деятельность должна строиться на основе народной, национальной культуры, на базе родного языка, его освоения и изучения, на основе знания отечественной истории, отечественной литературы, родной природы и т.д.
Изменения в идеале образованного человека предопределяют необходимость соответственных преобразований педагогической теории, институциональных форм образования, государственных норм образованности. Образовательные идеалы и право находятся в постоянном диалектическом единстве. Право, обладая идеальной сущностью, формируется и функционирует соответственно развитию идеалов. Но идеалы в принципе не достижимы, а право, являясь их проекцией в реальной жизни, на практике всегда «беднее», что порождает противоречия, выступающие в качестве основы развития всей образовательной культуры.
Новые идеалы со временем приходят в несоответствие с реальностью, к конфликту с существующими правовыми нормами, что влечет необходимость изменения последних. При этом право способно актуализировать наиболее позитивные идеалы, наиболее передовых общественных сил, повышая тем самым планку «общих» образовательных потребностей. Идеал всегда более совершенен, нежели отражающая его норма, совокупность норм. В свою очередь, правовые нормы не только закрепляют, но и создают новые идеалы. Право как регулятор общественных отношений задает обществу определенные приоритеты, которые при развитом правосознании воспринимаются как должное, наиболее эффективное в данных условиях, и даже как идеальное.
Особенности отечественной истории, как известно, не благоприятствовали развитию права и правовых форм организации общественной жизни. Жесткие формы политических отношений определили восприятие закона в России в качестве элемента принуждения, несущего антинародный характер и обслуживающего исключительно интересы социальной элиты общества. На этой основе сложилось и получило широкое распространение нигилистическое отношение к праву. Вполне традиционным стало в России восприятие права, как явления чуждого, привнесенного западной культурой и противоречащего «органическим началам» естественного российского уклада жизни.
Развитие демократии в России меняет внешние контуры проблемы. Но движение к праву-ценности затруднено как в силу того, что еще живы традиции неправового прошлого, так и вследствие развивающегося кризиса традиционных ценностей. Исходя из доминантов культуры, право прокладывает новые пути развития общества. Сообразно культуре и ее потребностям человек, общество создают идеалы, которым должно соответствовать право данного общества на данном этапе его исторического развития.
Параграф второй «Противоречия формально-нормативного и идеального в образовательной культуре современной России» посвящен рассмотрению состояния проблемы понимания образованности в современной российской науке и анализу диалектического противостояния сформировавшихся ныне образовательных идеалов и действующей правовой системы образования.
В работе выявлено, что современные образовательные идеалы основываются на ценностях, присущих всей истории развития отечественной образовательной культуры. С середины 80-х годов XX в. актуализируется потребность в широком общекультурном развитии молодого поколения (Ю.П. Изюмов, В.Я. Лакшин), достаточной гуманитарной подготовке (В.М. Межуев), нравственности (С.А. Макашин), ориентации образования на традиции отечественной культуры (Л.Н. Гумилев). Среди критериев образованности на стыке XX-XXI вв. наибольшее внимание философской мысли было уделено всесторонности и гармоничности (В.М. Розин), гуманизму (А.П. Валицкая), культуросообразности (Б.С. Гершунский, А.Ж. Кусжанова), социальной активности и соборности (Н.П. Пищулин, Ю.А. Огородников), нравственности и всеотзывчивости (А.А. Гагаев, П.А. Гагаев).
Несмотря на то, что идеал образованности, в своих общих чертах оформился в современной науке, рассмотрение реального положения дел в российской системе образования привело к убеждению, что он не отличается функциональностью в практике организации жизни важнейшей сферы современного общества. Это логично привело исследование к анализу современной нормативной базы образования в контексте ее соответствия основным ценностям, идеалам отечественной образовательной культуры. В результате было выявлено, что в Законе РФ «Об образовании» не определены четкие критерии и требования к образованности современного человека, хотя в статье 14 «Закона» представлены общие требования к содержанию образования, которые при успешной реализации, как следствие, обеспечивают формирование должного уровня образованности. Но если такие ценности, образующие национальный идеал образованности, как научность, всесторонность (гармоничность), духовность в неявной форме присутствуют в определенном Законом образе, то в качестве наиболее серьезного противоречия идеалу автор увидел отсутствие сколь либо серьезного внимания к патриотизму среди целей образовательной деятельности и критериев образованности.
Идеал образовательных отношений в Законе определяется принципами гуманизма. Государственная политика в области образования основывается на принципах приоритета общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности. Воспитание гражданственности, трудолюбия, уважения к правам и свободам человека, любви к окружающей природе, Родине, семье (ст. 2).
Авторитарность, сохраняя в целом свои позиции за счет традиционных форм организации учебно-воспитательного процесса, все-таки начинает уступать место плюралистическим тенденциям, а опора на коллективные формы обучения и воспитания уходит из поля зрения законодателя и вовсе.
Реализуя представления об организационных основах системы образования, Закон определил, что государственная политика в области образования должна основываться на принципах общедоступности образования (ст. 2). Но потенциальная доступность образования перекрывается созданием правовых условий для превращения учебных заведений в коммерческие организации, с соответствующим изменением их приоритетов в деятельности. Образовательное учреждение получили право предоставлять платные дополнительные образовательные и иные предусмотренные уставом образовательного учреждения услуги (ст. 41), самостоятельно осуществлять финансово-хозяйственную деятельность, иметь самостоятельный баланс и лицевой счет (ст. 43), непосредственно выполнять предпринимательскую функцию (ст. 47).
Среди организационных основ отечественного образования державность, государственность занимает особое место. Но в связи с изменением политической системы общества она получила новое звучание, предоставив ряд прав и свобод субъектам Федерации. Современный организационный идеал образования в его правовой интерпретации предполагает ограничение функций государства, предоставление большей самостоятельности учебным заведениям. Нарушение традиций государственности в характере российского образования проявляется и в создании возможности для функционирования негосударственных образовательных организаций (ст. 11.1). Новые общественно-политические ценности - свобода, плюрализм, демократия, - направляют ход развития образовательного законодательства, указывают на точки культурного несоответствия традиций и новаций, точки в которых и зарождается уникальность современной национальной образовательной системы.
В Федеральном законе «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», который призван задавать высшую планку образованности также можно выявить противоречия и несоответствия традиционным ценностям отечественной образовательной культуры. Так, например, закон игнорирует своим вниманием, не закрепляет как ценность и приоритет образовательной политики формирование гармонично развитой личности, духовность заменена ценностями демократии и гражданской позицией и с сожалением отмечаем, что нет ни слова о патриотизме, как важнейшей цели и традиции российского образования.
Идеал образовательных отношений достаточно четко определяется ценностями гуманизма. Эта же линия образовательной политики в своем стремительном и безоглядном развитии приводит к переориентации нашего образования на ценности индивидуализма, к забвению исторической ценности коллективизма.
Державность в организационном идеале отечественного образования традиционно занимает доминирующее положение. Державность – безусловно, живая традиция, но в современном варианте она ограничена нормами демократического плюрализма и следующими из него свободами и автономиями учебных заведений, других субъектов образовательных отношений. Высшие учебные заведения получили самостоятельность в подборе и расстановке кадров, осуществлении учебной, научной, финансово-хозяйственной и иной деятельности, конечно в соответствии с законодательством (ст. 3).
Закон провозглашает в качестве приоритетов массовость, доступность отечественного высшего образования. Противоречие заключено в том, что тот же закон ограничивает эти ценности слабым финансированием и введением практики платных образовательных услуг.
Диссертант обращается к анализу государственных образовательных стандартов, как к особой разновидности нормативных документов, призванных организовывать достижение должного уровня образованности и обеспечивать возможность его превышения. Автор отмечает, что государственные образовательные стандарты являются выражением общественных потребностей в образовании и нацелены, прежде всего, на определение качественного уровня результата этого процесса. В этом заключено их логическое единство с идеалом образованности, который через стандарты получает возможность приобрести конкретную форму, реально нормирующую образовательный процесс. Но идеал образованного человека весьма объемное понятие, включающее в себя достаточно трудно поддающиеся стандартизации элементы (патриотизм, нравственные позиции, творческие возможности личности). Все же, как утверждает автор, государственный документ призванный обеспечить всем гражданам достаточный уровень образования обязан отразить в своих требованиях весь комплекс основополагающих аспектов современной образованности, что станет стимулом для модернизации форм, методов педагогической деятельности, пересмотру системы оценивания образовательных достижений и др.
Диссертант выявляет причины расхождения правовых норм с идеалами. Одной из них представляется само состояние современной философии образования. Доминантной задачей, считает автор, должно стать развитие философско-педагогического подхода, предлагающего рассматривать феномен образования в контексте цельной национальной образовательной культуры.
Внутри каждой из выявленных сегодня теорией и практикой образования, неразрывных частей образованности имеются проблемы, разрешение которых и составляет сегодня основное содержание философии образования.
В сфере общего образования первой такой проблемой является проблема «меры знаний», т.е. сколько человек должен и может знать. В решении данного вопроса диссертант опирается на идеи Л.Н. Когана, Л.А. Зеленова, О.В. Долженко утверждающие, что человеку важно получить столько знаний, сколько ему необходимо в данный период его жизни. Но обязательно, в случае необходимости, он должен уметь самостоятельно найти новые.
Второй из привлекающих особое внимание научной мысли проблем общего образования является проблема соотношения гуманитарного и естественнонаучного знаний. Единство обеих форм знания является выражением объективных интересов человечества в создании оптимальных условий жизнедеятельности и в самосовершенствовании. Из таких установок исходят современные исследователи указанной проблемы. В противовес технократизму XX в. последние годы активно обсуждается идея гуманитаризации научного знания в целом и образования в частности (М.С. Каган, А.А. Касьян, Ю.А. Шрейдер, др.).
Из важнейших проблем профессиональной образованности можно выделить проблемы узкой специализации и творчества. Сегодня оформилась тенденция ориентации профессиональной образованности на многогранность, основывающуюся на фундаментализации образования, умение динамично реагировать на изменение потребностей рынка в специалистах того или иного профиля (Е.В. Бондаревская, В.В. Давыдов, В.М. Розин, П.Г. Щедровицкий и др.). Альтернатива, ставящаяся сегодня перед отечественной школой, такова: разработка традиционной модели «специалист-профессионал» либо переход к новой модели «профессионал-творческая личность». В контексте такого подхода отмечается опережение научной мыслью реальной практики учебно-воспитательного процесса и задается направление дальнейшим шагам по реформированию отечественной системы образования.
Среди других граней образованности мировоззренческая приобрела сегодня в России особую значимость. Возник вопрос: какое мировоззрение сегодня наиболее востребовано общественным развитием? В отечественной науке доминирует плюралистическая установка в решении данной проблемы. Но возможно ли создать в школе представление обо всех существующих формах мировоззрения, а определение личностнозначимой оставить за свободным выбором учащихся. Такая точка зрения также воспринимается неоднозначно. Проблема выбора мировоззренческих оснований очень сложна и в поисках ее решения влияние педагога неоценимо. В противном случае это влияние может быть для молодого человека заменено на иное - возможно, далеко не самое лучшее.
Другой причиной, обусловливающей проблему несоответствия современных философских представлений об образованности реальному состоянию дел, представляется неспособность действующей образовательной системы и неготовность ее педагогических кадров к преломлению философских установок в практическое русло.
Нерешенность вышеназванных проблем порождает следующие, такие, например, как сосуществование полярных моделей педагогического процесса. Причины такой ситуации уходят своими корнями очень глубоко, к проблеме цивилизационного самоопределения России. Сегодня стало очевидно, что попытка привить любую иностранную модель образованности человека не может успешно осуществиться без разрушения основ российской цивилизации.
Если же, все-таки, наше Отечество выберет путь сохранения своей самобытности, то специфичной, особой, российской должна быть и система народного образования. Модернизация же образовательного законодательства должна идти по пути формирования соответствия принципов и норм права культурным ценностям именно российского общества. Важнейшим фактором, способствующим широкому взаимодействию идеала образованности с педагогической практикой и правовыми нормами, представляется переоценка роли и места образования в жизни современного общества. Необходимо отказаться от восприятия образования исключительно как сферы обслуживающей интересы отечественной экономики. Другим аспектом этого вопроса является переориентация личностных потребностей в образовании и, соответственно, направленности образования именно и преимущественно на удовлетворение прагматичных запросов, зачастую подавленных несовершенством общественных отношений, ограниченных в своем мировоззрении людей.
Параграф третий «Новые тенденции развития российской образовательной политики в контексте изменения ценностных ориентиров общества» обосновывает актуальные философско-правовые приоритеты модернизации российского образования.
В качестве важнейших тенденций развития современной образовательной политики выделяются следующие:
- гуманизация образования, что означает создание такой образовательной системы, которая ориентируема гуманистическими ценностями и идеалами, предполагает приоритетность интересов личности;
- реализация концепции обучения в течение всей жизни, т.е. создание условий для включения всего общества в систему образовательных отношений, через которую будут стираться возрастные различия и каждый человек будет естественно погружен в мир актуальной информации, в современные проблемы и способы их решения;
- решение вопроса о путях популяризации образовательного идеала видится в усилении политики расширения образовательного пространства за счет реального, действенного включения в него, прежде всего, института семьи и средств массовой коммуникации;
- обеспечение принципа доступности образования как условия движения нашей страны к обществу знаний;
- создание новой философской концепции человека и общества, способствующей разрешению современных социокультурных противоречий и создание теории образования на новой философской основе, соответствующей вызову времени;
- создание системы объективного внешнего контроля за качеством получаемых россиянами знаний;
- переход к гражданской образовательной политике;
- переориентация личностных потребностей российских граждан в образовании.
Как показано в работе для нормативной области российского образования всегда было характерно ограниченное внимание к изучению объективных потребностей и интересов общества. В ходе коренного изменения социально-экономических условий жизни российского общества идет неизбежный процесс адекватного изменения такой ситуации. Анализ Концепции модернизации российского образования на период до 2010 г., Федеральной целевой программы развития образования на 2006 - 2010 годы, др. основополагающих нормативных актов позволил отметить позитивные тенденции в развитии правовой базы отечественного образования (прежде всего связанные с попыткой практической интерпретации идеалов российской образовательной культуры) и на новом уровне просмотреть процесс диалектического взаимодействия идеалов образования и государственной образовательной политики.
Формирующиеся в нашем обществе сегодня представления об эталоне образованности определили появление важнейших государственных нормативных актов, нацеливших российское образование на новые, прогрессивные достижения. Но, осознав основные приоритеты в развитии сферы образования государство должно выработать и нормативно оформить средства для их реализации. И на этом пути идеало- и нормотворчество необходимо пойдут рука об руку. Ведь идеал образованности задает наиболее общие характеристики системы образования, а оптимальные формы его достижения требуют своего дополнительного обоснования. Идеал образованности является своего рода вершиной огромной образовательной пирамиды, движение к которой предполагает осознание наиболее оптимальных форм, средств и методов образовательно-воспитательной деятельности. Их оформление в отечественной науке станет важнейшим этапом усовершенствования и правовых основ современного образования.
Особое внимание уделено решению задачи переориентации личностных потребностей российских граждан в образовании. Современная нормативная база отечественного образования, как указывает автор, декларативно учитывая сложившиеся в науке представления об эталоне образованности, практически оказывается неспособной в сложившихся социокультурных условиях воздействовать на массовую осознанность предлагаемых идеалов и целенаправленную деятельность по их достижению. В этой связи диссертантом предложен комплекс мер, направленных на разрешение противоречий общественного сознания россиян по восприятию основных образовательных ценностей. Статус этих мер определяется как Федеральная программа «Развитие культурно-образовательного потенциала граждан Российской Федерации».
Также на деятельное укоренение оформленного наукой идеала образованности, по мнению автора, окажет влияние развитие демократических основ жизнедеятельности российского социума. Подчеркивая противоречивость демократического режима, выражается уверенность в том, что развитие идей свободы и справедливости, выступает и как развитие образования. Свобода и возможность творческой самореализации человека это тоже фундаментальные основы и принципы образования. Развитие демократических принципов жизнедеятельности предполагает самое широкое включение представителей разных слоев общества в решение самых разнообразных социальных проблем. Формирование жизнеспособных идеалов образованности, их преобразование в действительно действующие нормы права, практическая реализация этих норм в деятельности конкретных социальных институтов невозможна без вовлечения в эти процессы как можно большего числа сознательных граждан страны.
Обращается внимание и на необходимость пересмотра современной финансовой политики в сфере образования. Очевидно, что с переходом к рыночной экономике, бесплатное образование становится неудел. Эту установку можно принять как данность, считает автор, но только в иных, нежели сейчас, формах. Вместо образовательных идеалов образовательное право может формироваться идеалами экономическими или политическими. Нельзя допускать такой подмены. Вместе с тем, нельзя и не учитывать их взаимосвязь. Нет полной зависимости состояния образовательной культуры от иных культурных форм. Обладая относительной самостоятельностью, образовательная культура не является культурой «рыночных отношений» или культурой «политической демократии» - это, прежде всего, культура подготовки к жизни в условиях изменяющихся политических, экономических и др. условий. Необходимо признать, что доминирующие ценности современной экономической культуры не должны подчинять, а по причине своей сущностной несовместимости и разрушать традиционные ценности образовательной культуры России. Требуется диалог, поиск компромисса. В борьбе противоречий должно сформироваться новое качество образовательных отношений и правовые нормы сыграют в этом ведущую роль.
В Заключении подводятся итоги работы, формулируются основные выводы и обобщения, обозначаются возможные перспективы дальнейшего исследования.
 

III. Основные положения диссертации отражены в следующих работах:
 

Монографии:
1. Ивашевский С.Л. Идеалы отечественного образования: исторический анализ: Монография. - Н.Новгород: Изд-во НА МВД России, 2005. – 87 с. (5 п.л.);
2. Ивашевский С.Л. Государственная политика в сфере образования: соотношение идеалов и права: Монография. - Н.Новгород: Изд-во ВВАГС, 2006. – 132 с. (7,6 п.л.);
3. Ивашевский С.Л. Эволюция правовых норм отечественного образования в контексте их идеальной сущности: Монография. – М.: Гуманитарный институт, 2007. – 259 с. (15,35 п.л.);
4. Ивашевский С.Л. Диалектика идеалов и правовых норм в образовательной культуре России: Монография. - Н.Новгород: Изд-во ВВАГС, 2008. – 252 с. (14,7 п.л.).
Научные статьи в изданиях, рекомендованных ВАК для публикаций
по докторским диссертациям (2001-2008 гг.):
1. Ивашевский С.Л. Правовые основы российского образования: исторический аспект // Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Право. Выпуск (1)3. Государство и право: итоги XX века. - Н.Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. - С.81-87 (0,5 п.л.);
2. Ивашевский С.Л. Развитие образования и экономическая безопасность: исторический опыт реформаторской деятельности Петра I // Экономическая безопасность России: политические ориентиры, законодательные приоритеты, практика обеспечения. Вестник Нижегородской академии МВД России. №6. - Н.Новгород: НА МВД России, 2006. – С.289-292 (0,5 п.л.);
3. Ивашевский С.Л. Идеал образованного человека в системе ценностей философии образования // Философия образования (специальный выпуск). – 2006. – С.209-213 (0,4 п.л.);
4. Ивашевский С.Л. Образовательная культура: понятие и структура // Вопросы культурологии. – 2007. - №4. – С. 39-42 (0,5 п.л.);
5. Ивашевский С.Л. Образовательная культура в аспекте ценностно-нормативного подхода // Вопросы культурологии. – 2007. - №9. - С.28-30 (0,5 п.л.);
6. Ивашевский С.Л. Ценности и право в отечественной образовательной культуре // Философия права. - 2007. - №3. – С.12-16 (0,5 п.л.);
7. Ивашевский С.Л. Зарождение диалектического единства идеального и формально-нормативного в сфере просвещения средневековой Руси // Философия права. - 2007. - №5. – С.27-30 (0,5 п.л.);
8. Ивашевский С.Л. Идеал образованности и общественные отношения // Труд и социальные отношения. - 2007. - №5. – С.119-125 (0,5 п.л.);
9. Ивашевский С.Л. Философско-правовые приоритеты развития отечественной системы образования // Философия и общество. – 2008. - №1. – С.98-111 (0,8 п.л.);
10. Ивашевский С.Л. Высшее образование: идеалы культуры и правовые нормы // Высшее образование в России. – 2008. - №6. – С.169-171 (0,4 п.л.).
Публикации в других изданиях:
11. Ивашевский С.Л. Практические вопросы реформирования общего среднего образования // Общее и особенное в региональной культуре Нижегородского края: Материалы международной научной конференции (16-17 июня 1997 г.). - Н.Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 1997.- С.87-90 (0,2 п.л.);
12. Ивашевский С.Л. Система образования в структуре государственного строя // Государственное устройство и народ. Диалог мировоззрений: Материалы международного симпозиума. - Н.Новгород: Изд-во ВВАГС,1997. - С.127-129 (0,2 п.л.);
13. Ивашевский С.Л. Особенности эволюции идеала образованности в отечественной философской мысли // Отечественная философия: русская, российская, всемирная: Материалы V Российского симпозиума историков русской философии. - Н.Новгород: Нижегородский гуманитарный центр, 1998. - С.461-463 (0,2 п.л.);
14. Ивашевский С.Л. Факторы квалиметричности образования // Проблемы измеримости образовательных стандартов и стандартизации в образовании: Тезисы докладов. Седьмой симпозиум «Квалиметрия человека и образования. Методология и практика. Проблемы измеримости образовательных стандартов и квалиметрического мониторинга образования». Книга вторая. Ч.1. - М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 1998. – С. 59-61 (0,2 п.л.);
15. Ивашевский С.Л. Новый идеал образованного человека // Российское образование: традиции и перспективы. Материалы международной научно-практической конференции. - Н.Новгород: Изд-во ННГУ, 1998. - С.36-37 (0,1 п.л.);
16. Ивашевский С.Л. Ориентиры отечественного образования в XXI в. // Мир в III тысячелетии Диалог мировоззрений. Материалы V Всероссийского научно-богословского симпозиума цикла «Диалог мировоззрений». - Н.Новгород: Изд-во ВВАГС,1999. - С.173-174 (0,2 п.л.);
17. Ивашевский С.Л. Российский и западный идеал образованного человека: сравнительно-исторический анализ // Вестник психолого-педагогического факультета НГПУ. - 2000. - №2. - С.10-14 (0,6 п.л.);
18. Ивашевский С.Л. Социальная политика российского государства в эволюции нормативной образовательной базы // Власть и общество: история и современность: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции. - Н.Новгород: Изд-во ВВАГС, 2001. - С.163 (0,3 п.л.);
19. Ивашевский С.Л. Концепция культуры мира в государственных образовательных стандартах // Молодежь XXI века: толерантность как способ мировосприятия / Под ред. З.Х.Саралиевой. - Н.Новгород: Изд-во НИСОЦ, 2001. - С.171-172 (0,2 п.л.);
20. Ивашевский С.Л. Отечественная философия XIX века о целях образования // Вестник психолого-педагогического факультета НГПУ. - 2001. - №3. - С.10-12 (0,4 п.л.);
21. Ивашевский С.Л. Цивилизационные различия и перспективы человечества // Единство и этнокультурное разнообразие мира. Диалог мировоззрений: Материалы VI международного симпозиума. - Н.Новгород: Изд-во ВВАГС, 2001. - С.73-75 (0,3 п.л.);
22. Ивашевский С.Л. Генезис и развитие идеала образованности в истории педагогической мысли // Понятийный аппарат педагогики и образования: Сб. науч. тр. / Отв. ред. - М.А. Галагузова. – Вып.4. - Екатеринбург: Изд-во «СВ-96», 2001. – С.120-128 (0,5 п.л.);
23. Ивашевский С.Л. Современная идея образованности и образовательные стандарты // Общие проблемы развития образования: структура, качество, тенденции / Материалы X Симпозиума «Квалиметрия в образовании: методология и практика». Книга 6. Под науч. ред. Н.А. Селезневой и А.И. Субетто. - М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 2002. - С.47-61 (0,6 п.л.);
24. Ивашевский С.Л. Отражение личностной ориентации образования в государственных образовательных стандартах высших учебных заведений // Гуманитарное образование: проблемы и решения. Вып.3. - М.: Гуманитарный институт, 2002. - С.11-18 (0,5 п.л.);
25. Ивашевский С.Л. Гуманитарное знание в содержании отечественного образования: история и современность // Гуманитарное образование: проблемы и решения. Вып.3. - М.: Гуманитарный институт, 2002. - С.155-162 (0,5 п.л.);
26. Ивашевский С.Л. Идея образованности как норма, стремящаяся к истине // Истина и заблуждение. Диалог мировоззрений: Материалы VII международного научно-богословского симпозиума. - Н.Новгород: Изд-во ВВАГС, 2003. - С.204-206 (0,5 п.л.);
27. Ивашевский С.Л. Социальная философия и правотворчество // Актуальные проблемы в области гуманитарных наук: от теории к практике: Сборник статей / Отв. ред. В.Б. Першин, И.А. Треушников. – Н.Новгород: НА МВД России, 2005. - Вып.5 - С.34-40 (0,5 п.л.);
28. Ивашевский С.Л. Тип общества и проблемы взаимодействия природного и социального в человеке // Природа человека и общество. Диалог мировоззрений: Материалы VIII Междунар. научно-богословского симпозиума. – Н.Новгород: ВВАГС, 2005. - С.45-46 (0,3 п.л.);
29. Ивашевский С.Л. Духовные ориентиры формирования российского законодательства об образовании // Труды молодых ученых и аспирантов. – Вып.6 / Науч.ред. Б.П.Шулындин, А.Н.Мальцев. – Н.Новгород: ВВАГС, 2006. – С.178-180 (0,5 п.л.);
30. Ивашевский С.Л. Проблема качества российского образования в контексте реализации Болонских соглашений // Гуманитарные ценности и единство российского образовательного пространства: материалы межвузовской научной конференции. – Ч.1. – М.: Гуманитарный институт, 2006. – С.30-33 (0,5 п.л.);
31. Ивашевский С.Л. Обеспечение экономической безопасности в традициях отечественного образования // Актуальные вопросы экономической безопасности в преподавании социально-гуманитарных наук в специализированном вузе / Коллектив авторов; Под ред. В.Б.Першина, И.А.Треушникова: Научно-методическое пособие. – Н.Новгород: НА МВД России, 2006. – С.4-20 (1 п.л.);
32. Ивашевский С.Л. Демократические условия правового обеспечения государственной образовательной политики // Вестник Гуманитарного института. – 2006. - №2(6). – С.3-7 (0,4 п.л.);
33. Ивашевский С.Л. Идеалы как ценностные основания образовательного права // Онтология и аксиология права: тезисы докладов и сообщений Третьей международной научной конференции (19-20 октября 2007 г.). - Омск: Омская академия МВД России, 2007. - С.65-67 (0,4 п.л.);
34. Ивашевский С.Л. Идеальная сущность права: постановка проблемы // Журнал Российского права. – 2007. - №1. – С.108-114 (0,5 п.л.);
35. Ивашевский С.Л. Возможности интеграции философии в решение ценностно-правовых проблем образования // Право и образование. – 2007. - №2. - С.33-43 (0,8 п.л.);
36. Ивашевский С.Л. Проблема сущности права в истории отечественной философско-правовой мысли // Государство и право. – 2007. - №12. – С.65-70 (0,7 п.л.);
37. Ивашевский С.Л. На пути к изменению образовательных потребностей российского общества // Инновации в образовании. - 2007. - №6. – С.22-28 (0,5 п.л.);
38. Ивашевский С.Л. Идеал образованности как фактор развития правовых норм образования // Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Социальные науки. №3(8). Н.Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2007. - С.193-197 (0,4 п.л.);
39. Ивашевский С.Л. Диалектика идеалов и правовых норм в образовании // Вестник Гуманитарного института. – 2008. - №2(7). – С.3-7 (0,5 п.л.);
40. Ивашевский С.Л. Аксиологические основания образовательного права // Актуальные проблемы в области гуманитарных наук: от теории к практике: Сборник статей / Отв. ред. В.Б. Першин, И.А. Треушников. – Н.Новгород: НА МВД России, 2008. - Вып.6 - С.76-86 (0,5 п.л.).



return_links();?>
 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU